Мой верный раб

Он в точности знал, когда в последний раз в своей жизни испытал похоть. Лежа без сна на узкой койке гостиничного номера, Антон вспоминает тот день – шесть лет назад. Они с Еленой стояли на буне и наблюдали за штормом. Дул сильный ветер, и он пустил Елену к себе под пальто, обхватил ее сзади. Их последняя вынужденная близость. Они встретились, чтобы объясниться, чтобы объяснить, как собираются жить друг без друга, но никто не решался заговорить первым.

Елена, не отрываясь, смотрела, как волны разбиваются о край буны, как брызги подлетают высоко в воздух, а Антон специально смотрел в другую сторону – на воду цвета хаки у самого берега. В какой-то момент он отчетливо разглядел рваную медузу, похожую на прозрачный пакет, – ее разбило о камни.

От соприкосновения с поясницей Елены его член пульсировал, но еще не встал в полную силу. Как бы он хотел не отпускать ее, схватить ее, стиснуть и не отпускать, жить с ней прямо здесь, на этой буне, жечь костры из вымытого на берег плавника, ловить и жарить чаек, чтобы прокормить семью. Наверное, Елена что-то почувствовала. Она сказала, что насмотрелась и хочет уйти.

Спустившись с буны, они побрели вдоль берега. Была зима, и все прибрежные кафе закрылись. Они не взялись за руки, как сделали бы раньше, и шли на расстоянии. Оба напряженно вглядывались в гальку под ногами, в надежде обнаружить ракушку или камень интересной формы, чтобы показать другому – чтобы доказать себе, что их еще что-то связывает.

Поговорить им так и не удалось. Вскоре Елена замерзла; на ней была легкая курточка, на руках – вязаные митенки. Антон посадил ее на такси, а сам еще долго бродил по берегу, пока не увидел под ногами мертвую чайку.

Шесть лет. Он так и не прикоснулся ни к одной женщине, хотя возможности были. Шесть лет он чувствовал себя мертвецом. Лежа без сна на узкой койке гостиничного номера, Антон понимает, что должен вернуться.

Он возвращается назад – в свой город, на пляж, на ту самую буну, где шесть лет назад испытал свой прощальный стояк. И, конечно, там, на самом краю, он видит ее. Елену. На ней легкая курточка и вязаные митенки. И ничего больше. Елена оборачивается, и Антон видит, что это не Елена, точнее не совсем Елена – это транссексуал-брюнетка Жизель с лицом Елены, у нее соблазнительная фигура, пышные волосы и накаченная силиконом грудь четвертого размера.

С самого начала Жизель берет инициативу в свои руки – связывает руки Антона скотчем и заставляет его делать себе минет. Затем развязывает его и трахает в презервативе. Сменив несколько поз, Жизель позволяет Антону трахать себя также в нескольких позах. В конце они оба кончают, когда дрочат каждый свой член.

Испытав бурный оргазм, Жизель превращается в транссексуала-блондинку Кристину – в близи видно, что это Елена с большой грудью четвертого, если не пятого размера.

Действие переносится во двор особняка. Антон наблюдает за этим как бы со стороны. Кристина сидит в машине, которую чинит парень голубоватого вида, но если присмотреться, видно, что этот парень – тоже Антон, только переодетый в униформу. Кристина подзывает его себе в кабину, раскидывает ноги и демонстрирует свой большой член, который этот парень смачно сосет. Потом они перемещаются в дом, на кухню, где парню отсасывает уже Кристина, после чего она трахает его. В конце парень кончает на сиськи сидящей на корточках перед ним Кристиной, а Антон подходит к нему сзади и душит кухонным полотенцем.

Затем два транссексуала-блондинки (обе Елены), Антон и девушка-азиатка (Елена) собираются в гостиной, где и происходит их оргия. Вначале Антон и девушка отсасывают транссексуалам, а затем происходит секс в разных позах и комбинациях, где ведущая роль принадлежит транссексуалам. Есть моменты, когда Антон сидит верхом на транссексуале с его членом в жопе, бывает когда транс трахает транса. Есть бутерброды из троих, когда каждый следующий трахает в жопу предыдущего и т.п. В конце трансы кончают девушке на лицо, а Антон подходит к девушке сзади и душит ее наволочкой.

Два транссексуала-блондинки целуются и обнимаются, и незаметно сливаются в одну сущность – транссексуала-брюнетку Гиованну с грудью девятого размера и лицом Елены. Вначале Антон сосет ей член, а затем он ее трахает, при этом Гиованна дрочит себе член. После этого она трахает Антона в презервативе.

Затем Гиованна, одетая в бикини военной расцветки, трахается в офисе с двумя Антонами, а третий Антон наблюдает за ними через дырку в стене. Вначале Антоны сосут Гиованне член и вылизывают задницу, после чего она делает им минет, пытаясь взять ртом два члена сразу. После этого она трахает Антонов, а они трахают ее, и в конце один кончает на ее бедра, а другой на ее упругую и сексуальную задницу, а третий Антон вбегает в дверь и душит всех троих телефонным шнуром.

Антон встает и раскрывает лежащий на тумбочке рядом с койкой ноутбук. В номере темно, и яркий экран ноутбука причиняет боль глазам. Антон печатает: «Процесс создания текста сходен с рисованием картины – сначала возникают непонятные наброски, потом эскиз и лишь в конце всё складывается в нечто целое, некий результат, который может и не соответствовать цели. При первом прочтении видишь только эти наброски, потом подключается голова, затем сердце, потом читаешь ещё раз, и картина проясняется. Однако некоторые тексты транссексуальны по своей природе. Сначала ты замечаешь сиськи, и только потом опускаешь глаза вниз и видишь ***. Но уже слишком поздно - тебя поимели».

Антон перечитывает и стирает написанное, а затем бездумно стучит по клавиатуре, создавая следующий беспорядочный набор символов: «Еh bien, mon prince. Gnes et Lucques ne sont plus que des apanages, des поместья, de la famille Buonaparte. Non, je vous prviens, que si vous ne me dites pas, que nous avons la guerre, si vous vous permettez encore de pallier toutes les infamies, toutes les atrocits de cet Antichrist (ma parole, j'y crois) – je ne vous connais plus, vous n'tes plus mon ami, vous n'tes plus мой верный раб, comme vous dites».

Антон выключает ноутбук и скулит, глядя в темноту. Сзади к нему подходит Антон с поясом от халата.


Рецензии