Я её имел ничего приятного!

Продолжительные новогодние праздники подошли к концу, и коллекив нашей газеты активно приступил к работе, по которой мы уже порядком соскучились. И во время записи радио дверь в радиорубку со скрипом открылась и на пороге возникла помятая и опухшая от двухнедельного веселья Аглафена Леопольдовна. И чтобы зловредная старуха не испортила нам настроение своим приветствием, мы решили заговорить с ней первыми.
- Здравствуйте, Аглафена Леопольдовна, давно не заходили. Как праздники провели?
- Не знаю, как провела, ещё не рассказывали. Да и рассказывать-то не кому. Чё-то вчерась глазья сутра продрала, россольчику стаканище накатила, да к соседке направилась, ну про праздники узнать. Так она мне в окошко страшные гримасы построила и шторки задёрнула. Я направилась к Митрофановне – она мне в форточку прокричала, чтоб ноги моей кривой в её хате не было. К Петровичу постукала, он на меня ведро воды в окно выплеснул – я чуть в Снегурочку не превратилась. Домой вернулась, на печь погреться залезла, а оттуда дед мой гадюкой зашипел, мол, чтоб на его печи ни одной моей конечности больше не валялось. Я сыну давай звонить, может, он в курсе чего я тут накуролесила. А сынишка шёпотом так в трубку телефонную, мол, мама ты недельки две пока не звони, пусть жёнушка моя чуть-чуть остынет. А то ты её и с Новым годом и с Рождеством поздравила... Оказалось, что снохе своей я сказала, что наконец-то наступил год её ближайшей родственницы – крысы, но, а дальше в полных подробностях сообщила обо всех качествах этого симпатичного и уникального зверька. Вот так, девки, никто моё любопытство теперечи не удовлетворит, а потому про то, как праздники справила, ничего сказать не могу.
- Говорите, о чём можете. Всё равно ведь молча сидеть не будете, и просто так не уйдёте.
- И то, верно, не молчать я сюда пришла. Думаете, мне дома молча скучно? Пусть скучно будет тому, кто круглыми сутками вместо радио речи мои заливные слушал, а сейчас живёт как в склепе. В общем, не туда меня понесло.
Слушайте, девки, вы слыхали когда-нибудь, что Верхняя Салда про Нижнюю шуткует. Нет? Так слухайте. Короче, говорят наши собратья верхнесалдинцы, что в Нижней Салде свиней двухметровой длины выращивают. Их в хлевах за заднюю ногу привязывают, а кормушку поодаль ставят. Вот свиньи-то в длину и вытягиваются. Ещё говорят, что картошку мы сразу в сетках садим, чтобы осенью не копать. Грядки не охлапываем, а бетонируем. Цветных телевизоров у нас отродясь не бывало. Мы антенны во все цвета радуги красим, и чёрно-белые телевизоры казать по цветному начинают. Воробьи у нас в валенках летают, чтобы током не било. Поленницы мы краской красим, ведь они у нас лишь для красоты стоят. Потому как печи мы цельными деревьями топим – мы их в печь через трубу проталкиваем. А зовут братья-соседи нашу Нижнесалдинскую республику – Францией!
Ой, девки, да и как нас ещё-то называть. Прикиньте, внучка вчерась присандалила – единственная родственница, кому я в праздники не нагадила. И одну вещь мне сказывала. 1 января они с девчонками решили сауну посетить, там побулькаться, попариться, с какой-то горы понырять. А девиц-то лишку было. Позвонили они в агентство такси, так мол и так, лишку нас девиц-то, в одну тачку не войдём. Так вы за нами сразу две машинки пригоните. Вот машинки пришли, девицы пополам разделились да по каретам энтим расселись. Та машинка, что первой к финишу прискакала - с первой половины подружек взяла 150 рублей. Вторая таксишка попозже прикатила, и со второй половины девчат всего 90 рубликов запросила. А девчонкам после энтого извоза в сауне не купалось и не нырялось. Они всё задачку не могли решить: агентство одно, девчат в машинах поровну сидело, стартанули одновременно, а денег таксисты почитай вдвое по-разному срубили. Вот и будем мы с вами Францией – отдельным государством до тех пор пока согласия нигде нет и каждый себе кусок пожирнее будет стараться урвать. И на фразу: поимел бы совесть, отвечать: я её имел – ничего приятного.


Рецензии