Авось, небось и накуси-выкуси!

Очередное пришествие или скорее нашествие Аглафены Леопольдовны состоялось во время очередной записи проводного радио.  И как всегда дверь скрипнула чуть позже, чем раздался зычный голос назойливой старухи.
- Ну что, девки, заждались? Я уж чай месяц, как до вас ни как добрести не могла. Соскучились, хоть?
- Вам правду сказать или как всё было на самом деле?
- Да нужна мне ваша правда, и так вижу, что обрадовались. Вон у этой, аж глазья из орбит полезли и кровью налились. Ты в уборную, что ли хочешь, милая? Давайте спрашивайте меня, почему я так давно к вам не заглядывала?
- Водки, наверное, дома навалом было.
- Да, было! Я ж, как ни как иностранных гостей у себя принимала, правда, сейчас вот выпроводить ни в какую не могу.
- Иностранная делегация приезжала на 8-е чудо света посмотреть?
- Это кто тут чудо? Поговори мне ещё, я вам эту делегацию сюда с вещами приведу, сами маяться будете. Внучка мне зятя-япошку в подарок на неделю прислала, чтоб русскому языку на практике подучился.
- И как успехи?
- Замечательно освоился в российской глубинке. Кричит, что он русский и уезжать отсюда вообще не собирается.
- Чем же вы его так приворожили?
- Не я, а Россия-матушка. Он ведь только порог переступил сразу на своём коверканном японо-русском начал требовать, чтоб я ему показала: как выглядит Ёкарный Бабай, где живёт Ёшкин Кот, и кто такая Едрёна Вошь. Почему наш городовой называется японским, почему лысого мужика на вокзале бабка назвала ежом Чернобыльским, хотя он точно видел, что это не еж. Затем, побросав вещички, зятёк выбежал в огород и стал искать там клюкву, нажравшись при этом неспелой смородины. И решили мы с дедом, что без водки тут не обойтись.
На утро наш япошка выглядел так, как выглядят все жители Нанайского округа утром… даже хуже. Морда опухшая, глаз нет совсем. К зеркалу подошёл и с криками: «Кто это!» отпрянул назад, насупив коту на хвост, и раздавив в неразберихе вставные челюсти деда. Поскользнувшись на дедовых зубьях, японец упал, от крика очумевшего с перепуга кота глаза у него таки продрались. Продрал глаза и дед, с дикими воплями ринувшийся к сломанной челюсти. А я в это время японцу объяснять начала, что, мол, вот этот, без зубов – Ёкарный Бабай, тот, который кричит – Ёшкин Кот, и здесь только что така Едрёна Вошь вышла!. И сейчас они оба из японского городового, который валяется на полу, будут делать ежа чернобыльского, чтоб в последствии его с клюквой замариновать. А потом в японское посольство фильм домашнего производства пошлют под названием: «Челюсти-3». Япошка принял всё за чистую монету и сунул деду 200 долларов на новые зубы. А Бабай мой Ёкарный на радостях в магазин побежал, за опохмелкой.
Япошка за ним отправился – местные достопримечательности посмотреть. Как не уговаривала его сапоги болотные надеть – не прислушался. А ведь дорог-то у нас нет, сами знаете, одни направления. Уже лето к концу подходит, а к ремонту ещё не приступали, видать, как всегда зимой начнут. И вот по нашему-то направлению к вино-водочному, по колено в грязи, японец с дедом дошли-таки до лавки. Зашли внутрь, на витринах ни одной бутылки водки. Зятёк иностранный аж растрогался от переживаний. Но дед-то свой, он всё знает, потому без смущения два пузыря попросил. Продавец по сторонам огляделась, и тайком в тряпичную сумочку водку положила. Вышли они на улицу, дед говорит: «Авось не отравимся, небось Боженьке-то видно, кого за какие прегрешения забирать». Японец свой словарь листать давай: что такое авось, что такое небось – ни черта не понял.
Ну да ничего, он у нас быстро без словаря освоился. Уже ведь со всей улицей не по разу выпить успел. Сейчас, к примеру, говорю ему:
- Сдохнешь ведь с перепою!
А он мне:
- Авось не сдохну.
Я снова говорю:
- Почернел весь, с лица спал, хватит пить.
А он паскуда:
- Небось самой завидно?
Я его снова упрашиваю:
- Поезжай к жене и детям, заждались же!
А хам японский мне дулю в ответ:
- Накоси-выкуси, старуха беззубая.
Вот так и живём теперечи с дедом. От зятя японского житья нет. Внучка не звонит – разобиделась, думает, что мы его насильно здесь удерживаем. В общем, если б у меня были крылья – я бы от жизни такой улетела. Если б были ласты – я бы уплыла. Но у меня есть только ноги и, похоже, я их скоро отброшу. Не зря же говорят, если бы в России закончилась водка, то по закону Ломоносова она бы обязательно появилась в другой части планеты. Вот там бы и была Россия! И знаете, поскорее бы она треклятая исчезла, может, и зять бы японский место жительства сменил.


Рецензии
Замечательный рассказ! Успехов Вам! :))

Наталия Матлина   03.07.2009 19:06     Заявить о нарушении