Лесная коровенка

( Бывальщина Лидии Алексеевны Порядиной)

  Сперва   корова у нас была  некрасивая, на высоких ногах, бестолковая, молока давала мало. Сдали  мы ее на бойню, хотели сразу же другую  купить. Да не так-то просто было найти подходящую  в то послевоенное время.
Потом деньги  разошлись: ребятишкам то, другое купила. Дальше - больше. Про корову и думать перестали. Только как в стайку зайду, померещится. что вздыхает в темном углу коровенка. А это я сама вздыхаю.
Однажды  пришла ко мне  Мария Ивановна. Я ее почти что  и не знала,
 только в магазине иногда встречала. Магазин на той стороне был, а мы - тут.
Пришла и говорит:
- Купи корову! Просят три тыщи , да в придачу дают  воз сена!
- Что ты, Мария Ивановна!  Да откуда взять три тыщи? Пятьдесят рублей всего денег!
- Покупай , - говорит - Лидия Алексеевна, и все тут!  Пропадешь с ребятишками без коровы.
- Да что ты, Мария Ивановна! Как можно !? Без денег корову купить?
-  Я тебе денег дам. Вот пойдем в банк, сыму с книжки и до 25 декабря дам.
Двадцать пятого декабря  какие-то проценты  начисляли.
Я это не поняла, но подумала: “ Где я такие деньги к двадцать пятому 
декабрю  возьму?” Дело-то было в начале октября.
- Нет, - говорю- Мария Ивановна! И денег твоих я не возьму и корову не куплю. Нечем мне будет тебе  отдавать. Как я потом тебе в глаза погляжу?
Она мне свое:
- Говорят тебе, бери! Потом как-то  вывернешься.
Пошла в магазин  купить того- сего, а Мария Ивановна за мной. - все уговаривает. В магазине  много женщин знакомых стояло в очереди за хлебом , тогда по всей ночи  за хлебом стояли, люди так сроднились и . почитай, все друг про друга знали, как близкие.  Мне женщины и говорят:

- Бери, Лида, корову  А денег  я тебе  столько-то  дам. Другая - я столько-
то.
Моя мама  пришла, прознала про корову, говорит:
- Бери! Где ее за три тыщи купишь?  А без коровы семейный человек - пропащий. Вот  пенсию получу и тебе принесу.
Ай, что там  ее пенсия ? Сто  шестьдесят рублей, это по-теперешнему шестнадцать. Я заплакала:
Да где уж тебе, мама, из  своей пенсии  на корову помогать? Ведь это три тыщи!
Уговаривали меня все. Уговорили.  Пошли мы с Марией Ивановной  в банк. И как деньги у меня  в кармане оказались, так я и спросила:
-Где корову-то продают?
- Да тут, рядом. В вашем же дворе. Цыган продает. Знаешь, что с цыганкой да с цыганятами  живет? Через крыльцо от вас.
Я так и похолодела.  Какая у цыгана корова ? Нету никакой! Если б была, ее бы слышно-видно было.
А Мария Ивановна  на своем стоит:
- Пойдем, поговорим. Все узнаем.
Пошли к цыгану. Мария Ивановна :
- Вот покупательницу привела на корову. Давай  рассказывай  да показывай.
- А, нэнько! Показывать пока нечего. Я свою корову давно не видел.
Вот так фокус!
Нету никакой коровы.
А цыган свою  линию гнет:
- Она у меня все время в лесу живет. Как родилась, так и живет Я вот схожу, поищу ее, волки не должны разодрать. И приведу. Она там пасется.
Про себя думаю: “Поверила басне. Ну какая может быть корова у цыгана?” Деньги в кармане сжимаю, Марию Ивановну за рукав:
Пошли!
Через несколько дней пришел цыган Говорит, корову привязал у двора:
- Иди, хозяйка, гляди!
Вышла, гляжу. А она, ну ровно теленочек, как немного подрастет, что к весне за кроватью стоит. Я и говорю:
-  Что же ты мне сказал, что у тебя  - корова? И что огулялась, а в феврале отелется? Это же не корова, а козлуха!
И Мария Ивановна поглядела да к цыгану:
За что тут три тыщи? Ты её не растил, не кормил, она тебе   за так досталась, а теперь за нее такущие деньги?
А что не растил , она верно  сказала, Корова в стаде  если отелется, старается своего теленочка  так спрятать в лесу, что потом  разве охотник случайно найдет. Упрячет и бегает к нему  из стада  , чтобы сосал да рос. Теленок, получается, у  цыгана и не ворованный, а все-таки не его. Вовсе ничей!
А так коровенка хоть и мала, а красивая была - страсть! Красной масти, а на лбу  звезда белая.  Я к соскам подошла, а они, родимые, - с наперсток! Не боле!
“Ну, -  думаю - какой февраль? И не может быть такая малявка стельной быть. А где у цыгана сено? Откуда? “
Думаю а вслух не говорю, чтобы  не догадался, что больно уж мне корова нужна. Цыган будто мои мысли читает:
- Думаешь, откуда у цыгана сено? Так это - не твоя печаль .Сказал будет, значит будет!
Ни с чем  разошлись. Он опять свою  коровенку в лес увел Мария Ивановна денег у меня пока что не берет. Может, мол, цыган согласится или я осмелюсь. Так и октябрь прошел, а я все с деньгами хожу, цыган глаза не кажет,
встренемся , не поминает мне  про наш разговор.
Мама моя сколько раз  заговаривала про корову а я ей:
Кака это корова? Козлуха! И вымени нету совсем, одно название.

Как вечером  сядем  пустых  щей хлебать да суху корку грызть, снова  думаю про эту диковинную  коровенку. Ростом низкая, ноги кривые, а ушки маленьки таки! Как-то в чужие деньги залезла  - нужда заставила. Думаю, изведу чужие, ни коровенки - ничего.  Подойдет срок отдавать, а чем ? Решилась. Будь, что будет! Куплю у цыгана его  найденышку. На взрослую корову деньжат  никогда не скопить, а эта когда-нибудь вырастет.
Снова поуговаривала цыгана скинуть цену. Мария Ивановна просила хоть  не все деньги за раз брать, а частями. Уперся:
- Только сразу. Не то - никакого кина! И сено привезу, только скажи, куда сметать.
- Давай в нашу стайку.
- Значит, по рукам?
- Что поделаешь? По рукам.
Вышла я утром к Мане. Вынесла блюдечко теплой водички. В большой-то посуде кому выносить? А она и не притронулась. Я в слезы. Ну. думаю, купила! Не есть, не пьет, а как помрет?!
А она - лесная, привычная к самой чистой воде, к самой сочной траве. Помучилась я с ней. И только  время спустя стала моя Маня цедить  чистую водичку сквозь зубы. После уж  и подсыпать ей стала - где отрубей, где и мучицы.  А как теленочка родила , не врал цыган, в феврале, так стала есть  и  кашу, которую недоеденную приносила из солдатского госпиталя.
К весне, как выгонять в стадо, Маня моя окрепла, подросла. Перед стадом  взяла я у дяди Якова щетку , какой он коня чистил. Он сам в первый раз красавицу мою почистил, потом я еще брала  щетку и каждый раз  Маню чистила.  Другие  коровы после зимы  вышли клок  на клоке, об заборы чешутся - страсть глядеть! А моя  ровно королевна! Блестит. Только ушками своими  маленькими прядет. Проводила ее в стадо, стою и любуюсь.  Только любоваться некогда, надо на работу бежать, а работ я набрала на три зарплаты. Людям-то надо отдавать, что к 25 декабрю насобирала. Отдала все же раньше.
Помогла  расплатиться за себя  Маня. Не скажу, что молока много давала - восемь литров только. Но какое это было молоко! Со всего леса собрано -желтое, сладкое. Пастух раз  сказал:
- Я все думаю, чья такая корова? Самая первая в стаде ходит. Первая травинка - ее, первая до  чистой воды доберется. Никогда не станет пить грязную либо мутную. А уж вылощена! Красавица!
А она и была красавица!  Молока и ребятишкам  доставалось, и продавали немного, и налог молоком платили. Платили тогда налог государству со скотины столько-то литров. Я  как
 первый раз, принесла, мне  в книжку молочную жирность записали  три и две десятых. Потом
проверили   и стали записывать пять и две десятых. Такая жирность невиданная была! Так что
скоро мы с Маней  молоко все сдали. Тут нам сказали:
- Больше не носите. Вы свой план выполнили.
Так что потом  можно было поболе носить на базар, за долги расплачиваться.
Сколько годов она нас кормила-поила, из нужды вывозила, сказать не берусь. А только расстались мы с ней  при таком горе, что высказать не  возможно.
Вышел такой указ: животину никакую в городах не держать, потому что дух от нее идет нехороший, что ли, или еще что. И чтобы собственники не плодились. А только не держать - и  все тут! 
И добро бы этот указ на большие города накинулся. А у нас, в маленьких, травы
кругом ешь   не переешь. Или бы в государстве  всего вдосталь было - мясо, молоко, яйца:
ешь-пей - не  хочу! Ни с  того, ни с сего - враз под корень!   
Поплакали мы, погоревали. Ждали - отменят  этот указ. Не может
быть, чтобы у рабочего  человека его кормление отобрали, да еще в таком городе, как наш Верхний Устюг, где и городом-то еще не пахло!
Ан, нет! Никто  того указа не отменял. Местные власти перво-наперво стадо запретили. А какую скотину где поймают, запирали в тесовый из нового тесу сарай, специально  для этого построенный. Там она денно и нощно ревела, пока
хозяин штраф не заплатит, да не сведет на бойню.  А курям и утям милицио-
неры прямо на улице головы откручивали  - не положено!
Маню свою мы сколько могли, прятали. Всей семьей  жали для нее траву. Все ждали.  А местные власти стали грозиться, что выселят нас из комнаты и с работы прогонят.
Делать нечего. Покормила я в последний раз свою кормилицу, завязала на шее веревку и повела... На бойню. Куда же еще? Кто купит, если держать нельзя?
Пришла. А там - коровы мычат, бабы ревут. Гвалт! Ну чисто, как на фронт провожанье. И я заревела в голос. Маня моя кровь чует, храпит, глазами
водит. А за загородкой скот  некормленый, непоеный, нерезанный ревет.
Резать-то не успевали, говорят и перерабатывать не успевали.
Гнили наши коровушки, свинушки. Даже кожу снять руки не доходили. А сдавать надо - раз указ такой! И из деревень приводили: им план по мясу сдавать надобно
выполнять!
Только повезло моей Мане. Привели из деревни, до которой указ еще
не дотянул, сдавать захудалую коровенку. Увидали мою красавицу. Ту сдали,
а мою взяли. Я ее за полцены отдала. Бабы своих коров предлагали. Да где
уж им супротив меня?
Вернулась домой. Реву. Ребятишки за мной во все голосами. Муж орет:
- Дура! Что теперь реветь? Привыкать как-то надо!
Утром проснулась до зари. Хватаю подойник и в стайку. Ой, Божечко ж мой!
Как дальше жить?
С тех пор больше мы корову не держали. Молоко покупали в мага-
зине, как водится, почти все из порошка. Но до сих пор стоит у меня перед глазами лесная красавица и прядет своими  маленькими  ушками, совсем не понимая,
зачем все это было сделано? Зачем нас, баб работящих, превратили  кто его знает во что.


Рецензии
Прекрасный рассказ! Я сразу вспомнил бабушкину корову, звали её - "Пестрянка". Тоже красной масти. Увели её на бойню, бабушка плакала. Но её сдали потому-что она была уже старой. А сколько потом других не покупали, все равно красивее её не было. Спасибо Вам! С уважением, Серёга.

Пилипенко Сергей Андреевич   02.12.2010 21:01     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.