Вердикт эскулапа

               
 Мой приятель, инженер Давид Арабян предложил  мне использовать, как сюжет для рассказа, некий случай, происшедший у него на работе, в небольшой строительной фирме, которую,увы, как недавно пожаловался Давид, в пух и прах разорил пресловутый финансовый кризис. Так, вот, в  дни расцвета той фирмы одним из главных  участников произошедшего оказалась собака.

И прежде чем взяться писать, я опросил многих моих знакомых: как они относятся к этим  друзьям человека? Большинство испытавших  на себе «радость» их укуса оказались мужчины, и  предпочитают держаться от них подальше.   

 А вот Резико Цотадзе из некого пригородного села, двадцатилетний  подсобник работавший на той  фирме,  оказалось был покусан не раз, но, вопреки моей статистике, у него есть кавказская овчарка, –  гроза всех местных дворняжек,- правда, сейчас  за ней смотрят его родители. Директор фирмы, по современному практичный  Эдишер Папава предложил Резико для охраны делового двора привезти ее щенка, обещал дополнительно оклад в сто лари. Резико согласился, даже не подсчитав, сколько из этой суммы останется ему лично.

И вскоре во дворе фирмы появился  желтоватый лохматый щенок, через пару месяцев вымахавший в свирепого волкодава, сверкавший огромными белыми клыками. И не только сотрудники фирмы, но и  клиенты быстро убедились, что шутить с ним опасно. Почему-то ему дали кличку Али.
 
Когда завсклада, батоно Шалико, еще только собирался открыть замок на воротах своего хранилища, овчарка тут же настороженно ощетинивалась и при выдаче стройматериалов заливалась таким яростным лаем, будто от нее отрывали что-то родное.
Но всякий раз, как только привозили цемент, песок, краску или  гвозди,  Али радостно вилял хвостом, словно все это было каким - нибудь  лакомством.

 Что это – проявление  интеллекта животного, иначе говоря, рационального познания? Врожденный рефлекс? Каким образом оно так четко видит разницу между «прибылью» и «убылью», категориями, на которых  основан всякий бухгалтерский учет? Может такое прививается со дня рождения, когда звери и птицы  приносят детенышам пищу, и те радостно трясут головами, машут крыльями, разевая пасть или клюв. И не трудно представить, что с ними происходит, если вдруг отнять  добытое их родителями!.. Поэтому и не удивительны те яростные бои между взрослыми животными, отстаивающими ареал своего обитания, где добывают пропитание и продолжают свой род!

Тут невольно приходит сравнение с человеком. Стоять горой за свою территорию, присуще некоторым людям чуть не на биологическом уровне. Вспоминаются наши недавнее времена, когда вовсе не правительственные войска, а всего-только патриотически  настроенные ребята отправлялись защищать  территориальную целостность всей страны, отстаивали самые окраинные рубежи, где прежде вряд ли когда-либо бывали. При этом и не знали  ни диалекта, ни, тем паче, языка тамошних сограждан. Только, однако, не в счет заведомо головорезы и мародеры, или, наоборот, те, вполне боеспособные мужчины, которым, оказалось,  начхать на высокие идеалы и, воспользовавшись ситуацией, навсегда махнули за границу! 
 
Но вернемся к теме о способностях Али. Думаю, их не стоит переоценивать. В его действиях возможно проявилась и немалая  заслуга дрессировки, когда заранее закладывают какое-нибудь лакомство в привезенный мешок с товаром...  После нескольких таких сеансов может запросто выработаться стойкий рефлекс.

Стояла августовская жарища.  Али спасался от зноя в своей конуре, и высунув язык зорко держал в поле зрения залитый солнцем деловой двор. И после окончания рабочего дня было все еще душно. Давид с несколькими сослуживцами, сидя в офисе, наслаждались прохладой от кондиционера и пили холодное разливное пиво, привезенное прямо с пивзавода. Закусывая сосисками по 10,50 лари за кг. За окном мелькнул Резико.  То и дело, плюясь по сторонам,  нахмуренный нес  миску с едой. Положив перед Али, что-то ему грубо говорил.

Приоткрыв форточку, Давид закричал:
- Резик-о-о! Закончишь кормить собаку, вымой руки и зайди к нам!..
  Уже полтора месяца не было дождя. Засуха. Кругом все выгорело. В компании кто-то вспомнил, что в какой-то газете он прочитал, как из-за жары где-то взбесились собаки и покусали собственных хозяев. В комнату вошел Резико. Ему тут же «по-гвардейски» доверху налили кружку пива. Придвинули тарелку с двумя розово-красными нежными сосисками в натуральной кишке, плеснули пару ложек расползшейся кляксой душистой горчицы, оторвали краюху свежего грузинского хлеба. Залпом клюкнув  все пиво до дна, Резико с аппетитом принялся  есть, внимательно вслушиваясь в общую беседу.

- Газеты чаще всего врут! – объявил батоно Шалико. – Но я сам, своими глазами видел, как недавно в Глданском овраге подыхала бешеная собака,  за пару дней до того искусавшая родственника жены моего свояка. Хорошо, что ему вовремя сделали прививки. А не то, точно, отправился бы прямо туда, откуда не возвращаются и даже через спутник по мобильнику не дозвониться!

Давид налил Резико еще пива:
- Пей, братан, пей! Видно, как и тебя измотала жара… А чего ты все время так плюешься? Это неприлично! Ты же не твой Али? У него всегда текут слюни! –   назидательно заключил Давид.

 Тем временем батони  Шалико  продолжал историю своего покусанного родственника:
- Ему теперь категорически запрещен  алкоголь. Иначе прививка потеряет силу, и человек взбесится. Даже пиво нельзя! А он обожает, может аж пять литров сразу…
 Тут Резико поперхнулся и выскочил  за дверь. Все в комнате насторожились.
- Парень  что-то весь день не в духе! – заметил батоно Шалико. –  Выйдите кто-нибудь, узнайте, что с ним?!..
 Давид нашел Резико на пустыре, за  складом. Он совал палец в рот, пытаясь вызвать рвоту.

- Что с тобой Резо? –  Давид и мягко приложил ладонь ко лбу парня. Так делала мама Давида, когда в детстве, бывало, с ним случалась рвота. 
- Ты ведь слышал… Даже пиво нельзя! –  с трудом выдавливал из себя Резико.
- Кому тебе нельзя?.. Почему?.. Что, тоже бешеная собака укусила?
- Наверно да, бешенная… Укусила...
- Когда?!.. Почему?..
- Уже несколько дней.
- Как так?! Что за собака?!
- Али цапнул.  Вот! – Резико задрал майку и указал на царапину чуть пониже пупка.
- Ты видно его когда-то разозлил, а она и отомстила! – высказал версию Давид.
– Ничего и не злил... Выгружал со склада эмульсию…
– Это же настоящая кавказская овчарка, дикарка! Всегда может выдать сюрприз! Но, мне кажется, собака твоя здорова!.. Не похожа она на больную…
- Почему же слюна идет?!? Сам только что делал замечание, что все время плююсь!  Давид стал успокаивать парня, мол, вряд ли это от укуса собаки. Для того, чтоб схватить бешенством, в рану обязательно должна попасть слюна больного животного. Судя по неглубокой царапине, не стоит беспокоиться!

 Но и этот аргумент не успокоил Резико, и он ущел домой все так же расстроенный, не пожелав вернуться к компании. На другой день все только и справлялись  у Резико о его самочувствии. Собака весь день не высовывавала носа из конуры. Это вызвало некие подозрения, хотя, если подумать, с какой стати ей было жариться под палящим солнцем, если складские двери сегодня ни разу и не открывали? Резико был все так же  не в духе, и продолжал жаловаться всем на обильное «слюновыделение».

В ответ одни пожимали плечами, другие объясняли поведение собаки тем, что кавказские овчарки более привычны к горной прохладе, а не к жарище в низинном Соганлуги.Директор Папава тоже не остался безучастным: поручил Давиду, на всякий случай, отвезти Резико в центр вирусологии. Утром Давид на своей  машине отвез его в районное отделение и укатил по  делам, но не прошло и пяти минут, как  взволнованный Резико позвонил Давиду:

- "Цудат арис сакме, Давид!.."* Срочно приезжай! Тут говорят, что им не понятна причина слюновыделения. Велели ехать в республиканский центр.
Там Резико осмотрела щупленькая пожилая доктор, блестяще владевшая и грузинским, и русским языками. Едва взглянув на покрытую корочкой ранку, и узнав, что со дня укуса прошло девять дней, а собака жива, послала Резико на все четыре стороны. И если пожелает, пить и пива, и вина сколько влезет.

- А как же быть с моим слюновыделением? – не унимался Резико.
- Не обращай внимания! Пей побольше жидкости - успокоила доктор.
- Я и как раз пью. Не помогает!..
- Тогда женись! В твоем возрасте это лучшее лекарство!
   Еще раз успокоив парня, старушка  уверенно отправила его радоваться жизни.
 
И когда на работе узнали о вердикте врача, все решили безотлагательно обмыть это дело. К концу рабочего дня Резико привез десятилитровый штоф отличного домашнего вина. Закуску купили на немецкий счет. Тамадой был батоно Шалико. Он повел стол на юморной волне. Первый тост посвятил всяким счастливым окончаниям опасных происшествий. Второй тост был за всех тех, кто по-настоящему пострадал от бешеных собак, но  был спасен медициной. Третий тост посвятили  изобретателю вакцины от бешенства. Давид уточнил, что это был Луи Пастер, в честь которого названа одна из тбилисских улиц, перпендикулярная уже бывшему проспекту Плеханова, слава Богу, еще не переименованная, как другая, поблизости, носившая имя знаменитого ученого  Мечникова.

 Когда подняли стаканы  за упокой души всех, кому все-таки не удалось спастись от бешенства, кто-то вбежал с криком о том, что Али сдох и валяется возле своей будки.  Некоторых присутствовавших чуть не охватил шок. Что и говорить о самом Резико. Он  поднял руки,будто ожидая расстрела схватился за голову и зажмурился и весь затрясся.

- Бедная собака! – загробным голосом произнес батоно Эдишер.
- Бедный Резико! – подхватил батоно Шалико.
- Я так и знал! Сегодня ведь всего лишь девятый день, как бешеный пес укусил несчастного! – объявил бухгалтер Заур, словно только и вел счет в своем гроссбухе.
  Дизайнер Манана громко всхлипывала носом:
- Бедный Али! Как он меня любил, как вилял хвостом, когда я приносила куриные косточки!..
 
-  Пойдем, увидим своими глазами! – предложил Давид, и все высыпали во двор.
Бездыханный Али валялся на боку, закатив глаза. Кто-то  палкой приподнял его переднюю лапу, но она беспомощно упала. Присев на корточки Резико запричитал:
- Что ты наделал! Почему?.. Почему предал меня, Али!?..
- Вайме**!.. – воскликнула дизайнер Манана – Он, кажется, моргнул одним глазом. Посмотрите! Вайме, открыл!.. Вайме, он, кажется, жив!..

Тут  пес зашевелил обрезанными ушами. Приоткрыл второй глаз, вяло повел хвостом и виновато уставился на Резико. От неожиданности Резико свалился с корточек на зад, а собака вскочила на ноги и стыдливо спряталась в конуре. Раздавшийся хохот батоно Шалико и нескольких сослуживцев, уже успевших узнать причину отключки собаки, привел в чувство всех остальных.   Оказалось, чтобы разыграть Резико, собаке дали сосиски, напичканные димедролом и еще каким-то снотворным...

  Когда компания вернулась заканчивать пирушку, батоно Шалико предложил тост за всех, кто обладает чувством юмора и не держит в душе обиду из-за веселого розыгрыша. После окончания пирушки все расходились по домам заметно захмелевшие. Али яростным лаем  отвечал на их громкий смех. Собаки ведь не любят пьяных.
__________   
* Плохо дело, Давид. (груз.)
**Ой я.  (груз) 1.01.2009 Тбилиси


Рецензии
Рассказ, написанный с великолепным чувством юмора, понравился.
С уважением, Нодар

Нодар Хатиашвили   12.11.2015 14:01     Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.