Охота на хатки

   Страной открытых окон я назвала этот край, ступив впервые на холодный скалистый берег, согреваемый тёплым Гольфстримом, земли древних викингов, а ныне королевства шведского. Незадрапированность ночных окон, освещённых предрождественскими огнями, как явление не свойственное русским городам, на первый взгляд кажущееся необычным, здесь вполне естественно, а владельцы богатых вилл, словно хотят сказать случайному прохожему: "Нам нечего скрывать от любопытного ока!" И взор не задерживается, ускользает - нехорошо подглядывать! И совсем не тянет войти в неогороженные дворы, ухоженность которых, также резко бросается в глаза. Священность приватной территории неоспорима!
   Первозданная чистота воды и воздуха - вот что поразило меня! Оказывается можно сохранить наиважнейшие природные ресурсы, даже при галопирующем развитии цивилизации! Ну, а сказочность густых хвойных многовековых лесов, выросших на скалах, с вкраплением баснословного количества озёр, привела меня в неописуемый восторг!      Казалось, за огромными надтреснутыми от времени камнями, обёрнутыми вечнозелёными мхами, которые давным-давно, в баечные времена, хаотично между стволов, разложила гигантская рука, скрываются забавные маленькие человечки-тролли, играя с нами в прятки.
   Но, я, буквально, ахнула от удивления, когда в одно из путешествий на машине вглубь страны, мы с мужем остановились, чтобы размять ноги, вошли в густой сосновый лес и тотчас же перед нами, словно из-под земли, выросла крошечная, почерневшая от времени, избушка на "курьих ножках". Мы остановились, не решаясь ступить в приватную обитель шведской Бабы-Яги. Стояли так минут десять обалдевшие и пораженные увиденным.     Мерещилось, что дверь откроется, что в узком тёмном проёме покажется силуэт распатланной согбенной старухи, или же импозантная старушенция вот-вот прилетит на традиционном ведьмарском аппарате - видавшей виды обшарпанной метле. Не оставляло сомнений, что владелица столь старого жилища, непременно должна быть дряхлой.
   Скованная неожиданным погружением в сказку, я забыла о камере, оттягивающей моё плечо и о данном себе слове снимать всё необычное...
   Воспрянув от оцепенения и сбросив оковы страха, первой мыслью было - скорее уносить ноги, что мы и незамедлительно сделали.
   О видеокамере я вспомнила чуть позднее, когда мы уже вовсю неслись по узкой асфальтированной дороге, петляющей меж густых лесов и бесчисленных озёр.
   Крошечный домик из сказки не давал мне покоя, я ругала себя и не могла простить столь не свойственного мне малодушия и растерянности в необычной ситуации. Я терзалась сама и исподволь глодала мужа.
- Едем, ещё раз на то же место!, - наконец, решительно провозглашает он.
   И вот мы, вооруженные до зубов цифровой техникой, едем в том же направлении, что и две недели тому назад. Я лихорадочно проигрываю все свои действия, даже не отбрасывая дерзновенной мысли - постучать в двери таинственной избушки и если какая-нибудь пожилая женщина там действительно живёт, то любезно пожелать ей доброго здоровья на грядущие тысячелетия.
   Мы без труда ориентируемся на местности. Это, без сомнения, то место. Останавливаемся. Я узнаю сосну, поразившую меня своей необычной кроной, которая явно не вписывается в общий фон прямых, как струны хвойных деревьев. Тем же путём входим в лесную чащу... И снова, как в прошлый раз останавливаемся, изумлённые - никакой избушки-то и в помине нет!
   Я смотрю на мужа: на его лице застывает слабое подобие улыбки. Стою в растерянности, сжимая в руках видеокамеру.
- Мистериум, - произносит он, пряча приготовленный цифровой аппарат в футляр.
   Подобное явление произошло с нами спустя год, только ещё круче. Ехали мы на север в сторону Лапландии. Монотонный холмистый ландшафт, без сомнения, способный расслабить даже самые натянутые нервы, наводил томную сонливость. Над тёмными ложбинами повисли молочные тучи густого тумана. Вечернее небо нахмурилось и с невероятной быстротой покрылось серой бездождливой пеленой. Лес заметно густел.    Асфальтированная дорога по-змеиному извиваясь, вгрызалась в пологие склоны высоких холмов и продиралась сквозь чащи нехоженых лесов.
   Мелькнул дорожный знак, предупреждающий о возможном появлении лосей. Я напряглась и сосредоточилась. Столкновение с сохатым не сулит ничего утешающего - это мирное спокойное животное может в мановение ока превратить автомобиль в никчёмную груду металла.
   Пресса частенько описывает подобные коллизии на шведских дорогах. Как-то меланхоличный самец едва не оказался в салоне, подминая своей гигантской тушей переднюю часть автомобиля, но, благо, зацепился ветвистыми рогами, выдавив только ветровое стекло, и, благодаря этому, не оказался на переднем сидении в качестве пассажира рядом с перепуганной до смерти женщиной-водителем.
   Да, что там пресса! В прошлом году я воочию наблюдала, как полностью дезориентированная мужская лосиная особь, растерянно стояла посреди автомагистрали почти в центре Гетеборга, блокируя трафик. А одна неразлучная парочка повадилась в мой сад объедать яблоки с деревьев. Но, это ещё не всё! Лосиная чета осмелела, а почувствовав безнаказанность, окончательно обнаглела, и сгорая от любопытства, решила внедриться в наш размеренный быт.
   Одним прекрасным утром, позёвывая, я беспечно проследовала из спальни в гостиную и остановилась от неожиданности, как вкопанная: к оконному стеклу чёрными ноздрями прилипли две лосиные морды, четыре огромных коричневых глаза взирали на меня с явно нездоровым любопытством. Это было уж слишком!
   Пребывая в состоянии боевой готовности, я заметила таблицу, отменяющую лосей. "Уф!", - выдохнула я с облегчением, откинувшись на спинку кресла, но расслабиться как следует не успела - с левой стороны наперерез автомобилю надвигалась глыба дикого мяса, обтянутого лосиной шкурой, покачивая огромными кустистыми рогами.
   Муж резко затормозил - и вовремя ! Животное отупело остановилось посреди дороги. В этот момент ни с того ни с сего с небесных высот упал столб пламени, сопровождаемый оглушительным треском,пронзив землю в метрах пятидесяти перед нами. По-моему, лось даже не вздрогнул, а через минуту резво затрусил и скрылся в лесной чаще. По сути, не выйди он на дорогу, молния вполне могла бы ударить... И более никаких признаков грозы и дождя. Одноразовые молнии, как в осеннее, так и в зимнее время, здесь страшны своей внезапностью и непредсказуемостью.
   Минут пятнадцать мы сидели не шелохнувшись и переваривали произошедшее. Наконец, очухавшись, решили выйти из машины.
   От земли тянуло осенним промозглым холодом. В целях предосторожности я взглянула в сторону густого елового леса, где исчез наш лось-спаситель - в прогалинах между частыми ровными стволами стояла малюсенькая избушка, обросшая густой паутиной.
   Мы словно по команде посмотрели друг на друга и одновременно опрометью бросились к машине.
   Я схватила видеокамеру, а муж фотоаппарат. Несколько минут наше внимание было сосредоточено исключительно на подготовке техники к съёмке. Наши движения были ритмичны и решительны. Сердце моё учащённо телепалось. Сверлила мысль, как можно скорее запечатлеть странную хатку, неизвестно для каких целей сооружённую в глухом месте и явно не пригодную для жилища, хотя я успела разглядеть мизерное окошечко, "куриные ноги", крылечко и дверь. Причём, подсознание отметило, что избушка, как две капли воды похожа на предыдущую.
   Камера была включена. Муж держал приготовленный фотоаппарат. Натыкаясь друг на друга, мы метеором понеслись обратно. Если сказать, что мы были поражены, значит не сказать ничего. Хатка бесследно исчезла! Она словно растворилась в пространстве, но клочья серой густой паутины в том месте где она только что была, беспорядочно свисали, прикреплённые к еловым лапам.
   От неожиданности меня столбом пригвоздило к земле. Окаменение было больше от досады чем от страха.
- Мистериум, - прошелестели мертвенно-бледные губы моего благоверного.
   Сумерки сгустились. Мгновенно опустилась серая ночь. До пункта назначения мы добрались тогда без приключений и в полном безмолвии.
   Впоследствии мне приходилось нередко видеть подобные избушки, но издалека. Они разбросаны по всей Швеции и похожи друг на друга, словно клоны. Не смею утверждать, что это одна и та же хатка, которая обладает свойством материализации и играет со мной в кошки-мышки, но охота запечатлеть её на снимке у меня полностью исчезла, тем более, что я уяснила - она явно не любит сниматься! А я не могу и не хочу вторгаться в чужое пространство без его на то позволения! Даже в неодушевлённое. Но так ли это?


Рецензии
А может, потому и исчезала эта хатка, что - "охота"?

Спасибо, Вероника, за интересный рассказ.

Евгения Серенко   07.03.2016 13:40     Заявить о нарушении
Позволила себе эту игру слов.
Спасибо, Евгения.

Вероника Витсон   07.03.2016 17:07   Заявить о нарушении
На это произведение написана 31 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.