Тишина

Она медленно и тихо уходила под воду. Было совсем не больно, только холодно. Голубая толща сомкнулась у неё над головой. Ледяная вода обволокла её тело, целиком и полностью, словно пытаясь проглотить. Было очень тихо. Вода сдавила голову, почти вытеснив оттуда все мысли. Жизнь перед глазами не пробегала, говорят, должна. Просто было очень тихо. Она открыла глаза. По ним больно резануло. Последняя боль… Стало тяжело дышать. Не дышать. Она приоткрыла рот, и вверх понеслись сотни пузырьков, проводила их последним взглядом. Было тихо. И красиво. А потом. Тишина…
* * *
Тук-тук, тук-тук, тук-тук. Что это?
- Ты слышишь?
Кап-кап. Тук-тук. Тук-тук.
- Что я должен слышать? Здесь никого нет.
- А мы?
- Нас тоже нет.
Тук-тук, тук-тук, тук-тук.
- Ну как же ты не слышишь, что-то стучит. Постоянно.
- Забудь.
- А ты давно здесь?
- Здесь нет «давно». Здесь только вечность. И тишина.
Тишина.
Они расправили крылья и полетели дальше,  в пустоту. Было так легко: ничего не было.
Они были ветер – пустые и свободные. Летали и ни о чем не думали. Нечем было думать, нечем чувствовать – ничего не было. Тишина.
Тук-тук, тук-тук, тук-тук.
- Оно снова здесь.
- Что?
- То, что стучит.
- Здесь ничего нет. Пустота. Вечность. Мы.

- Когда я пришла, ты уже был?
- Не знаю.
- Ты же должен помнить?
- Ты не пришла: тебя нет, меня тоже. Расслабься. Привыкнешь. Полетели.

Тук-тук. Кап-кап. Тук-тук.
- Можно это как-то выключить?
- Нет.
- Почему?
- Ничего нет. И «этого» тоже нет, тебя нет, ты не можешь слышать.
Тук-тук. Кап-кап. Кап-кап.
- Это вода. Вода капает. С меня стекает вода. Почему я вся мокрая?
- Ты фантазёрка, зачем тебя ко мне прислали. Было так тихо. А теперь ты.
- Значит ты всё-таки был...
- Все мы когда-то были.
- А как тебя зовут?
- Что?
- Как тебя зовут?
- Меня не зовут. Меня нет.
- Ну, звали…
- Не знаю, не помню, может, это и не я был совсем.
- А теперь ты?
- Теперь меня нет. Тебя тоже. Спи.
Тук-тук. Кап-кап. Кап-кап.
- Не могу спать. Оно стучит всё время.
- Боже, как ты мне надоела.
- Но оно же стучит.
- Что стучит? Нет же ничего.
- Сердце стучит. Сердце. С-е-р-д-ц-е. У меня сердце. Есть. А ты говоришь -  нет. Стучит же. Так странно. НИЧЕГО нет, а оно стучит.
- Не правда.
- Почему?
- Так не бывает.
- Что не бывает?
- Нету здесь ничего. Когда ты угомонишься? Нет здесь сердца. Оно ТАМ осталось.
- Где?
- Вечность тишины. И вдруг ты. Ты зачем сюда приперлась. Замучила ты меня.
- Я не знаю. Я не помню. Расскажи.
- Нечего рассказывать.
Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук.
- Мне больно.
- …
- Мне правда больно.
- Молчи.
- Как это?
- Просто молчи. Не знаю, почему ты такая, но молчи. Здесь нечему болеть. Это остатки памяти. Скоро исчезнут. И будет тихо и спокойно. Ты же этого хотела. Молчи.
- Когда я хотела?
- Сколько можно. Заткнёшься ты, наконец? На фига в воду полезла? Со мной хотела быть? На фига? Что тебе здесь делать. Даже помолчать не можешь. Нет здесь меня. И тебя нет. Нечего здесь делать. Успокойся, наконец.
- Я в воду?
- Ну не я же.
* * *

Они встретились случайно. Она долго бродила по улице и очень устала, а рядом, как на зло – ни одной скамейки, и, о чудо, заветная лавочка, она бросилась к ней, но было достаточно далеко, туда же направился незнакомый молодой человек. А так хотелось побыть одной, в тишине. Она прибавила шаг, он тоже, и почти бегом – к скамейке. Они упали на неё одновременно. ОН, не медля ни доли секунды, повернулся к ней, улыбнулся так, что стало как-то невероятно хорошо, протянул руку и сказал: «Дима. А ты?».
- Аня, - улыбнулась она.
 

Они провстречались ровно месяц. Она не жила – она летала. ОН был любим до безумия. Кроме него ничего не существовало. Они читали мысли друг-друга и незачем было говорить. Какое счастье – просто сидеть рядом и знать каждую малейшую эмоцию, каждое движение его мысли, считать каждый взмах его ресниц. Любить до боли в груди, когда кажется, что сквозь неё что-то прорастает, огромный цветок, готовый раскрыть свои лепестки и обнять, укрыть, спрятать всё, что так дорого. И ревновать. До помутнения в глазах. Присваивать себе каждую ЕГО улыбку. Каждый ЕГО вдох – только для неё. Любил ли ОН – не знаю. Наверное, что-то вроде. По крайней мере, ОН поддавался её чувству, и был ею явно очарован.

А потом.
ОН погиб. Глупо, случайно, у неё на глазах, не думая, что для неё это гораздо большая потеря, чем для него самого. ОН увидел её издалека и хотел сделать сюрприз: подбежать сзади, схватить на руки, прижать к себе и долго целовать это маленькое чудо. Она шла домой. За спиной, на проезжей части раздался страшный хлопок. И крик. Она обернулась. ОН лежал на дороге. Больше она ничего не помнила. Только этот момент. Ничего больше. Она прожила неделю, может, месяц, может, год. Время остановилось. Она как прежде улыбалась, встречалась с друзьями, но не было уже ничего, кроме НЕГО, кроме того ужасного момента, она перестала спать, она потерялась во времени, было очень больно, словно душу вынули. Она не могла забыть, не могла понять. Этого не могло случиться. Не могло. Она этого не заслужила. В голове всё время стоял ЕГО крик. В короткие минуты забытья – она видела ЕГО, ОН, как прежде, говорил, улыбался и... исчезал. Всегда исчезал, оставалась только боль. Она не выдержала. Вошла в воду и осталась там.
* * *

Тук-тук. Тук-тук. Кап-кап.
- Ты помнишь?
- Нет.
- Я тебя любила?
- …
ОН был чужой. ЕГО не было. ОН остался там. Далеко. В памяти. В прошлом. ОН исчез.
Ей было грустно и одиноко. Тишина больно резала по ушам. Она стала слышать голоса. Вспоминать лица. Чьи-то сильные руки поймали её уже на самой грани сознания и потащили наверх, она не сопротивлялась, появился страх… что он выпустит её из рук. Кто-то вынул её из воды. Кап-кап. Кап-кап. Положил на песок. Тук-тук. Забилось сердце. Приехали врачи. Они всё время что-то говорили, суетились, смешные…


- Я с тобой. Мы вместе. Я люблю тебя.
- Меня нет. Успокойся.


Тук-тук. Тук-тук. Стучала какая-то машина, опутавшая её проводами. Кто-то держал её за руку. И тихо шептал, что она должна проснуться. Кто ты?


- Я всё помню.
- Забудешь.


он приходил каждый день. Это он спас её. он говорил ей все самые нежные, самые милые слова, он охранял её и постоянно держал за руку, словно мог вытащить из того состояния, в котором она находилась. он гладил её волосы, шептал, что всё будет хорошо, целовал её глаза и говорил о любви. Надо же, её не было, а он её любил. Она стала ждать его прихода. Она медленно и тихо погружалась в его мир, в его любовь. Он звал её, но вокруг стояла такая жуткая тишина. Она была счастлива в своём мире, там, где её не было, там, где была пустота. Она была легка и свободна, она была с тем, за которым туда пошла, она была счастлива. И только этот странный стук не давал покоя. Мешал тишине, мешал забыть. Ей нравилось летать. В пустоте. В невесомости. Без тела. Без обязанностей. Без жизни. ОН был рядом, она любила ЕГО.

ОН был холодным и неосязаемым, нельзя дотронуться, и нечем. ОН говорил с ней всё реже, в основном молчал и был где-то рядом.
Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук.
А сердце всё стучало. Она могла остановить его, она многое узнала за это время, тогда исчез бы этот стук, перестал бы ей мешать, но исчез бы и тот, кто так ждал её возвращения. Она не хотела себе в этом признаваться. Она считала это предательством, но в её жизни появился второй мужчина, он был не так дорог, не так любим, но она всё сильнее к нему привязывалась, всё больше ждала: вот он войдёт, сядет рядом, возьмет её руку, прижмёт к губам, она почувствует его тёплую кожу, его дыхание, он будет долго и тихо сидеть рядом и ждать. Вот-вот она очнётся. Но её не было.
* * *

Доктор, констатировав возможность домашнего лечения, или попросту решив не тратить своё время на безнадёжного больного, отправил её лечиться к родителям, домой, умирать дома, не мешая врачам…
* * *

ОН долго молчал и летал рядом. ЕГО так хотелось обнять, прижаться. Невозможно. Она всё же любила ЕГО, любила остатками чувств, из последних сил. Любила всем, что у неё ещё оставалось.

А там, далеко, её ждали и хотели вернуть. Но там снова боль, снова привыкать к жизни: ни пустоты, ни тишины, ни свободы, ни ЕГО.
Но тот, кто так любил её, всё ещё приходил, ждал и всё время звал её. Она устала рваться на части. Ей так хотелось счастья, в тишине его нет.
. . .

- Ты любишь меня?
- …
- Ты любишь меня?
- …
- Ты любишь меня?
- ……………………Не знаю.
Тишина.



Её снова пришёл навестить ОН. ОН погладил её по щеке, провёл рукой по волосам, слегка тронул губы.
Жизнь ужасной воронкой, ножом от мясорубки, бешеным вихрем разрывала её тело, буквально засовывая её необъятную сущность в крохотное беспомощное жалкое существо. Она открыла глаза. Дневной свет очень больно врезался в зрачки. Через силу она пыталась смотреть по сторонам, но с непривычки глаза не различали ничего: только чёрная пелена вокруг, постепенно стали прорисовываться яркие пятна, проступать силуэты. Сейчас, сейчас, нужно только немного подождать. И можно будет увидеть ЕГО – ради которого стоит жить, того, чья любовь так долго охраняла её сердце, жизнь и покой. ОН здесь, ОН рядом, ЕГО голос, ЕГО дыхание, ЕГО силуэт… Она осмотрелась по сторонам. В комнате было ужасно пусто и тихо. Большие старые напольные часы твердили вечное: «Тик-так, тик-так…».
И никого не было.
Только тишина.


Рецензии
НАТАША!

красиво-но пора внимательнее смотреть на мир...он сложнее мира для двоих!

с покл нч!

пс-огромное спасибо за прочтение моего творчества...столь внимательного читателя встретил впервые -рад безмерно что затронул ваше внимание и воображение...

с улы нч!

Ник.Чарус   15.10.2014 15:48     Заявить о нарушении
Я выкладываю здесь свои работы с определенным опозданием. У этого близится десятилетний юбилей. Спасибо, что заглянули.

С улыбкой,

Стародубцева Наталья Олеговна   15.10.2014 16:32   Заявить о нарушении
На это произведение написано 15 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.