Полдень, XXI век

Первая часть "Пикник на обочине"
http://www.proza.ru/2009/08/11/36


Однажды я проснулся после очередного кошмара, с кругами под глазами, с полубезумным взглядом, и понял, что гибну…Зона «рискованного» отдыха преследовала меня, Зона не давала покоя, Зона заставляла в отчаянье смотреть на звезды в наивной вере, что может там живет гармония и порядок…
Я понимал, что второй такой Зоны я не перенесу, а отдохнуть все-таки нужно. Выветрить постоянно ощущаемый запах гари, выгнать из своего сна бритоголовых, вспоминающих какую-то мать юных дев. Для этого необходимо еще раз окунуться в этот мир…И стать либо одним из НИХ, НАС? Либо уже навсегда - Чужим, что ищет себя на иных просторах Вселенной…
Поэтому я решаюсь на эксперимент: поеду в Подмосковье, на Оку, в места далекие от пыльных и замусоренных городских пейзажей. Может, именно окские плесы спасут и очистят, вернут душевное равновесие и, наконец, восстановят подорванное в лучшей Зоне отдыха здоровье…
Сказано – сделано!!!

1.

И вот опять машина, хорошая музыка и долгая, долгая дорога…На природу, не испорченную видами на микрорайоны и заводы…
Попутно успокаивала мысль, что не каждый из городских аборигенов, что превратили местные городские пляжи в ЗОНЫ повышенного риска, сможет добраться сюда…
Вы скажете, что инопланетян и здесь хватает…Да, наверное. Но это инопланетяне уже несколько иного рода. Моторизованные, поднявшиеся в своих глазах за последние годы с точки зрения общественного статуса, безусловно, с претензиями на лучшие блага и присудившие себе звание аристократии…
Хорошие машины, ухоженные жены и дети, дорогие вещи, иногда красивые попутчицы, что двух слов связать не могут, но выглядят как призовой фонд за умение находить деньги быстрее остальных …
Почему-то встреча с такими инопланетянами пугала меньше…Может потому, что там, на полудиких окских берегах каждая отдельно взятая личность привлекает к себе внимания гораздо меньше, чем сама Река, красоты средней полосы России…Именно в силу разности масштабов природных образований и человеческих…
Поэтому я опять поддался душевному порыву и поехал…
Наступило раннее утро…

2.

Пляж, на который я нацелился, расположен у подножия небольшого холма между официальными территориями домов отдыха. Проезд к берегу был перекрыт шлагбаумом, сразу вносившим в интерьер некоторое успокоение – территория под контролем. Глаз радовал сидящий рядом, в полусонном состоянии человек, караулящий данный образец контрольной техники. Перед въездом внушало уважение наличие парковочных мест, чем я тут же воспользовался. Хотя можно было проехать и к пляжу, но уже не бескорыстно для хозяев этого мини-сервиса.
Для тех отдыхающих, кто под ослепительным солнцем предпочитает проводить время за столиками, потягивая неспешно прохладительные напитки, тут же рядом со стоянкой организовано летучее кафе. Почему «летучее»? Потому что весь этот пластмассовый антураж в конце сезона как по мановению волшебной палочки куда-то исчезает. Причем исчезает вместе с забором, шлагбаумом и прочими будками бытового назначения. Еще в начале лета абсолютно из праздного любопытства, устроив себе авто экскурсию по здешним местам, я был очень и очень удивлен, когда не нашел никаких следов пребывания на этом берегу элементов сервиса, который ныне выглядит таким незыблемым и прописавшимся здесь навечно. Особенно меня умилило тогда отсутствие забора. Забор – это и есть элемент стабильности. Когда паркуешь к нему машину, то хоть и не привязываешь ее как любимого скакуна, но, как сказал когда-то Остап Бендер: «хоть одна стена, но настоящая!». Забор вносит в нашу жизнь элемент некоей завершенности, основательности. Пространство, им обозначенное воспринимается как охранная зона, в которой смело можно оставлять своего железного друга на время, пока ты будешь купаться в солнечных лучах.
Завершала картину организованного отдыха на этом, отдельно взятом островке лета, такая родная, такая близкая сердцу каждого цивилизованного отдыхающего постройка, стоящая сразу за шлагбаумом. Собственно с нее внутренняя территория пляжа и начиналась. Внешний облик серого, неказистого домика готовил тебя к мысли, что, подойдя, увидишь привычные, намалеванные грубой, натруженной рукой, буквы «М» и «Ж» и окажешься в интерьере простого сарайчика, что привычно стоят у многих на дачных участках.
Однако у самой двери, понимаешь, что ошибся. За обманчивой внешностью пролетария домик скрывал очень вальяжное содержание аристократа, знающего себе цену. Очевидно, окружающие ее тоже знали, поэтому безропотно отдавали человеку, караулящему шлагбаум, свои кровные рубли за возможность посмотреть на импортную сантехнику и отделку внутри старой с виду, простой дачной постройки.
Человек, караулящий шлагбаум – тема отдельного разговора. Он заметно оживляется, когда к устройству подъезжает машина, либо подходит кто-нибудь, на лице которого написано некое нежелание загрязнять окружающую среду традиционным для «диких» мест способом. И в том и в другом случаях происходит процесс передачи денежных средств - в качестве разрешающего аргумента.
Если он пропускает машину, то, как правило, поясняет, где и как она должна ставиться. Другой вопрос, что эти пояснения доходят до нас не всегда, в силу того, что мы –  люди забывчивые и в меру ленивые. Наша забывчивость, граничащая с нашим упрямством – вот источник нелепых ситуаций и душераздирающих споров, что так часто имеют место в нашей жизни…

3.

Итак, спустившись на пляж, я шел к заветному месту, выбранному заранее, задолго до начала пляжного сезона, шел, абсолютно уверенный, что в такие ранние часы место не может быть занятым. Однако, подойдя ближе, я вдруг уперся взглядом в стоящую машину. Рядом расположились хозяева этого авто, заняв своими вещами площадь, равную хорошему футбольному полю. Мои надежды, уже в ближайшие мгновения растянуться под лучами утреннего солнца, стали тихо таять…
 Казалось бы, ну их, не буду расстраиваться. Мест на пляже еще много. Обойдусь как-нибудь. Но сидящий во мне демон противоречия не стал прислушиваться к голосу разума. Не успев подойти к стоящей машине, я уже обратился к снующим по «своей» территории хозяевам авто. Они, ничего не подозревающие, в этот момент выкладывали из багажника все больше и больше каких-то вещей, мангал, пакеты с продуктами. Возникло ощущение, что эти люди обосновываются здесь минимум на неделю, окружая себя багажом, будто занимая круговую оборону. Они словно боялись, что в полдень на этом пляже и на этом месте захотят расположиться минимум десяток компаний различной комплектации и ориентации. Поэтому главное – побыстрее пометить занятое пространство…Именно поэтому, я, изобразив интеллигентно, ну, во всяком случае, я так думал, что интеллигентно, бурное негодование, спросил их: а собственно, по какому праву?
И не могли бы вы, продолжил я, еще сдерживая себя, убрать вашу машину, туда, где ей положено быть. Судя по тому, как они оскорбились, место для своей машины, предложенное мной в завуалированной форме, они определили весьма точно и однозначно. Даже, наверное, точнее, чем я подумал.
Как правило, в таких ситуациях быстрее заводится не машина и не ее водитель – жена водителя. Картина, произошедшая далее, напоминала переполох в курятнике, когда в него вдруг залетает с неясными целями какое-нибудь животное. Жена водителя сначала начала молча активно метаться в пределах помеченного ими пространства, а затем, после достаточно эмоционального, но неразборчивого бормотания, разразилась членораздельной речью. Из которой стало ясно, что они занимают такую большую площадь пляжа по праву, заплатив за это (наверное, за аренду, а может даже за переход в вечную собственность земли?!) входной взнос в 200 рублей! Поэтому никуда они машину не переместят – земля им подарена на сегодня. Милицию они звать тоже не будут, но свои законные права готовы защищать «до крови». Видя, что я все еще сомневаюсь в законности происходящего, женщина пустила в ход главный, на ее взгляд, аргумент.
О, женщины, ну почему вы так часто выдаете за доказательную базу то, что в жизни называется «несущественные» обстоятельства? И не хотите принимать в расчет то, что на самом деле поддается логике и здравому смыслу? От этого всегда возникает излишняя суета и нервозность, порожденная вечным непониманием друг друга…
Итак, мне менторским тоном было сказано: что они с мужем встали сегодня в 6 утра, чтобы застолбить эту часть пляжа. Именно их подвиг раннего вставания должен был убедить меня в беспочвенности моих притязаний. Она так уверовала в убийственность такого доказательства, что повторила изумленному, мне, это три раза. Бедная, бедная женщина. Упоминание о 6 утра только разогрело мой боевой пыл. Я поймал себя на мысли, что уже давно «бью копытами» и выдаю такое сопение, что редкие на тот час отдыхающие стали потихоньку думать о сборе своих вещей. Но…в очередной раз здравомыслие преобладало. Я, постаравшись вложить в свой голос остатки спокойствия, заметил, что и сам поднялся из постели «ни свет, ни заря». Кто из нас двоих сказал при этом классическое: «к счастью, у нас с вами разные постели», не помню…Но она поняла меня как-то неожиданно быстро и тут же согласилась со мной…Может потому, что старый добрый российский принцип гласит: «не хочешь нарваться, согласись с собеседником»? Не знаю…Тем не менее, она, продолжая говорить себе под нос что-то очень нелестное в мой адрес, уговорила мужа сдвинуть машину со спорного места и запихнуть ее в кусты – уж там-то точно никто не сможет предъявить претензии. Разве что бросившиеся врассыпную, растревоженные накалом страстей ужи…
К слову сказать, муж тоже попытался проявить себя как мужчина, но как-то невнятно и с большой осторожностью. Чуть ворча, устало бросив на водительское сиденье свое, с годами отяжелевшее пивное тело, в последний раз опасливо оглянувшись, он выполнил свое предназначение – переставил машину и занялся обычными, судя по всему для него, мужскими делами - начал успокаивать жену, а затем готовить к жарке на мангале еду – к полудню у них  в меню была запланирована курица – гриль, непременно пляжного приготовления…
Прошло два часа. Я уже успел отдаться изнуряющей неге солнечных лучей. Вокруг  меня потихоньку стали занимать каждую пядь земли все новые и новые прибывающие любители пляжного отдыха. Мои строптивые соседи к этому времени успели уже съесть свою курицу. Потом, поддавшись какому-то необъяснимому порыву, эта пара начала быстро собирать свои вещи, погрузила их обратно в машину и тронулась в путь. На лицах их по-прежнему пребывала обида на то, что за свои кровные им не дали попользоваться одной шестой частью пляжа, что кто-то посмел оспаривать их права, закрепленные в шесть утра прозвеневшим в доме будильником. Я думаю, что они уехали, так ничего и не поняв в итоге. А ведь всего-то человек, караулящий шлагбаум, пропустил их ранним утром на место парковки у домика с такими родными буквами «М» и «Ж»…

4.

Недолго длилось спокойствие на отвоеванном пространстве у воды. В момент отъезда странной семьи через шлагбаум просочились новые герои сегодняшнего дня. Они съехали на своих авто прямо к береговой линии, к кромке воды. Целых три машины! Но если одна - это исключение из правил, ради которого не обязательно отрываться от насиженного места у шлагбаума, три - повод для разбирательства для того, кто получает плату за поддержание порядка. Тем более что автомобили были поставлены практически рядом с лежащими на песке отдыхающими. Наверное, вид выхлопных труб и грязных колес все-таки нарушил гармонию восприятия мира кого-то из лежащих, сидящих, стоящих…По полотенцам пронесся некоторый ропот возмущения. А его пик пришелся на момент подхода спустившегося, наконец, с «высоты» въездных ворот, служащего. Караулящий вверенное ему имущество, начал проявлять праведный, но запоздалый гнев, активно жестикулировать руками, применяя самый международный язык общения, который, как выяснилось, очень хорошо знали и в этом аристократическом месте. В совокупности весь набор прозвучавших выражений дал понять владельцам транспортных средств, что для сохранения спокойствия, нужно немедленно съезжать.
Эх, если бы можно было подойти, схватить одной рукой и, с криком облегчения, зашвырнуть всю эту кучу железа куда-нибудь подальше…Каждый из загорающих актеров, участвующих в этой сцене, с удовольствием бы это сделал. Но, поскольку богатырей и особо решительных среди нас тоже не обнаружилось, пришлось решать проблему стандартным способом – путем включения зажигания и переключения коробки передач. Легкая паника, возникшая среди автовладельцев, замешанная на вязком песке пляжа, обстановку несколько осложнила. Первый паникующий, то есть отъезжающий, ударил по газам резко. Это оценили рядом лежащие – сказать, что они оказались с ног до головы в песке, значит, ничего не сказать. Просто у них появилось новое увлекательное занятие: используя международный язык для выражения эмоций, попытаться снова открыть себя солнечным лучам, с помощью подручных средств для копания…
Вторая беда заключалась в том, что машина не была в сговоре с водителем и в его планы, естественно, ее посвятить не успели. А потому, она повела себя стандартно и предсказуемо – она просто завязла в песке по самое «не балуй», машинное конечно. В результате этого, спустя несколько минут в развертывающийся спектакль было вовлечено уже пол пляжа – легко переругиваясь,  в большом желании скорее убрать отсюда не умеющего управлять собственным авто водителя, несколько человек впряглись в эту кучу строптивого железа и совместными усилиями сдвинули его с мертвой точки…Препроводив процессию, состоящую из машины и бегущих за ней родственников водителя, упоминая при этом опять-таки чью-то маму ни к месту, народ облегченно вздохнул…Затем действие повторилось еще два раза…в общем, спустя час все машины уже стояли там где им положено, то есть у входа, рядом со шлагбаумом, чуть дальше заведения, отмеченного тайными знаками «М» и «Ж»…

5.

Когда, наконец, все успокоились и вернулись к неспешному созерцанию окружающего мира, наступило легкое блаженство. Особенно после краткого захода в воду. Плыть уже не хотелось – чуть поостыв в прохладной воде, я подставил себя полуденному солнцу и расслабился окончательно…
Лишь иногда сознание выводило меня из полудремы, чтобы посмотреть, как в огромных ямах, нарытых незадачливыми автомобилистами, как птицы, обретшие свои естественные гнезда, активно копошились дети, тщетно пытаясь своими слабыми ручонками вернуть на исходную огромные кучи песка…
Вдали, у пристани, вяло покачивались на волнах, белоснежные прогулочные яхты. Вокруг суетился, готовящийся к отплытию, пикниковый народ. Постепенно яхты исчезли, и наступило затишье...
Казалось, ничто уже не нарушит полуденное равновесие в этом мире покоя и тишины…Но место, выбранное мною для отдыха сегодня, как выяснилось позже выдало не все еще свои сюрпризы. Разве можно было предположить, что я смогу вскоре прикоснуться визуально к богемной жизни, стать свидетелем торжества  гламура и романтики…Порадоваться за чью-то счастливую звезду. Вы даже представить себе не можете картину, что предстала под полуденным солнцем на этом пляже. Сразу хочу сказать, что это не плод моего воображения, который в медицинском смысле можно классифицировать как «солнечный удар»! Нет. Это было, это случилось, это теперь, по прошествии времени, будет обязательно вспоминаться…
Громко урча, как бы повизгивая, спустился с холма прямо к кромке воды голубой кабриолет марки «Мерседес». А в нем два голубка, два юных существа, решившие устроить себе романтическое свидание именно в этом сокровенном уголке земли. Проехав по пляжу возможно даже прямо по головам лежащих и томящихся под солнцем, кабриолет плавно остановился. Два создания «не от мира сего», осторожно ступая на песок, лавируя между разгоряченными телами, вынесли друг друга и корзину с розами и шампанским на пахнущую тиной и болотными испарениями траву. Расстелив белоснежное покрывало на этот чуть запорошенный ошметками грязи от многочисленных проехавших до этого к пристани машин, они, никого не замечая, смотря только друг на друга, приземлились на эту бренную землю. Не удивительно – влюбленные не замечают не только часов, но всего того, что копошится и шевелится вокруг них, всего того, что изредка шипит и взвизгивает у них под ногами, не всегда успевая освободить им дорогу. 
В блаженной тишине, что стояла в их очарованных ушах, они разлили шампанское по хрустальным бокалам, не замечая вылезших из орбит от удивления глаз лежащих буквально в сантиметрах от них людей. Сказав друг другу что-то очень нежное, они слились в голливудском поцелуе.  Их белоснежные наряды уже чуть прильнули к разгоряченным влюбленным телам. И не мудрено – ведь стоял полуденный зной, градусов эдак в тридцать пять.
Допив налитое и, жеманно, напрашиваясь на аплодисменты, будто не заметив, что находятся в этой сказке все каких-то пятнадцать минут, они так же величаво свернули скатерть-самобранку. Бросили ее царским движением в машину, нисколько не заботясь о возможных повреждениях салона от разлетевшегося во все стороны звездного фейерверка – хрустальных осколков. Вошли в карету счастья, подарив жадно наблюдающему партеру завершающий эту феерию поцелуй.
Финальная сцена потрясла своей завершенностью и логичностью. Он, убедившись, что Она сидит рядом, так дал «по газам», что машина ну разве что не взорвалась от натуги…Подозреваю, что поднявшееся при этом облако гари, пыли и песка, должно было стать апофеозом торжества Любви и Романтики…
Но они перестарались - народ уже к тому времени устал от всевозможных спектаклей. И отъезд мистера и мисс Романтика практически уже никто не заметил. Может еще и потому, что процесс загорания уже давно вступил в свои права. И ничего больше не могло вывести из равновесия…

5.

Спустя еще добрых четыре часа, я все-таки получил свою законную долю загара.
И, конечно, не мог не радоваться новым впечатлениям от встреч со своими соплеменниками. Не уверен, что навсегда забыл при этом о своем сталкерском опыте посещений Зон отдыха повышенного риска, но…день опять получился цветным и разнообразным.
На его исходе, усталый, основательно подкоптившийся, я сел, наконец, в свою машину, включил любимую музыку и покатил осмысливать прошедшее. Едва добравшись до дома, я просто свалился в глубокий сон без сновидений.
Засыпая, у меня мелькнула мысль, что в 21 веке благодаря развитию техники человечество все-таки способно вырваться из насиженных мест. И там, вдали от дома, имея хороший скафандр из устойчивой психики, можно надеяться на достойный отдых и на встречу не с инопланетянами, а с более-менее разумными соплеменниками…
Хорошо и весело на планете нашей!..
Или я не прав?
А?


Рецензии
Не знаю, зачем вы используете названия произведений Стругацких, подписывая ими какие-то графоманские зарисовки. Это до ужаса пошло

Григорий Дерябин   23.06.2015 18:54     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.