Про Блошку и Вошку

               
               
                ПРОЛОГ

      Рано утром шла как-то Вошка, прогуливалась. Глядь, ей навстречу кто-то скачет.
- Стой! Ты кто?
- Блошка.
- Ты как на мою собаку попала?
- Да так это ж моя собака, я давно тут живу.
- Да ну? А ну, скажи тогда, как ее зовут?
- Чарлик.
- Хм. Правильно. А что это у тебя  в лапках?
- А, это? Это у меня сумочка с косметикой, – улыбнулась Блошка.
- Да нет, под мышкой что?
- Модный журнал. Хочешь посмотреть?
- Очень. Пошли ко мне? - Вошка сделала лапку крендельком: - Цепляйся.
- Нет, лучше ко мне, у меня тортик есть.
    Так познакомились Блошка и Вошка и с тех пор они никогда  не расставались, потому, что никогда не ссорились. Ну почти.
                1
        В тихом и уютном переулке большого города жил - был пес Чарлик. Чарлик был очень умный и ответственный.  То, что на нем живут припеваючи Блошка и Вошка - подружки не разлей вода - он прекрасно знал и был совершенно не против. Он был за. Потому, что втроем куда веселее.  Пес нежно любил их. Попросишь, например, Блошку и Вошку спинку почесать - пожалуйста! Никаких проблем.
    Вошка была очень начитанна, а как она анекдоты в лицах рассказывала - цирк, да и только.
    А Блошка была в курсе всех новинок моды. На нее свегда было приятно посмотреть: то она в новом плащике, то в сапожках до колен, то в мини-юбочке. Прелесть!
     Чарлик любил выгуливать на себе Блошку и Вошку и все, что они видели на прогулке объяснять. Они встречали прохожих  с собаками и без, уличных кошек, воробьев и ворон. Блошка приходила в восторг от вечерней иллюминации и от дворников в оранжевых жилетах. А Вошка – та всегда умоляла Чарлика подольше постоять с поднятой лапой на углу у газетного киоска, чтоб она успела вдоволь насмотреться на яркие обложки журналов и книг.
   Подружки радовались,  что им в жизни так сказочно повезло. Еще бы. Вот вы когда- нибудь выезжали на собственной комфортабельной собаке со всеми удобствами? То-то. 
        Поэтому, по выходным Блошка и Вошка со всею тщательностью наводили порядок, пылесосили и расчесывали свой общий дом. Вошка сдувала пыль со своих книжных полок. Она обожала читать и мечтать. Блошка, частенько отвечая по телефону, говорила: «Она не может сейчас взять трубку. Читает Вошка. Да-да. Что? Да новый роман  Бульварской. Перезвоните завтра.» А назавтра опять: « Нет- нет, не может подойти. Что делает? Мечтает. Перезвоните э-э-э... послезавтра.»   
 Тиха и задумчива,  Вошка писала грустные стихи о плохой погоде и медленно, но верно становилась знаменитой поэтессой. Под вошкиным диванчиком и письменным столом после бурных и продолжительных мечтаний было полно бумажек.
- Если бы ты, Вошка, не была слишком требовательной к себе, давно бы прославилась. Ну, сколько можно исправлять и переписывать, а? – говорила Блошка и  спасала от хищного пылесоса вошкины черновики.
    Она любовно гладила их утюгом, расправляла, читала с чувством друзьям,  а потом  легко и просто сочиняла на них дивные мелодии.  И вот тут-то вдруг,  то, что Вошке почему-то раньше не нравилось,   становилось прекрасной песней.
     А Блошка - певунья и модница – была егоза и вертута. Это ее платьица, юбочки и штанишки валялись повсюду, свисали со створок шкафов и торчали  из холодильника. Вошка так уставала все это за ней собирать и складывать, собирать и складывать. Но она никогда не ругалась, нет.
- Ах, Блошка моя! За  эту твою  легкость и веселость как я тебя люблю! - говорила Вошка, опершись на швабру и глядя на вертящуюся перед зеркалом подружку.
 Так они и жили.
   Но бывали такие упоительные вечера, когда Вошка и Блошка устраивали домашние концерты. Тогда они  украшали себя браслетами и бантами,  наряжались в цыганские юбки и пели на два голоса новые романсы у Чарлика  на носу. Так ему хорошо было все  видно и слышно. Вид со стороны тогда у Чарлика был преуморительный. Представьте себе: пес со скошенными к носу глазами лежит на коврике врастяжку и, глупо улыбаясь, машет хвостом.


Рецензии