За что убили Дика?

 Давно ли существует статья "За жестокое обращение с животными"? Когда я подрастал, в деревне у нас сильно удивились бы, узнав, что за собаку или кошку можно схватить срок. Их было в каждом дворе по паре, и, если которая кому-то не нравилась, ее быстро брали на мушку. Вообще-то лояльно относились к ним. Однажды что-то случилось с Греней. Самец, немецкая овчарка Алексея Васильевича, забрался под колхозный сарай на краю деревни, и никак не хотел оттуда выходить. Мужики зачем-то привязали ружье, натянули веревку, и выстрелили. Был сильный гул, огонь, дым, а после я  видел, как пес, затравленно озираясь, побежал к своему дому. Потом, все-таки его пристерелили.
 Наши родители сильно не ладили, а мы с Серегой были большими друзьями. Я постарше на год, ростом одинаковы. Ходили друг к другу постоянно, больше он ко мне. И вот однажды, под конец зимы вздумалось нам подразнить нашего черного кобеля. Большой был, с желтыми пятнышками над глазами. Держали его на цепи в проходе между избой и огородом, за четырьмя жердочками. Чья это идея была, даже не могу припомнить, думаю, что не моя. Ведь я был послушным и, кажется, добрым. Иной раз вспомнишь, как меня угнетали те, кто был сильнее, даже слеза наворачивается- "За что?".
  Кобель стоял к нам задом с задранным хвостом и сердито озирался. Серега копошился возле жердей. Возможно, ему тоже что-то в руки попало, но я вырвал высохший прошлогодний стебель лопуха, обчистил от листьев и изловчившись, ткнул им прямо под хвост пса. Только я хотел похвастать Сереге, что попал в ж., оборачиваюсь, тот упал и орет, как будто его зарезали. Как собака достала, не пойму до сих пор. Долго у него потом рана не заживала на локте.
В избе поднялся шум, меня отец начал пороть, как козленка. Мать отбила, сидела держа меня на коленях в сенях на сундуке так, что часть тумаков пришлась и ей по спине, и кричала: "Ни дам". Тут же скоро и лязг ружья послышался, возня с патронташем. Потом с улицы крик разозленного отца Сереги: "Саша, убей его". Отцу и говорить не надо было. Брат мой, вроде бы, хотел отстоять Дика, хорошая псина была, не брехала попусту, и дом охраняла, но где там? И без того же жили как во вражеском стане. 
Уж потом, когда я стал побольше, бывало идешь из школы из другой деревни, а из поля доносится бабья ругань. Я уже знаю, что это моя и серегина матери пашут на лошадях зябь и браняться между собой. Чего было им делить? Вроде бы жить бы да радоваться. У обеих мужья целы после войны вернулись, и по трое детей росли. Но, видать, тоже каждая хотела быть первой. Да, деревня, с виду вроде в ней тишь, да гладь, а поживи-ка, так скажешь: "Хуже, чем в коммунальной квартире".


Рецензии