Мужской стриптиз

                Пьеса

      Действующие лица:
      Антон Альтшуллер – мужчина средних лет, эмигрировал с семьёй в Австралию из
      России около двух лет назад
      Инна – его жена
      Артур – их сын, 18 лет
      Жанна – их дочь, 15 лет
      Миган – подруга Артура, чернокожая 17-летняя девушка
               
                Сцена первая
      
 Гостиная в обычной квартире австралийского иммигранта. Вечер. Антон, Артур и Жанна смотрят телевизор. Жанна потягивает сок из бутылочки, на столике перед ней косметические принадлежности. Артур развалился в кресле с гитарой в руках. Инна гремит посудой на кухне, совмещённой с гостиной. Началась телепередача о мужском стриптизе, на экране мужчины раздеваются и демонстрируют женщинам мужские достоинства, женщины восторженно визжат. Антон ёрзает и посматривает на дочь Жанну, которая, уткнувшись в экран, делает вид, что не замечает реакции отца. Артур, наблюдая за ними, украдкой посмеивается.
       

           Aнтон:   (не выдержав, сердито срывается) Что это?
           Артур   (весело) Это называется мужским стриптизом, папа.
           Антон   (брезгливо) Тьфу, гадость... (встаёт и выходит).
           Инна   (с кухни) Дети, вы бы переключили программу, видите же, отцу не нравится.
           Жанна   (капризно-раздражённо) Мама, ну что тут особенного... подумаешь, секс показывают.
          Артур   (смеётся) Мама, мы уже давно знаем, что детей не в капусте находят.
          Инна   Но отец же сердится... надо же с ним считаться.
          Жанна   (со злостью) Подумаешь, босс нашёлся... только и ищет повода давить нам на психику... всё воспитывает и воспитывает... Песталоцци непризнанный...
          Инна   (с несчастным видом опускает руки) Жанночка, ты почему такой злой стала? Ты же не была такой.
          Жанна   (прежним тоном) Я же тебе уже говорила почему, мама, чему ты теперь удивляешься? Пора вам понять, что я уже взрослая и имею право на самостоятельное мнение, поступки… на свою личную жизнь, в конце концов…
           Артур   (насмешливо) Свобода личности прежде всего! Independence of each person! (театрально поднимает указательный палец) Self-determination!
          Инна   (стенает) Ох, горе вы моё… горе…
          Входит Антон и с сердитым видом решительно выключает телевизор.
          Антон   Всё! Баста! Не понимаете по-хорошему – буду разговаривать с вами другим языком.
         Артур   (со смешком проводит пальцами по струнам) Finita la comedia!    (Пауза)
         Жанна   (тихим, но требовательным голосом) Папа, включи…
         Антон   (кричит) Как вы можете смотреть эту мерзость, да ещё при отце!
         Жанна   Папа, включи телевизор…
         Инна    Жанночка, доченька, успокойся... Антон, успокойся... прошу вас...
         Жанна бросает на столик бутылку с соком и выходит из комнаты. Бутылка падает на пол, и сок выливается на карпет. Инна торопится поднять бутылку, приносит салфетки и промокает пол. Жанна появляется в дверях и кричит Антону.
          Жанна   Почему ты делаешь мне всё назло? Чего ты добиваешься?!
          Артур   (насмешливо) Сцена вторая, действующие лица те же (набирает аккорд на гитаре).
          Антон   (растерянно) Что я делаю назло? Я всего-то не хочу, чтобы вы развращались...
          Жанна   (не слушая отца) А я что здесь не человек?! Меня за человека не считаете?! Телевизор выключаете, когда вздумается, хитер выключаете, когда мне холодно… окна закрываете, когда мне жарко… музыку не даёте слушать, видите ли слишком громкая…
           Антон   Хитер выключаю, чтобы энергию экономить. Ты на биллы посмотри, сколько денег уходит.
           Жанна   А обо мне не думаешь? Ты не имеешь права этого делать без моего согласия!
           Антон   (с раздражением) Пока за всё здесь плачу я. Иди и посоветуйся с адвокатом, имею ли я право после этого делать дома то, что считаю нужным.
          Жанна   А ты иди и посоветуйся со своим адвокатом, имеешь ли ты право на child abuse.
          Инна   (всплескивает руками) Жанночка, доченька, да что же такое ты говоришь? Ох, сведёте вы меня в могилу раньше времени... (плачет, вытирая слёзы подолом фартука).
         Жанна исчезает, через секунду появляется в дверях снова.
         Жанна   И прошу без стука в мою комнату больше не врываться!
         Артур   (насмешливо) Ну и ца-ца!
         Жанна   (сдерживая рыдания, кричит Артуру) А тебя это в первую очередь касается! (разрыдавшись, убегает).
         Инна следует за Жанной. Антон сидит расстроенный и растерянный. Артур удивлённо смотрит на дверь, куда удалилась Жанна.
         Артур   Во, заявочки! Соплюшка, а туда же... (передразнивает Жанну) ‘child abuse.’
         Aнтон   Жанна права, без стука к ней не входи. Она уже девушка.
         Артур   (удивлённо-насмешливо смотрит на отца) А при чём тут я? Это она против тебя… она с тобой борется за свою независимость.
         Входит заплаканная Инна.
         Инна   (умоляющим голосом) Ты бы, Антоша, помягче с Жанночкой... похвалил бы за что-нибудь… а то всё ругаешь… Ох, как я устала от этих скандалов… куда бы от вас деться?
          Антон   (вспылил) Вы что все на меня набросились?! Что вы из меня тирана какого-то делаете… деспота восточного? Отец я в этой семье или не отец, в конце-то концов?!
          Инна   (испуганно машет руками) Отец, конечно, отец... но ты бы помягче как-нибудь с детьми...
          Антон …Дочь всякую мерзость не стесняется при отце смотреть, кричит на отца... этот оболтус (машет в сторону Артура) шляется по ночам где-то... а мне слова не скажи... помягче, видите ли, с ними...
         Артур   (обиженно) Этот оболтус, как ты выразился, ещё и в университете учится, окей… и работает, окей… и проживание в этом доме полностью оплачивает… Окей, Dad.
         Aнтон нервно ищет сигареты в карманах, не находит, встаёт и идёт к кухонному шкафу за сигаретами, достаёт непочатую пачку и дрожащими руками пытается её открыть.
        Антон   Не смей меня дедом называть! Какой я тебе дед? Я отец тебе, заруби это себе на носу.
        Артур   Dad, это по-английски означает отец, к твоему сведению.
        Антон направляется к выходной двери.
        Инна   (встревоженно) Антоша, ты куда?
        Антон   (мрачно) Вселенную загрязнять.
        Инна   (недоумённо) Что делать?
        Антон   (досадливо) Да покурю я на свежем воздухе, что ты в самом деле (выходит).
               
                Сцена вторая
         
         Инна    Артур, сыночек, ты хотя бы разумным будь, не обижай отца.
         Артур   Да кто его обижает? Он сам кого хочешь обидит, (передразнивает отца) 'этот оболтус'…
         Инна   Нервничает он, за вас переживает…
         Артур   Зачем за нас переживать? Мы уже не малые дети. За себя бы переживал… слоняется целый день по дому… воздух ногами пинает…
         Инна   Артур, ты уже взрослый, ты же видишь, как ему тяжело без работы… он разве виноват, что у него английский никак не идёт… ты же помнишь, как он там работал… с раннего утра до позднего вечера… (плачет).
         Артур   Ладно, ладно, мама, успокойся, (обнимает мать) я всё понимаю… (пауза) Так… (смотрит на часы) через пятьдесят шесть минут выхожу.
         Инна   Куда ты опять собрался? 
         Артур   Всё туда же, на свидание с любимой.
         Инна   Ты бы привёл её сюда, показал нам… как её зовут, не могу упомнить?
         Артур   Миган… запомни от слова мигать, (берёт гитару, наигрывает и поёт песню на слова Есенина) незадаром мне мигнули очи, приоткинув чёрную чадру…
        Инна   (улыбается, машет безнадёжно рукой) Ой, всё одно, не запомню… Я буду её Милой называть, ты не против?
        Артур   Да хоть Нефертити.
        Инна   Вот я и говорю… привёл бы ты Милочку, познакомил…
        Артур   Я бы привёл, да не знаю как вы отреагируете… особенно отец.
        Инна   (сочувственно) Что она страшненькая?
        Артур   Не то чтобы страшненькая… не то слово…
        Инна   Ну и что, это не главное, лишь бы человек хороший был.
        Артур   Брюнетка она у меня… кожа у неё тёмная.
        Инна   На пляже, небось, загорела. Вы же в прошлое воскресенье с утра до вечера на море пропадали.
        Артур   (смеётся) Да, загорела… только не на пляже, а ещё в утробе… родилась она смуглой… она же из Эритреи.
         Инна   Господи… это ещё откуда?
         Артур   Из Эритреи, это страна рядом с Эфиопией в Африке.
         Инна растерянно смотрит на сына.
         Артур   Из Африки… понимаешь? Мы из Европы, а она из Африки (пауза).
         Инна   (разочарованно) А я мечтала, что у тебя девушка будет белокурая, голубоглазая… (пауза) Ой, да что это я… какая уж есть… смугленькая, так смугленькая… значит, судьба… (пауза) А ты любишь её?
         Артур   Не знаю… кажется, люблю… (пожимает плечами).
         Инна   Как это понять? Кажется или любишь?
         Артур    Я не знаю, мама, что ты подразумеваешь под любовью… во всяком случае орошать подушку слезами от избытка чувств я не собираюсь.
        Инна    Любовь, это… любовь… ну когда думаешь о ней постоянно…
        Артур   (с улыбкой) Мама, если я буду постоянно о ней думать, я не смогу в университете учиться.
        Инна   Да… (пауза) А она тебя любит… уважает?
        Артур   Говорит, что любит, а насчёт уважения не знаю, не выяснял ещё (пауза).
        Инна   (тихим голосом, смущаясь) Артурчик, сыночек, я хотела тебя спросить…
        Артур   Что, мама?
        Инна   Как это у вас… серьёзно?
        Артур    Я не шучу, мама.
        Инна   Я это… я хочу спросить… как далеко вы зашли?
        Артур    (делает вид, что не понимает) Куда зашли, мама?
        Инна   Ну это самое… жениться вы собираетесь… детишек заводить?
        Артур    Да ты что,мама! Внуков тебе придётся подождать… пока университет не закончу, пока работу постоянную не найду, какие могут быть разговоры о детях? Пока так поживём, а там видно будет.
        Инна   Ну а жениться вы собираетесь? Брак регистрировать?
        Артур   (удивлённо) А зачем? Здесь это не обязательно.
        Инна   (тоже удивлённо) А как же вы жить собираетесь?
        Артур   Так мы уже живём, мама… третий месяц… (пауза).
        Инна   (растерянно) Как так живёте?
        Артур   Как все… как вы с папой.
        Инна смутилась, покраснела, опустила глаза,
( пауза).
        Инна   Где вы живёте?
        Артур  У неё, она квартиру рентует.
        Инна   (после паузы, тихим голосом) Господи, вы меня в могилу сведёте. Что же ты молчал, не говорил нам ничего?
         Артур   Да уж… отцу скажи… представляю, какая буря поднимется.
         Инна    A её родители знают… кто они?
         Артур   Отца у неё нет, а мать и вся семья живут в Эритрее, здесь у неё только старшая сестра живёт. Да и какое это имеет значение, кто её родители, я на её наследство не претендую.
(пауза).
         Инна   А ты её любишь?
         Артур   Ты же уже спрашивала, мама.
         Инна    Я к тому, что без любви это… это грех…
         Артур   Ты что, мама, в бога начала верить? Не замечал раньше.
         Инна    Не знаю, Артур… Но ты … она хотя бы нравится тебе?
         Артур   Ну конечно, мама! Ты бы видела её глаза, огрoмные, чёрные, как оливки…
         Инна   Что?
         Артур   (смеётся) Оливки… чтобы тебе понятно было, чёрные, как спелые вишенки.
         Инна   (улыбается) Ну если как вишенки, тогда другое дело… тогда приводи её, свою цыганочку, (напевает) очи чёрные, очи страстные …
         Артур   (берёт гитару, наигрывает и подпевает)  …oчи жгучие и прекрасные…
         Инна и Артур   (поют вместе, Артур пританцовывает по цыгански)…как люблю я вас, как боюсь я вас…
               
                Сцена третья
         
Входит Антон.
         Антон   (улыбаясь) Кого это вы боитесь? То что не меня, я уже убедился (проходит на кухню, пьёт чай).
         Артур   (шепчет Инне) Сейчас не говори, я уйду, потом…
         Антон   (стараясь выглядеть беззаботно) Поглядел я на ночное небо… чернота бездонная… замечательное здесь небо… Вспомнил Блеза Паскаля, как он говорил, что его пугает эта бездна… странно, но она меня совсем не пугает, наоборот, манит…
         Артур   (тихо наигрывает на гитаре и напевает)  Гляжу я на небо, тай думку гадаю, чому я ни сокил, чому ни летаю…
         Антон   (удивлённо-весело) Смотри, он Шевченко помнит ещё…
         Артур    (насмешливо) Мне бы ваши заботы.
         Антон    С чего это ты со мной на вы заговорил?
         Артур    Вы – это ты с Паскалем.
         Антон    (рассмеялся, затем подошёл к Артуру, положил ему руку на плечо, говорит серьёзным и смущённым голосом) Ты, это самое… прости меня, сын… погорячился я…
         Aртур    (тоже смутился) Да ладно уж тебе… (вдруг весело) That’s all right, Dad, no worries…
         Aнтон   Ну что ж, валяй по австралийски, my dear son!
         Отец и сын посмотрели друг на друга и рассмеялись.
         Инна   (тоже с облегчением смеётся, потом спохватывается) Ой, пойду, посмотрю, что там Жанночка делает (выходит).
         Aртур    (смотрит на часы) Так… через двадцать три минуты отчаливаю.
         Антон   Опять в ночное, лошадей пасти до утра?
         Артур   Отец, позволь спросить тебя?
         Антон   Валяй.
         Артур   Ты же тоже был молодым? И ты дома с родителями сидел по вечерам, никуда не ходил?
         Антон   Ну зачем? Я в монахи не готовился… мы тоже гуляли под луной… (с улыбкой) иначе, откуда бы ты взялся… (серьёзно) но не каждую ночь и не до утра.
        Артур  Это Австралия, папа, здесь вся интересная жизнь проходит ночью…
        Антон   Интересная жизнь, говоришь… А мне кажется, это называется  жизнь прожигать без толку.
        Артур   Вот тут ты не прав, папа. Я ведь не только развлекаюсь, я мосты навожу в своё светлое будущее…
        Антон   (изумлённо) Каким-таким образом?
        Артур    Я налаживаю деловые контакты с нужными людьми…
        Антон   (удивлённо и слегка насмешливо) Ты уже свой бизнес имеешь?
        Артур   (серьёзно) Ещё не имею, но, надеюсь, буду иметь, окей. А среди тех с кем я общаюсь, некоторые уже имеют свой бизнес, окей. А кто не имеет, тот будет иметь… они полезные для меня люди, окей. Я не хочу, закончив университет, выглядеть слепым котёнком… я уже буду знать, куда и к кому идти работать… Вот ты, папа, знаешь, почему ты не можешь найти работу по своей специальности, химиком?
         Антон    Потому что английский слабоват.
         Артур   (поучительным тоном) Это тоже причина, но не единственная, и, может быть, не главная.
         Антон   (иронично улыбаясь) Да что ты говоришь?
         Артур   А ты не смейся, папа.
         Антон сделал серьёзное лицо.
         Артур   Здесь свои правила игры, которых ты ещё не знаешь, окей… И дело не только в твоём языке, но и в том, что у тебя нет солидных рекомендаций, references, окей… Если бы ты имел reference от профессора химии или, например, от мeнeжера химической компании, будь уверен, ты бы уже работал, даже при твоём слабоватом English…
         Aнтон   Где же я выкопаю эти рекомендации? Уж не с тобой ли пойти в ночное профессоров пасти?
         Артур   Вот в том-то и дело, что ты нужных людей, сидя дома, не найдешь. А я хочу их найти ещё до окончания университета.
         Антон   (насмешливо) Как я понял, ты там с профессорами и менежерами развлекаешься, не так ли?
         Артур    У нас в компании те, кто ещё будут профессорами и менежерами, окей, и они меня уже знают, окей, и придёт время, они мне пригодятся, окей…
         Антон   (удивлённо) Ну и ну! Как далеко ты смотришь! Вот это молодёжь пошла… прагматичная…
         Артур   (пожимает плечами) А как же иначе, папа?
         Антон   Окей, убедил, всё правильно… только, кроме всего этого, надо ещё и духовно развиваться…
         Артур   Что ты имеешь в виду, папа?
         Антон   Человек должен иметь определённые идеалы, ценности, стремления, цели…
         Артур   У меня есть цели, папа… доходный бизнес, хорошие мани, роскошный дом… я не хочу прозябать в этой рухляди, (Антон поморщился), шикарная машина… не то, что твоя телега (Aнтон снова поморщился), яхта… самолетик спортивный тоже не помешает. А что ещё надо?
         Антон   Всё это неплохо, Артур, но есть и другие ценности, более благородные и возвышенные…
         Артур    Возвышенные? Это какие?
         Антон    Ну, например, гуманность, доброта, щедрость…
(пауза).
         Артур   Папа, ты говоришь о щедрости, а помнишь, как ты перед отъездом в Австралию домашние вещи распродавал на рынке?
         Антон   Вспоминать не хочется…
         Артур   (не слушая) …Старик один просил тебя уступить в цене за электрический чайник… он тебе, наверное, последние свои деньги предлагал, а ты не уступил.
(пауза).
         Антон   (тихим голосом) А это уже удар ниже пояса, сын мой… (пауза) А на какие деньги мы до Австралии добрались? (громче) Ты об этом подумал, прежде, чем уличать меня в жадности? А здесь мы на какие деньги живём, ты подумал? Мы ведь приехали сюда без права на пособие…
         Артур   (с сожалением) Sorry, Dad…
         Aнтон   (запальчиво) Ты думаешь, я ради себя сюда приехал? Я и там прожил бы как-нибудь… я там всё имел, и интересную работу, и авторитет какой-никакой, со мной считались. Материально туговато стало, но это не главное… перенёс бы… Я же ради вас, ради вашего будущего всё бросил там, чтобы здесь мучаться, унижаться.
         Артур   Прости, отец, я не хотел тебя обидеть…
(пауза)
         Антон сидит, низко склонив голову.
         Антон   (грустно) Ты прав, Артур… этот проклятый чайник… это ещё не все мои грехи… были и похлеще… При той скотской жизни, что там была, дичать мы начали там тихо-тихо… Стыдно вспоминать…
       Артур  Прости, отец… буду я духовно развиваться, только скажи как?
       Aнтон   (грустно улыбаясь) Для начала книги почитал бы.
       Артур    Я и так часами в библиотеке пропадаю.
       Антон   Я говорю о художественной литературе. Я же вон (показывает на полку с книгами), привёз сюда… Гоголь, Толстой, Чехов… (берёт книгу Чехова) это и есть духовное богатство… В конце концов надо же как-то противостоять этому (машет рукой в сторону телевизора), я даже не знаю, как назвать это… Ведь ничего серьёзного, глубокого не показывают… секс сплошной, драки, стрельба… и всё это на фоне красивой, по их понятиям, жизни… Один Mардигра чего стоит… тьфу, мерзость голубая…
        Артур   Ну уж ты слишком, Dad… Oни же люди, такие же как все… они тоже хотят жить, как им хочется… и что плохого в том, что голубые такой классный фестиваль устроили?
        Антон   (примирительно) Ты, возможно, прав, Артур,но я… как-бы тебе объяснить… я с детства не переношу всяких лягушек, змей… короче, всё слизистое… я понимаю, что это природа, но я не могу преодолеть в себе отвращения…
         Артур  А ты знаешь, Dad, что Мардигра не просто фестиваль. Это их протест против унижения, которое они испытывают со стороны большинства, куда и ты, как выяснилось сейчас, относишься.
         Антон   Окей, раз ты вызываешь меня на дискусию, то слушай моё мнение. Я не унижал голубых и не собираюсь этого делать, пусть себе живут, как им заблагорассудится, лишь бы не на моих глазах… но этот их, с позволения сказать, фестиваль выглядит, мягко говоря, вызывающе. Они же не просто за свои права выступают, они бросают вызов моральным основам общества своей пропагандой разврата, половых извращений… Я не религиозный человек,но я считаю библию средоточием человеческой мудрости, если хочешь, общечеловеческих ценностей. Вот чему они бросают вызов… они бросают вызов многовековым устоям общества…
         Aртур   Каким устоям, папа?
         Антон   (запальчиво) Да хотя бы семейным устоям… (встаёт и в волнении расхаживает) ты посмотри, что творится здесь, разводы на каждом шагу… выдумали какое-то de facto, узаконили сожительство… уже не муж и жена, а партнёры… словечко-то какое…
           Артур   (спокойно) А для чего нужна семья, в том виде, как ты это себе представляешь? Такая семья и держится только потому, что её члены закрепощены экономическими или другими подобными соображениями… заметь, не чувствами любви и уважениями… люди живут в семье потому, что так удобнее или им просто некуда деться, и в то же время обманывают друг друга, изменяют… (пауза) А ты, папа, изменял маме, ответь мне, как мужчина мужчине? (улыбается).
          Антон   (слегка растерявшись) А тебе зачем это знать?
          Артур   Да так, из любопытства.
          Антон   (холодно) Тогда позволь мне как мужчине не отвечать на подобный вопрос.
          Артур   Не обижайся, папа… это я к тому… тут недавно по русскому радио одна поклонница Пушкина с диким восторгом рассказывала о любовных похождениях своего кумира, а у меня мысль мелькнула, как бы она отнеслась к своему мужу, если бы он был таким же ловеласом (оба смеются)… я к тому, папа, что получается… вроде бы изменять нехорошо, но можно…
          Антон   (смеётся) Можно… если ты Пушкин…
          Артур   А если ты простой смертный, то строго воспрещено. Здесь же, по крайней мере, честно… исчезли чувства, стал партнёр тебе в тягость, ты свободен решать, что тебе делать, так как экономически ты независим… (пауза) Кстати, папа, я хочу дать тебе совет, только ты не обижайся…
           Антон   Валяй, не обижусь.
           Артур   Ты будь поосторожнее с Жанной, если хочешь, чтобы она жила с нами. А то заявит в организацию по защите прав, и ей предоставят все условия жить отдельно (пауза). Люди здесь свободны выбирать, с кем и как им жить… А в России большинство семей сохранялось только из-за экономических соображений… что, не так?  А у тебя с мамой было по-другому?
          Антон   (печально) А ты становишься циником, Артур… (пауза) У нас с мамой, кроме экономических соображений, как ты выразился, есть ещё кое-что общее… то, что я хотел бы увидеть в твоей будущей семье…
         Артур   Прости, отец, я перегнул палку… пример неудачный (пауза). Я знаю, нет, я чувствую то, о чём ты говоришь… иначе я уже ушёл бы жить самостоятельно (пауза).
         Aнтон    Окей… так о чём мы говорили?
         Артур   О Мардигра.
         Антон   Что я хотел сказать? Да… вот вы смотрите и впитываете в себя всю эту грязь, а иммунитета против этого у вас ещё нет. Поэтому я и советую читать русских классиков, это хорошее лекарство для души…
          Артур   (смеётся) Что-то вроде снотворного, принимать по три страницы на ночь… то-то ты всегда классиков перед сном читаешь…
         Антон недоумённо смотрит на Артура.
         Артур   Скучные они, эти твои классики, папа, ну что я могу поделать… пытался я их читать… а твоего Чехова, только потому, что он твой тёзка (улыбается), я набрался терпения и одолел.
         Антон   Ну и какие впечатления?       
         Артур   О чём? О том, как дядя Ваня с тремя сёстрами гулял по вишнёвому саду?
        Антон    (улыбается) Что ж, давай поговорим о пьесах.
        Артур   Бледные впечатления, папа, как сами герои… одни неврастеники и истерички, погрязли от безделия в надуманных переживаниях, выражаются напыщенно, неестественно… (заметив удивлённый взгляд Антона) Смотри, папа, (берёт книгу Чехова с полки) открываю, не глядя, (открывает книгу) так, что у нас здесь, так… вот слушай, как Тузенбах объясняется в любви (читает): ''У меня страстная жажда жизни, борьбы, труда и эта жажда в душе слилась с любовью к вам.'' Папа, если я так начну объясняться своей girlfriend, она подумает, что я издеваюсь над ней, или, что я того... crazy.
        Антон   Они так и говорили, это был стиль речи того времени. Но неужели ты не видишь за всем этим правду жизни? Чеховские герои любят и ненавидят, бывают счастливы и страдают… мечтают… это же живые люди, неужели ты этого не чувствуешь?
        Артур   Не хочу тебя расстраивать, но не чувствую… а насчёт правды жизни… у Чехова свои штампы… если герой всю пьесу ноет, значит, он в конце пустит себе пулю в лоб, а если, наоборот, герой полон оптизма, строит какие-то планы на будущее, значит, ему пустят пулю, если девушка умна, значит, она будет несчастной и так далее… Да и потом, если они и в самом деле были такими, то они мне неинтересны…
        Антон   Неужели неинтересны?
        Артур    Нет… не то слово… они интересны, но в определённом смысле… ну как тебе объяснить… ну как звери в зоопарке… вроде бы они живые, а в то же время это не настоящая природа, подделка под природу…
        Антон   (возмущённо) Какой зоопарк? Что ты мелешь? Несколько поколений учились на Чехове мудрости, доброте! Чехов и в наше время остаётся современным.
        Артур   Да… да… что-то не то… не могу я тебе объяснить… короче, не захватывает меня Чехов… а что касается, современен Чехов или нет… его герои мечтают, особенно один полковник размечтался, не помню его имени…
        Антон   Вершинин в ''Трёх сёстрах.''
        Артур   Не важно… я хочу сказать, что то, о чём они мечтали, мы сейчас имеем здесь, в Австралии, и нам не мечтать, а учиться и работать надо, и всё получишь, что желаешь… и обществу полезным будешь. Так что, насколько современен Чехов здесь, я не знаю… может быть, в России ещё…
         (Пауза)
  Антон в замешательстве, не зная, что ответить
         Артур   (продолжает) …что касается доброты… не знаю, возможно я снова не прав, но мне кажется, что Чехов слишком уж агрессивный…
         Антон   (удивлённо) Как это агрессивный?
         Артур   Ну злой он какой-то, желчный… он туберкулёзом страдал, может быть поэтому…
         Aнтон   Не понимаю… пока я вижу агрессивность по отношению к Чехову.
         Артур   Например, чего это Чехов напал на Душечку?
         Антон   Как это напал?
         Артур   Ну я не так выразился, я хочу сказать, по какому праву Чехов высмеивает эту простую женщину? Она же никому зла не причинила, жила жизнью мужей… это же идеальная жена… к тому же несчастная по-своему…
          Антон   Она была пустая и глупая женщина.
           Артур   Ну и что? Понимаешь, Чехов установил свою планку… то есть взял самого себя за точку отсчёта, и всех, кто ниже, он считает глупыми. Но не всем же дано родиться такими умными, как Чехов. Знаешь, в нём чувствуется какая-то нетерпимость к обыкновенным людям, здесь это называется intolerance… А я бы сказал, что эта самая Душечка добрее, чем Чехов.
            Антон   Чехов высмеивает пошлость…
            Артур   Лучше уж быть пошлым, чем нетерпимым.
            Aнтон   Не знаю, на весах это не взвесишь…(примирительным тоном) ладно оставим… (пауза) Артур, а ты скучаешь по дому?
Артур   (удивлённо) Я же дома, папа.
Антон   Ты не понял, я говорю о России.
Артур   Первое время скучал, а сейчас… некогда скучать.
Антон   А ты себя русским чувствуешь?
Артур   Ну как тебе сказать… вроде да… русского языка, как видишь, не забыл (улыбается).
Антон   А немцем?
Артур   Ты знаешь, там в России, я ещё думал, кто я, русский или немец, а здесь, как-то некогда… да и какая разница… Что, это так важно?
Антон   Я думаю, что да.
Артур   Вот получу гражданство – буду гражданином Австралии.
Антон   Ты хочешь быть австралийцем?
Артур   Да, гражданином Австралии.
Антон   Почему?
Артур   Как почему? Потому что я живу здесь… и потом, Австралия будет защищать меня в любой точке земного шара… разве это плохо?
Антон   (задумчиво) Это хорошо…
Из комнаты Жанны выходит заплаканная Инна.
Инна   Зашёл бы ты к ней, Антон, погововорил.
Антон выходит.
Инна   (тяжело вздыхает) Бедная девочка…
Артур   (возмущённо) Да что ты, мама, заладила, бедная да бедная… живёт она тут на всём готовом, в ус не дует, и хотя бы за собой прибиралась, смотри, (показывает на косметику на столике) разбросала свои причиндалы и ждёт, что кто-то за неё уберёт…
Инна   (складывает косметику в футляр и убирает) Бедная девочка…
Артур   Опять заладила… A ты уверена, что она ещё девочка?
Инна вздрагивает и внимательным изучающим взглядом смотрит на Артура. Он отводит глаза.
Инна   (тихо) Как тебе не стыдно, Артур…
Артур   Окей, мама, извини, (смотрит на часы) ну я пошёл, через полчаса мы вернёмся, как договорились… и перестань расстраиваться по пустякам, мама, (обнимает, целует мать) ты уж подготовь отца к исторической встрече, ты же умеешь с ним… И ещё, ты поговори с отцом о Жанне, а то она ещё в суд на него подаст, от неё всё можно ожидать. Здесь законы жёсткие, Intervention order называется (уходит).
Инна   (целует сына) С богом, сынок.
               
                Cцена четвёртая

Выходит расстроенный Антон, ищет в карманах сигареты.
Инна (встревоженно) Ну что?
Антон молча с досадой машет рукой и выходит наружу. Выглядывает Жанна, смотрит нет ли отца, с плачем бросается в объятия Инны.
Жанна   Мама, мамочка… не могу я сказать ему сама… не могу… как тяжело… жить не хочется…
Инна   (испуганно)  Господи, да что же это ты такое говоришь… девочка моя… доченька… (плачет)
Жанна   Не могу, мама… мама…
Инна   (гладит дочь) Успокойся, доченька, деточка моя… всё уладится, ничего страшного не случилось… всё перемелется – мука будет… (сквозь слёзы пытается шутить) была мука (делает ударение в слове 'мука' на первый слог), а получится мука, я из неё плюшки испеку, ты же любишь плюшки… всё уладится… ну улыбнись, доченька…
Жанна   (улыбается, повторяет за матерью) Всё уладится…
Входит Антон. Жанна, плача, убегает в свою комнату.
Антон   (встревоженно) Что с ней творится?
Инна   (плача) Ой, не знаю… не знаю, что делать… плохо ей… переживает она…
Антон   Неужели из-за телевизора? Ради бога, пусть смотрит, если ей нравиться… пусть сама включает и выключает здесь всё, что хочет… я больше не буду вмешиваться, (зовёт Жанну) Жанна, иди смотри, что тебе хочется (включает телевизор).
Инна   Не из-за телевизора она, Антоша.
Антон   Ну а что ещё?
Инна   Антоша, я хотела тебе сказать… Не знаю, как начать…
Антон   Ну что? Не тяни резину.
Инна   Нет, нет… ничего особенного…
Антон (недоумённо разводит руками) У нас не дом, а Wheel of Fortune, сплошные загадки (устало садится на кресло и закрывает лицо руками). Не понимаю я… не понимаю я своих детей, (грустно) отдаляются они от нас… теряем мы их… если уже не потеряли (вздыхает).
Инна   Не преувеличивай, пожалуйста, Антоша (обнимает и гладит ласково Антона).
Антон   Ну почему преувеличиваю? К Жанне не подступись – разговаривать с тобой не желает, с Артуром проблемы…
Инна   (встревоженно) Какие проблемы?
Антон   Проблемы духовного взаимопонимания… он разговаривает со мной так, как-будто я уже старая калоша, которой место на свалке…
Инна   Выросли наши дети, Антоша… самостоятельности хотят, взрослыми стать торопятся…
Антон   Да уж слишком торопятся…
Инна    Артурчик у нас серьёзный мальчик, рассудительный…
Антон   Да уж слишком рассудительный… всё-то он знает, всё у него по полочкам разложено… ничего от него неожиданного не жди…
Инна   Разве это плохо?
Антон   (пожимает плечами) Не знаю… cуховатый он какой-то… как молодой старичок… Я считаю, если человек в молодости не способен на глупости, безрассудные поступки, он на всю жизнь останется серой и скучной личностью. Помнишь, как у Рембо, (декламирует) нет рассудительных людей в семнадцать лет среди шлифующих усердно эспланады… Koроче, не нахожу я с Артуром общего языка.
Инна   Здесь у многих так… я уж наслышалась тут от наших… жалуются, что дети какими-то не такими здесь стали… Вон, у Борисовых сын, ему всего-то пятнадцать, заявил отцу такое... исчезни, говорит, а то по стенке размажу… ужас какой…  у нас ещё ничего, слава богу…
Aнтон   Вот я и думаю, Инна, правильно ли мы сделали, что приехали сюда… может, лучше было бы остаться… и мы бы лучше понимали детей, и они нас… Здесь же другая жизнь, тёмный лес для нас… (вздыхает).
Инна   Ну что ты вздыхаешь всё время, как девица на выданье, (сочувствeнно смеётся) прямо по сердцу скребёшь. Что теперь сожалеть… жить надо, приспосабливаться… Ты же сам там торопил всех с отъездом.
Антон   Да… после того, что случилось с Артуром, просто страшно там жить стало.
Инна (в ужасе машет руками) Ой, не надо, Антоша, не вспоминай (пауза). Aнтоша, я всё тебя хотела спросить, почему мы не уехали в Германию, была же возможность… там тебе среди своих легче было бы, мне кажется.
Антон   Честно говоря, сам не знаю, что меня удержало… А потом, ну какой я немец, я вырос на русской культуре, мой родной язык - русский, мои предки во многих поколениях – россияне… Не хотелось мне, чтобы мы в Германии выглядели белыми воронами…
 Инна   (смееётся) А здесь мы какие вороны?
Антон   Здесь это не важно… здесь каких только ворон нет, и белых, и чёрных, и рыжих, и сер-бур-малиновых… Multicultural society… и это мне нравится.
Инна   Здесь, наверное, и браков смешанных много?
Антон   Наверное… и это прекрасно… Смешение кровей оздоровляет популяцию… от смешанных браков гении рождаются… возьми, к примеру, Пушкина… Tы знаешь, почему некоторые королевские династии вырождались?
Инна    Почему?
Антон   Из-за родственных браков… это потому что, согласно второму закону термодинамики, в закрытых системах нарастает энтропия…
Инна   Что нарастает?
Антон    Энтропия, есть такое научное понятие, чем выше энтропия в закрытой системе, тем больше в системе беспорядка, хаоса, а открытые системы имеют больше возможностей для развития…
Инна   Ты такой умный, Антоша, аж страшно.
Антон   (смеётся) Короче, я за смешанные браки… и, вообще, я против расизма… я же это с детства на своей шкуре испытал. Kем я только не был, и фашистом, и жидом, это из-за фамилии Альтшуллер… и ак-кулаком…
Инна   А кулаком-то почему называли? Твои же не из раскулаченных…
Антон   (смеётся) 'Ак-кулак' – это по-казахски 'белое ухо', так некоторые казахи русских называли. Моё же счастливое детство в Казахстане прошло благодаря усатому вождю всех народов. Он же в Центральной Азии тоже multicultural society устроил из ‘врагов народа', только непонятно было, врагов какого народа…
Инна    И что, вы там друг друга обзывали всякими кличками?
Антон   Ну зачем… не все… далеко не все… большинство жило дружно, У меня были друзья и русские, и немцы, и евреи, и казахи, и корейцы… и, надо сказать, хорошие были друзья, верные…
Инна    А эфиопы были?
Антон   (удивлённо) Какие ещё эфиопы?
Инна    Ну, обыкновенные… из Африки.
Антон   (смеётся) Чего не было – того не было… Хотя живи в Казахстане эфиопы – были бы, наверное, и друзья-эфиопы… не вижу оснований не дружить с эфиопом, если он хороший, порядочный человек… У нас даже испанцы были… представляешь, моя первая любовь, моя одноклассница, была испанка… черные кудри, чёрные глаза…
Инна    Кармен?
Антон   (смеётся) Мигуэла… её звали Мигуэла Санчес…
Инна   (удивлённо) Мигуэла? (бормочет) Незадаром мне мигнули очи…
Антон   Мигуэла, а что? Ты что, ревнуешь, что ли?
Инна   (кокетливо-шутливо улыбается) А как ты думал? (пауза) Антоша, а в эфиопку ты не влюблялся?
Антон   Да что ты заладила, эфиопы, эфиопки… (смеётся).
Инна   Да так…
Антон   (шутливо) Была бы красивая эфиопка, может, и в эфиопку влюбился бы…
                Сцена пятая

Звонок в дверь. Инна спешит открыть. На пороге Артур и Миган.
Артур   Это Миган, моя girlfriend. It’s my mother and my father.
Миган   (застенчиво улыбается) Megan, pleased to meet you.
Инна растерянно, но приветливо улыбается, затем решительно подходит к Миган и целует её.
Инна   I’m happy… I’m happy… Мила…
Антон привстал и с отвисшей челюстью уставился на Миган.
Артур   My mother’s name Inna, (повторяет) In-na.
Mиган    Ин-нйя.
Инна   (радостно) Yes, yes… Инна… I’m happy… (Антону) подойди, поздоровайся хотя бы.
Антон   (подходит и протягивает Миган руку) Антон Григорьевич, рад познакомиться.
Миган вопросительно смотрит на Артура.
Артур   (повторяет для Миган) Антон, (Антону) папа, здесь по отчеству не представляются…
Миган   Антон… nice to meet you.
Инна   (радостно) Yes, yes, Антон… I’m happy, (Антону) ты видишь, как она тебя сразу правильно назвала.
Антон не реагирует, с открытым ртом уставившись на Миган. Миган смущённо прижимается к Артуру и тянется для поцелуя. Артур чмокает её в губы. Антон опускает глаза.
Инна   (суетливо) Ну что же мы в дверях застряли, проходите гости дорогие… (берёт Миган под руку и подводит к столу)
Артур   Come on…
Рассаживаются.
Инна   (накрывает на стол, приговаривая) Сейчас мы посидим, чайку попьём… ой, про Жанночку то чуть не забыли… сейчас позову (уходит).
Артур  (спрашивает Антона) Как Жанна?
Антон неопределённо пожимает плечами. Возвращается Инна. Антон выжидательно смотрит на неё. Инна делает ему успокаивающий жест. Антон подходит к шкафу и достаёт бутылку вина. Артур машет рукой.
Артур   Не надо, папа.
Антон   (нерешительно) Хотел, как полагается для знакомства… по стопочке…
            Артур   Ты же знаешь, я избегаю этого дела, а Миган вообще не пьёт и не курит.
Инна   (восхищённо Антону) Ты видишь, наша Милочка даже не курит, (умилённо смотрит на Миган) А глазки, дествительно, как спелые вишенки!
Антон   (пожимает плечами) Ну если так… (садится и смотрит, открыв рот, на Миган).
Артур   (со смехом) Папа, закрой рот…
Антон переводит непонимающий взгляд на Артура. Артур показывает жестом отцу, что надо закрыть рот.
Инна   (Антону) Ты бы спросил у Милочки что-нибудь по английски.
Антон   How are you?
Mиган   Thank you, good (смущается и тянется к Артуру целоваться Артур чмокает её, Антон опускает глаза).
Инна   Ой как хорошо вы беседуете, скажи что-нибудь ещё, Антон?
Антон   (после паузы) It’s lovely day today.
Миган   O! Yes!
Aртур   (смеётся) Папа, уже давно ночь, night.
Инна   Ты спроси, Антон, о родителях, о семье (разливает чай по чашкам).
Антон молчит.
Артур   (обращаясь к Миган) They are asking you about your parents and family.
Mиган   (перестав улыбаться) My father was killed in a war. (Артур переводит).
Инна   (проливает чай на скатерть) Ой, где же его так, в Чечне, что ли?
Артур   (укоризненно) Mама, ну при чём тут Чечня… это же в Африке… война между Эритреей и Эфиопией…
Антон   (сочувственно кивает Mиган и объясняет Инне) Эритрея сражалась за свою независимость.
Инна   Господи, да что же это творится в мире… кругом войны…
Migan   My mother and eight brothers and sisters live in Eritrea, I’m the last child in my family. (Aртур переводит)
Инна   (горестно) Девять сирот оставил…
Артур   Десять… у неё ещё сестра здесь живёт.
Инна   Господи, десять сирот…
Скорбная пауза. Выглядывает с любопытством Жанна.
Инна   (заметив Жанну) Жанночка, проходи, познакомься с Милочкой.
Жанна протягивает Миган руку, они обмениваются приветствиями по-английски.
Жанна   (шепчет Артуру) Ты где такую нашёл?
Артур   (тоже шёпотом, грубовато) Не твоё дело, не возникай.
Инна   Ой, ну что же бы не пробуете моих плюшек…
Антон   (берёт блюдо с плюшками и протягивает Миган) Take it please.
Aртур   Здесь “take” не говорят, папа, это у тебя по-русски получается. Надо говорить “help yourself please”.
Миган   (берёт плюшку) Пожя-люй-ста.
Артур   (поправляет Миган) Not ‘пожалуйста’, but ‘спасибо’.
Mиган   Спась- йибо.
Инна   Ой, какая прелесть! Уже и по-русски заговорила. Кушай на здоровье, Милочка, я сама пекла… три стакана муки, да на стакан молока - два яйца… (Артур переводит рецепт для Миган).
Миган   Мью-ки… ту-ва-яи-са… карашо…
Жанна прыскает со смеха.
Инна   Хорошо, хорошо… (кивает Антону на Миган) ты посмотри, какая она у нас умница!
Антон   Да…
Инна   (Миган) Ты приходи почаще, я научу тебя печь. Артур любит плюшки…
Артур   Ну нам пора, спасибо этому дому – пойдём к другому (он и Миган встают).
Жанна   (слегка насмешливо) Бай-бай.
Mиган   Бай, see you.
Артур   (Жанне) Баюшки-баю, иди спать, чайлд, детское время кончилось.
Жанна   Ещё только тебя не спрашивала, когда мне идти спать.
Инна   Куда же вы торопитесь, я и насмотреться не успела на Милочку.
Артур   Ещё насмотришься, мама, мы же на в Африку уезжаем, мы на пати приглашены, торопимся.
Антон   Have a good time.
Aртур (шутливо-удивлённо взглянув на отца) O! Not bad.
Миган   Спась-ибо, see you .
Инна   Пожалуйста, на здоровье, приходите ещё, до свиданья.
Миган   До свиданья.
Артур и Миган выходят.
Жанна    (насмешливо) Нефертити,,, тува яиса (прыская, уходит).

                Сцена шестая

Инна, улыбаясь, выжидательно смотрит на Антона. Антон достаёт из шкафа вино, наливает себе полный бокал, пьёт и закусывает плюшками.
Инна   Ну как ты находишь?
Антон   (хмуро) Ничего, сойдёт.
Инна   (обрадованно) Как хорошо, что она тебе понравилась… а то Артур так беспокоился…
Антон   Я о плюшках говорю…
Инна   (разочарованно) А я о Милочке спрашиваю.
Антон    О какой ещё Милочке?
Инна    О нашей.
Антон    О вашей?
Инна с разочарованным видом убирает со стола. Антон допивает вино, пересаживается в кресло и закрывает лицо руками. Инна выжидательно поглядывает на него.
Антон   И что? (пауза).
Инна    (настороженно ждёт продолжения, не дождавшись) Что что, Антошенька?
Антон   И что это у него серьёзно?
Инна   Думаю, что да… Артур у нас основательный…
Антон    Да… основательно он нас… И давно это у него?
Инна   Три месяца.
Антон   Что же ты молчала? Что вы все со мной в молчанки играете? Отец я в этой семье, или пятое колесо в телеге?
Инна   (виновато) Антоша, успокойся… я сама только сегодня узнала…
Антон   А этот интернационалист что молчал?
Инна     Кто?
Антон   Да о сыне я.
Инна    Побаивается он тебя…
Антон   (насмешливо) Это oн меня то побаивается? Он меня как жить обучает.
Инна    (несмело) Антоша, ты же сам говорил про законы термодинамики… про энтропию…
Антон   Какая ещё к чертям энтропия?
Инна   Ну, про открытые системы… что смешанные браки – это хорошо.
Антон    (невольно рассмеялся) Подловила ты меня… (цитирует Гёте) Tеория, мой друг суха, но вечно зеленеет древо жизни…
Инна   Вот оно и зеленеет.
Антон   (смеясь) Не знаю зеленеет оно или какой-то другой цвет приобретает… (пауза) Что он, не мог что-нибудь другое себе найти? Столько девушек вокруг…
Инна    Что теперь сделаешь, Антоша… судьба… будет у нас у нас внучок кучерявенький, черноглазенький…
Антон   Не хочу я кучерявенького… хочу нормального…
Инна    Так что по-твоему, Пушкин был ненормальным?
Антон   (смеётся) Ну если внук будет Пушкиным – это куда ни шло. (пауза) А ты всё-таки поговори с Артуром, может, он одумается,,,
Инна   А почему тебе самому не поговорить, ты же отец.
Антон   (мнётся) Я да… я поговорю… но, знаешь, не мужское это дело – разговаривать о таких вещах. Мать, она всё-таки ближе…
Инна   (пожимает плечами) Ладно, Антоша, поговорю…
Выходит Жанна, одетая, с выходной сумкой в руках, и с сердитым видом ищет что-то на столике.
Инна   Жанночка, что ты потеряла?
Жанна    Косметичку.
Инна   (берёт косметичку и подаёт Жанне) Вот она, доченька.
Жанна    (раздражённо) Сколько раз говорила, не трогайте моих вещей (кладёт косметичку в сумку и направляется к выходу).
Инна   Tы куда, Жанночка?
Жанна   (отрывисто) Гулять.
Инна   Куда, доченька?
Жанна   Ну какая тебе разница, куда?!
Антон   Ты почему грубишь матери?
Жанна    А что она заладила, куда да куда.
Антон    (привстаёт) Ты что нормально ответить не можешь? Ты когда вернёшься?
Жанна    (бормочет про себя) Когда рак на горе свистнет (выходит, хлопнув дверями).
Антон стоит побледневший, руки его трясутся, ищет сигареты. Инна смотрит на него со слезами на глазах.
Инна   Успокойся, Антошенька… не надо курить… садись…
Антон   (послушно садится и закрывает лицо руками, бормочет) Ты посмотри на неё, что выделывает…
Инна   (гладит его по голове) Успокойся, Антошенька… (пауза) Антошенька, я хотела тебе сказать… (пауза. Антон не реагирует) Жанночка…
Aнтон   (тревожно) Что Жанночка?
Инна    Жанночка… (мнётся в нерешительности) ты бы с ней помягче… как бы мы её не потеряли…
Антон   Что вы меня все пугаете… Артур пугал, теперь ты… обложили вы меня как волка красными флажками…
Инна   Тут, знаешь, законы есть… ой, не могу упомнить что-то… интервенция какая-то… семейные конфликты в суде разбирают… как бы Жанночка не подала в суд…
Антон     (возмущённо) Вот именно, интервенция… интервенция в семью… точнее, против семьи… дочь на отца в суд подаёт, сын - на мать… а в результате нет семьи… всё крахом… Тысячи лет существовали библейские законы, и всё было в порядке, так нет, надо их подменить своими…
Инна    Антоша…
Антон    (не реагируя) Поменьше бы вмешивались в семейные дела – было бы лучше… По крайней мере, их аккомодейшены не были бы переполнены одинокими стариками при живых детях…
Инна    Антоша, я хотела тебе сказать про Жанночку…
Антон    (встревоженно) Что ещё?
Инна      (нерешительно) Она… у неё… она с парнем встречается…
Антон   Что, опять эфиоп? (тревожно уставился на Инну).
Инна    Да нет…
Антон    (облегчённо) Хоть здесь пронесло… А то я подумал, что Отелло какой-нибудь, мавр венецианский… чучело мавританское...
Инна   Не Отелло… Бобом его зовут… австралиец он, я его разок видела, высокий такой, белобрысенький… шейка тоненькая, как у гуся…
Антон   Ты хоть разговаривала с ним, что он из себя представляет?
Инна    Да, он что-то говорил, да я не поняла… к тому же он такой застенчивый.
Антон   Застенчивый - это неплохо.
Инна   Антоша… я хотела тебе сказать…
Антон   (взглянул на Инну с насмешливым удивлением) Ты сегодня неистощимая на новости.
Инна    Жанночка… она понесла…
Антон   (с тревожным недоумением) Чего понесла? Куда?
Инна    (кричит в отчаянии) Ребёночка она понесла! Беременная она… на втором месяце… (плачет).
Антон    (бормочет в прострации) Хорош гусь… застенчивый…


                Продолжение следует




   



 






   


Рецензии
Здравствуйте, Рефат!
Заглянула к Вам в поисках не афоризмов и не рассказов о детях (признаться, первое - просто не моё, а второго перечитала на Прозе) и "залипла" на Вашей пьесе на всё утро. Жаль, конечно, что не получилось продолжить её, но начало впечатляет. Накал страстей вполне чеховский, тема стара и актуальна, как мир. Мораль, устои, оторванность от традиции - в случае с героями ещё и физическая оторванность. Любопытно, как бы они смогли выйти из этой ситуации и с какими потерями? Тронула патриархальность Антона и книги, привезённые с родины.
В данное время я мало читаю на Прозе, но надеюсь ещё вернуться на Вашу страницу, заинтересовали :-)
С уважением,

Мария Евтягина   05.07.2018 09:41     Заявить о нарушении
Здравствуйте!
Благодарю, уважаемая Мария!

Рефат Шакир-Алиев   10.07.2018 06:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.