Очень Солнечные Зайцы. Кровавая баня

Нам было шестнадцать и восемнадцать, мне и юноше Кристо; мы сидели в квартире общего родственника, Влада. Я смотрела на видаке какой-то фильм. Кристо курил травку. Я искоса поглядывала на него, ожидая, когда он дойдёт до вершины своего добродушия. Наконец, вроде бы это случилось, и я объявила:

- Крысь! Мне нужна твоя помощь как врача!

Кристо приподнял брови и обаятельнейше улыбнулся, куда там Василию Степанову - к нему, кажется, даже цветы на подоконнике за светом повернулись.

- Ты себе опять что-то сломала, ребёнок?

Я, ради разнообразия, ничего не сломала. Я решила проверить, правда ли, что кончать жизнь самоубийством посредством перерезания вены - не так уж больно. А Кристо должен был, естественно, контролировать эксперимент в качестве представителя медицины (строго говоря, он пока что врачом не был, но всё же).

С моего очаровательного товарища слетел весь накур. Или травка была слабая, или он изображал её действие более сильным, чем есть - я не знаю. Он завопил сакраментальную в наших отношениях фразу:

- Ты с ума сошла!!!
- Ты поможешь?
- Нет!!!
- Жалко. Придётся как-нибудь самой.
- НЕТ!!! Тогда уж лучше со мной. Когда?
- Сейчас!

Если вам удивительно, почему Кристо так быстро сдался, то вы попросту не знаете меня как следует - я бываю ужасно, ужасно упрямая. Поэтому мой названый брат не мог не сообразить, что с ним или без него, а эксперимент будет.

Я влезла в припасённые шорты, Крысь достал из кухонного шкафчика набор, при помощи которого буквально неделю назад штопал Владу бровь и вид которого заставил меня вздрогнуть:
- А что, ты не залеплять чем-то будешь?
- Хрен тебе, - злорадно сказал Крысь. - Иголкой!!! Ну, эксперимент точно будет?
- Будет-будет! - я натянула майку-тельняшку, набрала горячую ванну и под молчаливым неодобрительным взглядом представителя медицины забралась в неё. Кристо протёр лезвие от бритвы одеколоном и подал мне.

- Только не как в фильмах, - быстро сказал он. - Вот здесь, вот так и настолько, а то перережешь нахрен сухожилия и шрам будет здоровенный.

Я быстро, чтобы не успеть испугаться, сделала надрез. Первый раз получилось только надрезать кожицу, и я чуть поднажала. Из совсем малюсенького разреза потекла вишнёвая кровь. И потекла она до ужаса быстро. Нет, не так, она потекла БЫСТРО!!! За какую-то секунду-две вытекло, как мне показалось, не меньше двух стаканов.

- Останавливай! - взвизгнула я. - Останавливай!!!

Бледный, как простыня, Крысь стал хватать меня дрожащими пальцами за запястье и давить, а кровь бежала и бежала. Я пыталась помочь ему и тоже бессистемно сдавливала себе левую руку пальцами правой. Наверное, кровь текла несколько секунд, но мне казалось, что мы пытаемся её остановить уже полчаса.

- Выпрыгивай! - закричал Кристо. - Это от жары, выпрыгивай наружу!

Я попробовала вскочить, но тут сильно закружилась голова, и у меня никак не получалось выпрямиться и вылезти, и тогда он сам за руку выволок меня не только из ванны, но и из самого санузла.

Через полминуты каких-то невидимых для меня манипуляций (Кристо всё от меня заслонил своей спиной, зафиксировав мою руку у себя подмышкой), кровь была остановлена, а разрез был заштопан. Некоторое время мы сидели на полу, глядя друг на друга.

- Что, правда не больно? - спросил Крысь.
- Ну так, чуть-чуть...
- Дура, - с чувством сказал он.

Ему уже пора было идти. Убирать последствия предстояло мне. Когда он ушёл, я спустила воду, кое-как вытерлась и переоделась. Голова кружилась, и сил прибраться у меня не было. "Вечером," решила я. Влад, конечно, сильно удивится и даже вознегодует, увидев ванну в розовых разводах, но в конце концов у меня могли начаться менструации, верно? С чувством решённости актуальных проблем я покинула квартиру.

И всё бы ничего, нет, всё бы ничего, если бы хозяин квартиры, которую снимал Влад, не зашёл бы в этот день вместе с Владом и не обнаружил бы в ванной на стене и стиральной машинке пару кровавых отпечатков явно детских ладоней...

И пусть милосердная тайна опустит покровы на то, что произошло между мной, Владом и Кристо на следующий день!


Рецензии