Ну, почему мне так не везёт

         Всё утро Нина Николаевна комплектовала документацию. Настроения не было и всё, буквально всё, раздражало. Сегодня в офисе малолюдно. Куда подевались все сотрудники? Или ей это только кажется? А те, кто есть, какие-то все в себе и отстранённые.

         Она ощущала вокруг себя какое-то отчуждение. «Может, у меня мания подозрения?», - тоскливо думала Нина Николаевна, с остервенением продолжая комплектовать документацию. Да нет. Что-то не так, и всё тут!
 
         В кабинет зашёл системный администратор, якобы узнать: не пришёл ли факс на его имя. Нина Николаевна раздражённо подумала: «Почему факс для него должен придти именно на мой факс?» Не снимая вежливо-протокольную улыбку с лица, она немного пообщалась с ним. Когда он, наконец, ушёл, она с упоением тихо прошептала в закрытую дверь: «Да пошли вы все в жопу!»

         Во, как!  «Да, так! Да, мне здесь не катит! Надо срочно увольняться. Но я в тисках контракта, который заканчивается только через шесть месяцев. Ну, почему мне так не везёт? Как пережить это время!?  Ничего! Переживу. И не такое преодолевала.  Куда я денусь?»

          Выйдя в фойе, чтобы покурить, Нина Николаевна столкнулась с учредителем фирмы. Учредитель – маленького роста, но с большими амбициями, молодая женщина, во всём облике которой: от макияжа, причёски и одежды так и прёт – стерва! Стерву тоже зовут Нина Николаевна. Нашу Нину Николаевну это здорово раздражает. Стерву тоже. Обе женщины с одинаковыми  именами, в остальном – полные антиподы.

          Стерва невидящим и холодным взглядом коснулась Нины Николаевны. Нина Николаевна на взгляд Стервы решила не заморачиваться: «Ну, кто она для меня такая? Никто! Сегодня она учредитель, а завтра, глядишь, я. Да пошла она в жопу! Ну, почему мне так не везёт?» - и с наслаждением выпустила струйку дыма в след удаляющейся спины Стервы.

          Злости и обиды после первой выкуренной сигареты уже не было. А после второй наступило абсолютное безразличие. Просто немного неприятно, что ещё полгода придётся работать в этой ужасной раздражающей обстановке.

           Наконец, сделав всё, что на сегодня наметила, Нина Николаевна вышла из стен фирмы, этого ужасного здания, на улицу.
           Серо, пасмурно.

            Женщина тормознула такси и поехала в любимую кофейню. Ей здесь нравится: приятная атмосфера, тихая музыка и официанты стараются угодить. Она заказала чашечку кофе и пирожное. Немного подумала и заказала ещё пирожное. С мыслью: «Да пошло всё в жопу!» - с наслаждением всё это поглотила. Немного полегчало!

           Из кофейни домой Нина Николаевна возвращалась на метро. В переполненном вагоне электрички людской поток прижал её к двум алкоголикам, от которых разило перегаром и потом. Между собой они громко выясняли отношения, в основном на ненормативной лексике. «Ну, почему мне так не везёт?» - обречённо подумала Нина Николаевна. В таких «антисанитарных условиях», как говорил известный сатирик, ей надо ехать целых шесть остановок. Она не воспринимала матерные слова. У неё на них была аллергия. Самое большое ругательство для неё – это «послать в жопу», и то мысленно. Эти слова вслух громко никогда не произносились. Разве только шёпотом, и то, чтобы никого не было рядом. Она старалась поддерживать имидж интеллигентной женщины, который видели в ней окружающие.

          Она опять погрузилась в мысли о ненавистной фирме и не менее ненавистной Стерве. «Неужели мне так плохо на фирме в окружении сослуживцев, что даже эти алкоголики меня уже почему-то не раздражают», - думала Нина Николаевна, даже где-то с умилением, глядя на них.

          Нина Николаевна, открывая дверь в квартиру, услыхала телефонный звонок и, не снимая пальто, прошла в комнату, сняла телефонную трубку.

         - Алло!

  Звонил Вадик, приятель по предыдущей работе.
 
         - Привет, Нина. Я договорился с директором творческой мастерской. Он просит, чтобы ты с ним срочно связалась прямо завтра по поводу дальнейшего сотрудничества с ним.
 
         - Почему так срочно?

         - Он уезжает на горнолыжный курорт, в Швейцарию, и хочет наверняка знать, что ты перейдёшь к нему работать.
 
         - О, кей!

          Нина Николаевна пообещала, что железно свяжется с ним, потому что это в её интересах.

          Пересмотрев все сериалы, даже те, которые не нравились, она легла в постель. Перед сном почитала журнал «Иностранная литература». Нашла в нём самую скучную статью в надежде быстрее заснуть. Не получилось. Кошка, которую она в прошлом году купила в переходе метро, чтобы не было так одиноко, вдруг начала без перерыва мяукать. Кстати, Нина Николаевна назвала кошку Стервой, потому что по окрасу, миниатюрным размерам и повадкам, она уж очень напоминала учредительницу фирмы.

         У кошки начался половой период, а таблетки «Сексбарьер», как на зло, закончились. Кошка запрыгнула на кровать и с каким-то остервенением попыталась укусить руку Нины Николаевны.
 
         Нина Николаевна даже начала бояться Стерву. «Надо же, родную и любимую кошку начала бояться», - подумала она, - «Стерва она и есть Стерва». Нина Николаевна попыталась схватить её за холку и выкинуть из своей спальни. Но кошка оказалась проворнее и спряталась под кровать, откуда ни веником, ни шваброй, не удалось её выудить.

        Женщина пошла на хитрость. На кухне она достала из холодильника самую вкусную консерву «Горбуша в собственном соку» и вывалила её всю в миску. Кошка пришла на запах.

        Пока Стерва ела, Нина Николаевна бежала из кухни в спальню, на ходу выключая свет на кухне и в коридоре. Она закрыла дверь спальни на задвижку и с неким облегчением легла в кровать, пытаясь заснуть.

        Но не тут-то было! Кошка, поев, начала кидаться на ручку двери и без перерыва истошно мяукать. Впечатление, что неистовый мужчина, вошедший в сексуальный раж, рвался в закрытую дверь спальни женщины, которую он желал прямо сейчас, и готов на своём пути смести всё.

         Нина Николаевна выдерживала оборону, как могла. «Ну, почему мне так не везёт?» - думала она, «У всех кошки, как кошки, а у меня самая настоящая стерва», - и слеза отчаянья покатилась по её щеке. Всё-таки она через некоторое время дрогнула и впустила кошку в спальню.

         Кошка забежала в спальню и затаилась. Как только Нина Николаевна легла в постель, Стерва одним прыжком выпрыгнула из укрытия и прокусила руку хозяйки до крови. С окровавленной рукой женщина носилась за кошкой по спальне, пытаясь запустить в неё подушкой: «Ах ты, Стерва! Кусаешь руку, которая тебя кормит! Ну, ты у меня сейчас получишь!»

          Наконец, Нине Николаевне удалось выкинуть кошку из спальни и уже ничто не могло её пронять и разжалобить: ни тоненькое жалобное мяуканье, ни тихое царапанье двери с той стороны.
 
          Она не знала, сколько прошло времени, но проснулась от телефонного звонка. Звонила двоюродная сестра: у неё умер муж и похороны сегодня. Сестра просила приехать пораньше, помочь.

          «Ну, почему мне так не везёт? Встреча с директором творческой мастерской накрылась», - обречённо думала Нина Николаевна, собираясь на похороны.

          На похоронах Нина Николаевна познакомилась с мужчиной, с которым она связала свою дальнейшую жизнь.  «За что мне такое счастье?» -  теперь часто думала она.


Рецензии
Добрый вечер!

Невезение, впрочем, как и везение – штука проходящая. Но бывают повальные врЕменные «провалы», это да. Вот в один из них Героиня и угодила. Что поделать, жизнь – сплошь полоски разной интенсивности. А вот посылание в «опу» - сродни защитной реакции на раздражитель. Однако часто думать «За что мне такое счастье?» - вредно. Можно и «зачтокать» своё счастье.

С уважением,
Мореас Фост

Жалко всё-таки кошку. Такое количество столь жирной пищи – полная банка консерв «Горбуша в собственном соку» - кошкам крайне вредно.

Мореас Фрост   03.02.2017 21:10     Заявить о нарушении
Передам героине, чтобы не "зачтокала" своё счастье.))))))))
Светлана.

Михай   04.02.2017 10:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 43 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.