Жукова М. И. Девочка из гетто

Воспоминания  Жуковой Марии Иосифовны, 1939 года рождения, уроженки г.Минска.

В 1941 году мне было всего 2 годика. Так что 1941 и 1942 года в памяти остались только криками людей и детей. Это были крики отчаяния, безысходности, ужаса перед неотвратимостью беды. Поэтому фактические события моего военного  детства я восстанавливала постепенно с помощью людей, которые вместе со мной были в детском доме, а также с помощью архивных документов. Таким образом, мне удалось установить, что я попала в детский дом из еврейского гетто. Когда немцы заняли Минск, они насильно начали сгонять всех евреев из занимаемых ими домов в специальный, строго охраняемый район, который назывался гетто. Евреи  понимали, что впереди их ждет смерть, ведь слухи о том, как поступают фашисты с евреями, давно ползли по всей Европе. Поэтому евреи старались сделать так, чтобы их дети не попали в гетто – пусть хоть они уцелеют, пусть хотя бы у них будет шанс на жизнь. Они отдавали детей даже незнакомым людям, пытались их устроить хоть куда-нибудь, например, в детский дом. Каким-то подобным путем попала в детский дом и я. О своих родителях я так ничего никогда и не узнала. Они были уничтожены фашистами без следа, остались только места массовых казней и захоронений.

20 июля 1941 года немецкие оккупационные власти издали приказ об изолировании детей еврейской национальности в детских учреждениях. Чтобы вести поиск евреев по всем правилам, в Минске работал так называемый «антропологический комитет», возглавляемый человеком по фамилии Ребигер. Основными признаками считали: неумение правильно выговаривать букву «р», курчавые темные волосы, нос с горбинкой. Для детей не было никаких скидок, еврейская нация подлежала тотальному уничтожению. Вместе с настоящими евреями гибли многие граждане других национальностей, которых по внешним признакам принимали за лицо еврейской национальности. Немцы регулярно проводили облавы, прочесывания и другие мероприятия, направленные на обнаружение евреев. С марта 1942 года они начали уничтожение всех оставшихся в живых евреев в гетто, а также детей, изолированных в детских домах.  По улицам ездили так называемые «душегубки». Это были грузовики-фургоны, устроенные так, что во время работы двигателя можно было направить выхлопные газы внутрь фургона, и все, кто там находился, погибали от отравления этими газами. Людей просто заталкивали в эти фургоны; с заполненным  кузовом грузовик направлялся к месту захоронения трупов. По пути включалась система отравления, и по прибытии на место специальная команда в противогазах выносила погибших людей и сбрасывала в огромные ямы, специально вырытые около концлагеря Тростенец недалеко от Минска. Такая душегубка однажды подъехала и к нашему детдому.

В архиве КГБ Республики Беларусь сохранились документы из дела №174 статья 63-1 УК БССР, начатого 2 августа 1944 года и оконченного 17 марта 1945 года. Это дело было заведено против бывшего директора нашего детдома Петуховской Анны Францевны, и копии некоторых документов мне удалось получить из этого архива. Вот выдержки из обвинительного заключения:
«Петуховская А.Ф. в июле 1941 года поступила на работу в  качестве завхоза, а затем и заведующей в организованный оккупантами детский дом №1, контингент – от грудных до 5 лет. Впоследствии, будучи настроенной лояльно к немецкой власти, Петуховская подала на имя начальника отдела детских домов горуправы, в  котором заявила о наличии в детдоме еврейских детей. В январе 1943 года согласно поданного заявления была создана комиссия с участием Петуховской по отбору детей-евреев, в результате чего было отобрано, и затем увезено совершенно раздетыми в крытой автомашине службы СД 30 (тридцать) детей, судьба которых неизвестна.»

Из свидетельских показаний по делу Петуховской:
«Петрущенко Мария Викентьевна:
- Сначала Петуховская одевалась убого, затем стала заниматься хищениями продуктов и вещей. Вышла замуж за начальника управы.

Кнушевецкая (бухгалтер детдома №1):
- Петуховская за еврейских детей брала взятки. Детей всего было примерно 150, из них одна треть была евреями.

Орлов Василий Семенович (инспектор детских домов при отделе дет.учреждений г.Минска):
- Петуховская принимала еврейских детей в детдом за взятки золотом и ценностями. По ее заявлению была создана секретная комиссия, которая занималась отбором еврейских детей.

Прилуцкий:
- Среди отобранных детей еврейской национальности был русских мальчик 3-х лет Ваня Лавренев. У него были черные курчавые волосы, поэтому его отобрали и увезли вместе со всеми отобранными детьми.»

В детдоме были родные сестры Вани  Лавренева. Они уцелели в войну и долго искали своего брата. Только в начале 90-х годов они узнали, что Ваню увезли вместе с еврейскими детьми.

Петуховская была осуждена к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительно-трудовых лагерях. После освобождения она иногда заходила ко мне домой. Ее интересовало одно: что говорят о ней в городе? А я пыталась разузнать у нее судьбу своих родителей. Однако Петуховская ничего конкретного мне не говорила, и я, в конце концов, перестала пускать ее в дом.

Надо отметить, что таких людей, как Петуховская, были единицы. Подавляющее большинство людей и в войну оставались настоящими людьми, не теряя подлинно человеческих качеств: милосердия, сострадания, доброты. Они прятали еврейских детей, передавали их из рук в руки, чтобы сбить со следа ищеек СД и полиции, выправляли им фальшивые документы, выдавали за своих детей, и т.д.

В нашем детдоме няней работала женщина большой души – Анна Николаевна Величко. Она, рискуя жизнью,  спасла несколько еврейских  детей, сумев обмануть и заведующую Петуховскую, и СД. Анна Николаевна в настоящее время проживает в Минске и иногда встречается с теми, кого она спасла от верной смерти.  Эти встречи невозможно забыть. Невозможно  забыть и те страшные военные годы.



*Запись и литобработка текста - Ворошень А.П.


Рецензии
Это страшно,когда на войне гибнут невинные дети. Это бесчеловечно.

Пётр Бруверис   13.11.2011 15:26     Заявить о нарушении
Дети страдают больше всех на войне.

Андрей Ворошень   14.11.2011 11:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.