Жизнь вопреки олигарху. Часть последняя

Следующую неделю мы встречались с Максом на нейтральной территории. Он был чрезвычайно мил и слащав до безумия. Каждый раз перед уходом Максим меня целовал, а я потом по три раза чистила зубы.
Анаис наблюдала за моими мучениями и искренне жалела меня. В отличие от меня у нее все было прекрасно. Их роман с Иваном стремительно развивался, и Анаис порхала, как бабочка.  А я была за них очень рада, хоть у кого-то происходило в жизни что-то хорошее. Меня удивляло и бесило, что Макс за всю эту неделю ни разу ни заикнулся о детях. И я решила взять инициативу в свои руки.
Вечером, сидя в ресторане у Рубена, я как бы невзначай поинтересовалась.
-Максим,  ты живешь один?
-Да, - усмехнулся он. - В моей жизни нет никаких женщин кроме тебя, Эдит. Но мне нравится, что ты об этом спросила.
-Меня твои женщины мало интересуют, - сухо заметила я. – Я просто предполагала, что раз ты был женат, то возможно, у тебя есть дети.
-Ах, это! – Макс нахмурился. – Видишь ли… Да у меня есть двое детей, но они не живут вместе со мной.
-Почему? – я сделала вид, что удивлена.
-Понимаешь, моя жена была не совсем здорова. Как бы это сказать? – Макс замялся. – Короче, она была душевнобольной, и дети пошли в нее.
-Они что в сумасшедшем доме? – ужаснулась я, боясь услышать ответ.
-Конечно, нет! – забеспокоился Макс.- Они учатся в специализированной частной школе. Дело в том, что Ульяна не говорит после смерти матери, а Глеб неуправляемый мальчик. С ними работает квалифицированный персонал. Я плачу огромные деньги, чтобы им было хорошо. А на выходные и праздники я забираю их к себе.
«Подонок! Мерзавец! Сволочь! Отправил детей с глаз долой и наслаждается жизнью!» - с ненавистью подумала я, а рука с силой сжала салфетку, но внешне я оставалась совершенно спокойной.
-Я хочу с ними познакомиться, - сказала я, глядя прямо в его глаза.
-Зачем тебе это надо? Поверь, они не будут мешать нашим с тобой отношениям! – занервничал Макс.
-Я не ясно выразилась?! Я хочу с ними познакомиться!
-Ладно, - неохотно согласился Макс. – В пятницу я приглашаю тебя к себе домой познакомиться с моей личной жизнью.
-Отлично, - обрадовалась я.
Как я дожила до пятницы, известно одному Богу  и Анаис. Я измучила ее своими вопросами, слезами и эмоциями. Поэтому, когда наступил этот день, она с облегчением проводила меня из номера. Макс приехал за мной на машине и всю дорогу признавался мне в любви. А мне было все равно, половину его речей я просто не слушала. Для меня сейчас было главным увидеть своих детей.
Когда мы подъехали к дому, к моему дому, у меня болезненно сжалось сердце. Здесь все было сделано моими руками и практически ничего не изменилось.
-Ну, вот мы и приехали, - сказал Макс, помогая мне выйти из машины. – Добро пожаловать в мой шалаш.
-Милый шалаш, - похвалила я себя.
-Прошу, - Макс открыл передо мной дверь, и мы зашли внутрь. И здесь ничего не изменилось.
-Красиво, - бросила я сухой комплемент.- А где же дети?
В доме стояла гробовая тишина.
-Ты проходи в гостиную, а я приведу детей, - Макс показал рукой направление, где мне следовало подождать. Куда идти, я прекрасно знала.
Пока длились минуты ожидания, мое сердце отбивало такой ритм, что мне казалось, что меня хватит удар. Это были самые трудные и самые счастливые минуты в моей жизни.  И вот я услышала шаги маленьких ножек по паркету. Дверь открылась, и в гостиную вошли мои ангелочки.
-Глеб, Ульяна, познакомьтесь с баронессой Эдит Лавалле. Эдит, это мои дети Ульяна и Глеб, - в голосе Макса слышалось легкое раздражение.
На меня испугано смотрели два моих сокровища. Глеб вырос и стал еще больше похож на меня, у него были такие же синие глаза и темные волосы, а Ульяна была очень худенькой, почти прозрачной с вьющимися каштановыми волосами и карими глазами. 
-Очень приятно познакомиться, - срывающимся голосом сказала я.
-Дети, поздоровайтесь, - приказал Макс, но они молчали.
-Максим, оставь нас одних, - попросила я.
-Что? – не понял Макс.
-Выйди и оставь нас одних. Ты плохо понимаешь с первого раза? – нахмурилась я.
Макс напрягся, но возражать не стал. Он повернулся и ушел в столовую. А я подошла к детям и присела перед ними на корточки.
-Ну, что? Давайте знакомиться? Меня зовут Эдит, но можно просто Дита. А ты Глеб? Правильно я поняла?
-Да, - тихо ответил Глеб.
-Я очень рада познакомиться с таким красивым, молодым человеком. А это твоя сестра?
-Ее зовут Ульяна, но она не разговаривает, - поделился малыш.
  Я взяла дочку за тоненькую ручку.
-Наверное, тебя заколдовала злая ведьма! - заговорщеским  тоном сказала я.- Она позавидовала твоему соловьиному голосу и решила его отнять. Так?
Малышка кивнула.
-Ну, ничего! Открою тебе секрет, я добрая фея, которая постарается наказать злую ведьму и вернуть тебе твой голосок.
Ульянкины глаза налились слезами, и она обняла меня за шею.
-О, детка, я обещаю, что никогда больше не дам вас в обиду! – моя душа разрывалась от боли и счастья. - Глебушка, иди ко мне!
Мальчик поддался порыву и обнял меня крепко, крепко.
-Ты очень красивая, Дита и пахнешь, как мама, - всхлипнул ребенок. – Скажи, ты ведь пришла вместо нашей мамы?
-Я бы очень хотела ею стать! – я посмотрела в глаза сыну.- Очень хотела бы!
Я расцеловала мокрые щечки своих детей и попыталась успокоиться, не зачем вызывать у Макса подозрения.
-У вас очень красивый дом, - похвалила я.- А вы покажете мне свои комнаты?
Дети вытерли слезы, улыбнулись и потянули меня за руки. Глеб с упоением рассказывал, как они с мамой покупали ему компьютер, хотя он тогда был еще маленьким, показывал коллекцию оловянных солдатиков и светящиеся обои на стенах.
-Когда наступает ночь, в моей комнате очень красиво, лучше, чем у Ульянки. Смотри, какие планеты и звезды у меня на потолке! – Глеб тыкал в потолок пальчиком.- Это Сатурн, у него есть кольца, а это Венера, она похожа на нашу Землю, а это Марс, красная планета.
-Как хорошо ты разбираешься в астрономии, - восхитилась я.
-Когда, я вырасту, то буду космонавтом! – гордо сказал малыш.
-Ух, ты! А возьмешь меня космическим туристом? Всегда хотела посмотреть на нашу Землю из иллюминатора космического корабля.
-Конечно, возьму! – пообещал ребенок.
-У тебя отличная комната, Глеб, -  сделала  я комплемент, а сын грустно улыбнулся. – Что случилось? – я увидела смену настроения ребенка.
-Мне моя комната тоже очень нравится, только я редко здесь бываю, - вздохнул Глеб.- После того, как мамы не стало, мы с Ульяной живем в детдоме, а домой приезжаем по праздникам.
Слово «детдом» полоснуло по моей душе, как острый меч, я готова была растерзать Макса собственными руками.  Глубоко вздохнув, чтобы унять гнев, я села на диван и посадила рядом с собой детей.
-Скажи, Глеб, а тебе там не нравится? – осторожно спросила я.
-Неа, там нас часто ругают, особенно за плохие оценки. А однажды, - доверился мне ребенок, - меня побили, за то, что я не доел еду. Просто я ненавижу запеканку, а Амалия Львовна заставила меня все съесть, а когда меня стошнило, она отшлепала меня.
- А ты папе сказал? – ужаснулась я.
Глеб замотал головой.
-Папа говорит, что настоящие мужчины не жалуются.
-Понятно, - вздохнула я.
Что делать? Я так расстроилась, что не заметила, как прижала к себе Ульяну, которая обняла меня за талию,  а я автоматически гладила ее по голове.
-А Ульяна у нас не говорит, и поэтому Амалия Львовна обзывает ее дебилкой и сумасшедшим отродьем, - признался Глеб. – А что такое сумасшедшее отродье?
-Глебушка, не слушай всякие глупости. А с Амалией Львовной я разберусь, обещаю, - я решила, что сотру в порошок эту мразь. – Ульяна, деточка, ты ничего не бойся, - я посадила ее к себе на колени. Помните, что я добрая фея. Представим, что вас заточили в крепости злые волшебники, а Амалия Львовна помогает им, но я вас спасу. Только, мне нужно время. Чтобы злые волшебники не смогли нам ничего сделать, надо держать наш договор в секрете. И немножко потерпеть. Хорошо?
Дети кивнули, и в их глазенках зародилась надежда.
-Я буду все время рядом, чтобы не случилось. Вы верите мне?
Дети обняли меня за шею, и я расцеловала родные макушки.
-У меня предложение! – решила сменить тему я.- Хотите, мы поедем в игровой центр, а потом в кафе есть мороженое?!
-Да! – закричал Глеб, а Ульяна счастливо улыбалась.
-Отлично! Бегите, одевайтесь!
Дети схватились за руки и выбежали из комнаты, а я пошла, искать Макса. Он оказался на кухне, готовил кофе, чем немало меня удивил.
-Эдит! Ну, как тебе мои отпрыски? Все нормально?
-Чудесные дети. Плохо, что Ульяна не говорит. Ты обращался к специалистам?
-Да, в ее школе тьма разных специалистов, но толку ноль. Это ее мать наградила, ничего не поделаешь, - равнодушно сказал Макс.
«Дурак!» - подумала я, а вслух сказала:
-Я хочу поехать с детьми в игровой центр, а потом я обещала им мороженое. Ты с нами?
Макс поморщился, но возражать не стал.
-Скажи Макс, а у тебя что, нет прислуги? – мне так хотелась узнать, куда делась Раиса, ее присутствия в доме я не заметила.
-У меня приходит три раза в неделю женщина из агентства. После того, как умерла жена, а дети переселились в школу, мне стала не нужна постоянная прислуга, и я ее уволил.
Я мысленно потерла руки. И поделом тебе Раиска! Но больше о ней я думать не хотела, у меня впереди целый радостный день. За последние два года это был мой самый счастливый день. Я находилась рядом со своими детьми. Они катались на аттракционах, играли в игровые автоматы, катались на машинках, а моя душа расцветала, когда я слышала их заливистый смех. После того, как дети накатались, я вдоволь накормила их мороженым.
Но все хорошее когда-нибудь кончается, и мне пришлось расстаться с детьми. Мы отвезли их обратно в школу.
С виду здание было фешенебельным, везде видеокамеры, охрана. Когда мы заехали во двор, к нам тут же выбежала худая, высокая женщина с ярко рыжими волосами и стала широко нам улыбаться. Только глаза у нее были холодными и безжизненными. Эта женщина любила деньги, а не детей.
-Господин Логинов, рада видеть Вас, - залебезила тетка, а я подумала, что уничтожу ее, она никогда не сможет больше работать с детьми.
-Здравствуйте, Амалия Львовна, - поздоровался Макс. – Познакомьтесь, баронесса Лавалле, Эдит, это личная воспитательница моих детей, Амалия Львовна, которая уже два года  заменяет детям мать.
Амалия быстро оценила мой наряд и мои украшения и поняла, что передо мной надо прогнуться.
-Великая честь для нашей школы принимать таких гостей! – лицемерно воскликнула она.
-Я хотела бы посмотреть, в каких условиях живут дети, - сказала я.- И поговорить с Вашим директором. Дело в том, что я занимаюсь благотворительностью. Вам это о чем-нибудь говорит?
-О, конечно, проходите! – в глазах Амалии загорелся жадный огонек. – Только сейчас директора нет, к сожалению. Если Вам будет угодно, то приезжайте в понедельник.
Я, молча, кивнула, радуясь появившейся возможности увидеть еще раз детей.
Амалия провела нас в комнату, где жили дети. С виду все было просто шикарно, отличная мебель, игрушки, компьютер. Но все это было чужим, поэтому Глеб и сказал слово «детдом».
-Наши воспитанники ни в чем не нуждаются, - пела соловьем Амалия.
-Еще бы за деньги их родителей, - усмехнулась я.
-Да, конечно, наше заведение не из дешевых, но от помощи спонсоров мы не отказываемся. Все только детям! – даже бровью не повела воспитательница.
-Как успехи у Логиновых? - резко я сменила тему разговора.
-О! Да они мои самые любимые детки, они такие умницы, такие…
-Все ясно, - резко прервала я ее. - Спасибо за экскурс, вернусь в понедельник.
Я попрощалась с детьми, которые все это время жались к моим ногам, и быстрым шагом покинула эту фешенебельную тюрьму, не удостоив Амалию даже взглядом.
-Эдит, извини, пожалуйста, но ты как-то странно реагировала на воспитательницу, - сказал Макс, когда мы сели в машину.
-Тебе показалось, - отрезала я.- Отвези меня в отель!
-В отель? – удивился Макс. – Я думал…
-Много будешь думать, облысеешь, - резко сказала я.
-Ну, хорошо. Хотя, я не понимаю, чем вызвана такая перемена в твоем настроении.
«И никогда не поймешь, толстокожее существо!» - с отвращением подумала я и отвернулась к окну.
-На выходных я занята, можешь мне даже не звонить! – сказала я, выходя из машины.
-Ты с кем-то встречаешься? - Максим схватил меня за руку, а в глазах плескалась ревность.
-Тебе не обязательно это знать!
-Эдит! Я люблю тебя и не могу, когда ты встречаешься с другими мужчинами за моей спиной! – прошипел он.
-Послушай, Максим! Ты мне кто? Муж? Нет! – я вскинула одну бровь.- Вот я и буду встречаться, с кем захочу и когда захочу. Ясно? А если ты будешь устраивать истерики, я быстро с тобой распрощаюсь! Это тоже ясно?
-Что ты со мной творишь, Эдит?
-Так…
-Извини, извини! – зачастил Макс.- Я все понял, я тебе не муж.
-Умный мальчик, - съехидничала я. – Все! Я тебе позвоню.
И я выскочила из его машины, стараясь сохранять спокойствие, но в душе все клокотало. Как же я его ненавидела! Сколько мне еще все это терпеть? Но больше всего меня пугало, это необходимость лечь к нему в постель. Я понимала, что это должно произойти, но от одной мысли об этом меня бросало в дрожь.
Все выходные я не вылазила из номера, рассказывая Анаис о детях и разрабатывая план дальнейших действий.
-Тебе нужен хороший адвокат, - сделала вывод Анаис.
-У меня здесь только один знакомый адвокат, но я не могу обратиться к нему за помощью, - грустно сказала я.
-Я найду тебе французских адвокатов, но нам жизненно необходим русскоговорящий юрист. Понимаешь? – настаивала Анаис.- Может, ты переступишь, через свою гордость и позвонишь Олегу?
-Причем тут гордость, Анаис?  - с болью в голосе ответила я.- Я не хочу делать больно Олегу, заставляя его общаться со мной  и решать мои проблемы. Я и так принесла ему одни неприятности. Не могу!
-Ну, как знаешь! Только смотри, у тебя очень щекотливая проблема и посвящать в нее лишних людей, было бы не разумно.
Анаис была права, но совесть кричала мне, что я не имею права опять втягивать Олега в мои дела. Все воскресенье, я металась по номеру, как загнанный зверь. Но, когда память услужливо мне показала несчастные глаза моих детей, я схватилась за телефон.
-Алло! Олег! Мне нужна твоя помощь! – практически закричала я в трубу, когда Олег ответил.
-Встречаемся через час на нашем месте, - он даже не спросил, что случилось, а это было хорошим знаком.
Через час я влетела в кафе, где меня ждал мой любимый человек.
-Что случилось, Эдит?! – в глазах Олега светилась неподдельная тревога.- Я сделаю все, что от меня зависит.
-Господи, прости меня! - разрыдалась я, не ожидав, от Олега такого участия.
Олег сел рядом со мной, обнял за плечи и принялся утешать.
-Ну, что ты детка! Не надо, не плачь, ты рвешь мне сердце! – он взял в руки мое лицо и начал собирать губами мои слезинки. - Родная моя, любимая, единственная! Расскажи, что случилось!
И я выдала все ему на одном дыхании, про детей, про Макса, про то, как я побывала в своем доме и про то, что мне нужен адвокат.
-Понимаешь, моих детей бьют только за то, что они не едят запеканку, а Максу на все наплевать! Мне необходимо забрать детей, но я это смогу сделать только, если выйду замуж за Макса и усыновлю детей. Мне необходим брачный договор, по которому в случае развода по моему или его желанию, Макс остался бы ни с чем. Я хочу уничтожить его, как когда-то он уничтожил меня! Мне нужен ты! Анаис найдет французских адвокатов, но мне нужен ты! Помоги! – взмолилась я.
-А как ты заставишь подписать его этот договор? – спросил Олег. – Макс же не дурак.
-Это моя проблема, - опустила глаза я.
-Понятно. Есть много способов заставить сделать влюбленного мужчину все, что угодно, - грустно сказал Олег.
-Олег, не надо! Прошу! – у меня опять градом покатились слезы.
-Хорошо, я помогу тебе! Не плачь!
-Спасибо! Спасибо! – я начала рыдать с удвоенной силой.
-Поехали, ка ко мне домой. – Олег стал одевать мне куртку.- Мы привлекаем внимание, а это не хорошо. Я напою тебя коньяком, ты успокоишься, и мы подумаем, что делать.
Я покорно дала себя увести из кафе, посадить в машину привезти домой. Как же долго я здесь не была! В глазах снова защипало от непрошенных слез, я украдкой их смахнула, но когда хлюпнула носом, Олег все понял.
-Ностальгия? – улыбнулся он.
Я, молча, кивнула, и слез уже не скрывала. Олег помог мне выйти из машины и, как ребенка,  повел за руку в подъезд.
В квартире ничего не изменилось, все таким знакомым и родным, что воспоминания обрушились на меня сплошным потоком.
-Олег…, - только и смогла вымолвить я.
Он повернулся ко мне, вытер мои слезы руками, а затем впился жарким поцелуем в мои губы.
-Кристина, детка, как  же я по тебе скучал! Как я мог так долго жить без тебя?!
Олег осыпал меня коротким поцелуями, прижимая к себе, и я тихо умирала в этих объятиях. Мир перестал существовать для меня в этот момент. Я вся превратилась в одну большую нервную клетку, которая фонтанировала импульсами от каждого прикосновения Олега. Его руки, губы, тело все было моим и доставляло мне неземное блаженство. Как я могла без этого существовать, осталось для меня загадкой. Из моих губ вырвался протяжный стон, и мне показалось, что я умерла.
Очнувшись, я поняла, что мы с Олегом так и не успели пройти дальше коридора.
-Я жива?
-Судя, по тому, что ты разговариваешь, то да! – Олег зарылся в мои волосы и вдохнул их аромат. – Я сплю?
-Нет, это точно не сон, - засмеялась я.
-Если, это явь, тогда я самый счастливый человек на Земле!
-Нет, это я самый счастливый человек на Земле! – я нежно поцеловала Олега в губы.- Как мы могли так долго жить друг без друга?
-Это была не жизнь!
-Может, мы пройдем дальше в квартиру или будем продолжать лежать на полу в коридоре? – лукаво спросила я.
-Кажется, я уже обрел способность двигаться! – улыбнулся Олег и помог мне встать.
-Где обещанный коньяк?
-Пошли, алкоголик ты мой! – Олег слегка шлепнул меня по мягкому месту, а я показала ему язык.
Олег налил в бокал немного коньяка, сел на диван и усадил меня к себе на колени. Так мы просидели часа два, обсуждая вплоть до самых мелких деталей мой план по уничтожению Макса. В конце концов, я не выдержала и заманила Олега в свои объятия. На этот раз мы любили друг друга медленно, не спеша, наслаждаясь каждой секундой проведенного вместе времени, и заново открывая себя, друг для друга. Мне давно не было так хорошо, все проблемы отошли на второй план, сейчас были важны только наши чувства, только наша любовь,  только мы сами.
-Я никогда не думал, что могу испытывать такие чувства, - прошептал Олег, прижимая мою голову к своей груди. – Кристи, ты лучшее, что было, есть и будет в моей жизни!
-Так странно слышать свое имя, - вздохнула я. - Совсем отвыкла.
-Я люблю тебя Кристина, - Олег смотрел на меня с такой любовью и нежностью, что я задохнулась от нахлынувших на меня чувств.
-Я люблю тебя Олег и буду любить тебя всегда, - я нежно потерлась щекой о его плечо.
В отель я вернулась лишь под утро с чувством, что моя черная полоса в жизни закончена, и все у меня теперь будет хорошо.
Выспавшись, я позавтракала, оделась и поехала к детям, под видом благотворительной деятельности. По совету Олега я взяла с собой диктофон и маленькую видеокамеру. Зачем мне это было нужно, я сказать не могла, но совету последовала.
В сопровождении Василия, я приехала в этот частный детский дом. Там меня уже ждали. Директором оказалась огромная тетка, одетая, как на праздник, увешанная золотом и с прической на голове в виде кренделя. Колоритная личность. И имя у нее было особенное Олимпиада Силовна Козодуб. Когда мы с Василием появились у нее в кабинете, она вскочила со своего места с необычайной резвостью, которая могла показаться странной для женщины ее габаритов.
-Баронесса Лавалле! – низким голосом пробасила  директриса.- Наслышана о вашем пятничном визите. Ждала Вас с нетерпением. Спасибо, что приехали к нам.
-Я же обещала, а я привыкла исполнять свои обещания, - высокомерно сказала я. – Здравствуйте.
-Здравствуйте, присаживайтесь ,пожалуйста, - она указала мне на большое кожаное кресло.
Я села и закинула ногу на ногу.
-Итак, Олимпиада Силовна, перейдем сразу к делу.
-Вся во внимании, - на лице Олимпиады отразилась калькуляция возможных средств, полученных от меня.
-Как Вы знаете, я активно занимаюсь благотворительностью. Ваше заведение, хоть и частное, но оно связано с детьми, поэтому от помощи Вы, наверняка не отказываетесь, - откровенно заявила я и уже знала, что ответит мне эта дама. Так и вышло.
-Мы рады любым финансовым вливаниям, которые обеспечат нашим детям комфорт, - тут же среагировала Олимпиада, звякнув многочисленными цепями.
-Очень хорошо, что мы понимаем друг друга с полуслова, - я поднялась с удобного кресла, Олимпиада попыталась сделать то же самое, но я остановила ее жестом руки.- Не надо вставать, Олимпиада Силовна! Я хочу пройтись по школе самостоятельно, а Вам для компании оставляю Василия. Надеюсь, Вы не против?
-Но… - директриса выпучила глаза.
-Вот и замечательно. Я пройдусь, а затем мы обсудим мои финансовые вливания в вашу Альма Матер, - я пошла к двери.- Васенька, проследи, чтобы Олимпиада Силовна не скучала.
Вася кивнул, а я выплыла из кабинета. В коридоре стояла поразительная тишина, так несвойственная для учебных заведений. Мне стало даже жутко. Я помнила, как пройти к комнате Глеба, поэтому прямиком направилась туда. Когда я подошла, то увидела, что дверь приоткрыта, а из комнаты доносились всхлипывания и злое шипение. Я взяла камеру, включила ее и протянула руку в приоткрытую дверь. То, что отразилось на мониторе камеры, привело меня в полный шок.
За столом сидел Глеб, а перед ним лежала четыре куска так ненавистной им запеканки. На полу стоял таз. А рядом с Глебом с розгой в руках стаяла Амалия и злобно шипела.
-Ты будешь жрать то, что дают, маленький идиот! Если опять вырвешь, я заставлю тебя съесть еще! Ты, что думаешь, мы будем с тобой в игрушки играть? Ты никому не нужен! Твой отец продал тебя, а теперь мне приходится возиться с тобой! Как же я Вас всех ненавижу, богатенькие ублюдки! Жри, сказала! – и она замахнулась на Глеба.
Тут я не выдержала, резко распахнула дверь и спросила:
-Что здесь происходит?
Амалия растерялась и даже не успела опустить розгу. Глеб был весь в твороге и рвотных массах, он дрожал, как осиновый лист.
-Я спрашиваю, что здесь происходит, Амалия Львовна? – повысила голос я.
-Я… Он.. Не хотел… - Амалия стала заикаться.
-Глеб, пойди, умойся, дорогой, мне надо поговорить с твоей воспитательницей!
Глеба, как ветром сдуло. Я подошла и выхватила розгу из рук Амалии.
-Жри, сука! – я ногой пододвинула таз с рвотными массами Глеба.
-Я не буду! – Амалия отпрянула.
-Не хочешь? А этот несчастный ребенок хотел?! Я тебя уничтожу, тварь! Пошла к директору! – приказала я.
-Ничего не докажите! – взвилась Амалия.
-Уверена? – я скрестила руки на груди.- Я сказала, пошла к директору, пока я не вызвал свою охрану и тебя не скрутили в бараний рог!
-Как будто Липа не знает об этом! – нагло заявила Амалия.
-Вот там и разберемся! Пошла, я сказала!
Амалия гордо, подняв голову, уверенная в своей безнаказанности, потопала в строну кабинета директора.
В кабинете Вася держал Олимпиаду взглядом, пригвозденной к своему месту.
-Баронесса! – с явным облегчением воскликнула Олимпиада. – Вы осмотрелись? Амалия?
-Осмотрелась! И вот, что я увидела! Дайте мне сесть за стол!
Ничего не понимающая директриса вскочила и уступила мне место, при этом кидая на Амалию красноречивые взгляды. Та нагло уселась на стул и закинула ногу на ногу. Я скопировала видео на компьютер  Олимпиады, а камеру отдала в руки Васи, от греха подальше.
-Посмотрите, Олимпиада Силовна, какое занимательное кино я сняла в Вашей школе! – и я повернула монитор в ее сторону. При первых же кадрах лицо Олимпиады вытянулось и побледнело.
-Баронесса, матушка не губи! Я уволю Амальку сегодня же! – заломила руки Олимпиада.
-А мне сказали, что все издевательства над детьми происходили с Вашего ведома!
-Кто такую напраслину возводит?! – прикинулась полной дурой директриса.
-Липа, перестань, я не буду отвечать одна! – заявила Амалия.
-Заткнись, дура! – завизжала Олимпиада.
-Вася, вызывай моих адвокатов и милицию! – приказала я. – А я вызываю Макса, забираю детей и прикрою вашу шарашкину контору.
-Не губи! – Олимпиада упала передо мной на колени.
-Раньше надо было думать! Мразь! – я с отвращением  отодвинулась от ревущей женщины.
Все, что было потом, меня мало интересовало. Главное, что Максим приехал довольно быстро, и мы забрали детей. Цель достигнута, я забрала детей из этого ада.
-Спасибо, добрая фея, - прошептал Глеб, когда мы садились в машину.
 Такая ситуация не оставила равнодушным даже Макса, который пообещал посодействовать закрытию этой школы.
Всю дорогу дети жались ко мне, Макс посыла проклятия на голову Олимпиады и Амалии, но мне, казалось, что он больше жалеет деньги, потраченные впустую, чем собственных детей. Но я молчала.
Когда мы приехали домой, дети со счастливыми улыбками разбрелись по своим комнатам.
-Спасибо, Эдит, что так заботишься о моих детях! Мне приятно, - Макс обнял меня.
-Чужих детей не бывает, Максим, а я успела полюбить их, - сказала я совершенную правду.
-О, Эдит! Я так соскучился! – Макс стал целовать меня в шею, щеки, губы.
-Максим, в доме дети! – отпрянула я от него.- Что они подумают о нас?
-Эдит, ты издеваешься? Я не видел тебя два дня! Два дня кромешного ада! А ты про детей? – возмутился Макс.
-Извини, но я воспитана не так!
-О, Господи! Эдит! Да откуда же ты такая?!
-Тебе что-то не нравится? – я приподняла одну бровь.
-Да, нет же! Я восхищаюсь тобой!
-Вот и хорошо! – усмехнулась я. – Давайте вместе поужинаем, я уложу детей спать, а затем уеду в отель.
-Заказать ужин?
-Я приготовлю сама! – отрезала я.
-Какими талантами ты еще обладаешь?
-Если я тебе расскажу, то будет не интересно, - улыбнулась я.
-Мне с тобой всегда будет интересно, - Макс прижал меня к себе, а я подняла голову и сказала.
-Я не люблю два слова «всегда» и «никогда», лучше их не произносить.
Мягко выбравшись из объятий Макса, я пошла готовить, оставив его в легкой задумчивости. Порывшись в холодильнике, я обнаружила курицу, которую быстро разморозила в микроволновке. Дети очень любили, когда я жарила курицу в духовом шкафу, посадив ее на бутылку. Так я и сделала. На гарнир пюре и салат из помидоров и огурцов. Просто и вкусно.
-Максим, дети! Мойте руки и за стол! – позвала я и опять на меня нахлынули воспоминания. А, ведь когда-то я была здесь счастлива и мы вот так, всей семьей сидели и ужинали. Я поспешно отогнала от себя непрошенные воспоминания, когда дети, весело топая по паркету, ввалились на кухню.
-Как вкусно пахнет! – потянул носом Глеб.
-Садитесь, - я достала из духовки курицу.
-Ух, ты! Так готовила наша мама! – воскликнул Глеб.
-Глеб! – строго сказал Макс, заходя на кухню. – Я думаю, не стоит…
-Ничего, Максим, все нормально, - оборвала я Макса. - Это нормально, что дети вспоминают свою мать.  А теперь, давайте есть, пока горячее.
Дети накинулись на еду, как будто не ели неделю. Я с умилением и щемящим чувством жалости смотрела на лоснящиеся мордочки, и благодарила Бога за то, что я просто могу быть рядом с ними.
После ужина, дети стали клевать носом.
-Сегодня укладываю вас спать я, пойдемте. Глеб, ты, как взрослый мальчик идешь в душ сам, а я помогу Ульяне и приду пожелать тебе спокойной ночи. Хорошо?
Глеб кивнул и убежал к себе в комнату, а мы с Ульяной пошли сначала в ванную, где я тщательно вымыла дочь, пытаясь вместе с водой смыть плохие воспоминания последних двух лет.
-Вот теперь, ты у меня чистая и душистая! – я замотала дочку в полотенце и отнесла в кровать.
-Спи, дорогая, пусть тебе приснятся сладкие сны! – я чмокнула Ульяну в щечку  и хотела уйти, но девочка схватила меня за руку и прижалась к ней щекой.
-Спи, зайка, все будет хорошо! – я чувствовала, что вот, вот расплачусь, поэтому постаралась быстрее покинуть комнату.
Когда я пришла к Глебу, он уже был в постели.
-Я пришла пожелать тебе спокойной ночи, малыш, - улыбнулась я и села на краешек кровати.
-Дита, ты будешь с нами всегда? – с беспокойством спросил Глеб.
-А ты хотел бы этого? – осторожно спросила я.
-Да, - просто ответил ребенок.- Ты хорошая и нас любишь, а остальные папины любовницы нас ненавидели.
Я оторопела от такого признания и не нашла, что ответить.
-Давай ка, спать, Глебушка! – все, что я смогла произнести.
-Спокойной ночи, Дита! – ребенок улыбнулся и закрыл глазки, а я потихоньку вышла из комнаты.

-Дети уснули, - сказала я Максу, заходя в гостиную. - И мне тоже пора.
-Эдит, подожди! – Макс взял меня за руки и притянул к себе. – Я так больше не могу. Мы встречаемся уже больше месяца, а до сих пор не стал близки. Я что, вызываю у тебя отвращение?
-Конечно, нет! – соврала я, не моргнув глазом.
-Тогда в чем дело? – нахмурился Макс.
-Ни в чем, - я поняла, что тянуть дальше нельзя и мне необходимо сделать это.
Я взяла его за галстук, и повела, как собачонку на поводке за собой в спальню. А там, я постаралась применить все свои знания и умения, чтобы Макс впал в экстаз.
-Эдит, ты уникальна!  - выдохнул он. – Выходи за меня замуж!
-Замуж?! - я сделала вид, что удивлена.  – Макс, я выйду замуж только за того человека, который отдаст мне все. А ты готов отдать мне все? Детей? Все имущество? Свое тело и душу?
-Бери, только стань моей! – с жаром заявил Макс.
-Я подумаю, - пообещала я.
-Только не слишком долго!
-Как только мои адвокаты составят брачный контракт, и ты его подпишешь, - парировала я.
-Договорились, - и Макс попытался опять меня увлечь, но одного раза для меня более, чем достаточно.
-Извини, но мне надо в отель. Кстати, проследи, чтобы шарашкина контора, в которую ты отдал детей была прикрыта в самое ближайшее время! - я встала, продемонстрировав  свое тело во всей красе, медленно оделась и вышла из спальни, оставив Макса в постели одного.
Придя к себе, я первым делом попросила заглянуть ко мне Анаис., которая прибежала ровно через пять минут.
-Судя по твоему виду, тебе пришлось сделать что-то крайне неприятное, но оно того стоило, - произнесла Анаис, целуя меня в щеку.
-Я каждый раз поражаюсь твоей проницательности!
-Это не сложно, потому что все написано на твоем лице! Давай, рассказывай! – Анаис забралась на мою кровать и положила подушку на колени. – Иди, садись рядом!
Но я нервничала на столько, что сидеть на одном месте не могла.
-Анаис, я в одном шаге от  завершения моей мести! Макс предложил мне выйти за него замуж!
-Отлично! – Анаис вскочила на колени и издала победный клич.
-Подожди радоваться! – остудила я ее пыл. - Мне необходимо составить брачный договор, отказ Макса от отцовских прав и  усыновление мной детей.
-Юристы готовы и ждут встречи, но мне кажется, что все это сделать будет довольно сложно.
-Назначай встречу на завтра, а я позвоню Олегу! – приказала я.
На следующий день в моем номере собрался «совет в Филях», только без боя я сдаваться не собиралась. Три лучших юриста из Франции и Олег, выслушали мои пожелания, но прежде, чем начать разговор, выдержали многозначительную паузу. Потом они переговорили между собой, бросая совершенно непонятные мне юридические термины.
-Итак, Эдит. Послушай меня внимательно, - начал Олег.- То, что просишь сделать, выполнимо только наполовину. Брачный контракт мы составим, не вопрос. Как ты заставишь Макса, подписать его, мне не хочется даже знать. Но лишить Макса родительских прав можно только в суде. Отказ его ничего не значит, а лишить отцовских прав могут, только в строго определенных законодательством случаях. Например, если он  уклоняется от выполнения обязанностей родителя, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов; если злоупотребляет своими родительскими правами; если жестоко обращается с детьми, в том числе осуществляет физическое или психическое насилие над ними, покушается на их половую неприкосновенность; если является больным хроническим алкоголизмом или наркоманией; если совершил умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей либо против жизни или здоровья супруга.
-Так он и совершил преступление против моей жизни! – я почувствовала, что почва уходит у меня из-под ног. – А как с усыновлением?
-С этим проще, но опять же только через органы опеки и попечительства, но процедура гораздо проще, тем более что ты имеешь двойное гражданство.
-Господи, и что мне теперь делать? Я не хочу жить с ним всю жизнь. Я хочу его унизить, уничтожить, понимаете? Я хочу, чтобы он страдал, как и я! – я рухнула в кресло. -  Ну, сделайте что-нибудь, вы же юристы! – у меня начиналась истерика.
-Эдита, успокойся, слезами делу не поможешь! – Олег присел передо мной. – Давай решать проблемы по мере их поступления. Сначала пусть он подпишет контракт, который мы составим так, что у него не будет никаких прав. Потом ты усыновишь детей, а затем мы подумаем, как лишить его родительских прав. Хорошо?
-А у меня есть выбор? – всхлипнула я. – Олег, мне же придется с ним спать! Понимаешь?!
-Я все понимаю, детка! Тсс, тихо, не плачь!  - Олег ласкал меня своим взглядом. – Потерпи, когда-нибудь все это закончится, и мы уедем с тобой далеко, далеко. Будем сидеть на пляже, и наблюдать, как дети плещутся на берегу океана.
-Обещаешь? – я обняла его за шею.
-Конечно!  Я очень тебя  люблю тебя, Эдит!  - Олег легко поцеловал меня в губы.- И мы пройдем через это вместе!
-Ты святой, Олег! – прошептала я. – Таких, не бывает! Я не заслуживаю тебя!
-Не говори глупостей, - он чмокнул меня в нос.- Иди, умойся, а мы с ребятами поработаем. Ты не против, если мы будем работать здесь?
-Конечно, нет! – воскликнула я.- Работайте, я буду вести себя тихо, как мышь. И вообще, я пошла погреюсь в ванной и обдумаю ситуацию.
Я вскочила, взяла телефон и оставила юристов корпеть над моим брачным контрактом.
Закрывшись в ванной, я глянула на дисплей своего телефона. Черт! Двенадцать пропущенных вызовов от Макса. Я отключила вчера вечером звук и забыла об этом. Набрав номер Макса, я услышала его голос после первого же гудка.
-Эдит! Слава Богу! – закричал Макс.- Я уже думал, что ты меня оставила, после нашей ночи.
В этом весь Макс, он не подумал, что со мной могла что-то случиться, он испугался, что я его бросила. Горбатого могила исправит!
-Не волнуйся, - с оттенком легкого презрения в голосе сказала я.- Просто телефон был отключен.
-Эдит, я чуть не умер, представляя, что ты меня бросила, - пел соловьем Макс.
-Я уже сказала, что нет, - оборвала я поток неприятных для меня признаний, поражаясь, как могут раздражать признания в любви.- Как дети?
-Дети? – удивился Макс. – При чем, тут дети?
-Максим! Я просто поинтересовалась, как они? – я начала злиться.
-Да, нормально дети, они у бабушки! Знаешь, Эдит, мне немного обидно, - загундосил Макс. – Я тут рассказываю о своих переживаниях, а ты думаешь только о детях!
-Извини, - я постаралась сдержать рвущийся наружу гнев.- Я думала, что тебе приятно моя забота о твоих детях, - я сделала ударение на слове «твоих».
-Конечно, мне приятно, - с полнм равнодушием в голосе отмахнулся Макс. – Но еще приятнее была бы твоя забота обо мне.
«Чертов эгоист!» хотела крикнуть я, но вместо этого произнесла.
-А я и забочусь, - холодно сказала я. – Твое вчерашнее предложение остается в силе?
-Конечно, Эдит! Я слов на ветер не бросаю!
-Тогда жди меня завтра вечером к себе в гости, - загадочно сказала я. -  Пока!
И я отключила телефон. Уф, кажется все нормально. Я вышла из ванны и увидела, что в моем номере кипит отчаянная работа. Олег с взъерошенными волосами пытался через Анаис что-то объяснить Стефану и Люку. Те в свою очередь распустили галстуки и с жаром, перебивая друг друга, сыпали терминами. Вникать во все это мне не хотелось, и я ушла в спальню, чтобы позвонить в ресторан и заказать ужин. При такой работе, мужчин надо хорошо кормить.
Практически через пять часов напряженного труда и жарких споров мне показали готовый вариант брачного контракта, состоящего из ста семидесяти пунктов, по которому в случае развода без объяснения причин, Макс оставался гол, как сокол. И только я могла оставить ему столько, сколько посчитаю нужным. Теперь осталось мне сделать так, чтобы Макс его подписал.
За ужином, мы обсудили еще кое-какие детали, и умная Анаис быстренько забрала с собой, чуть захмелевших от усталости и выпитого вина, служителей Фемиды.  Как только за ними закрылась дверь, Олег схватил меня в объятия, так во время  ужина я пыталась его всячески соблазнить. То кину на него томный взгляд, то призывно облизну губы, то проведу пальчиком по своей шейке от уха до ключицы, то поведу плечами, то, как бы случайно дотронусь до него ногой под столом. Олег все это видел, и в его глазах медленно, но верно загорался огонь страсти, который он плохо пытался скрыть.
-Ты, моя ведьма! – зарычал он, набрасываясь на меня, как голодный зверь.
-Знаю! – не сопротивлялась я.- Ты мой мужчина навсегда!
Этой ночью мы не могли оторваться друг от друга. Мне казалось, что с каждым прикосновением, с каждым поцелуем Олега, я влюблялась в него все больше и больше. Я, как сосуд без дна, наполнялась чувствами, но наполниться не могла. И не смолы бы пресытится его любовью и за всю жизнь. Когда Олег говорил мне о своей любви, я тихо умирала от счастья.
Утром я проснулась в объятиях любимого мужчины и почувствовала себя почти по-настоящему счастливой. Я смотрела  на сладко спящего Олега и мечтала о том времени, когда я смогу просыпаться каждый день рядом с ним. Во сне Олег был еще более красивым и казался каким-то незащищенным. Я боялась пошевелиться, дабы не разбудить свое сокровище. Но вскоре ресницы Олега затрепетали, и он открыл глаза. Его взгляд сначала слегка мутный, прояснился и сфокусировался на мне.
-Привет, - с улыбкой прошептал он.- Почему не спишь?
-Тобой любуюсь, - призналась я. – Ты такой красивый!
-М-м-м, - простонал Олег, схватил меня и лег сверху.- Почему каждое твое слово, каждый твой жест вызывает во мне бурную реакцию? Не знаешь?
-Нет, - улыбнулась я. – Может, ты меня любишь?
-Как безумный! – и Олег впился в меня страстным поцелуем и весь мир для меня перестал существовать.

-Боже мой! Через час у меня заседание в суде! – едва отдышавшись, воскликнул Олег и вскочил с постели.
Я с улыбкой наблюдала, как он мечется по номеру в поисках разбросанной одежды. И  решила ему помочь. Встав с постели, я накинула на себя коротенький пеньюар и стала подавать ему одежду.
-Эдит, ты можешь не наклоняться в этом наряде? – взмолился Олег.
-Хорошо, - невинно согласилась я.- Дай, я поправлю тебе галстук!
Но когда я подошла к нему ближе, с моего плеча упала тоненькая бретелька, почти полностью обнажив  грудь.
-О, нет! Я точно сегодня опоздаю!
-А мы быстро! – захлопала я ресницами, увлекая за собой Олега.
Через двадцать минут Олег в ужасе, но со счастливыми глазами убежал на работу, а я решила  понежиться в кровати. Я взяла подушку, и глубоко вдохнула аромат, сохранившийся после Олега.
Боже, как хорошо! Я закрыла глаза и незаметно для себя уснула. Мне снились дети, Олег и море.
Проснулась я от стука в дверь. Глянув на часы, я ужаснулась. Пять вечера! Я никогда в жизни столько не спала!
Вскочив с кровати, я накинула халат и пошла открывать. За дверью оказалась Анаис.
-Ты что спала? – удивилась она, разглядывая мою взъерошенную голову и сонно хлопающие глаза.
-Заходи, - хрипло сказала я.- Ничего не понимаю. Как я могла столько спать?
-Наверное, у тебя была трудная ночь, - усмехнулась Анаис.
-Скорее, счастливая, - поддержала я ее тон. – Подожди минуту, я умоюсь. Закажи пока мне завтр… Э-э-э полдник!
-Иди уже, - махнула Анаис рукой.
Когда я вышла из ванной, на столе в чашках дымился горячий капучино, распространяя по номеру умопомрачительный аромат.
-Какая я голодная! – у меня желудок свернулся трубочкой.
-Еще бы!  Садись, давай! – Анаис уселась за стол и взяла свою кружку.
Я незамедлительно последовала ее примеру. Первый же глоток кофе вывел меня из сонного состояния. Я схватила бутерброд с ветчиной и откусила большой кусок.
-М-м-м, как хорошо! – я закрыла глаза от удовольствия.
-Сейчас еще будет лучше, - улыбнулась Анаис.- Я принесла тебе готовый контракт.
-Отлично! Сегодня у меня день «Х». Или все, или ничего!
Подкрепившись, я решила вызвать массажиста и привести свое тело в тонус. Что и сделала. После массажа, я почувствовала, что смогу свернуть горы, не то, что брачный контракт подписать. Для сегодняшнего дня мне нужно выглядеть обворожительно, сексуально, чтобы у Макса не было шансов. Я открыла шкаф. Так! Для начала выберем белье. Немного подумав, я выбрала черно-красный комплект, состоящий из кружевного лифчика, который сжимал грудь с боков и слегка приподнимал ее. А трусики стринги скорее все показывали, нежели скрывали. Чулки в мелкую сеточку и туфли на девятисантиметровых шпильках могли ввести любого гетеросексуального мужчину в экстаз.  Красивый макияж, крупные локоны волос, рассыпающихся по плечам и капелька упоительных духов,  вот мой сегодняшний образ. Платье я посчитала лишним, поэтому надела только шубу из черной норки и потуже затянула пояс. Ну, что же! Или пан, или пропал!
Я позвонила Василию и сказала, чтобы он подогнал машину к входу, взяла папку с контрактом, бутылку шампанского и вышла из номера.  Из машины я позвонила Максу.
-Я буду у тебя через сорок минут, - сказала я загадочным голосом. – Жди!
Ровно через сорок минут моя машина была у входа в дом Максима.
- Вася, не уезжай, пока. Я тебе позвоню - с этими словами я вышла из машины.
Калитка оказалась незапертой, меня ждут. Я вздохнула, нацепила на себя образ роковой обольстительницы, пошла к двери и нажала кнопку звонка.
Через минуту дверь открылась, и на пороге появился Макс.
-Здесь живет мужчина моей мечты? – низким грудным голосом спросила я, призывно сверкая глазами.
-Надеюсь, что да! – принял игру Макс и впустил меня внутрь.
Я положила папку на стол, а шампанское отдала Максу в руки. Затем все начало происходить по моему разыгранному сценарию. Я подошла к лестнице поднялась на три ступени, повернулась и показала в разрезе шубы свою ногу. Макс выпучил глаза и сглотнул комок в горле. Я медленно потянула за пояс и развязала его. Шуба распахнулась, и Макс увидел, что под ней кроме белья на мне ничего нет.
-О, Боже! – только и смог сказать он.
Я скинула шубу сначала до пояса, а затем она скользнула по мне и упала к моим ногам. Макс смотрел на меня безумным взглядом. Я повернулась к нему спиной и услышала почти болезненный стон.
-Папку не забудь, - сказала я и стала подниматься по ступеням, красиво покачивая бедрами.
Максим схватил папку и кинулся за мной в спальню. А там обнаружил меня, лежащую на животе поперек  его кровати. Макс вращал глазами и что-то невразумительно бормотал, что говорило о крайней степени его возбуждения. Он приблизился к кровати и потянулся ко мне.
Но я перевернулась на спину и  остановила его, уперев ногу в туфельке прямо ему в грудь.
-Сначала дела, потом отдых. Подпишем контракт, милый и я покажу тебе небо в алмазах! – сексуальным голосом сказала я, облизнула палец и провела им по  своей груди.
-Эдит, давай потом, а?  Я все подпишу!
-Нет, нет и нет, дорогой! – я провела рукой по груди и прошептала.- Чтобы получить все мое, ты должен отдать все свое. Иначе никак!
-О, Господи! Давай свой контракт! – взревел Макс.
-Он у тебя в руках, Макс, - не меня тона сказала я.- Чем быстрее ты подпишешь, тем быстрее получишь приз. А я сделаю эту процедуру приятной.
Макс уселся за столик и взял ручку. Он честно пытался его хоть как-то прочитать, но я, предвидя это, подошла к нему сзади и начала его слегка ласкать. И он не устоял. Быстро подписав каждую страницу брачного контракта, с криком «Дьяволица!» Максим схватил меня и заключил в объятия. Ну, я и показала на что способна  да еще и не один раз. Учитывая не совсем молодой возраст Логинова, почти 45 лет, я его утомила.
-О, детка, ты меня чуть не убила, - еле ворочая языком, признался Макс.- Но я готов умереть такой сладкой смертью.
-Можешь назначать дату свадьбы, - великодушно разрешила я.
-Чем скорее, тем лучше, - Макс поцеловал меня в шею и закрыл глаза. Через минуту он уже спал глубоким сном.
Я обрадовалась этому обстоятельству, потихоньку выползла из кровати и, одевшись, быстро вышла в морозную ночь. В руках я держала Дамоклав меч Макса, брачный контракт. Верный Василий ждал свою хозяйку в машине. Мне стало жалко парня, собачья у него работа.
-Спасибо, Вася, я выпишу тебе премию, - сказала я, садясь в машину.- Отвезешь меня в отель и можешь быть свободен да завтрашнего вечера.
Вася опять молча кивнул ,и мы поехали в отель.
Утром меня разбудил телефонный звонок от Макса.
-Алло, - сказала я сонно.
-Эдит, дорогая, почему ты не осталась? – с испугом в голосе спросил Макс.
-Ты забыл, мы еще не женаты, - напомнила ему я. – Пока это не мой дом.
-Милая, это легко исправить! Можно я к тебе приеду?
-Можно, - согласилась я, а про себя подумала: « Чтоб тебя дождь намочил!». – Только, ненадолго!
-Через час буду, - сказал Макс и отключился.
Я вздохнула и пошла, приводить себя в порядок. Надо позвонить Олегу, а то после того, как он ушел, я не давала о себе знать. Не дай, Бог, но вздумает прийти, а у меня Макс. Я схватила телефон и набрала номер Олега.
-Доброе утро, любимая! – услышала я в трубке, и в душе разлилось благоговейное тепло. – Я соскучился!
-Привет, милый, - отозвалась я.
-Не хочешь вместе позавтракать? – спросил Олег. – Я не видел тебя уже почти сутки и мне просто жизненно необходимо видеть тебя.
-Я знаю, но не могу, - грустно сказала я.
-Почему? – удивился Олег.
-Я подписала контракт, - выпалила я.
Повисла пауза.
-Не хочу знать подробностей, - с болью в голосе, наконец, произнес Олег. – Когда у тебя свадьба?
-Сейчас он приедет и скажет, - мое сердце сжалось от страха.
-Понятно, - вздохнул Олег. – Может, тогда пообедаем?
-Конечно! – почти закричала я, чувствуя, как паника потихоньку отступает. – Давай поедем в торговый центр, как обычно.
-Хорошо, - согласился Олег.- Но я мечтаю, что когда-нибудь мы больше не будем прятаться в толпе, а сможем обедать и ужинать в лучших ресторанах города.
-Это будет, я тебе обещаю, - с жаром воскликнула я.
-Лишь бы дожить.
-Олег! Перестань говорить такие вещи! – закричала я.
-Прости, глупость сморозил, - тут же пошел на попятную Олег. - Я люблю тебя!
-И я тебе люблю. Встречаемся в два часа. Целую тебя нежно, - и я отключила телефон.
Приняв душ, я уложила волосы  в высокую прическу, оставив несколько локонов по бокам.  Легкий макияж, духи и шелковый халат, цвета шампанского, который выделял все мои прелести, вот в таком виде я решила встретить Макса. Я буду сегодня для него надкушенным и отнятым бутербродом, меня сегодня можно только созерцать, можно мечтать обо мне, но трогать, даже пальцем ни-ни.
Только я успела сунуть ноги в  серебряные шлепки на каблуках, как услышала звонок телефона.
Я подняла трубку.
-Баронесса Лавалле, к Вам господин Логинов, - услышала я. – Пропустить?
-Пропустите, - разрешила я.
Через пять минут в дверь постучали. Я поправила свой наряд так, чтобы было видно ровно столько, чтобы у Макса поехала крыша и пошла открывать.
На пороге стоял Максим с огромным букетом орхидей и шампанским в руках.
-О, Господи! Вот это прием! – выдохнул он, пожирая меня взглядом.
-Проходи, - загадочно улыбнулась я.
Макс шагнул в номер и протянул мне букет.
-Спасибо за удивительную ночь, Эдит, - прошептал он и прильнул губами к моей руке.
-Не за что, - усмехнулась я и положила букет на кушетку.
Я взяла бутылку шампанского, ловко ее открыла, налила два бокала и повернулась к Максу. А он держал в руках бархатную коробочку, в которой сверкало крупным бриллиантом кольцо.
-Эдит, я официально прошу твоей руки! – торжественно заявил Максим и надел мне на палец кольцо.
-А я официально даю тебе согласие! – отрезала я себе путь к отступлению.
-Спасибо, Эдит, ты сделала меня самым счастливым человеком на Земле! - прошептал Макс, притянув меня к себе. – Выбирай дату, пятница или суббота?
-Суббота, - не задумываясь, выбрала я. - И никакой шикарной свадьбы! Только ты, я, дети и мои свидетели! Понял?
-Как скажешь! – Макс был согласен на все.- Поехали подавать заявление! Или может позже? – он многозначительно на меня посмотрел.
-Нет, дорогой, до свадьбы никакого секса! – отрезала я.- Я буду тебя дразнить!
-Это как? – Макс скрестил руки на груди.
-А вот так! – я пошла в сторону своей спальни. – Я только оденусь.
И с этими словами я дернула пояс халата, который легко сполз по моей гладкой коже и улегся к ногам.
-Упс! – произнесла я и улыбнулась. – Шелк такой скользкий!
Макс стоял с глазами на выкат, и я почти испугалась за его здоровье, еще инфаркт хватит.
-Я буду готова через пять минут, - низким грудным голосом тихо сказала я, перешагнула через халат и скрылась за дверью.
Когда я вышла из спальни в полнее целомудренной одежде, у Макса мелко тряслись руки.
-Ты в порядке? – я приподняла одну бровь.
-Издеваешься? Как я могу быть в порядке после такого стриптиза?
-Успокойся, дорогой, мы же едем в ЗАГС, а там нужна холодная голова, - усмехнулась я.
В ЗАГСе Макс проявил чудеса, он смог договориться, чтобы нас расписали в субботу, не смотря на плотный график. Мы подали заявления, и Макс попробовал меня уговорить отметить это дело.
-Макс, у меня всего пара дней до свадьбы, имей совесть. Я буду занята, хочу выбрать себе и Анаис наряд. Тебе задание выбрать кольца. Так, что чао дорогой, увидимся в ЗАГСе в субботу, - я подняла руку, чтобы поймать такси.- Не забудь про детей! Пока!
Я легко поцеловала его в щеку и уселась в подъехавшее такси. Макс так и остался стоять на мостовой. Ура! Два дня свободы!
Я улыбнулась своему отражению в стекле. Скоро ловушка захлопнется, и Макс будет зависеть  только от меня! Под ложечкой засосало от ожидания очередных перемен в моей жизни. Посмотрев на часы, я поняла, что ехать в отель не имеет смысла, поэтому я изменила маршрут и поехала на встречу к Олегу. Поброжу по магазинам в ожидании его.
В торговом центре было не очень много народу, я бесцельно бродила по магазинам, пока не наткнулась на свадебный бутик. Елки зеленые! Надо же покупать себе платье! Я вытащила телефон и позвонила Анаис.
-Да, - услышала я голос подруги.
-Анаис, это я.
-Эдит? Ты куда исчезла? – в голосе Анаис звучала неподдельное беспокойство.
- Ты не поверишь! У меня в субботу свадьба, - невеселым голосом ответила я.
-Вау! – только и смогла сказать Анаис.- И брачный контракт подписан?!
-А ты во мне сомневалась? – грустно усмехнулась я.
-Нет, конечно, - поспешила оправдаться Анаис, - просто не думала, что так скоро!
-Короче, подруга, мне нужно свадебное платье, - вздохнула я.- Только никаких принцесс и баб на самоваре.
-Баб на самоваре? – не поняла Анаис.
-Забудь, - я стала заострять внимание я. – Мне нужно что-нибудь элегантное и сексуальное.
-Все поняла, вечером у тебя будет каталог, - по-деловому отозвалась Анаис. – Слушай, а я тебе сегодня вечером очень нужна?
-Ты мне всегда нужна, но можешь пойти на свидание с Иваном, - засмеялась я.
-Ой, спасибо Вам, Ваше королевское высочество!
-Не ерничай! – сказала по-русски я.
-Не ерничиай? Это как? – спросила Анаис.
-У Вани спроси, - подколола я.- Он, надеюсь, дает тебе уроки русского языка каждый день?
-Ха! Ха! Ха! Не смешно, я нас, между прочим, любовь и его уроки русского мне очень нравятся, - отбила мяч Анаис. – И вообще, я за него замуж хочу!
-А он об этом знает?
-Догадывается,  но пока не предпринимает никаких действий, - поникла Анаис.
-Так ты на уроках русского старайся лучше, не отлынивай, глядишь, он и предложит.
-Да ну тебя! – обиженно засопела Анаис.- Все смеешься, а мне плохо! Подруга называется!
-Ну, что ты! Ты у меня умница и красавица! – решила поддержать я подругу.- Подожди немного, все у вас с Иваном будет хорошо!  Будешь ты у меня мадам Черных!
-Очень надеюсь. Хочу детей, хочу мужа, а то, как сапожник без сапог. Столько свадеб устроила, а сама не у дел, - пожаловалась Анаис.
-Все у тебя будет, просто надо подождать! Ты же великая Анаис! Повелительница судеб!
-Ладно, хорош, петь деферамбы! – засмеялась Анаис. – Это была минутная слабость. Вечером каталог свадебных нарядов будет у тебя. Пока!
-Подожди, - остановила я ее.- Попроси Ивана стать свидетелем со стороны Макса. Ладно?
-Ладно! Пока! – и она отключила вызов.
Я посмотрела с легким недоумением на телефон. В этом вся Анаис, не дает себе расслабиться ни на минуту, но я-то знала, что ей очень не просто. На ум пришли строки из песни Аллы Пугачевой «Сильная женщина плачет у окна».  Сколько в мире вот таких сильных женщин страдают от одиночества, от нехватки заботы и любви? Миллионы! Почему так? Почему сильный пол перестал быть сильным?  А если этот пол чего-то добился в жизни, то считает себя вправе унижать, оскорблять женщин, не считаться с их чувствами, с их мировоззрением? Почему в этом случае мы становимся лишь атрибутом их положения в обществе, который без сожаления и жалости уничтожается при первой же возможности? Ты посмела потребовать от меня верности, любви и чести? Так, я тебя уничтожу и тут же куплю себе атрибут новой, более усовершенствованной модели! Может быть, мы сами в этом виноваты? Ну, а как же любовь? Как же взаимоуважение? Такие, казалось бы, важные в жизни вещи отходят на второй план, уступая место деньгам и власти. Грустно! Но я пока еще верю в любовь, меня унизили, растоптали, отняли тело и имя, но я все равно верю в любовь! И я счастлива, что у меня есть Олег. Просто, мне нужно было через все это пройти, чтобы заслужить свое маленькое счастье.
-Здравствуй, любимая, - я вздрогнула от неожиданности, услышав голос Олега. Задумавшись об отношениях между мужчиной и женщиной, я не заметила, как подошел Олег.- Я тебя напугал? Прости!
Он нежно прижал меня к своей груди и все мои проблемы и грустные мысли мигом улетучились.
-М-м-м, - промурлыкала я.- Как хорошо! Вот так бы всю жизнь провести!
-Тогда мы умрем с голоду, - засмеялся Олег. - Кстати, я ужасно голоден, пошли, поедим.
Я тут же вспомнила, что с самого утра у меня не было еще маковой росинки во рту, и тоже почувствовала голод.
-Пошли! – не раздумывая, согласилась я.
После того, как мы сытно поели, я решилась на неприятный разговор.
-Олег, - начала я с осторожностью. – Мне надо тебе что-то сказать.
Олег  резко поставил чашку кофе на стол и в глазах его заплескался откровенный ужас.
-Что?
-В субботу я выхожу замуж! – выпалила я и вся сжалась, как будто ожидала удара.
-Черт!!! – Олег скомкал салфетку. - Я ждал этого, знал, что это будет, но не думал, что будет так…,- он запнулся. - Так невыносимо тяжело!
-Прости, - тихо сказала я и опустила глаза. – Я знаю, что это тяжело!
-Да уж, нелегко! - в глазах Олега горела обида.
-Олег,  мы все уже обсуждали и не раз! Я не могу тебя принуждать пройти вместе со мной через это! Но знай, что я очень тебя люблю!
-У нас два дня?
-Да.
-Тогда давай проведем эти два дня так, как будто ничего нет, нет Макса, нет этой чертовой свадьбы, а есть только мы с тобой!
-Согласна! – я решила оторваться по полной программе, а там будь, что будет.
Боже! Что это были за два дня! Море любви, ласки и чувств на гран безумия. Мы не отрывались друг от друга ни на минуту. Я отдала себя всю без остатка, но так и не смогла заставить исчезнуть боль в глазах Олега. Рана была слишком глубока.
-Эдит,  и сколько ты собираешься пробыть замужем? – наконец, задал мучавший его вопрос Олег.
Я лежала у него на груди и слушала, как глухо бьется его сердце.
-Долго я и сама не выдержу, - вздохнула я.- То, ради чего я все это затеяла, мои дети! Как только я получу официальные бумаги, я буду действовать.
Олег тяжело вздохнул, но ничего не сказал.
-Олег,  мне пора!
-Как? Уже?
-Да, милый, прости!
И чтобы не продлевать страдания, я быстро оделась, вызвала такси, и, подарив на прощание Олегу страстный поцелуй, исчезла из его жизни на неопределенный срок. Пока я ехала в отель, из моих глаз двумя тоненькими ручейками текли слезы, сердце пропускало удары, а душа рвалась обратно к нему.  Водитель такси смотрел на меня с сочувствием и, когда я выходила из машины, сказал:
-Девушка, не надо так страдать! У Вас скоро все будет хорошо!
-Спасибо, - грустно улыбнулась я и поплелась в отель, нацепив на нос солнечные очи, чтобы скрыть свои заплаканные глаза.
В номере я обнаружила Анаис, которая увидев меня, всплеснула руками.
-Слава Богу, ты вернулась! Ты что, сошла с ума? – почти кричала она. – Платье не выбрала! Макс оборвал все телефоны! А ты исчезла непонятно куда!
Я устало опустилась в кресло, мне сейчас было так плохо, что все, что сейчас сказала Анаис, казалось таким неважным.
-И что ты сделала? – равнодушно поинтересовалась я.
-Платье заказала сама, его только что привезли. А Максу я сказала, что ты уехала на два дня в санаторий, чтобы быть к свадьбе красивой и просила тебя не беспокоить.
-Вот и умница. Я знала, что на тебя можно положиться, - таким же бесцветным голосом сказала я.
Анаис подошла ко мне, схватила за плечи и начала трясти меня, как грушу.
-Эдит! Очнись! У тебя завтра свадьба! Ты к этому шла два долгих года!
-АААААА! – зарыдала я в голос.- Мне плохоооо! Я не хочууу! Я ненавижу Максааа! А мне приходиться с ним спать и делать вид, что мне приносит это удовольствие! ААААА!!!
-Прекрати истерику! – Анаис залепила мне пощечину, от чего я сразу пришла в себя.
-Ты что? Больно же!
-Очень хорошо! Послушай дорогая! Ты сейчас принимаешь ванну, делаешь СПА процедуры, пьешь успокаивающий чай и ложишься спать. А завтра встаешь, тебя одевают, и ты едешь в ЗАГС, где станешь женой этого урода! План действий понятен?
Я, молча, кивнула.
-Замечательно, - строго на меня посмотрела Анаис.- Я могу тебе доверять?
-Можешь, - мои слезы уже высохли, а голова стала необычайно ясной.- Как ты ловко привела меня в чувство. Что часто у твоих невест перед свадьбой случались истерики?
-Случалось, - усмехнулась Анаис.- Но я не провалила не одной свадьбы.
-Да, у тебя не забалуешь, - грустно улыбнулась я.
-Я лучшая в своем деле, поэтому ты меня и наняла, - с оттенком легкой гордости произнесла Анаис.- Иди, смотри платье.
Имея безупречный вкус, Анаис выбрала мне платье от Веры Вонг.  Сшитое из тончайшего шелка жемчужного цвета, оно так и манило его примерить. Я провела рукой по материалу и с удивлением обнаружила, что он теплый. Я представила, как буду выглядеть завтра в этом облегающем с длинным шлейфом платье, но вот рядом со мной представляла Олега. Я поспешно отогнала от себя такие заманчивые картины и решила последовать всем советам Анаис.
Утром я проснулась за пять минут до звонка будильника. На душе скребли кошки, но я заставила себя встать. Успокаивала одно, что я буду рядом со своими детьми. Я успела принять душ и позавтракать, прежде чем в мой номер ворвался ураган в виде Анаис. Она выглядела потрясающе в облегающем, как вторая кожа платье глубокого изумрудного цвета и с настоящими крупными изумрудами в ушах. Глаза ее горели, а руки были чуть влажными, что говорило о крайней степени нервного напряжения. Вместе с ней пришла молодая девушка, которая представилась стилистом.
-Ты готова одеваться? – кинулась в бой Анаис.
-У меня есть выбор? – ехидно спросила я.
-Нет, - отрезала Анаис.
-Чего тогда спрашивать? – я пожала плечами и уселась на стул.
-Макс прислал букет из белых орхидей, - невозмутимо сказала Анаис.
-Хорошо, - так же ответила я и приготовилась к перевоплощению в невесту в третий раз.
-Иван будет у ЗАГСа.
-Замечательно.
Через два часа я была готова и, глянув на себя в зеркало, осталась довольна. Волосы мне уложили в виде короны и украсили живыми орхидеями в тон свадебному букету, в ушах и на шее сверкали бриллианты, а платье идеально облегало мою фигуру, делая меня элегантной, женственной и одновременно сексуальной.
-Лимузин у входа, - сказала Анаис, закончив говорить по телефону. – Пошли.
Я брызнула на себя любимые духи, прошептала «Господи, помоги!» и вышла из номера, который стал для меня почти домом. Сегодня я была здесь в последний раз.
Около ЗАГСа я сразу заметила Макса, который нервно курил у входа. «Боится, что я не приеду!», - злорадно подумала я. Вот бы сейчас его прокатить! Но когда я увидела двух жмущихся друг к другу моих птенчиков, я разом отбросила все сомнения и решительно вышла из лимузина в сопровождении Анаис. Увидев меня, Макс выронил сигарету, и она покатилась по мостовой прямо к моим ногам. Я затушила ее ногой и направилась к моему настоящему-будущему мужу.
-Ты великолепна! – выдохнул Макс.- Самая красивая невеста, которую я видел!
«Когда-то я уже это слышала!» - грустно подумала я.
-Спасибо, - немного суховато ответила я, а потом повернулась к детям.- Боже мой, это что за ангелы небесные пришли на мою свадьбу?
Я расцеловала Глеба и Ульяну.
-Ты очень красивая, добрая фея, - прошептал Глеб.
-Это самый лучший комплемент в моей жизни, - я погладила Глеба по нежной щечке. – Ульяна, ты хочешь понести шлейф платья невесты?
Ульянка счастливо заулыбалась, и закивал головой.
-Ну, тогда держи! – я вложила в маленькие ладошки материю и взяла под руку Макса.- Я готова!
Вот так в присутствии Анаис, Ивана и моих детей я вновь стала женой Макса. Но на этот раз, глядя на свое обручальное кольцо, я чувствовала себя в наручниках.
-Поздравляю, - меня обняла Анаис.
-Выше нос, невеста, - прошептал Иван, когда меня обнимал.- Это не похороны!
Я удивленно на него посмотрела, а он мне заговорщески подмигнул.
-Я люблю тебя Эдит, - Макс просто светился от счастья, как начищенный самовар.- Ты счастлива?
-Очень! – соврала я, не моргнув глазом.
Ну, вот первый шаг сделан! Можно чуть выдохнуть и подумать, что делать дальше. А пока я благополучно пережила брачную ночь, умотав Маска до бессознательного состояния и мы, взяв по моему настоянию детей, улетели в свадебное путешествие на остров Бали.
Там, лежа на пляже и наблюдая, как дети плещутся на берегу, я решила начать важный разговор.
-Макс, - позвала я.
-Да, любимая, - лениво отозвался он.
-Я хочу усыновить детей!
-Зачем тебе это надо? – удивился Макс.- У нас будут с тобой свои дети.
Я сначала опешила, а потом незаметно включила диктофон на своем сотовом телефоне.
-Макс, я хочу усыновить твоих детей. Ты что не понимаешь?
-Понимаю! Но я думал, что мы избавимся от этих отпрысков сумасшедшей бабы, - он снял солнечные очки и сел в шезлонге. - Я думаю отправить их подальше отсюда! Например, за границу в какой-нибудь закрытый пансионат.
-Максим Виктрович Логинов Вы, что не любите своих детей? – задала я опасный вопрос.
-Я не знаю, - равнодушно сказал Макс.- Думал, что люблю, а в последнее время они меня больше раздражают. Давай избавимся от них. Ну, зачем тебе чужие дети?
-Макс, я хочу, чтобы эти дети были моими! Понятно? – я в сердцах встала с шезлонга и направилась в бунгало.
-Эдит! Ну, что ты? – Макс вскочил и последовал за мной.
-Не подходи ко мне! – я сверкала глазами.
-Ок! Ок!  Я все понял! Если тебе так хочется, то по приезде домой, мы займемся этим вопросом. Только не злись! – Макс был похож на нашкодившего щенка.
-Обещаешь? – я вздернула свою левую бровь.
-Обещаю! Ну, иди ко мне, детка! – Макс смотрел на меня масляными глазками, и мне ничего не оставалась делать, как закрепить свою над ним победу, пряча поглубже тошноту.
Вот так я и проводила свой медовый месяц, кидая на Макса взгляды полные ненависти, когда, он насытившись моим телом,  с довольным выражением лица, млел под солнышком. Я смотрела на его красивое лицо и подтянутую фигуру и люто ненавидела его. Единственная отрада моей души, конечно же, были дети. Я с огромным удовольствием плескалась в океане, лопала с ними мороженое и фрукты, каталась в аквапарке, купала их и рассказывала на ночь сказки. У меня оттаивала душа, когда я слышала их заливистый смех и видела счастливые глаза. Единственное, меня расстраивала Ульянка, которая так и не сказала не одного слова. И я себе дала слово, что по приезду домой, я буду искать лучших специалистов в России и за ее пределами, но я вылечу свою девочку.
Бессонными ночами под удовлетворенный храп Макса, я разрабатывал план по скорейшему разводу, но в голову пока ничего не приходило. И, наконец, я пришла к выводу, что надо внимательно перечитать брачный контракт, чтобы найти такую причину для развода, чтобы у Макса не было шансов. После этих выводов, я решила оставить проблемы на потом и наслаждаться морем, солнцем и общением с детьми.
Наконец, наш отпуск кончился, и мы вернулись домой. Я решила не сидеть без дела и взяла быка за рога. Сначала я устроила Глеба в лучшую частную школу, а Ульяну начала показывать докторам, в чем мне очень помогал Иван. Макса я заставила подать документы на усыновление прямо на следующий день после приезда. Он поворчал для проформы, но сопротивляться не стал. Сначала нам назначили слушание дела только через три месяца, но в результате денежных вливаний, суд перенесли на следующую неделю. Я была просто счастлива.
 Об Олеге я старалась не думать, иначе не смогла бы с холодным расчетом прямо идти к своей цели, а вот отсутствие Анаис, которая после моей свадьбы уехала во Францию, меня очень расстраивало.  Как-то я спросила у Ивана, к которому мы пришли вместе с Ульянкой, что у них с Анаис. Иван резко изменился в лице.
-Понимаешь, Эдит, - Иван замолчал, а потом после паузы решился.- Она слишком независимая, чтобы быть замужем.
-Глупость какая-то, - я замотала головой. – Скажи! Ты ее любишь?
-До чертиков, - вспыхнул Иван.
-Ты говорил ей об этом?
-И не раз.
-Тогда я ничего не понимаю! Ты ее любишь, она хочет за тебя замуж…
-Хочет за меня замуж?! – округлил от удивления глаза Иван.- С чего ты это взяла?
-Она сама мне об этом говорила.
-Не может быть!
-Может!
-О, Господи! – Иван плюхнулся на диван.- Вот я дурак!
-Так и я о том же! – засмеялась я.- Звони ей срочно!  А мы пока пошли на занятия.
Через час мне позвонила счастливая Анаис и захлебывающимся голосом на смеси русского и французского сообщила, что они с Ваней решили пожениться, и она вылетает первым же рейсом.
Я искренне порадовалась за подругу, хотя моя радость носила немного шкурный интерес. Я была рада, что подруга будет рядом. Мне просто необходимо была поддержка близкого человека. Поэтому, когда на следующий день Анаис прилетела, я чуть не задушила ее в объятиях.
-Как же я тебя рада видеть! – причитала я.- Мне так тебя не хватало!
-Да! На счастливую новобрачную ты не похожа, - сделала заключение Анаис, внимательно меня разглядывая.- Синяки под глазами не от ночей, заполненных страстной любовью, от ночей без сна.
-А, ерунда! – отмахнулась я. – Поехали, я отвезу тебя в отель!
-Поехали.
Мы получили багаж и уселись в мою машину.
-Жаль, что Иван не смог меня встретить, - грустно сказала Анаис.
-Это не его вина. Мадам Азранян беременна и, как назло у нее случилась угроза выкидыша, поэтому присутствие семейного врача было необходимым.
-Я понимаю, - протянула Анаис. – Но…
-Привыкай подруга. Жена врача, это все равно, что жена декабриста! – засмеялась я.
-Жена кого? – не поняла Анаис.
-Историю государства российского почитай! – хохотала я.
А Анаис показала мне язык и насупилась.
-Да ладно, не дуйся, декабристка! – примирительно сказала я.
После того, как Анаис поселилась в номере, я излила ей свою душу. Подруга выслушала все мои стенания и вдруг выдала такое, что у меня встали волосы дыбом на голове.
-А если, мы посадим Макса в тюрьму? У тебя, насколько я помню, в пункте 25 брачного контракта написано что-то вроде того, если муж совершит любые противоправные действия и попадет в места лишения свободы. То в этом случае ты получаешь развод незамедлительно с полной передачей всего движимого и недвижимого имущества, если иное не предусмотрено статьями уголовного кодекса РФ о конфискации этого имущества.
-Не фига себе! – только и смогла вымолвить я.
-Ты удивляешься моей феноменальной памяти или коварному плану? – с усмешкой спросила Анаис.
-И то и другое! – проглотила я комок, откуда-то взявшийся в моем горле.- Особенно мне понравилось, про пункт 25. А вот как посадить Макса в тюрьму я не очень представляю.
-Я подумаю об этом. А твоя задача усыновить детей! – Анаис плеснула в бокалы вина и подала один из них мне. – Давай за нас! Что хочет женщина, того хочет Бог!
Мы чокнулись и выпили за успех предприятия.
-А как Олег? – спросила Анаис.
-Не знаю, я его не видела и не слышала, - со вздохом ответила я.- Мне сейчас рисковать нельзя.
-Понимаю, - протянула я. – Но хочу сказать, если надо, то я тебя всегда прикрою.
-Спасибо, дорогая, но я у меня сейчас другая задача. Мне нужно довести дело до конца!
-У тебя все получится! За тебя!
Мы выпили еще по глотку, и я быстро ретировалась, оставив Анаис отдыхать после перелета.
Следующие дни пролетели в обычных заботах. Макс вышел на работу после отпуска, и я вздохнула свободно. У меня появились свободные дни без мужа, чему я была ужасно рада. Правда, Макс названивал сто раз на дню по всякой ерунде, только один раз звонок был важен для меня, когда он сообщил, что школу, в которой учились дети, закрыли. Я удовлетворенно вздохнула, и поблагодарила Макса за содействие.
За день до суда по усыновлению детей, я не находила себе места.
-Эдит, ну что ты так нервничаешь? – удивлялся Макс, он не понимал, что день, когда дети станут моими, приближал наш с ним развод.- Судья наша, все будет хорошо!
Так и случилось. Решение суда было в мою пользу, и уже через три дня я держала в руках заветные свидетельства о рождении, где в графе мать стояло мое имя Эдит Лавалле-Логинова. Теперь дело за разводом. Я сломала голову, но ничего придумать не могла. Одна надежда на Анаис. И она не подвела. Она позвонила и пригласила на встречу.
-Привет, дорогая, - поздоровалась я, садясь за столик.- У тебя, что появилась идея?
-Тише, дорогая, тише, - шикнула на меня Анаис. – Не надо привлекать внимание.
-Ну, не томи! – тихо взмолилась я.
-Короче, слушай! – также тихо зашептала Анаис. – Нам надо обвинить его в изнасиловании!
-Ты с ума сошла! Да он, после меня ни на одну женщину даже не смотрит! – зашипела я.
-Я же сказала обвинить, а не заставить изнасиловать! – Анаис откинулась на спинку стула.
-И как ты себе это представляешь?
-Легко! Мне нужен миллион долларов!
-Зачем? – еще больше удивилась я.
-Заплатить девушке, которая все это сыграет! – выдала Анаис.
-О, Господи! Рассказывай!
-У твоего мужа в приемной сидит очаровательная девушка по имени Катя, - Анаис прикурила сигарету.- Так вот, эта Катя имела виды на Макса, но у нее, сама понимаешь, ничего не получилось. Собственно ей нужен был не сам Макс, а его деньги. Надо сказать, что Катя патологически жадна, за деньги и маму родную продаст без зазрения совести. Но это качество девушки нам как раз на руку.
-А поподробнее! – потребовала я.
-Короче, Катя за миллион долларов согласна превратиться в жертву насилия Макса. А Иван нам поможет.
-Дорогая девочка, - усмехнулась я, а потом до меня дошел смысл сказанного. – Иван?!
-А ты сама подумай, сколько ей придется пройти. Я думаю, что это не большая цена твоей свободы. Только одна загвоздка, - Анаис глубоко затянулась.- А Иван все про тебя знает!
-Как знает? – чуть не заорала я.
-Тише! Нам нужен свой человек в области здравоохранения со связями, и он у нас теперь есть! Прости, что не предупредила, - Анаис затушила сигарету. - Итак, о загвоздке. Нам нужна сперма Макса, чтобы наверняка.
-Блин, - я сначала растерялась, потом подумала и сказала. - Будет тебе все, что ты просишь. Только у меня условие.
-Какое?
-На какой день назначаем операцию?
-На…- Анаис задумалась.- Скажем на послезавтра, середина рабочей недели, обстановка в офисе более спокойная.
-Отлично,  - я положила локти на стол.- Я приду к Максу в обеденный перерыв, сделай так, чтобы Кати в это время на месте не было. И вообще я не хочу, чтобы она знала, что это мне нужно посадить Макса в тюрьму, иначе можно потто нарваться на шантаж. Я постараюсь добыть биологический материал Макса и передам его тебе, а ты уже отдашь его Кате. Я уеду домой и буду ждать известий. Хорошо? Прости, что твоими руками, но мне просто необходима  твоя помощь. Я все оплачу!
-Не волнуйся ты об этом! – отмахнулась Анаис.- Ты знаешь о бескорыстной дружбе?
-Что-то слышала, - улыбнулась я.
-Вопрос исчерпан!
Мы еще посидели, обсуждая каждую деталь нашего плана, а затем я на трясущихся от страха ногах я потопала к своей машине. Сев за руль, я попыталась унять бешено бьющееся сердце. Если все получится, то я получу долгожданную свободу, детей и любовь всей моей жизни. А если нет… Об этом  мне не хотелось даже думать. Мне осталось пережить присутствие Макса лишь две ночи и один день. Я сделала глубокий вдох и поехала за детьми.
Дома я сама приготовила ужин, сделала уроки с Глебом и позанималась с Ульяной специальными занятиями, которые нам прописал врач. Макс пришел домой усталый, и я постаралась сделать так, чтобы он забыл обо всем на свете.
-Ты мое сокровище! – сказал Макс, прежде чем уснуть, а я смотрела на него спящего и понимала, что мне его не жалко. Этот человек любит только себя, и я слишком хорошо помню, как меня макали лицом в рвотные массы. Нет, я не отступлюсь!
В судьбоносный день, я проводила Макса на работу, отвезла Глеба в школу, а Ульяну на занятия в центр, а затем приехала домой. Нервно поглядывая на часы, я стала собираться. Немного поразмыслив, я решила надеть короткое платье из тонкой, мягкой шерсти с глубоким вырезом. А под платье я надела только чулки. Волосы, уложенные крупными локонами густым водопадом падали мне на спину. Подчеркнутые макияжем глаза, сверкали решимостью, а накрашенные губы мерцали влажным блеском, призывая к  поцелуям. Я глянула на часы и позвонила Анаис.
-Я выезжаю,- коротко бросила я и отключила телефон.
В офисе Макса было достаточно оживленно, но мое появление не осталось незамеченным.  Я, стараясь не замечать открытых ртов и шепота за мой спиной, прошла прямиком в кабинет Макса, и не постучавшись, открыла дверь. Макс сидел  за столом и, казалось, обалдел от такой наглости. Но когда он увидел меня, его готовый вырваться на свободу гнев, мигом улетучился.
-Эдит?! – удивленно воскликнул он. – Что случилось?
-Ничего! – я прямиком направилась к мужу, на ходу снимая шубу. – Я что не могу прийти к тебе на работу?
-Конечно, можешь! – Макс жадно пожирал меня глазами.
Я подошла к нему и резко развернула его на вертящемся стуле.
-Где твоя секретарша? Я хотела на нее посмотреть, а ее нет!
-Ты что ревнуешь? – глаза Макса выкатились из орбит.
-А что нельзя? – я приподняла левую бровь.
-Не стоит, кроме тебя мне не нужен никто! – Макс провел рукой по моей ноге вверх и понял, что я без трусиков.- Ведьма! Как после такого я могу вообще обращать внимания на других женщин?
-А ты докажи! – я одной рукой рванула на себя ремень его брюк, а второй достала из лифчика презерватив.
Через полчаса я уходила из кабинета мужа, унося с собой неопровержимую улику. А через пять минут я отдала ее Анаис. Дальнейшее меня мало интересовало. За миллион долларов можно сыграть все, что угодно.
Только в машине я немного успокоилась и поехала делать обычные дела.
Вечером, когда я уже уложила детей спать, раздался телефонный звонок.
-Алло, - с бьющимся сердцем ответила я, зная наверняка, кто мне звонит.
-Гражданка  Эдита Лавалле-Логинова? – услышала я сухой официальный голос.
-Да, это я.
-Вас беспокоит следователь районной прокуратуры капитан   Баранец Владимир Николаевич, - продолжал голос без малейшего намека на эмоции.- Ваш муж Логинов Максим Викторович арестован сегодня по подозрению в изнасиловании.
-О, Боже! – очень натурально воскликнула я.- Этого не может быть!
-Следствие разберется, - так же бесстрастно заявил голос.
-Что мне делать? – в истерике забилась я.
-Успокоиться и нанять хорошего адвоката, - посоветовал следователь.
-Спасибо за совет, - всхлипнула я, и он положил трубку.
Не успела я вытереть слезы, как раздался еще один звонок.
-Да! – крикнула я в трубку.
-Эдит, это Вы? – услышала я приятный мужской голос.
-Я! Говорите! Кто Вы?!
-Меня зовут Земской Кирилл Валерьевич, и я адвокат Вашего мужа. Судя по Вашему тону, Вам все известно.
-Известно, но я отказываюсь в это верить! Он не мог со мной так поступить! – играла я роль любящей жены.
-То же самое говорит и Максим. Все очень и очень странно. Я могу к Вам приехать?
-Конечно!
После звонка адвоката, я позвонила Анаис, все ей рассказала и попросила связаться с Олегом. Анаис потребовала, чтобы  я сохраняла спокойствие. Я пообещала, но рыдать не перестала, чтобы встретить адвоката в образе убитой горем жены, в этом мне помогал животный страх, что все раскроется.
Кирилл Валерьевич приехал через два часа, когда я уже заходилась в истерике. В таком состоянии, он меня и застал.
-Господи, Эдит! Нельзя же так переживать! – воскликнул он.- Вам надо выпить!
Он плеснул в стакан немного виски и заставил меня залпом выпить. Через десять минут мне полегчало, и я смогла почти спокойно воспринимать информацию.
-Успокоились? Вот и хорошо! – сказала Кирилл Валерьевич, и только сейчас я смогла как следует его разглядеть.
Это был мужчина лет пятидесяти, невысокого роста, полноватый, с посеребренными сединой вьющимися волосами и голубыми газами, которые сейчас смотрели на меня с сочувствием и жалостью.
-С-спасибо, - пробормотала я. – Расскажите мне все! Только ничего не скрывайте!
-Дело очень странное, - начал Кирилл Валерьевич.- Макса в изнасиловании обвинила его секретарша Екатерина  Александровна Пузачева, но он клянется, что он ее не насиловал, что она ворвалась к нему в кабинет, рвала на себе одежду, повисла у него на шее, а когда он ее попытался отстранить начала драться. Она царапалась и кусалась, поэтому Макс ударил ее два раза. Это немного успокоило девчонку, она собрала свою одежду и выбежала из кабинета. Максим был в шоке, а через час за ним приехали менты. Но, самое удивительное, у Кати обнаружили следы спермы и характерные признаки  грубого полового акта.  Сейчас проводят генетическую экспертизу. И если это будет сперма Макса, то дела плохи. И следователь, как назло попался такой, который ненавидит богатых людей и пойдет на все, чтобы упрятать Макса за решетку на максимальный срок.
Я закрыла лицо руками, чтобы не выдать своих чувств. Да! Молодец, Катерина! Все сделала по уму. Сперма будет Макса я уверена, а под ногтями Кати обнаружат частички его кожи, да и ударил ее Макс очень кстати.
-Какой ужас! – наконец вымолвила я.- А вдруг Макс действительно ее изнасиловал?
-Не смейте даже думать об этом! – Кирилл Валерьевич обнял меня за плечи.- Детка, он любит Вас! Когда я его видел, то он боялся только одного, чтобы Вы не поверили!
«Конечно, боялся! Сесть в тюрьму, да еще потерять все свое имущество! Надо думать, не у всякого выдержат нервы!» - думала я.
-Что мы сейчас можем сделать? – спросила я.
-Пока будем добиваться освобождения под залог и подписку о невыезде, - сказал адвокат.
-А мне можно его увидеть? – я подняла на него свои «несчастные» глаза.
-Пока нет, я сожалею.
-Понятно, - вздохнула я.
Больше адвокату мне сказать было нечего, поэтому он откланялся и оставил меня одну.
Утром я позвонила в агентство и попросила  прислать мне временную няню, так как полноценно справляться с ролью матери я сейчас не могла. Через пару часов приехала женщина средних лет по имени Любовь и показала мне рекомендации. Я вкратце объяснила ей ситуацию и она, тут же принялась выполнять свои профессиональные обязанности. Детям она понравилась, и они легко согласились побыть с ней.  Вместе с Василием, который так и остался у меня служить, Люба отвезла детей по необходимым занятиям. Глеба на английский язык, так как в школу он сегодня не попал, а Ульянку в клинику. Когда я закрыла за ними дверь, то с облегчением вздохнула, очень не хотелось, чтобы дети стали свидетелями всей этой грязи.
Ближе к обеду приехала Анаис с некоторыми новостями. Я заварила чай и мы сели на кухне.
-Виделась вчера с Олегом, все ему рассказала, - начала Анаис, прихлебывая горячий чай.- Он пообещал все выяснить.
-И?
-И сегодня утром он мне позвонил, - Анаис сделала паузу.
-Ну? – нетерпеливо бросила я.
-Ну, Макс по уши в дерьме, - прищелкнула языком Анаис.- Катюха в клинике с нервным срывом. В ней умирает великая актриса! А генетический анализ пришел положительный, это сперма Макса. Вот так. Ему уже не отвертеться. Пойдет наш друг по этапу.
-Уф, - выдохнула я.- Давай сначала дождемся суда.
Вскоре позвонил адвокат и озвучил мне информацию, которую я и так знала.  Я поплакала для проформы и на этом успокоилась.
Только через две недели мне разрешили свидание с мужем. Я приехала в следственный изолятор все в горе. Когда я увидела Макса, то почувствовала удовлетворение. Он был сломлен и выглядел жалким. Я взяла трубку телефона. Макс за стеклом тоже.
-Привет, - поздоровалась я.
-Привет, - отозвался Макс. - Эдит, я этого не делал, клянусь! Ты мне веришь?
-Тогда откуда в ней была твоя сперма Макс? – жестко спросила я.
-Я… Я не знаю! – Максим выглядел хуже побитой собаки.
-Вот и я не знаю, Макс, - немного смягчившись, сказала я.
-Если, ты мне не веришь, то остальное для меня не имеет  значения. Эдит, прошу тебя, верь мне!
-Следствие во всем разберется, - сказала я и  повесила трубку.
-Эдит! Эдит! Нет! – Макс стал стучать в стекло и тут же его увели под конвоем.
А я встала, поспешив уйти из этого страшного места. И потянулись долгие месяцы до суда, под залог Макса так и не выпустили, чему я была страшно рада. Адвокат мне отзванивался практически каждый день, но ничего нового и «утешительного» для меня, он сообщить не мог. Наконец, был назначен день суда, куда я явилась в черных очках и страхом в сердце. Но я боялась зря. Катя так правдоподобно сыграла жертву насилия, мне даже показалось, что она действительно через все это прошла. Вердикт присяжных был «Виновен!» и Макса осудили на пять лет лишения свободы, с отбыванием в колонии строгого режима. Я от радости чуть не лишилась чувств, а все окружающие мне сочувствовали, думая, сто я страдаю из-за мужа.
После того, как Макса перевезли в колонию, я подала на развод и лишения его родительских прав. Своим адвокатом я попросила стать Олега. И он, естественно согласился.  Мы договорились встретиться у Анаис. Когда я его увидела в первый раз после нашего вынужденного расставания, у меня подкосились ноги, и я рухнула бы на пол, если бы не Олег. Он подхватил меня и заключил в  объятия. А у меня случилась истерика. Я рыдала, как умалишенная, пытаясь рассказать сразу, как мен было трудно, и как я по нему скучала.  Олег целовал мое мокрое от слез лицо и не пытался  остановить, мне было просто необходимо вылить всю свою боль наружу. А потом мы занимались любовью с бешеной страстью, балансируя на тонкой грани безумия. В моей голове взрывались миллиарды звезд, а  тело превратилось в восковую куклу, которая становилась мягкой и податливой под руками Олега.
-Все, Эдит! Я больше никогда с тобой не расстанусь, хватит!  Больше так не могу! – чуть позже, крепко держа меня в кольце своих рук, сказал Олег.
-Уже почти все, - я потерлась носом о его плечо.- Завершим два дела и я твоя навсегда!
-Я помогу тебе и сделаю все, что от меня зависит, - он поцеловал меня в висок.
-Как всегда, - улыбнулась я.- Ты мой Ангел Хранитель!
-Не хочу быть Ангелом, хочу быть твоим мужем! – Олег взглянул на меня своими чудными глазами и у меня все перед глазами поплыло.
-Ты серьезно? – из моих глаз брызнули слезы.
-Серьезней некуда! – Олег приподнял мое лицо за подбородок и нежно поцеловал в губы. – Я хочу, чтобы ты была Эдит Вороновой, моей законной супругой.
-Согласна! -  с жаром прошептала я и приникла к его губам в поцелуе.
Вскоре я забрала детей и переехала в свою квартиру, которую когда-то купил Олег, мне не хотелось оставаться в доме, где все говорило о прошлом. Дети были рады таким переменам, они тут же выбрали себе  комнаты и стали обустраиваться.
-Эдит, скажи, а Люба будет жить с нами? – спросил меня вечером Глеб.
-Нет, дорогой, но она будет к нам приходить по мере надобности, - я взъерошила его волосы на затылке.
-А где папа? – вдруг спросил тревожно ребенок.
-Ему пришлось срочно уехать и очень надолго, - спокойно сказала я.
-Про маму тоже так говорили сначала, а оказалось, что она умерла, - на глазах сына блестели слезы.
-О, дорогой! – я притянула к себе ребенка.- Ты сильно по ней скучаешь?
-Раньше скучал очень сильно, - признался Глеб, - но когда появилась ты, мне стало легче. Ты такая же, как она. И пахнешь так же!
Я поняла, что больше не могу скрывать от своего сына правду. Я повернула его лицом к себе и сказала.
-Глеб, посмотри на меня внимательно! Я и есть твоя мама! Твоя мама Кристина! – я почувствовала,  как будто лечу в пропасть.
Глеб сначала нахмурился, потом пригляделся и вдруг кинулся ко мне на шею.
-Мамочка! Я знал, что ты вернешься! Я знал, что ты не умерла! Мамулечка! Мамочка!
Я обнимала его, целовала его мокрые щечки, его ручки и шептала сквозь слезы.
-Сыночек мой, родненький! Любимый мой!
-Мама!!! – я услышала душераздирающий крик Ульянки, повернулась и увидела, что дочка упала в обморок прямо в дверях комнаты.
-Ульяна!!!- я рванулась к ней, схватила ее на руки.- Доченька, моя, что с тобой?! Господи!
Я положила ее не диван, с приподнятыми ногами и терла ее ладошки. Через несколько минут  она открыла свои красивые глаза. Взгляд ее сначала мутный, прояснился и она посмотрела на меня.
-Мамочка, где ты так долго была? – тихо спросила она.
-Господи!!! Ульяна! Ты говоришь!!! – я обняла дочку и вскоре мы все втроем рыдали от счастья. Видимо, нервное потрясение помогло моей дочери обрести речь.
-Дети, я так вас люблю! – сказала я, когда мы все немного успокоились. – Я так, по вам скучала!
-А почему ты теперь так выглядишь? – спросил Глеб. – У тебя  светлые волосы!
-Сейчас я вам расскажу один секрет, но вы должны молчать об этом! Хорошо? А иначе мы можем с вами пострадать!
Дети согласно закивали.
-Я попала к плохим людям, и они заточили меня в темницу, но с помощью одного очень хорошего человека, его зовут Олег, мне удалось сбежать.  Чтобы меня не узнали, я изменила свою внешность и имя. И только теперь я могу быть с вами. Но если кто-нибудь узнает, что меня зовут Кристина, а не Эдит, то вас у меня отнимут, а я снова окажусь в темнице. Поэтому никто не должен знать, что я ваша настоящая мама. По документам вы мои дети, но меня зовут Эдит. Поняли? Это наша тайна!
-Хорошо, мы никому и никогда ничего не скажем! Я больше не хочу жить с папой! Я хочу быть с тобой! – Глеб обнял меня за талию.
-И я! – Ульянка залезла ко мне на колени и повисла у меня на шее.
-Вот и умницы! – я расцеловала свих сокровищ, и жизнь потекла своим чередом.
Через две недели Олег подготовил все бумаги и мне дали развод без лишних проволочек, Макс остался ни с чем. А вот с лишением родительских прав, нам пришлось потрудиться. Это оказалось труднее, чем я думала. Но Олег проявил все свое мастерство, плюс свою роль сыграла так удачно сделанная мной запись разговора, где Макс пытался уговорить меня избавиться от детей. Судья нахмурилась, услышав ее, и тут же подписала решение о лишении Максима родительских прав. Все! Я выиграла! Макс уничтожен, но он об этом еще не знал! Теперь я хотела все ему рассказать сама, глядя ему прямо в глаза!
Я добилась свидания с Максом и попросила Олега сопровождать меня. Он естественно согласился, я думала, даже обрадовался, так как боялся реакции Максима.
Отправляясь на свидание с Максом, я тщательно оделась в шикарный костюм от Шанель, который выгодно подчеркивал все мои достоинства, сделала красивую прическу и наложила тщательный макияж.
-Ты шикарно выглядишь, оделась,  как на праздник! – похвалил меня Олег, встречая меня у подъезда.
-А у меня сегодня и есть праздник! Я праздную победу! – я поцеловала его в щеку и села на переднее сиденье автомобиля.
Ехали мы довольно долго, так как колония находилась в области, но я не позволила себе расслабиться ни на минуту. Во мне клокотало чувство справедливости, которая восторжествовала.
В колонии нас проводили в комнату для свиданий, где стоял стол и три стула, больше здесь ничего не было. Я чувствовала себя неуютно, но крепилась. Потом вдруг ко мне пришло ледяное спокойствие. Я села за стол и закинула ногу на ногу. Железная дверь открылась, и под конвоем вошел Макс. Он был таким старым, таким жалким и таким отвратительным, что меня передернуло.
-Эдит?! – его глаза загорелись радостью, но тут же потухли.- Воронов? Что ты здесь делаешь?
-Садись Макс, я тебе все сейчас объясню, - я показала ему на стул.
-У вас полчаса, - строго сказал охранник и закрыл дверь.
Макс отодвинул стул и сел.
-Ну? – спросил он.
-Во-первых,  ознакомься с документами, подтверждающими наш с тобой развод, - я швырнула листы на стол. Макс медленно взял документы, как будто боялся, что они его укусят. Он пробежался глазами, и по его лицу можно было прочитать все.
-У тебя теперь нет ничего, Макс все твое имущество мое!
-У меня есть дети! И я тебе их никогда не отдам! – попытался мне сделать больно Макс.
-А это, во-вторых! – я швырнула вторую пачку документов.- У тебя нет детей Макс!
Максим только мельком глянул и все понял. Его глаза налились кровью.
-Это ты все подстроил?! – прорычал он, глядя на Олега.- Отомстил, да?
Олег, молча, смотрел на него, засунув руки в карманы. На его лице было написано такое презрение, что Макс съежился.
-Была бы моя воля, ты бы вообще никогда отсюда не вышел! – бросил он в лицо Максу.
-Макс, Олег здесь не причем,- холодно сказала я.
-Я ничего не понимаю! – взвился Макс.- Эдит! За что?
-Я все объясню, - начала я свой монолог, скрестив руки на груди. – Жила-была девочка Кристина, которая полюбила Максима, именно Максима, а не его деньги. Вышла за него замуж, родила ему двоих детей. Поначалу у них все было хорошо, но Максим стал еще богаче, чем был и почему-то вообразил, что ему все можно. Он начал хамить жене, оскорблять ее, относиться, как к своей собственности, а потом перестал скрывать, что изменяет ей. Как тебе начало?
-Неплохо, только причем тут ты? – глаза Макса сузились, превратясь в две щелочки.
-Сейчас поймешь! – пообещала я.- Так вот. Кристина не хотела мириться с существующим положением дел и попросила развода у Макса. Но что она получила? Макс просто ее избил, возил ее лицом по дерьму, а потом вообще упрятал в психушку, перерезав вены на руках.  А в больнице купленный врач, пытался превратить ее в растение. Но самое страшное, что Максим отнял у нее детей, а этого вынести Кристина уже не могла. Она просила Бога о смерти, так как носить в себе постоянную боль не могла. Видимо Господь дает испытаний ровно столько, сколько человек может вынести. И у Кристины появился друг, который помог ей, спас ее от пожара, а сам погиб. В результате всего Макс похоронил неопознанное тело, как свою жену и потирал ручки от удовольствия. Конечно, статус вдовца не подпортил ему репутацию, и он теперь мог  менять любовниц, как перчатки. А дети? А дети были отправлены с глаз долой в частную школу. Зачем Максу было тратить свое драгоценное время на детей сумасшедшей жены? Но, как он ошибся! Кристина выжила, хотя долго болела. У нее был Ангел Хранитель, который любил ее все душой и помогал во всем. Придя в себя от продолжительной болезни, Кристина решила отомстить. Она сказала себе, что не успокоится, пока ее дети не будут с ней, а Макс останется ни с чем. Ради этого она пожертвовала всем, она отказалась от своего имени и от своего тела.  Искусный пластический хирург сделал свое дело, и на свет появилась красавица Эдит Рудницкая, которая потом стала баронессой Лавалле, а потом твоей женой, Макс. Ты был прав, когда сказал, что только один раз встречал такие глаза, как у меня. Потому, что это единственное, что у меня осталось своего. Это глаза Кристины Логиновой, а ныне баронессы Эдит Лавалле.
-Не может быть! – Макс бешено вращал глазами.- Ты намного выше моей жены!
-Один год в аппарате Елизарова и я выросла на восемь сантиметров! – усмехнулась я. - Полтора года непрерывной физической боли, которая заглушала боль душевную, помогли мне упечь тебя сюда, лишить тебя всего и обрести полную свободу.  Ты жалок, Макс! Но я тебя прощаю! Ты заслужил все то, что имеешь! А теперь, я буду жить долго и счастливо со своим любимым мужем и детьми.
Я встала и взяла под руку Олега.
- У нас скоро свадьба, но я тебя не приглашаю, - добила я его.- Желаю тебе всего наилучшего!
Макс закрыл лицо руками и сидел неподвижно на своем месте.
-Охрана! – крикнул Олег.- Свидание закончено!
Макс не шевельнулся, таким я его видела последний раз в жизни. Через два дня после нашего визита, он повесился в камере. А может его повесили, насильников в тюрьме не жалуют. Я не испытала угрызения совести, только облегчение, что я никогда больше не увижу этого человека, да и дети будут знать, что их отец умер. Все, я закрыла эту страницу моей жизни. Теперь меня ждали лишь покой и счастье. Я продала все имущество Макса, выручив за все довольно большую сумму денег. Я разделила их пополам и положила на счет детей, пусть хоть что-нибудь  достанется им от их непутевого отца. Олег порывался посадить врача психиатрической клиники, но я его успокоила, что этим занимается Иван, а я больше не хочу жить местью, я хочу просто жить.
Анаис с Иваном поженились в августе, а мы с Олегом в сентябре. Я умирала от счастья, стоя в ЗАГСе, а потом перед алтарем рядом с любимым мужчиной, который смотрел на меня с бесконечной любовью, а когда нас объявили мужем и женой, Олег облегченно вздохнул. После свадебного путешествия, которое мы провели на побережье Италии, я уговорила Олега уехать во Францию. Мне не хотелось оставаться в России, где меня преследовали призраки прошлого. Со старыми знакомыми я общаться не могла, а новые мне не стали друзьями. Моей семьей были Олег, дети, Анаис с Иваном и семья Марсо. Париж стал для меня вторым домом, и я очень хотела вернуться туда. Олег сначала напрягся, но потом понял, что может открыть там свою частную практику, успокоился. Единственно условие, мы не будем жить в квартире барона. Я легко согласилась, щадя мужское достоинство Олега. Поэтому Анаис, которую я наняла в качестве управляющей моими делами, за очень достойную зарплату,  подобрала нам отличный дом в фешенебельном пригороде Парижа. 
Мы всей семьей переехали во Францию вначале декабря. Всю семью Марсо я оставила жить в квартире барона, так как это был их дом, и я не считала себя вправе разрушать их привычный мир. Николя и Марлен стали что-то вроде бабушки и дедушки для моих детей, а Габриель тетей. Они нещадно баловали малышей, Марлен закармливала их разными вкусностями, Николя катал на спине, а Габриель учила их французскому языку. Как они понимали друг друга, для меня до сих пор загадка, но буквально через полгода дети  говорили на французском языке лучше нас.
Олег открыл частную адвокатскую контору, и с легкой руки Анаис, его дела почти сразу пошли в гору. От клиентов, особенно женского пола отбоя не было. Все хотели получить услуги «этого русского красавца-адвоката», как прозвали Олега в Париже, я даже начала ревновать. Может это потому, что  фигура расползлась от того, что я была на пятом месяце беременности и моя самооценка с каждым днем ползла вниз, не знаю. Но Олега смеялся над моими страхами, гладил меня по животу и заверял, что я еще никогда так не привлекала его, как во время беременности. И почти каждую ночь доказывал мне, что я самая желанная женщина в мире.
В положенный срок я подарила Олегу дочь, которая была похожа на него, как две капли воды. Назвали мы ее Елизаветой. Олег, чуть не умер от счастья, когда ему в руки вручили маленький сверток с розовым бантом. Я умилялась, когда увидела, с какой гордостью он держал свою дочь на руках. Лучшей картины нет.
Дома мои старшенькие детки жались друг к другу и с любопытством тянули шею, рассматривая свою сестру.
-Какая маленькая, - осторожно сказал Глеб.
-Мам, а теперь вы с Олегом ее будете больше любить, чем нас? – со страхом в глазах спросила Ульяна.
-Ну, ка, ребятки, идите сюда! – позвал Олег и усадил детей к себе на колени.- Послушайте, мои дорогие! Мы с мамой всех наших детей любим, и будем любить одинаково. Вот, смотрите. У меня на руке пять пальцев, и я не могу какой-то любить  больше, какой-то меньше. Они все пять мои и люблю я их одинаково. Так и вы, вас теперь трое и мы с мамой будем любить вас одинаково, просто Лиза еще очень маленькая. Она не умеет заботиться о себе, поэтому ей приходится уделять больше внимания. А у вас есть реальный шанс помочь нам заботиться о Лизе и научить ее тому, что умеете сами. Как вам идея?
-Я согласен! – сказал Глеб.
-И я тоже! – поторопилась заверить Олега, Ульяна.
-Вот и умнички! - Олег поцеловал каждого в щечку и отпустил детей.
Я смотрела на них,  и сердце обливалось кровью от счастья.
-Ты у меня самый лучший! – прошептала я, когда Олег подошел и обнял меня.
-Я просто очень вас люблю! – Олег ласкал меня взглядом. – Вы втроем все, что у меня есть и я безумно счастлив! – он прижался к моим губам, и я потеряла связь с миром.
А через год, когда Лиза подросла, Олег исполнил свою давнюю мечту. Мы всей семьей поехали в отпуск на Таити.
Я в обществе любимого  сидела в шезлонге, старшие дети плескались около берега, а Лизочка ползала по песку в памперсе около нас.  Светило яркое солнце, море сливалось с небом, а белый песок слепил глаза. Я сквозь солнечные очки любовалась свои мужем, который уже успел получить бронзовый загар и теперь был похож на античную статую. Он только что вышел из воды, которая красиво блестела на его рельефном теле.
-Ты наблюдаешь, за мной, - улыбнулся Олег.
-Откуда ты знаешь?- удивилась я.- У тебя же закрыты глаза.
-Мне не нужны глаза, чтобы чувствовать тебя, - Олег повернулся ко мне и открыл глаза, которые на ярком солнце стали янтарного цвета. – Какая же ты красивая!
-Спасибо, любимый! – его комплементы до сих пор заставляли чаще биться мое сердце.
-Я самый счастливый человек на этой Земле! – Олег взял меня за руку.- Я буду всю жизнь благодарить Бога и Макса, что пересекли наши с тобой пути!
Я улыбнулась и поняла, что вся злость, вся ненависть и обида, которые периодически возникали в моей душе, испарились. Я почувствовала  такую легкость, что готова была взлететь. Вот теперь я была абсолютно счастлива и собиралась пронести это чувство через всю жизнь, вопреки олигарху!


Рецензии
И я прочла все!Молодец!Получился бы неплохой фильм...
Ищи режессера!
Удачи и вдохновения!
С улыбкой,Я

Крапа   09.11.2009 21:03     Заявить о нарушении
Спасибо!)))))))

Илана Рудис   09.11.2009 22:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.