Манюня или всё хорошо, прекрасная маркиза. Часть 2

На обед были жареная курица с рисом, зелёный салат и кисленький, освежающий компот из алычи.

Мы с Манюней прямо-таки пожирали птицу, тщетно пытаясь сохранить на наших лицах скорбное выражение. В идеале, конечно, надо было демонстративно окочуриться на глазах у Ба, чтобы она потом долго оплакивала нас, теребя в руках наши вшивые волосы. Но не существовало на планете земля силы, которая могла заставить нас оторваться от хорошо прожаренной, хрустящей, ароматной курочки бабы Розы.

Дядя Миша посмеивался, искоса наблюдая за нами.
- Мам, ну посмотри на них, вылитые два мутанта-головастика! - не выдержал он.
Мы навострили уши. Ба раздражённо отодвинула от себя тарелку.
- Поели все? А теперь марш из-за стола, к шести должны приехать ЛЮДИ, Нарку забирать, я хочу успеть испечь яблочный пирог.
-Ты хочешь шарлоткой искупить вину за нанесённый Нарке ущерб?- засмеялся дядя Миша,- да за одну только мысль о бараньих катышках тебе придётся расплачиваться бутылкой сливовой наливки!

Мы с Манькой тревожно переглянулись - дядя Миша явно искал приключений себе на голову. Ба исподлобья смерила его тяжёлым испепеляющим взглядом.
-Молчу - молчу, - заторопился дядя Миша, - всё, Фелен - Пелен, - повернулся он к нам, - я на работу, а вы ведите себя тише воды ниже травы, а то видите к каким разрушительным последствиям приводит ваши эксперименты в вошководческой отрасли!
-Ты уйдёшь или тебя вперёд ногами вынести? – ласково поинтересовалась Ба.


-Да я уже практически ушёл, - дядя Миша чмокнул её и выскользнул из кухни.
Ба накрыла ладонью щеку, в которую её поцеловал дядя Миша и простояла так с минуту, рассеянно улыбаясь одними губами. Мы с Маней каким-то звериным чутьём догадались, что нельзя сейчас её отвлекать, поэтому сидели за столом не шелохнувшись, и затаив дыхание, во все глаза наблюдали за ней.

Ба очнулась, посмотрела на нас изучающим взглядом, рассмеялась.
-А ведь правда выглядите как два мутанта-головастика,- сказала она.
Мы сочли её смех за контрибуцию и вылезли из-за стола.
-Ба, а что такое мутант? – спросила Манька.
-Вырастешь – узнаешь,- ответила Ба,- но если станешь сейчас канючить что да как, то не получишь сладкого, - она протянула нам ПО ДВЕ шоколадные конфеты.

Мы не поверили глазам своим – шоколадные конфеты от Ба были прямым свидетельством тому, что вселенная наконец-таки повернулась к нам лицом, а не тем местом, которым она стояла с самого утра. Ведь Ба была категорически настроена против шоколада, она считала его источником всех человеческих бед, начиная от энуреза и заканчивая синдромом Дауна. Поэтому когда она добровольно протянула нам по две(!) шоколадные конфеты, мы, не мешкая, сорвали их с её ладоней и выбежали прочь из кухни.
-А поблагодарить? – голос Ба настиг нас на пороге и больно толкнул в спину.
-Спасиииибо, Ба,- хором закричали мы.

На веранде Манька развернула обе конфеты и разом запихнула в рот.
-Это она из-за чувства вины перед нами,- проговорила она, - ешь свой шоколад быстрее, пока Ба не передумала.
А теперь представьте себе эту дивную картину – под высоким раскидистым деревом туты, на деревянной скамеечке, сидят две обритые наголо неравномерно лопоухие девочки и отсвечивают голубоватыми черепами. За каждой щекой у них по кусочку сладкого счастья, они в блаженстве закатывают глаза, причмокивают и местами преступно исходят слюной… Жалкое, душераздирающее зрелище!!!

Когда конфеты были съедены, мы пошли прогуляться на задний двор. Походили бесцельно под фруктовыми деревьями, постояли над аккуратненькими грядочками кинзы, выдрали по листику, пожевали в задумчивости.
Вдруг заметили какое-то шевеление под грушевым деревом. Пригляделись с замиранием в сердце. В траве лежал маленький птенчик – жалкий, голенький, криворотый.
-Ой, - ужаснулись мы,- он, наверное, с дерева свалился. Посмотрели вверх, но за густыми листьям не разглядели гнезда. Манька осторожно подняла птенца. Он беспомощно пищал и барахтался в её ладонях.

Мы побежали в дом показывать нашу находку. Ба возилась с тестом для пирога на кухне, пахло корицей и жареным миндалём.
-Ба!- крикнули мы. Она обернулась на наши голоса и вздрогнула от неожиданности, - вы меня напугали,- сказала.
-Ага!- торжествующе выкрикнула Маня,- теперь ты признаёшь, что мы из-за тебя стали страшные как смерть, правда глаза колет, да?
-Я тебе покажу сейчас, как может правда глаза колоть, - взъерепенилась Ба,- что это у тебя в руках?
- Посмотри, что мы нашли,- Манюня сунула ей под нос птенца.

Ба недоверчиво оглядела нашу находку.
-Зря вы его взяли, он уже практически дохлый,- проворчала она.
-Ну Ба,- возмутилась Манюня, - ничего он не дохлый, смотри, - она ткнула пальцем в птенца, тот поморщился всем тельцем и задёргал лапками.
-Видишь?- победно сказала Манька,- мы его спасли, а теперь будем кормить-поить-выхаживать! Ба, что мы можем ему дать?

Ба ни минуты не раздумывала.
-Можете откопать дождевых червей, хорошенько их разжевать и скормить этой дохлятине,- язвительно проговорила она.
- Фуууууу, Ба! – смешно наморщила носик Манька, - представить даже противно. Вот если бы ты нам помогла…
-Ты мне предлагаешь самой разжевать червей? - Ба на секунду оторвалась от теста.
-А ты можешь? – Манька нетерпеливо запрыгала на одной ноге. Несчастный птенец трясся в её руке безвольным комочком.
-Мария, - Ба глянула на Маньку поверх очков, - ты соображаешь что говоришь?
Манька вылупила глаза. Потом надула щёки.

-А если напоить его молоком? – пискнула я.
Ба вздёрнула от удивления брови.
-Где это слыхано, чтобы птица кормила молоком? Ты хоть у одной птицы видела грудь?
-Видела!- я решила пойти ва-банк,- у птицы гарпии, например, большая женская грудь.
Ба вспотела лицом.
-Так сходи к своей знакомой птице гарпии и попроси её покормить этого дохлика большой женской грудью, - отрезала она.

Мы с Манькой переглянулись. Манька ещё раз ткнула птенца. Он слабо зашевелился. Она положила его на краешек стола и погладила по голенькой спинке, горе моё луковое, прошептала умилённо.
-Ба, мы можем его хлебными крошками накормить!- осенило Маньку. - И поить водой из пипетки можем! Ты только дай нам крошек, Ба! И покажи где пипетка, которой ты мне в ухо закапывала эту ужасную чёрную жидкость, помнишь? А ещё мы, например, можем его искупать. Набрать в мисочку тёплой воды, побултыхать его там и уложить спать, накрыв платочком.

Ба простонала. Но Манюня ничего не слышала, Манюню несло.
-А если у него вдруг случится заворот кишок, мы пипеткой поставим ему клизму, - у Маньки раскраснелись от волнения щёки,- ты ведь нам поможешь, Ба? Хотя не надо помогать, мы сами разберёмся.
По окаменевшей спине Ба можно было догадаться, что сейчас случится непоправимое, но Манька этого не замечала, она была погружена в какие-то свои мысли.
- Вот если бы ты ещё умела мух ловить,- мечтательно протянула она, - или хотя бы мошек, а, Ба?

Ба со словами "да что же это такое" стремительно повернулась и с лёгким хрустом свернула птенцу шею.
-Вот теперь можете его хоронить со всеми почестями,- сказала она, не обращая внимания на наши вытянувшиеся лица,- я даже готова вам на эту церемонию уступить железную баночку из-под индийского чая! Потому что лучше я его прямо сейчас убью, чем вы потом замучите до смерти своими экспериментами!

Мы в гробовом молчании забрали трупик птенца и пошли хоронить его на задний двор. Выкопали маленькую ямку под грушей, положили туда тельце и присыпали землёй. Постояли в замешательстве над могилкой какое-то время. Манька задумчиво протянула: «Надо будет прийти откопать его завтра и посмотреть, улетела у него душа или ещё ТЕПЛИТСЯ В ГРУДИ»
-Ты чего? – возмутилась я, - какое там теплится, он ведь умер!
-Ну ты же слышала, как Ба рассказывала про гойские выкрутасы Иисуса Христа с воскрешением?- Манька сорвала с ветки листик и намотала его на палец, - может это птичий Христос?
Мы в задумчивости уставились на могилку. Потом как по команде подобрали два деревянных прутика, сложили крест-накрест, обмотали травами, чтобы крестик не распался, и воткнули в одинокий холмик.
……………………………………
Автор рассказа приносит извинения своим замечательным читателям за богохульство. Автор поста сам является христианином, правда, достаточно раздолбайского настроя, ну да ладно.
В оправдание Ба автор поста может сказать, что с богом у неё были весьма непростые, продиктованные тяжёлым детством и юностью, отношения. Ба принадлежала основоположной из авраамистических религий, и считала себя вправе с одинаковым остервенением костерить святых всех трёх религий подряд.
Все претензии просьба предъявлять исключительно автору поста, ибо Ба автор поста в обиду не даст.
……………………………………

Когда вечером приехали мои родители, на кухонном столе исходил умопомрачительным ароматом яблочный пирог. Ба полила его, ещё горячим, растопленным мёдом, посыпала корицей и миндальной крошкой. Обжарила в большой чугунной сковороде кофейные зёрна до масляного блеска, принесла из погреба свою знаменитую сливовую наливку в запотевшей бутылке тёмного стекла. Мы с Манькой добросовестно смололи кофе в ручной кофемолке.

Ба вышла встречать маму с папой на веранду, - сидите на кухне, - шикнула она нам, грозно выпучив глаза.
-Ой, Наденька, Юрочка (чмок-чмок), как доехали? Ну и что, что пять минут езды, мало ли что может с вами случиться, колесо можно проколоть, бензобак может протечь, мазут может пролиться или какая ещё беда приключиться. Вон у соседа нашего Левана сын чуть в машине не сгорел, говорили – замыкание (сочувственные ахи и охи). Я пирог яблочный испекла (громкое восторженное бормотание родителей), ага, ага, скоро и Миша приедет. Девочки сегодня себя чудесно вели, хоронили птенчика (тревожное бормотание). Да ничего страшного, они его подобрали, хотели клизму пипеткой сделать, пришлось несчастному свернуть шею, чтобы они его не замучили до смерти (растерянное покашливание). Вы только не пугайтесь, синюшность голов ещё не прошла (тревожное покашливание), но это дело одного - двух дней, потом всё придёт в норму (растерянное мычание). Ну что мы стоим на пороге, давайте пройдём на кухню!

Я не буду сейчас вам рассказывать в подробностях, какой мощи пароксизм истерического хохота согнул моих родителей при виде наших голубых черепов. Как потом папа вертел наши головы в руках и, любовно пересчитывая все характерные шишечки, сыпал страшными словами брахикефалия, долихокрания и краниология, чем вогнал нас в окончательный и бесповоротный ступор.

Как мама рыдала на плече у Ба, а Ба утешала её и говорила, что волосы не зубы, ну ты же понимаешь, Надя, а мама с каким-то сладострастным облегчением вытерла сопли подолом платья Ба и сказала – тётя Роза, я всё понимаю, только детей всё равно жалко!!!!

Как папа с дядей Мишей стояли на веранде, с дымящимися чашечками кофе в руках, выкуривали сигарету за сигаретой и вели бесконечный диалог на тему, что пора бросать курить Миша, конечно пора, а то сколько можно, Юра!

День удался, в общем, на славу. Я заснула счастливая, в своей кровати, жестоко осмеянная сёстрами, но с греющей душу мыслью, что где-то там, в пяти минутах езды от нашего здания, в двухэтажном каменном доме спит Манюня, и отсвечивает в темноту такой же, как у меня, гладко выбритой, голубоватого колера, головой.


Рецензии