Платье для Виталины

Однажды, на деревянном столике, где стояла старенькая швейная машинка, спал старый наперсток. Он спал, и видимо ему снились удивительные сны, потому, что от удовольствия он причмокивал. Вдруг, посторонний звук ворвался в его сонные видения, он дернулся и громко всхрапнул. Всхрап оказался таким громким, что пробудил не только его самого, но и оторвал от глубоких размышлений лежащие рядом ножницы. Ножницы недовольно посмотрели на напёрсток, дважды клацнули, проверяя, не затупились ли они, и снова погрузились в размышления. А напёрсток приоткрыл глаза но, вспомнив что-то приятное, улыбнулся и снова их прикрыл. Он почти погрузился в свой недосмотренный сон, как где-то рядом, снова раздался странный звук. Напёрсток окончательно проснулся, открыл глаза и огляделся вокруг.

На скамеечке, возле столика, на котором стояла швейная машинка, сидела маленькая девочка, дочка швеи и, уткнувшись в свой передничек, тихо всхлипывала. Наперсток заволновался. Кто мог обидеть этого маленького ангела, и главное, за что? Эту девочку звали Виталина, и она была так добра и так хорошо воспитана, что никому и в голову не приходило её обижать. И всё же, она плакала. Что же случилось? Напёрсток заволновался ещё сильнее, он очень любил эту девочку, а когда он волновался, он начинал двигаться по кругу, переваливаясь с одного бока на другой и разбрасывать всё, что попадалось на пути. Он свалил катушку с нитками, разбросал сложенные в кучку пуговицы и кто знает, кому бы ещё от него досталось но, в этот момент в комнату вошла мама Виталины и напёрсток остановился, что бы не пропустить ни одного сказанного ею слова. А швея, подойдя к Виталине, погладила её по голове и вздохнув, огорчённо сказала.

- Не плач, доченька. Может быть в следующем году я смогу сшить для тебя платье, а сейчас, никак не получается. Времени не хватает, к завтрашнему балу нужно закончить платье для купчихи, да и материала для твоего платья слишком мало. Всего лишь кусок арганзы. Купчиха обещала хорошо заплатить за платья, которые я сшила для её дочерей но, дала лишь несколько монет. Если я куплю на них ткань, нам нечего будет есть. Я не могу ей перечить, иначе она ещё меньше будет платить за работу. Потерпи доченька, и я сошью тебе такое красивое платье, которого не было даже у самой принцессы.
Девочка подняла на мать заплаканные глаза и сказала.
- Хорошо, мама, я потерплю. Я могу и без платья обойтись, лишь бы папа быстрее вернулся.
При последних словах дочери лицо швеи потемнело. Она уже третью неделю скрывала от дочери весть о его гибели. Вместе с другими охотниками ушел он в лес и не вернулся. Все охотники уж давно дома, а его всё нет. И сколько не расспрашивала их швея, сколько не пытала, только отводят глаза, а меж собой ходит говор, что заблудился в тумане Егор, и зашел в Тёмный Бор, а оттуда, ещё никто не вернулся.

Но, Виталина ждала отца, и так надеялась на его скорое возвращение, что мать не смогла её огорчить. «Пусть ждёт» - думала она – «Может со временем, когда она привыкнет что его рядом нет, ей будет легче смириться с его потерей».
Швея снова вздохнула и с невесёлыми мыслями села за работу. Плач не плач, грусти не грусти, а зарабатывать на жизнь для неё и дочери теперь придётся ей. И нужно не огорчить купчиху, платье сшить к сроку и расшить так красиво, что бы сердце её подобрело, и она хорошо заплатила за работу. Швея думала о купчихе, а её умелые руки ровными стежками вышивали один узор за другим. И скоро, прекрасные цветы расцвели на платье. Цветы были так красивы, что казались живыми. И напёрсток очень старался и помогал швее в работе, усердно пододвигая в ткань неподатливую иголку. Но вот и последняя свеча замигала. Ещё несколько минут и она догорит. Уже далеко за полночь. Швея разогнула натруженную спину и, отложив платье в сторону, с трудом встала со скамьи. Она очень устала. С того дня, как она узнала о гибели мужа, у неё не было ни одного свободного дня, и дочери она не могла уделять много времени. Виталине приходилось самой о себе заботиться, хоть была она ещё совсем крошкой.

«Как там моя девочка?» - подумала швея – «Поужинала ли она, спокойно ли спит?». Мать вспомнила заплаканное личико дочурки, и сердце заныло от боли, скупая слеза покатилась по её щеке. Но, смахнув слезу, она попыталась улыбнуться, Виталина не должна видеть её грустной, завтра Новый год, и для Виталины он должен быть радостным.  Швея погасила свечку и покинула комнатку, а напёрсток глубоко задумался. Он тоже был сильно огорчён. Уж кто–кто, а Виталина заслужила платье к Новогоднему балу, не то, что эти заносчивые кривляки, дочери купчихи. А для них швея сшила к Новогоднему балу замечательные платья. И купчиха-то хороша, под стать своим доченькам, такая же кривляка и жадина. Воспользовалась тем, что муж швеи не вернулся с охоты, и не заплатила как положено. Но, чем же он может помочь своей любимице. Может спросить у луны, которая выглянула из-за тучи, и осветила не только заснеженный двор за окном но и всех, кто был возле швейной машинки. И тут напёрсток заметил, что ножницы не спали.  Ножницы смотрели на луну и о чём-то думали. Наперсток пододвинулся к ножницам и спросил.

- Скажи, Клац-Клац, где можно взять немного ткани?
Ножницы, прервав свои размышления, с удивлением посмотрели на напёрсток.
- А зачем тебе ткань?
- Ну, ты, Клац-Клац, даёшь! Ты, что, ничего не слышала?
- Это ты, о чём?
- Как, о чём?! Да, о малышке я! О нашем ангеле! Ты разве не слышала, что говорила швея?
- Я не слушаю, что говорят люди. Меня это не касается.
-Как это, не касается?! А вот не будет у швеи работы, и забросят тебя на полку. Будешь пылиться и ржаветь!
- Как это, не будет работы? Разве такое может быть?
- Конечно! Вот, швеи не на что купить ткань, для платья нашему ангелу. А если нет денег даже на маленький кусок ткани, где она возьмёт деньги на большие куски?
- Что же делать?
- Как, что? Нужно раздобыть ткань и сшить для малышки такое платье, какого нет у самой королевы. Все увидят на Новогоднем балу, как хорошо шьёт швея, и у неё будет много заказов. Вот тогда, тебе не придётся пылиться и ржаветь на полке!

Ножницы немного подумали, а потом сказали.
- И у крыс есть куски хорошей ткани, и у мышей. Они натаскали большие обрезки, когда у швеи было много заказов.
- Так, и как нам у них эту ткань забрать? Как заставить мышей и крыс с нами поделиться?
Ножницы глубоко задумались. Казалось, они спят. И только по тому, что они временами нервно клацали, было видно, что они напряженно думают. Наконец, ножницы радостно клацнули.
- Знаю! Знаю, как заставить крыс и мышей поделиться кусками ткани!
- Ну, говори же быстрей!
Напёрсток в нетерпении повернулся вокруг своей оси.
- Мы им скажем, что если они не отдадут ткань, и дочь швеи не сможет пойти на Новогодний бал, у швеи не будет заказов, она покинет этот дом и уедет в другой город. А кто же будет их подкармливать? Кто даст им кусочек сыра? Ведь только швея, и её маленькая дочка относятся к ним по-доброму. Остальные, готовы сжить их со свету. Пусть вспомнят, как купчиха с тапком по дому их гоняла.

И действительно, стоило крысам и мышам узнать, зачем нужны припрятанные ими куски ткани, как перед ножницами и напёрстком появилась гора обрезков. Обрезки были большие и маленькие, тёмные и светлые, яркие и блестящие. Чего только не натаскали крысы и мыши в своё время, всё они принесли сюда.
-У… - сказал напёрсток – Да тут можно сшить не одно, а сразу несколько платьев. 
- Ну, много ты понимаешь в платьях – отозвались ножницы – Нужно подобрать ткань по цвету и по размеру но, вместе с куском арганзы, что лежит вон там, на полке, получится очень красивое платье. Только все должны нам помочь.
- Ну, как, ребята – спросил напёрсток – Поможете?
И все, и машинка, и сантиметр и иголки и булавки и нитки, и утюг, все, даже мыши и крысы дружно ответили.
- Конечно, поможем!

И тут же дружно принялись за работу. Одни перебирали ткань, другие её гладили, ножницы кроили, булавки скалывали готовые выкройки, а иголки с нитками аккуратно сшивали. Одному напёрстку не было дела, ему не приходилось подталкивать иголки, они сами легко скользили по тканям. И вскоре, платье было собрано, осталось расшить его красивыми узорами. Все были  заняты работой, и не заметили, что наступал новый день. И тут, первый луч зари блеснул в окошко.
-Мы не успели! - заплакали ножницы – У нас не получилось. Всё напрасно!
- Не паниковать! – закричал напёрсток.
- Но, мы же не успеем расшить платье узорами?!
- А мы и не будем его расшивать! Мы пришьём красивые бантики и оборки из арганзы. Платье будет казаться легким и летящим.
- Но, ведь так ещё никто не шил!
- А мы сошьём! Давайте быстрее! Пока швея не пришла!

И все принялись за работу с удвоенной силой.  К тому времени, как швея открыла дверь в маленькую комнату, где стоял стол и её швейная машина, на небольшом манекене висело такое красивое платье, каких не было ни у одной из принцесс. Платье было красивым и таким легким, что казалось, вот-вот взлетит.  В его бантиках и оборках сверкали драгоценные камни, которые и мыши и крысы когда-то раздобыли и не пожалели для платья малышки Виталины. Таких красивых платьев не шила даже сама швея. А к подолу платья была прикреплена записка «Для Виталины». Увидев платье, швея замерла. А прочитав записку, она не поверила своим глазам. Платье для её доченьки! Откуда оно, и кто cшил его за одну ночь? Швея опустилась на лавку не в силах произнести ни слова. И тут в дверь постучали. Оглянувшись, швея схватила простынь и быстро накрыла чудесное платье.

С утра пораньше пришла купчиха. Она долго разглядывала своё платье, расшитое чудесными цветами, вертела его и так и этак. Наконец она удалилась, пообещав вечером забрать платье и заплатить. С бьющимся сердцем швея закрыла за ней дверь. Она дошивала платье купчихи, а сама всё  посматривала на простынь, под которой висело платье для дочери. Ей всё казалось, отвернись она и платье исчезнет. Но, за работой не заметно пролетело время. Вот и купчиха пришла за своим платьем и, не смотря на то, что она заплатила за работу совсем немного, швея не огорчилась, всё её мысли были заняты предстоящим Новогодним балом и платьем для дочери. То-то обрадуется её доченька! При мысли, как обрадуется её малышка, швея повеселела и горести последних дней отошли куда-то далеко. Лицо её порозовело и в глазах снова появились искорки. Она бережно завернула платье и вышла, тихо прикрыв за собой дверь.

А в торжественном зале городской ратуши, у большой  елки, собрались жители почти всего города. Кого тут только не было. Тут и мер города в сопровождении супруги важно расхаживал перед елкой. И лавочник со своим многочисленным семейством, и купчиха с дочерьми красовались в новых платьях. В общем, кого только не было. Вся эта разношерстная и  пёстрая толпа с нетерпением ожидала Нового года. Ведь с последним боем часов начнётся Новогодний бал. А в гостях у мера, хозяин соседнего поместья, сам граф Палецкий с семейством. А вот и он, с супругой и двумя сыновьями. Мер кинулся приветствовать графа, заиграла торжественная музыка. Все задвигались, загомонили. И тут же, большие часы на ратуше стали отбивать последние минуты уходящего года. Вот и последний, двенадцатый удар. Новый год наступил!
- С Новым годом, дорогие сограждане! – сказал мер – Новогодний бал начинается!

Заиграла музыка, и первые пары вышли танцевать. Но, неожиданно всё смолкло, толпа расступилась и из неё вышла Виталина в своём новом платье. Такой красивой девочки не видел никто. Все смотрели на неё и не могли оторвать глаз. Младший сын графа был очарован Виталиной и  направился к ней, что бы пригласить на танец. Он шел и смотрел только на неё, а Виталина улыбалась ему. Но тут, прямо перед ней возникла фигура купчихи. Она злобно взглянула на Виталину и закричала.
- Вырядилась тут, стоит, улыбается, а косточками твоего отца, уже давно пообедали волки!
Виталина побледнела, закрыла глаза и покачнулась. Но тут, чьи-то сильные руки подхватили её, не дав ей упасть.
- Неправда! – прогремел голос -  Никто мною не пообедал! Я живой и здоровый! Здравствуй, моё солнышко!
Кто-то поцеловал Виталину в щеку, слегка уколов её усами.
- Папка!
Виталина задохнулась от радости.
- Папочка! Родной!

Все вокруг улыбались, радуясь благополучному возвращению Егора, а купчиха попыталась скрыться в толпе. Но, все от неё шарахались как от зачумленной и ей, вместе с дочерьми, пришлось покинуть ратушу. Новогодний бал был в самом разгаре. Много радости и веселья принесла та Новогодняя ночь. И графский сын, держа за руку Виталину, не хотел её выпускать до последнего танца. Эта девочка западёт ему в душу. И пройдёт время, и они станут сначала друзьями,  а потом, вместе проживут долгую счастливую жизнь, но, это будет потом. А сейчас, сейчас все были счастливы. Все, включая и напёрсток, который примостился рядом с ножницами, смотрел на луну и мечтал о чудесах. А как же не мечтать, ведь Новогодняя ночь на дворе, а что может быть загадочней и чудесней Новогодней ночи?


Рецензии
Красивая, добрая сказка!
Всех Вам благ, Раиса.
С уважением,

Ольга Гуськова   16.12.2009 15:18     Заявить о нарушении
Спасибо Оля, и вам всего доброго! С уважением.

Раиса Рахми   17.12.2009 17:00   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.