Приколы Большого круга

                Памяти  подводников  АПЛ первого поколения посвящается.
Впервые  я познакомился с  героем фольклора атомного подводного флота Г. Мулявой в августе 1964 года, когда после окончания  четвертого курса проходил корабельную практику на АПЛ К-11, где в то время он был командир дивизиона движения.
 Через несколько лет мне довелось встретиться с Жорой в 39 бригаде новостроящихся кораблей, куда он был назначен  командиром электромеханической боевой части, на третий корпус  АПЛ 705 проекта. Я в это время служил инженером по автоматике электрооборудования  на первом корпусе этого проекта, опытовой К-64.
 Следующая «заочная встреча» с Мулявой у меня произошла в жаркий апрельский вечер 1982 года, в Гаване, где в баре гостиницы Amistad мы, четыре  офицера группы Советских военных специалистов, пили пиво и травили  байки. Инициатором «заочной  встречи» был пожилой армейский полковник,  рассказавший нам «Историю про то, как Жора Мулява ходил в Большой театр».
 Я слышал исходную версию этой байки в  1967 году, в Обнинске от капитана 3 ранга Могилы,  моего соседа по офицерскому общежитию и такой же легендарной личности. За 15 лет от истории осталась только основная идея да фамилия главного героя.
 Последняя встреча произошла уже в постсоветское время. Случайно, на Северном кладбище  Санкт-Петербурга я увидел свежее захоронение и знакомую фамилию  с фотографией Жоры на памятнике. Мы с женой и нашими приятелями постояли у могилы хорошего человека, и я рассказал им знаменитую историю, которую назвал Приколы Большого круга:
               
 
 Что там ни говори, а  замполиты на АПЛ люди, как правило, образованные и с юмором. Но встречаются,  конечно, и  дупеля вроде  нашего. Он на всех партийных конференциях садился, непременно, в первый ряд  и вел  конспект ценных выражений.
 Его золотой запас, оттуда: «Бросить клич; Поднять на щит; Наши маяки; Не на словах, а на деле; Критиковать  значит помогать;  Сорвем преступную лапу империализма с гашетки ядерной войны!»
И при всяком случае наш зам  ухитрялся все любимые перлы использовать в одном флаконе. Как то на парт собрании в Обнинске он «бросил клич» : «Активнее, товарищи, выдвигайте предложения, как мы будем поднимать на щит наши маяки?»
Встает Олег Гудимов: «Я предлагаю поощрять «наши маяки» бесплатным трехминутным разговором с Кзыл-Ордой».
«Нет», говорит замполит, не понимая подвоха, « давайте, запишем лучше без Кзыл-Орды».
И продолжает, не реагируя на легкий шум в зале: «Какие еще будут предложения»?
Встает Жора Мулява: «Я предлагаю раздавать «нашим маякам» в качестве приза ёксель-моксель фасованный».
Гомерический хохот присутствующих имел последствием выговор. А вскоре  родился принцип определения баллов прикола.
Баллы вычислялись как произведения числа присутствующих при приколе на ранг старшего, охваченного действием шутки. Командир БЧ - единица, старпом или замполит -две, командир экипажа - три и т.д. 
Однажды, Жора Мулява нес  вахту дублером  на пульте стенда ФЭИ, с инструктором по фамилии Могила. Проводился эксперимент, на который прибыл академик Александров и заместитель главкома ВМФ.
Академик со свитой спустились вниз, к циркуляционным насосам, а Могила, сидя за пультом, говорит, как бы про себя: «Надо бы проконсультироваться с Анатолием Петровичем, не нравится мне подмигивание этой сигнальной лампы».
И тут Жора не упустил свой шанс. Делая вид, что исполняет приказ , он, голосом пророка, объявляет по громкоговорящей связи на весь стенд : «Академика Александрова ожидает Могила!»
Двусмысленная фраза вошла навечно во флотский фольклор,  но ни каких последствий для Мулявы она не имела, кроме заслуженных тысячи «прикольных баллов».
Но не долго продержался рекорд.
В одно из воскресений,  отправились Жора с Олегом в столицу «культурно отдохнуть». К полдню добрались до Большого театра. Билеты на спектакль с рук  купили сразу и начали думать, чем заполнить время до вечера. Решили, что эстетской частью отдыха злоупотреблять не стоит, и направились в парк Горького, где можно не только погулять, но и зайти в ресторан.
В три часа друзья уже сидели за столом, накрытой безупречно накрахмаленной скатертью, и изучали карту вин и меню. Через пол часа сошлись во мнении, что в РБН  официанты куда внимательнее к посетителям. Да и чему удивляться? Там они флотские офицеры! Им официантки всегда рады, и как щедрым клиентам и как партнерам, которые в любви не откажут. А здесь они кто – заурядные «шпаки». Так, успокаивая себя, чтобы не заводиться, друзья дождались исполнения заказа и приступили к плотской составляющей «культурного отдыха».
К 18 часам приятели окончили  обед, расплатились по счёту и направились в  театр. Времени до начала спектакля было достаточно и друзья пошли бродить по ярусам и лестницам, с любопытством разглядывая интерьеры театра. За душевными разговорами не заметили, что,  к третьему звонку оказались довольно далеко от своих кресел,  рядом с царской ложей.
Она была пустой. Заглянули. Во втором ряду партера,  разглядели маршала в парадном мундире. Но тут свет медленно погас, и оркестр заиграл увертюру к опере Кармен. Чарующая музыка Бизе немного отвлекла друзей от  мыслей, что они заняли места «не по чину». Но когда прошло пол часа, а их никто не тревожил, приятели окончательно успокоились и погрузились в зрении и слух.
Впрочем, смотрел спектакль один Гудимов, а Мулява, сначала слушал музыку, закрыв глаза, а попозже,  благополучно заснул. Хорошо, хоть не храпел при этом.
Олег  заметил, что приятель спит, когда в  конце первого действия зал разразился овациями, а Мулява, даже не изменив блаженного выражения лица, продолжал чуть слышно посапывать.
Вот тут Гудимова и осенило. Когда опустился занавес, зажегся свет, и публика стала вставать со своих мест, Олег резко вскочил, толкнул приятеля в бок,  и зычным голосом во весь зал объявил: «Дорогие товарищи! К нам из Объединенной Арабской республики прибыл наш друг господин Мулява! Поприветствуем его аплодисментами»!
Одновременно он начал с радостной улыбкой хлопать и  шептать, задыхаясь от смеха: «Кланяйся публике, господин Мулява»!
Тому ни чего не оставалось делать, как изобразить на своем классически семитском лице неподдельную радость, и начать раскланиваться направо и налево.
Но не долго музыка играла, не долго Жора веселился. Буквально через минуту дверь в ложу отворилась, и вошли трое, в строгих костюмах, и с ответственными лицами.
Вот тут и началось самое интересное. Вошедшие потребовали предъявить документы. Рассматривая офицерские удостоверения, они даже сначала смягчили строгость взглядов. В Обнинском учебном центре слушателей, из соображений конспирации,   не только переодевали в форму КГБ, но и заменяли личные документы.  Но когда один из них  обнаружил пятизначный номер воинской части, а у КГБ они не такие, то первой мыслью, как они потом признались, была : «Поймали шпионов с поддельными документами».
Странную парочку немедленно препроводили на Лубянку. К счастью для наших юмористов, дежурный офицер разобрался в проблеме довольно быстро, не стал обострять ситуацию, и отпустил друзей без последствий.  Последующий подсчет баллов прикола показал, что  предыдущий рекорд  побит многократно. А сама история навсегда вошла в анналы флотского юмора.
Примечание: 1.Большой Круг - не формальное название службы на новостроящейся  атомной подводной лодке (АПЛ) с одновременной учебой в учебном центре
2.РБН-известный на флоте ресторан Белые Ночи в г. Северодвинске


Рецензии
Хороший рассказ, Юрий!
Каждый из служивших в те времена, найдет в нем и хотя бы немного себя самого. Все узнаваемо.
Взгрустнулось только от описания последней встречи с Мулявой. У меня, к сожалению, тоже много однокашников ушли молодыми.
Зашел на Вашу страницу. Нашел для себя много интересного. Буду читать. Вы в избранном.
С уважением,

Левит Александр   04.07.2019 19:42     Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.