Хэппи энд

      У  нас  очень большая страна. И  заселяют  ее  окраины  люди, родившиеся  в  центральной  России.  Но  зов  предков,  а  может,  и  любовь  к  отеческим  гробам,  зовет их  вернуться  к  местам,  где  родился  и  жил. Большинство  жителей Крайнего  севера  и Дальнего  Востока   состоят  именно  из  таких  переселенцев. 

       В  советские  времена  офицеры-дальневосточники  тоже мечтали  вернуться  к  родным  пенатам  или хотя  бы  просто  «на  Запад». Они устраивали  в  буквальном  смысле  дефицитные  тогда  «икропроводы»  для  вышестоящих  отцов-командиров, чтобы  заполучить  вожделенный  перевод  в  центральную  часть  страны.  Об  одной   такой  истории,  произошедшей  те  далекие  советские  времена,  я  и  хочу  рассказать.

        В  штабе  11-ой армии  ПВО летчика   Леонида  Кузнецова  любили  за  его  веселый  нрав.  Академий  он не  кончал,  а  за  спиной  у  него  было  всего-то   военное  летное  училище. Был  он  удивительно  рыжим. А  бесстыжим  его  называли  недоброжелатели.  Ну,  как  же  без  них?   Таким  же  симпатичным, рыжим и  бесстыжим  был  его  сын  Сашка,  который  был  на  два  года  младше  меня.
 
        Жили Кузнецовы  с нами  в  одном   доме. Отцы наши  были  сослуживцами  и  находились в  приятельских  отношениях. В  семье  Кузнецовых,  в  силу  веселого  нрава  отца  семейства,  всегда  было  приятно  бывать. Детей  ведь  не  обманешь!  Нормальная  офицерская  семья. Жене  Кузнецова  жилось  с   веселым  мужем  не  скучно.

      И жил в нашем доме подполковник Звонарев  с  семьей, тоже из нашего штаба. Но  вот его семья  фавором ни  у сослуживцев, ни  у соседей  по  дом,  не  пользовалась. Звонарев окончил  какое-то   военное  училище,  а  потом заочно закончил  академию  Генерального  штаба.  По  тем  временам  это  было  круто и   давало  реальный  шанс  для  роста  карьеры. В том  числе, для перевода на  вожделенный  Запад.  А то бери выше  -  в  столицу,  в  Генштаб,  в  Министерство  обороны.

      Что  именно предпринимал  Звонарев  для  перевода  на  вожделенный Запад и  где  именно  он  устроил  конечную точку  своего  «икропровода» - никто не знал. Об  этом история  умалчивает.

      Однажды  после  уроков  отпрыски  Кузнецова  и  Звонарева  вместе  играли  во  дворе.  А  мальчишки  не  лишены  слабости  «сильного»  пола   похваляться  друг перед другом хоть новой рогаткой! Сашка  Кузнецов  унаследовал  отцовскую  харизму и  был  неформальным  лидером  дворовой команды. А сын  Звонарева - Васька,  был  таким  же  занудой,  как  и папаша. Но  и  ему не  терпелось  чем-то  блеснуть.  Я  уж  не  помню,  чем  именно  мальчишки  начали  хвастаться  друг перед  другом,  но  когда  дошло  до  младшего  Звонарева,  то  он  с  гордостью  заявил,  что  его  отца  переводят  в  Киев  и  они   скоро  уезжают.

    Находчивый Кузнецов-младший  сразу  же  его  осадил:
      -  Подумаешь,  в  Киев!  Моего  отца  вообще  в  Москву,  в  Генштаб  переводят.
       Звонареву-младшему  крыть  было  нечем.  Больше  Ваське  играть  с  нами  не  захотелось,  и  он  убежал  домой.  Вернувшись,  Васька  расстроено  закричал  матери  с  порога:
         - Мам,  а  Кузнецовы  в  Москву  уезжают!
       Мадам  Звонарева  выплыла  из  кухни  и  удивленно  переспросила  у  сына:
        - Как  в  Москву? В отпуск, что ли?
        - Да  нет,  мам!  Сашка  сказал,  что  его  отца  в  Генштаб  переводят.

        Звонарева  не  поверила  своим  ушам.  Как  такое  может  быть?  Ведь  ее  муж   закончил  Академию  Генштаба, и  то  ему  удалось "пробить"  перевод только в Киевский военный округ. А эта рыжая  бестия Кузнецов и тут обскакал! Ну, и  где  справедливость? Потом  она  подумала, что  чего-то  ее мужику точно не  хватает. Ведь вот Ленька-то  Кузнецов  добился  перевода  в  Москву? А чего добился  ее  благоверный? Да он  просто  размазня! Господи, и зачем она  только за  него  замуж выходила?
 
        После мучительных  размышлений  мадам  Звонарева  решила  устроить  разнос  своему  благоверному. Звонарев  вернулся  домой к  ужину  в  приподнятом  настроении  и  мыл  руки,  когда  жена  ехидно  задала  ему  вопрос:
       - Что, дурачок,радуешься? Получил, как  голодная собака  кость,  перевод  в   какой-то  жалкий  Киев!  И  доволен? Господи,  чему  только  тебя  там,  в  Академии  Генштаба  учили?   А этот  рыжий  дурак, Ленька  Кузнецов,  без  всяких  академий  получил  перевод  в  Москву.

       Мадам  Звонарева  добилась  своего:  она   окончательно  испортила  не только  аппетит,  но  и  сон   своего  мужа.  На  следующий  день  Звонарев  пришел  на  службу  мрачнее тучи. При первом же удобном  случае  он  поделился  в  курилке  с  сослуживцами  новостью  о  переводе Кузнецова   в  Генштаб. Естественно,  такая  новость  облетела весь  штаб  мгновенно. Через  три  дня  она  дошла   и  до  командарма.  А  главный  кадровик  армии  просил  у командующего  в  связи  с  такой  новостью  четких   указаний.

       Любопытно,  что  сам  Кузнецов  о  своем...  переводе в Генштаб   даже  не  догадывался.  Он в  это время был  в  командировке. И  пока  он   усердно  инспектировал молодых   летчиков  в удаленных  северных гарнизонах,  то  никак  не  мог  даже  предположить  об  ожидающей  его  встрече  в  штабе  и  дома.

       До  жены  Кузнецова  слух о «переводе»  мужа  дошел  позже всех. Это  и понятно, не сразу офицеры  штаба об этом фантастическом  переводе Кузнецова в Генштаб,  поведали  своим  женам.  Ну, а лепшая  подружка Кузнецовской  жены  вообще  оскорбилась в  лучших  чувствах: как  это,  столько  дружили,  а  вот  как  в  Москву,  да  в  Генштаб, так  об этом лучшей подруге и рассказать западло?

      Наступила  некая  холодность  отношений. Жена  Кузнецова  не  могла  найти  ее причину.А  когда причина выяснилась, тут  уже  пришлось ей  божиться, что  ни  сном  и  не  духом... А  потом  у  Кузнецовской  жены  возникла,  как  озарение, мысль: что-то  тут  не  так!  Почему  ей-то,  родной  жене, муж  о переводе в Генштаб  ничего  не  говорил?  Значит,  что? Вот  именно,  то самое: завел   себе  бабу  в  Москве  и  намылился  к  ней,  чтобы  ее  с  сыном  здесь бросить! Ну,  не  бывать этому!

    Когда  Кузнецов  вернулся  из  командировки  домой,  где  надеялся  получить  любовь,  ласку  и   горячий  ужин,  то  встретила  его  жена  совсем  не  с  лаской, а всякими  инквизиторскими  вопросами:
          - О,  кого  я  вижу?  Леонид  Васильевич  собственной  персоной!  Надолго  ли  в наши  края?
          - Тебя  какая муха  укусила? - спросил весьма  озадаченный  таким  нелюбезным  приемом  супруг.
          - Так  вы  теперь,  Леонид  Васильевич,  после  вашей  операции  с  «тихим»  переводом в  Москву, стали   птицей  высокого  полета! В  Москве,  в  Генштабе  служить  будете?  Неплохой  запасной  аэродромчик  себе  присмотрели. Где  уж  нам,  бедным,  со  свиным-то  рылом,  да  в  ваш  калашный  ряд!
          - Ты  что  несешь?  Какой  Генштаб?  Какая  Москва? Какой  запасной  аэродром?
          - Не  прикидывайся.  Уже  все  знают.  Весь  штаб  гудит  о  твоем  переводе. Я  узнала  об  этом,  конечно,  самая  последняя.  А ведь  15  лет  вместе  прожили!    Я-то  дура,  молодая  была,  за  тобой  по  всем  твоим  Богом  забытым  гарнизонам,  как  декабристка,  моталась!Вечно  без кола, без двора, на казенной  мебели  жила.  Сына  вон  родила  тебе  какого! А  ты меня,  как  старую  тряпку,  выбросить  хочешь  здесь?  Бабу  другую  нашел,  в  Москве?  К  ней  переводик  себе   устроил?  Или  это  она  тебе  с  переводом  подсобила?
        - Да  ты  в  уме  ли?  Какой  перевод?  Какая  баба?  Я  никуда  не  собираюсь  уезжать,  и  никакой  бабы  у  меня  нет.  С  чего  это  ты  бред  этот  придумала? Сплетни  ваши  бабские  я  слушать  больше  не  намерен! И  вообще,  я  жрать  хочу!  Лучше  бы  мужа  накормила,  чем  бред  какой-то  нести!

       Долго  они  так  препирались,  пока  он  не  уверил  свою  благоверную  в  том,  что  про  перевод  в Москву впервые слышит. Поклялся  при  этом  всем,  чем  мог  и  не  мог. Вроде успокоил свою  благоверную.
 
        На  следующий  день  Кузнецов   пошел  на  службу.  Поздравления  с  переводом  в  Москву  начались  с  дежурного  по  штабу.  Начальник  Кузнецова  залучил  его к себе  в кабинет, поздравил от души и попросил ТАМ,в  столицах,  не  забывать.  Народ  требовал  от  ошарашенного  такими  новостями  Кузнецова,  как  у  нас  водится,   «проставиться»  по  такому  выдающемуся  случаю. Как говорили  древние,  глас  народа -  глас  Божий!  Пришлось  Кузнецову  потратиться  на  крупную  партию  дефицитного тогда алкоголя  и пробить брешь в семейном бюджете.

       Мало  того,  его  пригласил  к  себе  сам  командующий  армии  и  долго  у  него  выпытывал, какими такими  тактическими или  стратегическими приемами  ему  удалось  добиться  cтоль  блестящих  результатов  в проведенной  спецоперации  по  смене   места  дислокации?  И  когда  ждать  приказа  о  переводе? Поскольку  Кузнецову  было  сие  неведомо,  а  к  кому  в  Генштабе  обращаться -  он  не  знал,  то  решил  он  занять  выжидательную  позицию.
   
        Сложившаяся  ситуация  была  для  него  крайне  неприятна. Со  своими  товарищами он уже  не  мог общаться  нормально. Они  его  сторонились и  видели  в  нем  будущего  начальника-инспектора. В  армии  субординация  очень  жесткая:  ты  начальник -  я  дурак,  я   начальник -  ты  дурак!  А вот  начальство – заискивало,  что  было  непривычно и неприятно. Жена  продолжала  тихо  беситься  и  ревновать. А  в  исполнении  супружеских  обязанностей  отказала  под  благовидным  предлогом  временных   женских немощей.

        Для  Кузнецова  с этим  загадочным  "переводом"  наступила  просто  собачья  жизнь. Даже  на  грудь  "принять"  было  не  с  кем.  Пришлось  напиться  одному. Он  даже не  знал,  с  чего  он  напился:  с  горя,  или  с  радости?  Жена  устроила  ему за это   скандал.  Но с  его пьяных слов  она поняла, что  неповинен  он  в этом  загадочном...   переводе.  Женщина  она  была  мудрая.  И  когда  благоверный  проспался,  дала  ему  дельный  совет.  Она  настоятельно  порекомендовала  мужу   пойти  к  главному  кадровику  армии  и  попросить  того  «прояснить»  обстановку.

       Визит к  кадровику, который тоже  пребывал  в  большом  затруднении,  принес ощутимые  результаты:  кадровик  послал  запросы  куда  следует  для  прояснения  кадровой  ситуацией  по  армии.
 
       Ответы  были  однозначными  и  обескураживающими.  И только тогда особому отделу армии было  дано  указание разобраться, откуда  поступила   такая  "дэза".  "Особисты"  провели   спецоперацию  негласно,  но  с  блеском. Источник "дэзы" был  установлен  с  армейской  точностью и отражен  в  рапорте. Командарм, прочитав  этот  рапорт,  хохотал  от  души. Естественно,  хохотала  и  вся  армия.  Этот  анекдот  дошел  до  самых  отдаленных  северных  гарнизонов даже  на  Камчатке в  сильно  приукрашенном  виде.

     Народ просмеявшись, потребовал от Кузнецова  снова  проставиться,  уже,   за возвращение  с "повышения". Он  сначала  отнекивался  от  такой  обузы  для  семейного  бюджета. Но  мудрая  жена, как  ни  странно,  дала  санкцию  на   такое  мероприятие, объяснив, что  ему  еще  в  армии  служить, да  служить. Вот, чтобы  хорошо служилось, и  надо  "проставиться".
 
       Мероприятие  это,  по  рассказам  моего  отца,  было очень  веселым.  По  этому  случаю выпить  рюмку-другую  со  своими  офицерами  пришел  даже  сам  командарм. А  рыжий и бесстыжий   замирился  с  женой. И жили  они  долго  и  счастливо,  а  главное -  не  скучно.

          Я знаю,  скептик-читатель  скажет: какая-то  святочная   история. А вот и  не  святочная! А  самая что ни  на  есть  правдивая. Хэппи  энды  не только в  голливудских  фильмах  бывают. 
               
 


Рецензии
Верю в правдивость этой истрии, ох как верю. Военный городок-то как деревня, слухи так молноеносно расходятся и каждому принято верить.

Эрик Ранта   27.12.2014 08:45     Заявить о нарушении
Я рада, что вы ПОВЕРИЛИ.И, надеюсь, посмеялись вместе с моими вовсе не выдуманными героями.
Однако, хочу вывести вас из некоторого заблуждения. В моей байке идет речь не о каком-то военном городке в таежной глуши.Речь идет о штабе 11-ой армии ПВО, которая дислоцировалась в Хабаровске в самом центре города. А город Хабаровск - удивительный и прекрасный.И хотя родилась я в Ленинграде, но Хабаровск стал ГЛАВНЫМ городом моего детства и юности.А ныне - это столица Дальневосточного округа нашей страны - самого большого по территории. И я всегда с ностальгией и гордостью смотрю на нашу красненькую самую крупную денежную купюру страны достоинством в 5 тысяч рублей. А на ней - знаменитый Утес и на переднем плане - памятник губернатору Восточной Сибири - графу Муравьеву-Амурскому, стараниямии упорству которого мы все обязаны освоению правого берега Амура. Да чего там, Муравьеву удалось ДОКАЗАТЬ Николаю II, что Амур - СУДОХОДЕН. Не будь Муравьева, так и остался НАШ Дальний Восток - КИТАЙСКИМ.
А на другой стороне купюры - ТРЕТИЙ, автомобильный мост через Амур. Его построили уже без меня, после моего возвращения в Ленинград.
Но ваши предположения в целом - верны. В штабе 11-ой армии ПВО - очень узкий круг людей был. ну, еще - офицерские жены, конечно. Почти все офицеры штаба 11-ой армии ПВО жили рядом со штабом, в определенном квадрате улиц города. А наш дом, в котором мы все жили - стоял почти впритык к штабу армии.Часть окон штаба 11-ой армии смотрела на наш дом и наш двор. Так что, в известном смысле, конечно, мы жили, как в одной большой деревне. И в 11-ой армии ПВО ВСЕ друг про друга знали.
Даже если служили в частях этой же армии, но летные армейские подразделения могли быть дислоцированы под Владивостоком, на Сахалине, на Чукотке, на Камчатке и даже на Курильских островах.
Мой отец был главным инженером 11-ой армии ПВО. Так что он был достаточно информированным человеком.
Военные тайны он дома нам с мамой, конечно, не раскрывал, но кое-что рассказывал, если это была такая вот курьезная история. Или такая вот облетевшая всю страну неприятная новость про предателя-летчика Беленко.
Все это было - на слуху у всей страны и я,конечно, была достаточно взрослой, чтобы задавать отцу неприятные вопросы по данному поводу.
Беленко служил в истребительном авиаполку под Чугуевкой Приморского края. И этот гад перегнал в Японию для американцев новехонький наш МИГ-25.Они только-только у нас на вооружении появились.
Много чего печального и смешного я знала о нашей авиации.Я вот просмотрела с карт Гугла состояние наших авиационных частей, защищающих наш Дальний Восток.
Некоторые наши военные авиагородки - обезлюдели, а взлетные полосы заросли травой.Со слезами на глазах смотрела на УМЕРШИЙ военный аэродром "Золотая долина".Раньше этот военный городок назывался Унаши. И там раньше дислоцировался авиаполк истребительной авиадивизии.
И НИЧЕГО от этого полка не осталось. А там лепший дружок моего гарнизонного детства с родителями жил-служил....
Ой, извините. Разболталась с вами. До слез за державу обидно.
Пришел какой-то козел-мебельщик на место министра обороны. Так у него, видимо по аналогии с мебельными складами и базами, все наши авиационные полки, дивизии и армии - БАЗАМИ стали. Ужоссс!
А папина 11 армия ПВО заделалась - 3-им командованием ВВС и ПВО. Я просто обалдеваю от этого. Раньше - командующий был у армии ПВО, в просторечьии - КОМАНДАРМ. А теперь кто? Командующий... КОМАНДОВАНИЯ?
А родная - Центральная Угловая под Владивостоком? Там раньше дивизия ПВО стояла.И отец мой был там Главным инженером дивизии. А в той дивизии - было четыре полка. Потом, началось хрущевское сокращение армии. На аэродроме остался один гвардейский полк.И его этот козел и вор-мебельщик Серюков обозвал авиабазой. Нет слов. Ему, видно, везде - базы и склады с мебелью мерещились.Слава те Господи, Шойгу вернул ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ название этой якобы БАЗЕ. И снова это - 22-ой гвардейский истребительный полк.
Но вместо АРМИИ - так и осталось - КОМАНДОВАНИЕ. Ну, что за дела?Это же - АРМИЯ, и в ней - исключительно - ЕДИНОНАЧАЛИЕ необходимо. А то тут какой-то сильно свободолюбивый и демократический междусобойчик получился - КОМАНДОВАНИЕ. И кто там командует в том...КОМАНДОВАНИИ?
Вот видите. Как офицеров бывших, так и офицерских жен и детей - БЫВШИХ - не бывает. Мы все - до сих пор - офицерские детки, И много чего знаем про нашу военную авиацию.
Там где пехота не пройдет.
Где бронепоезд не промчится,
Угрюмый танк не проползет,
А пролетит стальная птица!
Пропеллер громче песню пой,
Неся распластанные крылья.
За вечный мир, в последний бой, Лети стальная эскадрилья!

Татьяна Бурмистрова   28.12.2014 19:25   Заявить о нарушении
Да ... Эпоха перемен.
А Беленко, насколько я знаю, в автокатострофе погиб.

Эрик Ранта   29.12.2014 06:56   Заявить о нарушении
То, что этого гада-карьериста Беленко нет в живых, это таки да. Но вот по поводу того, КАК он несколько преждевременно наш бренный мир покинул, нет единого мнения.

Татьяна Бурмистрова   29.12.2014 22:45   Заявить о нарушении
Да, узнаЮ "господ" офицеров - как они всегда рвались с отдалённых окраин к вожделенному центру! А этому придурку-пацану уши хоть надрали? А то как-то о первопричине забыли...

Татьяна, предлагаю: разбейте абзацы интервалами и вы увидите, как потянутся к вам читатели!:-)

Александр Курчанов   18.01.2017 06:20   Заявить о нарушении
Я подумаю над вашим предложением.

Татьяна Бурмистрова   18.01.2017 10:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.