Визит, понимаешь ли, Бориса Николаевича Ельцина

                Президент-96

Никто, наверное, не станет отрицать, что первый Президент России Борис Ельцин, один из нынешних кандидатов в президенты на следующий срок, умеет преодолевать трудности, держать, как говорят в боксе, удар.

В свое время он не раз падал с моста в реку, в буквальном и переносном смыслах (до президентства), -  всплыл.

Вначале назло Михаилу Горбачеву, первому и последнему президенту СССР.

Правда, при этом Борис Ельцин несколько порушил существующее до того государство, Союз, как говорилось, нерушимый.

Оказалось, не  страна, а натуральная антикварная лавка – сюда не ступни, здесь не смей повернуться.

Он сделал – и то, и другое, и третье…

Тем более что советчиками были надежные товарищи Г. Бурбулис, С. Шахрай и прочие, инакомыслящие из того же ЦК КПСС и Политбюро, а также – заокеанские консультанты…

Словом, за первой волной, реформаторской, горбачевской, налетела еще более крутая и пенистая, ельцинская.

Многое смыло.

 Многие смылись, причем чаще всего в направлении зарубежных стран.

Или приготовились к тому, на всякий пожарный случай.

Беловежская пуща, где был произведен контрольный выстрел в голову СССР, приватизация по Чубайсу, обугленный Дом Советов в Москве, развороченная снарядами Чечня…

Этапы большого пути.

Но первый Президент России устоял.

Крепкий мужик, уральской закваски.

Свои возможности он в полной мере продемонстрировал в ходе краткого, но чрезвычайно насыщенного визита  в Омск, куда прилетел из другого сибирского города, Красноярска.

… Вот он выходит из президентского автомобиля у здания областной научной библиотеки имени А.С.Пушкина.

Омский народный хор запел «Величальную».

Хлеб-соль.

Цветы.

В сопровождении главы администрации Омской области Леонида Полежаева, председателя Законодательного Собрания области Владимира Варнавского, главы самоуправления г. Омска Валерий Рощупкина, иных ответственных лиц двигается характерной развалочкой к парадному входу библиотеки, попутно  приветствуя сдержанных и взволнованных одновременно омичей, выстроившихся в правильный коридор.

Транспаранты в духе «Одобрямс!», трехцветные флаги.


Хозяйка роскошного дворца-библиотеки Раиса Царева приглашает войти.

Аплодисменты в фойе.

Это представители «трудовых коллективов, студенчества, интеллигенции», как указано в программе поездки Президента.

Борис Николаевич здоровается со всеми по ручке.

При виде Алексея Казанника, бывшего генпрокурора, нынешнего замглавы обладминистрации, восклицает:

- О! Алексей Иванович!

Обнимаются.

- Да, давненько не виделись, - соглашается с Президентом Алексей Иванович Казанник. – Борис Николаевич, переживаю по двум проблемам. Первая: не будет ли возврата  обратно?

- Нет! – тверд, как уральский гранит, высокий гость. – Не будет!

- Замечательно, - характерно скороговоркой говорит Алексей Иванович. – И второе: когда выполнится Указ о прекращении войны в Чечне?

- Я хочу сказать, что сейчас такая волна пошла по России, чтобы мне не ехать туда. Все-таки бандиты есть бандиты. Такая техника, в том числе и выпускаемая у вас,  которая за 200 километров в точку попадает. Поэтому у меня сомнений нет, я хочу ехать. Но чтобы не обидеть людей. Если я поеду, я посажу всех троих за стол переговоров. В этом убежден. И все закончим, - Борис Николаевич характерно поджимает губы, как будто подводит черту под сказанным. – Сейчас – с отдельными бандитами, понимаешь ли. Мы хотим, чтобы чеченская милиция занималась. Не русские ребята, не сибиряки. А местная милиция. Вот так. Пусть их отлавливает.

В центре внимания Президента – заслуженная артистка России Надежда Блохина, ветеран Великой Отечественной. Недавно она в составе «ограниченного контингента» омского культурного десанта вернулась из Чечни.

- Да, - вспоминает наш гость, - мне рассказывали, что вместо шести провели 28 концертов, что ли! И ни одного выстрела не было?

- Были, - говорит Надежда Андреевна.

Президент пожимает руку и благодарит представленного ему директора Омского музыкального театра Бориса Ротберга за дерзкий рейд.

- Российская армия на высоте, - делится своим впечатлением Борис Львович Ротберг.

- А что будет после выборов? – женский голос.

- Я гарантирую, - заявляет Б. Ельцин, - что гражданской войны не будет. Как Президент, как гарант Конституции. Как знающий обстановку, как владеющий обстановкой. Я – гарантирую, что все политические силы удержу. А как Зюганов, если придет? У него «исторический опыт» такой, что ему трудно будет удержаться.

Генерал-лейтенант Герой Советского Союза И. Кибаль просит помочь в разрешении квартирного вопроса: офицеры-десантники и прапорщики, прибывшие в Сибирь из Прибалтики в ходе общего вывода российских войск из Европы, ожидают улучшения жилищных условий.

- Давайте я подпишу в течение трех месяцев, чтобы решить эту проблему.

- Давайте, - соглашается губернатор Леонид Полежаев.

- Потому что так мы будем возиться без конца. Один раз! Кого-то подвинем временно. Решим, понимаешь ли. Все-таки они приехали из-за границы сюда. Их встречают на голом месте. Общий указ есть. В Калининграде, других местах эта проблема полностью решена. Немцы выделили 62 миллиона марок. И мы жилье построили. И отдали офицерам. На свои деньги – то же. Как относитесь к моему Указу о профессиональной армии?

- Я думаю, это не так быстро, но решится, настоящая армия профессионалов, - говорит генерал-лейтенант.

- Заранее я подписал Указ чтобы за 4 года… Каждый год военные округа накапливали контрактников.  Чтобы заключали договоры. Чтобы наши сегодняшние 14-летние ребята не знали, что такое служить. Только – добровольно, только по контракту, только в профессиональной армии. А то в Чечню, понимаешь, направляют первогодков, призывников.  Опыта нет никакого, тут и жизненный опыт.  А прапорщики все-таки, отслужившие… Они, конечно, меньше.

Замечу от автора (примечание: суждение 1996 года): откуда появятся деньги на армию контрактников, когда в нынешней, «бесплатной», советского образца, - офицеры без квартир, а солдаты гибнут не только от чеченских пуль, но и от голода (остров Русский)?

- С ветеранами неплохо. И закон о ветеранах выполняется в полную меру, - сообщает генерал-лейтенант.

- Вот так! Вы тут молодцы. По России пока не можем.

- В России ни одной области нет, где бы выполнялся Указ о ветеранах в полном объеме, - добавляет председатель Законодательного Собрания Омской области В. Варнавский.

- Мы внесли в бюджет, - конкретизирует губернатор Л. Полежаев, - сделали защищенной статьей.

- Молодцы! – одобряет Президент. – В этом году к ветеранам внимание было хорошее, в День Победы. Я думаю, правильно, что подписал указ о Знамени Победы. Это всегда был символ, с ним всегда шли на парад. Это все-таки праздник Победы – самый главный праздник. И победа – главная. К знамени особое уважение.

Директор Сибирского филиала Российского института культурологи Н.Томилов передает ему омские  издания, обобщающие работу местных ученых. «Миннауку» бы подтолкнуть.

- Край у вас особый, многонациональный. Сибиряки ведь не знали крепостного права. Свободные, более принципиальные.

Б. Ельцин осматривает международный центр библиотеки, компьютеризированный зал каталогов.

Сам  «проверит»  технику.

Спрашивает о произведениях Виктора Астафьева, с которым встречался в поездке по Красноярскому краю.

В книге для почетных гостей оставляет автограф. Росчерк пера прославленной певицы Елены Образцовой, затем – президентская вязь.

- Библиотека имени Пушкина является национальным богатством не только омичей, но и всей России. Спасибо Вам! – слова Бориса Николаевича.

«Ура!» - не очень-то дружно пытаются скандировать на улице после повторного обращения Президента к собравшимся.

Предвыборный марафон.

Насколько неказисто был обставлен в Омске вояж бывшего Президента СССР Михаила Горбачева, настолько, как мне показалось, был заорганизован визит Бориса Ельцина.

Хотя они оба – претенденты на высший пост.

«Ни одной злобинки в глазах не уловил», - сказал Борис Николаевич.

И не мудрено: «ниппельная» система допуска создавала излишнюю нервозность даже у тех, кто в силу профессиональных обязанностей должен бы был попасть на мероприятие без особых передряг.

Меня лично «околдовывали» металлоискателями несколько раз, хотя охрана Президента уже знала меня и без предъявления удостоверения.

Они узнавали меня, но все-таки производили легкий вариант обыска.

Я узнавал их, но покорно поднимал руки вверх, поворачивался по их команде, подставляя то один бок, то другой под металлоискатель.

К слову, об омской «эксщечине» Михаилу Сергеевичу Горбачеву.

Александр Шохин, первый заместитель председателя Государственной Думы РФ, на мой вопрос об инциденте ответил так:

- Конечно, пощечина пожилому человеку, даже если он политически вел себя неверно, это неправильный поступок с моральной точки зрения, может быть, даже с точки зрения Уголовного кодекса. Но то постановление, которое было предложено Думе по данному факту, имеет подоплеку. По политическим мотивам предлагается объявить амнистию тому гражданину, который нанес удар Михаилу Горбачеву. Я председательствовал на том заседании и отклонил предложение. Оно голосовалось. Но не было включено в повестку, хотя ваш земляк Бабурин был «за». С политиками надо действовать политическими методами.  А если переходишь на рукоприкладство, то, значит, должен быть готов пойти под суд. И затем отсидеть 15 суток или сколько там положено.

Известный московский предприниматель Борис Березовский (лондонский сиделец, замечу в 2009 году. В.Л.), тоже человек из свиты, невысокий, лысый, с затрапезным кожаном портфелем советского образца, - «крокодиловая пасть», был не менее категоричен:

- Это абсолютно унизительно для нас всех! Михаил Сергеевич Горбачев был президентом огромной страны. Россия была частью этой страны. Это не уважать себя. Мы еще раз продемонстрировали, что нам много нужно пройти для того, чтобы стать действительно демократической страной, понимать и слышать не только себя, но и других.

Увы, наши нравы – снизу и доверху.

Кстати, Б. Березовский – один из тех, кто подписал известное заявление «13-ти», обращение к кандидатам в президенты.

В беседе он чуть приоткрыл занавес таинственности, за которой проходила, в частности, недавняя встреча крупнейших банкиров с Г.А.Зюгановым, квалифицировав заявление человека из зюгановской команды, председателя комитета по безопасности Госдумы В. Илюхина,  как «абсолютно безответственное, оскорбительное для Президента, как попытку подталкивания к гражданской войне. Это экстремистское крыло компартии…».

Приведу другую цитату:

«Конечно, я никогда не займусь индивидуальным террором (попрошу своего студента Басаева помочь мне), но вооруженное сопротивление – это то,  о чем я думаю уже сейчас».

Автор – российский либерал, демократ Константин Боровой.

Просвещенный, казалось бы, человек.

Увы…

Крайности всегда смыкаются, сталкивая лбами простых людей.

И, видимо, не случайно, судя по итогам декабрьского голосования, в один ряд попали такие «демократические центры», как Москва, Санкт-Петербург, Чечня.

Впрочем, нелирическое примечание по ходу избирательной кампании затянулось.

А ведь нас ждало в тот день, 19 мая, самое главное действо – подписание Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и Омской области.

Первый в Сибири.

В прекрасном зале художественной галереи все готово для торжественной процедуры.

Томительные минуты ожидания.

Наконец-то входят Б. Ельцин и Л. Полежаев.

Среди представителей центра – первый вице-премьер В. Каданников, министры             Е. Ясин, Г. Миликьян, другие официальные лица ( в том числе и Б. Березовский).

Небольшая заминка: по протоколу Президент должен находиться справа от стола.

Главные действующие лица, вызвав некоторое оживление у присутствующих, меняются местами у микрофонов.

Из заявления Президента РФ:

- России ничего не угрожает. Единственная опасность – сойти с пути преобразований, утратить демократию и свободу.

Из заявления губернатора Омской области:

- Пять лет назад здесь, на омской земле, родилась инициатива – региональной экономической политики. Эта идея казалась невероятной. Но она нашла поддержку в лице вас, Бориса Николаевича. Омичи убеждены, что только в совместном движении регионов и центра будет расти и множиться процветание нашей России.

Пока выступает губернатор Леонид Полежаев, Борис Ельцин стоит оловянным солдатиком, почти по стойке «смирно!».

Но жара.

Вспотел, понимаешь.

Вот он опускает правую руку в карман пиджака, вытаскивает носовой платок и…

Рука с платком дрогнула, как-то совершенно неуверенно несколько раз делает движения в воздухе, как будто человек вслепую, в кромешной тьме, пробирается куда-то, осторожно прощупывая рукой пространство впереди.

И наконец-то величественная рука находит то, что искала, - голову общего туловища.

Борис Николаевич отирает голову, не разбирая ни носа ни лба, уже гораздо увереннее, с явным облегчением, возвращает носовой платок на место.

Сам акт подписания договора о разграничении полномочий между центром и регионом скоротечен.

Аплодисменты, Гимн РФ.

Подается шампанское.

По этикету полагается – по рюмочке.

Борис Николаевич Ельцин обходит буквально всех – чокается, чокается, чокается.

И со своими министрами, московским бомондом, и с омскими чиновниками и деятелями из различных отраслей.

С самим Президентом!

По маленькой!

Так почетно, хорошо и значимо!

Да мы так хоть кого выберем, хоть черта лысого толкнем наверх.

Отпив чуток, Борис Николаевич, понимаешь, начинает говорить, растягивая слова.

Гудит.

Иногда речь становится почти нечленораздельной, как будто магнитофон недотягивает ленту до необходимой скорости, звуки бесконечно стремятся слиться в одно какое-то громкое и резкое по тональности гудение.

Словно звук в кино нехотя пикирующего бомбардировщика.

Борис Николаевич и Леонид Константинович после обмена речами по поводу якобы значимого факта подписания договора о разграничении полномочий между центром и субъектом Федерации (договор будет затем отменен по инициативе администрации Омской области, В.Л.) шагают уверенно к толпе журналистов, огороженных ненавязчиво каким-то празднично-ярким шнуром.

И останавливаются прямо-таки передо мной.

Однако, сообразив (это больше относится, конечно же, к Леониду Константиновичу), что у меня в руках только репортерский диктофон, как и у рядом стоящих коллег, оба делают шаг в сторону, к телевизионным камерам.

Да так дружно, в ногу, будто не раз репетировали такой способ ходьбы, выкидывая ноги не вперед, а по сторонам – то влево, понимаешь, то вправо.

Политические гроссмейстеры.

 Мы: Е2 - Е4.

Они: ход конем.

Отвечая на вопросы во время краткого общения с прессой, Борис Ельцин говорит, что перебежчики из Чечни сообщают о возможном покушении на него в ходе предстоящего визита в «горячую точку».

- Но вы поедете?

- Я думаю.

Когда закончен ответ на третий вопрос, предусмотренный, надо сказать, официальной программой визита Президента РФ в Омскую область, по-моему, пресс-секретарь Президента Сергей Медведев громким шепотом говорит: «Борис Николаевич, идем!».

Тот – ни здрасти ни до свидания – даже не повернув головы, словно немного одеревеневший, разворачивается чуть ли не на прямых ногах.

И шагает мимо братвы, журналистов из местных, центральных и зарубежных средств массовой информации. За ним – свита, шушукающая, недружелюбно зыркающая по сторонам.

Пошел.

Тем не менее удается мне задать вопрос пресс-секретарю главы государства С. Медведеву о «тайном козыре» Президента в предвыборной кампании.

- «Тайное оружие» - только правда, - говорит Сергей Константинович. – Президент как-то сказал: «Я чувствую себя лучше и свободнее, когда я с людьми, когда меня окружают люди, когда я общаюсь напрямую, я чувствую себя – дома». Первая декада июня полностью посвящена поездкам. Будет ездить, будет общаться, выполняя свои президентские обязанности.

Сработает ли на сей раз?

Борис Ельцин в тот день выступает на заседании Совета Межрегиональной ассоциации «Сибирское соглашение».

С заседания Сибирского соглашения, проходившего в здании Омского областного Законодательного Собрания, знаменитого тем, что здесь, по некоторым данным, принимал в свое время присягу  Верховного правителя России Александр Васильевич Колчак, транслируется в пресс-центр, где разместилась  пишущая братия, только звук.

И опять Борис Николаевич, выступая, нещадно тянет кота за хвост, но чувствуется, что при этом оба довольны.

Президент подписывает (как он сам мужественно огласил) Указ «О дополнительных мерах государственный поддержки развития Сибири».

Сибирь поддержали так, что все финансовые потоки уведены в Москву.

А чуть раньше он возлагал, по программе визита, цветы к подножию памятника маршалу Г. К. Жукову.

Вспомним, не так давно подписан Указ о прекращении боевых действий в Чечне – там, видимо, сразу наступил период мирной и активной «проверки паспортного режима», сдобренного взрывами и пулеметным огнем.

(Кстати, почему только троих надо усадить, по версии Бориса Ельцина, за стол переговоров, когда уже не первый месяц идет якобы замирение целыми  кишлаками, да и непримиримые командиры боевиков призыв «на троих» навряд ли воспримут, вера не та).

Подписан Указ об управлении угольной промышленностью угольной промышленностью – по словам представителя Кемеровской области, не работает Указ.

И еще, и еще…

Причем в иных государствах неисполнение указа – это веский повод для отставки должностных лиц, виновных в срыве намеченной работы, или, извините, - самого подписавшего.

У нас же ни того, ни другого.

Какая судьба уготована тем судьбоносным документам, подписанным во время настоящего визита?

Уверенности в том, что они хоть в какой-то мере будут исполняться, как понимаю, нет ни у кого.

Ясно только одно, что в любом случае вся тяжесть продолжающегося передела и беспредела в стране ляжет на плечи рядовых налогоплательщиков.

В финале поездки «сфолили» московские спецслужбы.

«Рабочий завтрак» Президента оказался настолько продолжительным, что в 15 часов 39 минут его самолет должен бы был находиться на подлете к Москве, согласно той же программе поездки, а в действительности высокий гость только-только умостился в шикарный черный, президентский автомобиль, с флажком на капоте, у здания Законодательного Собрания Омской области.

Задержался, как понимаем, в буфете.

Прессу, особенно телеоператоров, настойчиво попросили перед его выходом из здания перейти на другую сторону широкой-широкой улицы, мол, САМ выйдет для непротокольного общения с народом.

Не вышел.

Кортеж стремительно рванулся.

Последними в притормозивший спецавтомобиль стремительно вбежали трое крупных спортивных мужчин, ранее выскользнувших, словно тени, из дверей Законодательного Собрания Омской области.

 У одного из них на голове была черная маска, в руках он держал огромную винтовку с оптическим прицелом…

Догадываюсь, что наши задушевные беседы с Президентом России проходили под прицелом этой самой «демократической» винтовки.

Винтовка, судя по всему, – великий демократизатор России.

Человек с ружьем, как всегда,  начеку…

Кортеж стремительно рванулся вперед.

Президент неуверенно помахал из автомобиля рукой.

Мы – тоже.

Прощайте, Борис Николаевич!


Впервые опубликовано в сибирской газете «Позиция», № 21 от 1996 года.





































Рецензии
В общем, омские холуи ничем не отличались тогда от среднестатистических.
Ни одного острого вопроса. Сибирь приветствовала нового вождя на "ура" и дважды выбрала никчёмного в президенты. Это что за интеллигенция, которая выбирает таких недоумков, как ЕБН и Черномырдин? Где потомки декабристов? )) Или выжили только потомки каторжников да казаков, колчаковцев да беглых? Где были "ум, честь и совесть"?

Троянда   13.09.2017 09:56     Заявить о нарушении
Спасибо!
Удачи Вам!

Ян Лех   13.09.2017 11:22   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.