Заглядывая вперёд

                ЗАГЛЯДЫВАЯ ВПЕРЕД


         Гамлет
         Куда ведешь ты? Я дальше не пойду.
         Призрак
                Так слушай.
                Гамлет
                Я готов.
                Призрак
                Уж час мой,
                Когда в мучительный и серый пламень
                Вернуться должен я.
                Гамлет
                О, бедный призрак!
                Призрак
                Нет, не жалей меня, но всей душой
                Внимай мне.
                Гамлет
                Говори, я буду слушать.
                Призрак
                И должен отомстить, когда услышишь.

                В. Шекспир "Гамлет"




               " По - моему,   этот паразит решил разбить мне бампер,  - с бес -
         покойством подумала Валерия Чистова, взглянув в зеркальце заднего
         вида  на черный джип "Чероки", сидящий на "хвосте" ее "шестерки".
         Из " Джипа" выглядывала  наглая  сытая  морда, показывающая  сим -
         вол, означающий  "  да  пошла ты. . . " -  Допускаю, что ему некогда, но
         совесть все - таки надо иметь!"
               Она нажала  на газ и обогнала стоящий впереди
         "Москвич".  До начала утренней конференции оставалось пятнадцать
         минут.   Толик, как  ласково называла Валерия шефа про себя, не лю -
         бил, когда сотрудники  опаздывали на работу.
               Мастерски маневрируя в потоке машин, бежевая "шестерка" под -
         катила к светофору, как к стартовой полосе.  Затор был преодолен.
              Рядом остановился  все  тот  же "Чероки".  Не дожидаясь, когда
         зажжется зеленый свет, он рванул с места так, что задымились  про -
         текторы, и быстро ушел вперед.
              "Кретин!  -  подумала Валерия.   -  Так гонять по московс -
         ким улицам   -  это просто самоубийство!"
              Проехав метров триста,   она  заметила  мордастого  водителя
         джипа,  которого уже отчитывал автоинспектор.
               В отделение  Валерия  влетела  пулей, на ходу надевая белый
         халат и мило улыбаясь больным и сотрудникам.
                -  Привет, Фарид!  Как Ренатик?  -  спросила она своего друга и
         сокурсника Фарида Курбангалеева, с которым вот уже два года рабо -
         тала в отделении реанимации.   -  Дома все цело?
                -  Не совсем! - улыбнулся доктор своей открытой  улыбкой.   -  Лазит уже везде, только смотри да смотри. Жена ничего не  успевает,
         только  его  и  пасет. Вот к примеру вчера:  выволок из кухонного
         стола все пакеты, обсыпался мукой, как пельмень, и  растащил  грязь
         по кухне. Представляешь, что творилось?
                -  Молодец! Хозяйственный мужик!  -  одобрила Валерия.
               Анатолий Петрович, как всегда подтянутый и элегантный, сразу
         же приступил к делу.
                -  Я вас очень прошу, коллеги, обратить особое внимание  на
         серьезного больного,  -  недвусмысленно  взглянул заведующий отделе -
         ния на Валерию и Фарида, скромно  притулившихся  на  подлокотнике
         кожаного дивана.  -  В  данный  момент во второй операционной идет
         сложная операция.  Проникающее ранение брюшной полости со  всеми
         вытекающими последствиями.
                -  Наш клиент,  -  полусерьезно, полушутя вздохнул  Фарид.  -  Ду -
         маю, денек предстоит веселый!
                -  Увы, нам не привыкать,  -  подхватила Чистова.
               Больше ничего особенного Толик не сказал, разве что напомнил
ещё раз всем про дисциплину, про то, что надо быть вежливыми, доброжелательными. Ещё упомянул, что больные  жалуются на невнимательное отношение к ним медперсонала, на  отсутствие  элементарных  ле -
         карств, на убогий инвентарь.
                -  Зарплату бы побольше,  -  грустно вздохнул Фарид.
                -  И любви,  -  шепнула ему на ухо Валерия.
                -  У кого что болит. . .
               И они весело переглянулись.
               После "пятиминутки" Лера надела операционный зе -
         леный костюм и выпила чашку крепкого кофе. Медсестра Верочка хло -
         потала возле больных, проводя утренние процедуры. Пока в отделе -
         нии  царили покой и тишина, Валерия решила наведаться во вторую опе -
         рационную и узнать,  к чему быть готовым им, отделению интенсивной
         терапии.



               Карьера врача - реаниматолога (если это только можно назвать
         карьерой)  Валерии  Чистовой  началась  два   года   назад, когда
         она, совсем еще молодая и неопытная врач, вывела из состояния кли -
         нической смерти шестнадцатилетнего подростка с  травмой  черепа.
         Мать   мальчика, изящно   одетая   дама, узнав, что  ее  сын  будет
         жить, вызвала Валерию из отделения и на глазах у всех  опустилась
         перед ней на колени. 
Этот первый спасенный ею подросток совершил
         переворот в её душе.  Здесь, в этом маленьком мирке,
         с  мониторами, аппаратами искусственного дыхания, атмосферой борь -
         бы, как на поле брани, Валерия нашла свою судьбу.  выбор был сделан
         окончательно  и  бесповоротно. Ни на секунду не задумываясь,   она
         жила реальностью, возвращая жизнь людям, оказавшимся  по  тем  или  иным
         причинам  на пороге смерти. Сколько слез, горя, разбитых сер -
         дец повидала она за эти два нелегких года!   Несчастные случаи  и
         заказные  убийства, суицидные  попытки  и автомобильные катастро -
         фы, молодежь и старики, люди среднего возраста и  совсем  еще  де -
         ти. Но никогда не забудутся тот первый мальчик, которому она спас -
         ла жизнь  и глаза его матери.
               Второй год подряд пятнадцатого  мая  спасенный ею подросток
         которого она стала ласково называть "мой крестник", приносит ей в
         отделение букет алых роз.   
И, несмотря на нищенскую зарплату и каторжный труд, она будет стоять, как солдат на боевом посту, готовая в любую минуту ринуться в атаку  на  смерть! И  никакая она не героиня, как некоторые ее называют.   Просто,   кроме материальных ценностей, в жизни  пока еще
         сохранилось нечто такое, что в старые добрые времена называ -
         лось "совестью", а теперь стало вдруг немодным и неактуальным.   
Многие её  друзья оставили медицину, ушли в бизнес, в торговлю или в ещё
какие - либо доходные отрасли.   Маячила  на горизонте и Америка. Как только ни уговаривала Леру ее лучшая подруга Ирка Штром бросить все и уехать туда,
где "горы  золотые"!  Но Лера не смогла перечеркнуть  прошлое, увериться  в
         настоящем, заглянуть  в  будущее. Она считала себя кошкой с сильно
         развитым инстинктом "места".   Как бы близко ни находилась она от
         родного  дома, ее всегда тянуло обратно в уютную квартиру, к своим
         вещам, книгам, к своему маленькому четвероногому любимцу,   серебрис -
         тому  той - пуделю Милорду.
Вероятно,  из - за всего этого она и рассталась с
         Игорем.  Но все же Валерия считала, что мужа всегда смущала ее ра -
         бота.
                -  Какая ты грубая и совсем не женственная!  -  упрекнул Игорь
         жену перед тем, как уйти навсегда.
               Валерия никогда не была грубой.  Сильной, хладнокровной, по -
         рой  даже  резкой, но  не  грубой. Когда Игорь познакомился с ней,
         друзья предупредили его, что эта девушка готовится к  поступлению
         в ординатуру. Но, видимо, за время совместной жизни у бедного архи -
         тектора сдали нервы. Он всегда мечтал видеть в  своей  супруге
         грустную Золушку, которая  только  бы  и делала, что стояла у пли -
         ты, исполняла все его прихоти и  внимательно  слушала  его, широко
         раскрыв рот. Но, к сожалению, ничего подобного не произошло. Грязь и
         кровь, напряженная работа и бессонные ночи, ежедневные встречи  со
         смертью  и  страданиями людей наложили неизгладимый отпечаток на
         характер и поведение Валерии.  А Игорь? Видимо, он  её не
         понял, а точнее, не захотел понять. Он оказался для Леры несерьез -
         ным увлечением,   и больше таких непростительных ошибок она ста -
         ралась не допускать.

                -  Лера, Летковский!  -  В дверях ординаторской,  красная от  вол -
         нения,  стоит Верочка, умница Верочка, гений, виртуоз, медсестра  экс -
         тра - класс.
                -  Фарид, подъем!  -  Валерия  растолкала коллегу, натягивая на
         ходу резиновые перчатки.
               Фарид и внешне и внутренне чем - то напоминал Штирлица.  Если
         он давал себе установку, то засыпал на пятнадцать - двадцать минут.
         Когда же он спал крепко и его будили на  самом  интересном  мес -
         те, он превосходно ориентировался в окружающей обстановке: где на -
         ходится и что от него хотят.
               Восемнадцатилетнего Алексея Летковского обнаружили рабочие
         на  стройке. Он  был доставлен в клинику бригадой реанимации рано
         утром.   Диагноз поставили очень серьёзный: проникающее  ранение  брюшной
         полости, разрыв  брюшной  аорты и селезенки, внутреннее кровотече -
         ние, перитонит. Создавалось впечатление, что нож у парня  в  животе
         крутили  долго  и с каким - то садистским наслаждением. Поражение было обширным, большая  потеря крови.
Хирурги штопали мальчишку пять часов, затем, вздох -
         нув  с облегчением, отправили его в отделение реанимации, не делая
         прогнозов и не давая никаких гарантий.
                -  Ну, ребята, держитесь!  -  сказали они реаниматологам после
         того, как переложили парня с каталки на функциональную  кровать.  -
         Мы свое дело сделали, теперь ваша очередь. . .
               Валерия, хотя и была уверена в том, что  сегодняшняя  ночь  спокойно  не
         пройдет, все же отослала Фарида в ординаторскую.
                -  Спи  спокойно, дорогой  товарищ,  -  положила она ему руку на
         плечо.  -  Мы за тебя поработаем. Дома все равно тебе  выспаться  не
         дадут. Если что,  -   разбужу.
                И как чувствовала: Летковский! Фибриляция и остановка сердца.
                В отделении  каждый  четко знал свои обязанности и понимал
         друг друга с полуслова.   Фарид сорвал с лица маску и подкатил  к  кровати    раненого дефибрилятор. Разряд, второй разряд. Тело Летковского сотряс -
         лось от  электрического  тока, но  никакого  результата. Сердце юноши молчало.
                -  Вера, шприц!  -  крикнула Валерия медсестре.
               Верочка мигом набрала в  шприц адреналин, протянула его
         Лере и отвернулась в сторону. Она не могла видеть, как длинная игла
входит в сердечную мышцу.   От этой старомодной мани -
         пуляции реаниматологи давно уже отказались, и даже такой  опытный
         врач, как Фарид Курбангалеев, не брался за нее.  Зато доктор Чисто -
         ва широко использовала этот метод в своей практике, и ни  разу  у
         нее  не дрогнула рука во время такой сложной и ответственной про -
         цедуры.  Многие хирурги - мужчины завидовали мастерству и  хладнок -
         ровию  женщины - врача и в экстренных случаях прибегали к ее по -
         мощи, не решаясь браться за столь ответственное дело.
                -  Ну, миленький, давай, помогай нам!  -  Валерия погладила  юношу  по
         влажным волосам и взглянула на монитор,  к которому был подключен
         пациент. На мониторе появился слабый пульс. Все облегченно  вздох -
         нули.
               Фарид стянул с себя шапочку и плюхнулся на стул, вытирая со
         лба пот марлевой салфеткой.
                -  Верочка, ты давай капельницу,  -  сказала Лера, переводя дух,  -  а я пойду  приготовлю кофе на всех. А потом я побуду с больным, а вы пойдёте немного поспите.



               Лера заменила на капельнице флакон с кровезаменителем. Больной ещё не
пришёл в сознание, но пульс на мониторе был ритмичным, хо -
         рошего наполнения. В ординаторской спали Фарид и Верочка.   За два
         года они стали для Валерии родными.   Еще Ярослав, анестезиолог, ее
         давнишний друг и воздыхатель.   В их маленьком дружном коллективе
         не находилось место зависти, лжи, злобе, тщеславию, от чего оградиться в на -
         ше трудное время довольно сложно. Невзирая на чины и образо -
         вание, на  дежурстве они называли друг друга только по именам: Ве -
         ра, Лера, Слава, Фарид. Так было проще, так  было  легче. Когда  жизнь
         человека исчисляется секундами,  некогда выговаривать: Валерия Ва -
         димовна, Фарид Мансурович или Ярослав Станиславович.   Конечно, при
         начальстве  -  другое  дело: субординация.   Их  давней крепкой, дружбе
         завидовала вся клиника, однако  желающих работать с ними в
отделении реанимации не находилось.  Всем известно, что мода на тяжелый
         ручной труд давно ушла в небытие.



               После трудного дежурства Валерия ехала домой на своей  лю -
         бой  " шестерке", доставшейся ей в наследство от Игоря. Она уже не
         представляла свою жизнь без этой послушной  колесницы. Автомобиль
         был  незаменимым помощником, а в вождении Лера была таким же вир -
         туозом, как и в работе.
               Дома,  кроме Милорда,  ее никто не ждал.  Мать умерла два года
         назад от обширного инфаркта миокарда.   Да, к сожалению, так всегда
         бывает: сапожник  без  сапог, а врач - реаниматолог не сумел уберечь
         свою пятидесятидвухлетнюю мать.
               Тогда, в тот  роковой  день,   Лера находилась далеко от до -
         ма. Они с Игорем летали на неделю в Крым  -  удалось умаслить началь -
         ство  и выпросить неделю за свой счет.   Только немного расслаби -
         лась, телеграмма. Умерла мать.
               Похороны отняли у Валерии половину жизни. Для нее мать была
         не  просто самым близким, родным человеком, она была другом, едино -
         мышленником, "кораблем забвения". Не успела Лера  немного  прийти  в
         себя  после  похорон, еще один удар: ушел Игорь, и не просто ушел, а
         устроил целый спектакль с красочными сценами ревности, со слезами
         и  истерикой. Вот  тогда - то и помогли работа и друзья. Верочка, как
         истинная подруга, не  оставляла Валерию ни днем, ни ночью.   Вместе
         ходили на работу, вместе возвращались домой, вместе  прогуливались
         вечерами  с собачкой и даже спали вместе на одном диване. Чем мог,
         помогал Фарид. И даже Роза, жена Фарида, беспокоилась о Лере.  А ма -
         ленький  Милордик!  Это очаровательное создание было полно энергии и
         жизнерадостности, не давало унывать, напоминая всякий раз о  своем
         присутствии.  Всем свои видом собака показывала:"Я с тобой. Я тебя
         никогда не предам и не дам в обиду!"
               Вот и сейчас песик радостно залаял, лишь только Валерия по -
         дошла к двери квартиры. Прыгнув к ней на руки и добросовестно вы -
         лизав лицо, собачка улеглась в кресло и  умными  карими  глазками
         стала  следить за хозяйкой, поворачивая из стороны в сторону ост -
         рую мордашку.
               Приняв душ  и позавтракав, Лера растянулась на диване с но -
         вым детективным романом в руках. Милорд прыгнул следом за хозяй -
         кой, подпер бок Валерии своей мягкой кудрявой спинкой  и, свер -
         нувшись калачиком, зажмурил глаза.
                -  Ты мой хороший! - погладила она пёсика по головке.
               Но тут раздался телефонный звонок.
               Лера перевернулась  на  живот  и  потянулась  к телефонной
         трубке.  Звонил Ярослав Гржебовский. Валерия с раздражением отложи -
         ла в сторону книгу и нетерпеливо вздохнула.
                - Ты что так тяжело вздыхаешь, малышка?- спросил он приятным
         мягким баритоном, от которого сходили с ума  все  девушки  клини -
         ки, будь то пациентки, медицинские сестры или практикантки.
                - Славик, ты что, уже выспался?
                - Я и не думал ложиться.
                - У тебя что, бессонница?  Ты вроде в отпуске.   Где ты сей -
         час? На даче с мамой?
                - Я  с  дачи  уехал рано утром , заскочил в больницу, но мне
         сказали, что ты уже дома.
                - У нас вчера был сумасшедший день.   Ты видел того парня, ко -
         торого  штопали  в предыдущую смену?  Так вот, мы его этой  ночью
         откачивали втроем. Насильно откачали. Всю  ночь  прокувыркались, не
         смыкая глаз.
                -  Сочувствую. . .
                -  Ты вообще - то  по  какому  вопросу  звонишь? - бесцеремонно
         спросила Валерия.  -  Что - нибудь случилось?
                -  Ничего  не случилось. . .   Просто я хотел   заехать. . .
                -  Зачем?
                -  Тебя увидеть.
                -  Послушай, Гржебовский,  - не  сдержалась Лера.  - Я очень уста -
         ла. На мне живого места нет. Спать хочу. . .
                -  Ты  так  говоришь, Лерочка, будто  я  вообще ничего не де -
         лаю,  - обиделся Ярослав.  -  А я, к твоему сведению, весь огород  вско -
         пал.
                - Да что ты говоришь! - воскликнула Валерия  с  нотками  злой
         иронии  в  голосе.  - Молодец!А  я думала, что кроме интубационной
         трубки* и фонендоскопа ты ничего в руках держать не умеешь!

         * Трубка, применяемая для введения наркоза при полостных операци -
         ях.

                - Зачем же ты так? - Голос Ярослава помрачнел.
                - Прости, я  не  хотела тебя обидеть. Но у меня , правда,  глаза закрываются.
                - Ничего.  Я приеду вечером.
                -  Во второй половине дня я хотела съездить к маме на клад -
         бище. Ну ладно, приезжай вечером.   На кладбище съезжу завтра утром.
                -  Тогда до вечера.  Целую.
               В трубке послышались короткие гудки.  Валерия отключила те -
         лефон и с блаженством закрыла глаза.
               "Зачем я морочу ему голову? - подумала она.  -   Нет  мужика, и
         это не мужик.   Зато - красавец! Все бабы от него просто с ума пос -
         ходили. А он , по-моему, любит только самого себя, как и его  мама. А
         мне такой поклонник не нужен.   Не нужен! Не хочу повторять ошибки
         молодости. Второй Игоречек, - нежный, как цветок. "


               В шесть  часов вечера в дверь квартиры Чистовой позвонили.
         Ярослав стоял на пороге, прислонившись  плечом  к  стене. Он  мило
         улыбался  и  протягивал  букет отборных белых роз. Аромат дорогой
         туалетной воды, безупречный костюм, выбритый до блеска  подбородок
         всегда шокировали Леру.  Ярослав был чересчур правиль -
         ным, слишком интеллигентным, идеальным во всех отношениях. И с этим
         Лера  согласиться никак не могла. Гржебовский по часам вставал, по
         часам пил кофе, принимал душ, обедал. По выходным дням он  ходил  в
         бассейн или на теннисный корт, а отпуска проводил с мамой на даче
         под Москвой, где целыми днями валялся в гамаке  и  покрикивал  на
         мать, раздражаясь  по  пустякам. С Валерией эти штучки не проходи -
         ли, но все равно иногда у приятеля прорывались властные нотки или
         ни с того ни с сего накатывала волна какой-то странной обиды.
               Валерия сделала вид, что рада гостю, и пропустила его в  переднюю.
                -  Самой красивой женщине  на  свете  самые  красивые  цве -
         ты! - улыбнулся Ярослав своей  обворожительной  улыбкой, протягивая
         Лере розы.
               "Как  всегда  галантен и хорош!  Нечего сказать! - подумала
         Валерия, принимая розы.  - Но и я не хуже!"
                -  Спасибо,  - чмокнула  она  приятеля в гладко выбритую щеку.  -
         Ты очень мил.
               выше среднего  роста, нормального  телосложения, с роскошной
         копной рыжеватых волос и  большими  темносерыми  глазами, Валерия
         Чистова  напоминала средневековую герцогиню. Ее длинные стройные ноги, обтянутые
         старенькими джинсами, высокая грудь всегда выводили  Ярослава  из
         состояния  равновесия. Он  потянулся к губам подруги, но она, ловко
         увернувшись, подставила щеку.
               "Чем-то  сильно  огорчен,  - отметила про себя Валерия.  -  На -
         верное, утром обиделся на меня за тот разговор.   Может, это  и  к
         лучшему.  Когда-никогда нужно приходить к одному концу."
                -  Что случилось, Славик? - Лера взяла друга под локоть и про -
         водила его в комнату.
                -  Ничего, Лерочка. - Ярослав с силой притянул Валерию к  се -
         бе, но она высвободилась из его объятий.
                -  Что с тобой сегодня?  Ты холодна, как айсберг.
                -  Ничего.
                -  Ты не рада мне?
                -  Рада.
                -  Тогда почему отталкиваешь? Я ужасно соскучился.
                -  У меня нет сегодня настроения.
                -  Как  долго ты собираешься мучить меня? -  Ярослав взглянул
         на Валерию с нескрываемым чувством  горечи  и  обиды.   Его  чер -
         ные, как зрелые каштаны,  глаза  сверкнули,  зрачки  сузились.
                -  Я тебя мучаю? - Валерия скорчила  невинно - удивленную  гри -
         маску.  -  Каким же образом? Объясни.
                -  Я устал ждать твоего хорошего настроения,  - горячо загово -
         рил Гржебовский.  -  Мне уже тридцать четыре. В этом  возрасте  люди
         давно уже  имеют   семью, детей. . .
                -  Так  что же тебе мешает завести семью? - перебила его Лера.
                -  Ты же знаешь, как  я  люблю  тебя,  - невозмутимо  продолжал
         Ярослав.  - Ночью закрываю глаза и вижу твое лицо, твои глаза, ощущаю
         твои волосы, твое тело, слышу твой  голос. Эти  видения  становятся
         навязчивыми.  Я хочу видеть тебя каждый день и не во сне.
                -  Это  все лирика, Славик,  - остановила друга Валерия, шут -
         ливо взъерошив его густые черные с матовым отливом волосы.  - На -
         до  трезво  оценивать  жизнь.   Я  тоже люблю тебя, но. . .  - замялась
         она, - как друга, как брата,  и вряд ли смогу полюбить тебя по настоящему.
                -  А как же наши с тобой отношения?
                -  Рано или поздно все должно было бы закончиться. Я не хочу
         тебя тешить никакими надеждами.  Это нечестно и непорядочно.
               Ярослав достал из кармана пачку "Парламента ".
                -  Можно? - спросил он, вынимая сигарету.
                -  Пожалуйста, кури.
               Он чиркнул зажигалкой и обиженно отвернулся к
         окну, нервно затягиваясь  сигаретой. Было  заметно,  как дрожат его
         пальцы.
               "Господи! Как хочется иногда простого рабочего мужика! - вздохнув,
подумала Валерия. - Хочется  прижаться  к его небритой щеке, когда он приходит с работы
         домой. Хочется, чтобы он обнял тебя сильными, крепкими руками и по -
         целовал от души так, чтобы ноги подкосились! Хочется смотреть, как
         он с наслаждением хлебает  щи  и  жует  жареную  картошку. А  по -
         том, после  душа  хочется, чтобы  он  взял  тебя на руки и отнес в
         спальню. Надоели все эти маменькины сынки с их  вечным  сюсюкань -
         ем, которым  родители до седых волос вытирают носы и кормят с ло -
         жечки манной кашей. Которые не то что за тебя, за себя постоять не
         могут. У  них  баба  должна  быть  одновременно и домработницей, и
         нянькой, и держимордой, и адвокатом на тот случай, если, не дай бог,
         их обидят или оскорбят. Ладно, все бы ничего.   Я не боюсь  никакой
         работы: и  полы  вымою, и обед сварю,  и магазины обегаю в поисках
         дешевых продуктов, но они-то, простите,   и гвоздя в стену вбить не
         могут.  Их, видите ли, родители этому не научили, потому что с детс -
         тва им вдалбливалось лишь одно: что они гениальны. И поэтому  пра -
         вильных  Игоречков, Славиков, Сашенек, Петенек  маменьки и папеньки
         водили за ручки на курсы английского языка и в музыкальные  шко -
         лы, где  они  пиликали  на скрипочках, а дома закатывали родителям
         истерики, что курсы иностранных языков и музыкальные школы им  по
         барабану, и что видали они в гробу и белых тапках гребаных препо -
         давателей. Но их все равно продолжали туда пихать. Потом, когда лю -
         бимые  чада  немного  подросли, им стали изо дня в день вбивать в
         мозги, что профессию  нужно  выбирать  престижную, ну, например, та -
         кую, как  дипломат, финансист  или,   на  худой  конец, врач - гинеко -
         лог - опять же, левые деньги. Какое там призвание!  Какая  любовь  к
         людям!  Деньги  -  вот истинный движитель современной жизни! А ка -
         ким способом их можно заработать, это уж дело техники и практики.
         Мой Ясенька, как ласково называет его матушка,   из той же плеяды.
         "Ясенька,  - ну и придумают же имечко! - ты не  проголодался?" 
Или: "Ясенька, как у тебя на работе? Ты не очень устал, детка?" А Ясень -
         ка после эндотрахеального наркоза целый час  руки  с  мылом  мо -
         ет, хоть и работает в резиновых перчатках! Брезгует."
                -  Пойми, Славик, мы не пара.  - Валерия подошла к другу и обня -
         ла его за плечи.  -  Ну что за  семейка  у  нас  получится?  Только
         представь себе: ты  сутки  дежуришь, я  сутки дежурю.   А если дети
         пойдут? Я, между прочим,  хочу иметь двоих, нет, троих детей. Ты с ни -
         ми  будешь заниматься?  Нет.  А мамуля твоя с ними сидеть будет?
         Конечно же, не будет. Ты укоризненно качаешь головой.  Я что-нибудь
         не так сказала?  Прости, Гржебовский, но насколько мне не изменяет
         память, твоя матушка прежде всего любит себя. выходит, все повиснет
         на мне: и дом, и дети, и ты.
               Ярослав молчал, грустно глядя на Леру.
                -  Ты, Славочка, хоть  раз в жизни поджарил себе яичницу? - про -
         должала Валерия.  - Нет. А носки когда - нибудь выстирал? Тоже нет. Тебя
         этому  не  учили. Жаль. А  я  не  желаю записываться в домработни -
         цы. Я - женщина современная и независимая.
               Вот тут-то Валерия солгала. С какой нежностью и любовью она
         вспоминала Фарида. Вот о каком муже она мечтала !  Фарид  отвечал
         всем ее строгим требованиям: скромный, деликатный во всех отноше -
         ниях, немногословный, нежный,   ласковый муж и заботливый отец.  Как
         повезло  Розочке, она за ним, как за каменной стеной. Такому мужу
         Валерия отдала бы всю себя без остатка.
                -  Да, и вот еще что,  - добавила она чуть слышно.  -  Когда  суп -
         руги работают в одном учреждении - это просто безобразие!
                -  Наверно, ты права,  - на удивление спокойно согласился Ярос -
         лав.  - Я никчемный человек.  Но сердцу не прикажешь. . .
                -  Да, сердцу  не прикажешь. . .  - Валерия повернула приятеля к
         себе и провела рукой по его волосам.  - Ты не обижайся.   Ладно?  А
         то я  наговорила тебе кучу гадостей. Еще встретишь хорошую женщи -
         ну, устроишь свою жизнь. Ты же у  нас  такой  красавец  и  умница!
         Только вот тебе совет: выбирай себе пару попроще, чтобы с мамой тво -
         ей ужилась. Все, все, больше не буду. - Она чмокнула  его  в  щеку  и
         вышла  на  балкон.  - Какая же на улице красотища!  Давай немного
         пройдемся. В такую погоду грех дома сидеть.
               Ярослав промолчал. Валерия почувствовала, что своим молчани -
         ем он бесит ее еще больше.
               "Нужно выпроводить его любыми путями,  - подумала она.  - Иначе
         я его просто придушу!"
               Ярослав потушил  недокуренную  сигарету  и медленно поднял
         голову.
                - Мое присутствие тяготит тебя, я знаю, - сказал он металли -
         ческим голосом.  -  Ты правильно сказала: незачем хитрить и извора -
         чиваться? Насильно мил не будешь. . .
              Он неспеша  убрал  в  карман пиджака сигареты и зажигалку и
         вышел из квартиры. Валерия видела, как он садился в машину, но даже
         не соизволила махнуть ему на прощание рукой.
               " Так, наверное,  будет лучше, " - решила она про себя.  - И для  него и для меня. "

               Утром, заскочив на  ближайший  рынок, Валерия купила рассаду
         многолетних цветов и поехала на кладбище. Она ненавидела эти пос -
         ледние приюты бренных тел, пристанища вечного покоя и тишины.  Она
         также не понимала  ротозеев, праздно шатающихся  по  кладбищенским
         асфальтированным  дорожкам и с любопытством разглядывающих чужие
         памятники и надгробные плиты.   Она пулей пролетала к
         могиле матери, быстро делала все необходимое и так же стремитель -
         но, не оглядываясь по сторонам, возвращалась к машине.
               Весна в  этом году наступила ранняя. Снег давно уже стаял, и
         земля, пропитанная  влагой, источала  неповторимый  аромат, который
         бывает только  в  апреле.   Деревья, в основном тополя, подернулись
         легкой бирюзовой дымкой, и казалось, будто заботливая рука медсест -
         ры смазала серые ветви зеленкой. Солнце сильно припекало.  Проказ -
         ники воробьи чирикающей ватагой обступили лужу и, растаращив кры -
         лышки, один за другим плюхались в нее.
               Небольшими детскими  грабельками  Валерия сгребла с могилы
         сопревшую прошлогоднюю листву, протерла тряпкой надгробную плиту.
               "Ах, мамочка, как мне тебя не хватает! - глотала она  слезы.  -
         Некому приласкать, пожурить, надоумить.   Жизнь  не складывается: ни
         семьи, ни детей.  Годы проходят, лучшие годы. . . "
               выкопав неглубокие лунки в земле, Лера посадила в них  рас -
         саду, слегка  примяла землю рукой и обильно полила водой из плас -
         тиковой бутылки.
               Из состояния  задумчивости  ее  вывел  чей-то  пристальный
         взгляд. Крепко
         зажав  в  одной  руке  черенок лопатки, в другой грабли, Лера резко
         обернулась. На соседней могиле стоял  атлетического  телосложения
         молодой мужчина.   Видимо, у Валерии в тот момент было такое испу -
         ганное лицо, а орудия защиты так угрожающе сверкали на солнце, что
         незнакомец, немного смутившись, произнес негромким голосом:
                -  Я испугал вас? Простите, не хотел. вы были так заняты рабо -
         той, что даже не заметили, как я подошел.
               "Я раньше никогда его здесь  не  видела",  - подумала  Вале -
         рия, не выпуская из рук орудия защиты.
                -  Ваша  мама? -   вежливо спросил незнакомец, кивнув на надг -
         робную плиту.
                -  Да. . . А у вас кто похоронен? - в свою очередь задала вопрос Лера.
                -  Отец,  - немного помедлив,  ответил молодой человек.
                -  Я вас раньше никогда здесь не видела. . .
                -  И не мудрено.  Я живу в другой стране.
               Теперь, немного успокоившись, Валерия с любопытством разгля -
         дывала мужчину. Рост средний, фигура  спортивная, короткая  стрижка
         на темнорусых  волосах, лицо  немного  бледноватое, но  открытое и
         симпатичное. Безупречный костюм черного цвета, белоснежная сорочка
         и темный галстук придавали незнакомцу немного старомодный вид.
               " На  вид  ему лет двадцать восемь - тридцать",  -  отметила про
         себя Валерия.  -  А может, он моложе. Трудно определить. "
                -  вы очень любили своего отца? - спросила она.
                -  Я  его не знал вообще,  - откровенно признался незнакомец.  -
         Он умер, когда мне было несколько месяцев.
                -  Как странно! -  Валерия забыла про рассаду и теперь, не от -
         рываясь, смотрела на своего неожиданного собеседника.
               "Может быть, зов крови тянет его на могилу родного челове -
         ка? - подумала она.  -  У горцев, например, сильно развито чувство  па -
         мяти и долга. "
                -  вы простите, что я лезу к вам в душу. - Лера старалась  по -
         дыскать  нужные слова, чтобы случайно не обидеть незнакомца.  -  Сейчас моло -
         дежь на аркане не затащишь на кладбище.  Дети не помнят о родите -
         лях, которые  умерли  совсем  недавно, а  вы говорите, что вовсе не
         знали своего отца.
                -  Видите ли. . .  - Пауза.
                -  Валерия,  - не зная почему, Лера назвала свое имя. Может быть,  по -
         тому, что внешность молодого человека очень располагала, и она уже не испытывала страха к нему.
                -  Видите ли, Валерия, мой отец был прекрасным человеком. Мама
         много рассказывала мне о нем, и я считаю своим  долгом  сохранить
         память о нем.
                -  Ваш отец умер совсем молодым? - догадалась Лера. У нее сыг -
         рал профессиональный  инстинкт. За  два  года  работы  в реанима -
         ции она так и не смогла примириться со смертью молодых людей.
                -  Его  убили, когда ему было двадцать семь лет. Мой отец был
         знаменитым хоккеистом, нападающим одного  известного  московского
         клуба.  Это было заказное убийство.
               "Да, гримасы судьбы! - с горечью подумала  Валерия. -  Живет
         человек, работает, любит, растит  детей, а  какая-то мразь, которая и
         по земле-то ходить не имеет права, вот так  запросто  лишает  его
         жизни."
               Она уже верила каждому слову своего собеседника. Он говорил
         с  неподкупной  искренностью и затаенной горечью . Теперь Валерию
         разобрало чисто женское любопытство.
                -  Скажите, а  преступника нашли? -  Она стояла, вытирая чистой
         тряпкой руки, испачканные землей и с участием смотрела на молодо -
         го человека.
                -  Нет. Честно говоря, его и не искали. Видите  ли, Валерия, за -
         казные убийства - особая категория преступлений.   Зачастую за ними
         стоят крупные фигуры, добраться до которых порой  невозможно. Да, в
         общем,   никто и не старается докопаться. Так,  немного пошумят для
         порядка по телевидению, в газетенках промелькнет пара  статеек  и
         на этом дело заканчивается.
                -  А я думала, что раньше не было такого безобразия, как сей -
         час,  - призналась Лера.
                -  Это безобразие было,  есть и будет во все времена,  - горько
         усмехнулся парень.  - Однако,  пустыми разговорами я отвлекаю вас.
         Простите. . .
                -  Я уже почти все сделала.  Осталось только посадить рассаду.
               Валерия присела на корточки,  искоса поглядывая на соседнюю
         могилу, быстро посадила в лунки цветы, забросала их землей и поли -
         ла водой.
                -  Вот теперь все. К сожалению, мне пора.  Приятно было с вами
         познакомиться.
                -  Но я не назвал своего имени.  Борис. . .
                -  Надеюсь,  - Валерия говорила очень искренне,  - мы еще увидим -
         ся.
                -  Возможно. . .  -  Молодой человек оставался стоять на том  же
         самом месте, где его первоначально заметила Лера.
               "Однако, странный человек,  - пронеслось у нее в  голове.  -   А
         что,   собственно  говоря, я  теряю?  Муравьева в одном из фильмов
         правильно заметила:" Знакомиться лучше всего на кладбище. "
                -  Я  на машине.  - Валерия подошла совсем близко к могиле, за
         оградой которой стоял молодой человек.  -  Если хотите, могу подбро -
         сить до метро.
                -  Спасибо.  Я побуду еще немного. . .
               Она мельком взглянула на могильную плиту и прочла:
                " КЕЛЛЕР БОРИС ГЕРМАНОВИЧ
                18/3 - 38  -  22/7 - 65
                ТРАГИЧЕСКИ ПОГИБ "



               Вернувшись с  кладбища, она залезла в душ. И только она вклю -
         чила воду, как раздался звонок в дверь.
               "Кого  еще несет нелегкая?! - подумала Лера с раздражением.  -
         Не буду открывать!"
               Однако, когда  она  вылезла из ванной, звонок повторился.
         Валерия накинула махровый халат и подошла к двери.
                -  Кто там? - тихо спросила она.
                -  Тетя Лера, к вам можно? - За дверью стояла Катька, соседская
         девочка  шести лет.
                -  Ты  что, опять  одна? - спросила  Валерия, открыв  дверь.  -  А
         мать твоя где?
                -  Убираться пошла.
               Катька жила вдвоем с матерью. Надя растила ее одна без  му -
         жа, не  получая  от  него ни копейки на воспитание дочери, поэтому
         вкалывала на трех работах, чтобы как-то  свести  концы  с  конца -
         ми. Насколько  Лера помнила, Катькин отец ни разу не появлялся в их доме.
               "Вот кобель! - с ненавистью подумала про него Лера.  - Сделал ребеночка - и в кусты! А мать расхлебывай".
                -  Давай, заходи.  - Валерия  пропустила девочку в квартиру и
         закрыла за ней дверь.  -  Почему ты не в садике?  И кто тебе разрешиил выходить на лестничную площадку? Тебе ведь мама строго - настрого запретила!
                -  Я  болею,  - объяснила  Катька.  - Я вам несколько раз звонила
         по телефону, только вы трубку не снимали.
                -  Меня дома не было. А что у тебя болит?
                -  Сейчас ничего, а утром болел живот.
                -  Ну-ка ложись, я посмотрю.
               Девочка с  удовольствием  растянулась  на  диване, спустила
         брючки и трусики.  Валерия помяла ей живот, пощупала печень, осмот -
         рела склеры глаз.
                -  Язык покажи,  - попросила она.
               Катька послушно высунула язык.
                -  Рвоты, поноса, температуры не было?
                -  Не - а.
                - Поднимайся. Ты здорова, сейчас мы будем пить чай.
               Счастливая девочка с восторгом кивнула головой. И пока Лера
         хлопотала на кухне, она подошла к журнальному столику, на котором сто -
         яла большая  хрустальная ваза с белыми розами на длинных стеблях.
                -  Какие красивые цветы! - разинула рот Катька.
               Она подошла  поближе, дотронулась  пальчиком до шелковистых
         лепестков, до глянцевых листьев, до колючего стебля. Потом, наколовшись на шип,
она отдернула палец и потянула его в рот.
                -  А кто вам  их подарил?
                -  Благодарный пациент,  -  солгала Лера. Цветы  были  подарены
         Гржебовским.
                -  Вот здорово!  Мне бы такие! -  с завистью протянула девочка.
                -  За чем же дело встало? Вот вырастишь, станешь врачом, и те -
         бе тоже будут дарить цветы.
                -  Не - а! Я буду полицейским.
                -  Почему именно полицейским?
                -  Потому что они смелые, никого не боятся и здорово дерутся.
         Меня вчера Мишка ударил. Знаете, как больно!  Вот я  вырасту, стану
         полицейским и так ему врежу, что он полетит, как воздушный шарик!
               Валерия снисходительно улыбнулась и  потрепала  Катьку  по
         рыжей голове. Она  обожала  эту  маленькую, милую, непосредственную
         девчушку и всегда старалась найти хоть немного времени, чтобы по -
         общаться с ней. Катька вносила необъяснимое душевное  спокойствие
         в нелегкую противоречивую жизнь молодого врача.
                -  Хочешь посмотреть какой-нибудь мультик?
                -  Хочу,  - кивнула  Катька.  -  Поставьте свой любимый.   Какой у
         вас любимый мультфильм?
                - "Спящая красавица. "
                -  Ставьте  "красавицу",  -  с  видом  знатока заявила девочка.
               Валерия вставила кассету в  видеомагнитофон  и  прошла  на  кухню.
                -  Катюш, ты будешь что - нибудь есть? - крикнула  она  с  кухни
         маленькой гостье.
                -  Буду.
                -  Ясно.
               Катька никогда  не  отказывалась  от  предлагаемого угоще -
         ния. Она могла есть в любое время дня и ночи, в пище  была  непри -
         хотлива и съедала все до последней крошки.   Несмотря на это, дев -
         чушка была на редкость худа и бледна, будто ее  постоянно  морили
         голодом.  Надя, ее мать,  удивлялась и нередко повторяла:
                -  Не в коня корм. Копия - папаша!
               Валерия приготовила  сладкий чай, положила на тарелку сухое
         печенье и сухарики, поставила вазочку с вареньем, после чего  уса -
         дила Катьку за стол.
                -  Пей и ешь,  - сказала она. - Будет  мало, положу  еще.
               Вдруг зазвонил телефон.   Валерия нехотя сняла трубку.
                -  Привет. Это я! - раздался в трубке голос Гржебовского. - По -
         чему ты мне не позвонила, что едешь на кладбище?
                -  А ты думаешь, я бы без тебя не справилась?
                - Ну зачем ты так? Я бы тебя проводил,  - обиделся молодой человек.
                -  Как тебе известно, я тоже на машине, и дорога для меня хо -
         рошо знакома,  - огрызнулась Валерия.
                -  У  меня  такое ощущение, что тебе доставляет удовольствие
         заводить меня.
                -  Я и не знала, что ты такой  заводной. Зачем  же  ты  тогда
         звонишь мне по нескольку раз в день?
                -  Потому что люблю тебя!
                -  Тетя Лера, а можно мне  еще  чаю? - громко  спросила  Катька, отодвинув
от себя пустую кружку.
                -  Подожди, Славик, я  сейчас. . .  -   Валерия отложила в сторону
         телефонную трубку, налила девочке чая, бросила в чашку  два  куска
         сахара  и  легонько  подтолкнула Катьку с кухни.  - Иди, в комнату, я
         сейчас приду.
                -  Кто у тебя ? - спросил Ярослав с нотками ревности в голосе.
                -  Ребенок.
                -  Какой еще ребенок?
                -  Соседский.
                -  Ты что, в няньки записалась?
                -  Ага.  Приезжай, вместе понянчим.
                -  Как-нибудь в другой раз.
                -  С вами все ясно. Ну, пока! -  Валерия повесила трубку. На ду -
         ше у нее остался скверный осадок.
                -  Тетя Лера, вы из-за меня с дядей поссорились? - Катька, вино -
         вато улыбаясь,  стояла рядом и тормошила ее за рукав.
                -  Что  ты, малышка! - Лера нежно обняла девочку. - Даже не ду -
         май об этом.   Ты сыта?
               Катька утвердительно кивнула.
                -  Тогда мы сейчас пойдем с тобой гулять.   Как ты  смотришь на это?
                - Ура!!! - Катька подскочила от радости и захлопала в  ладош -
         ки.  -  А вы мне мороженное купите?
                -  А тебе мама разрешает на улице есть мороженное?
                -  Разрешает.
                -  Тогда куплю.
               Они прошлись  по бульвару, посидели на лавочке. Катька пока -
         чалась на качелях, поиграла в песочнице и потянула Валерию  к палатке
с мороженным. Девчушка с удовольствием съела эскимо  на палочке, затем выпросила пакет картофельных чипсов. Погуляв так часок, они вернулись домой.
А тут и мать Катюши пришла с работы. Не обнаружив дочь дома, она позвонила соседке.
- Моя у тебя?
- Получай свою  дочь,  - сказала  Лера  раскрасневшейся  после
         мытья полов Надежде.  -  Она покушала, можешь ее пока не кормить.
                Катька нежно обняла Валерию за шею и поцеловала в щеку.
                -  Тетя Лера,  - шепнула она ей на ухо.  -  Я вас так люблю!
                -  Я тоже тебя очень люблю, моя хорошая!
                -  Спасибо тебе, Лера, - сказала соседка.
                -  Да ничего-ничего, Надюша, не за что.
               "Давно бы уж пора своих детей завести, а не чужих нянчить - подумала с горечью
         Валерия."
               Она прошла в  комнату, настроила  приемник  на  волну "Радио
         ретро", села в кресло, откинулась к спинке и прикрыла глаза.
               "Борис, - пронеслось у нее в голове.  -  Надо сделать так, чтобы
         наша встреча с ним повторилась".

               "И какой идиот придумал вставать ни свет ни заря и мчать -
         ся на работу, высунув язык и вылупив глаза?" -  пронеслось в голове
         Валерии, лишь только зазвонил будильник.
               Она натянула на голову одеяло и  перевернулась  на  другой
         бок, но уже через пять минут стояла под душем, наслаждаясь колкими
         прохладными струями.   И сразу же столбик настроения резко пополз
         вверх, на душе стало легко и спокойно, и даже потянуло на работу. А
         когда зашипела сковородка с парой яиц  и  несколькими  ломтиками
         помидоров, а в кружке задымился крепкий ароматный кофе, Лера окон -
         чательно поняла, что зря ропщет на судьбу.
               И вообще, жизнь прекрасна и удивительна! Взять хотя бы нео -
         жиданную встречу с Борисом.
               Весь предыдущий  день Лера вспоминала своего нового знако -
         мого.  Борис не выходил у нее из головы. Проанализировав диалог на
         кладбище, она сделала вывод, что произвела на молодого че -
         ловека впечатление, и он непременно постарается  продолжить  знакомство.
               "Господи, какая ж я дура! - подумала она.  - Что же я не  спро -
         сила у него номер телефона? Хотя. . . Вряд ли он холост. Такие мужи -
         ки ничейными не бывают. А уж если у них есть жены, то  они  держат
         своих  благоверных  в  ежовых рукавицах. А вдруг. . . Да что об этом ду -
         мать! Он ведь говорил, что завтра улетает куда-то.  Куда? Ах, да, он
         живет  за  границей. Так  что  успокойся, Вадимовна, тебе ничего не
         светит!"
               Из задумчивости  Валерию  вывел  Милорд. Собака  требовала
         свое. Лера  вывела  пса  на  улицу, затем, вернув -
         шись, положила ему в кормушку корма и спустилась к машине.
               Обогнув окольными   путями  площадь  Рижского  вокзала - это
         проклятое в любое время дня место - она без приключений  подъехала
         к клинике. *
               Сегодня Валерия  появилась  в  отделении с английским спо -
         койствием, без спешки и нервозности.
               "Всегда  бы так,  - похвалила она себя.  -  А то скачу по лест -
         нице, как горная коза. Как-то даже неловко и несолидно!"
               Из сестринской выглянула веселая Верочка.
                -  Привет, подружка! - игриво помахала она рукой.  - Ты что  так
         рано?
                -  Теперь так будет всегда! - с серьезной деловитостью  отоз -
         валась Лера.  -  А то,   чего доброго,  пополнится многочисленный от -
         ряд российских безработных.  А ты что сегодня такая веселая?
                -  Любопытной Варваре на базаре нос оторвали! - беззлобно по -
         шутила Верочка.
               Валерия заметила, что  черные  греческие глаза подруги све -
         тятся невысказанной радостью, в зрачках  прыгают  веселые  черти -
         ки. Верочка еле  сдерживалась: так  ей  хотелось рассказать что - то
         очень интригующее.
                -  Потом  расскажу,  - заговорщическим  тоном  прошептала мед -
         сестра.  -  Иди, тебя Фарид разыскивал.
               Лера поспешила в ординаторскую. Фарид стоял перед  зеркалом
         и  приглаживал  свой  светлорусый чуб, который никак не хотел ло -
         житься на место. Наконец, ему надоело это бесполезное занятие, и он
         натянул на голову зеленую шапочку.
               Валерия терпеливо стояла на пороге и ждала, когда  же, нако -
         нец, ее рассеянный друг обратит на нее внимание.
                -  Привет! - обрадовался  Фарид, заметив  наконец  коллегу, и
         чмокнул ее в щеку.
               Он всунул ноги в сабо и полез  в  гардероб, откуда  вытащил
         большую спортивную сумку.
                -  Что это? - удивленно вскинула брови Чистова.
                -  Гуманитарная  помощь,  - серьезно   отозвался   Курбангале -
         ев, расстегивая на  сумке молнию.  -  Сало соленое, мед, варенье и все
         такое.
               Он вынул  оттуда увесистый полиэтиленовый пакет и протянул
         его Лере.
                -  Осторожно, яйца не подави!
                -  Ты  что, грабанул  продуктовый  магазин? -   сиронизировала
         Чистова.
                -  Бери, бери, не стесняйся. Ничего я не грабанул. Бабуля посы -
         лочку маленькую из деревни прислала, килограммов на тридцать.
                -  Ты что, обалдел, родной? - Валерия отступила к двери и спря -
         тала руки  за спину.  -  Мне и за месяц этого не съесть. Давай поло -
         вину Верочке отдадим.
                -  Не  волнуйся! -   Фарид достал из сумки точно такой же па -
         кет. - Ей я тоже принес. Бабуля, вероятно, думает, что у нас в Москве
         голод , вот и прислала целый мешок.
                -  Классная у тебя бабулька! - похвалила Лера, принимая  пода -
         рок.  - Передай ей большое спасибо от меня.
               Фарид убрал сумку с прохода и направился к двери.
                -  Я пойду пока курну,  -  бросил он на ходу , - а ты давай по -
         скорее. Не надо в Толике зверя будить.
               Валерия кивнула. Она быстро  переоделась, поправила  причес -
         ку, подкрасила губы и вышла в коридор.
               Анатолия Петровича  на  утренней  конференции  не  оказа -
         лось, поэтому  все наиболее наболевшие вопросы решили отложить до
         лучших времен, пока не появится шеф.
                -  Куда  это начальство подевалось ? - поинтересовалась Вале -
         рия у молодого хирурга-ординатора.  - Исчез, как в сиянии голубого дня.
                -  Отбыл за кордон,  - охотно сообщил тот.  -  В Кембридж  улетел,
         на конференцию.
                -  А,  - кивнула Лера.  -  Мог бы и нас с собой прихватить.
                -  Не волнуйся,  - шепнул Фарид.  -  Нас с тобой туда не пустят.
                -  Не очень-то и хочется! - обиженно поджала  губы  Чистова.  -
         Подумаешь, Кембридж!
                Фарид лукаво стрельнул зелеными глазами.
                -  Да  ладно уж тебе! - усмехнулся он.  -  Скажи честно, что за -
         видуешь. Ведь по глазам вижу, что тебе страшно  хочется  поглядеть
         на "загнивающий Запад"!
                -  Хочется,  - обреченно  вздохнула Валерия.  -  Но. . . как ты зна -
         ешь, выше головы не прыгнешь. Машина, зараза, бензин жрет  безбожно.
         Четверть  зарплаты  приходится  на него тратить. Потом разные там
         технические осмотры, автослесари, замена деталей. . . А то махнула бы
         куда-нибудь. В  Грецию, например, или на Канары. Представляешь, какая
         там сейчас красота?
               Фарид ласково взглянул на подругу и взял ее под локоть.
                -  Будет тебе прибедняться-то! - беззлобно сказал он.  - Автомо -
         билисточка ты моя! Знаешь, за что я тебя люблю? За твой оптимизм.
         Ладно, пошли работать.
               Приняв смену, Валерия  подошла к раненому юноше. Алексей ле -
         жал с открытыми глазами и внимательным взглядом следил за  меди -
         ками.   Он был бледен, но на его смуглом лице уже не лежал отпеча -
         ток смерти, как три дня тому назад.
                -  Как дела, Ленечка? - ласково спросила Лера, поправляя сполз -
         шее набок одеяло.
                -  Я не Ленечка, - возразил юноша, еле шевеля сухими губами.
                -  Кто же тогда?
                -  Меня зовут Алексей,  - упрямо повторил он.  -  А Леня - это Лео -
         нид. Понятно?
                -  Вот как? - сделала удивленный вид Валерия. - Какой ты ум -
         ный! А я и не знала.  - Она поправила пластиковую трубку на капель -
         нице  и  шутливо взъерошила непослушную челку юноши. Затем, как бы
         ненароком, Лера отогнула марлевую повязку на груди  Летковского - в
         месте прокола иглы в момент реанимации. И невольно залюбовалась
         телом Алексея: юным, крепким, загорелым. - А я буду звать  тебя  Ле -
         нечкой. Мне так больше нравится. О, кей?
                -  О, кей! - улыбнулся юноша.  -  Зовите, как хотите. Лишь бы не  в
         ущерб  моему здоровью. - Внезапно он закашлялся, дыхание его стало
         частым, поверхностным, пластиковая трубка закачалась.  -  Посидите со
         мной.  Пожалуйста. . .
               Лера придвинула к кровати стул и села в изголовье.
                -  Дайте  мне  руку,  - прошептал  Алексей с многозначительной
         серьезностью.
               Чистова протянула руку,  и юноша с жадной поспешностью сжал
         ее  в своей горячей влажной ладони. Он смотрел на врача в упор, не
         отрываясь, и от этого странного, совсем не юношеского взгляда  Ва -
         лерии сделалось неловко.
                -  Как вас зовут? - не отрывая взгляда, спросил Летковский.
                -  Валерия Вадимовна.
                -  Спасибо,  что вытащили меня с того света.
               Лера резко  обернулась и метнула сердитый взгляд на Вероч -
         ку. От ее грозного взгляда та чуть  было  не  выронила  из  рук
         шприц.
                -  Твоя агитация?
                -  А что я? - обиженно пожала плечами  Верочка.  - Он  спраши -
         вал, я отвечала.
                -  Доктор, я буду жить? -  Алексей вдруг резко приподнялся. Его
         душил спазм.
                -  Вера! - крикнула Чистова.  -  Быстрее! Два кубика реланиума и
         десять кубиков эуфилина!
               Верочка быстро набрала два шприца и медленно ввела лекарс -
         тво через пластиковую трубку капельницы.
               Через несколько минут больной успокоился.
                -  Простите,  - сказал он устало.
                -  Ничего! Будешь  жить! - уверенно  кивнула  Валерия.  - Куда ты
         денешься? Спи, голубчик. Сейчас для тебя главное - сон.
               Юноша послушно  закрыл  глаза и  уже через несколько минут
         крепко спал.
               Чистова подошла к Верочке.
                -  Ну, выкладывай,  что у тебя стряслось? - спросила она.
               Верочка отодвинула в сторону бикс с перевязочным  материа -
         лом, отложила ножницы и шепнула подруге на ухо:
                -  Я позавчера с таким кадром познакомилась!
               Валерия удивленно вскинула брови.
                -  Да что ты говоришь! И где же?
                -  В метро.
                -  Немедленно  продаю  тачку! - пошутила  Лера, но  сердце  ее
         больно  сжалось от невольной зависти к подруге. - Отныне буду ез -
         дить только общественным транспортом. И кто же он, твой новый зна -
         комый?
                -  Ты  не  поверишь,  - округлила Верочка и без того большие
         глаза. - Артист балета. Он танцует в Большом театре.
                -  Разыгрываешь?
                -  И не думаю!
                -  Ты  меня просто убила наповал! -  Валерия приложила руку к
         груди.  -  Как же ты его подцепила?
                -  Не я его,  -   улыбнулась  медсестра, - а  он  меня.   Смот -
         рел, смотрел  , а  потом не вытерпел,   подошел и сказал, что у меня
         очень красивые глаза. Он, видишь ли, нашел в них сходство с глазами
         дочерей Ганга.  Романтика!
               Валерия обняла подругу за плечи.
                -  У тебя и в самом деле прекрасные глаза,  - ласково  улыбну -
         лась она. - В них невозможно не влюбиться.
               Она не понимала, почему Верочка до сих пор не вышла за -
         муж. Ей скоро тридцать, а спутника жизни она  так  и  не  встрети -
         ла.
                -  Ну, и  что  ты  думаешь  о своем новом знакомом? - спросила
         Чистова.
                -  Мне он понравился.
                -  В чем же тогда дело ?  Дерзай!  Хватай быка за рога пока
         не поздно. Прямым ходом - в ЗАГС. Он холост или как?
                -  Разведен,  - смутилась Верочка.  -  У него маленький сын.
                -  Ну, а тебе-то что? - взорвалась Лера.  - Ты что, девочка?  Что
         ты раздумываешь?  Чудная ты, Верка!  Девственника ждешь ? Не дож -
         дешься!  Мужики к двадцати годам женятся уже по третьему  заходу
         или не  женятся  вообще. Это еще хуже. Привести конкретный пример?
         Наш Гржебовский. Еще раз повторяю:  принца ты не  дождешься!  Да -
         вай, зови своего  балеруна  ко мне. Устроим вечеринку в стиле а - ля
         фуршет с музыкой и танцами. Для отвода глаз Фарида с Розой  приг -
         ласим.  Может, еще Гржебовского. . . Такой банкет закатим! Я тебе сра -
         зу скажу, что из себя представляет твой новый знакомый.
               Верочка смущенно опустила ресницы. На ее смуглых щеках выс -
         тупили бордовые пятна.
                -  Не знаю, - сказала она,  - будет ли это удобно,  вот так сразу.
                -  Неудобно, знаешь,  что делать? - засмеялась Валерия.
                -  Знаю, знаю,  - поспешила ответить Верочка. - Не продолжай.
               Разговор подруг прервала дежурная медсестра хирургического  отделения.
                -  Извините, Валерия     Вадимовна,  - смущенно     проговорила
         она, протягивая  Чистовой  визитную  карточку.  - Там вас какой-то
         мужчина спрашивает. Он ждет вас в холле.
                - Спасибо, Машенька,  - кивнула Лера.  - Сейчас я подойду.
               Верочка подхватила биксы и отправилась в автоклавную.
               Валерия взглянула на визитку и прочла:
               "Пустынников Константин Иванович.  Старший следователь по особо важным делам. "
               Валерия поспешно накинула на операционный костюм белый ха -
         лат, поправила  шапочку и бросила на ходу сидящему за компьютером   Фариду:
                -  Меня вызывают. Если что, я в холле.
                -  О, кэй! - отозвался он, не отрываясь от экрана монитора.



               Следователь ожидал в холле, сидя  на кожаном диване возле теле -
         визора и что-то быстро записывал в блокнот. При виде Валерии  он
         сложил блокнот и поднялся.
                -  Капитан Пустынников,  -  протянул он руку.
                -  Очень приятно. Чистова Валерия Вадимовна, врач-реаниматолог.
               Посетитель ей  сразу не понравился. Он чем-то напоминал Леонида 
Броневого в роли  Мюллера. Такой  же  насмешливо-иезуитский
         взгляд, неторопливые, размеренные движения и большое самомнение.
                - Чем  могу  служить? - как можно вежливее спросила Лера и
         опустила глаза под напористым взглядом посетителя.
                - Как  вы  знаете,  -   начал он,  - совершено тяжкое преступле -
         ние. - Голос следователя не соответствовал его внешности. Он боль -
         ше напоминал орлиный клекот.  -  В связи с этим преступлением заве -
         дено  уголовное  дело, которое поручено вести мне. Поэтому я хотел
         бы побеседовать с потерпевшим Летковским Алексеем Юрьевичем.
                - Видите  ли, Константин  Иванович  (у Валерии чуть было не
         сорвалось с языка: "А вы знаете, товарищ  Мюллер. . . "), пациент Летковский
         находился в состоянии клинической смерти.  В данный момент сос -
         тояние больного расценивается, как тяжелое. Не думаю, что он сможет
         отвечать на Ваши вопросы. И потом, сейчас он спит.
                - И все же, - возразил следователь, - я уполномочен задать по -
         терпевшему несколько  вопросов. Пожалуйста, разбудите его.  -  Он го -
         ворил таким холодным непринужденным тоном, что Лера передернула
         плечами от чувства неприязни.
                - Хорошо,  - согласилась она,  - я даю вам десять минут. Но  если
         больной почувствует  усталость, вы сразу же выйдете из отделе -
         ния. Машенька, - обратилась она к дежурной медсестре,  - принеси, пожа -
         луйста,  посетителю  чистый халат и бахилы. И если увидишь Веру Пет -
         ровну, скажи ей,  чтобы немедленно шла в отделение.
               Медсестра отложила  в  сторону  истории болезни, достала из
         шкафа белый халат и зеленые бахилы и протянула их посетителю.
               Пустынников, весьма недовольный оказанной встречей, кряхтя и
         отдуваясь, натянул на ноги бахилы, накинул на плечи халат и  вслед
         за Чистовой вошел в отделение интенсивной терапии. Валерия подве -
         ла его к раненому юноше и отошла в сторону, к Фариду.
               О чем  говорили  следователь  и потерпевший Лера не слыша -
         ла,  - она не любила подслушивать чужие  разговоры, - но  она
         заметила, как занервничал Летковский, увидев посетителя,  как стала дер -
         гаться пластиковая трубка, отходящая от ключицы  больного  к  ка -
         пельнице.
               Вернулась Верочка и многозначительно  взглянула  на  Вале -
         рию. Та незаметно подмигнула ей.
                -  Ты меня искала? - тихо спросила она.  -  Кто это?
                -  Следователь.
                -  А - а. . .,  -  Верочка недоуменно пожала плечами.
                -  Сделай так,  -  шепнула Лера,  - чтобы он ушел.
                -  А как? Что я ему скажу?
                -  Ну,  не знаю. Придумай что-нибудь.
               В тот самый момент Алексей попытался приподняться. Его гла -
         за  горели яростью. Он часто и тяжело дышал, на висках юноши блес -
         тели капельки пота.
                -  Но ведь вы же ничего не знаете! - зло выкрикнул он.  -  Ниче -
         го! Как же вы можете так говорить?
               Верочка подлетела к следователю. В руках она держала флакон
         с кровезаменителем. В тот момент у медсестры был такой угрожающий
         вид, что посетитель поспешно отодвинулся в сторону.
                -  Свидание  закончено! - категорично  заявила  Вера.  - Попрошу
         освободить  помещение!  Больной  устал, и  сейчас он будет спать.
         Приходите , когда его из реанимации переведут в общую палату.
               Пустынников холодно попрощался и вышел из отделения. Его ли -
         цо покрылось багровыми пятнами.
                -  Козел! - выругался ему вслед Летковский, выставив  средний
         палец правой руки.  - Мудак!
               Валерия подошла к юноше и поймала  его  руку. Алексея  била
         дрожь.
                -  Успокойся, - сказала  она.  - О чем тебя спрашивал следователь?
                -  Он не спрашивал, - задохнулся от возмущения юноша,  - он уго -
         варивал, чтобы я взял всю вину на себя. Он хочет закрыть дело. . .
                -  Вот  гнида! - выругался Фарид, который оказался немым сви -
         детелем происходящего.  -  Небось,  всучили ему пачку зеленых, вот
         он так и хлопочет.  И таких сволочей еще держат в органах!
                -  Ну а ты?. .  - кивнула Валерия Летковскому.
                -  Послал его. . .
                -  Молодец! - хихикнула Верочка.-  Правильно  сделал. А  теперь
         закрывай глаза - и баиньки, а то снова придется тебя реанимировать.
                -  Пойду  к  начальству,  - сказала Валерия,  - объясню
         ситуацию и  попрошу, чтобы  этого типа больше сюда не пускали. А по -
         том позвоню на Петровку и  узнаю, существует  ли  вообще у них такой
         сотрудник.


               Один из принципов Валерии Чистовой был: никогда, ни под каким предлогом
не бегать за мужчинами. Но Борис, которого она встретила недавно на кладбище,  так
запал ей в душу, что она решила для него сделать исключение.  А потому сразу же после дежурс -
         тва  Лера села за руль и поехала на кладбище, почему-то уверенная в том, что
         снова увидит его там.
               Интуиция её не подвела: Борис стоял  на  том же самом месте, словно никуда не
         уходил.   Для другого это показалось бы странным, но только не для
         Валерии. Она  заметила  его  еще  издали и, спрятав радость под
         обычной доброжелательной улыбкой, уверенной походкой  направилась
         к могиле матери.
               Видимо, молодой человек поджидал именно Леру - она определила
         это по выражению его лица.
                - Доброе  утро! - вежливо поздоровался он, но с места так и
         не сошел.
                - Доброе утро! Не ожидала застать вас здесь в столь ранний
         час.
                -  Не ожидали? - лукаво улыбнулся он.  -  Однако, приехали.
                -  Да, приехала.  Сама не знаю почему.
                -  А  я  решил  отложить отъезд на несколько дней, чтобы еще
         раз увидеться с вами. Я чувствовал, что вы приедете именно  сегод -
         ня. Я ждал вас несколько дней.
                -  К сожалению, я не могла приехать раньше.
                -  У вас семья? Ребенок?
                -  У меня нет семьи, - призналась Лера. - Просто  я  работаю. . .
               Борис подался вперед и повелительным жестом остановил её.
                -  Позвольте,  я сам угадаю, кто вы по профессии.
                -  Что ж, попытайтесь,  - улыбнулась она.
               Несколько минут  Борис молчал, внимательно глядя на нее, за -
         тем, взявшись за ограду, произнес:
                -  Судя  по вашим натруженным рукам, я бы предположил, что вы
         работник физического труда, но внешность ваша, говорит  об  обрат -
         ном: вы не ткачиха и уж, тем более, не слесарь.
                -  А я молотобоец! - пошутила Лера.  -  Не похожа?
                -  Нет,  - посерьезнел Борис.  -  Вы хирург-стоматолог.
               Валерия вздрогнула от неожиданности  и  какого-то  жуткого
         необъяснимого чувства  страха. У неё возникло чувство, что  Борис знает о ней
         почти все, но играет с ней, как кошка с мышкой.
               -  Не  совсем  так,  - опомнилась она, стараясь
         взять себя в руки.  -  Я врач, это верно, но не стоматолог. - Ей очень хо -
         телось узнать, чем же закончится их игра в "угадайку".
                -  В таком  случае, вы  врач-реаниматолог. Другой  идентичной
         специальности в  медицине, где  требуется  недюжинная  сила, я  не
         знаю.  Во всяком случае, вы не костоправ.  Ведь так ?
                -  Да,  - обреченно вздохнула Лера, - вы угадали. Я врач-реаниматолог.
               И только сейчас она поняла, что ее встреча  с  Борисом  имеет
         под собой некую подоплеку, и встреча эта неотвратима и закономер -
         на.
                -  Чему  вы  так  удивлены? - Борис  был невозмутим, как и в
         прошлый раз.  -  Все довольно-таки просто. Я  использую  дедуктивный
         метод, как Шерлок Холмс.
                -  Да? - нервно засмеялась Лера. - А я,   грешным делом,  подумала, что
         вы выходец с того света.
               Теперь в  лице  переменился Борис. Его по-мужски очерченный
         рот скривила неприятная гримаса. Но уже через несколько секунд от
         его нервозности не осталось и следа.
                -  А  вы  кто по профессии, если, конечно, это не секрет? - про -
         должала Валерия, не заметив перемены в своем новом  знакомом.  -   У
         меня, к сожалению, нет таланта угадывания, как у вас.
                -  У  меня  самая  банальная  профессия, - ответил  Борис.  -
         Я - спортсмен, футболист. Играю за футбольный клуб "Бавария".
                -  Так вы живете в Германии? - На лице молодой  женщины  отрази -
         лось нескрываемое сожаление. Она сразу же сникла.
                -  Да, в Мюнхене.
                -  Вы женаты?
                -  Был женат. . .  -  Молодой человек напрягся.  Его глаза смотре -
         ли отрешенно, пальцы рук впились в ограду.
               Валерия поняла, что совершила ошибку,   задев больную струну
         в  душе своего нового знакомого. Вероятно, в жизни Бориса разыгра -
         лась какая-то драма.
                -  Простите, не стоило об этом. . .
                -  Вы ни в чем не виноваты. Просто. . . Я  безумно  любил  одну
         девушку.   Мы  поженились, у  нас  родился сын. А потом. . . Потом нас
         развели "добрые люди".
                -  И  теперь все? - с сочувствием и с какой-то затаенной на -
         деждой спросила Лера.
                -  Теперь все.
               Валерия ликовала: он свободен  от  брачных  уз!  Она  также
         чувствовала, что  нравится  Борису, но  из-за  своей  скромности и
         мужской гордости он не может сказать ей о своих чувствах. Да  и
         не мудрено: сегодня лишь вторая их встреча, а она уже ждет призна -
         ний. . . И тогда Лера решила действовать понастойчивее, вспомнив дам
         из всем известных латиноамериканских мыльных опер.
                -  Может,  вы дадите мне свой адрес ? - смело спросила она.  -  Я
         бы написала вам в Мюнхен. А вы бы мне ответили. . .  -  И молодая жен -
         щина  облегченно  вздохнула. Ей стоило немалых усилий поступиться
         одним из своих жизненных принципов.
                -  С  привеликим бы удовольствием,  - замялся Борис,  - но дело в
         том, что меня почти не бывает на месте. Сами  понимаете, постоянные
         разъезды, сборы, тренировки. Лучше дайте мне свой адрес.
                -  Сейчас напишу,  - радостно откликнулась  Лера, открывая  су -
         мочку.  - Я как раз захватила с собой ручку и листок бумаги.
                -  Не надо! - резко остановил ее  молодой  человек. - У  меня
         прекрасная память. Говорите адрес, я запомню.
               Валерия назвала адрес и подумала про себя:
               "Как  все-таки  обманчива  бывает внешность. Скользкий, как
         уж! Я к нему и так, и эдак, а он никак. Видимо, есть что-то, что удерживает
Бориса от знакомства со мной. Получается так: и хочется, и колется. . . "
                -  Борис, а  вы не хотели бы выпить со мной чашечку кофе? -
         Лера решила предпринять  последнюю  попытку  и  пойти
         ва-банк. - В Аджарии меня научили готовить настоящий турецкий ко -
         фе. Поедемте ко мне. Я живу одна. Посидим, послушаем музыку. Я  угощу
         вас  деревенским  салом из морозилки. Вы такую вкуснятину, наверное,
никогда не пробовали.
                -  К сожалению, в четырнадцать тридцать у меня  самолет. Я  и
         так задержался на несколько дней. . .
                -  А я подброшу вас в Шереметьево, - не сдавалась Лера.
                -  Спасибо, но я уже договорился с друзьями. . .
               Наконец, Валерии надоела вся эта тягомотина. Она не привыкла к тако -
         му обхождению . Гордость взяла свое. Она сухо прости -
         лась и, высоко вскинув голову и гордо  расправив  плечи, пошла  к
         выходу. Ее душа была вконец опустошена.
               Приехав домой, Лера, обессиленная  и  раздраженная, легла  на
         диван  и  придвинула к себе телефонный аппарат. С огромным трудом
         она дозвонилась до справочной "Шереметьево-2".
               К великому удивлению, на вопрос,  не отменен ли рейс на Мюн -
         хен в четырнадцать тридцать, мелодичный голос диспетчера ответил:
                -  Извините, но  вы,   вероятно,   ошиблись. Такого рейса нет и
         никогда не было.  Единственный рейс на Мюнхен самолетом Аэрофлота
         в  десять  часов  сорок пять минут. Номер рейса триста шестьдесят семь.
               В душе  Валерии шевельнулось нехорошее предчувствие, пока ещё
         слабенькое, и голос его был тих и невнятен.

               "Если Гржебовский сегодня приедет (а он приедет обязатель -
         но), я не знаю, как с ним себя вести, - думала  Валерия, готовя  са -
         лат. - Ну, никак не получается выкинуть его из головы! Совсем как
         чемодан без ручки: тяжело тащить и жалко бросить."
               Вечеринку назначили  на  семь  вечера, когда немного спадет
         жара, которая  всем уже порядком надоела, да и завтра  нет  дежурс -
         тва, поэтому не надо рано вставать.
               Лера решила много  не  готовить: мужчинам  на  горячее - лан -
         гет, дамам - рыбу. Легкая закуска, свежие  фрукты  и овощи, на десерт -
         кофе с мороженым. К фруктам - шампанское, к горячему  -  водка.
               Молодая женщина бросила взгляд на настенные часы.
               "Без четверти шесть. Еще есть время. Фарид с Розой, возможно,
         задержатся. Главное - Верочка  со  своим  кавалером. Надо  сделать
         так, чтобы Михаилу понравилась наша  дружная  компания. Только  бы
         Гржебовский не выпендривался."
               Как она и предполагала, первым приехал  Ярослав. Он  выложил
         на стол  банку  черной икры, кальмары и поставил бутылку шотланд -
         ского виски.
                -  Шикарно живешь! - присвистнула Валерия.  - Расходы не по до -
         ходам.
                -  Не волнуйся, - обиделся Ярослав,  - не украл.
               Лера тут же нашла для него занятие, чтобы  не  сидел  сложа
         руки и не таращил на нее глаза.  Она повязала передник поверх его
         элегантного светло-серого костюма и торжественно вручила ему нож.
                -  Резать  деликатесы - дело  мужское,  - смешно  наморщила   она
         нос. - А то я такими кусками нарублю, с палец  толщиной!
               Ярослав с томной грустью взглянул на нее.
                -  Давай, давай, режь, - усмехнулась  Валерия, - а  то смотришь таким
         жадным взглядом. Небось, голодный, скажи честно?
                -  Голодный,  - согласился Гржебовский, - но есть не хочу. Я  хочу
         тебя! - Он  вдруг  резко  притянул к себе Леру, сжал в объятиях и
         жадно припал губами к ее губам. - Пойдем,  - прошептал  он, задыхаясь
         от желания.
                -  У тебя, видно,  высокая температура, милый. - Валерия прило -
         жила ладонь к его холодному лбу. - Сейчас же ребята  придут. Или
         ты думал, что у нас будет ужин при свечах на двоих ? Режь давай, а
         я пока переоденусь.
               Ярослав до  боли стиснул зубы, состроил недовольную гримасу
         и повернулся к столу.
               Лера прошла  в спальню, надела черный брючный костюм и отк -
         рытую блузку. Она не хотела сегодня выделяться, так как цель  этой
         вечеринки была одна: как можно лучше разглядеть Михаила. А Верочка
         своей красотой должна затмить присутствующих дам.
               Михаил оказался  среднего  роста  молодым  мужчиной, строй -
         ным, как струна, улыбчивым, со светлорусой шевелюрой и веселыми го -
         лубыми глазами. Лере он понравился сразу,  и она почувствовала  к
         нему искреннюю симпатию.
                -  Парень  что надо! - подмигнула она Верочке.  -  Не краса -
         вец, но как говорится, "не славится красавица, а кому  что  нравит -
         ся. "Самое главное,  -  продолжала Лера, когда Михаил и Ярослав кури -
         ли на кухне, - тебе будет нелегко. Сразу настраивай себя на  то, что
         у  артистов  богемная  жизнь. Спектакли  в  основном идут вечера -
         ми, значит, домой Михаил будет возвращаться  поздно. А  там  разные
         презентации, ночные банкеты, а-ля  фуршеты, гастроли. . . У  тебя  то -
         же, скажем прямо, работа  не  сахар. Видеться  будете  редко. Поэто -
         му, если  он тебе нравится по-настоящему, и если ты питаешь к нему
         нежные чувства (я не говорю о любви, -  вы еще слишком мало
         знакомы), ты  должна взять инициативу в свои руки. Он уже один раз
         обжегся. Кто  виноват, он  или  его  бывшая  супруга, трудно   ска -
         зать. Значит  ты  должна создать такие условия, чтобы Михаилу было
         хорошо с тобой и его не тянуло на сторону.
               Верочка согласно  кивала. Валерия  видела, каким счастливым
         светом горят глаза подруги.
               " Кто  знает?  Может, этот Михаил - ее судьба? -  подумала Лера.  -
         Дай бог им счастья. "
               Фарид с  Розой немного запоздали. Им нужно было ещё пристроить ма -
         лыша, поэтому они дожидались, когда придет с работы мать Розы.
               Валерию всегда  умиляла  эта   необыкновенная   пара. Высо -
         кий, немного  сутуловатый Фарид, с длинными, словно у журавля нога -
         ми,   и его крошечная, как Дюймовочка, супруга. Разница в возрасте у
         них  была большая - двенадцать лет. Розе едва исполнилось во -
         семнадцать, когда она вышла замуж  за  тридцатилетнего  доктора, к
         тому  времени уже разведенного. Первая супруга Фарида, известная в
         Москве фотомодель, наставила ему рога с каким-то шейхом-миллионе -
         ром, вышла за него замуж и уехала не то в Кувейт, не то в Бахрейн.
               А Роза была вся домашняя, уютная, она была создана для семей -
         ной жизни. После родов молодая женщина сильно располнела и  стала
         похожа   на   Колобка. Но  Валерия  прекрасно  знала: если, не  дай
         бог, кто-то нелестно отзовется о его жене,  то Фарид  просто-напросто
         придушит обидчика.
               В этот вечер Ярослав курил одну сигарету  за  другой, много
         пил.  Лера видела, что он чем-то взволнован.
               Много танцевали. От выпитого виски всем стало весело. Михаил
         не отходил от Верочки ни на шаг. Валерия невольно залюбовалась этой
чудесной парой. Верочка в своем белоснежном костюме, оттеняющем
         ее смуглоту, была просто обворожительна. Михаил, обнимая ее за строй -
         ную талию и плотно прижимая к себе, водил в медленном танце.  Песни в
исполнении Хулио Иглесиаса прекрасно дополняли  интимную  обстановку. Создава -
         лось  впечатление, что  Михаил  и  Верочка одни в этой полутемной
         комнате, наполненной сладкой пленительной музыкой.
               Но вот  трогательная  мелодия  сменилась зажигательным ис -
         панским фламенко. Михал легонько отстранил партнершу от себя, выг -
         нулся,   вскинул  вверх руки, имитируя кастаньеты. В самозабвенном порыве,
он, как настоящий исполнитель фламенко, вытянулся, словно струна, и тенью 
заскользил на фоне стены. Зрители замерли в немом экстазе
         и только восторженно вздыхали. Но вот  танец  закончился, разгоря -
         ченный танцор рухнул на диван и блаженно прикрыл глаза. Раздались
         аплодисменты. У Валерии сжалось сердце от чувства несправедливос -
         ти и горького одиночества. Теперь она окончательно поняла, что за -
         видует подруге. Лера бросила косой взгляд на Ярослава.   В тот мо -
         мент его  густые иссиня - черные волосы при свете настольной лампы
         отливали серебром, взгляд красивых темных  глаз  с  приопущенными
         вниз  уголками застыл, чувственные губы скривились в саркастичес -
         кой усмешке.
               "Гржебовский  в  своем  репертуаре,  - подумала  Лера, тяжело
         вздохнув. - Вечно чем - то недоволен. "
               От выпитого виски шумело в голове, и Валерия выдернула дру -
         га из кресла, к которому он будто прирос.
                -  Пойдем, Славик, потанцуем,  - улыбнулась она. - А то ты сейчас
         уснешь.  Не могу видеть, как ты грустишь в гордом одиночестве, ког -
         да все вокруг веселятся.
               Ярослав поднялся, покачнулся  и  притянул молодую женщину к
         себе. Он принялся целовать ее в губы, в шею, ласкать ее пышные  во -
         лосы. Лера  задохнулась  от его грубых ласк, но в этот момент они были
         ей приятны.   Ей казалось, что земля уходит из-под ног, так было хорошо!
                - Я  люблю  тебя, моя  девочка, - тяжело  дыша  от  возбужде -
         ния, шептал  ей  на ухо Гржебовский. - Неужели ты до сих пор так и
         не поняла, что мы с тобой идеальная пара?
               "А может, и правда?  К чему испытывать  судьбу? - подумала
         Валерия. - Лучше синица в руках, чем журавль в небе. Надо выбросить
         Бориса из головы. Как говорится: "Мы странно встретились и стран -
         но разойдемся".   И видела-то я его всего лишь два раза.  Не такой
         уж плохой человек Ярослав. Бывают хуже. А рыцарей в  наше  время
         нет, и  нечего их ждать!  Если не пьяница, то, как правило,  него -
         дяй, а если человек добрый, то, как пить дать,  здорово зашибает.
В жилплощади я, слава  богу,  не нуждаюсь. А мама Ярослава как на это посмотрит?  А  что
         мама?  Как-нибудь переживет женитьбу любимого сыночка. Ведь Славик, как
         тесто сырое, из него можно лепить все, что вздумается. А что  каса -
         ется его вздорного характера, что ж, стерпится, слюбится."
               Опомнившись от ласк, Валерия вырвалась из объятий Гржебовс -
         кого и взглянула на него.  Глаза Ярослава в тот момент были полны
         слез.
               "Да, он уже здорово набрался!"
                Вдруг молодого человека  сильно  качнуло, и он чуть было не пере -
         вернул журнальный столик.
                -  Зачем ты столько пьешь, Слава ? -  Лера укоризненно покача -
         ла головой. - Ты же за рулем.
                -  А я и н-не с-собирался ехать домой! - Язык у Ярослава здорово
         заплетался.
                - Вот как! И что же ты собирался делать?
                - Останусь у тебя.  Сейчас ты меня положишь бай-бай, а
         потом придешь ко мне. Я буду тебя ждать.
                -  Ничего не получится! - отрезала Лера. -У меня в данный мо -
         мент нелетная погода.  Сейчас ты поедешь домой.  Я посажу тебя
         на такси, а завтра утром заберешь свою машину.
               Ярослав обиженно поджал губы.
                -  Ты прогоняешь меня?
                -  Прогоняю. Тебе нужно проспаться, радость моя, а то мама твоя
         наложит на меня взыскание за то, что я тебя спаиваю.
                -  Вздор! Мама на даче.
                -  Ну и что? Ты ведь завтра поедешь к ней, а от те -
         бя будет разить, как от винной бочки. Что она подумает о своем лю -
         бимом сыночке? А ну, давай собирайся. Я тебя провожу.
               Роза с Фаридом тоже засуетились.
                -  Мы, пожалуй, тоже поедем, - сказал Фарид.  -  Уже поздно, и  нам
         пора домой. Теще завтра рано вставать на работу,  да и тебе нужно
         отдохнуть. Спасибо. Все  было  очень  мило. Ты  не ходи, мы проводим
         Ярослава. По-моему, он здорово перебрал.
               Верочка не выпускала руку Михаила из  своей  ладони, а он
         смотрел на нее восторженными глазами. По всему было видно: подруга
         счастлива. Лера в душе радовалась за нее.
                - Хотите, оставайтесь  у  меня,  - предложила  она,  - места всем хватит.
                -  Спасибо,  -    поблагодарил  Михаил. - Мы, пожалуй, пройдемся
         немного. Правда, Верунчик? Рад был с вами познакомиться, Лера. Наде -
         юсь, что встреча эта не последняя.
                -  Справишься одна? -  кивнула Верочка на  стол,  заставленный
         грязной посудой.  - Может, помочь?
                -  Ступай, Джульетта! - шепнула Лера, чмокая подругу в щеку.  -  А
         то твой Ромео быстро найдет себе другую подружку. Я рада за тебя.
               Когда все разошлись, Валерия прибрала квартиру, перемыла по -
         суду  и пошла в душ. Глаза закрывались от усталости, на душе кошки
         скребли.
               Накинув халат, она вышла из ванной и негромко включила магнитофон с
         записью Пласидо Доминго. И тут  только  Лера замети -
         ла, что Милорд  как-то странно себя ведет.
               "Господи!  Ведь  я  же  забыла с ним погулять , - вспомнила
         она.  - Ну, уж теперь-то точно не пойду. Сил нет.  Да ничего, сходит на газетку."
               Милорд бегал по квартире и злобно ворчал. Шерсть у него на
         загривке поднялась дыбом.
                - Ты что,  мой  хороший? На кого ты так? - Валерия посмотрела в глазок
входной двери. В коридоре никого не  было.  - Нет там никого,  - сказала она  собаке.
- Отправляйся  спать немедленно!
               Но Милорд не слушал хозяйку. Обнажив белые клыки, он  метнулся в гостиную.
               Тут Лера вспомнила, что с этой вечеринкой забыла покормить собаку. Она прошла
на кухню, достала из холодильника кусок мяса  и позвала:
                -  Иди кушать, Милордик. Сегодня твоя хозяйка совсем про тебя забыла.
               Вдруг  она услышала ожесточенный лай. Милорд лаял громко, с
         надрывом, словно увидел злейшего врага.
               Валерия поспешила в гостиную.
               "Он что, взбесился?"
                -  Да успокоишься ты,  наконец?! - прикрикнула она
         на животное. - Наверное, уже полдома разбудил.
               Из магнитофона лился чарующий голос Пласидо Доминго. Он ис -
         полнял  финальную  арию  Каварадосси из оперы " Тоска ".
                "Горели звезды, благоухала ночь. . .
                Дверь тихо отворилась.
                Услышал я шелест одежды.
                Любимая вошла и на грудь мне упала. . .
                О, сладкие воспоминания,
                объятья, ласки и страстные лобзанья,
                как легкий дым, так быстро все исчезло. . .
                Мой час настал. . . "
               И в  самый  кульминационный  момент, когда певец с чувством
         выводил ". . . и вот я умираю. . . Но никогда я  так  не  жаждал  жиз -
         ни", Лера увидела, что в кресле возле окна сидит мужчина.
               Она почувствовала, как по ее спине  прополз  могильный  хо -
         лод, волосы на  голове  зашевелились от ужаса. Она метнулась к
         входной двери, пытаясь крикнуть: "Помогите!", но из горла  вылетел
         лишь слабый стон.
                -  Не пугайтесь, прошу вас, - услышала Валерия до боли  знако -
         мый голос. - И, пожалуйста, не надо никого звать.
               Лере показалось, что она сходит с ума.
               "Как, каким  образом  он  вошел в квартиру? - подумала
         она.  -  Здесь же девятый этаж. Может, я  забыла  закрыть  входную
         дверь, когда провожала гостей?"
               Но  дверь оказалась закрытой на три замка.
                -  Валерия! -  снова донесся голос из комнаты.  -  Идите  сюда. Я
         не причиню вам зла.
               По стене  Лера  добралась до большой комнаты и заглянула в
         дверной проем. Она не ошиблась. В кресле сидел Борис.
                -  Как вы оказались здесь? - заикаясь, спросила женщина.  -   По -
         чему не предупредили, что приедете? Вы что, прошли сквозь стену?
                -  Сядьте, пожалуйста, - сказал Келлер. - И не бойтесь, я  вам  сейчас  все  объясню.
               Словно по какому-то внутреннему приказу Лера послушно и беспомощ -
         но опустилась в кресло.
                -  Я слушаю вас, - произнесла она как можно спокойнее, призвав
         на  выручку  все  свое мужество и волю.  - Вы ведь обманули меня, когда сказали, что летите в
         Мюнхен, вовсе не собираясь туда  лететь. Зачем?  Такого
         рейса, который вы назвали, вообще не существует.
                -  Я  знаю, - согласился Борис. - Простите, что обманул вас. Я сделал
это без злого умысла. Сейчас вы поймете,  почему.
               Валерия бросила на странного собеседника гневный взгляд.
                -  Что  я должна понимать? -  возмутилась она.  -  Всю нашу пре -
         дыдущую встречу вы водили меня за нос, хитрили и  изворачивались.
         Я  к  вам  всей душой, а вы просто смеялись надо мной. А сейчас вы
         явились ко мне без приглашения, словно привидение.
                -  Ну, а если я и в самом  деле  привидение? - горько  усмехнулся  Борис.
                -  Между  прочим, это  совсем  не смешно! - взорвалась молодая
         женщина. - Я сегодня очень устала и не намерена слушать вашу бол -
         товню.  Немедленно освободите помещение. Я хочу спать.
               Борис не шелохнулся. Он словно прирос к креслу.
                -  Я вовсе не шучу,  - сказал он, и голос его чуть дрогнул.  -  Вы
         и в самом деле видите перед собой призрак, фантом.
               Валерия привстала  и инстинктивно протянула руку. Она попы -
         талась схватить гостя за рукав, но рука ее провалилась в пустоту.
                -  А-а-а!!! - истошно закричала  молодая  женщина, и  крик  ее
         потонул в ночной тишине. Она откинулась на спинку кресла и потеря -
         ла сознание.
               Очнулась она быстро. Ей почудилось, что все произошло во
         сне, однако, призрак сидел рядом. Лере хотелось вскочить
         и бежать скорее из своей квартиры  куда глаза глядят, но у нее
         не было сил даже пошевелить рукой.
                - Успокоились? - спросил тот, кого она называла Борисом. - Вот
         и хорошо. Теперь давайте поговорим о деле.
                -  О каком еще деле? - простонала Лера и не узнала свой голос.  -
         Что вам,  в конце концов, нужно от меня?
                -  Скажу честно. Мне необходима ваша помощь.
                -  Помощь?  Вам? -  удивилась она, все еще пребывая словно
         во сне.  -  Чем же я могу вам помочь?
               Борис немного помедлил, затем повернул голову в сторону Ва -
         лерии.  В его глазах застыли боль и мольба.
                -  Я выбрал вас орудием возмездия, - хладнокровно заявил он.
                -  Я  не  понимаю  вас,  - пожала плечами Лера.  -  Все это очень
         напоминает бред шизофреника. Почему именно меня?
                -  Вы узнаете об этом позже. . .
                -  И что я должна сделать?
                -  Все, о чем я рассказал вам тогда,  на кладбище, про  своего
         отца - чистая  правда. Только  рассказ этот не про моего отца, а про
         меня самого. Это меня убили тридцать лет тому  назад, это  я  был
         известным  в  Москве хоккеистом. Это моя могила находится рядом с
         могилой вашей матери.
               Валерия уже не сомневалась, что у нее поехала крыша.
               " И не мудрено,  - подумала она.  -   От  такого  шального  темпа
         жизни  недолго и свихнуться. Третий год без отпуска. Но если о се -
         годняшнем диалоге с привидением узнает наше начальство, меня
         точно уволят и отправят в психушку. "
                -  Мне  очень  жаль,  - с недоумением сказала она,  - но я-то тут
         при чем?  Почему из многомиллионной армии московских медиков  вы
         выбрали именно  меня? И потом, кому вы собираетесь мстить?
                -  Убийце,  - спокойно  ответил Борис, но молодая женщина заме -
         тила, что руки его напряглись, а глаза сверкнули ненавистью. - Пока
         мой  убийца ходит  по земле (а он жив, я знаю, хоть и прошло много
         лет), моя душа не успокоится.   По его вине я лишился всего: спор -
         тивной карьеры, любимой женщины, сына, который родился незадолго до
         моей смерти.
               Лера была уверена, что все это бред больного воображения, но  все  же
         она слушала Бориса, не перебивая.
                -  Итак,  - продолжал  он,  - подходим  к  самому главно -
         му. Через некоторое время мой убийца,  по воле рока,  попадет имен -
         но к вам в руки. И вы сделаете то, что он заслуживает. Вы перекрое -
         те ему кислород.
                -  Абсурд! - взорвалась  Лера. - Это немыслимо! Во-первых, как я
         узнаю, что это именно тот  самый убийца?  Во-вторых, можно  ли верить словам,
простите, не человека?  И  в-третьих, я никогда не пойду на сделку с совестью. Я давала клят -
         ву  Гиппократа и спасаю людям жизнь независимо от их социального
         положения и внутреннего состояния.
                -  Не горячитесь, Валерия, - остановил  женщину  Борис. - Этот
         подонок - заказной  убийца, который умело маскируется  под  порядочного челове -
         ка. На его совести не один десяток человеческих жизней (ни  в  чем
         не повинных, замечу!) И кто знает, сколько горя он еще принесет?!
                -  Как же я могу вам верить?
                -  К  сожалению, мне  нечем  доказать мою правоту, - с
         нескрываемой горечью ответил Борис, - прошу поверить мне на слово.
                -  Нет! Все это так странно и неправдоподобно! Не могу брать
         греха на душу. И так счастья в жизни нет. . .
               Борис как-то странно взглянул на Леру и по-доброму улыбнулся.
                -  Вам непременно улыбнется счастье. . .
                -  Вам-то  откуда  знать, что  мне улыбнется? - с сарказмом спросила Лера.
                -  Верьте мне. Все будет именно так, как я сказал. А теперь - до
         свидания. Хорошенько подумайте над моими словами. . .
               Видение исчезло.
               Валерия так  всю  ночь и просидела в кресле, скованная ужа -
         сом, не смея пошевелиться. Ей казалось, что все, что произошло с ней
         сегодня, было вовсе не с ней, а с кем-то другим. Встреча с привиде -
         нием напомнила ей фильм  известного  американского  режиссера  с
         Патриком Суэйзи в главной роли.
               Лишь только  когда  забрезжил рассвет, Лера осмелилась под -
         няться с кресла. Голова расскалывалась, словно  с  перепоя, в  ушах
         стоял  нудный  звон, к  горлу  подступал тошнотворный комок. Она, не раздеваясь,
бросилась на кровать, зарылась лицом в  подушки  и сразу забылась тяжелым
одурманивающим сном.


               Когда она  проснулась, стрелки  часов  уже подходили к двум
         часам дня.
               "Ну и приснится же такая чертовщина!" -  вздрогнула Лера, но
         тут же вспомнила, что это был не сон.
               Первым делом  она бросилась к телефону и замерла с трубкой
         в руке.
               "А кому, собственно говоря, я собираюсь звонить?"
               Но кому-то надо было немедленно позвонить и попросить  по -
         мощи. Кому? Верочке? Ее может не оказаться дома . Фариду? Он прим -
         чится немедленно, но  какой  от  него  сейчас  толк  ?  Ярославу?
         Он, бедный, вероятно, еще дрыхнет, или мучается головной болью после
         вчерашнего обильного возлияния.
               Лера лихорадочно  листала записную книжку. Не то. Все не то!
         И тут ее взгляд остановился на почти забытой фамилии.
               "Как же это я сразу не сообразила! - обрадовалась она.  -
         Марк Гольденблад !  Он же психиатр, работает в больнице имени Ганнушкина.
               Она тут же набрала номер его  рабочего  телефона. В  трубке
         послышался приятный женский голос.
                -  Добрый день,  -  поздоровалась Лера.  -  Не могли бы  вы  поз -
         вать Марка Александровича.
                -  К сожалению,  его сейчас  нет  на  мес -
         те,  - отозвался тот  же  голос.  -  Он в приемном отделении принимает
         больного. Что ему передать?
                -  Передайте, пожалуйста, что  звонила  Чистова. Если ему не тяжело, пусть перезвонит  мне.    Запишите  номер   моего телефона.
                -  Хорошо,  я передам ему. . .
               В трубке послышались короткие гудки.
               "Слава богу, на работе! - подумала Лера.  И она терпеливо замерла возле телефона.
               Марк позвонил ровно через час. Голос у него  был  бодрый  и  веселый, как всегда.
                -  Здравствуй, маленький! -  радостно прокричал в трубку Голь -
         денблад.  -  Что-то плохо тебя слышно.
                -  Привет, Марик!  Как дела? - обрадовалась Валерия.  -  Тыщу лет
         не слышала твоего голоса.
               Она представила на миг своего бывшего сокурсника и улыбну -
         лась. Марк вечно называл ее "маленький", хотя сам  был  на  целую
         голову ниже ее. Валерия вечно умилялась его неиссякаемому чувс -
         тву  юмора, самокритике, строгому к себе отношению.   Этот малень -
         кий, шустрый, как механический веник, очкарик с толстыми линзами  и
         огромным  портфелем, вносил какой-то странный порядок в их шебут -
         ную студенческую жизнь. Ни одна вечеринка не обходилась без  Мар -
         ка. Он был  тамадой, запевалой и заводилой. Все беспрекословно слу -
         шались и очень любили  этого  чудаковатого  маленького  человеч -
         ка. Как-то раз Марк признался Валерии в любви. Она взяла его тогда
         под мышки, оторвала от пола,  и чмокнула в щеку на глазах всей ау -
         дитории.   "Ты такой маленький, хорошенький, прямо карманный,  - ска -
         зала она ему, еле сдерживая смех.  - И что же мы будем  делать  с
         тобой, когда поженимся? В прятки играть? Да я ж тебя в постели не
         найду!" Марк ни чуточки тогда не обиделся, и дружба их  продолжа -
         лась  вплоть  до  самой ординатуры. А потом он все время удивлял -
         ся, как это Лера выбрала себе такую "не дамскую" работу?
               "В  медицине специальностей хоть отбавляй,  - рассуждал он,  -
         а ты как - никак тянешь на красный диплом. Почему бы  тебе  не  за -
         няться наукой?  Иди в гинекологию или в венерологию, на худой ко -
         нец. Там ты быстро настрочишь диссертацию. "
               Но Лера  никого  не  слушала и поступила так, как посчитала  нужным.
                -  Как  дела, Лерик? -   Слава богу, связь немного наладилась.  -
         Куда ты пропала? Как дела семейные ?
                -  Никак.   Развелась два года назад. Марик, мне срочно  нужна
         твоя помощь. - Валерия не стала откладывать дело в долгий ящик.
                -  О, эти женщины! - засмеялся в трубку Марк. - Они  зво -
         нят  мужчинам  лишь по неотложным делам. Шучу. Слушаю тебя, малень -
         кий.  Какова материя моей помощи?
               Валерия не знала,  как сказать, с чего начать.
                -  Мне нужна твоя консультация как психиатра.
                -  Что, проблемы у какого-нибудь родственника ?
                -  Нет, у меня.
                -  У тебя? Так-так.  Что-нибудь серьезное?
                -  Не знаю.
                -  Ладно, это не телефонный разговор.  В восемь вечера у меня
         кончается  дежурство.   К  девяти  я  мог бы подъехать к тебе домой.  Устроит?
               Валерия обрадовалась, что ей не надо ехать к Марку в
         клинику. Она была настолько опустошена и разбита, что не  могла  в
         таком  состоянии  управлять автомобилем, а на метро уж тем более
         ей не добраться .
                -  Спасибо, Марик,  - сказала она.  -  Ты настоящий друг.   Так в
         девять я тебя жду. Адрес помнишь?
                -  Нет, конечно. Забыл за столько лет.  Напомни старому холостяку.
               Валерия назвала адрес  и,  с облегчением  вздохнув, положила трубку.
               До визита  Гольденблада  оставалось еще целых пять часов, и
        она решила погулять с собакой и позвонить еще в  одно  место.


               Лера три  раза набирала нужный номер, но в трубке слышались   длинные гудки.
               "Конечно,  - подумала она, - прошло столько лет. Квартиру мог -
         ли продать, сдать, обменять, Танюшка наверняка вышла замуж, а  может
         уехала за границу. Родители ее уже тогда были в годах.   Все могло
         случиться. Что ж, позвоню попозже, может, все же повезет. "
               Марк, как и  обещал,  приехал ровно в девять вечера. Он пере -
         шагнул порог квартиры, волоча за собой свой неизменный  портфель,
         и протянул Лере букетик ландышей.
                -  Здравствуй, маленький! -  Гость приподнялся на цыпочки и еле
         дотянулся до Лериной щеки. - Прекрасно выглядишь.
               Гольденблад нисколько не изменился: все те же очки с  толс -
         тыми  стеклами, тот  же  костюм с белой сорочкой и галстуком, да и
         туфли на нем, кажется, были те же самые, что и раньше.
               "Сколько ему сейчас лет? -  подумала Лера. - Лет  со -
         рок. Помнится, он  был  самым старшим в нашей группе. Все же какой
         он странный ! - отметила она про себя.  - По-моему,   в своем дурдоме
         он стал еще чуднее!"
                - Кофе угостишь? -  улыбнулся Гольденблад. - Пошли на кухню, я
         ведь много курю.
               На кухне он взгромоздился на табурет и поставил свои крошечные
         ножки на нижнюю перекладину, так как до пола они не доставали.
                - Итак, что же у тебя приключилось? - Он  достал  из  пачки  сигарету и
чиркнул зажигалкой.
               Лера ждала  от друга помощи, но так и не осмелилась рассказать ему о Борисе.
                -  Знаешь, по моему, у меня  глюки,    сконфуженно  призналась она.
                -  По  твоему  или точно? - переспросил Марк.  -  От меня ничего
         скрывать не надо. Ты же ждешь конкретной помощи. И  потом, мы  ведь
         друг другу не чужие.
               Валерия глубоко вздохнула, набрав в легкие побольше воздуха, и выдала:
                - Точно.
               Она так нервничала, что бумажная салфетка, которую вертела в
         руках, превратилась в клочок ваты.
                -  Какого характера галлюцинации?  Зрительные или слуховые?
                -  И те и другие.
               Гольденблад сделался серьезным, внимательно следя за  Лерой из-под очков.
                -  И как давно ты стала замечать за собой такие явления ?
                -  Где-то месяц.
                -  Их периодичность?
                -  Мне трудно ответить. В течении месяца со  мной три раза
         происходили странные события, объяснения которым я не нахожу.
               Марк затушил в пепельнице сигарету и  достал  из  портфеля
         резиновый  молоточек с никелированной ручкой. Он тщательно обсле -
         довал Леру, обратив внимание на  коленные  рефлексы  и зрачки глаз.
                -  Ты  ведешь  диалог  с тем, кого видишь? - спросил он минуту  спустя.
                -  В том-то и дело, что веду.
                -  Да, дела неважнецкие,  - резюмировал Гольденблад.  - Что  будем делать?
                -  Класть меня в дурдом,  - серьезно ответила Валерия.
                -  Не  смеши Москву лаптями,  -  обрезал Марк.  -  До дурдома да -
         леко. Ты в отпуске-то когда последний раз была?
                Лера подняла глаза к потолку.
                -  Не помню.
                -  Вот видишь, - мои предсказания сбываются. Я оказался пророком.
Кроме неприятностей в виде скомканных и изуродованных нервных клеток
тебе в твоей реанимации ничего не  светит.
                -  Ты так думаешь? - слабо улыбнулась Валерия.
                -  Не думаю, а уверен!
                -  Так что же мне делать?
                -  Иди  в  отпуск  и  дуй из нашей дорогой столицы хоть в
         Рио-де-Жанейро, хоть в Буэнос-Айрес, хоть в Усть-Каменогорск.
                -  Да кто ж мне даст отпуск? - чуть не заплакала  Валерия.  -
         Наша смена   и   так  работает  с  одной  сестрой, хотя  положено
         три. Представляешь, что будет, если я уйду в отпуск?
                -  Я  представляю, что произойдет, если ты не пойдешь в от -
         пуск! -  прикрикнул на нее Марк, и на его лице отразилось негодова -
         ние.  -   Вот  тогда точно все дебилы мира радостно всплеснут рука -
         ми - их бесчисленная армия пополнится еще одним новобранцем.
               Валерия была в отчаянии.
                -  Так значит я. . .
                -  От диагноза пока воздержусь,  - возразил Марк,  - но могу ска -
         зать с полной уверенностью:  о так называемой большой психиатрии
         здесь  речи нет. Ты прекрасно ориентируешься в происходящих собы -
         тиях, вполне адекватна. Я не понимаю, что происходит с тобой, но ес -
         ли  ты в ближайшее время не изменишь свой образ жизни, может случиться
         непоправимое. Ты поняла меня, лапуля ?
               Лера кивнула.
                -  Вот и умница. - Марк взял её руку и  бережно
         поднес  к  своим  губам. - Я  люблю тебя. Надеюсь, все будет хоро -
         шо. Держи меня в курсе дел. Если что, - немедленно сообщи. Тогда будем
         думать конкретно.  Ну всё, я побежал. Проводи меня, маленький, а то я в свое
         проклятое Бутово доберусь только под утро.
               "Какая у него большая лысина!" - ахнула Валерия, закрывая за
         другом дверь.  -  А ведь еще совсем недавно он был похож  прической на Пушкина!"
                Ее ожидания не оправдались. Удовлетворения  от  встречи  с
Гольденбладом она не получила никакого. 

               Наконец - то трубку сняли, и на другом конце  провода  послы -
         шался давно забытый женский голос.
                - Слушаю вас. . .
               Это был голос ее школьной подруги Татьяны Гороховой. С  ней
         Валерия не виделась целых восемь лет.  В свое время Таня была из -
         вестной спортсменкой, чемпионкой мира по художественной  гимнасти -
         ке, а ее отец занимал видное место в Олимпийском комитете Советс -
         кого Союза. Ребята в школе дразнили Танюшку "цаплей"  из-за  ее
         длинных  ног, которые  росли  у нее, как говорится, от коренных зу -
         бов, не сознавая по молодости, какой ценностью обладает эта не  по
         годам длинная белобрысая девчонка.
                -  Алло!  Что  вы  молчите? - повторил голос в трубке.  -  Пожалуйста, говорите.
                -  Таня, привет! -  Лере было неловко, что она совсем за -
         была свою подругу и, если бы та ей сейчас не была нужна, не позвонила бы еще
столько же времени.
                -  Простите, кто говорит? - удивилась Татьяна.  -  Я что-то   не узнаю.
               " И не мудрено, " - подумала Лера.
                -  Попробую напомнить. Школа, выпускной вечер. . . На сцене
         пара, танцующая спортивный рок-н-рол. . .
                -  Лисичка! Ты?!
                -  Я, - и очень сожалею, что так долго тебе не звонила.  -  Лерина
         девичья  фамилия  была  Лисицина, и  в школе ее звали Лисичкой не
         столько из-за фамилии, сколько из-за рыжеватых волос, которые  она
         всегда носила в виде длинного пушистого хвоста.
                -  Я  так  рада твоему звонку! - Радость у подруги и в самом
         деле казалась искренней. - Ну расскажи, как ты?
                -  Да что рассказывать? - Валерия тяжело вздохнула.  -  Хвалить -
         ся нечем.   Окончила медицинский, работаю врачом в реанимации. Была
         замужем, развелась. Два года тому назад умерла мама. Теперь  совсем
         одна. Работа - дом, дом - работа. А ты как живешь? Чем занимаешься?
                -  С большим спортом давно рассталась.  -   Татьяна  говорила
         голосом уверенного в себе человека.  -  Занималась тренерской рабо -
         той, но в нашем государстве на такие деньги можно только сходить
         пару раз в баню.   Забросила это дело. Сейчас работаю манекенщицей
         у Славы Зайцева.
                -  Ну ты даешь! - присвистнула от восхищения Лера. - Молодец! Завидую!
                -  Завидовать, честно говоря, нечему,  - призналась  подруга.  -
         Работа адская, никакой личной жизни, бесконечные командировки.
                -  Как на это смотрит твой муж?
                -  Мой  муж  объелся  груш,  - рассмеялась Татьяна.  -  Вернее, не
         муж, а мужья.  Три раза была замужем, и все бестолку.
                -  А как родители?
                -  Родители, слава  богу,   живы-здоровы. Отец  старый, но  еще
         крепкий. Сейчас он с мамой на даче.
                -  Отец не работает?
                -  Да что ты?  На таких хлебных должностях старперов теперь
         не держат. Молодых безработных некуда девать.
                -  Жаль. . .  А связи у него сохранились
         какие-нибудь в Олимпийском комитете?
                -  Какой комитет, радость моя? -  повысила голос Татьяна.  -  Где
         он сейчас, этот комитет? Все давно уж развалилось.
                -  Обидно.
                -  А что ты хотела?
                -  Я хотела узнать, был ли в шестидесятых годах такой хокке -
         ист Борис Келлер, за какую команду он играл и правда  ли, что  его  убили?
                -  Зачем  тебе  все  это  нужно? - удивилась  Горохова.  - Ты
         что, книгу собираешься писать?
                -  Вроде того. Видишь ли, рядом с могилой моей матери  нахо -
         дится  могила  некоего  Келлера Бориса.   От вездесущих бабулек я
         слышала краем уха, что он в свое время  был  известным  в  Москве
         хоккеистом, и  что  будто  бы  его убили. Меня очень заинтересовал
         этот вопрос, и я хотела бы побольше узнать  об  этом  человеке  в
         плане просвещения, но к сожалению никаких сведений о нем нет.
               Наступила минутная тишина.
                -  Чем смогу, помогу.  -  Татьяна видимо ходила за ручкой и бу -
         магой. - Повтори еще раз фамилию.  Я запишу.
                -  Келлер  Борис  Германович. Год  рождения  1938. Год смерти
         1965.
                -  Быстро не обещаю,  - сказала Горохова.  -  Не знаю, когда смогу
         доехать до родителей. Работа, сама понимаешь.   Может, отец что-то и
         знает про твоего хоккеиста. Неделю на раскачку даешь?
                -  О чем разговор, Танюша!  Не горит,  - солгала Лера.  -   Конеч -
         но, как сможешь. Я тебе очень благодарна.
                -  Благодарить пока не за что.   Если что  узнаю, позвоню. Дай  свой телефон.
               Валерия продиктовала номер телефона и тепло  простилась  со школьной
         подругой. Сна не было. Половину ночи она просидела в кресле с кни -
         гой в руках и только под утро смогла уснуть.




               Приснился Валерии  жуткий  сон. Снилось  ей, что она лежит в
         своей спальне на кровати. На улице ночь, в квартире никого. И вдруг
         она  видит, что  в форточку ломится нечто темное страшное. Нет, это
         не было человеческим лицом  или  очертанием  человеческой  фигу -
         ры. Это  была  черная, бесформенная масса, и Валерия поняла, что это -
         Зло, и, если оно влетит в квартиру, то она умрёт. Конечно, в  действи -
         тельности,  то, что  она увидела, показалось бы ерундой, пустяком, но
         во сне тот страшный образ обрастал фантасмагорическими  деталями
         и от этого становился еще более жутким и ужасным.
                -  Мама!  Мамочка! - закричала  Валерия  во сне. - Помоги! -  но
         голос вырывался из горла лишь тоненькой струйкой.
               Когда она  очнулась, рядом сидел Милорд и лизал ее мокрые
         от слез глаза. Сердце колотилось, как бешеное, ночная сорочка  при -
         липла к телу.
                - Господи, страх-то  какой! - прошептала  Лера  и  облегченно
         вздохнула оттого, что это был всего лишь сон. Сомнений  нет: и  в квартире
и на улице все в полном порядке.
         Она прошла на кухню, все еще ощущая слабость в ногах  и дрожь  в
         руках,  открыла холодильник и налила себе целый бокал апельсино -
         вого сока. Холодный сок приятно обжег  горло, и  страх  постепенно
         исчез.
               "Странный сон,  - подумала Валерия. - Ко мне рвалось
         какое-то  зло. Это очень плохо. Но оно не смогло влететь
         в квартиру. Уже лучше. А кто может быть этим злом?  Борис? Возмож -
         но.   Ясно одно: с ним нужно держать ушки на макушке, иначе он погубит меня. "
               Больше ей уснуть так и не удалось.

               На следующий день, когда Лера вошла в отделение, Летковского там не было.
         На его месте лежал новый  пациент. Сердце  защемило  в
         груди от нехорошего предчувствия, и она бросила тревожный взгляд на  Верочку.
                -  Где?! - задохнулась Лера.
               Верочка преспокойно занималась своими делами.
                -  А  что ты так перепугалась?  А? - хитро прищурила она гла -
         за.  -  Можно подумать, что он единственный твой пациент. Почему  ты
         так о нем печешься?
                -  Да так. . ,  - пожала плечами Валерия.
                -  В  общую  палату перевели твоего Летковского, - улыбнулась
         Вера. - Уж спрашивал о тебе.
                -  Почему мой? -  обиделась Лера.  -  Просто жаль парня. . .
                -  Ладно уж, я пошутила. Сходи  к  мальчику. Он ждет тебя не дождется.
А он ничего! - недвусмысленно подмигнула Верочка.
                -  Как  тебе  не  стыдно? - возмутилась Валерия.  -  Он ведь еще
         совсем ребенок.
                -  Ничего себе ребенок! Видела я, какой он  ребенок. Вообще-то сейчас модно,
когда женщина старше мужчины лет на десять - пятнадцать.
                -  Не болтай ерунду! Ладно, я зайду к
         нему. Если что, - Фарид на месте. В какой палате лежит Летковский?
                -  В 302-м боксе.
               В палате, кроме Алексея, никого не было. Вторая койка  пусто -
         вала. Увидев Валерию, юноша заулыбался и попытался сесть.
                -  Лежи, Ленечка,  -  улыбнулась Чистова.  -  Как дела?
                -  О, кэй! Вашими молитвами.
               Лера придвинула стул поближе и села возле больного. Алексей
          тут же завладел ее рукой . Взгляд его темнокарих  глаз  светился  нежностью.
               Валерия пожалела о том, что пришла к Летковскому одна.
               " Молодой, да ранний,   - подумала она, пытаясь высвободить ла -
          донь  из  длинных  тонких  пальцев  юноши.   Но  он крепко держал
          ее. Лера отметила про себя, что Алексей чем-то  напоминает  ей
          Ярослава в миниатюре.  -  Видно, тот еще будет Дон-Жуан. "
               Но,  приглядевшись   повнимательней, она  отметила, что   во
          взгляде Алексея нет той самовлюбленности и нагловатости, которые
          она  привыкла  видеть в глазах Гржебовского.   Серьезный, твердый
          взгляд юноши свидетельствовал о том, что слов  на  ветер  он  не  бросает.
                -  Как вы ко мне относитесь, Валерия? - ни с  того, ни  с  сего спросил Алексей.
                -  Очень хорошо! -  улыбнулась она.
                -  Это не смешно! - резко оборвал женщину молодой  человек.  - Я серьезно спрашиваю.
                -  Я  и отвечаю серьезно. Как  может врач относиться к своему  пациенту?
                -  К пациенту ? - нахмурился юноша.  - И только?
                -  А  что,  собственно говоря,  ты хотел еще услышать?  Как я
         должна к тебе относиться?
                -  Не считайте меня легкомысленным,  - глубоко  вздохнул  Летковский.  -  Я никому
еще не говорил таких слов. Я люблю вас, и прошу  стать моей женой.
               Валерии показалось, что  она  ослышалась, поэтому молчала, не
         в силах произнести ни слова.
                -  Вы  не  думайте, я не бандит, не мафиози, и уж тем более не
         альфонс. Я вообще-то по своей природе неразговорчив, но мне  нужно
         вам все объяснить. Такое со мной происходит впервые.   Но я надеж -
         нее некоторых старперов, которые много обещают и мало делают. . .
                -  Ты это о чем? - не поняла Валерия.
               Юноша заметно  нервничал. Лера поняла, что одно резкое слово
         может повлечь за собой нежелательные последствия.
               " Мальчик слишком горяч и темпераментен,  - подумала она.  -  Не
         стоит ему сейчас ничего говорить.  Слаб еще. "
                -  Послушай, мой хороший,  - начала она.  -  Мы вернемся с тобой к
         этому разговору, но потом, когда ты  окончательно  поправишься. Это
         все  слишком серьезно и в одну минуту не решается. Встретимся вне
         больничных стен и тогда поговорим.
               Алексей кивнул.
                -  Обещаете?
                -  Обещаю,  - ласково улыбнулась Валерия.  -  Неужели у тебя  нет
         подруг-ровесниц? Вот уж никогда не поверю!
                -  И  правильно  сделаете,  -  нахмурился Летковский.  -  Подруг,
         как собак  нерезаных. Но они сами вешаются мне на шею. Я никого не
         прошу о таком одолжении.  Это все  несерьезно, а  я хочу - навеки, навсегда.
Вы - мой идеал женщины.
               Валерия вздрогнула, словно к телу ее прикоснулись раскален -
         ным железом.  Она поняла, что этот мальчик в свои восемнадцать лет
         вовсе не  шутит. Он  намного  серьезнее, чем  она  предполагала. Он
         заткнет  за  пояс многих солидных мужчин своей мудростью и фило -
         софскими рассуждениями.
                -  Родители  твои где? - перевела Лера разговор на другую те -
         му.  -  Почему к тебе никто не приходит?
                -  Почему  не приходят?  Приходят бабушка и друг Ромка. Мы с  ним, как братья.
                -  А мать с отцом у тебя есть?
                -  Есть. Они живут за границей.
                -  В какой стране?
                -  В Бельгии.
                -  А почему ты не с ними ?
                -  Что я там потерял ? -  недовольно поморщился  Алексей.  -   Я
         русский человек. Мне и здесь неплохо.
                -  Родители хоть помогают?
                -  На фига мне их помощь! -  зло выкрикнул юноша.  -  Пусть тра -
         хаются там в свое удовольствие.   Они давно об этом мечтали. Я сам
         себе помогаю. И бабушке. . .
               Валерия поняла, что  в семье Алексея произошла драма. Она не
         стала больше теребить его душу.
               В дверь в тот момент заглянула Верочка.
                -  К тебе там пришли,  - подмигнула она Валерии.
                -  Кто?
                -  Выйди в коридор, сама увидишь.
               Лера похлопала юношу по руке и поднялась со стула.
                -  Прости, мне нужно идти. Не скучай, Ленечка. По возможности я  буду тебя навещать.
                -  Так, значит, наш разговор остается в силе? -  удержал ее за  руку Алексей.
               Лера высвободила руку и серьезно посмотрела на него.
                -  Да. Только не надо на этом зацикливаться.
                -  О чем вы говорили? -  загорщическим голосом спросила  Ве -
         рочка, когда Валерия вышла из палаты.  -  Как пить дать о любви.
                -  О  ней, злодейке.  -  Валерия дотронулась пальцем до кончика
         носа подруги.  -  А тебе все-то надо знать.
               Верочка хмыкнула и обиженно поджала губы.
                -  Я же все понимаю,  - сказала она примирительно,  - и хочу, что -
         бы ты была счастлива.
                -  Любыми путями? И даже с этим юным мальчиком?
                -  А  чем  он тебя не устраивает?  Красивый мальчик, недурно сложен, современный.
                -  То-то  я смотрю , что ты выбрала себе совсем другого муж -
         чину:  солидного, с некоторым жизненным опытом, независимого в фи -
         нансовом отношении. Я что же по твоему похожа на извращенку?  Что
         я буду делать с этим сосунком?  В игрушки с  ним  играть  вместо
         мамки  ?  Пройдет несколько лет, и он возненавидит меня. А я этого   не хочу.

               Когда Валерия вышла в коридор, сбоку на нее надвинулся  ог -
         ромный букет нежнорозовых роз. И сейчас же из-за букета выглянуло
         улыбающееся синеглазое лицо молодого человека.
                -  Димочка! - радостно  воскликнула  Лера и, взяв лицо юноши в
         свои ладони, поцеловла его в щеку.  - Как я рада тебя видеть!
                -  Это вам, Валерия Вадимовна! -  Юноша протянул ей цветы
         и скромно заложил руки за спину.
                Дмитрий  был именно тем первым пациентом, которому
         начинающая врач спасла жизнь ровно два года тому назад.
                -  А разве сегодня. . ,  - не успела договорить Валерия.
                -  Шестнадцатое мая,  - подсказал Дмитрий.  - Вчера вы, к  сожале -
         нию,  не работали. Или к счастью...
                -  Спасибо, мой  мальчик, за  внимание,  -  улыбнулась Лера.  -   Ты не представляешь,
как я тронута твоим вниманием. Ну, расскажи, как ты? Как мама?
               "Какой же он хорошенький! - отметила про себя Валерия.  -  Вот
         только  шрам на самом видном месте от эндотрахеальной трубки его
         немного портит. Наверное девушки обращают на это  внимание. Теперь
         ему  нужно  постоянно  носить  рубашки с высокими воротничками, а
         сейчас жарко." - Дмитрий почти  месяц  находился  в  коме  после
         травмы  черепа и дышал при помощи аппарата искусственного дыхания.
                -  Все  нормально. Учусь на  втором курсе университета. После
         окончания думаю поступать  в  аспирантуру. Мама  вышла  замуж  за
         хорошего  человека.
                -  Я  искренне  рада  за вас обоих,  - улыбнулась Лера.  -  А как
         твой мотоцикл? Не катаешься больше?
                -  Нет,  - нахмурился Дмитрий.  -  Мотоцикл на свалке.   С ним покончено.
                -  Ну, и правильно. Зачем тебе снова рисковать?  Мото -
         цикл -  это гроб на колесах. Машина лучше!  Молодец, что поступил  в
         университет. Скажу  тебе  честно:  пусть  сейчас  тяжелые  време -
         на, пусть наука не в чести, но когда-нибудь все вернется на  круги
         своя, и  снова будет мода на ученых. Кстати, ты на каком факультете  учишься?
                -  На факультете психологии.
                -  Ну, ты даешь! -  восхищенно выдохнула Лера.  -  Слушай, юный
         психолог, не мог бы ты мне помочь в одном деле?
                -  С удовольствием, если смогу.
                -  Мне  нужна  литература  по оккультным наукам. - Она поняла, что Дмитрия
ей сам бог послал.  -  Может в  библиотеке найдутся какие - нибудь старые фолианты по парапсихологии?
                -  А что именно вас интересует? -  спокойно спросил юноша.
                -  Короче  говоря, меня  интересует литература о душах умерших, фантомах, привидениях.
                -  Ого!  Не хило! -  присвистнул Дмитрий.  -  Признайтесь, вы, на -
         верное, решили вступить в отряд охотников за привидениями?
                -  Почти  что так.  Вечерами, когда делать  нечего, хочу пощекотать себе нервишки.
                -  У  меня  есть  одна  неплохая  книга на эту тему,  -  вспомнил юно -
         ша.  - Думаю, в ней вы найдете все, что нужно. Завтра я вам позвоню  и
         подвезу, куда  скажете.   
               Дмитрий крепко  пожал руку доктору Лере и направился к
         выходу.  Она проводила его до лифта и вернулась в отделение.



               Дмитрий, как и  обещал, привез  Лере  массу литературы о еще
         неизученных явлениях. Обложившись книгами, она залегла на диване и
         углубилась  в чтение с надеждой найти в них хоть что-то полезное
         для себя, периодически запуская руку в корзиночку с сырными  кре -
         керами, которые она обожала.
               Первой книгой, которую открыла Валерия, была книга по  спиритиз -
         му. Видимо, она представляло собой большую ценность, так как была издана
в начале  XIX века. Со  временем  страницы  книги  пообтрепа -
         лись, текст потускнел, а в некоторых местах букв не было видно вообще.
               Книга была  занятная, но  сейчас вызов духов не представлял
         для Леры никакого интереса, и она отложила ее до лучших времен.
               Среди принесённых книг были некоторые по черной магии и гаданию.
Они тоже были отложены в сторону. Наконец, одна из книг по оккультизму
         ей показалась весьма интересной, и полистав её немного, она поняла, что
это именно то, что ей нужно.
               Лера стала с интересом листать страницу за  страницей, пока
         не дошла до раздела, посвященного духам, и вот что она прочла:
               "При появлении духа нередко наблюдается странное  поведе -
         ние животных, в основном кошек и собак. Они, как никто другой,  чувс -
         твуют присутствие призрака,  ведут себя беспокойно, мечутся по по -
         мещению, шерсть на спинах животных поднимается дыбом."
               "Именно  так вел себя Милорд, когда появился Борис, - поду -
         мала Валерия, ощутив неприятный холодок.  -   Еще одно такое посещение, и
я - в сумасшедшем доме. Главное, он требует невыполнимого.
Я - в роли палача! Бред какой-то!"
               Она стала  читать  дальше, и чем глубже вдумывалась в смысл
         написанного, тем сильнее ее охватывал ужас.
               "Духи - не просто безобидные бестелесные существа, они могут
         быть агрессивными и причинить  много  зла. Встретившись с  духом,
         нужно вести себя правильно и постараться не вызвать его гнева."
               " Так-так, это уже ближе к делу,  -  стараясь  унять  дрожь  в
         теле, подумала Валерия.  -  Что же в таком случае делать?  Как отвя -
         заться от нежелательного посетителя?"
               И вдруг:
               "Что касается духов, связанных с землей,  -  писал автор,  -  то
         если  перед  смертью они были одержимы навязчивой идеей, эта идея
         способна удержать их в нашем материальном мире. Эти  духи  своего
         рода  амфибии, они могут существовать и в этой жизни, и в иной, как
         черепахи живут и на суше, и в воде. Причиной того, что душа  оказы -
         вается  столь  крепко  привязанной  к жизни, которую покинуло те -
         ло, может быть любая сильная  страсть. Известно, что  такой  эффект
         производят  алчность, жажда мести, тревога, любовь, жалость. Как пра -
         вило, подобные чувства порождаются неисполненным желанием, поэтому  если
         это желание выполнить, то материальная связь ослабевает. Описано немало слу -
         чаев, когда духи преследуют людей с редкостным упорством, но исче -
         зают, стоит лишь выполнить их желание, причем иногда бывает доста -
         точно заменить предмет, которого они добиваются, чем-то сходным. "
               "Нужно  прислушаться к мнению умных людей, - сделала вывод
         молодая женщина.  - Иначе, этот призрак от меня не отвяжется. Но вот как уз -
         нать, какой именно человек ему нужен?"
               Она долго лежала, устремив взгляд  в  потолок.   Она  счита -
         ла, что несчастнее ее нет никого на свете. Рано или поздно призрак
         появится снова, хочет она того или нет.


               Заснула Валерия неожиданно и проспала  целых  полтора  ча -
         са. Она  проспала бы и больше, если бы над ухом вдруг не зат -
         резвонил телефон.    Лера не  сразу  опомнилась, и  только
         когда последние остатки сна улетучились, - сняла трубку.
               Звонил Ярослав. Вначале его  почти не было слышно, и Лера долго
         кричала в трубку "алло", - пока, наконец, там что-то не затрещало и связь 
более-менее наладилась.
                - Здравствуй, моя  девочка,  - первое, что услышала Валерия  - Ты, наверное,спала?
                -  Ну да, ты меня разбудил, - сердитым голосом ответила она.  -  От -
         куда звонишь? Почему межгород?
                -  Я звоню из Звенигорода.
                -  Каким же ветром тебя туда занесло?
                -  Ты что, забыла, я же на даче. А дача - под Звенигородом.
                -  Ах, да. . .  Что нибудь случилось? - довольно холодно спросила
         Лера.  -  Кстати, как ты себя чувствовал после перепоя?
                -  Хреново. Еле отошел,  - признался Гржебовский.  -  Но  это  все
         ерунда. Я вот  по  какому  поводу  звоню. Тридцатого мая у матушки
         день рождения. Она приглашает тебя. Я тоже очень прошу тебя  прие -
         хать. За одно отметим нашу помолвку, а утром поедем вместе в Моск -
         ву и подадим заявление в ЗАГС.
               Валерию всегда очень раздражало, когда за нее кто-то что-то
         решал.  Обычно она принимала решения самостоятельно.
                -  Повестка  дня  исчерпана? -   спросила она.  -  Ну, так вот. На
         день рождения к твоей маме я постараюсь приехать, насчет помолвки
         подумаю, а  с  ЗАГСом  придется повременить до осени. Летом играть
         свадьбу - самоубийство, а осенью - в самый раз. Медовый месяц проведем
         в Пальма де Майорке. Я всю жизнь об этом мечтала.  Ну, как тебе мой
         грандиозный план?
                -  Устраивает,  - разочарованно протянул Ярослав.  - Я теперь  на
         все согласен.  Правда, хотелось бы побыстрее. . .
                -  У тебя что, пожар? -  сорвалась Валерия.
                -  Пожар.
                -  И  наш  красавец-сердцеед решил выбрать меня на роль огнетушителя ?
                -  Ну, зачем же ты так, - обиделся молодой человек.  -  Я же к тебе всей душой. . .
          Как ехать,  не забыла?
                -  Как-нибудь сориентируюсь.
                -  Ну, всё, время  заканчивается,  - прокричал  в  трубку
         Ярослав.  -  Тридцатого мая жду.  Целую. . .
               Послышались короткие гудки.
               Лера повесила трубку  и чуть не разрыдалась.
               "Ну вот, ещё одна проблема,  - с досадой подумала она.  -  Но  здесь-то  уж
винить некого, сама виновата.  И зачем только согласилась ехать к
         ним на дачу? Могла бы придумать какую-нибудь отговорку. "
                И тут она вспомнила, что хотела посмотреть  по  телевизору
         матч  между командами России и Испании с чемпионата мира по во-
         лейболу. Валерия включила  телевизор и застыла у экрана с пультом
         в руке. Она была поклонницей и знатоком этого вида спорта,   ког -
         да-то играла сама и даже имела первый юношеский разряд.
               Волейбол был для нее своего рода наркотиком. И на площадке
         и  возле  телевизора  Лера  отдавалась ему полностью, забывая все
         на свете.   
               Сегодняшний матч был из разряда "так себе".  Русские долбили
         испанцев и у сетки  и на задней линии. Валерия знала, что судьба
         матча предрешена. Но у нее, как и у многих женщин, была  своя  сла -
         бость.  Она  любила красивых мужчин, а уж тем более мужчин с иде -
         альной фигурой. Поэтому при возможности не  пропускала  ни  одной
         спортивной программы.   Она преклонялась перед спортсменами, перед
         этими смелыми, мужественными людьми.   Тайком вздыхала у телевизо -
         ра, когда, облаченный в элегантные горнолыжные доспехи, по склону
         летел покоритель женских  сердец  итальянец  Альберто  Томба. Она
         обожала  бразильца Аэртона Сенну и француза Нельсона Пике, Габриэля Батистуту
из "Ювентуса"и хоккеиста Павла Буре. Но из всей  галереи  лидеров
мирового спорта она неизменно выделяла испанского
         красавца Рафаэля Паскуаля,  этого "крылатого  волейболиста", как  его
         называли  знатоки и любители этого вида спорта. И сейчас на фоне своей не
         очень выразительной команды Паскуаль  показывал  фигуры  высшего
         пилотажа. Ни один мяч, который он, взмывая ввысь,   посылал со сред -
         ней линии на площадку противника, не  брался  асами  российского
         волейбола.   "Кинжальный" - так окрестили удар Рафаэля телекоммен -
         таторы. Такой удар пробивал любой блок. Это было великолепно!  Ва -
         лерия прощала своему любимцу всё: и неудачные приемы мяча,  и соч -
         ную ругань, которой темпераментный испанец сопровождал неудачи своей
команды. Она удивлялась: какие же есть
         красивые мужики на свете! Возьми хоть Италию, Испанию или Латинс -
         кую Америку.  Почему же в России ни одного более-менее стоящего мужи -
         ка не осталось?
               Как и предполагала Лера,  матч закончился победой россиян в
         трех сетах, но она даже немножко расстроилась,   так  ей  хотелось
         видеть победителем своего любимца!
               Потом она  долго  гуляла  с  Милордом, прихватив для компании
         Катьку. Вернувшись домой, Валерия поняла, что  снова  одна, что
         скоро наступит ночь, и ее опять начнут одолевать страхи. И тем не менее, она
стала вдруг осознавать, что ей очень хочется снова увидеть Бориса.


               Вырвавшись из ада МКАД  и свернув на Новорижское шоссе, Ва -
         лерия сразу почувствовала облегчение. В окно машины пахнуло  све -
         жестью зелени и смолистым ароматом хвои.
               "Господи, какая  же благодать! - вздохнула полной грудью мо -
         лодая женщина. - Хоть чуточку побываю в раю."
               Был будний  день, и  ехать  по  шоссе было приятно: никто не
         сигналил, не нахальничал, не сидел на "хвосте".   Каждый выжимал из
         своей  тачки ровно столько, сколько можно было выжать, вовремя притормаживая
перед прячущимися в кустах инспекторами ГИБДД, .
               Таня Горохова объяснила толково, и через полчаса Валерия уже под -
         руливала к её даче - трехэтажному коттеджу из красного кирпича с изящными
башенками и огромной лоджией, протянувшейся по всему второму этажу.
               "Ничего себе бунгало! -  с восторгом и  некоторой  примесью
         зависти подумала Лера.  - Как Гржебовские не пыжатся и не ерепенят -
         ся, им до такого дворца ещё далеко!  И даже тех де -
         нег, которые  Ярослав  выручил от продажи квартиры своей покойной
         бабушки, хватило бы, пожалуй, на один лишь фундамент.  А его древняя
         "Мазда" , которой он так гордится,   на фоне этой красавицы вообще
         выглядит хреново, я  уж  не  говорю  о своем "Жигуле".  -  Возле до -
         ма, сверкая перламутром, стояла новенькая " Субару  -  Импреза". Зна -
         чит, в гараже  -  еще одна машина.
               Владелицей шикарной  иномарки  оказалась  Татьяна  Горохо -
         ва. Она  вышла к школьной подруге в экстравагантном длинном сара -
         фане с открытой спиной и едва прикрытой грудью.
                -  Это кто же к  нам  приехал? - воскликнула  Татьяна, заметив
         Валерию.  -  Сколько лет, сколько зим, пропащая душа!
               Женщины обнялись и расцеловались. Лера  заметила, что  за
         ними с ажурного крыльца внимательно наблюдает мужчина лет сорока
         в темных очках, одетый в белые брюки,   белую сорочку с  короткими
         рукавами и светлые туфли.
               Татьяна подвела гостью к мужчине и мило улыбнулась.
                -  Познакомься, дорогой, моя школьная подруга Валерия,  - кивну -
         ла она.
                -  Очень приятно, Анвар.  -  Мужчина говорил с сильным  акцен -
         том. Он слегка наклонил голову и галантно поцеловал Лере руку.
                -  Анвар  египтянин,  - пояснила  Татьяна.  -   Он  представитель
         крупной нефтяной компании в Москве и мой гражданский муж.
               Они стояли на крыльце, и Валерия старалась понять, какие
         перемены произошли в подруге за столько лет?
                -  Знаешь, а  ты совсем не изменилась, разве что похорошела,  -
         сделала комплимент Лера.  -  Молодец!  Как тебе  удается  сохранить
          красоту и изящество?
                -  Да ну, - небрежно пожала плечами Татьяна, - на мне что, дрова возят?
Просто
         нужно  себя любить и жить в свое удовольствие. Сауна, солярий, бас -
         сейн, тренажерный зал и все такое. Два раза в год мы с Анваром ез -
         дим в Египет на Красное море.
               " Да, - вздохнула про себя Лера,  -  нам такая жизнь не по  кар -
         ману.   Мне  бы хоть в Лыткарино съездить или в Бронницы, и то,
только в  том случае,  если отпуск да -
         дут.   Гржебовский молодец.   Он заявление подал, послал начальство
         куда  подальше и  спокойненько отдыхает у себя на дачке под кры -
         лышком у родимой матушки. А если я  надумаю  летом  отдохнуть, мне
         покажут фиг с маслом. Потому что анестезиологи, по
         разумению начальства, - белая кость, их есть кем заменить, а реанима -
         тологи - рабы на плантации. Они будут пахать до тех пор, пока не сдох -
         нут на боевом посту.   Наконец-то до  тебя, Вадимовна, стало  дохо -
         дить, - похвалила  она  себя, - что памятник при жизни тебе никто за
         твой тяжкий  труд  не  поставит. И  не надейся!  Перешагнут через твой бездыханный
         труп,  если ненароком свалишься при исполнении, немного повздыхают
         и дальше пойдут. "
                -  Папа   приготовил   тебе  сюрприз,  - прервала  размышления
         гостьи Татьяна.  -  Сейчас он  пока смотрит футбол. Наши  там с  кем-то
         играют.  Ну, это конец света! - жеманно повела она плечами.  -  Когда
         передают футбол, никто не смеет ни разговаривать, ни  дышать.   Все
         должны передвигаться по одной половице, а лучше вообще замереть и
         находиться в состоянии анабиоза до конца игры. Вот такие завихре -
         ния  у  моего старика! Ну, ничего, это скоро закончится, и мы будем
         ужинать. А пока, если ты не против, можно немного прогуляться.
               Татьяна подхватила  под руку  Анвара и повела его по дорожке
         мимо строящихся коттеджей к небольшому  лесочку, что  яркозеленой
         полосой выделялся на фоне синего майского небосклона. Валерия шла
         рядом и удивлялась, откуда у людей столько денег, чтобы  возводить
         такие хоромы.
               Разговаривали ни о чем, и гостья  заскучала. Она по -
         няла, что  Татьяна  изменилась не внешне, а внутренне, и что теперь
         между ними не осталось ничего общего, кроме воспоминаний. Леру стало тя -
         готить общение с людьми, по сути совершенно чужими для неё,
и она уже не чаяла, когда же, наконец, эта прогулка закончится.
               Когда минут через сорок они, наконец, вернулись, на крыльце дома  стоял
         отец Татьяны Василий Иванович Горохов и сладко потягивался.
                -  "Спартак" выиграл у дортмундской "Боруссии" со  счетом
         3:1,  - радостно доложил он, прекрасно, однако, понимая, что это сообщение окружающим до
         фонаря.  -  А что, дочка,  - обратился Василий Иванович к Татьяне,  - под -
         руга твоя еще не приехала?
               И тут вперед выступила Валерия.
                -  Здравствуйте, Василий Иванович,  - сказала она, подходя к хо -
         зяину и протягивая ему руку.  -  Как поживаете?
                -  Великолепно, сударыня,  - улыбнулся он.  -  А  вы, если  мне  не
         изменяет память, Валерия Лисицина, школьная подруга моей дочки?
                -  Да, вы не ошиблись. Я очень благодарна вам за то, что пригласи -
         ли меня к себе.
               Горохов серьезно посмотрел на Леру из-за стекол тонких оч -
         ков в золотой оправе и сделал приглашающий жест.
                -  Пройдемте в  мой  рабочий  кабинет, прошу  вас. А  ты,
егоза,  - обратился  он  к  дочери,  - скажи  матери, чтобы накрывала на
         стол.  Мы поговорим с дамой наедине. Тебе все равно это неинтерес -
         но. Кавалера своего забирай с собой. 
               Комната, куда пригласил  Валерию  старик, была  небольшой, но
         очень занятной. Она напоминала музей.   На стенах красовались ста -
         рые выцветшие плакаты со спортивной тематикой, фотографии улыбаю -
         щихся  спортсменов  и  спортсменок, почетные  грамоты, вымпелы, куб -
         ки. Возле окна стоял старинный письменный стол с обтянутой  зеле -
         ным сукном крышкой и ножками в виде львиных голов.  Рядом со сто -
         лом - старый кожаный диван и стеллаж с книгами.
               Лишь только дверь за Татьяной и Анваром  закрылась, Горохов
         с раздражением кивнул в их сторону.
                -  Видала?!  Будто  русских  мужиков мало,  -  сказал он с презрением.  -  Всё
каких-то чурок выискивает.
                -  А мне показалось, Анвар очень даже симпатичный,  - встала на защи -
         титу подруги Валерия.
                -  Симпатичный,  - недовольно проворчал Василий Иванович, жестом приг -
         лашая гостью присесть на диван. - Все они
         симпатичные, когда  спят  зубами к стенке. Что это я вдруг развор -
         чался? - спохватился он.  -  Рассказывай, сударыня, как живешь, где  ра -
         ботаешь? Сколько детишек? Про муженька расскажи. Мне все интерес -
         но. А то, видишь ли, пропала, и ни слуху о ней, ни духу. А ведь когда-то, я помню,
бывало, и дневала и ночевала у нас.
               Это было истинной правдой. Дом Гороховых  всегда  отличался
         шумным весельем, многолюдьем, гостеприимством.   Василий Иванович и
         Наталья Андреевна любили принимать у себя гостей,  причём,  гости часто
бывали знаменитые:  спортсмены, тренеры, ком -
         ментаторы, иногда даже известные актёры. Лера любила бывать у них.
                -  Нет  у  меня никого, Василий Иванович,  - вздохнула она.  - Ни
         мужа, ни детей.
                -  Как же так? - удивился тот.  -  Такая красавица и одна?  Бери
         пример с моей Таньки. Уж не один десяток мужиков  сменила. И
         каких всё выискивает: то бизнесмен, то дипломат!
                -  Да понимаете, мне просто некогда по мужикам-то бегать, - призналась 
Лера.  - Работаю  врачом в реанимации,  сутки через двое. Иногда до -
         мой приезжаю после дежурства, так еле добираюсь до кровати, какие
уж там мужики!
                -  Значит, спасаешь человеческие жизни? - одобрительно закивал
         Горохов.  -  Благородно, благородно.
                -  Так ведь Таня тоже работает. И в каком престижном мес -
         те - у самого  Зайцева!  Такой дочерью гордиться надо! - воскликнула Лера.
                -  Одним местом она хорошо работает! - взорвался Василий Ива -
         нович.  -  Первое время мы с матерью не знали, куда глаза девать  от
         стыда. Потом, вроде, привыкли. Работала бы тренером да работала, учи -
         ла бы детишек.  Так нет же, захотелось ей красивой жизни.  А ты ду -
         маешь, откуда все это ? -  обвел он взглядом комнату.  -  На одну пен -
         сию такой дом не выстроишь. Я тебе по секрету скажу: и дача, и  ма -
         шина, и тряпки заграничные - это все Танькино, нашего здесь нет  ни -
         чего.   А  мы  с матерью так, сторожа при ней. Если бы не Наташа со
         своим больным сердцем, я бы сроду сюда не приехал. У нее ведь  дом
         был  в Рязанской области, еще от родителей остался. Нам бы хватило
         его до конца дней своих. Так нет же! Эта сигарга, дочка наша,  уло -
         мала  мать  дом  продать и построить этот каменный мешок, будь он
         трижды неладен! Тут в такую жару и дышать-то нечем, не  то  что  в
         бревенчатой избенке. Мать,  ангельская душа, не смогла отказать лю -
         бимой дочке. Вот теперь и колупаемся. . .
               Валерии стало жаль этого симпатичного старичка. Она подумала
         о  том, что, наверное, если  бы  были  живы ее родители, постаралась
         устроить так, чтобы старость у них была  счастливая, без  каменных
         дворцов и иномарок - они им ни к чему. Просто нужно побольше чуткос -
         ти, ласки, заботы. Старики любят, когда их  внимательно  слушают  и
         поступают так, как они советуют.
                -  Да  тебе  это  неинтересно, девочка,  - опомнился  Горохов.  -
         Прости, что   пожаловался  по-стариковски. Честно  тебе  призна -
         юсь, хоть и есть у нас дочка, а как чужие мы для нее. Сами  виноваты, ба -
         ловали слишком в детстве.  Вот теперь и пожинаем плоды своего воспитания.
               Валерия не перебивала старика. Она понимала: сейчас ему  необходимо
         выговориться.  Но он сам вспомнил о причине её визита и снял с полки
старый запыленный дипломат.
               Открыв  его, он  извлек оттуда пачку фотографий, пере -
         вязанных тоненькой розовой ленточкой, аккуратно развязал  узе -
         лок и передал фотографии Лере.
                -  Дочка  сказала, что мы с матерью захламили всю кварти -
         ру,  - признался он.  -  Вот и приходится все дорогие сердцу  реликвии
         хранить  на даче . Смотри, здесь много интересного. Это история со -
         ветского спорта.
               Валерия с интересом разглядывала старые  фотографии. Не -
         которые из них пожелтели от времени, покрылись тоненькими трещин -
         ками и темными пятнами. На некоторых были отломаны уголки.
               На одной  из фотографий Лера увидела красивую молодую жен -
         щину в  гимнастическом костюме с гербом Советского Союза на гру -
         ди. Она готовилась к пируэту на бревне.
                -  Это  Зиночка Воронина,  - объяснил Василий Иванович.  -  "Мисс
         гимнастика" - 65. Обворожительная женщина. А это  еще  одна  Ворони -
         на,  - взял он следующий снимок,  - Инга, знаменитая конькобежка. Ее муж
         топором зарубил. А  вот, гляди - это мы  с  Левой  Яшиным. Славный   му -
         жик! - добавил он, явно  гордясь дружбой со звездой советского футбола.
               Знаменитые пловцы, легкоатлеты, борцы, боксеры, целая  галерея
         знаменитых совестких спортсменов предстала перед глазами Валерии.
                -  А это знаешь кто? - спросил Горохов, протягивая молодой жен -
         щине  большую  черно-белую фотографию.  -  Наверное, не знаешь. Когда
         он играл, ты под стол пешком ходила.
               Валерия внимательно посмотрела на улыбающегося  шатена  с
         густыми черными бровями и уверенно сказала:
                -  Я знаю. Это знаменитый хоккеист Валерий Харламов.
                -  Умница. Конечно же,  это  Валерик,  - царствие  ему  небес -
         ное! - хоккеист века, любимец мой. Такие бриллианты, как он,  рождают -
         ся  очень  редко. Пожалуй, из  современных  хоккеистов  Паша  Буре
         чем-то его напоминает, да еще Боря Келлер. Кстати,  у Бори с Валерой
даже судьбы  чем-то схожи. Но Келлер из другой плеяды  спортсменов, более
         ранней.
               У Валерии похолодело внутри: Василий Иванович  упомянул  ее
          странного  знакомого. Теперь она поняла, почему Горохов начал из -
          далека. Наверное, сейчас она увидит Бориса на фотографии.
               И точно, следующий снимок запечатлел советских хоккеистов в
          полной  экипировке  с  медалями на груди. В центре стоял капитан
          команды. Он держал на поднятых руках внушительного размера кубок.
                -  Это  1965 год, чемпионат мира в Тампере,  - объяснил Горо -
          хов.  -  Вот он, Келлер, третий слева в первом  ряду. Очень  милый  и
          обаятельный был  молодой  человек. В нем  и в помине не было той хамоватой
          грубости, которая часто бывает присуща  многим  знаменитым  спортсменам.
Девчата   его очень любили.   И шведки, и финки, и чешки, бывало, просто забрасы -
          вали его цветами. Ребята из сборной донжуаном его считали. А он  вовсе не
          был донжуаном. Скромнягой он был и женился на совсем простой
          девушке.  Она работала медсестрой в госпитале, где он лежал с оче -
          редной травмой. На его похоронах ее еле оттащили от гроба!
               Но Валерии  не  надо было объяснять, в каком ряду находится
          Келлер. Она узнала его сразу.
                -  А  что  было потом? - спросила Лера дрогнувшем голосом.  -  Я
          слышала, что у него незадолго до смерти сын родился.
                -  Совершенно верно, назвали его Глебом в честь отца Елены, его жены.
Сразу же после похорон она увезла ребёнка
          в Ленинград к своим родителям, да так там и осталась. Если мне не
          изменяет память, Глебу-то сейчас, наверное, уже около тридцати.
               В этот момент в дверь заглянула Татьяна и пригласила их к столу.
У Леры не было  особого  желания  сидеть  за
          столом и хлопать глазами, не зная, о чем говорить, но отказываться
          было неудобно.
                -  После ужина я тебе покажу еще кое-что интересное,  - пообе -
          щал Горохов  Лере. Ему  было  приятно  найти в лице школьной
          подруги дочери внимательного слушателя и собеседника.
               Наталья Андреевна очень обрадовалась, увидев Валерию, но по -
          говорить с ней так и не смогла. Она, как  Золушка,  бегала
          от  стола  к  кухне и обратно, носила тарелки, подносы, салатники.
          Татьяна между тем даже пальцем не пошевелила, чтобы помочь мате -
          ри.  Она  с аппетитом поглощала пищу, обильно запивая ее "Кьянти".
               Валерии есть не хотелось, но приличие  требовало, чтобы  она
          хотя бы сделала вид, что ужинает вместе с хозяевами. Она положила
          на тарелку две дымящиеся картофелины и начала машинально разми -
          нать их  вилкой , уставившись на едва заметное пятнышко на зеле -
          новато-голубой клеенке, которой был накрыт обеденный стол.
               Кроме сока  и  минеральной  воды Лера ничего больше не пи -
          ла. Она думала о том, что если ее темпераментная подруга  садится
          в таком состоянии за руль,  недалеко до беды. Сама же Лера, когда
          была за рулем,  не позволяла себе даже пива.
               После ужина  Татьяна  с Анваром удалились на второй этаж, а
          Валерия предложила хозяйке помочь убрать со стола и вымыть  посуду.
                -  Да что ты, деточка! - сказала та.  -  В кои веки при -
          ехала  к  нам в гости и будешь  руки пачкать. Я сама все сде -
          лаю, а ты лучше с Василием Ивановичем поговори. Он так тебя ждал!
               И Лера  снова уединилась с Гороховым в его рабочем кабине -
          те. Она, во-первых, боялась обидеть старика, хотя пора уже было возвращаться
          домой, а во-вторых, она пока ещё не узнала того,  что хотела узнать у Василия Ивановича,
и из-за чего, собственно, сюда и приехала.
               Тем временем, он принес откуда-то кинопроектор и коробку с
          пленкой. Наладив аппарат, он  заправил  пленку, повесил  на  стену
          клеенчатый экран и плотно задернул шторы на окне.
               Зажжужал мотор, замелькали  пустые  кадры, и  Валерия с ностальгией
вспомнила пионерский лагерь и любимые кинофильмы, которые
          ежедневно показывали в клубе. Какие это славные были времена!
                -  Это  сейчас  разные  хитроумные  приспособления придума -
          ли: видеокамеры там, видеомагнитофоны. Отснял, вставил и смотри  на
          здоровье: и  видимость тебе, и цвет,   и звук,  - комментировал Горо -
          хов.  - А раньше все было по-другому:  отсними, прояви  пленочку, и
          только  тогда  можешь  смотреть фильм, правда, ни цвета тебе,   ни
          звука. Сейчас уж и пленка-то такая, наверное, не продается.
               Но вот на экране появилась ледовая арена. Потом на лед вые -
          хали хоккеисты, начался матч.
                -  Чемпионат мира 1965 года,  - пояснил Горохов.  -  Наша сборная
          играет с "Тре Крунур", то бишь, со шведами. Сейчас Келлера  уви -
          дишь. Он  играет под номером восемь.   Понаблюдай за ним. Не зря в
          свое время иностранные журналисты окрестили его "Русским дьяволом". На пло -
          щадке  Боря был метеором. Почти каждый его прорыв к воротам про -
          тивника заканчивался голом.   А так, вообще, он за московский "  Спартак"
          играл. Кстати, это его последний чемпионат.
               И правда, на площадке Келлер творил чудеса.
                -  Что же с ним произошло? - спросила Лера, стараясь сохранять
          спокойствие.
                -  Трагедия случилась. Несчастный случай. Ехал он летом с дачи
на собственной машине и разбился.
                -  Как разбился?! - подскочила  молодая  женщина, не  в  силах
          сдержать эмоции.  -  А я слышала, что его убили.
                -  Да нет, сударыня,  - возразил Горохов, - разбился Боря на  ма -
          шине. То  ли  с  управлением  не справился, то ли задремал за ру -
          лем, то ли ехал поддатый, - говорят,   с ним это частенько  случа -
          лось, особенно в последнее время,  - не знаю, врать не буду.   Только
          ухнул он с железнодорожного моста  прямо  на  рельсы. Хорошо, что
          поезд в этот момент мимо не проходил. Машина его, новенькая "Вол -
          га" представляла собой груду металла.  Хоронили Келлера в закры -
          том гробу, потому что изувечен он был до неузнаваемости.
               Леру трясло  мелкой  дрожью, хотя на улице стояла жара. Зубы
         плясали во рту от ужаса.
                -  А мне говорили, что Келлер ни капли в рот не брал,  -  хрип -
         ло проговорила она и не узнала своего голоса.
                -  Да я, в принципе, ни разу и не видел Бориса  пьяным,  - приз -
         нался Василий Иванович, - но судмедэкспертиза вроде бы подтверди -
         ла в тот момент наличие алкоголя у него в крови.   И ребята гово -
         рили. . .
               Валерия уже ничего не видела на экране.   Она думала о сво -
         ем. Зачем понадобилось призраку обманывать ее? Какую он преследу -
         ет цель?  А вдруг, толкая ее на преступление, привидение хочет за -
         получить ее душу ?
               "Что же делать? - лихорадочно соображала Лера.  -  В этом воп -
         росе мне никто не поможет. Придется думать самой. "
               И,  поспешно поблагодарив Горохова и простившись с Натальей
         Андреевной, она  села  за  руль  и поехала домой. Татьяна со своим
         очередным любовником,  судя по всему,  уже спали.
               По дороге, чтобы немного забыться, она взяла первую попавшу -
         юся кассету и вставила ее в магнитолу. Это был Иглесиас с песней "La
         Nave del Olvido. " *

         * La Nave del Olvido( исп. )  -  Корабль Забвения.

               " Esperа un poco, un poquito mas,  - страстно выводил певец,  -
                para llevarte mi feliсidad. . . **

         ** Подожди немного, совсем чуть-чуть,  чтобы пришло к тебе  мое счастье. . .

                " Пусть она ждет сколько угодно. Это ее дело. А  я  больше
          ждать не хочу!  -  В груди Валерии бушевал вулкан.  -  Ни немного, ни
          чуть-чуть! Нисколько!  Где оно, мое счастье? Видно,  совсем забыло
          дорогу ко мне.  Пожалуй, для меня сейчас самый разумный шаг выйти
          замуж. А так как, кроме Гржебовского в данный момент другой  кан -
          дидатуры на горизонте не предвидится, придется выходить за него.
          И чем скорее, тем лучше. "



               Утром, войдя в  отделение, Лера  почувствовала, что что-то не
         так. И очень скоро она поняла, чем вызвано  это  непонятное  чувс -
         тво. Оказывается, из  командировки вернулся шеф и собирается пройтись по отде -
         лению с проверкой. Верочка драила стены, Фарид осматривал больных,
         а у Валерии был такой испуганный вид, словно она увидела гремучую
         змею.
                -  Почему вы мне не позвонили, что грядет  проверка? - накину -
         лась она на коллег, но ее гнев сразу же остудил Фарид.
                -  А ты дома-то вообще  бываешь, мать? - спокойно  улыбнулся
         он.  -  Ну и в чем криминал?  Подумаешь, шеф заглянет. Следить за по -
         рядком - входит в его должностные обязанности. По моему, у нас все в
         идеальном  состоянии. А если ему вдруг что-то не понравится, пусть
         сам работает в таких условиях. Техника допотопная, инструментов не
         хватает, медикаментов тоже.   Мы  что, факиры?  Это старик Хоттабыч
         может вырвать из своей бороденки волосок, потеребить его  и  ска -
         зать: "Трах - тибидох. . . "   -   и  вот тебе ковер-самолет или верб -
         люд, нагруженный специями. А у нас, как у латыша. . .
                -  Ха - ха - ха! -  звонко засмеялась Верочка.  -  Так что там у ла -
         тыша?
                -  Хрен  да душа,  - резко обернулся к ней Фарид.  -  Можно поду -
         мать, ты раньше не слышала этой поговорки. Так я что, не прав?
                -  Прав, конечно, прав! -   закивала  головой  медсестра, давясь смехом.
                -  Ну,  слава богу, хоть немного вас рассмешил!
               Слухи оказались напрасными, Анатолий Петрович  в  тот  день
         делать  обход не стал. Он был занят в операционной, куда привезли
         тяжелого больного. Когда напряжение от ожидания прошло, все с  об -
         легчением  вздохнули  и  дружно  решили попить кофейку. Отделение
         сверкало чистотой - значит,  полезно иногда устраивать встряску.
                -  Завтра вечером в Большой пойдем,  - шепнула Верочка на  ухо
         Валерии, когда все успокоилось.  -  Миша обещал оставить две контра -
         марки для тебя и для меня.
                -  С удовольствием,  - обрадовалась Лера.  - Тыщу лет в театре не
         была. А какой балет?
                -  "Щелкунчик".   У Миши там небольшая роль. Он будет китайс -
         кого болванчика танцевать.
                -  Ты бы попросила Михаила, чтобы он Розу с Фаридом  пригласил.
                -  Обязательно попрошу,  - кивнула  Вера.  -   Я  уже  думала  об
         этом. Сначала сходим мы, потом они.
                -  Ну, а так у вас с Михаилом все нормально? - спросила Лера.
                -  Даже боюсь говорить, чтобы не сглазить.
                -  Тогда не говори.
               В этот момент в дверь просунулась чья-то голова, и  Валерия
         узнала  в  обладателе  темной взъерошенной шевелюры Алексея Лет -
         ковского. Она поспешно вышла в коридор и  серьезно  взглянула  на  юношу.
                -  Разве ты уже ходишь? - спросила она.
                -  Лечащий врач разрешил.
                -  Игорь Иванович?
                -  Не знаю. Длинный такой в очках.
                -  Сегодня какое число?
                -  Двадцать восьмое мая.
                -  Господи! - воскликнула Валерия.  -   Почти  месяц  прошел. Все
         правильно. Тебе давно уже можно ходить. А как сам?
                -  Отлично! Скоро на выписку. Вы мне свой телефон домаш -
         ний дадите? - вдруг спросил Алексей.
                -  Зачем?
                -  Как зачем?  Разве вы не помните, что нам предстоит серь -
         езный разговор?
                -  Я думала, ты успокоился.
                Алексей сердито сдвинул брови и закусил нижнюю губу.
                -  Я не успокоюсь до тех пор, пока на вашем безымянном паль -
         це не будет сверкать обручальное кольцо. Точно  такое  же  должно
         быть и на моем.
                "Ничего себе заявочки! -  возмутилась Валерия.  -  Этого  мне
         только не хватало. "
                -  Так  ты  ж  меня совсем не знаешь! - попыталась возразить
         она.  - Имей ввиду,  что я злая, сварливая, грубая. Я уже один  раз  была  замужем. Так
         вот, мой бывший супруг убежал от меня без оглядки.
                -  Ну и дурак! - пожал плечами Летковский.  -  Я не убегу.
      " Господи! - с  тоской  подумала Лера.  -  Почему мне везет, как
         утопленнику? Что я,  хуже других?  Все бабы, как бабы, а  я  вечно
         вступлю то в дерьмо, то в партию. Первый мужик был непутевым,  вто -
         рой тоже ни с чем пирог, а третий вообще сосунок. Ну, хоть  головой
         об стену!"
                -  Ладно, вот тебе мой телефон. - Валерия достала из кармана
         халата ручку и написала на клочке бумаги  свой  номер  телефона.  -
         Прости, у меня  сейчас нет времени. Меня вызывает главный врач. Бу -
         дет время, я к тебе загляну.
               И она ушла, но не к главному врачу, а  в  операционную, чтобы
         поточнее узнать о новом пациенте, которого скоро должны были при -
         везти к ним в отделение.   В каждом новом больном она видела свою
         потенциальную жертву.


               Потребность поделиться секретом естественна независимо  от
         того, чей это секрет - твой собственный или чужой.  В таком случае
         секрет доверяют либо дневнику, либо какому-то другому  лицу. Вале -
         рия  дневник никогда не вела, поэтому она решила поделиться своей
         тайной с лучшей подругой медсестрой Верочкой Левашевой.
               Вечером следующего дня Верочка ждала Валерию возле входа в
         Большой театр.  Перед тем как встретиться с подругой, Лера объеха -
         ла пол-Москвы в поисках подарка  для  своей  будущей  свекрови, и
         только в ЦУМЕ нашла именно то, что искала.
               Вера уже ждала ее у входа в театр. Им нужно было еще отсто -
         ять огромную  очередь к окошку администратора, чтобы получить кон -
         рамарку. К счастью, очередь продвигалась быстро, и очень скоро под -
         ругам выдали  пропуск  на  два лица с местами на балконе второго
         яруса.
                -  Конечно,  -  как бы  оправдываясь,  сказала  Верочка, - Миша
         ведь не ведущий артист.
                -  Да что ты! - возразила Лера.  -  Передай ему огромное  спаси -
         бо. Какая разница, где сидеть  -  лишь бы хорошо было видно.
               Первым делом Валерия потянула подругу в буфет.
                -  Пойдем выпьем что-нибудь,  - предложила она.
               Это было  первым  признаком того, что что-то случилось. Вера
         удивленно вскинула тонкие брови.
                -  Я  не узнаю тебя,  подруга,  -  взяла она Леру под руку.  -  Что
         с тобой? На тебе лица нет.
                -  Ты сегодня можешь у меня переночевать? - спросила Лера.
                -  Смогу. А что случилось?
                -  Я боюсь быть одна.
                -  Ты что, заболела?
                -  Не знаю, что со мной. Все тебе расскажу, но не тут, а дома, и тогда
         ты мне посоветуешь, как жить дальше.
               Они взяли   бутылку   шампанского, пирожные, плитку  шокола -
         да. Удобно расположившись за столиком возле окна, Вера откупорила
         бутылку и разлила шампанское по бокалам.
                -  Я, вообще-то, давно заметила, что с тобой что-то неладное  творится,  -
         призналась она.  -  Но как-то все стеснялась спросить. Думала, что со временем ты
         сама мне все расскажешь. Поклянись, что это  не  связано  с  твоим  здоровьем.
                -  Нет, тут совсем другое,  -  задумчиво сказала Лера.  -  Иногда мне ка -
         жется, что я схожу с ума.
                -  И не мудрено. Сколько раз я тебе говорила, чтобы ты нашла
         себе нормального мужика. 
                -  Да  где  ж  его  найти, нормального-то ? - засмеялась Вале -
         рия. Смех получился жалким и неубедительным. Он  колом  застрял  в
         горле.  -   Не  буду  же  я  орать на площади "трех вокзалов":  "Эй, люди!
Мне срочно нужен мужик!"
                -  А что  Гржебовский? - осторожно  спросила  Вера, прекрасно
         понимая, что для подруги это, пожалуй,  самый больной вопрос.
                Валерия опустила бокал с шампанским на столик и беспомощ -
         но покрутила его в руках. На ее глаза невольно навернулись слезы.
                -  Понимаешь, это не тот человек, который мне нужен. Он очень
         красивый, даже слишком красивый, умный, современный. Выйдя  за  него
         замуж, я, наверное, стану предметом  для зависти, потому что на фоне
         картинной внешности Ярослава буду выглядеть серой мышью. Но дело даже не
         в этом. Я не люблю его и не верю в его любовь ко мне, хотя он кля -
         нется и божится, что жить без меня не может. Это лишь громкие сло -
         ва! Я считаю, настоящий мужчина должен быть скромным,  немногослов -
         ным.  К чему пышные, громкие фразы? В них кроется коварство. Насто -
         ящая любовь подтверждается делами, а не болтовней. Она должна быть
         нежной.  А громкие слова и дорогие розы, которые на следующий день
         превращаются  в  гербарий,  - это все елочная мишура. В конце концов
Ярослав поймёт, что совершил ошибку и постарается  исправить ее. Но я все
равно выйду за него замуж.
               Верочка посмотрела на подругу широко открытыми глазами и пока -
         чала головой.
                -  Тогда зачем ты хочешь выйти за него замуж?
                -  У меня нет другого выхода! - обреченно склонила голову Валерия.
                -  Какого выхода? Из чего выхода?
                -  Из  создавшейся  ситуации. Но  об  этом  потом. Пошли   в
         зал, уже -  третий звонок.
               Они поднялись на балкон и заняли свои  места. Валерия  нес -
         колько раз видела этот чудесный балет. Она любила музыку Чайковс -
         кого. Вообще ей нравились  музыкальные  спектакли, но  сегодня  ее
         мысли были  далеко отсюда. Музыки она почти не слышала, актеров не
         видела. Она опомнилась только тогда, когда Верочка легонько  толк -
         нула ее локтем.
                -  Узнаешь? - шепнула она, гордо вскинув голову.
                Именно в  тот  момент  на сцене Михаил исполнял танец ки -
         тайской куклы. Валерия никогда бы не узнала его под толстым слоем
         грима.
                -  Смотри-ка, это Миша! - восхищенно выдохнула она.  -  Он просто вели -
         колепен! Он совершенно не похож на себя.
                После окончания спектакля подождали около служебного вхо -
         да Михаила. Валерия  выразила  ему свое восхищение, а Верочка пре -
         дупредила, что у них с подругой неотложное дело, и она едет к  ней  ночевать.
                Молодой человек  проводил  подруг  до  Лериной   машины, а
         сам, тепло простившись с ними, поехал на метро.
                Дома Валерия почувствовала сильный голод. Когда она  нерв -
         ничала, ей всегда очень хотелось есть.   На скорую руку она приго -
         товила ужин, и подруги, удобно расположившись на кухне,   принялись
         уплетать за обе щеки.
                -  На ночь есть вредно,  - заявила Верочка, с аппетитом  упи -
         сывая яичницу с колбасой.  -  Я вообще стараюсь не ужинать.
                -  А мне, когда я волнуюсь, всегда очень есть хочется,  -  ска -
         зала  Валерия, наливая  в  бокалы  персиковый  сок.  -  Чай не будем
         пить, ладно? У меня заварка кончилась, а кофе на ночь ни к чему.
                -  Что у тебя стряслось?  -  перебила ее Вера.  -  Не томи.
                Валерия рассказала  подруге  все  о  Борисе. Вернее,  почти
         все. Она умолчала о его ужасной просьбе.
                -  Как интересно! - воскликнула Верочка.  -  Почти как в кино!
                -  Может  это и забавно, когда не касается тебя,  -  возразила
         Лера.  -  Честно говоря, мне сейчас не  до  веселья. Ты-то  хоть  ве -
         ришь, что я абсолютно нормальная и говорю чистую правду?
                -  Верю,  - серьезно сказала подруга.  -  Я где-то читала о таких
         явлениях.  И как ты собираешься отделываться от своего привидень -
         ица? Что оно к тебе привязалось?
               Валерия испытывающе  посмотрела  на  подругу и чуть слышно  проговорила:
                -  Он просит, чтобы я покарала его убийцу.
                -  Это каким же образом? -  удивилась Верочка.  -  Ты что, возь -
         мешь в руки базуку и пойдешь расстреливать злого Бармалея ?
                -  Нет. Борис предупредил, что в скором времени этот  человек
         в тяжелом состоянии попадет в нашу клинику, к нам в отделение.
                -  Успокойся. - Вера с трогательным видом погладила  подругу
         по  руке.  - Не  надо  бежать впереди  паровоза. Поживем - увидим. Может,
этот тип сам богу душу  отдаст. Тогда  твой  призрак
         отвяжется  от  тебя. А  меня ты с ним не хочешь познакомить! -  вдруг кокетливо
         вскинула она голову.
                -  Ты что, сдурела? Как же я тебя с ним познакомлю? Он появ -
         ляется только в тот момент, когда я одна.
               Верочка тихонько  хихикнула, но  тут  же сотроила серьезную  мину.
                -  А он красивый?  -  спросила она, подперев щеку ладонью.
                -  Кто, он?
                -  Ну, твой призрак.
                -  Красивый. Очень красивый.
                -  Так, может, он в тебя влюбился?   -  не задумываясь, выпалила Вера.
               " Не  он  в меня, а я в него,  - подумала Лера.  -  Ах, если бы он  был человеком!"
               Она с укоризной взглянула на подругу.
                -  Тоже мне, скажешь! Так ты мне так ничего и не ответила. Что мне делать?
                -  Ждать,  - глубокомысленно заявила подруга.  - Если  привидение
         вновь появится, пообещай, что сделаешь все, как оно скажет. Только о
         том, что рассказала мне, никому больше не говори. Иначе тебя примут за идиотку.
                -  Спасибо, Веруня. Что бы я делала без тебя!
                -  Еще  хочу  тебе  сказать насчет Гржебовского. Подумай как
         следует. Стоит ли делать то, что делать вовсе не  хочется? Я  пони -
         маю, как тебе сейчас тяжело, и как непросто в наше время встретить
         порядочного человека. Не надо спешить. Возможно, твоя вторая  поло -
         винка  ходит  где-то  рядом, и  не  сегодня-завтра  ты  встретишь
         ее. Представляешь, как будет обидно, если ты в тот момент окажешься
         женой нелюбимого человека?
                -  Я подумаю над твоими словами. - Валерия встала и  собрала
         со  стола  грязную посуду. - Давай укладываться, а то мне завтра с
         утра ехать к будущей свекрови на  день  рождения. Нужно  выспать -
         ся, чтобы под глазми не было синих кругов.
                -  Все же решила поехать ?  - покачала  головой  Верочка.  - А
         как же  твои жизненные принципы?
                -  Все свои принципы я давно уже  растеряла, Веруня,  - грустно
         вздохнула Лера.  - И  вообще за последнее время я себя не узнаю.  -
         Она обняла подругу и чмокнула ее в щеку.  - Не бери с меня  дурной  пример!
               Они легли спать вместе на один диван и еще долго не  могли
         уснуть,  лежали  и тихо разговаривали. Милорд, сообразив, что его
         место рядом с хозяйкой занято, долго бродил по квартире из  угла
         в угол, потом прыгнул в кресло, свернулся клубочком и сладко ус -
         нул,  похрапывая и повизгивая во сне.


                -  Ясенька, к нам гости!  Встречай! - крикнула  мать  Ярослава
         Ираида  Семеновна,  лишь только бежевая шестерка, в которой сидела
         Валерия, подъехала к забору дачи Гржебовских.
               Ярослав резво вскочил с гамака и кинулся к калитке.
                -  Наконец-то,  - сказал он, помогая Лере выйти из  машины. - Я
         страшно соскучился.  - Он притянул к себе молодую женщину и поце -
         ловал ее в губы долгим поцелуем.
                -  Неудобно как-то,  - вырвалась она.  -  Твоя мама увидит.
                -  Ну, и что?  Мне не пятнадцать лет. И потом, мама  в  курсе,
         что я сделал тебе предложение.
               Они прошли в сад. Дачный участок был старый, домик маленький
         щитовой с крошечной верандой, увитой  бешеными  огурцами. Рядом  с
         домом находилась летняя кухня, а чуть поодаль  возле  раскидистой
         ели - небольшой сарайчик с одним окном, где Ярослав обычно отды -
         хал после обеда.
               Валерии нравилось это место. Дачный  поселок, который  нахо -
         дился неподалеку от села Каринское,   со всех сторон обступал лес
         и, в отличие от коттеджа Гороховых, где было пусто и голо,   утопал
         в пышной  зелени яблонь, вишен и плодовых кустарников. Тонкий аро -
         мат пионов, садовых ландышей и матиол пьянил и кружил  голову,   и
         Валерия, захлебнувшись  этим  божественным  ароматом после смрад -
         ной, душной Москвы, теснее прижалась к Ярославу.
                -  Я бал-де-ю! -  протянула она, прикрывая от удовольствия гла -
         за.  -  Счастливые вы люди.
                -  Скоро  все  это  будет твоим,  - шепнул  молодой человек и
         снова потянулся к Лериным губам.
               На крыльце летней кухни появилась Ираида Семеновна в белых
         бриджах и яркой блузке. Ей было пятьдесят шесть лет,  но выглядела
         она намного  моложе. Ухоженая кожа лица, волосы, окрашенные в белый
         цвет, ногти с ярким маникюром свидетельствовали о том, что женщина
         много времени уделяет своей внешности.
                -  Здравствуйте, Валерочка! -   приятно   грассируя, произнесла
         хозяйка.  - Очень рада вас видеть. Давненько вы у нас не появлялись.
                -  К сожалению, работы много.
               Лера достала из сумочки сверток и торжественно вручила его Гржебовской.
                -  Поздравляю  вас  с  днем рождения, Ираида Семеновна. Желаю
         вам счастья, здоровья, любви и всего того, что вам хочется,  -  сказа -
         ла Валерия.  -  Простите за скромный подарок.
                -  Можно взглянуть? - спросила женщина.
                Валерия кивнула.
                Ираида Семеновна неспеша развернула сверток и извлекла из
         недр бумаги подсвечник для трех  свечей  под  Гжель. Гостья  зна -
         ла, что именинница давно коллекционирует посуду, в том числе,   из -
         делия гжельских мастеров.
                -  Ах,   скромница! - воскликнула довольная  хозяйка.  -   Вашему
         подарку  цены нет.   И как же вы, Валерочка, догадались, что я давно
         мечтала о такой красоте?
               Лера пожала плечами.
                -  Не знаю, просто мне очень понравился именно этот подсвечник.
                -  Валерочка, мы  уже  с  Ясенькой позавтракали, а вы с доро -
        ги, наверное, проголодались. Выпейте пока кофейку и  ступайте-ка  на
        пруд. Позагорайте, искупайтесь, а  часа  в  два сядем за стол. Сейчас
        придут две мои приятельницы, они помогут мне все приготовить.
               Валерия не  стала  возражать. Она  с  удовольствием  выпила
        кружку кофе со сливками, съела два бутерброда с сыром. Пока она си -
        дела за столом, Ярослав был рядом и не сводил с нее  своих  томных
        глаз.
                -  Я  сейчас  подавлюсь,  - предупредила  молодая женщина.  -  Ты
        смотришь на меня, как удав на кролика.
                -  Я  так долго тебя ждал, что больше не могу терпеть,  - признался Ярослав.
                -  У  тебя  на уме один секс.
               Ярослав сверкнул черными глазами и лукаво улыбнулся.
                -  Ты права. Но что же в этом плохого, если меня трясет, когда я вижу тебя ?
               "Неужели кроме похоти я не вызываю у мужиков никаких дру -
        гих  эмоций?  - с горечью подумала молодая женщина.  - Вроде ничего
        вульгарного в моей внешности нет.  Даже косметикой почти не пользуюсь. "
               Валерия вышла из-за стола, сполоснула под краном  кружку  и
        вытерла руки полотенцем.
                -  Ты пойдешь на пруд? - спросила она, обернувшись.  -  Если  пой -
        дешь, собирайся. Не будем путаться под ногами.
               Лера зашла в дом, надела купальник, короткие шорты, сделанные
        из старых джинсов,  и белую майку. Перекинув через плечо  махровое
        полотенце, она направилась к калитке. Ярослав поспешил следом.
               На пруду  было  немноголюдно, в  основном дети и подростки.
        Был будний день, и дачники должны были съехаться только в  пятницу
        к вечеру.
               Ярослав скинул с себя шорты, футболку и остался в одних уз -
        ких плавках бирюзового цвета.   И сейчас же, как по команде,   в его
        сторону обернулись три юные девицы в бикини, лежащие рядом на  по -
        лосатом  одеяле. Гржебовский, видимо давно привыкший к таким знакам
        внимания со стороны слабого пола, демонстративно повернулся к  ним
        боком, грациозно  подперев  мускулистыми  руками стройные бедра. По
        всему было видно, что он любуется собой.
               "Да, такого супруга иметь небезопасно, - с раздражением по -
        думала Лера.  - Не  успеешь  и глазом  моргнуть, уведут  красавчика".  -
        Своей  безупречной  фигурой, независимым видом,   бронзовым загаром
        Гржебовский напоминал голливудскую кинозвезду на престижном пляже.
                -  Пойду  искупаюсь,  -  бросила она на ходу, направляясь к воде.
               Несмотря на жару, вода оказалась довольно  холодной,
        но Валерия решила не отступать. Не раздумывая, она нырнула и поплы -
        ла на середину пруда.  После жары вода приятно обожгла тело, сердце
        замерло в груди, но ненадолго.
               Ярослав вошел в воду по щиколотки, на большее его не хватило.
        Он постоял немного, зябко поеживаясь, вернулся на берег и расстелил
        полотенце. Непринужденно развалясь на нем, он стал наблюдать за Валерией.
               Вода была такой чистой, что просвечивало песчаное дно.  Лера
        подплыла к листьям кувшинки и  сорвала  несколько  белых,   словно
        восковых,  цветков на длинных стеблях. На берегу она аккуратно раз -
        ломила хрупкий стебель кувшинки на мелкие  части, имитируя  цепоч -
        ку, как некогда делали ее подруги по пионерскому лагерю, а края це -
        почки связала узелком.
                -  Посвящаю  тебя в рыцари! - торжественно произнесла она, на -
        девая импровизированное ожерелье на грудь друга.
                -  В болотные? - пошутил Ярослав, зябко передернув плечами  от
        прикосновения холодного мокрого цветка.
                -  В рыцари своего сердца,  - улыбнулась Лера.
                -  Ты это серьезно?
                -  Вполне.
                -  В таком случае, я самый  счастливый  человек  на  свете.  -
       Ярослав  пододвинулся, освобождая  место подруге и, когда та легла,
       обнял ее за плечи.  - Так ты согласна стать моей женой?
                -  Согласна. Только  не  пойму, почему  ты  выбрал именно ме -
       ня ? - спросила она.  -  Сколько у тебя до меня было женщин?
               Ярослав сердито нахмурился.
                -  Это удар ниже  пояса,  - сказал  он  недовольно.  - Почему  ты
       спрашиваешь о женщинах?  Я не евнух и не монах. Почему я не спраши -
       ваю, сколько у тебя было мужчин? Если женщины сами вешаются мужчине
       на шею, какой же дурак откажется? 
               Слова друга больно резанули Леру по сердцу.
                -  Тогда для чего ты пытаешься  изменить  свой  образ  жиз -
       ни? -  спросила она.  -  Прости, но я не пойму, к чему тебе обуза в виде
       жены и детей? По-моему, тебе и так хорошо!
                -  Годы, любимая, годы! - раздраженно  признался  Ярослав.  -  Ма -
       тушка не вечна. Боюсь под старость остаться один. Насчет женщин отк -
       рою  тебе  один секрет: мужчины редко женятся на девицах, с которыми
       развлекаются по молодости.  В свой дом они, как правило,  ведут серь -
       езных образованных леди.
                -  Теперь я, кажется, начинаю понимать твою психологию.  -  Валерия  поднялась  и
       стала  одеваться.  - Пойдем домой, а то твоя мама обидится.   Все же у нее
       сегодня праздник.
               Вернувшись на участок, молодые люди  попали  с  корабля  на
       бал. Под яблоней в саду был накрыт стол. С кухни доносились аппетит -
       ные запахи. Ираида Семеновна с двумя своими  приятельницами вносили послед -
       ние штрихи в сервировку праздничного стола.
               Подруги хозяйки оказались веселыми  хохотушками, болтушками
       и  юмористками. Их  рты не закрывались ни на минуту, но Валерии было
       приятно слушать шутки и остроты, и она очень быстро забыла о непри -
       ятном разговоре с Гржебовским на пруду.
               Лера выпила за здоровье будущей свекрови бокал джина с то -
       ником, в котором сверкали кусочки льда. После второго бокала ей ста -
       ло очень весело, и она даже спела с дамами несколько застольных песен.
               После обильного обеда Ираида Семеновна предложила  сыграть
        партию  "кинга".
                -  Нет уж, вы без нас,  -  недовольно  поморщился  Ярослав.  -   Я
        лучше покажу Валерии наши семейные фотографии.
                -  Что  ж, покажи,  -   лукаво улыбнулась Гржебовская.  -  А потом
        будем пить чай с домашним тортом.  Светлана Сергеевна,  - кивнула она
        в сторону одной из приятельниц,  -  испекла "Наполеон".
               Ираида Семеновна нагнула голову сына и с любовью поцелова -
        ла его в макушку, как маленького ребенка.
               Ярослав взял  Леру  за руку и потянул за собой в сарайчик.
        Там было уютно и прохладно. Пахло  сосновыми доскамии и березовыми
        вениками, которые в изобилии висели по стене.  В сарайчике была од -
        на единственная комната с разложенным диваном и  письменным  сто -
        лом,  на котором стоял маленький телевизор " Шарп".
               Лишь только Валерия переступила порог домика, молодой чело -
        век закрыл дверь изнутри на ключ.
                -  Это еще зачем? - удивилась она.
               Не отвечая на заданный вопрос, Ярослав приблизился к Лере и
        жадно впился губами в ее губы.   Одновременно его руки стали ловко
        раздевать ее.
                -  Не  надо, Слава,  - прошептала  Валерия.  -   Не время сейчас. И
        потом,  жарко. . .
                -  Молчи.  - Он не слушал , продолжая ее раздевать.  -   Если  ты
        не умеешь читать желание в глазах мужчины, ты не дочь Евы.
                -  Что ты, милый! - состроила Валерия  комичную  гримаску.  -   Я
        прекрасно понимаю, что  мужчинам тяжело носить своих идолов между  ног.
               Обменявшись колкостями, они были квиты.
               Молодая женщина поймала себя на мысли, что от  Гржебовского
        за  версту несет респектабельностью, сытостью и французской туалет -
        ной водой. Но она не сопротивлялась. Почему? Он имел странную, непо -
        нятную власть над ней. Стройный, подтянутый, с внешностью аргентинс -
        кого романсеро,   он гордо и величественно нес великолепную  голо -
        ву - эталон мужской красоты.
               Ярослав опрокинул Валерию на диван и быстро сорвал с  себя
        одежду. Он взял ее грубо, по-кобелиному, без ласк и любовных игр.
               Лера лежала  с  остановившимся  взглядом  и терпеливо жда -
        ла, когда все закончится. Ее слегка подташнивало и знобило.
                -  Спасибо, малыш,  -  тяжело дыша, проговорил  Гржебовский, ска -
        тываясь с нее.  -  Это было великолепно!
               Обняв Леру, он для  приличия  поцеловал  ее  и  быстро  ус -
        нул, сладко посапывая и вздрагивая во сне, как набегавшийся за день  ребенок.
               По щекам  Валерии  текли  слезы  горечи и обиды и горячими
        каплями падали на смуглую руку Ярослава. Она осторожно высвободила
        его  руку  из-под  своей шеи и свернулась калачиком. У нее ныл низ
        живота. Попытка перестать плакать привела лишь  к  тому, что  слезы
        потекли еще сильнее, а горло свело судорогой.
               "Ну всё!  Хватит! Сколько можно унижаться? - Молодая женщина пре -
        зирала себя за свою податливость. - Лучше ответить на искренние ухаживания
        малолетки, чем быть любовницей холодного, бездушного эгоиста.   Ско -
        рее домой! С ним больше - ни единой минуты!"
               И она попыталась встать с дивана, но тут Ярослав пошевелился и открыл глаза.
                -  Ты куда? - спросил он сонным голосом, протягивая к Лере ру -
        ки.  -  Иди ко мне.
                -  Знаешь, я завтра дежурю,  - сказала она каким-то  бесцветным
        голосом, застегивая молнию на джинсах.  -  Пожалуй, я поеду.
                -  Ты никуда не поедешь! - властно констатировал Гржебовский.
                -  Это почему же?
                -  Потому что я хочу тебя!
                -  А больше ты ничего не хочешь? - взорвалась Валерия.  - Запом -
        ни раз и навсегда:  я тебе еще не жена, а ты мне не муж, чтобы приказывать!
                -  Так скоро буду им.
                -  Это мы еще посмотрим.
                -  Кто же я, по-твоему, сейчас?
                -  Бой-френд.
                -  Тебя что, муха цеце укусила? - как ошпареный, вскочил  Ярос -
         лав.  -  Чем я тебе не угодил?
                -  А ты так и не понял? -  мрачно  спросила  Лера, укоризненно
         качая головой.   Ее глаза припухли от слез.  -  У тебя слишком развито
         чувство собственного превосходства. Ты очень невысокого мнения об
         окружающих, поэтому держишься отстраненно, глядя на всех свысока. С
         такими, как ты, всегда бывает трудно разговаривать. В любом вопросе
         ты  видишь  посягательство  на свой личный суверинитет. Как ты не
         можешь понять, что я - женщина, а не урна, в которую можно плевать  и
         бросать окурки. Я хочу чистых, искренних чувств! Хочу  насто -
         ящей любви,  а не жалких подачек! Я не нищенка!
               Ярослав стоял, смущенно опустив глаза. Он все больше хмурил -
         ся. Его красивое смуглое лицо вдруг начало бледнеть.
                -  Прости, - выдохнул он, наконец.  -  Ты права. Я - осел! Я - кре -
         тин! Я - жалкий эгоист! Прошу тебя, не уезжай. Что скажет мама?
               "Опять мама!  - со злостью подумала  Валерия.  - Только  и
         слышно:  мама да мама!  Мама подумает, мама скажет, мама заругает!
         Как в детском саду. Сколько можно?"
               И все  же  она  осталась. Осталась  не потому, что так хотел
         Ярослав, а лишь потому, чтобы не выглядеть невежливой.  Пожилая женщина от
         души  пригласила  ее  на свой день рождения, и ей не хотелось
         никому испортить  настроение.
               Ни слова не говоря, Лера вышла из сарайчика и прошла к умы -
         вальнику. Вода  в  нем  нагрелась на солнце, была теплой и против -
         ной. Валерия плеснула из пригоршни себе в лицо воды, посмотрела на
         себя   в   зеркало   и   сделала  вывод, что  выглядит  неважно. К
         счастью, сумочку, где лежала косметика,   она  оставила  на  кухне.
         Припудрив лицо и чуть-чуть подкрасив губы, молодая женщина присе -
         ла на ступеньки кухни и решила подождать, пока закончится  партия "кинга".
               На дорожке, ведущей из сарайчика, показался Ярослав. Вид у не -
         го был, как у побитой собаки. Он присел рядом с Валерией  и  заку -
         рил.  Она закашлялась и отодвинулась подальше от него.
                -  Прости меня,  - сказал молодой человек, не осмеливаясь под -
         нять глаза.  -  Я все понял.  Я - скотина.
               Валерия удивленно вскинула брови.
                -  Ты  это о чем?  За что ты просишь у меня прощения? -  спо -
         койно спросила она, вскинув голову.  -  Я сама во всем виновата.
                -  Я  причинил  тебе  боль, но больше, клянусь,   этого не будет.
               Ярослав попытался обнять Леру за плечи, но она сбросила его
         руку со своего плеча.
               Внезапно Валерию охватила яростная решимость.
                -  Ты прав, - уверенно сказала она.  - Больше этого не будет!
                -  Что ты хочешь этим сказать?
                -  Ровным счетом ничего. Заметь: лишь стоит нам с тобой встретить -
         ся, мы обязательно поссоримся.  Уже одно это  наводит на размышления. . .
               Но тут  разговор  их прервался. Ираида Семеновна пригласила
         молодых людей к столу. Во главе стола уже красовался  электричес -
         кий самовар и красивый высокий торт на большом блюде, над которым
         жужжало штук десять ос.
              За чаем Валерия непринужденно  болтала  с  женщинами, весело
         смеялась, отвечала  на  их  многочисленные вопросы, хотя на душе у
         нее кошки  скребли. С  Ярославом она была предельно вежлива и холодна.
              После чаепития Лера заторопилась домой.
               -  Да  что  вы, Валерочка? - всплеснула руками Гржебовская.  -  Не
         успели приехать, и  уже  уезжаете? Вы  же  обещали  заночевать  у
         нас. Отдыхайте, дышите чистым воздухом. Он у нас здесь необыкновен -
         ный, особенно вечером.
                -  Спасибо большое, Ираида  Семеновна! -   сказала  Лера, делая
         огорченную мину.  -  Но мне, к сожалению, завтра на работу.
                -  Ничего, ведь вы же на машине.   Завтра отсюда и поедете.  Я
         разбужу вас пораньше.
                -  У  меня  дома собака. Если она голодная, то визжит на весь  дом.
               Насчет собаки Валерия загнула. После смерти матери, Лера за -
         казала  запасной  комплект ключей и отдала их соседке Наде. Когда
         Валерия уезжала на дежурство в клинику, Надя кормила Милорда и вы -
         водила  его  на прогулку.   Когда же к родителям в деревню уезжала
         Надежда, Лера заботилась о цветах в ее квартире и кормила рыбок в аквариуме.
                -  Очень  жаль,  - огорченно  вздохнула  Гржебовская.  -  Ну, хоть
         сейчас-то не уезжайте, побудьте еще немного. Мы  с  девочками,  - она
         заговорщически  подмигнула  подругам,  -  хотели перед вами кое-чем
         похвастать.
               Валерия осталась, хотя ей нелегко было это  сделать. Сначала
         "девочки", которые оказались родными сестрами, с гордостью пока -
         зали ей баньку, которую выстроили на своих шести сотках  сами, без
         посторонней помощи. Потом  они  торжественно показали ей пасеку и
         даже угостили  прошлогодним медом. Чувствуя вину, Ярослав не отхо -
         дил от Леры ни на шаг, но она не обращала  на  него  внимания. Она
         ходила за женщинами, делая  вид, что внимательно слушает их, что-то
         советовала, восхищалась их золотыми  руками, но  думала  совсем  о другом.
              Время пролетело   незаметно и, когда  вернулись  на  участок
         Гржебовских, стало уже смеркаться, Валерия заволновалась.
                -  Спасибо вам большое! -  поблагодарила она  хозяйку, собирая
         сумку.  -  Давно я так не отдыхала.
               Ираида Семеновна, прихватив  ножницы, поспешила  за   цвета -
         ми. Ярослав неслышно подошел сзади и обнял Леру за талию.
                -  Уже поздно, я провожу тебя до Можайки,  - сказал он, с  моль -
         бой глядя ей в глаза.
                -  Не стоит утруждать себя,  -  мило улыбнулась  Валерия, высво -
         бождаясь из его объятий.  -  Я не королева Елизавета, и мне ни к че -
         му эскорт. Как-нибудь доеду сама, не заблужусь.
                Ираида Семеновна уже спешила к машине.  В руках она держа -
         ла  большой  букет нежнорозовых пионов, от которых исходил тонкий
         изысканный аромат. Женщина протянула букет гостье и обняла ее.
                -  Приезжайте к нам в любое время, Валерочка,  - сказала она.  -
         Что в такую жару делать в Москве? У нас хоть отдохнете, позагора -
         ете, на пруд сходите.  Правда, Ясенька?
               Ярослав ничего  не  ответил. Он молча кивнул и, резко повер -
         нувшись,  пошел к дому.

               Когда Звенигород  остался позади, уже почти стемнело. Звени -
         городское шоссе ровной темной лентой убегало вдаль. Машин, следую -
         щих в  Москву, было  мало. Лера  не  превышала   скорости, опасаясь
         ГИБДД - ешников, которые  могли остановить ее и унюхать запах алко -
         голя.
               Поначалу она  не обратила внимания на какую-то навороченую
         машину с выключенными фарами, которая неотступно следовала за  ее
         "Жигулями".  Лере этот факт показался подозрительным: такие кру -
         тые иномарки с мощными двигателями никогда не тащатся, как жалкие
         клячи. Она нажала на газ.  Иномарка тоже прибавила скорость.
               Осталось позади Игнатьево. Валерия успокаивала себя, что все
         в  порядке вещей.   Просто некий глава семейства везет с дачи де -
         тей, или молодой водитель едет от своей возлюбленной после обиль -
         ного ужина с коньяком и водкой. Все может быть, и нечего пугаться.
               После Скоротова  с  обеих  сторон  шоссе  потянулся густой
         лес, и иномарка неожиданно пошла на обгон. Молодая женщина  успела
         заметить, что  это  "Шевроле - Блейзер" с тонированными стеклами.
         Теперь иномарка шла впереди на некотором расстоянии, не пропуская
         "шестерку".  Дальше был поворот направо, и Валерия на какое-то
         время потеряла " Шевроле" из виду. Когда  же  она  вновь  увидела
         его, поняла, что её опасения были не напрасными. Иномарка стояла попе -
         рек дороги, перегородив ее, словно танк. Объехать машину Валерия не
         успела:  по встречной полосе двигалась фура. Дать задний ход тоже
         было  невозможно: за "шестеркой",  как назло,  тянулось несколько  машин.
               Лера засигналила, но ее труды оказались напрасными. Пришлось
         нажать  на тормоза.   В тот же момент из "Шевроле" выскочили три
         дюжие мужские фигуры и со всех ног бросились к " Жигулям".
               Фура успешно проехала мимо, и машины, выстроившиеся в ровную
         линию за "Жигулями", благополучно объехали создавшийся затор. Ва -
         лерия не смогла этого сделать, потому  что  дверь  ее  автомобиля
         распахнулась  настеж, и  она  увидела  огромного мужика с коротко
         стриженной головой на толстой бычьей шее.
                -  Приехали, лапочка! - сообщил он, обдав женщину вонючим пере -
         гаром.  - Давай-ка, вылазь!
               По спине Валерии прополз могильный холод. Она мертвой хват -
         кой вцепилась в руль, но незнакомец больно ударил  ее  по  рукам.
         Рядом с ним из темноты вынырнуло еще двое парней.
                -  Не дури, а то хуже будет! - посоветовал один из них.
                -  Что нужно? - коротко сказала Валерия, изо всех сил стремясь
         сохранить выдержку.
                -  Ты  что  оглохла, сука? Вылезай, тебе говорят! - замахнулся первый.
               Лера даже не пошевелилась.
                -  Выдерните ее из тачки ,  - скривив рот, приказал тип с бычь -
         ей шеей.  -  Сначала буду трахать  я.
               У Валерии оборвалось все внутри.   Взывать  к  благородству
         этих мерзавцев или уповать на чудо было бессмысленно.
                -  У меня сифиляк! -  как можно развязнее сообщила она.
                -  У  меня тоже,  - бесстрастно ухмыльнулся хмырь с бычьей ше -
         ей, и Лера с ужасом поняла, что он говорит истинную правду.
               Его приказ был с энтузиазмом подхвачен дружками.  В салон
         "шестерки" просунулись две пары рук, железной хваткой вцепились в
         молодую женщину и вырвали ее из машины.
                -  Помогите! Ну, кто-нибудь! - закричала Валерия что есть мочи, но
         крик ее остался без внимания. Машины, не сбавляя скорости, проезжали мимо.
                -  Заткните  глотку этой ****ище, чтоб не верещала,  -  рявкнул
         все тот же хмырь,  - и тащите ее в лес!  А я пока отгоню  машины  к
         обочине, чтоб не сверкали.
               Один из мерзавцев разжал пальцы,   и Валерия тут же попыта -
         лась  освободиться  от  другого,   но  почувствовала, как в бок ей
         уперлось что-то холодное. Она скосила глаза и в в свете  догораю -
         щего  заката  увидела  короткий ствол автомата. И сразу же рот ее
         оказался заклеенным клейкой лентой.
                -  Будешь умницей, ласковой,  -  заметил второй, самый молодой,
         подталкивая  Леру в спину автоматом,  - оставим в живых.  Не будешь
         слушаться, здесь же и закопаем.
                Ломая по пути ветки, к дружкам спешил первый.
                -  Что возитесь, мудаки ? -  рявкнул он, на  ходу  расстегивая
         ширинку.  -  Вас только за смертью посылать. Не можете справиться с
         одной бабой? Раздевайте ее!
                Сопротивляться трем здоровым, накаченным мужикам было бес -
         полезно. И когда самый молодой из них принялся срывать с  Валерии
         блузку, у  нее  подкосились ноги, и она поняла, что сейчас потеряет
         сознание.
               И тут у нее на глазах произошло нечто странное. Лишь только
         первый успел спустить джинсы до колен,  как вдруг он дико взвыл и
         двумя руками схватился за мужские достоинства. Следом за ним сог -
         нулся буквой "Г" второй.   У третьего, самого молодого, ни с того
         ни с сего хрустнула челюсть, и он рухнул, как подкошенный.
               Валерия мигом  опомнилась.   Не  поняв  толком, что произош -
         ло, она вовремя сообразила, что это подарок судьбы, и другого  та -
         кого  случая  не будет. Не разбирая дороги, она бросилась к шоссе.
         Ее "шестерка" стояла с выключенными фарами позади "Шевроле". Жен -
         щина  подбежала  к  машине, не оглядываясь по сторонам, распахнула
         дверь, плюхнулась на сиденье и повернула ключ зажигания. Двигатель
         не  завелся. Она  повернула  ключ  еще  раз - бесполезно. Только с
         третьей попытки машина завелась.
                -  Не забудьте закрыть дверь,  - услышала Валерия голос рядом.
               Руки у нее дрожали, пальцы онемели и  плохо  слушались, ноги
         были  словно  чужие. Перед глазами мелькали противные черные точ -
         ки, будто целый рой мух носился взад-вперед. Внутри, в  душе, посте -
         пенно  разливался  мертвящий  холод, от которого, ей казалось, даже
         пальцы на руках и ногах становятся ледяными.


                -  Не  забудьте закрыть дверь,  -  повторил знакомый спокойный
         голос. Валерия повернула голову. Рядом сидел Борис.
               Она облегченно вздохнула, захлопнула дверь и, включив первую
        передачу, спокойно объехала "Шевроле". В это время из леса выбежала
        знакомая троица.   Молодая  женщина жалобно вскрикнула и до боли в
        костях вцепилась в руль.
                -  Не волнуйтесь, я проколол им шины,  -  весело сообщил Борис.
                -  Как я поняла, своим  необычным  освобождением  я  обязана
         вам? -  без обиняков спросила Лера, едва переведя дух.  - Вы  не толь -
         ко защитили мою честь, но, думаю, спасли мне жизнь.
                -  Пустяки. Я не мог поступить иначе.
                -  Из  этого  можно  сделать вывод, что вы всюду следуете за  мной?
                -  Просто я надеялся, что смогу стать вашим ангелом-хранителем.
                -  А может, злым гением?  -  с грустной иронией спросила Валерия.
                -  Зачем же вы так?
                -  А как еще с вами разговаривать? -  вспыхнула она.  -  Как по -
         нимать ваше постоянное вранье? За кого вы меня принимаете?
                -  Что вы подразумеваете под словом вранье? -  Борис взглянул
         Лере в глаза. Его взгляд был прямым и открытым.  -  Если вы имеете в
         виду  историю  моей жизни, выдаваемую за историю жизни моего отца
         или несуществующий рейс в Мюнхен, то в прошлый раз я вам все под -
         робно объяснил.
                -  Я имею в  виду  легенду  о  киллере, который  якобы  вас
         убил,  -   с раздражением напомнила Лера.  - На что вы надеялись, вводя
         меня в заблуждение? О вашей гибели я знаю все. Вы вели машину, бу -
         дучи в нетрезвом состоянии.
                -  При жизни я вообще в рот не брал спиртного,  - возразил Бо -
         рис.  -  Даже пива.
                -  Я вам не верю.
                -  Очень  жаль. Мне  известно, что  вы ездили к Горохову, и он
         вам рассказал историю моей гибели. Так вот:  никто не знает, как я
         погиб, кроме  убийцы  и  еще одного человека. Той ночью от дачи до
         Москвы меня всю дорогу преследовал грузовик. Он старался  прижать
         меня  к обочине, свалить в кювет, но я чудом увертывался от него.
При этом что-то случилось с коробкой передач, я не мог развить нормальную
скорость, чтобы от него оторваться.
  Однако я  узнал человека, сидящего рядом с водителем. Он несколько раз пред -
         лагал  мне деньги, когда пытался переманить меня из "Спартака" в
         другой клуб, угрожал, когда получал отказ.  На железнодорожном мос -
         ту  водитель грузовика резко вывернул руль и грузовик врезался в
         мою "Волгу". Я не смог справиться с управлением  и, пробив  пара -
         пет,   "Волга"  нырнула  с моста вниз. Скончался я через несколько
         минут после падения.   Я  не  знаю, что  написали  эксперты  после
         вскрытия  моего трупа. Вероятно, их заключение было чистой фальси -
         фикацией.   Пока я был жив, поклялся, что рано  или  поздно  отомщу
         убийце. Но, оказывается,   сам  я этого сделать не могу.   Поэтому и
         попросил помощи у вас.
               Свернули на Можайку. Здесь движение  было  более  интенсив -
         ным, чем на Звенигородском шоссе. Борис говорил так искренне,   что
         Валерия немного смягчилась.
                -  Так  вас убрали только из-за того, что вы не захотели пе -
         рейти из "Спартака" в другой клуб? - уточнила  она.  -   Я  правильно
         вас поняла? А кто, собственно говоря, был в этом заинтересован?
                -  Совершенно верно,  - подтвердил Борис.  -  Меня приглашали и в
         шведские клубы, и в финские. Звали и канадские профессионалы, но  я
         никуда не поехал. Моя родина - Россия, хотя я  наполовину  немец. Так
         вот, некие высокопоставленные особы, страстные поклонники ЦСКА, меч -
         тали видеть меня нападающим именно этого клуба.  Отсюда все выте -
         кающие последствия.
                -  Мне очень жаль, что все так произошло,  -  голубоко вздохну -
         ла Валерия.  -  Значит, это не ложь? Вас и в самом деле убили?
                -  Да, так же, как и Валерия Харламова.
                -  Что, и его тоже?
                -  К  сожалению. Кстати, Харламов тоже был полукровкой. Он на -
         половину испанец. В спорте, как и в игорном бизнесе,  делаются  ог -
         ромные ставки на некоторых спортсменов, и даже на целые команды,  -
         объяснил Борис.  -  Я не считал себя гением хоккея. Были хоккеисты и
         талантливее, но выбор почему-то пал именно на меня. Возможно, пото -
         му, что меня легче было шантажировать происхождением.
                -  Из-за того,   что вы наполовину немец?   - удивилась Лера.  -
         Вряд ли.   Разве мало в нашей стране репатриантов?  И  потом, если
         мне не  изменяет  память, как раз в то самое время прослеживалась  оттепель.
                -  Ну,  тогда  не  знаю, - пожал плечами Борис.  -  Я всегда был
         далек от политики.
                -  А с Мюнхеном у вас связаны какие-то воспоминания?
                -  Да. Мой отец, Герман Келлер,  родом из Баварии.
                -  А почему он эмигрировал в Россию?
                -  Видите ли, Валерия,  -  начал Борис.  -  Мой род по отцу  ведет
         свое  начало еще от древних шварцвальдских баронов фон Келлеров.
         Дед мой,  Герберт фон Келлер, был крупным магнатом, " Пивным Коро -
         лем", как  называли его в Германии.   Он был владельцем нескольких
         пивоваренных заводов в Баварии и даже поставлял пиво к столу са -
         мого Адольфа Гитлера. Герберт фон Келлер являлся активным  членом
         Национал-социалистской  партии  с  1933 года и мечтал , чтобы его
         сын, единственный наследник и продолжатель его  идей,  вступил  в
         "Гитлер  Югенд".  Но отец  мой  пошел  иным  путем. Будучи совсем
         юным, он порвал с родителями, ушел из дому и вступил в антифашист -
         скую  организацию. Три  года  он  работал в подпольной типографии
         Мюнхена наборщиком. Типография печатала листовки, газеты и  другую
         антифашистскую литературу, которая распространялась по всей стра -
         не. Но однажды все сотрудники типографии  были  арестовны  геста -
         по. Потом  оказалось, что  их выдал предатель.   Отца бросили в фа -
         шистский застенок. Почти год он находился в руках  палачей, но  ни
         пытки, ни издевательства не смогли сломить его волю. Видимо,   тог -
         да,   во времена страстных идей  и  твердых  убеждений, люди  были
         сильнее  духом, чем  нынешнее  поколение.   Может  я  и  не совсем
         прав, но, судя по  теперешним  нравам, у  молодежи  отняли  все, что
         только могли, а взамен ничего не дали.  Главное, у нее отняли идеа -
         лы. А это страшно!  Современная молодежь не верит ни в бога, ни  в
         черта,  - простите,  - ни в Ленина, ни в Сталина.   Повсеместное безраз -
         личие ко всему:  меня не трогает, и слава богу!  Нынешняя  Россия
         стала  похожа  на  организм, пораженный злокачественной опухолью:
         наступила дисгармония всех органов и систем. А раньше люди верили
         в  свои идеалы и верили горячо (я не имею в виду фанатиков) и за
         свои убеждения шли на муки и даже на смерть.   Потом отцу помогли
         бежать  из тюрьмы, а через некоторое время его переправили в Рос -
         сию. В Москве отец устроился на работу в  типографию  и  встретил
         девушку, которая в скором времени стала его женой. В 1938 году родился я.
               Валерия внимательно слушала Бориса. За рулем она  научилась
         концентрировать  внимание, поэтому вела машину спокойно и уверен -
         но, одновременно вникая в  речь  собеседника. Рассказ, который  она
         услышала,  вряд ли можно было придумать.
                -  Вот и выходит, что я внук фашиста,  -  закончил  Борис  свой
         невеселый рассказ.
                -  Но в то же время и сын антифашиста,  -  добавила Валерия.
                -  Одно другому не мешает. Я  очень  любил  Россию,   но  мне
         всегда  казалось, что  некоторые люди смотрят на меня, как на вра -
         га, сторонятся меня. В школе ребята  дразнили  меня  "фрицем", хотя
         отец  объяснил  мне, что не нужно обращать на это внимания, потому
         что они мало что смыслят в политике. Нельзя всех людей мерить од -
         ной меркой. Не все немцы фашисты,  не все русские порядочные.
                -  Значит, у вас была нелегкая жизнь? - спросила Валерия с пониманием.
                -  А вам разве легко? - вопросом на  вопрос  ответил  Борис.  -
         Мне  повезло  с  родителями, с любимым занятием, с женой. Я получил
         хорошее образование. Я ведь по  специальности лингвист, специалист
         по романо-германской литературе.
                -  Почему я никогда никого не встречала на вашей могиле, хо -
         тя она ухожена и там всегда живые цветы ?
                -  Сразу же после моей гибели отец с матерью уехали в  Гер -
         манию, где  живут и поныне. Моя бывшая жена вышла замуж за извест -
         ного журналиста. Сейчас они живут в Ленинграде.
                -  А сын?
                -  Сын? - переспросил Борис, и голос его дрогнул.  -  Сын на моей
         могиле  не был ни разу. Какое-то время он жил в Германии с дедуш -
         кой и бабушкой, учился там в немецкой школе. После окончания школы
         приехал в Союз. Здесь он поступил в один из самых престижных мос -
         ковских вузов и с успехом его закончил. Теперь  занимает  высокую
         должность  и не вылезает из - за границы. С отчимом у него прекрас -
         ные отношения.  Очень редко из Ленинграда приезжает супруга. Раз в
         год, в день моей смерти,  из Германии прилетали родители. Теперь не
         могут этого сделать, потому что - совсем старые. Сын же не был  ни
         разу.  - Борис опустил голову.  -  За могилой ухаживают чужие люди. . .
                -  Простите. . .   Я понимаю, как вам тяжело, как обидно за  сына.
                -  Только не поймите меня  превратно,  - добавил  Борис.  -   Мой
         сын - неплохой    человек, прекрасно   воспитанный, умный, образован -
         ный. Возможно, все дело в его занятости но, даже если и  так, неуже -
         ли,   будучи  в  Москве  по делам, он не может найти времени, чтобы
         поклониться могиле отца?  Хотя думаю, он даже и не знает, где по -
         хоронен его отец.
               С разговорами быстро доехали до Москвы. Еще через  тридцать
         минут Валерия остановила машину возле подъезда своего дома.
                -  Я сделаю все, что вы  просите, - уверенно  сказала  она.  -
         Только скажите, когда это произойдет? Сами понимаете, мне тяжело
         идти на сделку с совестью. Чем скорее это случится, тем лучше.
                -  Точно сказать не  могу,   - признался Борис.  -  Думаю, скоро. Я
         подам вам знак.  И заранее большое спасибо. Вы - необыкновенная жен -
         щина. . .
                -  А вы необыкновенный. . ,  -  она хотела сказать  "мужчина", но
         невольно осеклась.  -  С вами очень легко общаться, и, если бы вы бы -
         ли материальны, я бы влюбилась в вас без оглядки.
                -  Я  понял  еще при первой встрече, что вам не везет в люб -
         ви. Клянусь: здесь я не подсматриваю и не  подглядываю, просто  это
         заметно  по вашим глазам и по интонации голоса. Но вы не огорчай -
         тесь. Еще не все потеряно. вы встретите человека, с которым пройде -
         те по жизни рука об руку,  ни разу не пожалев об этом.
                -  Если этот человек будет похож на вас.
                -  Возможно. . .
                -  Откуда вы знаете? - вздрогнула Лера, и ей вдруг снова стало страшно.
                -  Позвольте, я сохраню свой секрет в  тайне. И  верьте:  все
         будет именно так, как я сказал.
                -  Я верю вам.
                -  Вот  и  хорошо. А  сейчас  идите домой и постарайтесь ус -
         нуть. Вам нужно хорошенько отдохнуть. Ничего не бойтесь и  не  ду -
         майте ни о чем плохом.  Пока я рядом, вам не о чем беспокоиться.


               Июнь прошел  без особых приключений. Рабочие будни, неуютный
         быт - так, ничего особенного. Борис больше не  появлялся, зато  вышел
         после отпуска Ярослав. И снова здорово. Валерия не могла избавить -
         ся от его навязчивого внимания. Она  дала  себе  слово  полностью
         порвать с ним, но пока ничего не получалось.
               Каждое дежурство Гржебовский заходил в отделение, настойчи -
         во названивал домой, но Лера купила на радиорынке телефон с опре -
         делителем, и, когда на табло высвечивался номер Ярослава, не снима -
         ла трубку вообще.
               Верочка и Михаил подали заявление в ЗАГС, и Валерия готови -
         лась к свадьбе подруги.
               Последняя встреча с Борисом, их  длинный  необычный  разго -
         вор, нападение трех жлобов постепенно забывались. Лера успокоилась
         и в мыслях все реже и реже возвращалась к  событиям  того злопо -
         лучного вечера.  В очередной отпуск, как это ни печально, начальст -
         во клиники и не думало ее отпускать, а потому он откладывался на
         неопределенное время.
               Как-то утром в квартире Чистовой раздался телефонный  зво -
         нок. Валерия сняла трубку, и ей сделалось не по себе.
                -  Валерия?  Здравствуйте! - услышала она хорошо знакомый го -
         лос. - Не ожидали? Это Алексей.
               Конечно, она не ошиблась. Это был голос Летковского.
                - Ленечка?  Привет! -   с  напускной радостью ответила она.  -
         Давненько от тебя не было известий. Как у тебя дела? Как здоровье?
                -  Все о, кэй!  А как вы?  Не забыли? Настроение встретиться  есть?
               Валерия опешила.
                -  Откровенно говоря, ты  застал  меня  врасплох.
                -  Врасплох?  А как же наша с  вами  договоренность? Неужели забыли?
               Лера подавила в себе тяжкий вздох.
                -  Нет, не  забыла. Но я думала, если ты не звонишь, значит из -
         менил свое решение. А раз  не  изменил, то, конечно, обещания  нужно
         выполнять. Какие будут предложения?
               На несколько секунд воцарилась гнетущая тишина, затем снова
         раздался голос Летковского.
                -  Сегодня я могу приехать в любое время. А можем встретиться  у меня.
                -  Исключено.
                -  Значит, у вас?
                -  Тем более.
                -  В таком случае, я приглашаю вас в бар. Как вы на это смотрите?
               Валерия замялась. Ей с самого начала не нравился этот  раз -
         говор, но она никак не могла придумать вескую причину, чтобы отка -
         заться от свидания с Летковским. В бар ей  идти  не  хотелось, тем
         более с  этим  мальчишкой, которого она воспринимала не более, как
         пациента.
                -  Я не хожу по барам,  - возразила она.  -  Для этого у меня нет
         лишних денег.
                -  Вы меня обижаете,  - самодовольно хмыкнул юноша.  -  Я приглашаю вас.
               Лера разозлилась не на шутку.
               "Не  хватало  еще  вляпаться в какую - нибудь грязную исто -
         рию,  -  подумала она.  -  Восемнадцатилетнего мальчишку, который живет
         вдвоем  с бабушкой, находят ни свет, ни заря на стройке с выпущен -
         ными кишками, а теперь он, у которого молоко на  губах  не  успело
         обсохнуть, приглашает  меня  в  бар, где  цены, судя по всему ломо -
         вые. Откуда у него деньги? Наверняка он связан с криминалом. "
                -  А деньги ты ночами рисуешь? - вырвалось у Валерии.  -  На ка -
         кие шиши ты собираешься вести женщину в бар?
                - Только не загружайте меня, пожалуйста! - простонал Алексей.  -
         Родители трахали мозги, пока не отвалили за  кордон, бабуля  ежед -
         невно  зудит: "Лешенька, маленький!" Школу вспоминаю, как страшный
         сон, да вы еще, простите. . .
               Валерия повесила  трубку. Не хватало еще получить оскорбле -
         ние от молокососа. Своих проблем выше крыши. Алексей позвонил сно -
         ва. Лера решила трубку не снимать, но он всё звонил и звонил.
                -  Послушай, что тебе нужно от меня? - Если бы сейчас  он  по -
         пался ей  под  горячую  руку, то  она, не  задумываясь, прибила бы
         его, несмотря на то, что два месяца тому назад спасла ему жизнь.
                -  У  вас  очень  скверный  характер,  - недовольно  пробурчал
         юноша,  -  но, к сожалению, я люблю вас.
                -  А  почему  ты  не спросишь, люблю ли я тебя? -  возмутилась  Валерия.
               Мальчишка наглел  с  каждой  минутой. Лера  поняла, что  так
         просто от него не отделаться. Что, собственно говоря, ему нужно  от
         нее? Чего  он так настойчиво добивается?  Набивается в альфонсы?
         Не выйдет! С нее взятки гладки. Самой бы свести концы с концами.
               "Мне он казался  попроще,  -  в сердцах подумала молодая
         женщина,  - а он назойлив, как помойная муха. "
                -  Ладно, в  бар, так  в  бар,  - согласилась  она.  -  А то что-то
         разговор у нас получается в пользу бедных. При встрече ты мне хо -
         рошенько  объяснишь, с  какой целью затеял эту игру, а то я что-то
         туго соображаю. Я старше тебя намного, мы совершенно не знаем друг
         друга, у  нас  абсолютно  разные  взгляды на жизнь. Это в богемной
         среде такие браки, где муж младше жены лет  на  двадцать-двадцать
         пять не редкость. Мне нравятся солидные мужчины, имеющие вес в об -
         ществе, которые не стреляют у соседей пятихатки до  получки  и  не
         бегают сдавать пустые бутылки.
                -  Зачем  вы  меня  все  время стараетесь обидеть? -  спросил
         Летковский.  - Со мной вы не будете нуждаться ни в чем.
                -  Ты торгуешься, словно корову покупаешь,  - усмехнулась Вале -
         рия.  -  Понимаешь, малыш, товарно-денежные отношения потому и назы -
         ваются товарно-денежными, что на деньги можно  и  нужно  покупать
         товар, то есть  то, что  создано  чьим-либо трудом. Использовать же
         деньги, чтобы покупать на них чувства, стыдно и недостойно. Но еще
         более недостойно и стыдно свои чувства продавать за деньги.
                -  Я все понял,  - почти прокричал в трубку юноша. - О деньгах
         больше ни  слова!  Ровно  в  19. 00 я буду ждать вас возле выхода
         метро "Парк Культуры" - кольцевая. Увидите  меня. Я  буду  на
         красной "Тойоте Королла".   Запишите на всякий случай номер:  Х
         823 УЕ.
                -  Так у тебя что, и машина есть? - удивилась Валерия.
                -  Угу! Папашино наследство. Отстойная тачка!
                -  Чем же она тебя не устраивает?  Вот я старше тебя на де -
         сять лет, работаю, и то у меня всего лишь "шестерка".  И я, в отли -
         чие от тебя,  вполне ею довольна.
                -  Ну, то вы! - присвистнул юноша.  -  У меня друг недавно  купил
         себе "Рено  Меган".   Убойная тачка!  А у меня так, беременный  таракан!
                -  Слушай, откуда у тебя такие запросы? А? - спросила Лера.  -
         Ты вообще-то работаешь или как?
                -  Или  как, - обиженно  шмыгнул  носом Алексей.  -  К вашему
         сведению, я и работаю , и учусь.
                -  И где же, можно тебя спросить?
                -  Встретимся, расскажу. Итак, в 19. 00  возле  метро  "Парк
         Культуры".  Не обманете?
                -  У меня нет такой привычки.  Приеду, раз обещала.
                -  Тогда, до встречи.  -  Летковский повесил трубку.
                "И зачем тебе, Вадимовна, все это нужно? - раздраженно поду -
         мала Лера.  -  Нужно было послать этого шустрого мальчика, куда  по -
         дальше, и дело с концом.  Сколько было больных, но такой настырный
         попадается впервые. "


               В этот раз Валерия решила обойтись без машины и поехала на
         свидание с Летковским на метро. Алексей,  -  надо  отдать ему  долж -
         ное,  -  был пунктуален. Без трех минут семь " Тойота Королла" крас -
         ного цвета подкатила к магазину "Цветы". Из машины выглянул  Лет -
         ковский и приветливо помахал рукой.
               Валерия неспеша подошла к машине. Юноша распахнул  дверь  и
         вежливым жестом  пригласил  женщину  в  салон. Она  села рядом с
         ним, и Алексей протянул ей начатую пачку "Салема".
                -  Спасибо, не  курю.  -   Лера  остранила сигареты.  -  И не люб -
         лю, когда другие курят.
                -  Странно,  - пожал плечами Летковский.  -  Мне казалось, что все
         медики - заядлые курильщики.
                -  Не знаю, как другие, а я не курю и не тянет.
                -  Ну,  тогда я выйду покурю, а потом поедем.
                -  Кури в машине, я потерплю. И куда же мы с тобой поедем?
               Алексей откинулся на сиденье и сделал глубокую затяжку. Вы -
         пустив  в  открытое окно струйку сизого дыма, он задумчиво пос -
         мотрел на молодую женщину.
                -  Куда  скажете, туда и поедем,  -  сказал он, небрежно стряхи -
         вая пепел в пепельницу.
                -  Вообще-то  я не знаток увеселительных заведений,  - призна -
         лась Лера. - Полностью полагаюсь на твой вкус.
               И Летковский повез ее в "Немецкий погребок", который  нахо -
         дился возле метро "Бауманская".  При входе в бар их встретил мо -
         лодой холеный швейцар с дежурной улыбкой на тонких губах и  веж -
         ливым жестом пригласил в зал.
               Сегодня Алексей был одет в велюровые джинсы "Джордаш" чер -
         ного цвета, такую же рубашку и кроссовки "Найк ".
               "Однако,  -   подумала  Валерия,  - этот  мальчик экипирован не
         хуже, чем Мэл Гибсон. Хотя, о чем я говорю?  Родители наверняка его
         спонсируют. А  то, что он нелестно о них отзывается, так это не что
         иное, как юношеская бравада и  желание  показаться  самостоятель -
         ным".
                -  Что будете заказывать? - прервал  ее  размышления  юноша, с
         видом знатока  протягивая меню. Видимо, Алексей в этом заведении
         был завсегдатаем.  -  Пожалуйста, выбирайте.
               Лера развернула меню, взглянула на названия блюд  и  напит -
         ков, затем медленно  перевела взгляд на цены. Они были сногсшиба -
         тельными!
                -  Пойдем отсюда! -  потянула она Летковского за руку.
                -  Сидите  спокойно. У  меня денег достаточно, чтобы не крас -
         неть,  - успокоил женщину Алексей.
                -  А можно ничего не заказывать? Я не голодна.
                -  Нет, так  не  годится. Нужно  обязательно что-нибудь зака -
         зать. Не беспокойтесь, еда здесь вполне съедобна, вам понравится.
                -  Хорошо. Тогда  белый мартини с апельсиновым соком и льдом
         и фаршированную рыбу.
                Алексей подозвал официанта и сделал заказ.
                -  Итак,  -  начала Валерия, пристально  глядя  Летковскому  в
         глаза,  - я жду  объяснения. Прежде, чем говорить о серьезных отноше -
         ниях, я хочу знать, откуда у тебя деньги?  И чем ты вообще занимаешься?
                Юноша ловко  чистил креветки и отправлял их в рот, запивая
         пивом из высокой кружки.
                -  Работаю в иностранной фирме по продаже  компьютеров  ме -
         неджером, а вечерами учусь в Плешке.
                -  Ничего себе! -  присвистнула Лера.  -  Так значит, ты  будущий
         бизнесмен?
               Алексей недовольно поморщился.
                -  Вообще-то  я компьютерщик,  - холодно возразил он,  - а Плешка - это
так, желание родителей, не более.
               " Ага! - со злорадством подумала Валерия.  -  Значит, все же ро -
         дители спонсируют. А делает вид, что гордый и независимый"
                -  Выходит, ты примерный сын и выполняешь желания мамы и па -
         пы?
                -  Нет! Просто я не прошел по конкурсу в тот институт, в ко -
         торый хотел.  Чтобы не терять год,  пришлось идти учиться за день -
         ги. На фирме я получаю неплохие бабки и имею возможность  оплачи -
         вать свою учебу.
                -  Английский знаешь хорошо?
                -  Более  или менее,  - скромно отозвался юноша, прикрывая руку
         Леры своей узкой ладонью.  -  Сначала  спецшкола, интенсивные  курсы
         при ИнЯзе, затем стажировка в Кембридже.
                -  Ничего себе!  -  Валерия даже привстала от неожиданности.  -
         А я думала, ты шалопай.
               Летковский посмотрел на нее с немым укором и отвернулся.
                -  Прости, я не хотела тебя  обидеть,  - примирительно добавила
         она.  -  Слишком много загадок в твоей еще такой юной жизни.
               Алексей закурил,  извинившись перед дамой, хотя весь зал уже
         был наполнен сизым дымом.
                -  Ничего,  -  сказал он сухо,  - я не обижаюсь. Просто с  детства
         я усвоил одну прописную истину: мужчина обязан быть добытчиком  в
         доме.  Его  семья не должна страдать от безденежья. Поэтому, чтобы
         заработать тысячу баксов в месяц, я сплю по четыре  часа  в  сут -
         ки. За  красивые глаза, как говорится, деньги не платят. Нужно рабо -
         тать ногами и головой.
                -  Но  для такой работы необходимо лошадиное здоровье! -  возразила
Валерия.  -  А у тебя еще совсем недавно  была  тяжелая
         операция. Как ты вообще выдерживаешь такую нагрузку?
                -  Это  все  фигня! - тряхнул головой Алексей.  -  Наполеон тоже
         спал по четыре часа в сутки, а завоевал почти всю Европу.
                -  То Наполеон, а ты Летковский.
                -  Я привык к такому ритму, и он меня вполне устраивает.
               Валерия с  наслаждением  потягивала  через  соломинку свой
         мартини и не переставала удивляться этому юноше. На первый взгляд
         он показался  ей  "маменькиным сынком", потом она решила, что он
         один из тех, кого называют "крутыми ", а он, оказывается, - трудя -
         га, "рабочая лошадка ".
                -  Вообще-то мы отклонились от намеченного курса,  - спохвати -
         лась она.  -  Давай поговорим о нас с тобой. Так ты  серьезно  решил
         на мне жениться ?
                - Абсолютно.  -   Глаза  юноши  сузились и превратились в две
         щелочки.  -  Разве я похож на трепача?
                -  Нет,  не похож.
                -  Хотите, как в любовных романах, я опущусь  перед  вами  на
         колени и на весь кабак признаюсь в любви?
               "Еще чего? - подумала Лера.  -  Что за мальчишество? Не хва -
         тало только выставить меня на  посмешище."
                -  Пожалуйста, давай обойдемся без этого,  - сказала  она  мяг -
         ко.  -  Последний раз тебя спрашиваю:  ты серьезно решил связать со
         мной жизнь?
                -  Без балды.
                -  Тогда  предлагаю сделать так. Не будем бросаться в омут с
         головой. Давай месяц-другой повстречаемся, приглядимся друг  к
         другу, а  там видно будет. Понимаешь, не могу я выйти за тебя замуж
         без любви. Нужна хотя бы привязанность. Ты согласен со мной?
                -  Согласен.
                -  Вот и умница. Значит, решено. И ты не будешь мне  надоедать
         своими  звонками, а  будешь  ждать звонков от меня. Пойми правиль -
         но, Ленечка, у меня тоже сложился определенный  ритм  жизни, и  мне
         трудно  вот так сразу его изменить. А ты тем временем еще раз как
         следует подумай. Может, изменишь свое  решение  относительно  моей
         кандидатуры?
                -  Никогда! -  вскочил Летковский.  -  И давайте больше не будем
         возвращаься к этому вопросу!
               "Бешеный!" - подумала Валерия.
                -  Ладно, ты не кипятись,  -  остановила она его.  -  Я желаю тебе
         только добра и не хочу, чтобы через пару лет ты  проклял  меня  и
         возненавидел. А  теперь отвези меня домой.   Уже поздно, и я что-то
         устала. И на будущее советую тебе поменьше пить пива.   Лучше про -
         пустить рюмку хорошей водки (если ты, конечно не  за  рулем). Пиво
         вызывает брожение в кишечнике, а это тебе совсем ни к чему.
                -  Спасибо, доктор,  - мило  улыбнулся юноша.  -  Последую вашим со -
         ветам.
                -  Молодец! Соображаешь!
               Алексей расплатился с  официантом  и, галантно  поддерживая
         Валерию под руку, вывел ее на улицу. До Лериного дома ехали в пол -
         ном молчании. Ей очень хотелось спать, и у  нее  слипались  глаза.
         Юноша же, как бесценный бриллиант, лелеял надежду, поданую ему  мо -
         лодой женщиной, и боялся нарушить это священное молчание.


               Новый день начался наперекосяк. В четыре утра позвонил  ка -
         кой-то  алкаш  и пропитым голосом спросил Петровича. Когда сонная
         Лера обругала его, он громко икнул и повесил трубку.
               Лишь в шесть часов ей снова удалось заснуть, но  в  скором
         времени зазвонил  будильник. В окно барабанил дождь, все небо за -
         волокли плотные серые тучи.  В квартире  было темно, как осенью.
               Во время прогулки с собакой Валерия поскользнулась и  под -
         вернула ногу.  Садясь в машину, женщина обнаружила, что нет боково -
         го зеркальца. Вот уж верно говорят: "Пришла  беда, открывай  воро -
         та."
               Когда Лера появилась в отделении, ее сразу огорошила Верочка:
                -  Хочу  тебя обрадовать. Только что звонил Фарид, сказал, что
         у него ангина. Температура с утра была тридцать восемь с  лишним.
         Он просил передать, что возьмет больничный.
                -  Что  ж, принимаем  огонь на себя,  - уныло улыбнулась Лера.  -
         Чувствую, денек будет горячий.  Теперь мы с тобой остались вдвоем.
                -  Ладно, ты не переживай. Как-нибудь справимся,  - успокоила ее
         медсестра.  -  Ведь не в первой. Правда?  А я заявление написала  на
         отпуск. Как ты думаешь, Толик подпишет ?
                -  Думаю, подпишет. У тебя ведь уважительная причина  -  свадьба.
                -  А мы с Мишей уже и путевки на Кипр купили. Сразу же после
         свадьбы отбудем в Лимассол, где думаем провести медовый месяц.
                -  Как  здорово! - восхищенно  воскликнула Лера. - Какие же вы
         молодцы!  Будет, что вспомнить. Слушай, ты Гржебовского не  видела?
         Если  увидишь, не говори ему, что Фарид заболел, а то он заколебает
         своим вниманием. К шутам его!
                -  Что-то я тебя не пойму,  - удивилась Верочка.  -  То замуж  за
         него собираешься выходить, то - к шутам его!
                -  Я  передумала. Знаешь, кто мне вчера звонил?  Ни за что не
         догадаешься!
               Верочка недоуменно пожала плечами.
                -  Летковский. Мы с ним в бар ходили.
                -  Ну, надо же!  -  удивилась Вера.  -  Какой настырный!
                -  Да, что-то не везет мне на мужиков.
                -  Ну и о чем же вы с Летковским договорились?
                -  Ни  о чем. Лапшу я ему на уши навешиваю, а он рад до безумия.
                -  И тебе не жалко мальчика?
                -  Жалко, конечно. Но если он не понимает русского языка, при -
        ходится мудрить.  Ладно, я на  пятиминутку опаздываю. Когда приду,
        тогда ты сходишь к шефу со своим заявлением.
               На утренней  конференции  Ярослава  не  было. Видимо он, как
        всегда, не спешил на службу,  и Валерия полдня его не видела.
               От Анатолия Петровича Верочка вернулась зареванная.
                -  Все равно уйду, без его разрешения! -  глотая слезы, тверди -
        ла  она.  -  Имею полное право. А если что будет говорить, вообще уво -
        люсь!  Свет клином не сошелся на этой чертовой реанимации. Была бы
        шея, хомут найдется!
                -  Ты  не кипятись и вытри свои чудесные глазки,  -  обняла ее
        Лера за плечи и легонько похлопала по спине.  -  Глаза от слез пор -
        тятся, делаются некрасивыми. Мишенька тебя разлюбит. Сейчас все дела
        переделаем, и я сама схожу к шефу. А ты, будь добра, перевяжи мне но -
        гу потуже, а то что - то она сильно разболелась.  Бинты-то хоть в на -
        шем хозяйстве имеются?
                -  Имеются,  - жалобно  всхлипнула  Верочка и достала из бикса
        бинт.
               Она ловко наложила на голеностоп подруги  тугую  повязку, и
        Лера сразу же почувствовала некоторое облегчение.
               "Пока жить можно,  - рассуждала она.  -  В отделении всего трое
        больных.  Правда, день только начался, но будем надеяться, что ничего
        не изменится. Если что, девочки из хирургии помогут. На худой  конец
        позову Гржебовского. "
               Валерия осмотрела больных, назначила им лечение. Особо тяже -
        лых не было. Двое мужчин после операций по поводу  прободной  язвы
        желудка готовились к переводу в общую палату. Парень,   поступивший
        в предыдущую смену с  огнестрельным  ранением  грудной  клетки  и
        пневмотораксом, температурил, но  пока  дышал  ровно,   и показатели
        сердечной деятельности были вполне нормальные.
               После обеда  Лера отправилась к заведующему отделением. Ана -
        толий Петрович сидел у себя  в  кабинете, откинувшись  в  глубокое
        кресло,   и, покуривая,   разговаривал  с кем-то по телефону. Голос у
        него был громкий и раздраженный, и Лера подумала о  том, что  время
        выбрала не совсем подходящее. Она немного побаивалась строгого на -
        чальника, и вела себя с ним робко, словно школьница с  завучем, хотя
        особых поводов Толик никогда для этого не давал. Валерия  подожда -
        ла, пока он закончит разговаривать и тихо постучала.
                -  К вам можно, Анатолий Петрович? - спросила она, заглядывая в
        дверь.
                -  Заходи, Чистова. Что там у тебя ?
               Лера вошла в кабинет и остановилась напротив рабочего сто -
         ла, заваленного многочисленными бумагами.   Шеф взял пачку сигарет
         и протянул их ей.
                -  Спасибо, я не курю.  -  Странно. Почему - то ее все упорно ста -
         раются угостить сигаретами.
                -  И  правильно делаешь.  -  Анатолий Петрович элегантным дви -
         жением стряхнул пепел в пепельницу. Он все делал элегантно и кра -
         сиво, и вообще, шеф был необыкновенно обаятельным мужчиной средних
         лет,  не красавцем, но очень привлекательным, хотя довольно строгих
         правил.  -  Так, по какому ты вопросу ?
                -  Заявление. - Лера  протянула шефу листок бумаги. Он взял
         его небрежно двумя пальцами и, не глядя, положил на стол.
                -  Может,   присядешь?  Или так и будешь стоять ? -  Анатолий
         Петрович кивнул на стул.  -  Не подпишу.  -  Он насмешливо взглянул на
         Леру.  -  Все разъедутся по курортам, а я что буду делать?  Рабо -
         тать кто будет ? Я тебя спрашиваю. Кто будет людей лечить?
                -  Не имеете права! - с вызовом бросила Валерия.  -  По графику
         Левашова  должна идти в отпуск именно в июле. Когда зимой отделе -
         ние реанимации составило график отпусков, вы лично одобрили его и
         поставили на нем свою резолюцию.  -  У Леры дрожали пальцы от стра -
         ха  и  негодования, она вся трепетала, но голос ее звучал твердо и
         решительно.  -  Разве не так? У Веры Петровны, между прочим, восьмого
         июля свадьба, а двенадцатого они с мужем улетают на Кипр.
                -  Ну, слава  богу! -  улыбнулся заведующий.  -  Наконец-то Лева -
         шова сподобилась. И кто же тот Адонис, который  осчастливил  нашу
         несравненную богиню своей любовью ?
                -  Это вы у нее сами спросите,  -  сердито буркнула  Валерия.  -
         Она поняла, что выбрала правильную тактику. Шеф расположен благо -
         душно. Он обязательно подпишет заявление.  -  Она вам с удовольстви -
         ем расскажет  и про будущего мужа, и про свадьбу, и про загранич -
         ное турне.
                -  А ты, значит, не хочешь разглашать тайну подруги? -  спросил
         Анатолий  Петрович  с  беззлобной усмешкой.  -  Тоже мне, партизанка
         Зоя! - Он взял шариковую ручку и  одним  росчерком  пера  поставил
         свою резолюцию в углу Вериного заявления.  -  Так уж и быть!  Пусть
         Левашова сама отдаст заявление старшей сестре  и  спокойно  идет
         под венец. Скажи своей подружке, что Толик, мол, благословляет ее на
         законный брак. А ты-то сама куда думаешь отбыть  -  в Рио-де-Жаней -
         ро или Иоханнесбург?
                -  Мне б до Малаховки добраться!
                -  Что так?
                -  С моими финансами только в Москве загорать.
                -  Ох, Чистова, любишь ты прибедняться.
                -  Вот-вот, Фарид то же самое говорит. Давайте, Анатолий  Пет -
         рович, сначала его в отпуск отпустим.   У него все-таки семья, жена
         молодая, маленький сын. Кстати, он заболел. У него ангина. Ему  вита -
         мины нужны, солнечные ванны, свежий воздух.
               Анатолий Петрович взглянул на Валерию и лукаво прищурился.
                -  Ох, и бесхитростная же ты девица, Валерия. Все о других пе -
         чешься. О себе-то когда будешь думать?  Может, Гржебовского к тебе
         прислать? -  сверкнул  он глазами.  -  В помощь, так сказать. Это я ми -
         гом устрою. Пусть попотеет в реанимации.  А то что-то за последнее
         время  зажирел  он  на маменькиных хлебах. Совсем мышей ловить не
         хочет!
                -  Нет, нет, не  нужно,  -  выпалила Лера.  -  Пусть в операционной
         отдыхает. Как-нибудь обойдемся без него, своими силами.
                -  Как знаешь. Ну, а на твоей-то свадьбе когда гулять будем?
                -  Не дождетесь. . .
               Лера, весьма довольная, выскользнула  из кабинета шефа и ти -
         хонько прикрыла за собой дверь. Чтобы не тратить драгоценное вре -
         мя, она сама занесла старшей сестре Верочкино заявление.
                -  Марья Ивановна, а к зарплате  успеют  подсчитать  отпуск -
         ные? - поинтересовалась она.  -  Верочке очень деньги нужны.
               Старшая сестра оторвалась от составления графиков, серьезно
         посмотрела на Валерию из-под очков и вдруг ласково улыбнулась.
                -  А кому они сейчас не нужны? - спросила она. - Должны  ус -
         петь, еще  целая неделя впереди. Но для большей верности пусть все
         же Левашова сходит в бухгалтерию и попросит девочек, чтобы  пото -
         ропились. От моего имени скажите,  чтобы купила им шоколадку.


               В семь вечера в отделение пришел  Ярослав. На  шее у него
         болталась маска, лоб был влажным от пота.
                -  Я  там  проинтубировал больного после черепно-мозговой,  -
         устало потянулся он.  -  Сейчас ребята закончат с  ним  возиться  и
         привезут к вам.  Аппарат готовьте.  Будем подключать.  А Фарид где?
                -  Больничный взял,  - нехотя буркнула Лера.
                -  А! Значит, ты сегодня одна?
                -  Почему одна? С Верочкой.
               Пока Гржебовский снова ходил в операционную, Валерия взгля -
         нула на паспортную часть истории болезни нового пациента.
               "Белышев  Владимир  Александрович,  - прочитала она. - Тысяча
         девятьсот тридцать пятого года рождения.  Пенсионер."
                Ниже стояли  адрес, номер телефона, паспортные данные, стра -
         ховой полис, группа крови и резус-фактор потерпевшего.
               Дорожно-транспортное  происшествие. Диагноз: вдавленный пе -
         релом височной кости, сдавление головного мозга, кома.
               "С таким тяжелым больным нам с Верочкой, пожалуй, не  спра -
         виться  вдвоем,  - подумала Валерия.  -  Ладно. Кто сегодня из хирургов
         дежурит?  Эрик Ханджян? Отлично! В крайнем случае позову его.  Он
         нормальный парень!"
               Состояние вновь поступившего больного и в самом деле  ока -
         залось  крайне  тяжелым. Сердце работало с перебоями, дыхание было
         поверхностным, несмотря на искусственную вентиляцию легких.
               Ночью у Белышева началась одышка. Дыхание участилось,   поя -
         вились влажные хрипы, на губах выступила розоватого  цвета  пена.
         Валерия поняла, что начался отек легких. Верочка второй раз вводи -
         ла больному мочегонное. Не  успевали  менять  одноразовые  пелен -
         ки. Состояние пациента с каждой минутой ухудшалось.
                -  Веруня, беги за Эриком Гургеновичем! -  не вытерпела Лера.  -
         Я не знаю, что делать.
               Верочке не нужно было дважды повторять. Она молча кивнула и
         бросилась на поиски дежурного хирурга. Трое старых больных крепко
         спали.  Валерия в растерянности стояла возле кровати Белышева. Та -
         кого с ней никогда раньше не было.
               " Что  же  вы стоите, Лера? - услышала она вдруг голос внутри
         себя. Голос принадлежал Борису Келлеру. - Владимир Белышев - вот имя
         моего убийцы. И не только моего. Сотворите же справедливую  месть!
         Накажите   мерзавца, который   не  имеет  права  ходить  по  зем -
         ле. Ну, же, Валерия! Он все равно не жилец. "
               Рука Леры невольно потянулась к тумблеру аппарата.
               "Нет! - вздрогнула  она. - Не  могу. А  вдруг это ошибка, и я
         убью невинного человека? Пусть он не жилец, но я обязана бороться
         за его жизнь до конца."
               "Вы дали слово,  -  вновь послышался голос Бориса.  - Неужели
         вы  откажетесь от него?  Лишь только гнусный убийца сделает пос -
         ледний вздох, душа моя навеки успокоится, и  я  исчезну  из  вашей
         жизни навсегда.  Не об этом ли вы мечтаете каждый день?"
               "Неужели мы больше никогда не  увидимся?" - с  сожалением
         подумала Валерия.
               "Кто знает? Может, когда-нибудь. . . "
               Доктор Чистова машинально протянула руку и выключила аппа -
         рат. Верочка  отсутствовала  уже  минут  семь-восемь, видимо  Эрик
         Ханджян находился  или  в  операционной  или  в приемном отделе -
         нии. Свидетелей преступления не было.
               Лицо Белышева  посинело, он мучительно выгнулся. По его телу
         прошла сильная судорога. Он вытянулся на кровати и замер. Все было
         кончено. Лера  покачнулась и чуть не упала рядом, но чудом удержа -
         лась на ногах. По стене, наощупь, она добралась до  кушетки  и, дер -
         жась за сердце,   рухнула на нее. На лбу у нее предательски высту -
         пила испарина.   Дрожащей рукой она сорвала с себя шапочку и маску.
               "Сейчас  бы  под ледяной душ, а потом долбануть полстакана
         водки! - пронеслось в ее разгоряченном мозгу.  -  И спать. . ."
               Когда Вера вместе с Эриком Гургеновичем  вошли  в  отделе -
         ние, они увидели лежащую на кушетке Валерию, бледную, как смерть.
                -  Что это с ней? -  удивился Ханджян.
                -  Не  знаю,  -  ответила  Верочка.  -   Когда я уходила, все было  нормально.
                -  Больной умер,  -  тихо, не открывая глаз, произнесла Лера.  -  Я
         ничего не смогла сделать. Дайте воды. . .
               Валерию напоили водой и, поддерживая под мышки,  проводили в
         ординаторскую. Эрик Ханджян померил кровяное  давление  и  сделал
         вывод, что у коллеги сосудистый криз.
                -  Вера, уколи ее магнезией,  -  кивнул он медсестре,  -  пять ку -
         бов вполне достаточно, и возвращайся в  отделение. Я  посмотрю  за
         ней. Если будут меня искать, скажи, где я.
                -  А как же Белышев? - кивнула медсестра на дверь.
                -  Вызови пока санитаров. Пусть вывезут тело в коридор. Я приду, разберусь.
               Доктор Ханджян взял Леру за руку и нащупал пульс.
                -  Ты что это, подруга, нас пугаешь, в обмороки падаешь? - приг -
         ладил он черные усы.  -  Может ты того, беременная?
                -  Если только от тебя, Эричка, - через силу  пошутила  Вале -
         рия.  - Это все от того, что я вторую неделю плохо сплю. Вот и доп -
         рыгалась. . .
                -  Любовь замучила или наоборот ?
                -  Наоборот.
                -  Ладно, я к тебе сейчас Манюню пришлю. Пусть с тобой  поси -
         дит, пока я займусь покойничком.
               Валерия попыталась подняться, но Ханджян снова уложил ее.
                -  Спасибо тебе, Эрик.
                -  Не  за  что. Слушай, женщина, не  охваченная  любовью, может
         сходишь как-нибудь в кафе со старым холостяком ?
                -  Сходим, Эрик, обязательно  сходим,  - пообещала Лера и ус -
         тало прикрыла глаза.  -  Вот только оклемаюсь малость. . .
               Она заснула, как  убитая, и  проспала до самого утра.   Перед
         приходом другой смены Лера встала, умылась, причесалась и поправи -
         ла  помятый  за ночь костюм. В отделении все было в порядке, новых
         больных не поступало, труп Белышева уже отправили в морг.
               Давление более  или менее нормализовалось, но душу не поки -
         дало тяжелое чувство вины.   После сдачи дежурства Лера стала со -
         бираться домой.
                -  Я поеду с тобой! - категорически заявила  Верочка.  -   Вдруг
         ты отключишься за рулем ?
               Валерия укоризненно посмотрела на подругу и покачала голо -
         вой.
                -  Я не пьяная, чтобы засыпать за рулем,  -   улыбнулась  она.  -
         Всю  ночь  спала, пока  вы  трудились в поте лица.   Приеду домой,
         досплю остальное.
               Верочка недоверчиво осмотрела ее с ног до головы.
                -  Все  это  очень  подозрительно! - погрозила  она пальцем.  -
         Приеду с Кипра, вплотную займусь твоим здоровьем. Какие-то обморо -
         ки странные начались, бессонница и все такое. Не к добру это! А ты
         отсюда сразу домой, а то знаю тебя: то ты на опто -
         вый рынок, то на кладбище! Смотри, проверю!
               Она чмокнула Валерию в щеку и упорхнула в сестринскую.
               Лера вышла на улицу и сделала  большой  глоток свежего воздуха.
               "Убийца!" -  В голове стучало, словно маленькими, острыми молоточками.
               Машина завелась с первого раза.
               "Я - преступница! -  Лера нажала на газ. "Шестерка" рванула с
         места.  -  По мне тюрьма плачет. Клятву Гиппократа давала. . ."
               Всю дорогу от клиники до дома Валерия вглядывалась в  про -
         езжающие мимо автомобили.  Ей казалось, что в каждой машине за ру -
         лем сидит покойный Белышев.
               Возле Рижской эстакады, как всегда, выстроилась огромная оче -
         редь машин. Лера даже не заметила перестраивающийся в  левый  ряд
         сверкающий краской "Пежо - 406".  Задумавшись, она не успела нажать
         на тормоз и со всего маху врезалась в новенькую иномарку. Раздал -
         ся скрежет металла и звон разбитого стекла.
               "Отработался, Гриня! Ку-ку! - молнией пронеслось в мозгу Ва -
         лерии. - За такую крутую тачку мне вовек не расплатиться!"
               Она упала грудью на руль и потеряла сознание.


               Когда она  пришла  в  себя,  то увидела, что сидит на заднем си -
         денье салона чужого автомобиля, и ее куда-то везут. За рулем, - Ва -
         лерия  заметила  это в зеркальце заднего вида,  -  сидел незнакомый
         молодой мужчина в темных очках.
               Лера привстала  на  локте, и, когда  незнакомец, сбавив  ско -
         рость, оглянулся, вскрикнула от неожиданной радости:
                -  Борис!
               Мужчина вел машину, внимательно всматриваясь вперед.
                -  Вы  ошиблись. Я  не Борис,  - сказал он глубоким баритоном с
          заметным акцентом. В слове Борис незнакомец сделал  ударение  на
          первый  слог, а  в  частице " не" четко прослушивалась оборотная
          "э".
               "Иностранец! Да, нет, какой, к черту,  иностранец! -  рассуждала
          про себя Лера.  -  Чеченец, как пить дать, чеченец.   Или азербайджа -
          нец. . . Хотя, не  похож:  лицо  интеллигентное, речь правильная. Так
          ведь разве их теперь определишь? Вся Москва ими заполонена. "
                -  Простите. - Теперь она и сама поняла, что ошиблась. Причес -
          ка не такая, как у Келлера: волосы подлиннее, потемнее.  Черты лица
          намного мягче и правильнее, смуглая кожа. Одежда другая.   Но этот
          неторопливый поворот головы, эта не сходящая с мужественно очер -
          ченных губ улыбка, этот незабываемый тембр голоса. Боже!  Она, на -
          верное, сходит с ума! - Где моя "шестерка"?   -  насторожилась Вале -
          рия.   Все это выглядело довольно-таки странно.  -  Почему я оказа -
          лась в вашей машине, и куда вы меня везете?
                -  К сожалению, ваша машина разбита,  -   спо -
          койно  констатировал незнакомец.  -  А везу я вас в хорошую клинику.
                -  Не надо! -  Лера вскрикнула от страха и потянулась к двер -
          ной ручке.  -  Я вполне здорова. Остановите машину!
               "Точно, крутой  мафиози!  Отвалил  ментам  приличную  сум -
          му, чтобы  разобраться  со мной своими силами. Вот почему меня не
          отправили в больницу на "Скорой помощи". "
                -  Не надо так волноваться,  - беззлобно  усмехнулся  незнако -
          мец, и  от этой усмешки Валерия возненавидела его еще сильнее.  -
          У вас кровь на лице, вам нужна срочная помощь.
                -  Отвезите меня домой! - приказала Лера.
                -  Как  скажете,  - недоуменно  пожал плечами мужчина.  -  Только
          не уверен, что вы поступаете правильно.
                -  Я  -  врач, мне виднее.
                -  Говорите, куда ехать.
               Валерия подробно объяснила, как лучше доехать до ее дома,  и
          проглотила горький комок, подступивший к горлу.
               "Понятно,  -  подумала она, внимательно  разглядывая  в  зер -
          кальце незнакомца.  -  Парашюта за спиной у меня нет. Жаль. Придется
          лететь вниз  самостоятельно и скорее всего свернуть шею при па -
          дении.   "Шестерочка" моя, как видно, накрылась. Теперь  не  то, что
          машину  новую  купить, расплатиться бы с этим типом. Судя по все -
          му, мужик он наглый и в покое меня не оставит. Только бы на квар -
          тиру не замахивался!"
                -  Я расплачусь за причиненный вам ущерб,  -  с вызовом броси -
          ла Валерия.  -  Только не сразу, а постепенно.
                -  С вас никто не требует денег,  - резко отрезал незнакомец.  -
          Поправляйте лучше свое здоровье.
               "Цену набивает,  -  со злостью подумала молодая женщина.  -  Не
          надо, не  надо, а потом как нагрянут мордовороты ростом под пото -
          лок и начнут паяльники в одно место вставлять и на счетчик пос -
          тавят, так не то что квартиру, маму родную заложишь!"
                -  Если не секрет, куда вы так спешили?
                -  Никуда.   Я человека убила.  - Зачем она сказала этому хмырю
         про Белышева, Валерия так и не поняла.
                -  Шутите? Такая милая дама. . .
                -  Нисколько. В  мое дежурство человек умер.  Я могла бы попы -
         таться спасти ему жизнь, но только ускорила смерть.
                -  Вы, вероятно,  в реанимации работаете?
                -  Работала.
                -  Почему же в прошедшем времени?
                -  Потому что я больше никогда не смогу войти в это  отделение.
                -  Зря вы так. Я, конечно, абсолютно не разбираюсь в  медици -
         не, но  мне  кажется, что  вы очень строго к себе относитесь. Как я
         понял, больной был обречен?  Так за что же себя  винить?  Он  все
         равно бы умер. вы просто облегчили ему участь. На Западе такой ме -
         тод широко используется. Эвтаназия называется.
                -  Не знаю, как на Западе, а я совершила преступление,  -  твер -
         дила Лера.
                -  Мне кажется, вы просто устали и вам необходим отдых.  Дома
         есть кто-нибудь, кто сможет за вами поухаживать?
                -  Есть, собака,  -  ляпнула Лера и поняла, что ее  шутка  неуместна.
                -  А муж?
                -  У меня нет никого!
                -  Тогда, может, лучше в больницу?
                -  Нет, домой!


               Когда "Пежо" остановился возле Лериного подъезда, незнако -
         мец вышел из машины и распахнул перед молодой женщиной дверь.
                -  Вам помочь или вы сами дойдете? - спросил он, и Валерия ос -
         толбенела: ей  снова  почудилось, что  рядом  стоит  Борис.   Высо -
         кий, стройный, молодой незнакомец был одет просто, но элегантно. Бе -
         лая рубашка с короткими рукавами, светлые брюки, туфли серого цве -
         та из  мягкой  кожи были приобретены явно не на оптовом рынке. Но
         ей-то что до всего этого?
                -  Помогите, пожалуйста, дойти до квартиры. Видимо, я  переоце -
         нила свои  силы. - Валерии вовсе не хотелось присутствия в своем
         доме постороннего мужчины, тем более, как  она  считала, мафиози. Но
         теперь уж ничего не попишешь:  если милиция снимает  перед  ним
         фуражки, то что  ему стоит узнать ее адрес, место работы и все ос -
         тальное?  Но без посторонней помощи ей не сделать и шага.  -  Наде -
         юсь, вас это не сильно затруднит? - бросила она с иронией.
                -  Нисколько. Прошу вас.  -  Мужчина подал руку, и Валерия опер -
         лась на нее. Он поставил машину на сигнализацию и  помог  молодой
         женщине дойти до двери ее квартиры.
                - Еще  не все, - сама не зная почему, сказала Лера.  -  До -
         ведите меня до кровати.
               Он довел ее до спальни, усадил на кровать и, наклонив голову
         набок, внимательно следил за ее действиями.
                -  Что вы на меня уставились?   - не сдержала гнева Лера.  -
         Я не икона и не фальшивая купюра.
                -  А что, нельзя?  - беззлобно засмеялся незнакомец, не обратив
         внимание на явное оскорбление.  -  Может, вас раздеть?
                -  Нет, не  надо. Я сама,  -  вспыхнула Валерия.  -  А вы что, так и
         будете на меня глазеть? Отвернитесь!
               "Вот наглец!   -  В душе Леры бушевала  буря  негодования.  -
         Как будто у себя дома! Ладно, что теперь голову пеплом посыпать. "
                В этот момент раздался звонок. Незнакомец достал из карма -
         на брюк сотовый телефон и вышел в холл. Валерия тем временем ски -
         нула кроссовки, стащила с  себя  ветровку, расстегнула  молнию  на
         джинсах и так в них и легла, натянув до подбородка одеяло.
                Мужчина с кем-то негромко разговаривал по телефону. До Ле -
         ры доносились лишь обрывки фраз, и она жадно вслушивалась в чужой
         разговор.
                -  Нет, это  невозможно,  -   раздраженно  возмущался незнако -
         мец.  -  Сколько ему лет? Двадцать? Для такой работы он слишком мо -
         лод. . . А мне наплевать, что он родственник Фельдмана. . .  Нет, не бо -
         юсь. . . Так ему и передай. . .  Не знаю. . . Есть дело. . . Неужели сегодня
         нельзя обойтись без меня? У меня ч. п. . . Нужно разобраться. . .
               "Тут, по всей видимости, нашла коса на камень. Ему звонят из
         какой-то другой бандитской группировки, а он никого и  ничего  не
         боится, - накручивала себе нервы Валерия.  -  Так и есть, он сам себе
         хозяин. Кого хочу, того возьму, а кто не угоден, убью и похороню.   И
         комар носа не подточит, потому что у него все схвачено. "
               Так она рассуждала сама  с  собой, лежа  под  теплым  одея -
         лом. Молодой человек тем временем закончил разговаривать по теле -
         фону и вновь появился на пороге спальни, засунув руки в брюки.
                -  Теперь я свободен ?
                -  Да. Только дайте, пожалуйста, мне телефон.
               Незнакомец протянул Лере свой сотовый  телефон  и  сел  на
         стул возле нее.
                -  Вы так и будете меня пасти?
                -  А у вас что, есть какие-нибудь секреты?   -  Он снял темные
         очки и, слегка склонив голову, с жутким равнодушием  уставился  на
         молодую женщину пронзительно синими глазами.   -  Тайны мадридского
         двора?
               Лера не  удостоила  его  ответом. Нахал  он  и в Африке на -
         хал. Что ж, она сама во всем виновата. Теперь лежи и терпи  выходки
         самодовольного  хама. Она набрала номер Фарида и сообщила ему, что
         с ней случилось несчастье. Курбангалеев, несмотря на ангину,   обе -
         щал приехать немедленно.
                -  Я  подожду, пока  приедет ваш друг,  - безапелляционно заявил
         незнакомец, непринужденно закидывая ногу на ногу.  -  А то вдруг вам
         что-нибудь приспичит, а вы в таком беспомощном состоянии.
                -  Делайте что хотите!   -  равнодушно отозвалась  Валерия  и
         демонстративно  отвернулась  к  стене. Ей  уже было все равно. Мо -
         жет, этот нахальный хмырь навсегда поселится в ее квартире?
                Через тридцать минут раздался звонок в дверь.
                -  Откройте,  -  обрадовалась Валерия.  -  Это, наверное,  Фарид.
                Молодой человек открыл дверь. Фарид вежливо поздоровался с
         незнакомцем и только собрался пройти в комнату, где лежала подру -
         га, как услышал ее жалобный голос :
                -  Я вас очень прошу, не присылайте только ко мне своих  те -
         лохранителей. Клянусь: я отдам деньги за машину в ближайшее время.
               Незнакомец взял Фарида за руку и задержал его на пороге.
                -  Вы знаете,  - серьезно сказал он, вкладывая ему в ладонь не -
         большой картонный прямоугольничек,  - Ваша подруга по-моему, сильно
         ударилась головой.  Вы, случайно, не доктор?  Доктор? Это просто за -
         мечательно! Ей необходимо сделать снимок черепа. По всей видимос -
         ти, у девушки не все в порядке тут.  - Он постучал пальцем по своему
         виску и, не простившись, вышел из квартиры, оставив Курбангалеева в
         полной растерянности.
                -  Ну ты, мать, даешь! -  Фарид присел на краешек кровати и по -
         целовал Валерию в щеку.  - Как же тебя так угораздило? Ты же всегда
         такая внимательная и аккуратная. Машину сильно помяла?
                -  Сильно. 
                -  А это что за мужик?
                -  Он ушел?
                -  Ушел.
                -  Хмырь один,  - скороговоркой прошептала  Валерия, словно  ее
         кто-то мог подслушать.  -  Это я ему машину раздолбила.
                -  Возле подъезда стоит темновишневый "Пежо".   Не его ли ты
         долбанула, солнце мое? Багажник помят, бампер искарежен, задние фа -
         ры вдребезги! Как ты вообще жива осталась?
               Валерия недоуменно  пожала плечами, приподнялась, обняла Фа -
         рида за шею и вдруг крепко прижалась к нему.
                -  Лучше б я погибла! -  жалобно всхлипнула она.  -  Сколько мо -
         жет стоить ремонт такой тачки?
                -  Много. Думаю, три с половиной тысячи баксов, не меньше,  - от -
         ветил Фарид, ласково поглаживая подругу по голове.  -  Он что, с тебя
         деньги требовал ?
                -  Нет пока, но я его боюсь. Этот хмырь - крутой  мафиози, иначе
         менты не отдали бы меня ему на растерзание. Представляешь, по суду
         мне присудят выплачивать определенную сумму, а сам он с меня сде -
         рет в три раза больше. Разве не так?
                -  Старушка, ты вообще как себя чувствуешь?  - спросил Фарид
         как-то странно глядя на Леру.  -  У тебя голова не болит?
                -  Нет, у меня грудь болит и дышать тяжело,  -  призналась Ле -
         ра.  -  Я грудью ударилась о руль. Кажется, сломала ребро.
                -  Так ты считаешь того парня бандитом? -  Курбангалеев выта -
         щил  из  кармана визитку и протянул ее Валерии.  -  А знаешь, подру -
         га,  - беззлобно усмехнулся он,  - что ты  раздолбила  дипломатическую
         тачку? Теперь тебя точно в тюрьму посадят, да не в московскую, а в
         какую - нибудь импортную. А я тебе буду сухари возить ну, например, в
         Асунсьон или Монтевидео.
               Валерия вырвала визитку из рук друга.
                -  Как дипломатическую? -  ужаснулась она.  -  Ты что мелешь?
                -  Ты на номер-то хоть посмотрела, когда в  него  впилилась?
         Хотя, понимаю,  тебе в тот момент было не до номера.
                Лера тем временем бросила взгляд на визитку, и вот что она  увидела:


                ГЛЕБ КЕЛЛЕР
                Пресс - атташе Российской Федерации
                в Португальской Республике

               Ниже стояли два телефонных номера в Москве, домашний и слу -
         жебный, факс, а также номер телефона в Лиссабоне.
               Валерия без сил откинулась на подушки и  испустила  глухой
         стон.
                -  Что с тобой? -  воскликнул Фарид.
                -  Я умираю! -  прошептала она, закатив глаза.


               Вот так компот! Кто бы мог подумать, что судьба преподнесет
         Лере  Чистовой  такой сюрприз?  После аварии она уже почти месяц
         сидела  на  больничном. Короче  говоря, отделалась  легким   испу -
         гом. Оказалось, что  у нее всего-навсего легкое сотрясение мозга и
         перелом одного ребра. Теперь времени у Валерии было  хоть  отбав -
         ляй,  и она изо дня в день занималась самобичеванием.
               "А если это просто совпадение? - размышляла она.  -  Просто, да
         не совсем. Глеб - мужское   имя, которое  встречается  довольно-таки
         редко, а фамилия  -  тем более. Престижная должность, о которой  упо -
         минал  Борис. Неуловимая схожесть во всем с Келлером  -  старшим. Не
         зря я назвала его тогда Борисом. Бред! Такое бывает лишь  в  сказ -
         ках. Значит, получается  так: как  только  я умертвила убийцу Бори -
         са, тут же столкнулась с его с сыном? Да как столкнулась! А поче -
         му  я  считаю, что сын Бориса должен обязательно носить его фами -
         лию? Приемный отец вполне мог усыновить мальчика и дать ему свою
         фамилию. Наверняка так и было. А слова Бориса о том, что сын не вы -
         лезает из-за границы? Ну, так что ж? Разве мало престижных долж -
         ностей, связанных с длительными командировками? И вовсе не обяза -
         тельно, что сын Бориса должен быть непременно дипломатом."
               Она не  пришла  ни к какому выводу, но все же решила позво -
         нить Глебу и извиниться перед ним за свое недостойное поведение
         в день  аварии.   В конце концов он ни в чем не виноват. Мало то -
         го, что она изуродовала его дорогую машину, а он не потребовал  с
         нее  ни  копейки, она  к тому же вела себя с ним просто по хамс -
         ки, приняв его за бандита.
               Валерия долго ходила вокруг телефона, примеривая и прикиды -
         вая, как  ей  вести  разговор. Наконец, она  поняла, что  сойдет  с
         ума, если не позвонит Келлеру.
               По домашнему  номеру  никто не отвечал, и она позвонила ему  на работу.
                -  Вам господина Келлера?   -  спросил молодой женский голос.  - Его нет.
                -  А когда он будет? - робко поинтересовалась Лера.
                -  Трудно сказать. Он улетел в Лиссабон.
                -  Простите, а когда он вернется? -  Голос у нее  предательски  дрогнул.
                -  Думаю, не раньше сентября. Если хотите ему что-то  пе -
         редать, продиктуйте, я запишу.
                -  Спасибо, не стоит. До свидания.
               Валерия повесила трубку.   На душе у нее было так тошно, что
         она заплакала от жалости к себе.


               После больничного Валерии все же дали отпуск. Фарид  убедил
         ее  в  том, что сейчас ей отдых более необходим, чем ему. Профсоюз пре -
         доставил ей льготную путевку  в  подмосковный  санаторий, но  все
         упиралось в собаку. Пока не приедет с Кипра  Вера, Валерия  уехать
         из  дому не сможет: соседка Надежда вот уже третий месяц отдыхала
         с Катькой в деревне у своих родителей.
               Лера вспомнила веселую свадьбу подруги, и ей стало еще гор -
         ше. Потом  она  вспомнила, как с Фаридом провожали молодоженов в
         "Шереметьево" и долго махали им, стоя на  балконе, выходящем  на
         летное поле.   Со  дня  на день Верочка и Михаил должны были вер -
         нуться из свадебного путешествия, и тогда Валерия уедет в санато -
         рий со спокойной душой. Конечно, ей сейчас необходимо сменить обс -
         тановку и подлечить нервную систему. Слишком много  неприятностей
         свалилось на ее голову.
               Время летело с невероятной быстротой, и Валерия не успевала
         оглядываться. Вот уже август, а там снова осень, холод, дожди, одино -
         чество и скверное настроение.   От ухода из клиники Фарид смог ее
         отговорить, мотивируя тем, что рано или  поздно  она  опомнится  и
         очень пожалеет о своем поступке.  Конечно, работа реаниматолога не
         курорт, но коллектив у них хороший, слаженный, а что ждет ее на но -
         вом месте,  ещё неизвестно.
               Лера согласилась и больше не заводила разговора об уходе.
               Ярослав больше  не  звонил, да  и Летковский куда-то исчез.
         Вероятно, он одумался и решил не связываться  с  женщиной, которая
         намного старше его.
               Однажды вечером, когда  Лера, уютно  устроившись  на   дива -
         не, наслаждалась любимым фильмом по видику, ее заставил вздрогнуть
         телефонный звонок. Она  с трудом пришла в себя и не сразу сообра -
         зила, что это за звук и где находится аппарат. Телефон стоял здесь
         же,  на  полу, рядом  с ней, но Валерии понадобилось некоторое вре -
         мя, чтобы найти его и снять трубку.
                -  Алло! Я слушаю вас. . .
                -  Как вы себя чувствуете, сеньора?
                Она поняла, что звонит иностранец, и он явно перепутал номер.
                -  Простите, вы, наверное, не туда попали,  - промямлила она.
                -  Вы не узнали меня?  Это Келлер.
               Лера почувствовала, как земля уходит у нее из-под ног.   Она
         беспомощно опустила трубку и перевела дыхание.
                -  Вы слышите меня? Почему вы молчите?  -  Голос Келлера стал
         громче и настойчивей.  -  Вам неприятно со мной говорить?
                -  Мне стыдно, Глеб, - собралась с духом Валерия.  -  В тот день
         я вела себя недостойно.
                -  Успокойтесь. Я  сразу понял, что вы меня принимаете за ка -
         кого-то страшного разбойника, но не стал вас разочаровывать. У вас
         все впорядке со здоровьем?
                -  Вполне. А как ваша машина?
                -  Как новенькая.
                -  Я перед вами в неоплатном долгу.
                -  Вы ничего мне не должны. Давайте забудем об этом.
               Валерия не стала спрашивать, почему он вернулся из Португа -
         лии раньше времени. Пожалуй, не стоит ему говорить о том звонке на  работу.
                -  Как у вас сегодня со временем? - поинтересовался  Глеб.  -
          Не могли бы вы составить мне компанию во время ужина?
               Лере хотелось крикнуть:"Да! Конечно, Я с удовольствием пой -
          ду с тобой туда, куда ты меня позовешь!  Пусть это будет даже  в
          ущерб моему самолюбию." Но она этого не сказала. К чему?  Навер -
          няка, у него есть жена и куча любовниц.   Такой мужчина не  может
          быть  одиноким, просто  не  имеет права!  Зачем ему такая женщи -
          на, как она? Ради времяпровождения? Ради блажи, которая вдруг
          вступила в голову красавцу-дипломату?  Просто, вернувшись из эк -
          зотической страны, ему захотелось романтики и перемены обстанов -
          ки, и  он  вспомнил  о той, которая должна ему кучу денег. Возмож -
          но, он и прав, и нечего строить из себя недотрогу!
                -  Если вам так хочется. . .
                -  Вот  и чудесно. Я заеду за вами без четверти восемь, выхо -
          дите к этому времени на улицу.
               В назначенное время Валерия  вышла  из  подъезда. Глеб  уже
          ждал  ее  в своем роскошном "Пежо".   Машина сверкала чистотой и
          краской, будто только что сошла с конвейера.
               Глеб в  строгом  черном  костюме  и  белоснежной сорочке с
          галстуком был невероятно хорош. Валерия с тоской подумала, что этот
          мужчина не для нее. Она всегда считала себя "ассенизатором и во -
          довозом." А Глеб Келлер - это просто "сеньор Совершенство".
               Ужинали в  дорогом  престижном  ресторане, который  Валерия
          раньше считала недосягаемым, неземным, райским уголком,  доступным
          лишь  для избранных мира сего. Глеб угощал ее изысканными блюда -
          ми, названия которых ей были незнакомы,  и винами, которые русско -
          му  доктору могут разве что присниться. Они танцевали под краси -
          вую спокойную музыку, и Лере казалось, что она попала в  сказку, а
          рядом   с   ней, нежно  обнимая  ее  за  талию, стоит  прекрасный
          принц, которого она видела когда-то в своих детских снах.
               Разговаривали о пустяках. Глеб почти ни о чем не  спрашивал
          и  ничего  не  рассказывал о себе, а Валерия стеснялась задавать
          лишние вопросы, боясь показаться чересчур назойливой и  любопытной.
               Потом он  отвез  ее домой, и они долго сидели в машине, не в
          силах расстаться. Глаза Валерии  невольно  остановились  на  шее
          Глеба - там, где темные завитки касались белого воротничка рубашки.
               Ей так  хотелось протянуть руку и прикоснуться к его воло -
         сам, но как бы он это расценил?
               И тогда  она  предложила молодому человеку зайти к ней до -
         мой. Как ни странно, он не отказался - наоборот, с радостью подхва -
         тил  ее порыв. Они пили на крошечной кухне душистый кофе с сырным
         крекером и непринужденно болтали о разной ерунде.
               Как они оказались в спальне на  постели, Валерия  вспомнить
         не могла. Она помнила только, как прижалась губами к его губам.   А
         дальше. . .  Время ярко вспыхнуло и остановилось. Пространство вдруг
         стало совсем крохотным, тяжелым, жарким и душным. Боже! Что с ней ?
         Каким образом превратилась  она  в  молодую, страстную, ненасытную
         вакханку?!  И она кричала от переполнявшего ее восторга, а содро -
         гающееся тело ее истекало любовью. Любовью и нежностью. И если  ее
         кто-то  когда-нибудь спросит, бывала ли ты на небесах, она от -
         ветит:  "Да, только раз". Потому что то, что  происходило  с  ней
         сейчас, не могло повториться. Это может быть только раз. Только раз в жизни.
               Остаток ночи  Валерия проспала на плече Глеба Кел -
         лера. Утром их разбудил звонок. Кто-то названивал по сотовой  свя -
         зи. Молодой человек резво спрыгнул с кровати и схватил трубку.
                -  Слушаю вас. . .  -  Видимо он ждал от кого-то звонка. 
               Часы показывали двадцать минут двенадцатого. Валерия никог -
         да  не  позволяла  себе так долго спать. Но сегодня был особенный
         день, день после волшебной ночи, и она никак не могла прийти в се -
         бя от счастья.
                -  Quem fala ? - услышала она иностранную речь.  - Como,  Peres?
         Ho, Eujenio!  Salud!  In segundo? Nao, trabalhei todos dias.  Еn me
         lembro disto. Este muy sao interesante!  A mulher, cujo nome e Va -
         leria.   Ela en canto.  Parese me que fiquei apaixonado.  Nao, Odett
         a Lisboa. Ella aspira a ser feliz.   Ela paga  -  me con ingratidao.
         A men ver, ela tem nao parao.  Geralmente janto em restarante.  Com
         muito praser aseito um teo convite. Obrigado.   Em vao.   Nao gosto
         disto Elena. Perdone  -  me.  E pena. A manha vou a Caracas.  Adeus. *

         * ( порт) Кто говорит? Кто, Переш? О, Эуженьу! Привет! В понедель -
         ник?  Нет, я работал каждый день.  Я помню об этом. Это очень инте -
         ресно.  Женщина, чье имя Валерия.  Она - прелесть. Кажется, я влюбился.
         Нет, Одетт в Лиссабоне. Она еще надеется быть счастливой.  Она пла -
         тит мне неблагодарностью.   На мой взгляд она не права.   Обычно я
         ужинаю в ресторане.  С огромным удовольствием принимаю твое пред -
         ложение. Спасибо.   Напрасно.    Мне   не   нравится   Элен. Прости.
         Жаль. Завтра я улетаю в Каракас.  Пока.

                Валерия заслушалась его и не заметила, что он одевается.
                -  Простите  за  непонятную для вас речь,  - обернулся к Лере
         молодой человек, застегивая  пуговицы  на сорочке.  -   Звонил  мой
         близкий  друг. Он  бразилец. Вчера, оказывается,   Эуженьу Переш, или
         Женя, как я его называю по-русски, прилетел из Сан-Паулу в Моск -
         ву. Мы  не  виделись  с  ним  почти два года. К сожалению, мне надо
         ехать. Спасибо за все. Нет, нет насчет  завтрака  не  волнуйтесь. По
         утрам я только пью кофе. Вероятно, я что-то не так сделал ?  В та -
         ком случае, извините. . .
               В тот  момент  глаза Валерии были полны слез. Еще секунда, и
         они предательски хлынут из ее глаз.
               Она ничего не ответила и ни о чем его не спросила.  Это бы -
         ло ни к чему.  То, что произошло сегодняшней ночью, рано или поздно
         должно было произойти. Лера Чистова понимала, что не имеет никако -
         го права на этого мужчину.
               "Он чужой,  - думала она  с  тоской, разрывающей  сердце,  -   и
         неприступный, как Эверест.   Глеб никогда не будет моим. Вон у него
         сколько разных женщин! Да какие имена: Одетт, Элена! -  Валерия не по -
         нимала чужую, незнакомую речь, но имена женщин отчетливо  разобра -
         ла. И еще она поняла, что Глеб улетает в Каракас.  -  А я? Я для него
         всего-навсего сломанная игрушка, которую  в  любой  момент  можно
         выбросить на помойку. "
               Глеб ушел  спокойно, по-английски, поцеловав Леру в губы и
         пожелав ей удачи.   После его ухода она нашла на  кухонном  столе
         три новенькие купюры по сто долларов.
               Воздушный замок, возведенный  ею  из  грез, разом рухнул. Ра -
         достное ощущение, вспыхнувшее в ней, потухло, и боль снова заполни -
         ла все ее существо.
               "А что, собственно говоря, я  ожидала? -  горько рыдала  Ле -
         ра, держа в  руках  доллары.  - Он абсолютно прав. Нищая врачиха, как
         голодная тигрица, тащит в постель импозантного дипломата, которого
         видит  второй раз в жизни.   А у него - неоспоримый принцип: за удо -
         вольствие надо платить. И расплатился он со мной щедро, плюс  ресторан. "
                Она зарылась лицом в подушки и пролежала так до вечера не
         реагируя на телефонные звонки  и  глотая  горькие  слезы, которые
         жгли горло.   Впервые за двадцать восемь лет Валерии хо -
         телось уснуть и не проснуться.


               Весьма равнодушная  к  природе, Лера  отпуска проводила до -
         ма. Теперь ей тем более не хотелось  ехать  в  санаторий. Глубокая
         депрессия делала такую поездку бессмысленной. Фарид предложил по -
         ехать к его бабушке в деревню в  Нижегородскую  область. Там  как
         раз  отдыхали Роза с сыном и теща Фарида, но Лера наотрез отказа -
         лась, объяснив,   что ей будет совестно, если  ее  кислая  физионо -
         мия, испортит людям настроение.
               В конце концов Лера все же решилась поехать в санаторий.
               Путевка досталась   ей   почти   бесплатно, и  она  подума -
         ла, что, если откажется ехать сейчас, больше ей  путевку  не  дадут  никогда.
              Санаторий оказался  хорошим, в  былые времена числившийся за
         Четвертым управлением Минздрава и по совершенно непонятным  при -
         чинам не  пришедший  в  упадок в период реформ. Там хорошо корми -
         ли, сносно лечили, но было очень скучно. Номера густо заселяли  пен -
         сионеры, которые по нескольку лет ожидали путевки в собесах и по -
         ликлиниках. Молодых отдыхающих не было вообще.   Ее
         соседке по палате, бабушке по  имени  Серафима  Яковлевна, недавно
         исполнилось  восемьдесят четыре года. Это была классная бабулька!
         Она еще каталась на велосипеде и запоем курила "Беломор".
               В санатории  Лере  сделали электрокардиограмму, взяли кровь
         на анализ и молоденький врач-невропатолог прописал ей  какие-то
         таблетки, от которых  постоянно  клонило  в сон. Она добросовестно
         ходила на процедуры,  а вечером посещала плавательный бассейн.
               После вечерних прогулок Валерия и Серафима Яковлевна игра -
         ли в своем номере в бридж и пили ароматный чай, который  старушка
         заваривала в маленьком фарфоровом чайничке из саксонского серви -
         за, привезенном с собой из дома, или наслаждались бразильским кофе
         с  армянским  коньяком. В  свое время Серафима Яковлевна была ар -
         фисткой и играла в оркестре Мариинского театра, а теперь - одинокой
         пенсионеркой, которая оказалась никому не нужной, даже собственным  детям.
               Лера с  удовольствием  слушала ее рассказы о дальних стра -
         нах, в которых  старушка в свое время побывала во время гастролей
         театра, о тех милых временах, когда французская булка стоила  семь
         копеек, а бутылка водки два восемьдесят семь.
                -  Вы, деточка, к  сожалению, этого уже не застали,  - качала головой
         старушка.  -  Мне искренне жаль вас, современную молодежь. Вы не  ви -
         дели  настоящей  жизни, и, думаю, не  увидите  никогда! У вас отняли
         все, что  могли, а  взамен  ничего  не   дали.   Вот   вы, Валероч -
         ка, врач, семь  лет  учились в иституте, затем ординатура, а сколько
         вы получаете?  Считанные гроши. А  взять, к  примеру, какого-нибудь
         лоботряса, который в школе перебивался с двойки на тройку, так вот
         он сейчас живет и процветает, потому что умеет  воровать. Наглецам
         и  мошенникам в наше время очень легко, потому что они не задумы -
         ваются о завтрашнем дне. Помните, в одном известном фильме вор го -
         ворит, что у него не жизнь, а романтика: "Украл, выпил  -  в тюрьму".
         А честным людям приходится постоянно сводить концы с концами.
               Погода портилась на глазах. Потянулись серые холодные дни с
         затяжными  дождями  и сильным ветром. Старички в свободное от ле -
         чебных процедур время играли в холле в шашки и  шахматы, старушки
         в  преддверии  зимы  вязали  носки и теплые шарфы, а Лера
         одевалась потеплее и отправлялась на прогулки  в  парк,   которые
         она  совершала  в  грустном одиночестве, захватив с собой любимую
         книгу или томик стихов.
               Сегодня посидеть  было  негде: скамейки  намокли от дождя, и
         Лера грустно брела по мокрому асфальту, направляясь к киоску "Со -
         юзпечать", где собиралась купить журнал "Семь дней" и газету "Ар -
         гументы  и  факты".   Сосновая аллея, по которой она шла, считалась
         самым красивым местом в  санатории. Крымские  сосны  с  огромными
         шишками  величаво возвышались по обеим сторонам дороги, а их смо -
         листый аромат, усилившийся после дождя, немного кружил голову.
               Тоскливо глядя  себе под ноги и поддевая кроссовками упав -
         шие на землю шишки, Валерия думала о скорой зиме и вздрагивала об
         одной  только мысли о морозе и мокром снеге, которые ненавидела с
         детства. Как хорошо летом!  Не нужно напяливать  на  себя  кучу всякой
         одежды, не нужно думать о мокрых ногах и хлюпающем носе. Старый
         полушубок  из  мутона давно уже износился. В нем стыдно ходить на
         работу. Все-таки Лера - врач. Значит, нужен новый полушубок или  дуб -
         ленка, а еще сапоги. Старые давно уже каши просят, а денег на такие
         солидные покупки нет и в скором времени не предвидится. Лера тяж -
         ко вздохнула, вспомнив свою родную "шестерочку",   так ее выручав -
         шую,   которую она холила и лелеяла, как родное дитя. Теперь на ра -
         боту  придется  добираться  на  своих двоих, и не только на рабо -
         ту. Другую машину, пусть подержанную, ей уже не купить никогда!
               Неожиданно молодая  женщина вышла из задумчивости, оторвала
         взгляд от земли и остолбенела.  В конце аллеи она заметила знако -
         мый  силуэт  темновишневого  автомобиля. Сомнений  нет!  Конечно
         же, это "Пежо" Глеба Келлера, а он сам, в свободном джемпере  беже -
         вого цвета и темных брюках, стоит возле машины и внимательно наб -
         людает за ней.
               Валерия резко повернулась и быстро пошла прочь.
                -  Валерия!  Куда же вы, Валерия? -  Ее имя из его уст звучало
         необычно, твердо. Он произносил  не  Валерия, а  Валэрьа. Длительное
         пребывание за рубежом сильно сказалось на его произношении.
               Лера не отреагировала на этот крик. Подумаешь, явился, не за -
         пылился! Никто его сюда не звал! Что ему опять понадобилось? Не -
         ужели замучила ностальгия по любви нищей докторши?
               Она ускорила шаг, почти побежала, задыхаясь от обиды и  гне -
         ва. Прочь! Подальше от него! Чтобы глаза не видели этого самодо -
         вольного красавца! Воспоминание о трех новеньких купюрах зелено -
         го цвета больно резануло по сердцу.
               Глеб догнал ее возле самого входа в корпус и, резко развер -
         нув, притянул к себе.
                -  Я идиот! Кретин! Глупый осел! - шептал он, осыпая лицо Леры
         горячими поцелуями.  - Прости  меня  за  деньги. Я  не  подумал  о
         том, что  своим  дурацким  жестом могу причинить тебе боль. Там, на
         Западе, деньги  -  в порядке вещей. Я долго думал о нас  с  тобой  в
         Венесуэле  и пришел к выводу, что не могу жить без тебя. Сначала я
         думал, что все это дурь, блажь, но не рассчитал свои  силы, не  смог
         дождаться окончания командировки и вернулся в Москву.
               Лера уткнулась носом в ямочку на его шее и  тихо  заплака -
         ла. От Глеба исходил запах чистого мужского  тела  и  тонкий,  еле
         уловимый  аромат  туалетной  воды. Он  нежно  поглаживал  ее пыш -
         ные, мокрые от дождя волосы, и что-то несвязно шептал. Лера подума -
         ла о том,  какой он все-таки милый и немного рассеянный.
                -  Как  ты меня нашел? - спросила она с нежным смирением, заг -
         лядывая ему в глаза.
                -  Фарид сказал, где тебя можно найти, а отыскать место твоей
         работы  не  составило  большого труда. У меня гаишники знакомые. У
         тебя с собой много вещей? -  резко сменил он тему.
                -  Не очень. А почему ты спрашиваешь о вещах?
                -  Собирайся, мы едем в Москву.
                -  Нет, Глеб.  - Валерия высвободилась из его крепких объятий и
         подавила глубокий вздох.  - Прости, но я никуда не поеду. Меня посла -
         ли  в  санаторий, мне назначили лечение, и я не могу вот так сразу
         все бросить и уехать.
                -  Если  у  тебя неполадки со здоровьем,  -  нахмуился молодой
         человек,  -  не обязательно лечиться здесь. Существует много хороших  клиник.
               Валерия, вдруг вспомнив о чем-то, оттолкнула его и решитель -
         но направилась к двери.
                -  Завтра ты снова куда-нибудь  улетишь, и  я  останусь  од -
         на,  - бросила  она  на ходу. - А я так не хочу . У тебя своя жизнь, у
         меня своя.  Оставь меня в покое!
               Глеб догнал ее и снова прижал к себе.
                -  Я больше никуда не улечу. . .  - Он, как сумасшедший,   целовал
         ее губы, шею, глаза, волосы.  -  . . . без тебя. Ты веришь мне?
                -  Верю. Хочу верить,  -  прошептала она, сияя от счастья.
               Нет, поистине жизнь  -  удивительная штука, и ты не знаешь, что
         ждет тебя завтра.


               Она не помнила, как оказалось в квартире Глеба Келлера.   Ей
         самой казалось, что она прилетела сюда на волшебном  облаке. Моло -
         дой человек запер входную дверь и притянул ее к себе.
                -  Валери, любимая,  - прошептал  он.  -   Я искал тебя целых две -
         надцать лет.
                -  Где же ты был раньше? - подняла она на  него  полные  счастья
         глаза.  -  Почему так долго шел ко мне?
               Глеб обнял Валерию за талию. Она обхватила его за  шею, под -
         няла к нему лицо и подставила губы для поцелуя.
                -  Я жил далеко. В Германии, в Мюнхене.
               "Конечно же, он сын Бориса! - ликовала Лера. - Все сходится. "
               Когда они целовались, их сердца бешено колотились, они  тес -
         но прижимались  друг  к другу, а дыхание перехватывало от страсти.
              Когда Глеб стал ласкать ее, она вся задрожала и тоже  стала
         гладить его широкие плечи и крепкую грудь, в то время как его гу -
         бы продолжали мучить ее рот.
              Его джемпер  полетел на пол вслед за блузкой Валерии.  Глеб
         подхватил ее на руки и понес куда-то, продолжая целовать. Она  по -
         няла, куда он  несет  ее, только  когда коснулась спиной шелкового
         покрывала кровати.
              Он опустил  ее  на постель и посмотрел на нее затуманенными
         страстью глазами.
                -  Валери!  Прости, но я не умею красиво  говорить,  - выдохнул
        он со стоном.  -  Да это и ни к чему.
               Его взгляд прошелся по всему ее телу. Он говорил  красноре -
        чивее всех слов.
               "Как странно он зовет меня,  -  подумала она.  -  Красиво и не -
        обычно!  На французский манер. Наверное,  ему так легче  произносить
        мое имя".
               Валерия молящим жестом протянула к Глебу руки.
               Поняв ее  безмолвный порыв, он скинул с себя остатки одежды
         и вытянулся на постели рядом с ней.   Когда он прижался к ней, она
         ощутила, что больше не может ждать. Ни минуты, даже ни секунды.
               Еще никогда ни с кем другим она не испытывала такого  бур -
         ного, дикого  восторга.   Не  об этом ли она мечтала все последние
         годы?
                -  Глеб! - вскрикнула она.  -  Глеб!
               Глеб Келлер совершил то, что не удавалось сделать ни одному
         другому мужчине. Он сумел разбудить дремавшую в ней  столько  лет
         чувственность, которая теперь с неукротимой силой рвалась наружу.
                -  Я больше не могу ждать. . .  - Глеб целовал ее, и его  пронзи -
         тельно синие  глаза  казались маленькими лесными родниками. 
                -  Я  тоже не могу. . .  -  Валерия сжала его лицо в своих ладо -
         нях.  -  Не могу больше ждать ни секунды. . .
               Валерии казалось, что она взлетает все выше и выше. С каждой
         минутой сладостное напряжение внутри нее нарастало, и вот наконец
         наступил желанный миг. Тело Валерии накрыла  горячая  волна  удо -
         вольствия, от невероятного ощущения счастья она даже заплакала. . .
               А потом Глеб лежал рядом с ней, зарывшись лицом в ее пышные
         волосы и слегка поглаживал ее тело. Волна нежности затопила её. И
         она знала, что сейчас в мире нет более счастливой женщины.
                -  Расскажи  мне  о  себе,  - попросила  Валерия, нежно обнимая
         его.  -  Ведь я совсем ничего не знаю о тебе.
      -  Не люблю  о  себе  рассказывать. Но,  если  ты  настаива -
         ешь. . . Мне тридцать  лет,  - начал  Келлер. - Родился  я  в  Москве, но
         детство и юность прошли в Германии, в Баварии, куда  меня  забрали
         бабушка  с дедушкой в пятилетнем возрасте. Дедушка мой - чистокров -
         ный немец, бабушка русская. Учился я в немецкой школе, поэтому  не -
         мецкий знаю  так  же  хорошо, как и русский. После окончания школы
         поступил в МГИМО.   На этом настоял мой приемный отец. Он  у  меня
         журналист-международник, прекрасный человек. На первом курсе меня
         угораздило жениться на москвичке, которую звали Юлия. Она была  на
         три года старше меня. С Юлией мы прожили шесть лет до того момен -
         та, пока я не получил распределение и не был назначен сотрудником
         дипкорпуса в Португалии.
                -  Сколько  же ты знаешь языков? - перебила молодого человека Лера.
                -  Шесть.
                -  Шесть?! Потрясающе! И какие же?
                -  Немецкий, английский, французский, испанский, португальский,
         итальянский. Сейчас учу голландский.
                -  Да  ты  просто  полиглот! - воскликнула восхищенная Лера.  -
         Ходячая энциклопедия! Когда же ты успеваешь?
                -  В принципе, сложности никакой  нет,  -   смущенно  признался
         Глеб.  - Просто нужно хорошо знать хотя бы один иностранный язык, а
         остальные пойдут, как по маслу. У языков романо-германской  группы
         основа одна и та же.
                -  В тот раз по телефону ты разговаривал на португальском?
                -  Да, это очень красивый язык, и  мне  он  очень  нравится. Я
         иногда  думаю  на португальском и пишу стихи. Но это бывает очень редко.
               Валерия любовалась им, счастливая, восхищенная!
                -  Прости, что я тебя перебила,  -  сказала она. - А где  сейчас
         Юлия? Почему ты говоришь о ней в прошедшем времени?
                -  Мы  развелись с ней в том же году, когда впервые приехали
         в Лиссабон,  - ответил Глеб, задумчиво глядя в потолок.  -  Она бросила
         меня и вышла замуж за известного испанского киноактера. Через год
         я  женился  во  второй раз. Моей очередной любовью была красавица
         Одетт Фротуозе, стриптизерша из ночного бара. Друзья  отговаривали
         меня от такого ответственного шага, но я не слушал никого. К  сожа -
         лению, мне  так и не удалось вытащить Одетт из грязи.   Она гуляла
         от меня по черному, и в конце концов бросила  и  ушла  к  старому
         миллионеру  из  Лиссабона, который  старше  ее  на  тридцать пять
         лет. Наверное, она нашла то, что искала.
               И тогда я дал себе слово, что больше ни одна женщина не пе -
         реступит  порог  моей  спальни. Единственное, о чем я жалел, что ни
         первая моя супруга, ни вторая не подарили мне ребенка.  Мне всегда
         хотелось  иметь дочку, пухленькую, с мягкими кудряшками и вздерну -
         тым носиком. Я бы осуществил свою заветную мечту и взял бы девоч -
         ку  из приюта,  - у меня хватило бы средств и любви сделать малютку
         счастливой, да и мать с отцом не были против такого  моего  реше -
         ния,  - но  тут как раз встретил тебя. Я долго боролся со своим внутренним
         "я", но ты не походила ни на одну женщину из прежней моей  жизни.
         И тогда я понял, что, если потеряю тебя, потеряю самого себя.
               Валерия внимательно слушала Глеба, и неожиданно в ее памяти
         возник образ Бориса и диалог с ним в салоне ее "шестерки"  той
         ночью, когда он спас ее от смерти.
               "Вы встретите человека, с которым пройдете по  жизни  рука
         об руку, ни разу не пожалев об этом.
                -  Если этот человек будет похож на вас.
                -  Возможно.
                -  Откуда вы знаете?
                -  Позвольте, я сохраню свой секрет в  тайне. И  верьте: все
         будет именно так, как я сказал. "
                "Борис  знал  о  нашей встрече с Глебом. Он хранил своего
         сына для меня! - Теперь Валерии Чистовой все стало ясно, и  смерть
         киллера  Белышева  уже не выглядела так ужасно.  -  Рано или поздно
         он все равно бы умер.  Просто его смерть ускорила мое счастье. Так
         хотел Борис!"
                -  Ты  не  слушаешь меня, любимая?  - Приподнявшись на лок -
         те, Глеб нежно гладил ее плечи.  -  Ты устала? Пойдем пожуем что-ни -
         будь.   Только  боюсь, что  мой холодильник пуст, но кофе" Каппуччино" у
         меня всегда имеется.
                -  Прости, Глеб, я немного задумалась,  - вздрогнула Лера.  - Но
         я  все  слышала, что ты говорил. Я тоже очень хочу дочку. . .   и сы -
         на. Если у меня когда-нибудь родится сын, я назову его Борисом.
                -  Почему именно Борисом? - удивился Глеб.  -  Так звали челове -
         ка, которого ты любила?
                -  Нет, так звали человека, который подарил мне тебя!
                -  Ничего не понимаю!
                -  Поймешь. Когда-нибудь я  тебе  все  объясню. Скажи,  - она  с
         укором  посмотрела  на  молодого  человека, - почему ты ничего не
         рассказываешь о своем родном отце.  Разве он был плохим  человеком?
                -  Я  совсем  не знал его,  - виновато признался Глеб. - Он был
         знаменитым хоккеистом и трагически погиб, когда  мне  исполнилось
         четыре месяца. Меня воспитывали бабушка с дедушкой, его родители.
                -  А ты хоть раз был на отцовской могиле? - прищурила  глаза Лера.
                -  К своему великому стыду, нет,  -  честно  признался  молодой
         человек.  -  Я даже не знаю, где он похоронен.  Все как-то было недосуг.
                -  Зато я знаю,  - сказала Валерия, стараясь, чтобы голос не вы -
         дал ее эмоций. - И мы обязательно пойдем к нему на кладбище и от -
         дадим этому необыкновенному человеку последний долг.
               Глеб удивленно уставился на Леру. По всему было видно, что он
         не понимает ничего.
                -  Не смотри на меня так недоуменно,  -  сказала  она ласково.  - На -
         шей  встречей  мы обязаны твоему родному отцу, Борису Германовичу
         Келлеру.
               Глеб поднялся с кровати. Валерия  вздрогнула  от  восторга,
         заглядевшись на него. Тело крепкое, загорелое с узенькой белой по -
         лоской от плавок.
                -  Конечно, мы обязательно навестим  могилу  отца, - согласился
         Глеб,  - но  мне  хочется выпить за наше счастье. Я вспомнил, что у
         меня есть бутылка настоящего португальского Винтажа сорокалетней
выдержки , - сказал он, накидывая на плечи короткий махровый халат.  - Наливать?
                -  Наливай,  - бодро согласилась Лера.
               Глеб разлил чудесное янтарное вино по бокалам и протянул один бокал Валерии.
                -  За нас с тобой, Валери. - Молодой человек поднял  бокал  и
         подарил  Лере  свою  очаровательную  улыбку.  -   За нашу необычную
         встречу и, надеюсь,  большую любовь.
                -  За любовь, - поддержала его Лера, - и нежность!
                -  Почему  бы  тебе  не перевезти свои вещи ко мне? - спросил
         он, потягивая вино.
                -  Что, так  сразу ? - удивилась Валерия.  -  А что делать с моей квартирой?
                -  Зачем  тянуть время? - Глеб снова потянулся к ее губам.  -  Я
         хочу, чтобы ты стала моей женой. Ты не против?
                -  Это  так неожиданно!  - восторженно выдохнула Лера. - Ко -
         нечно, я не против. Только не забывай: у меня есть собака.
                -  Собаку я усыновлю, квартиру сдадим. В октябре мне снова нужно ле -
         теть в Португалию. Я подписал контракт на три года. Ты поедешь со мной?
               Валерия восхищенно смотрела на Глеба. Неужели это не сон,  и
         он действительно возьмет ее с собой в эту сказочную страну?
               Она кивнула  в  знак  согласия и, поставив бокал с вином на
         столик, бросилась к нему в объятия.
                -  Только с одним условием, сеньора,  -  шутливо погрозил паль -
         цем молодой человек. - Я никому не собираюсь вас  дарить. Третьего
         раза не будет! Я просто пущу себе пулю в лоб.
                - Глупенький! -  воскликнула она.  -  Неужели ты думаешь, что  я
         променяю  тебя  на  старого  противного  миллионера?  Ты даже не
         представляешь, что ты для  меня  значишь!  Только  пожалуйста, ми -
         лый, не  будем устраивать никаких пышных торжеств. Это ни к чему. Я
         не девочка,  да и ты не мальчик, поэтому распишемся рано утром в
         зале для неторжественной регистрации.
                -  Согласен. Пригласим самых близких друзей пообедать с  на -
         ми, потом  съездим  к  моим родителям в Питер. А как насчет твоих
         родственников?
                -  У меня никого нет,  - грустно вздохнула Лера.
                -  Какое счастье, что у моей будущей  жены  нет  родственни -
         ков! -  Глеб  смешно  сложил руки на груди.  -  Родственники даны для
         того, чтобы мучить нас.  Шучу, конечно.
               Час спустя  они  ехали  к  Верочке за Милордом. Валерии каза -
         лось, что еще никогда она не была так  счастлива, как  сегодня, ни -
         когда еще солнце не светило так ярко, а ветерок не был таким лас -
         ковым. Наконец-то она дождалась своего принца из  сказки!  Отныне
         каждый день  для  нее станет таким же полным радости и света, как
         сегодняшний.  Ведь с ней будет Глеб Келлер!


               В конце  августа  вернулись  из  деревни соседи. Как только
         Надежда поставила чемоданы, Катька была уже у Валерии.
                -  Привет, моя  хорошая! - Обняла ее молодая женщина.  -  Как отдохнула?
                -  Хорошо. Тетя  Лера, а почему  около подъезда нет вашей маши -
         ны? - первым делом спросила девочка.
                -  Видишь ли, малышка, она сломалась, и ее пришлось отвезти на свалку.
               Катька смешно наморщила носик.
                -  Как жаль!  А у меня сегодня день рождения. Вы  придете  к  нам в гости?
                -  Ну, если ты меня пригласишь, приду. А еще, если мне не изме -
         няет память, ты скоро пойдешь в школу, в первый класс?
                -  Да, завтра мы с мамой поедем в магазин покупать  ранец. Вы
         с нами поедете?
               Лера протянула руку и сняла с полки конверт. Она отдала его
         девочке  и погладила ее по рыжей голове. В конверте лежали те са -
         мые триста долларов, которые оставил Глеб Келлер.
                -  Нет, Катюша, я  не смогу поехать с вами,  - улыбнулась женщи -
         на.  -  Но ты не расстраивайся. Я приготовила  тебе  подарок. У  тебя
         ведь  сразу  два  праздника: день  рождения и первый раз в первый
         класс.
                -  А что там ?   -  спросила девочка с любопытством разгляды -
         вая конверт.  -  Можно посмотреть?
                -  Ты сейчас иди домой, отдай его маме. Она разберется.
               Через минуту прибежала Надежда.
                -  Зачем  ты  это сделала, Лера?  - спосила она, чуть не пла -
         ча, пытаясь вернуть конверт.  -  Я не могу  принять  от  тебя  такие
         большие  деньги. Это  же целое состояние!  Мне столько никогда не
         заработать!
                -  Вот поэтому-то я тебе их и даю,  - спокойно ответила Лера.  -
         Вернее не тебе, а Катюшке. Купишь ей все, что нужно к школе.
                -  А  как  же  ты, Лера?   -  спросила Надя, прижимая конверт к
        груди.  - У тебя ведь они тоже не лишние.
                -  Я  выхожу замуж, - призналась Лера,  - и, наверное, скоро уеду
        с мужем за границу. Ты присмотришь за квартирой?
               Надежда с восторгом глядела на соседку, и по ее щекам кати -
        лись слезы. Слезы счастья.
                -  Наконец-то,  - прошептала  она.  -   Как я рада за тебя!  Будь счастлива!


               Валерия сидела за рулем темновишневого "Пежо ".  Рядом, сво -
         бодно откинувшись на сиденье, сидел Глеб и с наслаждением потяги -
         вал пиво "Хольстен" из жестяной банки.
                -  Какое счастье, когда за рулем машины  жена, - мечтательно
         протянул  он,  - а ты в тот момент можешь расслабиться и даже на -
         питься в стельку!
               Лера с любовью и нежностью взглянула на мужа. На  его  руке
         сверкнуло тоненькое обручальное кольцо.
                -  Не зубоскаль, амиго! - засмеялась она.  -  Смотри, договоришься!
         Пить буду я, а ты будешь крутить баранку.
                Неожиданно она побледнела и, резко вывернув руль, припарко -
         вала машину к бордюру.
                -  Что с тобой, Валери?  Тебе плохо?  -  Глеб распахнул дверь
         и потянулся за аптечкой.
                -  У меня  потемнело  в  глазах, - призналась  она.  - Ничего
         страшного, сейчас пройдет.
                -  Давай поменяемся местами. - Молодой человек вылез из ма -
         шины, помог выбраться Валерии , усадил ее, сам сел за руль.  -  Может,
         вернемся домой? 
               Валерия взяла мужа за руку и прижала ее к своей щеке.
                -  Я беременна, Глеб,  - чуть слышно проговорила она.
                -  Повтори еще раз, что ты сказала,  -  переспросил  он. Рука  с
         банкой безвольно опустилась вниз.
                -  У нас будет ребенок,  - повторила Лера, виновато улыбаясь.
                -  Ребенок? Ты не ошиблась?  -  переспросил Глеб.
                -  Нет. Врач сказал, что уже семь недель.
               Он сжал  ее в своих объятих и долго не выпускал, уткнувшись
         мокрым от слез лицом в ее душистые волосы. Мимо  проезжали  маши -
         ны, а они сидели, не обращая внимания на  шум  и  толчею, на  косые
         взгляды  прохожих  и яростный лай пробегающих рядом собак. Теперь
         он твердо знал, что дороже этой женщины у него нет никого на све -
         те, и скоро он станет отцом.


               На плиту из черного габра легли четыре алые гвоздики.  Глеб
         Келлер бережно  поддерживал  жену под руку и задумчиво глядел на
         могилу отца. Валерия не скрывала слез. Это была ее тайна, ее личная
         боль, о которой никто не знал.
               "Я  выполнила  твою  просьбу, Борис, - мысленно  проговорила
         она.  - Я  сделала так, как ты хотел. Спасибо тебе за тот бесценный
         дар, который ты долгое время хранил  для  меня. Спи  спокойно. Кля -
         нусь: я оправдаю твое доверие. Я сделаю твоего сына счастливым.  Не
         об этом ли ты мечтал много лет?"
               И вдруг ей почудился голос Бориса  Келлера, голос, исходящий
         из самой глубины его большого сердца:
               "Я счастлив. . ."
               А может,  ей это только показалось?


               Через неделю Валерия и Глеб  улетели в Лиссабон.


                ОКТЯБРЬ 1995 г.  -  АВГУСТ 1999 г.
                ( Москва )


                ( редакторы: Владимир Морозов, Дмитрий Таланцев )


Рецензии
Четко, мастерски, выдержано, современный антураж и убедительные герои. Вызывает сопереживание, желание идти вглубь произведения, хотя и читал бегло.
С уважением! Заходите - роман "Вера".

Павел Явецкий   15.11.2018 14:35     Заявить о нарушении