Манюня собирается в Адлер, часть1

Мама сидела на нашей кровати и с каменным лицом наблюдала за тем, как мы складываем свою одежду. Невозмутимость мамы, скажу я вам, обманный манёвр. Чем безразличнее мама, тем глубже надо втягивать голову в плечи. Потому что чем больше она напоминает безучастную железобетонную конструкцию, тем выше шанс получить от неё нагоняй.

Раз в неделю мама открывала дверцы детского шкафа, выгребала оттуда наспех закинутую одежду, сваливала на кровать и заставляла нас приводить её в порядок. Нужно было сложить кофты в аккуратные стопочки, а юбочки и брюки повесить на вешалки. Мы ненавидели этот еженедельный ритуал лютой ненавистью, но были не в силах его изменить. Попробуй изменить ход событий, когда у тебя такая мама, как наша. Легче покориться судьбе и убраться в шкафу, чем напроситься на её фирменный подзатыльник!

-Кто, кто придумал эту уборку!?- ругалась Каринка,- вырасту, никогда не буду убираться, и детей своих не стану заставлять.
-Ну-ну!- хмыкнула мама.
-Мам, а можно мы завтра закончим, а то сегодня к двенадцати нам нужно к Маньке.
-Нет. Складывайте быстрее, и вы всё успеете. А зачем вам к Мане?
-Ну сегодня же воскресенье!
-Ах да,- хлопнула себя по лбу мама,- сегодня ведь воскресенье. Как я могла об этом забыть!!!

По воскресеньям Ба пекла пирожки. Из нехитрого теста – литр мацуна, немного соды и соли, мука, три яйца. Начинка делалась трёх видов – картофельная, мясная и яичная. Ба раскатывала из теста тонкие большие круги, щедро накладывала начинку и защипывала пирожки мелкой косичкой по брюху.
Потом она жарила их в растительном масле. Получались поджаристые, ароматные и очень вкусные пирожки.
Ради этих пирожков мы готовы были на любые, даже самые большие жертвы. Иногда, как сегодня, приходилось откладывать заботы чрезвычайной важности.

Дело в том, что недалеко от нашего дома велись строительные работы – возводилось новое здание аптеки. И рабочие нашли в земле кувшин с серебряными монетами восемнадцатого века. Весть о новом Клондайке мигом разлетелась по нашему городку и прилегающим деревням, и теперь детвора со всей округи в выходные, когда стройка стояла, ковырялась в земле в надежде отыскать клад.
Мы, естественно, не отставали от других.

-Найду клад, куплю мотоцикл и уеду в Америку,- потирала руки Каринка.
-Зачем тебе мотоцикл?- любопытствовал папа.
-Чтобы все мне завидовали!
-А в Америку зачем?
-Чтобы империалистов убивать!- рапортовала сестра.
-Хэх,- радовался папа,- хорошо, что ты девочкой родилась. Родись ты мальчиком, я бы разорился алименты твоим многочисленным жёнам выплачивать да передачи тебе в тюрьму носить!


Когда всё аккуратно было разложено по полочкам шкафа, мы вздохнули с облегчением.
-Всё,- обернулись к маме.
-Вот и замечательно,- сказала мама и встала с кровати,- вам осталось протереть пыль с мебели и помыть пол.
-Ааааааа,- взвыли мы,- это нечестно! Что скажет Ба?
-Ба ничего не скажет, потому что сейчас ровно одиннадцать часов. За десять минут можно легко управиться с уборкой. Так что Каринка моет пол, а Нарка протирает пыль.

-Ну что за несправедливость такая!- запричитали мы,- то в шкафу уберись, то полы помой…
-Зато у меня для вас хорошая новость,- сжалилась над нами мама.
-Какая новость?
-Через две недели мы едем в Адлер.
-Ура,- запрыгали мы,- мы поедем в Адлер! Ура-ура! Мам, а что такое Адлер?
Мама рассмеялась.
-Вот как можно радоваться тому, чего вы не знаете?
-Мы на всякий случай. И потом «поедем» - это же хорошее слово!
-Конечно хорошее. Адлер – город на Чёрном море. Мы поедем на море. А точнее полетим. На самолёте.
-Ура!- заорали мы,- самолёт! Море!!! Адлер!
-Ба! Дядя Миша! Манюня,- в тон нам продолжила мама.
Мы чуть не задохнулись от радости.
-Они тоже с нами поедут?
-Да!
-Ураааа!!!!

Это большая разница, какие мысли крутятся у тебя в голове, когда ты занимаешься уборкой. Потому что если, например тебе надо сейчас полы протереть, а на обед сегодня тушёные овощи или не дай бог луковый суп – то это, конечно, большое, и даже неподъёмное горе. И совсем другое дело, когда ты знаешь, что через две недели тебе улетать! на самолёте! в Адлер!!!

Подстёгнутые радостной новостью, уборку мы закончили в рекордно короткий срок. Когда комната сияла чистотой, побежали докладывать маме, что всё у нас уже прибрано. Мама ковырялась в домашней аптечке и составляла список медикаментов, которые надо будет взять с собой в дорогу.
-Активированный уголь,- задумчиво перечисляла она,- тетрациклин, йод, зелёнка…
-Мам, мы уже всё.
-Молодцы. Присыпка, бинты, бутадионовая мазь…

Мы тихо выскользнули за порог. Отвлекать маму, когда она составляет список в дорогу, очень опасное дело. Потому что она потом всю поездку будет вспоминать, чего забыла взять, и говорить, что виноваты те, кто отвлекали её пустыми разговорами. И мы с папой будем украдкой переглядываться и бубнить себе под нос «этонемы».

Через десять минут мы уже влетели во двор к Манюне. Обычно она дожидалась нас на скамеечке под тутовым деревом, но сегодня её там не было.
-Маня-а,- заорали мы,- Маня-а-а!
-Чего?- высунулась в окно своей спальни Манюня.
-Спускайся вниз,- потребовали мы.
-Нивйдйанакз.
-Чивой?
-Говорю - нивйдйанакз, чего непонятного?- рассердилась наша подруга.
Мы с Каринкой переглянулись.
-Заболела что ли?- предположила я.
-Мань, ты заболела?- крикнула Каринка.
-Не выйдет она, потому что наказана,- вышла на веранду Ба.
-Здрасьти,- шаркнули мы ножкой,- а почему она наказана?
-Руки ей надо оборвать, чтобы не лезла, куда не просят! Потому и наказана, что всюду суёт свой любопытный нос.
-Ыаааааааааааа,- зарыдала сверху Манька.
-Захрмар*! Ты будешь ещё крокодильи слёзы лить!!! Никогда больше не выйдешь из своей комнаты, понятно?
-Ыаааааааааааааа!!!!!!!!!!!!!!
-А как же Адлер? И самолёт?- расстроились мы.
-Какой Адлер?- прервала свой вселенский плач Манька.
-Никакого Адлера для неё не будет!- протрубила Ба,- все уедем, а она останется дома. Одна!!!
-Ыааааааааааа,- Манюнины горючие слёзы полились сверху тропическим ливнем.

Каринка вдруг забеспокоилась.
-Ну а пирожки сегодня будут?
-Ыаааааааааааа,- тропический ливень перешёл во всемирный потоп.
-Не будут!- прогрохотала Ба.
-То есть как это не будут?- у Каринки от обиды задрожал подбородок,- сегодня же воскресенье!
-А вот благодаря этому наказанию,- ткнула пальцем вверх Ба,- и не будут.
-Ыааааааааааааа!- мигом отозвалась Манька.


Представьте себе разочарование Каринки – ни тебе клада, ни пирожков!
-Почему?- взвыла она.
-Потому что кое-кто, пока я ходила в магазин, решил улучшить тесто и добавил туда воды. А потом, чтобы я этого не заметила,- вбухал туда муки. А мука оказалась картофельным крахмалом. А потом кое-кто!- грозный взгляд вверх, проникновенный ыааааааааа в ответ,- решил спрятать следы своего преступления, потащил тесто выливать в унитаз!!!!

-Ик,- отозвались мы с Каринкой.
-Заляпал коридор, заполнил унитаз тестом и спустил воду!
-Ик-ик!!!!!
-А так как тесто было очень густое, и вода его не смыла, кое-кто полез половником в унитаз, выгребать тесто.
……………………….немое молчание……………………….

-И затолкал его так далеко, что вытащить невозможно!
………………………потрясённое мычание……………….

-И теперь ходить нам под кусты, пока не придёт сантехник и не разберётся, что там моя внучка, это сплошное недоразумение, эта тьма египетская сотворила.
………………………всеобщее потрясение, ыааааааа сверху………

-Ну Манька,- глянула уважительно вверх Каринка,- ты даже меня переплюнула!!!!
-Я не хотела,- утёрла сопли шторой Манюня,- я подумала, что теста малооооо…
-Захрмар!- прогрохотала вверх Ба,- вот и сиди безвылазно в своей комнате до скончания веков! Теста ей мало показалось!

-Ба, а что, теперь она вообще не выйдет из комнаты?- расстроилась я.
-Никогда!
-А можно тогда к ней подняться? Ну посидеть с нею чуток? Утешить?
Ба погладила меня по голове.
-Можно конечно. Но недолго. Потому что она сильно наказана.

Мы с Каринкой проскользнули в дом и поднялись на второй этаж. Манюня уже маячила в дверном проёме.
-Ну ты даёшь!- зацокали мы языками.
-Я нечаянно,- вздохнула Манюня и посторонилась, чтобы пропустить нас к себе.
Мы зашли в комнату. Уселись рядом на кушетке. Пригорюнились.

-А половником зачем полезла?- не вытерпела я.
-Хотела быстрее тесто вычерпнуть.
-А чего не вычерпнула?
-Да половник там за что-то зацепился. Я стала его тянуть, чтобы вытащить, а он не вытаскивался. Тогда я попыталась втолкнуть его внутрь, чтобы он ушёл в трубу.
-И чего?
-Втолкнула. И ручку погнула. Хотела сбегать за молотком, чтобы постучать по ручке, но вернулась Ба, и я не успела. Вот.
Я погладила Маньку по щёчке.
-Не переживай, придёт сантехник и всё починит.
-Скорее бы,- вздохнула она, а то меня на море не возьмут!


-Да не оставят они тебя одну!- махнула рукой Каринка,- мало ли что ты можешь ещё натворить, пока мы будем отдыхать на море? Ба побоится тебя одну оставлять.
-Да?- Манька с благодарность посмотрела на Каринку,- не врёшь?
-Конечно не вру. Если даже ничего не натворишь, то с голоду умрёшь.
-Это да, это я могу,- согласилась Манька,- а ещё я дом спалить могу. Или с горя, например, могу умереть.
-Ну это и мы можем,- лавры Мани не давали нам покоя,- с горя любой дурак может умереть. А уж дом спалить вообще плёвое дело!
-Спички зажёг и фьють!
-И в подвале стоит канистра с керосином. А керосин хорошо горит,- напомнила Каринка.
-Вот-вот,- закивали мы головой,- одна канистра керосина – и дома как не бывало.

Потом мы стали обсуждать, как будем отдыхать на море. Говорили шёпотом, чтобы не напоминать о своём существовании Ба.
-Ура,- радовалась Манька,- будем загорать и строить замки из песка!
-А ещё у нас есть красный надувной матрас! Мы на нём будем плавать по морю туда и обратно, от одного берега к другому,- захлопала в ладошки я.
-Да что там от одного берега к другому, если поднажать, то можно и вокруг света проплавать, пока взрослые на берегу прохлаждаются,- сказала Манька,- мы вернёмся – а они и не заметили нашего отсутствия.
-Аха,- радовались мы.
-А если акулы?- испугалась я.
-Одной левой!- лениво откликнулась Каринка.

-Только надо зонтики с собой прихватить,- спохватилась Манька.
-Зачем?
-Ну, я такое в одном мультике видела. Там девочка раскрыла зонтик, подставила его ветру, и лодочка поплыла быстрее.
-Это как это?- удивились мы.
-Сейчас покажу,- вскочила Манька, но тут же села обратно на кушетку,- мне нельзя выходить!
-А чего тебе надо, скажи, мы принесем.
-Зонтик Ба. Он в её комнате, прямо за дверью, висит на спинке стула.

Я пошла за зонтиком. Выглянула в коридор, прислушалась. Ба что-то немилосердно шинковала на кухне, так и слышно было – хрясь! хрясь!, и слушала радио.
-Передаём концерт по заявкам тружеников села,- объявил диктор.
-Мя-мя-мя, мя-мя, мя-мя,- передразнила его Ба.

Когда я тихонечко шла обратно, по радио передавали песню «Мы поедем мы помчимся на оленях утром ранним».
-На оленях они помчатся!- бухтела Ба,- утром ранним! Идиоты!

Я зашла к Мане и осторожно прикрыла дверь.
-Что там Ба делает?- спросила она.
-Песни поёт.
-Ого,- удивилась Манька,- а чего это она песни поёт? В жизни не пела, а сейчас поёт?
-Ну как поёт, ругает певца.
-А, это другое дело, это она может,- кивнула Манька, забрала зонтик и осторожно его открыла,- тут главное тихонечко, потому что если Ба узнает, что мы взяли её зонт, то нам мало не покажется!
Зонтик был большой, коричневый, в бежевые поперечные полосы.
-Ммм, словно шоколадный, так и хочется откусить кусочек,- закатила глаза Каринка.

Маня тем временем широко расставила ноги, наклонилась, оттопырила попу, и вытянула вперёд руки.
-Вот смотрите, если ветер мне будет дуть в спину, то он надует зонт, словно парус, и лодка, то есть матрас поплывёт быстрее. Всего какие-то десять минут, и мы уже в Америке.
При упоминании Америки Каринка резко заволновалась. Она обошла Маньку со всех сторон, потрогала её руки, потыкала пальцем в материю зонта, возвела очи к потолку и зашевелила бесшумно губами, производя в уме какие-то подсчёты.

-Не получится,- вынесла она вердикт.
-Почему не получится?- обиделась Манька.
-Зонтик порвётся.
-Это почему же зонтик порвётся?
-Материя тонкая, шторма не выдержит,- с видом знатока изрекла Каринка,- на матрас надо будет кроме нас ещё и мотоцикл загрузить. Представляешь, какая тяжесть?
-Какой мотоцикл?
-Неважно какой,- отмахнулась Каринка,- но я в Америку без мотоцикла не поеду.

Манька закрыла зонтик, положила его на подоконник и скрестила руки на груди.
-Да с таким зонтом не страшен никакой ливень! С ним можно спрыгнуть с восьмого этажа, и ничего тебе не будет.
-Враки всё это,- сказала я,- нам мама говорила, что с зонтиком прыгать нельзя, он не выдержит нашего веса.
-Может с вашего третьего этажа и нельзя, а с нашего второго можно!- упёрлась Манька.
-Ты ещё скажи, что не раз с зонтом прыгала,- рассердилась Каринка.
-Сто раз на дню!
-Га-га-га,- рассмеялись мы,- Манька, ну ты даёшь!
-А вот щас покажу!- Манька резво запрыгнула на подоконник и взяла в руки зонт.
-Стой!- кинулись мы к ней.
-А вот фигушки вам,- фыркнула Манька, вылезла в окно, подбежала к краю коротенького карниза веранды и спрыгнула во двор. С закрытым зонтом в руках.


-Ааааааааааааааааааа,- заорали мы и побежали вниз по лестнице,- Бааааааааааааааааааааааааа!!!!
-Чего там?- выскочила из кухни испуганная Ба.
-Маняяяяяяя, выпрыгнула в окнооооооооооо!!!!!!!
-Как выпрыгнула?- заклокотала Ба и побежала за нами.
Выбежать во двор мы не успели, потому что распахнулась входная дверь и в прихожую шагнула целая и невредимая Маня.
-Ыаааааааааааааааааа,- рыдала она в голос.
-Мария,- запричитала Ба,- детонька, что у тебя болит?
-Ничегооооооооо,- рыдала Маня, только ладошки поцарапала – она выставила впреёд свои ладони – это я когда приземлялась, подставила рукииии….
-Пошевели пальцами… пошевели ногами… пошевели руками…,- диктовала Ба,- голова не болит и не кружится?
-Нееееееееееееееет,- плакала Маня.
-А ноги?
-Неееееееееееееееееет!
-А спина?
-Нет!!!
-А чего же ты тогда плачешь?- не вытерпела Каринка.
-Зонтик сломалсяааа,- зашлась в истерике Манька.

Ба махнула рукой и побежала звонить дяде Мише.
-Приезжай скорее,- кричала она в трубку,- нужно Маню отвезти в больницу и сделать ей рентген костей.
Потом она обернулась к нам:
-Дети, где ваш папа?
-На дежурстве.
-Это хорошо,- Ба стала набирать номер отцовского рабочего телефона,- алё, Юра? Нужен рентгенолог. Я понимаю, что воскресенье. Маня в окно выпрыгнула. Скоро будем.

Пока дядя Миша ехал, Ба постелила прямо на полу в прихожей большой плед, и заставила Манюню лечь на него.
-Не двигайся,- велела.
-Да у меня ничего не болит!- ныла Маня.
-Горе луковое!- ругалась Ба.
Мы с Каринкой сидели рядом и скорбно обмахивали пострадавшую журналом «Здоровье».

Потом примчался дядя Миша и мы поехали в больницу. У ворот нас встретил папа с целым десантом медработников. Маньку торжественно загрузили на каталку и повезли делать снимки.
-Прощайте,- махала нам рукой Манька,- может, когда-нибудь и увидимся!
-Я пойду с вами,- ринулась Ба.
-Роза, я тебя очень прошу, оставайся здесь,- прикрыл грудью медперсонал папа,- не переживай, всё будет в порядке. Под мою ответственность!
-Дядьюра, может вы мне заодно и зубы запломбируете?- предложила Манька.
-Обязательно,- затрусил за каталкой папа,- сначала запломбирую, потому вырву все до единого!
-Ух ты,- обрадовалась Манюня.

Пока Маньке делали рентген, а потом проявляли снимки, мы сидели в больничном дворике и наблюдали за больными, которые прохаживались вдоль лавочек.
-Будете себя плохо вести, вам вырежут аппендикс, и вы тоже будете по стеночке передвигаться,- внушала нам Ба.
-Мы будем себя хорошо вести!
-Мам, ну чего ты детей пугаешь?- встрял дядя Миша.
-Не мешай мне их воспитывать!- рассердилась Ба.
Минут через двадцать появился папа.
-Ну что?- подбежали мы к нему.
-Всё в порядке, ни трещинки, ни растяжки, ни перелома.
-Уф, какое счастье,- вздохнула с облегчением Ба,- а где же Маня?
-Она сидит в моём кабинете и требует, чтобы я ей зуб запломбировал. Или вырвал на худой конец,- засмеялся папа.
-Убью,- выдохнула Ба и ринулась к проходу в больницу.
-Дома!- крикнул дядя Миша и припустил за Ба.

Потом мы заехали к нам домой, и мама накормила нас хашламой.
-Ай Надя,- щедро посолила свой обед Ба,- я когда-нибудь протяну ноги из-за её выходок.
-Тётя Роза, всё будет в порядке,- отобрала у неё солонку мама.
-Да?- Ба взяла перечницу и обильно поперчила обед,- она меня до могилы доведёт, я тебе говорю!
-Надя, убери перечницу со стола,- сказал папа.
-Дадада,- попробовала Ба обед,- можно и соль убрать, Надя, те пересолила и переперчила хашламу, её есть невозможно!

Потом всё Манино семейство сходило к нам в туалет, потому что сантехник дядя Володя обещал быть только вечером.

А вечером пришёл дядя Володя.
-Роза, только ради тебя я вышел в свой выходной!- сказал он вместо приветствия.
-А я слышала, что ты с утра у Антонянов был,- встала руки в боки Ба.
-Был,- не стал отпираться дядя Володя,- только Антоняну я никак не мог отказать, он же мой непосредственный начальник! Ну и тебе не смог отказать. Побоялся.

Потом дядя Володя зашёл в туалет и сказал «я маму вашего хозяина, что это такое вы тут накакали»?
-Это не накакали, это тесто, неужели не видно?- рассердилась Ба.
-Роза, тебе больше негде было тесто замесить, пусть бог тебе даст удачу?
-Валод!- выбесилась Ба,- проблема не в тесте, там в трубе поварёшка застряла!
-Хэх,- крякнул дядя Володя и полез унитаз,- столько лет работаю сантехником, ни разу ещё поварёшку из туалета не доставал.
-Переживи как-нибудь молча свою премьеру,- пробухтела Ба.
-Мыеее,- замычал дядя Володя.
-Захрмар,- подумала про себя Ба.

Когда дядя Володя вытащил, наконец, поварёшку и засобирался домой, Ба взяла его за локоть:
-Владимир Оганезович,- проникновенно сказала она,- я надеюсь, вся эта история останется между нами?
-Обижаешь, Роза Иосифовна,- громко сглотнул дядя Володя.
-Иди,- смилостивилась Ба.
И сантехник ушёл в темноту, унося с собой сумбур своих мыслей.
-Интересно, что они хранят в холодильнике, если в туалет ходят с половником,- лихорадочно думал он.

Мане конечно потом влетело. За всё – и за тесто, и за поварёшку, и за сломанный зонт, и за позор, который пришлось пережить Ба перед сантехником.
Ба выпросила в больнице ренгеновские снимки Мани и развесила их по стенам её комнаты. Для устрашения.
-Бааааа,- ныла Манюня,- это что, мой череп? Не хочуууууу!!!!!!!!!
-Это твой пустой череп!- ругалась Ба.

Все две недели до поездки в Адлер снимки провисела в Маниной комнате. Сначала Маня пугалась, потом свыклась с ними, и стала водить нас на экскурсию к себе.
-Это мой пустой череп,- гордо тыкала она в снимок.
-А это чивой?
-А это таз.
-Совсем не похож,- удивлялись мы,- таз он такой, круглый, с ручками. Бывает эмалированный.

-Хм. Не знаю,- приглядывалась к снимку Манюня,- может, и эмалированный. Но точно не круглый. Скорее…
-Скорее чего?
-Слово забыла. Скорее… скорее…
-Ну!- поторопили мы её.
-Веснушчатый, во!- наконец вспомнила слово Маня,- точно, у меня веснушчатый таз.
-С чего ты это взяла?
-А ни с чего. Просто слово мне нравится,- ответила Маня и любовно погладила снимок.

.....................

*захрмар - от "захре мар"(фарси) змеиный яд.


Рецензии