Золотая рыбка. Святочный рассказ

- Здравствуйте, господин Белов-Пушистов! Меня зовут Анатолий Лаптев. Вы как-то похвалили мой фельетон «Против всех» на сайте «Самиздат» у Мошкова. Про выборы. В две тысячи втором. Помните? Меня потом просили опубликовать его в «Литературной газете» на шестнадцатой полосе.
- Здравствуйте Анатолий. Честно говоря, фельетона не помню. Его напечатали в «Литературке»?
- Нет.
- Ладно, это не важно. Что вас привело ко мне? Если новый фельетон, то не по адресу. С газетой «Артефакты в Молдове» я больше не сотрудничаю.
- Но журнал  «Призрак» и премия «Серебряный серп» по-прежнему в ваших руках?
- «Призрак» и «Серп» – для серьезной литературы, а не для фельетонов.
- А я не с фельетоном к вам пришел! У меня повесть. Очень серьезная фантастическая повесть о современной Молдове на русском языке.
- Странно. Если у вас повесть на русском языке, почему вы не показали ее Угрюм-Кагорову? Его журнал «Наше покаяние», по крайней мере, в киосках «Молдпрессы» продается.
- Был я у Георгия. Моя повесть насыщена политической сатирой. Угрюм-Кагоров и его российские спонсоры как огня боятся касаться политики напрямую.
- Ладно, оставьте рукопись. Я посмотрю.
- Рукописи нет. У меня только синопсис. Да и тот в голове.
- Не понял. А где повесть?
- Она еще не написана. Поймите, Олег, не могу же я браться за такой адский труд, не зная, будет ли у него успех!
- Вы с ума сошли!
- Умоляю! Выслушайте меня! Я изложу фабулу, а вы скажите мне, стоит ли его писать.
- При чем тут фабула? Дело в таланте автора и качестве текста. Напишете повесть – тогда и приходите. Почитаем, обсудим, в шахматы сыграем…
- Я прошу вас оценить только фабулу!
- Хорошо. Только кратенько!
- Спасибо! На Землю падает золотой астероид диаметром в тридцать метров.
- Почему именно тридцать?
- Я где-то читал, что весь наличный золотой запас планеты можно представить в виде шара диаметром в тридцать метров. После падения астероида золотой запас удваивается.
- Понятно. Падает он, надеюсь, не на территорию Молдовы?
- В центр площади Великого Национального Собрания! В одно мгновение Кишинев превращается в руины, а Молдова становится богатейшей страной мира! Каково?
- Население, надеюсь, успели эвакуировать?
- Почти полностью, включая зоопарк. Только румынский посол забыл взять с собой аквариум, и председатель парламента остался в бункере охранять город от мародеров. По официальным данным в результате катаклизма жертв не было.
- Это хорошо. Тут действительно открывается широкий простор для политической сатиры. Пишите! Если у вас хватит таланта и терпения, в чем я лично сомневаюсь, может занятная штучка получиться. Только в «Призраке» я его не опубликую. И на премию не выдвину.
- Почему?
- Если выйдет пресно и неинтересно, какой смысл? А получится острая политическая сатира… тогда вам такую повесть лучше попытаться где-нибудь в России издать.
- А к кому в России лучше обратиться?
- Хороший текст любое издательство возьмет. Найдите в России толкового литературного агента, пошлите повесть на конкурс какой-нибудь, в толстый журнал, в конце концов. Действуйте как Лоринков-Чернец. Или как Фрумич-Веселов – выложите свой опус в Живом Журнале и ждите, пока издатели сами вас найдут.
- Кстати, рассказ Фрумича-Веселова о выброшенном на помойку муже – единственное, что я запомнил из прочитанного в журнале «Призрак». Хотя, нет. Еще понравился рассказ Белкина-Горячева про сумасшедшего Зингера.
- А остальное, по-вашему?
- По-моему, если честно – У-Гэ.
- У-Гэ?
- Унылая графомания.
- Спасибо за откровенность. Прощайте!

***

- Здравствуйте, Владимир! Меня зовут Анатолий Лаптев. Вы как-то похвалили мой рассказ «Горнило страсти» на портале «Проза-точка-ру». В две тысячи втором году. Про писателей. Помните? Его потом номинировали на Интернет-конкурс фантастики.
- Здравствуйте Анатолий. Честно говоря, рассказа не помню. В конкурсе рассказ победил?
- Нет.
- Ладно, это не важно. Что вас привело ко мне?
- Похвала известного писателя Лоринкова-Чернеца окрылила меня на написание повести.
- Поздравляю. А я при чем? Я не издатель.
- Я хочу, чтобы вы выслушали и оценили фабулу моей гениальной фантастически политической повести и посоветовали, как ее издать в России.
- Нет уж, увольте! Благотворительностью я занимаюсь в детских домах и только по пятницам.
- Владимир! Умоляю, выслушайте! Я кратенько.
- Ну, ладно. Только в двух словах!
- Спасибо! Значит, так. Председатель парламента и и.о. президента Молдовы…
- Молдавии.
- Хорошо, Молдавии Михай Гимпу поймал золотую рыбку, которая пообещала в обмен на свободу выполнить три любых его желания.
- Мне это что-то напоминает. Где он ее поймал?
- На приеме в резиденции румынского посла. В аквариуме.
- Как получилось, что румынский посол сам не воспользовался услугами золотой рыбки?
- Я полагаю, господин посол, как человек культурный, не стал бы ловить рыбу в аквариуме. Кроме того, как образованный человек, он должен знать, чем обычно заканчиваются сказки про золотую рыбку. 
- Я думаю, что посол вряд ли настолько хорошо знаком с русской классикой. Да он если бы и поймал рыбку, не понял бы ни слова из сделанного ему по-русски заманчивого предложения.
- Может быть, и так. Не суть важно. Слушайте дальше! Первое желание…
- Молдавия должна стать полноправным членом Евросоюза.
- Разумеется. Причем, в границах времен Штефана Великого. С Буковиной, выходом к морю и запрутской Молдовой.
- Какая наглость! Слышал бы это румынский посол.
- Второе…
- Михай Гимпу должен стать ее полноправным президентом, а не и.о.
- Точно. И третье…
- В Молдавии не должно остаться ни одного русского.
- Не только русского! Должны остаться только этнически чистые румыны, не знающие русского языка!
- Логично. Что дальше?
- Рыбка протоколирует желания. Протокол скрепляется кровавыми подписями. И тут Гимпу спрашивает рыбку: «Желания исполнятся немедленно?»  «Немедленно даже кошки не родятся», - усмехается в ответ рыбка, - «Все они исполнятся в течении 2010 года». А дальше…
- 1 января 2010 года на площадь Великого Национального Собрания падает золотой метеорит.
- Как это? Вы умеете читать мысли?
- Читать я умею. Белов-Пушистов в своем ЖЖ уже написал про психа, который ко всем ломится с синопсисом ненаписанного романа.
- Вы тоже считаете меня ненормальным?
- Разумеется. Забыл спросить, все население Кишинева погибло в катастрофе?
- Чудом избежать гибели удалось лишь председателю парламента и золотой рыбке. Но ненадолго. Вы не находите мой сюжет оригинальным?
- Не нахожу. Нечто похожее уже было в сказках Пушкина, «Гиперболоиде инженера Гарина» Алексея Толстого и куче дрянных фантастических рассказов. Вам не хватает настоящего космического размаха! Вот если бы вы решили написать о том, как пожилой красный карлик вступает в интимный контакт с юной черной дырой, а циничный Водолей тайком снимает для развлечения похотливого Тельца этот акт скрытой камерой Вильсона при свете вспышки сверхновой, я бы одолжил вам, пожалуй, пару тысчонок для воплощения замысла. Или, например, ваш астероид оказывается икринкой, залетевшей к нам из созвездия Кита.
- Киты – млекопитающие!
- Земные киты! Ваше воображение намертво зажато рамками У-Гэ.
- У-Гэ?
- Убогого гиперреализма! Дайте полную волю фантазии и напишите что-нибудь захватывающее.
- Вряд ли. Спасибо, что не выставили сразу за дверь.
- Что вы, Анатолий! Я совсем не такой l'infant terrible, каким меня некоторые воображают. Удачи вам!

***

- Ну что, Бобик, вкусная сосика?
- У-у-у, аффф!
- Еще бы. Иди ко мне под полу погрейся. Чего морду воротишь? Алкоголем от меня пахнет? Да, есть пока еще в Кишиневе бадэги, где за ломаный грош можно нализаться вдрабадан. Так вот, Бобик, послушай до конца хоть ты меня.
- У-у-у-о-у-о-у-у-у!
- Нет, дорогой! Сосиску съел? Так слушай. Все желания Михая Гимпу были исполнены. Украине пообещали золотые горы в обмен на Буковину и южную часть Одесской области. Аналогично поступили с Румынией. Все согласились! Евросоюз немедля принял в свое лоно богатейшую страну мира. Гимпу стал президентом, потому что всем уже было по барабану, кто президент, когда в стране такая уйма золота, что никаким казнокрадам и малой ее части не утащить. Только все дело в том, что астероид был только снаружи покрыт тончайшим слоем позолоты. А внутри было… дерьмо!
- Не гони, Толян! Он тогда при ударе о землю сразу бы в лепешку превратился.
- Ладно, Бобик. Пусть он был из позолоченного гранита.
- Я не Бобик! Впрочем, можешь звать меня Бабеттой, если хочешь.
- Так ты сука?
- Сам ты сука! Я девушка честная. Кстати, а что такое бадэга?
- В самом деле, девушка. Кажется, я начинаю трезветь. Бадэга по-испански – трюм корабля или небольшое питейное заведение. В Одессе так называют низкопробные забегаловки. От испанских моряков переняли. У нас, вдали от моря, это слово менее известно.
- Интересно, а ты откуда это знаешь?
- Я в прошлой жизни не стал профессором филологии, но языкознание во всех проявлениях меня всегда интересовало. 
- Писатель хренов…
- Я придумал! Астероид был из неизвестного науке вещества, похожего на золото, существование которого предсказал непризнанный гений – кишиневский физик-теоретик Анатолий Лаптев. Он назвал новый элемент в честь родного города –  «кишинёвий». Но в природе его не обнаружили, до тех пор, пока астероид из кишинёвия…
- Анатолий, если ты не заткнешься, я уйду. Я даже верну тебе твои пятьдесят леев.
- Бабетта! Я дам еще сто, только выслушай! Неужели полет моей фантазии не занимает тебя ни капельки?
- Это не полет фантазии, а бред сивой кобылы! Если бы ты, «физик-теоретик», имел понятие о законах механики, то должен был бы знать, что скорость столкновения твоего астероида с Землей в самом благоприятном случае никак не могла быть меньше третьей космической – шестнадцать и семь десятых километров в секунду.  Падение тридцатиметрового шара с удельным весом девятнадцать тонн на кубометр на землю, как следует из простейшего расчета, было бы эквивалентно взрыву десятимегатонной водородной бомбы. Это значит, что руины могли остаться только где-нибудь в Дондюшанах. И в соседних странах. Но не в Кишиневе!
- Ни фига себе! Откуда ты это знаешь? И считаешь без калькулятора.
- В прошлой жизни я не успела стать физиком-теоретиком, но первые места на олимпиадах все были мои. Меня один вопрос мучит – много народу погибло из-за этого проклятого астероида?
- Все мои враги. И твои тоже. Остальные спаслись.
- Прощай, жестокий фантазёр!
- Ну и проваливай! Ты не золотая рыбка. Ну, почему мне не попадалась золотая рыбка?
- Да ты хоть раз на рыбалке был, придурок?
- Не помню. Кажется, нет.
- Значит, жизнь зря прожил! Рыбалка – это чудо как здорово!

***

С тех пор, как Бабетта и Лаптев поженились, Анатолий, по примеру супруги, стал заядлым рыболовом. А книжки и журналы – этим пусть занимаются Лоринков-Чернец, да Белов-Пушистов с Угрюм-Кагоровым. Взрослые дети Лаптева и Бабетты за границей зарабатывают достаточно, чтобы Анатолию не было нужды добывать деньги тяжелым неблагодарным трудом.


Рецензии
"Значит, жизнь зря прожил! Рыбалка – это чудо как здорово!" Замечательно написано, это мне особенно понравилось.

Игорь Леванов   14.08.2010 17:57     Заявить о нарушении
Спасибо! Кому что. Я писал эту миниатюру ради последней фразы.
Ну, и чтобы замысел ненаписанного романа хоть куда-то пристроить.

Котовский   14.08.2010 18:12   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.