Страшок

- Ну-ну, и че там было? – Костя, перевернув в костре головешку, подсел поближе к Валентину.
- Да, разное говорят. Ну, сам подумай, болото переходишь, а там старое кладбище. Прямо на островке. Могилы вскрыты, и не просто, а аккуратненько так, словно землю не лопатой вырыли, а с самого низу – мертвецы. И гробы пустые, - на шепот переходит Михаил.
- Ну?
- А бабка, соседка наша, говорит, что по ночам приведения в полную луну летают. Да ладно бы летали, в окно лезут, с клыками...
- Да, ладно! Врешь же!
Валентин, прищурив глаза, смотрит на Костю:
- Я тоже так думал со своим братом, что бабка брешет. Когда луна круглая была, то мы с Ванькой решили ночь не спать. Свечку зажгли и ждем. И тут как бабахнет что-то в окно, чуть стекло не разбило. Мы – под стол. И свечка тут же погасла. Ванька полез за ней, чтобы ее зажечь, а тут опять в окно как шарахнет что-то!
- И че?
- Не перебивай только, до сих пор страшно о том вспоминать. Утром вышли во двор, два голубя под нашим окном лежало. Два! И крылья у них не сломанные, крови на перьях нет. Побежали мы с Ванькой за болото к тому кладбищу, а  там снова две могилы вырыты, гробы вскрыты, и в них никого нет. Побежали домой, позвали отца, соседей, взяли этих голубей и понесли назад, бросили их в эти гробы и закопали.
Костя потянулся за ветками и бросил их в костер. Огонь охватил сучья пламенем, сосновые иголки затрещали, обдавая горячим теплом лица. Валентин прикрыл глаза рукою, и, дождавшись, когда пламя спало, сказал:
- Давай сначала бревно отодвинем от костра.
Костя без разговоров встал и помог Валентину перевернуть бревно.
- Ну!
- Не торопи! Давай так, ты за дровами, а я - за водой, в горле совсем пересохло. Чай поставим, потом и продолжу.
- Хорошо, - согласился Костя и, взяв ружье, пошел за Валентином к озеру. – Это что, здесь рядом где-то то кладбище?
- Да недалеко отсюда, вон за тем лесом болото, на его краю на бугорке оно.
- О-па. И что?
- Костя, вон береза выломана, видишь? – Валентин осветил фонарем лежащее на земле деревце.
- Чем это его?
- Скорее всего, во время паводка размыло корни, вот и бухнулось. На, бери топор, корни подруби и тащи его к костру, - а сам нагнулся и зачерпнул котелком воды их озера. Напился, и еще раз зачерпнул воды. – Эх, здорово здесь! Ладно, пошли.
Константин шел за Валентином также быстро, стараясь ни на метр от него не отстать.
- Так что там дальше было?
- Где, - словно забыв, о чем рассказывал другу, переспросил Валентин.
- Да про эти гробы!
- Тс-с, только потише, - прошептал Валентин и присев, осмотревшись по сторонам, продолжил. - Лучше об этом не говорить так громко.
- Хорошо, - подсев поближе к товарищу, прошептал Константин.
- Тогда так ответа и не нашли. На следующий день бабка умерла, нашли ее на болоте, крест крепко держала в руках, с ним и застыла.
Только закончил Валентин эту фразу, как где-то за поляной, на которой разместились они, что-то как закричит пронзительно и звонко: «А-кааааа-каа-у-гу, ах-какау-ха-х».
Валентин поднялся и быстро побежал к костру, удерживая впереди себя котелок с водой и фонарь, освещая им узкую тропку. Константин – за ним.
У костра отдышались.
- Потом священника пригласили, - продолжил свой рассказ Валентин, - ходили с ним на кладбище, он его освятил и сказал, что древнее оно.
- А гробы?
- Так почти сгнили все они. Пра-прадед деду моего деда рассказывал, что они еще в те времена, какими-то бандитами вскрыты были. А те как увидели те трупы с волосами по метра два в длину, ногтями-когтями с метр в длину, как пики. Как увидели что те ожили, и сами полегли рядом.
- Правда что ли?
- Ты знаешь, в те времена люди не врали.
- А ты их видел?
- Кого, людей?
- Да нет, этих мертвецов?
- Нет, на то кладбище больше никто не ходил. А вот люди из соседней деревни рассказали, что видели бабку нашу, умершую, с голубями теми, которые мы тогда в могилу побросали. Так вот, как увидит она в ночи кого с русыми волосами, так сразу за ним.
- Да ты что! – Костя поглубже натянул на голову шапку.
«А-кааааа-каа-у-гу, ах-какау-ха-х»! А-кааааа-каа-у-у-га-а!», - раздалось в лесу.
Константин, схватив Валентина за локоть, стал осматриваться по сторонам:
- Они, что ли?
- Ты только потише, - прошептал Валентин, и, разложив рядом с костром еловые ветки, сел на них. – Костя, ты только успокойся, - еще тише шепчет Валентин, - главное не показывать, что мы боимся их, тогда и не заметят нас. Ложись рядом, а то через несколько часов рассвет. Только бы зорьку не проспать, - и зевает.
- А, если эти приведения...
- Да ты что, блин, веришь во все это? – еще раз зевнув, и натянул на себя бушлат, шепчет Валентин. – Что за люди! Что за люди пошли? Во все верят. Блин!
Костя, глядя на Валентина, улегшегося на ветки, замер, прислушивается. Тишина, слышен только треск огня, «пожирающего»  березовые и сосновые ветки. Глянул вверх, звезд тьма тьмущая высыпало на небе покрытом светлым туманом. Эти звезды словно светлячки, и луна, как мать их, уселась на вершине одной из высоких елей и отдыхает.
Озноб начал проходить. Константин снял котелок с палки, торчащей над костром, и отставил его подальше в сторону. Потянулся к веткам. И вдруг опять, как заорет кто-то совсем рядом с ними: «А-кааааа-каа, ах-ху-ху- а-ха-а-ах!»
Костя схватил ружье и, приподнявшись, пытается рассмотреть то место, откуда раздался этот крик.
Прошла минута, другая. Тишина. Костер успокоился, а вот нервишки уже никуда, вот-вот полопаются. Вытянутая рука с ружьем начинает неметь, но это Константина не волнует. И продолжает всматриваться в ночную темень. А вот и они: блеснул впереди желто-зеленый огонек, с ноготь, не больше. Точно. А вот и другой, глаз блестит, совсем рядом с тем, еще. А вон еще, и еще.
Константин снял предохранитель, навел в ту сторону стволы. Вот эти светящиеся пятнышки, опять появляясь, стали приближаться к нему.
 Кто же это? Не та ли бабка с голубями-привидениями?
Из-за озноба начинает дрожать все тело. Что-то всполохнуло в костре осветив кустарник, под которым… И не выдержал больше Константин и выстрелил.
- Что такое? – вскрикнул с испугу вскочивший Валентин.
Но Константин и слова не мог сказать в ответ, пытаясь со всей силы давить на курок, чтобы ружье хоть еще раз стрельнуло.
- Ты во что стрелял? - схватившись и поднимая вверх ствол ружья Константина, кричит Валентин. – Ты во что стрелял?
А тот от дрожи и слова сказать не  может, тыкая рукою в то место, куда стрелял. Валентин с силой вырвал оружие из рук своего товарища и, сделав несколько шагов в сторону ели, куда показывал Константин, нагнулся и поднял птицу.
- Тю, ты! – удивился Валентин. - Бывает же такое, а? Сама на жаркое просится, - и осторожно передает Косте птицу. – Куропаточка, дорогой. Вроде даже не зацепил ее, а только перепугал. Ну что ж, поздравляю с пером! Бывает же, а! Думал медведь пришел, или росомаха, а ты в куропатку бахнул. Молодец, -растягивая каждое слово говорит Валентин. - Говоришь, целая семейка здесь была? Редкая удача, когда ночью удается  выманить к костру их целое семейство! Мои дед с отцом любили так поохотиться.
Костя внимательно рассматривает птицу, которая с неменьшим вниманием рассматривает его.
- Так чего ж ты не улетела? - спрашивает ее и разводит ладони. Птица тут же, видно чтобы удержать равновесие взмахнула крылышком и ухватилась своими лапками за кожу руки.
- Удивительно, видно все же задел ее.
- А ну ка, дай, посмотрю, - протягивает руку Валентин. Но птица в тот же миг плавно спрыгнула с ладони Константина, и сильно захлопав крыльями, как голубок взлетела на нижнюю ветку молодой сосны и уселась на нее.
- Я ж говорю, что не задел, а только напугал ее, - смеется Валентин.
- Во-от, - Валентин подошел ближе к Костантину и шепчет, - ты уж извини меня, когда такие вот как ты, из города приезжают поохотиться ко мне, иногда и оттягиваю их здесь по полной программе. У тебя там, в штанах, случайно, не помокрело? – улыбается Валентин. – Смотрю, вроде и мужик ты взрослый. Послушал твои рассказы про охоту, подумал,бывалый. А вот когда испугался крика куропача, понял, не знаком с ней. Ну и...
- А про то кладбище, ты взаправду рассказывал?
- Ах, - махнул в сердцах Валентин, - да сам подумай, нашему поселку лет сорок-то, не больше.
- Сорок четыре, - поправил его Константин.
- Вот, историю знаешь, а сам поверил в то, что мои предки в восемнадцатом веке тут жили. Эх ты, - смеется Валентин. - Да все это байки наши.
«Эх-хе-га-ха-ха-га, - что-то звонко закричало с озера. - Эх-хе-га-ха-ха-га!»
Валентин тут же палец поднял вверх:
- Пошла. Сейчас начнет падать у наших манков.
- Кто? – насторожился Константин.
- Утка! Кто же еще, - смеется Валентин. – Пора на охоту собираться, вот-вот зорька начнется.      


Рецензии
Напугали вы городского жителя, не понимающего ничего.
С улыбкой.

Татьяна Чуноярочка   11.03.2015 17:14     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.