Рукописи не горят

-  Ну, вот что. Ты исписался, мой милый!  Боюсь, что писатель Марк Норман закончил свое существование!
-  Ты что говоришь? Это, что, шутка такая?
-  Ради  шуток  я  не стала бы приходить сюда. Я пришла для того, чтобы лично предупредить – если ты немедленно не напишешь то, что нужно твоему читателю - твоя дружба с нашим издательством закончиться.
-  Я ничего не понимаю! Не понимаю… Я известный писатель. Мои книги огромными тиражами продаются в каждом магазине…
-  Ты был известным писателем. Твоя последняя книга не продается, мы терпим из-за тебя убытки! Это никто не хочет читать!
С этими словами рука заместителя редактора швырнула на стол книгу в ярком переплете.
-  Моя книга! – закричал Норман, словно ему стало больно за брошенную книгу.– Не смей швырять мою книгу!
-  Марк, я надеюсь, что ты все понял.У тебя срок две недели. Или ты приносишь нам новую интересную рукопись,или  я скажу тебе - прощай.
Полная блондинка в модном брючной костюме поправила на носу большие очки в черной оправе и, бросив на Нормана уничтожительный взгляд, вышла из его кабинета, не забыв при этом красноречиво хлопнуть дверью.
Норман устало откинулся на спинку кожаного кресла.
-   Черт знает что. Подумать только… сама явилась. Неужели все так плохо?
-   Если вам интересно мое мнение, то – да, плохо, - раздался голос за закрытой дверью.
-   Подслушиваешь.
-   Я всегда подслушиваю, это ведь часть моей работы.
Дверь открылась и в кабинет вошла секретарь Нормана - Марта, высокая девушка в джинсах и свитере.
-   Так что ты там сказала? Плохо?
-   Марк, это ужасно.
-   Врешь! Когда ты печатала мою рукопись, ты ее хвалила.
-   А как же иначе? Я ведь, по совместительству, ваша Муза. А Муза должна поддерживать своего писателя.
-   А почему сейчас не поддерживаешь?
-   А сейчас я ваш секретарь.
-   Всё. Я не могу так работать.Мои нервы совершенно расстроились. После визита этой … я не смогу нормально писать дня два. Но почему именно сейчас? Как все не вовремя, некстати.
-   А  неприятности  никогда не бывают кстати, - глубокомысленно заметила Марта.
-   Ты слышала, что она сказала? Две недели! Что можно написать за две недели? Я не пишу так быстро.
-   Да, это верно. Вы быстро писать не умеете.Но у меня есть идея.
-   Идея Музы или идея секретаря?
-   Музы. Если вы как писатель исписались, значит,вам нужны новые впечатления, новые эмоции и знакомства.
-   Знакомства? И что ты предлагаешь?
-   Я предлагаю вам выйти из дома и просто погулять, походить по улицам, посмотреть на людей и, может быть, у вас возникнет новый сюжет.
-   Слушай,как ты можешь предлагать мне это? Я не гуляю по улицам. Я не пишу жизнь, которая происходит на улице, это может сделать любой болван. Я пишу то, что подсказывает мне моя фантазия. Мои сюжеты рождаются тут, - Норман постучал себя пальцем по лбу, - тут, а не на улице.
-   Ну не нужно так реагировать на мои слова. Я просто подумала, что в вашей голове сможет родиться новый сюжет, если вы покинете свой кабинет и немного погуляете, смените обстановку.
-   Обстановку? И какая сегодня погода?
-   Хорошая погода, солнце.
-   Ладно, может быть, и пройдусь.
Под вечер  Марк Норман вышел из дома и не спеша пошел по улице. Вскоре он увидел кафе, зашел в него, сел за столик и заказал себе кофе. Он со скучающим видом смотрел в окно и думал: «Что я здесь делаю? Что может быть глупее смотреть по сторонам и искать объект для нового сюжета. Неужели все это правда? Правда то, что я исписался. Как такое могло со мной случиться? Я этого не чувствую. Черт знает, что такое…»
-  Вам  не  понравился кофе? – раздался чей-то голос над головой Нормана, что и вывело его из состояния задумчивости.
-  Что? – раздраженно спросил он.
-  Вы сказали: «Черт знает, что такое». Вам кофе не понравился? – спросил официант, который проходил мимо и услышал произнесенные вслух слова Нормана.
-  При чем тут кофе? А… да. Нет, с кофе все в порядке. Это я сам себе сказал.
-  Простите, - сказал официант и отошел.
Норман посмотрел вокруг себя. В кафе было мало людей. Он скользнул взглядом по присутствующим.
«Какие неинтересные и безликие люди», - думал он.
Тут дверь кафе открылась и вошел новый человек. Это была женщина. Она села напротив Нормана, за соседний столик. Внимание Марка переключилось на женщину и он снова задумался: «Бывают же такие уродины. Очень некрасива. Настолько некрасива, что, пожалуй, могла бы и подойти для моего будущего сюжета. М-да, если бы ее еще одеть в черное платье, то она, пожалуй… Хотя нет, черным платьем тут не обойдешься. Здесь нужно что-нибудь другое, что нибудь…»
-   Ей, вы! Что вы себе позволяете?!
Это кричала женщина напротив. Норман отвлекся от своих мыслей и, несколько раз  рассеянно моргнув, посмотрел вокруг.
-   Не нужно смотреть по сторонам. Это я вам говорю.
-   Мне? – удивленно спросил Норман.
-   Да, вам. Этого еще не хватало. Мало того, что вы уставились на меня, как только я вошла, так вы мне еще и рожи корчите.
-   Я? Рожи?! Да вы что … Как это…
Норман встал и подошел к столику, за которым сидела женщина. 
-   Простите. Я не хотел. Я объясню…
Норман сел на стул, чем вызвал у женщины новый шквал недовольства.
-   Подождите. Я – писатель, я просто задумался о своем будущем сюжете и вовсе не корчил вам рожи. Хотя, может быть… Видите ли, я всегда работаю у себя дома, в кабинете, в совершенном одиночестве. Черт его знает, может быть, я всегда корчу рожи, когда обдумываю новый сюжет. Я не знаю. Меня ведь никто не видит. Так что, вы простите меня. Рожи эти к вам никакого отношения не имеют. Всего хорошего.
С этими словами, Норман встал и вышел из кафе. Не успел он пройти несколько метров, как его догнала женщина.
-   Постойте! – сказала она, поравнявшись с ним.
-   Что вам  нужно? Я ведь уже извинился, - раздраженно сказал Норман.
-   Да, извинились, не в этом дело. Я и сама не знаю, зачем догнала вас. Просто я вдруг почувствовала в вас родственную душу.
-   Что вы почувствовали? – недовольно спросил Норман и остановился.
-   Душу родственную. Вы сказали, что работаете всегда один. Вы не женаты?
-   Ах, вот в чем дело? Ищите себе мужа?
-   Нет-нет, какого мужа при моей внешности.
Норман усмехнулся и подумал: «Надо же, а она не глупа».
-   Тогда к чему эти расспросы? – спросил Норман.
-   Не знаю. Вот вы смотрите на меня так сердито, и я думаю: зачем я отнимаю у вас время.
-   Ну, а если не знаете, тогда – до свиданья.
-   До свиданья, - грустно сказала женщина.
Норман продолжил свой путь домой, а женщина осталась стоять на дороге. Пройдя немного, он оглянулся. Женщина стояла и смотрела ему вслед. Норману стало неприятно.
«Вот черт! Что она встала как вкопанная? Насылает проклятья на мою голову»?
Женщина, видя, что Норман остановился и смотрит на нее, побежала к нему.
-   Это я, - сказала она запыхавшись.
-   Я вижу. И что?
-   Давайте вместе погуляем.
-   Не имею ни малейшего желания. Я не гуляю по вечерам.
-   Вы предлагаете мне пойти с вами к вам домой?
-   Вы в своем уме?
-   Конечно.
-   Зачем вы мне нужны?
-   Я вас поняла.Вам нужна Муза. Вы увидели во мне нечто для себя нужное.
-   Я весьма сожалею, но Муза у меня уже есть. А то, что мне было нужно в вас увидеть, я уже увидел. Всего хорошего.
Норман решительно повернулся и быстро пошел домой.

* * * * *

-  Как вчера прошла прогулка, Марк? – спросила утром следующего дня  Марта.
-  Хуже не бывает. Кроме проблем, ничего хорошего не было, - недовольно ответил Марк.
-  Так уж и ничего?
-  Ничего.
-  Жаль. А я думала,что вы что-то интересное для себя увидели.
-  Ты на что-то намекаешь?
-  Вовсе нет.Я просто вспоминаю ту  даму, которая приходила сегодня рано утром.
-  Какую еще даму? – настороженно спросил Марк.
-  Ну, такую… не буду говорить какую. А только она пришла и хотела видеть вас. Я ей сказала, что в такую рань вы работаете и никого не принимаете.
-  Разумеется,  не принимаю. Сегодня утром мне удалось кое-что написать. Вот, возьми, напечатай, - сказал Марк и протянул секретарю несколько исписанных листов.
-  Хорошо,напечатаю. А что сказать той даме, которая обещала прийти вечером?
-  Пусть приходит, проводи ее ко мне.

* * * * *

-   Это я, - радостно сказала незнакомка из кафе.
-   Я вижу. Чем обязан? – недовольно спросил Марк.
-   Я становлюсь навязчивой.
-   В том смысле,что вы навязываете мне свое общение?
-   Нет, в ином смысле.Мне все время кажется, что вы сыграете в моей жизни какую-то важную роль.Прежде я никогда не вела себя так с мужчинами,новы действуете на меня как магнит.
-   А что прикажите делать мне?
-   Я подумала, что если сила природы притяжения сильнее нас … мы могли бы с вами ... дружить.
-   Весьма сожалею, но я не завожу друзей, особенно среди женщин.
-   Ну, разумеется, я так и подумала. А вы действительно писатель?
-   А вы не знали об этом? – с сарказмом спросил Норман.
-   Мне что-то говорила ваша секретарь, но я не поняла. Она говорила: гений и непревзойденный.
-   На  счет непревзойденного это она пошутила, а в остальном она права.
-   Вы гениальный писатель?
-   Надо понимать значение слова «гениальный». Я, в некотором роде,писатель не такой как все.
-   Я так и подумала. А о чем вы пишите?
-   О скрытых сторонах жизни общества.
-   Вы имеете в виду преступность?
-   Вовсе нет. Я пишу о скрытых чертах человеческой натуры.
-   Я не поняла. Но это, должно быть, очень интересно.
-   Моему читателю нравится. Что-то еще хотите спросить?
-   Нет, пожалуй, нет. Если мне что-то еще на ум придет, я спрошу. До свиданья.
Незнакомка исчезла за дверью, оставив Нормана в совершенной растерянности.

* * * * *

-  У вас утомленный вид, Марк. Много работали? – заботливо поинтересовалась Марта.
-  Много. Я чувствую творческое вдохновение.
-  Судя по количеству исписанных листов – вдохновение было серьезным. Напечатать?
-  Да, забирай. Кстати, что ты скажешь по поводу первой части? Ты, ведь видела ее вчера.
-  Не только видела, но и все напечатала. Знаете, Марк, мне показалось, что вы еще больше отклонились от своего обычного жанра. Читатель не поймет.
-  Тебе не понравилось? – испуганно спросил Марк.
-  Я бы так не сказала. Мне-то понравилось.Откровенно говоря, ваш обычный стиль и жанр меня никогда не привлекал.Я читала то,что вы пишите только в силу своих служебных обязанностей. Если бы не моя работа, я бы к вашим книгам и не прикоснулась бы.
-  Я это знаю и не обижаюсь, - уже спокойнее сказал Марк и махнул рукой.
-  Кстати, что делать с той дамой?
-  Какой дамой?
-  Той, что обещала зайти к вам сегодня вечером. У вас с ней что-то серьезное?
-   Ты о ком говоришь? О той, что была вчера?
-   Да.
-   Что у меня с ней может быть серьезного? Ерунда какая.
-   Я не знаю, а только ваша новая главная героиня – точная копия вашей вчерашней гости.
-   Не может быть!
-   Еще скажите,что сами написали и сами не помните.
-   Странно.Я писал вовсе не о ней. Принеси мне мои рукописи.
Марта вышла, но вскоре вернулась с листами в руках.
-   Вот, пожалуйста, смотрите,страницы 13, 14 и 27, - сказала Марта протягивая Норману листы.
-   Где?
-   Вот.
-   Но я не писал этого!
-   А кто это написал? Я?
-   Не знаю.
-   Ничего, Марк. Такое бывает с задумчивыми и творческими людьми. Вы, ведь, гениальный писатель, а с такими писателями все может быть.
-   Глупости мне не говори! Ладно, я исправлю текст. Черт знает что. Видно задумался.

* * * * *

-   Это я, - радостно сказала женщина.
-   Вижу. Зачем вы пришли?
-   Вы  очень любезны, я думала, что ваш секретарь меня к вам больше не пустит.
-   Вы хотите мне что-то сказать?
-   Да, я хочу спросить. А это правда,что большинство ваших героев настоящие?
-   Что вы имеете в виду?
-   Я не теряла времени даром и многое о вас узнала. Надо признать то, что вы пишите – это ужасно. Но меня привлекла другая сторона вашего творчества. Говорят, что многие ваши герои оживают, то есть начинают существовать на самом деле. Вот, например…
-   Довольно! Зачем вы пришли ко мне?! Чего вы добиваетесь?
-   Ничего. Вы мне просто интересны. Не каждый день можно встретить такую личность как вы. Это просто счастье, что в кафе вы строили рожи именно мне. Иначе я бы с вами не познакомилась. Хотя, не заметить вас было бы невозможно. С вашей внешностью…
-   Хватит.Мне надоели ваши разговоры. Если других вопросов у вас ко мне нет, то – до свиданья.
-   До свиданья, если у меня будут еще вопросы – я спрошу.

* * * * *

-   Марк! Что с вами, Марк? Вы спите?
Марта коснулась плеча Нормана, который дремал за столом.
-   Я не спал всю ночь, - сонно ответила он.
-   Вы писали?
-   Да.
-   У вас слишком утомленный вид.
-   Марта, я что, действительно плохо выгляжу?
-   Нет, просто устали.
-   Я не об этом.
-   А… ну  как  вам сказать.Если бы я вас не знала, то ни за что не хотела бы встретиться с вами поздним вечером на улице.
-   А зачем ты тогда решила у меня работать?
-   Потому что знаю – вы не опасны.
-   А ты в этом уверена?
-   Абсолютно. Думаю, что за те пять лет,что я у вас работаю, ваша опасность уже проявилась бы.
-   Я несчастный человек, - простонал Марк, закрывая лицо руками.
-   Не преувеличивайте.
-   Она сказала ...  то, что я пишу – это ужасно.
-   Ну, не преувеличивайте,не так уж и ужасно. Ваш читатель так вас любит.
-   Она сказала…
-   Марк, не нужно об этом.
-   Ты подслушивала.
-   Как всегда. Это же моя работа.
-   А она придет сегодня?
-   Подозреваю, что придет.
-   Хорошо.
-   Меня это начинает настораживать.
-   Ах, оставь. Иди, напечатай вот это.
-   Кстати, Марк…
-   Что?
-   Вы хоть сами знаете, что пишите?
-   А что случилось?
-   Пока ничего не случилось, но ваш сюжет разворачивается в совершенно непонятную для меня сторону. Думаю, что издательство…
-   Пошло оно к черту это издательство! Я – писатель, творец! Могу я сам решать, что мне писать?!
-   Конечно, можете. Только,вы живет на деньги, которое платит вам ваше издательство.
-   А  тебе обязательно было напоминать мне об этом? - зло спросил Марк, поднимаясь из-за стола. - Ничего! Мое имя что-нибудь да значит. Я найду другое издательство, которое сможет оценить мой труд.
-   Ну, разумеется.
-   Ты куда?
-   Печатать вашу рукопись.

* * * * *

-   Это я, - сказала женщина заглядывая в кабинет Нормана.
-   Хорошо, что пришли, - радостно сказал Марк.
-   Правда?
-   Да. Мне нужно немного отвлечься от своих мрачных мыслей. Ваш приход как раз кстати.
-   Знаете, я много думала о вас.
-   И что же?
-   Я хотела бы спросить – откуда берутся такие как вы?
-   То есть?
-   Невозможно представить себе что,такие как вы рождаются в обычных семьях. У вас, должно быть, необычная семья?
-   Ничем не могу помочь вам в вашем вопросе. Своей семьи я не знаю.
-   Как? – удивилась незнакомка.
-   Это довольно типичная история. Я появился на одной из окраин города, на шумной, грязной улице,в корзине.
-   Вас подбросили? – с ужасом спросила женщина.
-   Вероятно,какая-нибудь бедная девушка не знала, что делать с нежеланным ребенком и оставила меня в корзине на улице.
-   Вы могли погибнуть! – воскликнула незнакомка.
-   Мне повезло.
-   Как жаль. У вас, должно быть, была сложная жизнь.Но вы хотели отвлечься от своих мрачных мыслей, а я задаю вам такие невеселые вопросы. Я видела в магазине ваши книги.
-   И что? Они продаются?
-   Да, продаются.Я купила одну, но не смогла читать. Это слишком страшно.
-   Я вам тоже кажусь страшным, - печально произнес Норманн.
-   Нет, вы мне кажитесь заколдованным.
-   Как это?
-   Мне  кажется, что на самом деле вы очень красивый и добрый, просто некие-то злые силы заколдовали вас и вы стали тем, кем вы есть теперь.
-   Замечательная мысль.Она мне нравится.
-   Жаль, что обо мне такое сказать нельзя. Меня никто не заколдовывал. Я на самом деле некрасива.
-   Это не так. Вы очень милы и интересны.
-   О, ну что вы. Хотя, спасибо.У вас много работы?
-   Да, достаточно.
-   Тогда я пойду. Я приду еще, если позволите.
-   Приходите.

* * * * *

-   Над чем ты смеешься, Марта?
-   По правде сказать, грешно смеяться.
-   Вот и не смейся.
-   Тогда, мне захочется плакать.Это надо же такое придумать – корзинка на грязной, шумной улице.
-   Марта!
-   Простите, Марк, но обманывать женщину нехорошо.
-   По-твоему было бы лучше рассказать ей про мою семью?
-   Нет, я так не думаю. Это ее испугало бы еще больше.
-   Она необыкновенная женщина.
-   Ну, еще бы, обыкновенная женщина вряд ли смогла бы увидеть в вас заколдованного принца.
-   Тебе подслушивать не надоело?
-   Пока нет. Звонили из издательства, интересовались вашей рукописью. Я сказал, что вы работаете не покладая рук. Насколько я могу судить, к концу второй недели вы закончите писать.
-   Может быть, даже раньше.
-   Эта дама на вас явно благоприятно влияет. С такой скоростью вы прежде не писали. Кстати, кто она такая?
-   Я не знаю.
-   А как ее зовут? Мне она своего имени не называет.
-   Мне оно тоже неизвестно.
-   Ну, что же, бывает.

* * * * *

-   Это я, - сказала женщина, появившись на пороге кабинета.
-   Я вас ждал.
-   Я тоже ждала. У меня столько мыслей.
-   Опять хотите о чем-нибудь спросить?
-   Нет, скорее, должна вам сказать, признаться.
-   Признаться? В чем?
-   В том, что мы похожи.
-   Внешне?
-   Скорее, внутренне. Мы с вами очень одиноки. Разве это не так?
-   Не знаю, как вы, но я себя одиноким не чувствую. У меня есть секретарь…
-   Да, такая красивая девушка.
-   Мои читатели…
-   Толпа сумасшедших.
-   Издательство…
-   Оно вас не любит.
-   Вот,пожалуй,и все.
-   А еще у вас есть ваша семья.
-   Как вы узнали?! – воскликнул Марк.
-   Они живут далеко отсюда.Их редко можно встретить…
-   Как вы узнали?
-   Просто я внимательно на вас посмотрела.
-   Ну, хорошо и что теперь?
-   Скажите, вы не боитесь, что все придуманные вами, а потом ставшие живыми, персонажи придут к вам?
-   Как это,придут?
-   В  дверь. Они постучат и ваша секретарь им откроет.Вам самому не страшно читать то, что вы  пишите?
-   Нет. Я знаю, что мои книги нравятся, я пишу для них…
-   Для тех, кто собирается по ночам и играет в ваших героев.
-   Послушайте, зачем вы пришли? Осуждать меня?
-   Вам не нужно больше писать.
-   А на что я буду жить? Я – писатель, это мой труд и хлеб.
-   А вы не могли бы начать писать что-нибудь другое?
-   За это самое «другое» мое издательство уже грозило сказать мне: «прощай»
-   Как это было бы хорошо.
-   Для кого хорошо? Для меня? – вскричал Марк.
-   Для вас в первую очередь.Вы создали стольких монстров и злодеев…
-   Минуточку! Давайте разберемся. Где вы видели созданных мною героев? Где, я вас спрашиваю. Хоть одного вы видели своими глазами?
-   Не знаю, как ответить…
-   Тогда, зачем вы повторяете за кем-то гнусные слухи обо мне. Вы хоть сами понимаете, что вы говорите. Думаете, это так просто? Раз – придумал,  два – и побежал по улице придуманный злодей. Так вы думаете?
-   Может быть,и не так,но очень похоже.
-   Я не намерен более поддерживать эту беседу.Всего хорошего!
-   Вы выгоняете меня?
-   Именно.
-   Хорошо, я пойду.

* * * * *

-   Ну и что вы на меня волком смотрите? –  удивленно спросила Марта.
-   Думаю, что тебе сказать, Марта.
-   Я вообще ни при чем. Целый день я только и делаю, что работаю. Печатаю и перепечатываю, завариваю вам чай, отвечаю на вашу почту и телефонные звонки. В чем вы меня подозреваете?
-   Эту полоумную ко мне больше не пускать.Ты слышала, что она тут говорила?
-   Разумеется.
-   И как тебе это?
-   Она умнее, чем кажется.
-   Еще никто не осмеливался говорить мне такие вещи.
-   Ну еще бы, с вами многие, вообще, бояться разговаривать.
-   Не надо мне намекать на мою внешность.Это не культурно.
-   Хорошо, я не буду ее больше к вам пускать.
-   Никогда?
-   Никогда, Марк.
-   Вот и хорошо.Она начинает действовать мне на нервы. А это может плохо кончиться. Я могу и рассердиться.
-   Лучше не надо.
-   Подумать только, какая пронырливая. А все ты!
-   Я?
-   Пойдите, погуляйте, вам нужны новые эмоции и знакомства…. Вот и познакомился на свою голову. Сначала Эта из издательства, потом Та из кафе. Кто им дал право со мной так разговаривать?! Кто они такие? Гадкие людишки!
-   Марк, успокойтесь, давайте чайку попьем.
-   Не нужен мне твой чай! Еще одно посещение этой дуры и я захочу крови.
-   Не надо, Марк. Вы ведь не кровожадный. Вы просто устали, перенервничали. Все хорошо. Я вас никогда не оставлю. Буду верно и преданно работать, и больше никто не войдет в ваш кабинет без вашего разрешения.
-   Ты обещаешь мне это?
-   Обещаю.

* * * * *

-   Это я, - тихо произнесла женщина.
-   Вы?! – возмущенно крикнул Марк.
-   Я тут подумала, зря я на вас набросилась.
-   Как вы сюда вошли? Где Марта?
-   Марта? Ваш секретарь?
-   Да! Она обещала никого ко мне не пускать!
-   А она и не пускала.
-   А как вы вошли, если она вас не пускала.
-   Я…
-   Меня это не интересует. Убирайтесь вон из моего кабинета или я за себя не отвечаю.
-   Хорошо,хорошо,я уйду.Вы простите меня, я вас расстроила. Вообще-то я не это хотела вчера сказать. Дело совсем в другом. Я должна была сразу сказать вам... во всем  признаться. Это ужасно,очень ужасно.Но,дело в том, что я – ваш персонаж.
-   Что?
-   Персонаж ваш.
-   Кто мой персонаж?
-   Я.
-   Вы мне голову не морочьте. Какой вы персонаж? Вы надоедливая дамочка, которая пристает ко мне каждый вечер.
-   Вы не помните меня?
-   Я вас не знаю.
-   Знаете, когда-то давно вы написали свой первый рассказ. Рассказ этот помните?
-   Допустим.
-   Вы придумали меня именно такой - некрасивой надоедливой дамочкой. Дамочкой, которая каждый вечер сидела в кафе и мечтала встретить свое счастье. Я провела в мечтах очень много времени, все шло как по писанному. Все было так, как вы придумали. Но однажды в это придуманное кафе пришли вы и я обрела свободу.
-   Этого не может быть.
-   И это говорите мне вы?
-   Позовите Марту.
-   Марту?
-   Марта! Марта! – крикнул Норман.
Дверь распахнулась и вошла Марта.
-   Вы звали меня, Марк?
-   Ты эту женщину видишь?
-   Вижу.
-   Зачем ты ее впустила?
-   Но Марк,я не понимаю, как она могла пройти мимо меня, она не входила в дом.
-   Она тебе никого не напоминает?
-   Мне? Нет.
-   Подай мне мою первую книгу.
-   Какую именно?
-   Вон ту, в желтом переплете на средней полке.
-   Эту?
-   Да. Сейчас посмотрим, чем заканчивается ваша история мадам персонаж. Ага… значит так. Посмотрим.
С этими словами Марк стал вырывать из книги страницы, скомкал их и бросил в горящий камин. Пламя вспыхнуло и поглотило бумагу.
-   Нет  больше  этого рассказа  и вас больше нет, - торжественно объявил Марк.
Что-то загудело в камине. Гостья исчезла. Марта тихо вскрикнула.
-   Господи, Марк! Что это было?
-   Ничего не было и, надеюсь, не повторится.
-   Вы что говорите? Как это – не было. Куда исчезла эта женщина?
-   А это вовсе и не женщина была?
-   А кто?
-   Мой оживший персонаж.
-   Вам придется повысить мне жалование.
-   Это еще почему?
-   Моя работа становится слишком нервной.
-   Глупости. Мы избавились от этой надоедливой особы. Я заканчиваю свою рукопись, и все будет как всегда, то есть хорошо.

* * * * *

-   Это я, - объявила женщина, возникшая в кабинете.
-   Вы?! – потрясенно произнес Марк.
-   Да, я. Не помню, кто сказал, но сказал красиво: рукописи не горят. А это значит, что всё написанное вами живо.Сначала вы влияли на жизнь вашего героя, а теперь ваш герой может повлиять на вашу жизнь.
-   Ну, это я уже понял.Мне другое не понятно.Долго вы сюда ходить будете?
-   Если бы я знала? Это,ведь,от вас зависит.
-   Почему от меня?
-   А что вы сейчас пишите?
-   Как что? Свою новую книгу.
-   И кто ваш главный герой в этой книге?
-   Подождите, подождите… Вы на что мне намекаете? Но этого не может быть. Марта! Марта!
В кабинет вошла Марта.
-   Вы звали меня? О! Господи! Опять она?!
-   Марта, помоги мне разобраться. Тебе со стороны виднее. Кто главный герой моей новой книги?
-   Э… я не совсем понимаю смысл вашего вопроса.
-   Ответь!
-   Женщина.
-   Она похожа на эту?
Марта растерянно посмотрела на гостью.
-   Ну да, одно лицо, я вам об этом уже говорила.
-   И в чем сюжет  книги?
-   Марк, вы что?
-   Тебе трудно сказать?
Устало вздохнув, Марта ответила:
-   Главная героиня актриса, она мечтает сыграть свою главную роль в спектакле. Для нее этот спектакль последняя надежда. Но ей не нравится финал пьесы и она уговаривает режиссера изменить его. Он не соглашается и тогда она…
-   Довольно.Можешь идти.
-   Ну, хорошо.Если я буду нужна,позовите меня.
Марта медленно,оглядываясь,вышла  из кабинета и тихо закрыла за собой дверь.
-   Позвольте мне объяснить… Вы придумали свою первую историю, в которой я должна была сидеть и ждать мужчину своей мечты. Но я никак не могла его дождаться, потому что вы сделали меня некрасивой. По ходу вашего рассказа я должна была мечтать, стареть, ждать и так ничего и не дождаться. Это был очень печальный рассказ. Рассказ без надежды. Все так и было, пока однажды я не увидела в кафе вас. Вы подошли ко мне, заговорили и тем самым нарушили вами же созданный сюжет. Но потом вы стали придумывать новую историю и опять вашей героиней стала я. Новая история еще не закончена, вы пишите и переписываете ее. И пока вы не поставили свою последнюю точку, я свободна и могу приходить к вам.
-   Хорошо, я все понял.Что вы от меня хотите?
-   Счастья.
-   Какого еще счастья?
-   Я хочу, чтобы меня любили.
-   А я здесь при чем?
-   В ваших силах это сделать.Как вы напишите,так и будет.
-   Я не могу этого сделать.Это не мой жанр. Я пишу страшные и печальные истории.
-   Ваша последняя история вовсе не страшная. Но вы очень стараетесь ее такой сделать, а не надо этого делать. Напишите историю со счастливым концом. Это, ведь, только от вас зависит.
-   Я  понял  вас, но ничем помочь не могу. И не нужно на меня там смотреть. Женские взгляды, слезы и уговоры на меня не действуют.
-   Вы никогда и никого не любили.
-   Хотел бы, да не могу.
-   Конечно, не можете. Интересно, а ваши читатели знают о том,кто вы такой?
-   Конечно, знают. Я – известный писатель.
-   Я не об этом. Они знают, кто ваша семья и кто вы такой на самом деле?
-   Ах, вот вы о чем, - растерянно сказал Марк.
-   Да, я об этом.
-   Они этого не знают, и думаю, что никогда не узнают.
-   Не узнают, если я им не помогу.
-   Вы?
-   Я.
-   Как вы сможете это сделать?
-   Вы  написали множество историй, но так и не научились понимать и ценить своих героев. Прощайте.
-   Уходите?
-   Спешу. У меня много дел, нужно многое успеть сделать, пока вы не закончили свою очередную книгу.
-   Это вы о чем? Что вы собираетесь делать? – испуганно спросил Норман.
-   Хочу сообщить толпе ваших сумасшедших читателей хорошую новость. Интересно, как долго простоит целым ваш дом?
-   Это шантаж!
-   А вы как думали? Если вы пишите страшные истории, значит, они вам нравятся. Вот и поживете в страшной истории, которую сделаю для вас я.
-   Ладно. Я все понял. Не нужно вам никуда ходить. Я исправлю вашу историю. Хотите любви – будет вам любовь.

* * * * *

-  Ну, что, мой милый, ты исписался в конец, - грозно произнесла заместитель редактора. -  Кончился известный и популярный писатель Марк Норман. Я ведь предупреждала тебя.
-   Я помню, - мрачно сказал Марк.
-   Я просила тебя.Я дала тебе две недели. Неужели за это время ты не мог написать что-нибудь нормальное?!
-   Я не пишу так быстро и сделал то, что мог. Не нравится – не бери.
-   Ишь, как ты  заговорил.
-   А  ты что от меня ожидала. Я – Марк Норман! Но это мой псевдоним. Надеюсь, ты помнишь мое настоящее имя?
-   На кой черт мне твое имя?
-   А… так ты его не знаешь?
Дверь распахнулась, в кабинет ворвалась Марта и крикнула:
-   Марк, успокойтесь,нельзя так разговаривать с женщиной.
-   Отстань от меня, Марта! – зло крикнул Норман.
-   Вот-вот, вы придержите своего Марка, а то он с цепи сорвался. Я ухожу, Марк Норман. И очень надеюсь, что ты раскаешься и в своих словах, и в своих поступках.
Грозная блондинка выскочила из комнаты, громко хлопнув дверью.
-   Какого черта ты явилась и помешала мне?! – закричал на секретаря Норман.
-   Чему помешала? Тому, что бы вы сказали ей свое настоящее имя? Она ведь его не знает! Еще минута и вы ей назвали бы себя. А потом, еще и задушили бы от ярости. Скажите спасибо, что я прибежала вовремя.
-   Не ври. Ты не бежала. Вечно торчишь под дверью.
-   Ладно, вам. Что вы, действительно, как с цепи сорвались.
-   Поговори мне.
-   А с рукописью своей последней, что вы сделали?
-   Что сделал, то сделал. У меня не было выбора.
-   Да, попали вы в историю. Что же вы теперь писать будете?
-   Какое там писать? Я думаю о том, как бы ко мне не начали являться другие мои персонажи.
-   Ну, нет. Это невозможно.
-   А я вот не уверен. Вот ведь несчастье на мою голову. Что у меня за жизнь, - простонал Марк и сел в кресло.
-   Да, не позавидуешь, - устало произнесла Марта и села рядом.
-   А знаешь, Марта, о чем я подумал?
-   О чем?
-   Я  подумал... А вдруг я тоже персонаж какого-нибудь рассказа. И все то, что с нами здесь происходит  - это чья-то выдуманная история. Кто автор всего этого?
-   А зачем вам знать,кто автор?
-   А вот зачем.Приду я к нему, как-то,под вечер и скажу: «Это я, твой выдуманный персонаж. Я – сын ужасных родителей из рода тех, кого лучше не знать. Я тот, кто пишет ужасные истории, которые не читают маленьким детям». Вот, что я скажу. И пусть только попробует не изменить меня.
-   Ну, Марк, что-то вы нафантазировали себе. Вы устали, вам непременно нужно отдохнуть, а еще лучше погулять. И погода сегодня хорошая.
-   Погулять?
-   Конечно, прогулка успокаивает нервы.
-   Ладно, может быть и пройдусь.

* * * * *

Марк Норман вышел из дома и не спеша направился в парк. Он сел на одну из лавочек и задумался: «Неужели все так плохо? Исписался? Но я ведь этого не чувствую. У меня столько идей».
Мимо проходили люди. Какая-то женщина села на лавочку напротив Марка. Марк посмотрел на женщину и подумал: «Какая красивая. Бывают ведь такие красивые женщины. Пожалуй, она могла бы подойти для моего будущего сюжета. А почему бы и нет? Одеть ее в черное платье…»
-   Послушайте, что вы себе позволяете?
Это сказала женщина, сидящая напротив. Норман растерянно посмотрел по сторонам.
-   Не нужно смотреть по сторонам. Это я вам говорю.
-   Мне? – удивленно спросил Норман.
-   Да, вам. Этого еще не хватало. Мало того, что вы смотрите на меня так пристально, так вы мне еще и рожи корчите.
-   Я? Рожи?! Этого не может быть.
Норман встал и подошел к женщине. 
-   Простите. Это не специально вышло, - сказал он и сел рядом. - Видите ли, в чем дело, я  – писатель. Видимо, я задумался о своем будущем сюжете. Я даже не знал, что корчу какие-то рожи. Простите, а мы с вами прежде не встречались?
-   Все возможно.Так,стало быть,вы – писатель. Интересно… А как вас зовут?
-   Марк Норман.
-   Вы тот самый Марк Норман? Какая удача для меня встретить вас. Знаете, меня в последнее время мучает один вопрос. Может быть, вы сможете мне на него ответить?
-   Какой вопрос вас интересует?
-   А это правда, что рукописи не горят?


Рецензии