Фестиваль глухонемых

               

Фестиваль  глухонемых или путешествие по замкнутому кругу.







          Уже под утро из пивного паба «Kilkenni Irish&Lounge”, расположенного в доме № 38, на улице Сакко и Ванцетти  вышел, пошатываясь, преклонного возраста посетитель. Ветер и моросящий  дождь заставили его поднять воротник плаща и пойти на встречу выезжавшему со двора грузовому автомобилю. Водитель, заметив, метнувшегося под колёса, старика, опустил стекло и не без иронии прокричал:

 
- На тот свет торопишься, дедушка?

Старик подошёл к машине и почти шёпотом произнёс:

- Будь любезен, сынок, подбрось, если по пути. Сам боюсь не дойду.

С невероятной грустью смотрели мокрые глаза, не понятно от дождя или от слёз.
 
- Куда тебя взять? В кабине места нет.  Я с экспедитором, - уже спокойно и даже сочувственно ответил шофёр.

- С большим удовольствием поехал бы и в кузове.

- Гроб я везу, не побоишься ехать?

- Да не в том уже возрасте, чтобы бояться.

          Водитель помог старичку подняться в кузов, и, выехав на мостовую, обратился к своему экспедитору, приятной полноты молодой женщине:


- Целыми днями из-за баранки не вылезаю, а здесь пиво попить денег не хватит. Сколько интересно получает этот старикан, чтобы до утра в этом пабе сидеть?

- Чтобы узнать, сколько человек получает, не надо спрашивать, где он работает. Надо спросить, где он отдыхает, - ответила водителю женщина.

- Мне здесь отдохнуть, видимо не судьба.

- А это всё потому, что от денег отворачиваешься. Старика везёшь, а за проезд не взял. Поэтому у тебя денег никогда и не будет.

- У нас так принято, помогать друг другу.

- У кого это у вас?

- Воспитание такое получил в семье.
 
- Простота!  Кому ты без денег нужен будешь? К деньгам нужно относиться с должным уважением. Деньги это потребность человека. Отсутствие денег может разрушить семью.

- Потребность человека это душевный комфорт со своей совестью. В семейных бедах виноват не тот, кто недодал денег, а кто был скуп на добро и ласку. Деньгами не откупиться и не заменить любовь.

- Одной любовью сыт не будешь. Женщины любят денежных мужчин.
 
- Ты, смотрю, хорошо к денежному пристроилась. Даже по ночам работаешь.

- Денежным, сейчас моделей подавай. Зачем им тётка с тремя детьми. Старший сын, правда, уже работает, но без образования, какие у грузчика деньги, так копейки. Только на своё «Жигулёвское» и хватает. Вот и приходиться крутиться.   Дочерей на ноги поставить надо.

- Слушай, Танюха, если ты такая умная, ответь мне, какая фигура получится, если Чебурашку положить на асфальт и обвести мелом?

 
Женщина закрыла глаза, видимо ей так было легче представить эту фигуру. Открыв глаза, она еле сдерживая смех, проговорила:


- Дурачок, ты , Серёжка!

 
- Что, неприличная фигура получилась? Вот и я думаю, крутись не крутись, а в погоне за деньгами, всё равно бег по замкнутому кругу получается.

          Грузовик увеличил скорость и выехал на Сибирский тракт. Старичок, сидевший на гробу, и стучавший зубами от холода, покосился на странное отверстие в крышке гроба. Он просунул туда руку и его пальцы коснулись чего-то мягкого, приятного на ощупь и что самое главное, там внутри его руке было удивительно тепло. Старик приоткрыл крышку и забрался внутрь. Его тело погрузилось в необычайно уютное и комфортное пространство. Старик вытянул ноги, положил свои волосатые руки под голову и долго лежал без мыслей, только наслаждаясь теплом.

           Скоро мысли появились, но путались и скакали. Вот он вспомнил себя ребёнком наивным и доверчиво-восторженным, затем свою юность, молодость, зрелость. И вот – старость. Жизнь коротка. Но рано или поздно, неизбежно, неотвратимо случится смерть. Все это понимают, но желают, чтобы она наступила, как можно позже. Так уж сложилась жизнь, сейчас закопай его в этом гробу, его смерть мало кем была бы замечена.
 
          А в юности и молодости грезил славой, признанием. Славы хотелось громкой, шумной, с аплодисментами, с цветами и интервью в газетах. Энергия кипела, переливалась через край. Энергия сердца, ума, души. Куда всё ушло? Как же это всё должно восприниматься с точки зрения закона сохранения энергии или закона сохранения вещества. И вообще, в философском, разумеется, смысле, куда всё это уходит?

          Да, надо признать, что было бы несправедливо, если бы факт его смерти никто не заметил. В жизни всего интереснее факты. Собственно она и состоит из одних фактов. Независимо от того, соответствуют ли эти факты нашим представлениям о ней или не соответствуют.

           Человек рождается, учится, влюбляется, создаёт семью, у него появляются дети, он работает, воспитывает детей, радуется их успехам. Жизнь продолжается. И вот – старость, в философском же опять смысле окончательный и бесповоротный уход в одиночество. Он сегодня это понял, после разговора с сыном…


          Свет фар выхватил из темноты две мужские фигуры. Они уже основательно вымокли и, заметив грузовик, бросились ему наперерез, отчаянно жестикулируя друг другу руками. Водитель остановил грузовик и, опустив стекло, прокричал:


- Куда, вам, мужики?

          Вместо ответа мужчины жестами просили их подвезти. Капли дождя стекали по их лицам, а открывавшиеся рты издавали только надрывно-гортанные звуки.


- Всё с вами понятно. Ладно, залезайте, старичку веселее будет.


          Мужчины довольные, что водитель кивнул, поднялись в кузов и присев на крышку гроба, удивлённо уставились друг на друга.


- Странные шутки у этого водилы, старичку веселее будет, - прожестикулировал один.

- Он, похоже, уже отвеселился, - прожестикулировал второй.


          Один из них достал папиросы и угостил своего напарника. Второй, чиркнув спичкой, зажёг папироску товарища, затем прикурил сам.  Мужчины успели только пару раз затянуться, как снизу постучали...

           Цепенея от страха, они отшатнулись от гроба и, холодея от ужаса, наблюдали, как медленно открывается крышка...

           Из гроба высунулась голова старика и тихо с хрипотцой в голосе произнесла:


- Дайте закурить мужики, как я по табачку соскучился…


          В магазин «Ортопедические изделия», расположенный на улице Луначарского, в доме № 42, в жаркий майский полдень, зашли два одноногих гражданина, средних лет, одетых в, достаточно поношенные, костюмы и обратились жестами  к  молодой миловидной продавщице.


- Вам показать вот эти туфли за пятьсот рублей?

          Мужчины утвердительно закивали головами. Девушка передала посетителям коробку с обувью. Инвалиды, внимательно осмотрев и померив каждый на свою ногу туфель, остались довольны качеством выбранного товара. Они достали свои кошельки и вскладчину купили туфли. Опираясь на свои костыли, инвалиды вышли из магазина на улицу. Через некоторое время, продавщица обнаружила, что ценники на обувь были перепутаны и данная модель туфель стоит четыреста пятьдесят рублей.


- Догони, пожалуйста, инвалидов и отдай им их деньги, - обратилась она к грузчику и протянула ему пятьдесят рублей.

           Молодой человек быстро догнал инвалидов, но вместо пятидесяти рублей, отдал им тридцать, а двадцатку положил себе в карман. Два одноногих гражданина долго благодарили грузчика и крепко пожимали ему руку. Они так растрогались благородному поступку работника магазина, что от радости вернули ему десять рублей. Они жестами дали понять молодому человеку, что  так легче им будет разделить деньги.
 
          Довольный, таким правильным, на его взгляд решением, грузчик сунул червонец в карман и отправился обратно в магазин. По дороге он купил бутылку «Жигулёвского», ловко ключом откупорил с шумом крышку и, наслаждаясь, прохладным, пенным напитком, стал вслух рассуждать:


- Инвалиды купили обувь за пятьсот рублей. Тридцать я им отдал, десятку они мне вернули. Значит, обувь им обошлась за четыреста восемьдесят рублей, а тридцатка перепала мне. Напрашивается вопрос: « Откуда появилась лишняя десятка?» Видимо деньги ближе к тому, кто не забывает про собственный карман.


          Пока читатель думает, я расскажу ещё одну историю.


          В контору фирмы «Упокоение», расположенной в доме № 77, на улице Первомайская, летним днём зашёл элегантно одетый мужчина средних лет в очках с золотой оправой.


- Будьте любезны, завтра в десять утра, прислать машину к воротам Нижне-исетского кладбища.

 
          Сотрудник фирмы с  чинным спокойствием, сидевший за стойкой на приёме заказов, на этот раз растерялся.  Обычно,  машину всегда просили направить в морг больницы или к дому умершего. Не тот ли это случай, о котором говорят: « Отправились хоронить, а покойника забыли ».


- Позвольте Вас, спросить, - робко произнёс оторопевший сотрудник, - где же находится покойник?

- Он уже два месяца в могиле, - равнодушно, словно абсолютно ничего не случилось, ответил заказчик.

- В могиле?! Для чего же вам нужна машина?


          Сотрудник ритуальных услуг «Упокоение» с неловким видом хотел ещё что-то спросить, но поперхнулся. Он ничего не понимал. Заказчик уплатил деньги и был абсолютно спокоен, что его заказ будет выполнен точно в срок.


           Утром по улице Димитрова, мимо невысоких ветхих домов, направлялась к кладбищу колонна дорогих легковых автомобилей. В них сидели женщины в строгих платьях и мужчины в тёмных деловых костюмах. Они шутили, громко смеялись, настроение у всех было на редкость весёлое.

           К десяти часам, закрытая чёрная машина подъехала к воротам кладбища, где её уже ждала толпа собравшихся. За машинами процессия потянулась к могилам. Кладбищенские рабочие везли на тележке лопаты, доски и толстые верёвки. Все остановились у того места, где из земли метра на полтора торчала металлическая труба. Рабочие принялись разрывать могилу.
            Когда показалась из красного дерева украшенная резьбой крышка, они вынули трубу, подвели под гроб канаты и осторожно подняли его на поверхность земли. Через круглое отверстие из гроба высунулась волосатая рука и лёгким покачиванием ладони она поприветствовала собравшихся. Вся публика долго, до хрипоты кричала:


- Рекордсмену мира, браво!

- Потрясающий успех!

- Есть рекорд!


           Затем гроб поместили в ритуальный автобус, и вся компания направилась в паб «Kilkenni Irish&Lounge».

           В зале пивного ресторана гроб осторожно опустили на специальный постамент. Стены паба были украшены картинами в массивных рамах из красного дерева. Посетители пили тёмное пиво «Гиннес», коньяк «Отард XO», абсент «Фея Гипно». Ярко светились лампы, освещавшие постамент. Многочисленная пресса была в ожидании встречи с рекордсменом мира.

            Открыли крышку гроба, сухо защёлкали затворы фотоаппаратов, фотовспышки осветили лицо улыбающегося лжепокойника, обладателя мирового рекорда. Закопанному на двухметровую глубину, живому трупу, вручили свидетельство, что он пробыл в могиле шестьдесят один день.

          Торжественная церемония продолжалась согласно сценария, и публика продолжала в восхищении кричать: «Браво!», а виновник торжества, в сопровождении врача, покинул собравшихся.

 
          На следующий день в пабе «Kilkenni Irish&Lounge» начинался пивной фестиваль: «Загробная жизнь - факт или фикция?» Отбоя не было от желающих выпить пива именно в этом пабе. Пышно разодетые, увешанные драгоценностями дамы и господа веселились вовсю.  Лучшие музыканты всю ночь услаждали слух собравшейся здесь избранной публики. Модельной внешности девушки наливали в бокалы изысканнейшие французские вина. Хозяин заведения, обладатель уникального рекорда, подсчитывал прибыль и, радуясь, что так ловко вышел из трудного финансового положения, с усмешкой произнёс:


- Видимо деньги ближе к тому, кто сам ближе к могиле.








 

г. Екатеринбург
январь 2010г.   


Рецензии
Почему называется "Фестиваль глухонемых"?

Валентина Логиновская   01.12.2011 19:15     Заявить о нарушении
Я была на настоящем фестивале глухонемых. Эти люди общались руками, смеялись, что - то обсуждали, танцевали и у них были лица счастливых полноценных людей, живущих жизнью без ограничений

Валентина Логиновская   01.12.2011 21:09   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.