Требуется героиня

  Имя у неё было вроде бы простое - Майя, Мая... Но я девушек с таким именем не встречала почему-то никогда. Где-то были, наверное, может быть - легион. Но знакома я была только с одной. Она была худенькая, какая-то нескладёха. Волосы тускло-песочного цвета, как пляж в конце сезона. Глаза... Глаза были, это точно. Немного раскосые, болотного цвета. И не зелёные, но и не жёлтые. Ресницы, если и были, то тоже блёклые. В общем, взгляду зацепиться было не за что.

  Она работала в соседней палатке. Шоколадки, сок, печенье, жвачки. Обычный переход метро. Очередь у неё стояла с семи утра. Люди пробегали мимо, на ходу совали мелочь на "Антиполицай" или минералку. Она старалась не задерживать народ, все ведь на работу торопились. Сама она вставала в пять утра. Ела приготовленный свекровью суп. Брала с собой пару котлет или несколько кружочков колбасы, которые к обеду превращались в липкую пасту непонятного происхождения. Наливала в термос свежего чая. Термос был старенький, тепло давно не держал. Но чай всё равно был душистый, она брала дорогой и качественный, хотя бы на этом она не экономила.

  В нашем переходе лампочки были тусклые, да и горели через одну. Поэтому никому не было особо видно, что она одета всегда не только не по моде, но и не по сезону. Старушечьи бордовенькие кофточки, явно мужские великоватые футболки. Джинсы "самострок" из прошлого века. Войлочные ботики. Полы-то гранитные, а они и летом не прогреваются. Я обычно переобуваюсь на смене, а Мая так домой и уходила. Работала она шесть дней в неделю. В воскресенье выходила её хозяйка, яркая, вульгарная особа, но с золотым сердцем. Она никогда не повышала голос. Всегда советовалась с Маей, что из товара подвезти и сколько. Никаких недостач на девушку не вешала. Учёт вела сама. И платила по-честному. В общем, повезло Мае с Ириной Михайловной.

  Это у меня хозяин... Ну, самодуристый. Сорок лет мужику, а всё в пацана играет. Думаю, что в лихие годы он с братвой дружил. У него все приятели - "шкафчики". И у всех - свой бизнес. Меня их дела не волнуют, а вот Лёха.... Он... то белый-пушистый, премии суёт. А то с женой поругается, а на мне зло срывает, за всякие пустяки штрафы накладывает. Потом дня три и не приезжает, самому стыдно. Я это давно просекла, так что не обижаюсь. Мне только на руку, когда его нет. Торговля - дело испокон века воровское. Свои секреты я раскрывать не буду. А небольшая прибавка к зарплате лишней не бывает. Мае тоже хотела посоветовать кое-что. А то жалко на неё смотреть, бедную. Она испугалась даже. Думала, видать, что я её испытываю на вшивость. Глупая какая-то. Ну, продай ты пару шоколадок чуть дороже. Так хоть пару беляшей самых простых съела бы. Ирина и не узнает никогда. Да ей и ущерба никакого нет. И покупатели иной раз специально, что подороже, выбирают. Всем - одна выгода. Нет, она и слушать не хочет! Блаженная...

  У меня товар не такой ходовой - носки, колготки. Народа мало. Читай, кроссворды отгадывай. Сменщица всё время что-то вяжет. Я ей говорю "Верунчик, мне бы хоть носочки тёплые связала. Я и шерсть куплю. Ноги-то зябнут от камня вокруг". А она в ответ смеётся: "Я только учусь". Второй год, а всё учится. Отговаривается, зараза. Не хочет подруге угодить. Хорошо ещё, что с товаром не подставляет. А то до неё была... О-о-о... Пустые конверты от колгот по смене передавала. Я еле от неё избавилась. Один раз чуть все волосёнки у неё не повыдирала. Леха еле разнял. Недостачу пополам разделил. Так и пришлось научиться "подрабатывать", а ведь я до этого практически честно торговала.

  Поскольку мне скучно без дела сидеть, я всё с Маей пыталась разговаривать через стенку. Перегородки-то фанерные, всё слышно. Но у неё народ постоянно толпится. Редко, когда затишье. А у меня тут сменщица заболела. Грипп осложнение дал. И пришлось мне три недели без отдыха работать. Чуть с тоски не сдохла. Весна заканчивается. Колготки дорогие никому уже не нужны. Выручка за день копеечная. Лёха только за выход платит. Да и делать-то абсолютно нечего. Ирина Михална в воскресенье тоже заскучала. На майские все разъезжаются, кто куда. Мы и разговорились "за жизнь". Я про себя не люблю рассказывать. Сама я и так всё знаю, а другим - не обязательно. Зато послушать "откровения" страсть, как люблю.
Ирина про себя может часами разглагольствовать. Какая она умница-красавица. Какая хитрая да сообразительная. Я и спросила, что ж она такую кикимору на работу взяла? Была бы девица бойкая, так и торговля лучше бы шла. Шоколадки, конфеты. Контингент-то у нас практически постоянный, конечная станция.

  - Катюша, так моя Мая лучше любой девицы. Вертихвостка с кавалерами бы болтала, а то и выходила бы за уголок то на перекур, то по мобильнику позвонить. А Маечка - никуда, ни с кем. Она и ест-то, киоск не закрывает. Ответственная.
  - Ир,а чего она такая затюканная? Как только замуж умудрилась выйти, мышь серая.
  - Мая, она замуж-то давно вышла. Ей сейчас тридцать восемь, а вышла в двадцать. Уж наверняка посвежее была.
  - Как тридцать восемь? Это она нас с тобой постарше? А я с ней, как с молодой-глупой обращаюсь. Да я и не присматривалась никогда. Она, небось, с глухой провинции?
  - Это с какой стороны глянуть. Из Белоруссии она. Муж там служил, её и привёз в столицу. Не из деревни, точно. И грамотная. Считает в уме, ты на калькуляторе не догонишь. Ни разу никого не обсчитала. Да её ночью разбуди, она весь товар по памяти перечислит, все остатки. Я за ней учёт веду просто для порядка. Всегда всё точно. И я знаю, что не подставляет ничего. У меня свои приёмчики есть, как проверять. - И Ирина начала опять про свой ум, да смекалку.

  А я кивала, но не сильно слушала. Мая меня интересовала больше. Мне казалось, что в людях разбираюсь неплохо. А она была для меня совершенно непонятным явлением. И с этого дня я начала внимательнее приглядываться, да прислушиваться. Как с покупателями разговаривает, как с хозяйкой. Охранник обычно вечером на неё ругается, что последняя домой уходит. А она помалкивает, но раньше времени в журнале ни за что не распишется. А и правильно! Мало ли что случится, а охрана нам не указ. Однажды киоск с дисками ночью вскрыли, так никто ничего и не видел. За что деньги платим?

  Как-то раз утром Нинка из отдела сумок заглянула и прошептала "СЭС заявился. Закрывать будешь?" Ну, у меня не продукты питания, особо их бояться нечего. А на полдня закрыть - вообще ничего не заработаешь. Сама-то я, дубина, забыла, что медкнижка у меня просрочена давно. Пришлось ажурные чулочки дарить, да клясться, что завтра же всё будет в порядке. Позвонила Лёхе, что с утра на медкомиссию пойду. Выслушала полуцензурные выражения. А куда деваться? Штраф на меня, штраф на него, а всё из моего кармана будет.

  СЭС метрополитена тем хорош, что всё быстро, и в одном месте. И по деньгам - по-божески. Пока в кассу платила, тут и все наши собрались. Из двадцати палаток восемь человек приехали. И Мая тоже. У меня кровь брали, а она на кресле лежала. Слышу, что врачиха её спрашивает, рожала ли, и когда. А Мая отвечает "Нет". И про три выкидыша я услышала. Сначала даже позавидовала. Моя-то раскрасавица сейчас такие фортели выкидывает, что никаких нервов не хватает. Удавила бы. А потом вспомнила, как дочку в первый раз на руки взяла. Какое это было счастье! Бедная Майка, материнство хоть и обуза, но ведь и радости хватает. Я, конечно, сделала вид, что глухая от рождения. Чего человеку в душу лезть? Может, она сама не хотела детей, да чего-нибудь делала.... Она вся какая-то нелепая. Казалось бы - живи, да радуйся. И зарабатывает неплохо, куда только деньги девает?

  В конце лета мы крепко поругались с Лёхой. Он ещё пару точек открыл, хотел меня перевести на новую. А я упёрлась. Здесь мне пару остановок автобусных до дома, пешочком десять минут. А те точки - ехать и ехать. Вера, сменщица, оказывается уже решила немного одна поработать, муж на новую машину замахнулся, а в долги влезать не хотят. Чего-то я крайней оказалась. Психанула, да и не вышла больше на работу. Мой супруг особо не противоречил, сказал: "Вот и посиди дома немножко. За дочерью теперь глаз да глаз нужен". Пятнадцать лет девушке. Одна сплошная головная боль. Впрочем, я ж не о себе рассказать хотела. Хотя и о себе приходится. Иначе ничего не понятно получается.

  Чтобы не расстраиваться, начала по разным делам с предыдущей станции метро ездить. Дальше, зато никаких распросов от знакомых. Я ж на той точке сколько лет просидела. Я всех знаю, меня все знают. А дела у меня интересные сейчас. С соседкой разговорилась, она и посоветовала время зря не терять, а пойти подработать немножко в телепередачах, зрителем. Платят сущие копейки, зато концерты и шоу разные можно вблизи посмотреть. Я попробовала, и втянулась. Интересно так всё это изнутри посмотреть. Есть явная халтура, особенно на передачах для кабельного ТВ. А есть настолько интересные, что зал хлопает от души без всяких команд. Отношение к массовке самое пренебрежительное. Как к стаду баранов. Скорее - овец, женщин значительно больше. Бывает, что и поесть не дают, гонят съёмку. И заполночь иной раз заканчивается. На такси всё заработанное уходит. Но мне нравится, а поголодать лишний раз даже на пользу. Как дома засела, так то печенюшку, то бутербродик, вес и набирается. Как бы к зиме весь гардеробчик сменить не пришлось.

  Впрочем, я опять отвлеклась. С месяц назад опаздывала на передачу. Поехала через "свою" станцию. В родной павильон заглядывать не стала, а с Маей хотела поздороваться. В кондитерке суетилась какая-то, по виду татарочка. Меня это удивило. В газетном у старой знакомой спросила, где же Маечка? Она ответила, что ногу подвернула, уже с пару недель назад. И ещё и отработала смену. К вечеру нога распухла так, что вызывали Маечкиного мужа, и он возил в травмпункт. Думали, что вообще перелом. "Вот дура-то, а? Ирине бы позвонила, да сама с утра к врачу сходила. А теперь, видать, надолго дома засядет". И то - правда. Опять она по-дурацки поступила.

  Через несколько дней позвонил мой бывший хозяин и пригласил "для важного разговора". А я же любознательная, пошла. Лёха предложил вернуться, у него с продавцами напряжёнка. Поблагодарила за "высокую честь", но отказалась. Пока работала, вроде, так и надо. А как бросила это грязное дело, теперь и думать противно. Когда припрёт с деньгами, тогда и думать буду. Да и то, сюда не вернусь. Скучно тут.

  Поговорила с Лёхой, да заглянула к Мае. А её опять нет, да и киоск закрыт. Пошла я по соседкам за новостями. То, что рассказали, и рассмешило, и огорчило. Пока Маечки нет, Ирина Михална нашла какую-то таджичку. Временно. Та несколько смен отработала нормально. Ирина каждый день, конечно, приезжала. Контролировала. А однажды приехала - дверь нараспашку, а внутри - пустота. Всё унесли. Она - к охраннику. А тот говорит, что утром заступил - всё нормально было. Оказалось, что таджичка по копии паспорта устроилась, а паспорт - чужой. Нам-то они все на одно лицо. Она утром пораньше специально пришла, а потом охраннику зубы заговаривала, пока кто-то товар выносил. Поскольку кондитерка самая первая после газет открывается, то некому и тревогу поднять было. Газеты дальше по проходу, да и с утра своих дел выше крыши. Всю периодику пока разложат... А Ирина только одну эту точку держит. И теперь ей даже не на что ассортимент закупить. Пытается занять по соседям, да кто ж даст? Кризис, говорят.

  Я уже уходить домой собралась, а тут Мая подошла. С палочкой. Говорит, что теперь совсем не знает, что делать. Вроде ногу подлечила, а работа накрылась медным тазом. И давай себя винить! Если бы ногу не подвернула, да если бы, да кабы. Блаженная, правда что. Я ей предложила со мной поездить на съёмки. Там сиди себе, да в ладоши хлопай. Главное - дойти. Так мы и стали вместе подрабатывать.

  К Новому году передачи снимались чуть не круглосуточно. Только успевай с одной на другую. Некоторые зрители лет по пять только этим и занимаются, это у них - основная работа. Как-то раз предложили нам на кастинг одной передачи сходить. Попробовать себя в качестве "героев". Героинь, то бишь. Известный адвокат исполняет роль судьи. Небольшие сюжетики. Набирают непрофессионалов. Просто потому, что в день по три-четыре сюжета, всё время нужны новые лица. Мы с Майкой решили попробовать. Точнее, это я загорелась, а она не стала спорить. Кастинг мы прошли легко. Дали нам по листочку из прошедших передач, попросили своими словами рассказать. Я как начала тарахтеть, что муж меня бьёт, беспробудно пьёт, детей застращал.... Меня и слушать дальше не стали. Тётки заулыбались и сказали "Пойдёт". А Мая расплакалась, что невестка бывшая хочет полквартиры оттяпать, даже я обалдела. Ну и ну! Не знала бы про её жизнь - сто пудов поверила бы.

  Меня вызвали через несколько дней. Роль как раз подошла. Скандальная бабёнка с соседями судится из-за забора на даче. Я с первого раза текст запомнила. Мне только велели обязательно слова одни сказать: "Мне надо не по-правде, а по-честному", а остальное - как сама думаю. Немножко порепетировали, и сразу на площадку. Без всяких остановок и дублей. Я как вошла в роль, так меня еле остановили. Те, которые якобы соседи, вдвоём меня не могли переспорить. Но и по сценарию моя победа была. Я денег получила нормально, да и удовольствия от роли - тоже. Да вот жаль, что с адвокатом поговорить не дали, я б с ним кое о чём посоветовалась.

  Когда Маю вызвали, она попросила с ней поехать. Как моральная поддержка. Типа - она со мной уверенней себя чувствовать будет. А мне и не трудно. Праздники прошли, с концертами пока затишье. Роль подруге дали "со слезами". Но сам сюжет скорее - юмористический. Подарили ей якобы на юбилей СВЧ-печь, а она почти сразу сломалась. Вот она и судится с коллегами, как с обидчиками. Маечка плакала, всхлипывала, весь грим размазала. А ведь её под пенсионерку раскрасили: морщины, круги под глазами. Ну, и не сильно-то красить пришлось. Она как дрожащими руками документы передавала, так совсем старушка на вид.

  Пошли на пробы на мини-сериалы. Там режиссёр меня ругаться попросил, я как начала орать, как с цепи сорвалась. Он мне начал было подыгрывать, а потом - только стоял и смеялся. Да моему мужу посочувствовал. Такой, говорит, вулкан в узде трудно удержать. А Мая у него надолго задержалась. Вышла - глаза заплаканные, красные, носом шмыгает. Опять рыдала, бедная. Да что ещё она может-то? Мне что ли попробовать тоже поплакать? Дома перед зеркалом потренировалась - нет, неубедительно выходит.

  Мне пришёл вызов на "судебное шоу". Роль потерпевшей. Как прочла сценарий - чуть хохотать не начала. Бразильское мыло отдыхает... Мою дочь якобы убили, тело так и не нашли. А мужа её с дружком судят, как убийц. Улики притянуты за уши. Моё дело в истерике биться, да на этих остолопов с кулаками кидаться. Взяла свои листочки, да поехала домой, "роль учить". Только надо опять же своими словами всё говорить. Режиссёрка перезвонила, предупредила, что на репетицию можно не приезжать. Они там будут фабриковать видеозаписи с подсудимыми, а мне в этом участвовать не надо. Да и ладно. Скандалить, да ругаться меня учить не надо. Сама кого хочешь научу.

  В день съёмки опять никаких репетиций. Режиссёрка где-то всё бегала. Костюмерши переодевать меня не стали, и так сойдёт. Гримёрша только тональным кремом немного подмазала кое-где и кое-как. И - на площадку. Раскадровку так и не нашли. Когда мне слово дадут - неизвестно. Реплики свои я наизусть знаю, но ведь не доклад же читать? А, ладно, разберусь по ходу дела.

  Началась съёмка. И пошли накладки одна за одной. Меня первую вызвали в зал суда. Зашла. Стою. А "судья" как заорёт :"Почему не представляетесь?". Мне самообладания не занимать, всю жизнь в торговле. Представилась. Жду вопросов каких-нибудь. Тишина.... Я начала тогда сама уже кулаками трясти, да причитать: "Убили, ироды. Осиротили нас с внучечкой".... Прокурор начал подыгрывать. "Подсудимые" отбрёхиваться. Судья молотком стучать да своим истеричным голосом визжать. Веселуха! Вопросов я так и не дождалась. Говорила, что в голову придёт. Режиссёрка всё вбегала и орала на "героев". То - почему сидишь, то - зачем встал?... Тот, что зятя играл, молодец. Подыгрывал всем по ходу дела. Причём явно нарывался на скандал.

  Допросили каких-то невнятных "свидетелей". Тут дядька, что в первом ряду зрителей сидел, слово попросил. Судья его хотел из зала вывести или оштрафовать, а оказалось, что это так и задумано. Только вчера весь сценарий переписали. И никто не в курсе. В общем, в зал вошла моя "дочка", жива и невредима. Уж кто тут что играл? Я, например, просто смех изо всех сил сдерживала. Закончилась эта вакханалия тем, что "под стражу" взяли одного из свидетелей, как за оговор. Нужно было двоих, за сговор. А милиционер только один оказался. Опять всё переснимали. Я было бросилась "дочку" обнимать, а съёмка уже и закончилась. Да ещё и денег заплатили до смешного мало. Дурдом на выезде, а не передача!!! Через две недели посмотрела, вроде и не так плохо. Что значит - хороший монтаж. Но дурную режиссёрку, да хамоватого судью долго всякими словами про себя поминала. Ещё раз к ним попасть не захочется.

  Вскоре и Маю позвали на похожую передачу. Я не стала её отговаривать. Заработок, да и чего я за неё решать бы стала? Как обычно, поехала с ней. Роль она ещё неделю назад получила. И репетиции были. В принципе, всё то же. Да не то! Отношение от режиссёров - уважительное. Гримёрши явно умелые. Костюмы три раза меняли, всё лучший вариант искали. Мая-то своё не привезла. Да и из чего у неё выбирать? На этих съёмках можно было постоять в служебных помещениях и посмотреть по мониторам весь процесс. А в перерыве адвокат и прокурор гадали: кто же выиграет процесс? То есть всё почти по-правде?

  Сюжет был самый примитивный. Муж убил жену из ревности. "Муж" сидел в клетке. Съёмка шла одним большим куском. Никакие режиссёры в действие не вмешивались. Примерно через час пригласили "свидетелем" мою подругу. Мама дорогая! Я её не узнала. В зал вошла стройная, фигуристая, уверенная в себе молодая женщина. Аккуратный макияж, стильная причёска. Какие-то украшения в тон обтягивающего трикотажного платья. Она представилась без излишнего стеснения: "Полина Авдеева. Шестьдесят пятого года рождения. Любовница подсудимого, по вашим словам. А я - не любовница, я - любимая". Я так и ахнула, аж кто-то из режиссёров оглянулся и показал кулак.

  Мая, не конфузясь, рассказывала историю всего этого четырёхугольника. Из её "показаний" становилось ясно, что она - такая себе щучка, своего не упустит, да и чужое прихватит. Дальше я уже и не помню развития событий. Я только на Маю смотрела. Одна из камер всё время на неё была нацелена. Куда делась зачуханная, забитая, никакая, - моя приятельница? Откуда появилась эта холёная, наглая, циничная девица? И вот съёмка закончена. Всем - спасибо. Зрители, статисты, съёмочная группа - все бегут переодеться быстрее и - домой. Ещё деньги бы получить без задержек. А Маю уводят к руководителю проекта. Я покорно жду на диванчике, тщетно прислушиваясь к звукам за плотно закрытой дверью. Наконец, моя загадочная подруга выходит. Вся растрёпанная, плечи опустила, в руках замусоленный платочек. Так и хочется ободрить, утешить. Но... Мая поясняет, что её решили рекомендовать в какой-то фильм, а она ведь не артистка, вдруг только опозорится? Да уж... Прямо Наполеон с кремом, а не женщина, сколько же в ней слоёв?

  Приближался мой очередной день рождения. Дата не круглая, всё же - праздник. Решила я и новоявленную подругу пригласить. Мая легко согласилась. Пришла с оригинальным подарком - пальмочку в горшке какую-то редкую принесла. Говорит, что специально искала. Эта пальма якобы достаток в дом с собой вносит. "Ты,- говорит,- Катерина, сейчас без работы. И кризис на дворе. Лучше подстраховаться". Я чуть не прослезилась от умиления. У меня стоит на окошке "денежное дерево", хиленькое такое. А про пальмочки какие-нибудь и не слышала никогда.

  Брат с женой рано ушли, бизнесмены, у них вечно важные дела. Дочка к подружке убежала "уроки делать". Наверняка - на компьютере в игры играть. Да я не против, она учится нормально, я не знаю - с какой стороны дневник открывать. Мой благоверный придремал после нескольких рюмок. А мы с Маей сели на кухоньке, сварили себе вкусного кофейку, открыли дарёную коробку конфет и заговорили о своём, о девичьем.

  - Маюша, ты для меня - уникум. Как ты всегда меняешься. Вот сейчас - брючный костюмчик из семидесятых, а причёска..... Да и не причёска это, а веник какой-то! Чего ты всё прибедняешься? - я ж за словом в карман не лезу, груба, знаю.

  И Мая немного рассказала о себе. То ли сказалась выпитая водочка, то ли наша начавшаяся дружба. А может - просто накипело? Я знала, что она живёт с мужем и свекровью. Но даже в голову не приходило, что она их в течение многих лет фактически содержала. Когда вышла замуж, муж после армии восстановился в институте на дневном. Свекровь тогда ещё работала. Маю холили и лелеяли, так как она сразу забеременела. Но случился выкидыш, после которого отношение к "приймачке" изменилось. Свекровь пристроила на работу в министерство образования, где сама сидела на скромной, но хлебной должности. Через год была вторая попытка родить, но тоже неудавшаяся. Тут уже и муж начал попрекать хилым здоровьем. Тогда бы уехать к маме под крыло, но на это решимости не хватало. Муж начал погуливать под предлогом, что якобы бережёт Маино здоровье. Свекровь, конечно же, была всегда на стороне сына. И эти походы налево даже не скрывались.

  Мая хотела пойти учиться, хотя бы на какие-нибудь курсы. Муж был категорически против. "Нечего неизвестно где шляться". И со временем подруга превратилась в тупую архивную крысу. В одну книгу запиши выданное, в другую - принятое. И так изо дня в день. Свекровь "ушли" на пенсию. В министерстве перестали платить практически совсем. Муж закончил учёбу, но по специальности работу не нашёл. С какими-то друзьями пытался замутить свой бизнес. Но только промотал все свекровкины сбережения. А тут, как назло, Мая случайно как-то забеременела. Она молчала дома, сколько могла. Но пришлось лечь на сохранение. Месяц лежала пластом, но опять всё закончилось ничем.

  Дома Маю встретили чуть не с кулаками. Поток изощрённых ругательств, свекровь трясла кулаками перед лицом. Муж тявкал с дивана.
  - Катюша, они меня обвиняли во всём. Что приютили, что десять лет кормили, что надеялись на меня. А я обманула все их ожидания. И во мне что-то сломалось. Я и сама начала верить, что они меня облагодельствовали, а я оказалась неблагодарной тварью. Вот тут соседка по дому и предложила пойти на рынке поторговать с ней в паре. От зари до зари, без выходных и проходных, в пять вставала, в полночь падала замертво. Зато дома никого и ничего не видела. А зарабатывать начала хорошо. Все деньги "им" отдавала, откупалась за грехи свои. Я почти пять лет на этом рынке отбарабанила. Все почки застудила, ноги надорвала, бронхит хронический заработала.

  В общем, Мая слегла. Свекровь швыряла ей лекарства и кое-какую еду, при этом не забывала подчеркнуть, что куплено всё это на последние деньги. Что на старости лет приходится на свою нищенскую пенсию кормить "эту убогую". Подруга собрала всю волю в кулак, поднялась и пошла искать работу, не на улице хотя бы. Образования нет. Профессии нет. Куда путь? Только опять на рынок. Спасибо Ирине Михайловне, что взяла, поверила. Вот так и шло всё. Шесть дней работала, а в воскресенье - в церковь. Как-то пристрастилась. А кому ещё пожалуешься на свою жизнь неудавшуюся? У всех - свои заботы да горести. А Бог - он за всех страдает. Как-то легче ей после посещения храма. И мне самой начать ходить что ли? Да нет, лицемерие не переношу, а верить - не верится. Может, права она, но не моё это, не моё.

  - Катенька, спасибо тебе, что хоть какую-то работу мне нашла. Вот сейчас затишье в съёмках, так готова из окна выброситься, так дома невмоготу. Посоветуй что-нибудь? Хотя что это я? Ты ж и сама не работаешь сейчас. - Пришлось Мае объяснить, что у меня муж...Ну, немного не такой. Он меня куском хлеба не попрекнёт. Могу вообще не работать. Только скучно ведь без людей, без общения. Мне поболтать с кем-нибудь - удовольствие.

  - Мая, а что с фильмом? Когда начнут снимать? Там же и время, и деньги. Ты бы позвонила, узнала. Может, напомнить про себя надо? - Эту малахольную надо ещё и в спину толкать. Меня бы пригласили на роль, я бы всё время на площадке тёрлась. А ей, видите ли - стыдно. Да уж, не боец она. Хорошо, что детей Бог ей не даёт, какая из неё мать? За детей надо иной раз и глотки перегрызать. Мою красотку пусть кто только попробует задеть, мало не покажется!

  Посидели мы, погоревали о нелёгкой бабьей судьбе, да и подружились ещё крепче. А на днях и вызов на фильм Мае пришёл. Отправилась она "в экспедицию". А проще - в подмосковный пансионат. Тех, которые главные роли играли, на машинах привозили в день съёмки. А человек пятьдесят технического персонала и "эпизодников" расселили по два человека. Еда нормальная, парк, речка - одни удовольствия. Если бы не перманентные пьянки третьих операторов и помощников звукорежиссёров - просто курорт был бы. А то эти попойки до утра, хождения по комнатам, то песни, то скандалы... Старушке одной в три часа ночи дверь выбили в поисках подруги на ночь. Как бабка концы не отдала? Впрочем, сама я этого не видела, всё с Маиных слов.

  Через месяц она вернулась, и сразу - ко мне.
  - Катенька! У меня беда. Я, кажется, влюбилась. Что делать? - А и действительно - что тут делать? Задрать подол, да бегать! Курица замороженая, радоваться надо. Это же нормальное человеческое чувство.
  - А взаимно хоть?
  - Взаимно, - пряча глаза, ответила несчастная. Бог ты мой! У неё роман!
  - А кто? Главный режиссёр, надеюсь?
  - Катюша, ты всё шутишь.... Он, ну артист, не артист. Снимается понемногу. Учился на режиссёра, а работал администратором в театре. Потом конферансье. Потом в рекламе снялся. Ну, так понемножку в базу данных попал. Он харАктерный герой, вот. - Как моя подруга заговорила. Слышны чужие интонации даже. Впрочем, я давно замечала, что женщины как-то быстро подстраиваются под того, с кем любовь крутят. Я частенько так скрытые парочки вычисляю.

  Посмотрела я и фотографии. Староват на мой вкус. Или потаскан так. Но моей недотёхе в самый раз. Он, наверняка, под её влюблённым взглядом расцвёл. Петух гамбургский! И я поймала себя на какой-то глупой зависти. У меня-то к благоверному чувства давно остыли. Живём, как брат с сестрой, с редкими проявлениями скромного секса. Работа, заботы, дитё неразумное, не до нежностей. А за Маю надо бы порадоваться.
  - Ты, разумница, много за роль получила? Небось - свекровке всё отдала за кров, да за хлеб-соль? Себе хоть немножко оставила?
  - Катечка, ну как я могу не отдать? Семья же. Мне Викентий тоже советовал отложить немного, но я не решилась.
  - Викентий твой прав. А ты работу-то не ищешь? А то роли каждый день даже народным не дают. Кризис, сама говорила.
  - Да он мне предложил подработку. У одного писателя литературным агентом. Я не знаю. Это же связи надо иметь, знакомых в этой среде. Викентий сам у одного поэта-песенника в агентах ходит. Говорит, что поможет во всём. Но это же не работа?
  - Тут я тебе не советчица. Ничего в этом не понимаю, уж прости.

  Через месяц показали ту серию, где Мая снималась. Роль небольшая. Жена придурка, который всем жизнь портил. Главный герой его всё отметелить обещался, а Маина героиня уговаривала не трогать. И что интересно: вроде бы зачуханная домохозяйка, а в глазах огонь загорался, когда на мужа смотрела. Она явно сама его убить готова. Меня больше всего интересовал вопрос: как свекровь и муж на эту роль среагировали?
  - А они и не смотрели. Им ничего про меня не интересно. А я и не говорила, когда покажут. Вот соседки, те - да, видели. Поздравляли, удивлялись. Дальнейших успехов желали.
  - И я тебе желаю. У тебя так здорово получается. А чем занята?
  - Я на курсы пошла. По маркетингу и всему такому. Мне Кеша посоветовал. Я тут немножко подзаработала. Помогла Ирине Михайловне новую точку раскрутить. Но работает там уже другая. Хорошая девочка. Моей двоюродной сестры невестка. Она-то не вывезет товар, это точно. А я не хочу больше. Тяжело ведь, сама знаешь. И муж у меня работать пошёл. Фотографом пристроился. Знаешь будочки в метро стоят? Вот в такую. Платят немного, но в тепле, можно книжки читать. А он в аспирантуру решил пойти. Английский надо только подучить.

  Я тоже пошла работать. В колледж неподалёку. В столовую, на раздачу. Хочу дочку туда устроить, чтобы на глазах была. А то я, пока дома сидела, такого по телевизору насмотрелась! Одна чернуха. Не хочется, чтобы что-то с ней плохое случилсь, одна она у меня, кровиночка. С Маей изредка перезванивались. Но не люблю я телефон. Люблю видеть, с кем разговариваю. Подруга предложила встретиться. Я взяла бутылочку винца, тортик. Мая пришла бледная, потеряная какая-то. Сразу было видно, что у неё проблемы.

  - Катечка! Я два дня назад свекровь похоронила. Так неожиданно её смерть забрала. Ведь не болела почти никогда. А мы с ней накануне поскандалили. Я-то обычно отмалчивалась всегда. А тут не выдержала. Я ей сказанула, что ухожу, с сыном её развожусь и вообще. Она с давлением слегла. А наутро муж скорую вызвал, так до больницы не довезли даже. Я себя проклинаю, но ничего не изменить. Как мне жить дальше?
  - А вот теперь, дорогая, тебе и надо решить - как жить. Раньше это и не жизнь была, существование. Чего ты видела-то? Ты и книг не читаешь, в театры не ходишь. Никуда не ездила, ничего не видела. Даже моря не нюхала. В лес по грибы не ходила. Так давай, начинай жить! Бросай своего убогого, пусть живёт своей дурацкой жизнью. В аспирантуру, в докторантуру, в науку пусть идёт. Самое время в сорок лет, да при кризисе мировом. Мамы теперь нет, так он тебя высосет до капли.

  - Катя, опомнись. Он почернел от горя. Хорошо ещё, что он про наш скандал не знает. И то я глаза стараюсь не поднимать, стыд всю душу разъел. Ведь я же виновата!
  - Ну почему ты себя всегда винишь во всём? Свекровь наверняка сама начала ссору? Ну вот, а могла бы и промолчать. Она тебя почти двадцать лет гнобила, всю молодость твою заела. За свои же грехи и поплатилась. Перестань страдать. Что у тебя с Викентием?
  - Да ты знаешь, он как-то охладел ко мне. Первое время такой заботливый был. И ласковый, - тут Мая зарделась что маков цвет, - а потом стал отговариваться какими-то важными делами. Я думаю, что у него другая появилась. А я уже какие-то совместные планы начала придумывать. Я - дура, да?

  Да уж, дурёха и впрямь редкая. Цепляла бы этого "артиста", глядишь - на другой уровень вытянул бы её. Кино, поэты, писатели. Это не пьянь подзаборная. Но надо бы разобраться, может - всё нормально, а Маечка мнительная просто?
  - Ты, подруга, не делай выводов. Вы когда последний раз виделись?
  - На той неделе. Мне свекровь поэтому и выговор начала делать, что я на ночь глядя какие-то причины придумала, лишь бы из дома уйти.
  - Так позвони ему, встреться, откровенно поговори. Он знает, что ты от мужа уйти хочешь? Так скажи! И намекни, что квартиру будешь делить, чтобы не подумал, что ты на его жилплощадь претендуешь. Это всегда больной вопрос. Ты курсы когда заканчиваешь? А работодатели не приходили, ничего не предлагали? А на роли звали, чего не пошла?

  - Катюша, так всякую гадость предлагают, а не роли. То жертву удушения, то маньячку какую. Мне противно даже представить себя удушенной. А на курсах обещали резюме разместить в кадровых агенствах. Говорят, что срабатывает до 90 процентов.
  - Смотри, в оставшиеся десять не попади. Надо бы знакомых мужа попросить. Может, кто ищет такую ответственную, да честную.
  На том и разошлись.

  Летом Мая снялась ещё в двух мини-сериалах, опять на криминальные темы. В одном сыграла пьяненькую шалапутную соседку главного героя. Я с ней уже не ездила никуда. Работа, у дочки выпускные экзамены, потом в колледж сдавала. Пока не увидела её в списках, переживала. Идти в десятый ей и самой не хотелось. Взрослой себя считает, хочет скорее начать учёбу по специальности. Конечно, компьютерные технологии какие-то, я в этом совсем не разбираюсь. Говорит, что кусок хлеба с маслом будет обеспечен. Мы с отцом не вечные, но надеюсь, что пока её прокормить в состоянии. Пусть учится, сколько надо.

  Подружка моя закончила свои курсы. Пошла работать в издательство. Пока только осваивается. Но, по её словам, перспективы самые заманчивые. Я даже не могу себе её работу представить. Наверняка, что-то интереснее, чем торговать шоколадками. Викентия своего она уже давно отправила в забвение. Он действительно играл на два фронта. Обе "дамы сердца" были замужем, что его устраивало. Никаких обязательств, никаких особых трат на подарки. Сплошной праздник. Мая узнала об этом практически сразу после нашего давнего разговора. Поехала к нему "поговорить", он дверь не открыл. Она его решила дождаться на лестничной площадке, а он с дамой из квартиры вышел. Маюта засмеялась, да и пожелала счастья в личной жизни.

  С мужем решила всё-таки развестись. И квартиру на продажу выставили. А взамен две однокомнатные застолбили в разных концах города. Без поддержки мамочки муженёк совсем мямлей стал, а Мая наоборот - осмелела, за ум взялась. Девчонки из "нашего" перехода говорят, что такая дама интересная стала, трудно узнать. А сниматься больше не хочет. Говорит: "Я поняла, что я всё могу. Что внутри меня есть большой запас фантазий. Главное - суметь претворить эти фантазии в жизнь".

  Давай пожелаем ей счастья? Ведь давно пора Мае узнать, что это такое.....

10.02.2010  21:40

 


Рецензии
"Игра на два фронта" - самое бесперспективное занятие, которое только можно придумать...потом у таких "игроков" - обычно только разбитое корыто. Спасибо за рассказ, с уважением,

Иван Таратинский   15.08.2018 13:36     Заявить о нарушении
ой, а рассказ-то не об этом)))
спасибо за внимание и отзывчивость

Галина Гладкая   16.08.2018 09:45   Заявить о нарушении
конечно не об этом...просто упомянутые игрища - очень распространены.

Иван Таратинский   16.08.2018 10:00   Заявить о нарушении
про "игрища" - два слова в конце
а остальное вы за три минуты прочли?
судя по интервалу между вашими рецками
извините, обиделась

Галина Гладкая   16.08.2018 10:45   Заявить о нарушении
не стоит обижаться. Я довольно быстро читаю, если вообще берусь за это нелегкое дело).

Иван Таратинский   16.08.2018 11:30   Заявить о нарушении
написано на личном опыте (про съёмки)))

Галина Гладкая   16.08.2018 20:09   Заявить о нарушении
Да. Спасибо за отзывчивость.

Иван Таратинский   16.08.2018 20:38   Заявить о нарушении
На это произведение написана 61 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.