Взгляд из-под лобка

      Углем на белой рубашоночке автора пишем: «Нужно либо изображать что-то новое и неизведанное, несмотря на тот недоказанный факт, что оригинальных сюжетов с учетом бемолей и диезов всего двенадцать, либо быть гениальным импровизатором на любую избитую тему, используя при этом иные доступные выразительные средства. Однако,  для конечной художественной оценки подобного изделия требуется читатель, обладающий интеллектом, настроенным в резонанс с интеллектом пишущего».
     Автор строк предложенного текста, не говоря уже о читателе подобных неоднозначнохудожественных трудов, в оторочестве читал  исключительно мифы и детские сказки, изучал юношескую библию в картинках, а с научной литературой знаком только по статьям Википедии.
     В то же самое время, если признаться самому себе в уголке круглой комнаты, то ****острадательный авторcкий пафос на переломе эпох XX-XXI вв начинает доябывать  вопросами, типа: «А бывают ли у Преподобного критические дни?», в отличие от осаждающих душевно-горловых просьб отморозков, что ждут того самого момента, когда в их лексиконе остаюнутся лишь бемоли, и те – за пазухой, благодаря чему уже нельзя будет столовым ножом отрезать правду от матки.
     Только за подобные хулиганские выходки Всевышний может и должен каждого ****уть молнией, причем прямо в голову.
     И, вообще, в авторских строках слишком много букв, а на дворе уже, как-никак, межсезонье, так нахуя столько писать? За автора это осуществил Л.Н. Толстой и, причем, давно.
     Короче, «обосраться можно» – именно так говорят опытные культурологи в данном случае.
               
                *       *       *

    Поскольку мир окружающий нас – самодельный, то все нужное мы должны выбирать из него самостоятельно, спрашивая разрешение только лишь на  добро, которое уже кем-то было либо оприходовано, либо ополовинено. Иными словами, если Саша Пушкин господ  Евгения с Онегиным отобразил в называемой такими же словами поэме,  значит она-поэма  – его авторская собственность, а то, что он с Лермонтовым не стрелялся на дуэли из-за какой-то там Бедной Лизы, то так было угодно товарищу Богу, который хотел, чтобы недалеко от места его самого последнего поединка  с  военнослужащим  по фамилии Данте (но не Дуранте дельи Алигьери!)  построили станцию метро с удивительным названием «Пионерская».
 Я не против переноса акцента от традиционного поэтического образа, произрастающего из созданных до нас смысловых условностей, к объектам формальным. Если подобный формализм получается настолько интригующим и оригинальным, отчего ум читателя спотыкается и начинает сопричастный этой форме некий смысл сравнивать с чем-то иным, или по крайней мере со своим неокультуренным цивилизацией  подтекстом нутра (т.е. таким, как некое число, например «1», которая делится без остатка только на само себя), то почему бы и не считать этого писучего товарища первооткрывателем? Имеется на то право в нашем бытовом законодательстве.
Ну, вот, то ли далее яйца не пускают, то ли на очередной залп в воздух воробьи весь порох поклевали… Короче, будем считать,  что все сочетания душевных нот в части Настоящего квазипасквиля использованы, остались одни лишь бемоли за пазухой. Поэтому привожу некоторые известные даже детям строки:
- Вы знаете?
Вы знаете?
Вы знаете?
Вы знаете?
Ну, конечно, знаете!
Ясно, что вы знаете!
Несомненно,
Несомненно,
Несомненно знаете!
- Нет! Нет! Нет! Нет!
Мы не знаем ничего,
Не слыхали ничего,
Не слыхали, не видали
И не знаем
Ничего!
- А вы знаете, что У?
А вы знаете, что ПА?
А вы знаете, что ПЫ?
Что у папы моего
Было сорок сыновей?
Было сорок здоровенных -
И не двадцать,
И не тридцать,-
Ровно сорок сыновей!
- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Еще двадцать,
Еще тридцать,
Ну еще туда-сюда,
А уж сорок,
Ровно сорок,-
Это просто ерунда!
- А вы знаете, что СО?
А вы знаете, что БА?
А вы знаете, что КИ?
Что собаки-пустолайки
Научилися летать?
Научились точно птицы,-
Не как звери,
Не как рыбы,-
Точно ястребы летать!
- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, как звери,
Ну, как рыбы,
Ну еще туда-сюда,
А как ястребы,
Как птицы,-
Это просто ерунда!
- А вы знаете, что НА?
А вы знаете, что НЕ?
А вы знаете, что БЕ?
Что на небе
Вместо солнца
Скоро будет колесо?
Скоро будет золотое -
Не тарелка,
Не лепешка,-
А большое колесо!
- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, тарелка,
Ну, лепешка,
Ну еще туда-сюда,
А уж если колесо -
Это просто ерунда!
- А вы знаете, что ПОД?
А вы знаете, что МО?
А вы знаете, что РЕМ?
Что под морем-океаном
Часовой стоит с ружьем?
- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, с дубинкой,
Ну, с метелкой,
Ну еще туда-сюда,
А с заряженным ружьем -
Это просто ерунда!
- А вы знаете, что ДО?
А вы знаете, что НО?
А вы знаете, что СА?
Что до носа
Ни руками,
Ни ногами
Не достать,
Что до носа
Ни руками,
Ни ногами
Не доехать,
Не допрыгать,
Что до носа
Не достать!
- Ну! Ну! Ну! Ну!
Врешь! Врешь! Врешь! Врешь!
Ну, доехать,
Ну, допрыгать,
Ну еще туда-сюда,
А достать его руками -
Это
Просто
Ерунда! (ВРУН. Даниил Хармс)


    Много различных баек сочинило человечество за время своей исторической сущности. И даже эта самая пресловутая идея рая есть, на мой взгляд, некий логический  конец человеческой мысли в том отношении, что дальше  она,  эта мысль, не  идет;  ибо  за Раем  – пустота. Т.о. рай – тупик, конец всяческой материи, данной нам Ильичем незахороненным на ощупь и согласно немыслимым расчетам очкастых полудурков.
Ну, а в тупике (вспомним социализм, коммунизм, оппортунизм и т.п.) нет никаких границ. А коль скоро мы выражаем думы свои языком, то и он, этот самый язык-то – меняется, например, у самых простеньких существительных типа рама-мама почва  ускользает между ног наших, а из-под них во все стороны исходит эта самая настороженная условность. Ну, какбэ в виде нимба над нашими орудиями мысли.
Я как-то вдруг ощутил, что язык, коим мы пытаемся выразить свои побудительные реакции, какой-то многозначный и в то же самое время тупиковый, ну, что-то вроде замкнутой сферы: за какое слово ни возьмись, оно все равно не отражает той точной мысли, которой на исходе своего существования в этом мире хотелось бы поделиться. С окружающими. Короче, наблюдаю некий абсурд в грамматике (как системе) в целом. Ну, а выводы, как пел в своей известной песне Юлий Ким – «за вами, наше дело – доложить, наше дело знаем сами: Ваше тело сторожить!..»
   А поскольку я отстранился от всяческой социализации, то не имею права, да и не хочу  отменять  существующий миропорядок и объявить новое время. Но,  будучи неким виртуальным учеником А. Платонова (ну, так я себя именую), то где-то в чем-то  сам себя подчиняю языку нашей эпохи,  нашего переходного времени «из ниоткуда – в никуда», ибо угадываю в нем нечто меняющее представление о сущем, одновременно узрев  в нем неизведанную бездну.
Может быть поэтому я и пытаюсь из примитивных слов составлять новые понятия, лишенные какого бы то ни  было  реального  содержания. 
   Кстати, если за стихи капитана Лебядкина о таракане Ф.М. Достоевского можно  считать первым писателем абсурда, то приплюсовав сюда таких деятелей подобного рода занятия как Франца Кафку, Джойса, Самюэля Беккета то, вот, и возникает реальная подоснова для существования сюрреализма, как некоего индивидуального мироощущения.
Отсюда получается, что язык, которым я пытаюсь пользоваться, не вполне тождественен в обычном восприятии, однако, порождает некий фиктивный мир. Ну,  а я – его заложник.


   Интерьер, так аккуратно и кратко выписанный автором, ну, прямо, как аптечный анализ, влияет, поистине, на движение мысли читателя, а соотношение форм и размеров текста - на нашу психологическую устойчивость, которой нам так не достает в период этого мерзейшего надуманного кризиса и разбора завалов на Гаити, а тут еще мальчик Дима надумал стульчики Главных Сидельцев перекрашивать... И в самом деле, не имеет значения, кто кого развеселил: Красная Шапочка Охотника или Серый Волк их обоих.
  В ИНЕТе в proza.ru
прорыли Вы нору.
Полтинник катит в горку,
в мороз и по ветру.
Я нос себе утру,
коль скажете:
- В жару
плевать мне на Егорку,
несущему муру
не только по утру,
но в сквере и в бору.
Он, падая, в дыру,
сломал ногою створку...
* * *
Смешите детвору! (автор).


   Прекрасно сработанный контент. Поскольку уже пятую неделю разглядываю небо, оборудованное блестящими камушками, отломанными от серпа, то обладаю в достатке временем, чтобы иметь способность вычитывать тексты внимательно. И, наконец-то, сегодня, проводя остаток недели вне праздности и натощак, обнаружил в своей костяной голове пух от прорвавшейся эйфории из нечувствительных мест наковальни в результате удара по распростертому на ней графоманскому нарыву. Ешкин кот! Надо же, этой хранительнице легендарных афоризмов, удалось-таки, используя совсем небольшое количество букв, заполнить ими постоянно увеличивающуюся щель между пейсателями и графоманцами! Да этой девушке не скажешь "Щи на полу, вытри! Буду через неделю", и не искоренишь дверную рукоять, и не отправишься скучать от служебных обязанностей, перегруженных своими жизнеемкими идеями в бесконечном духовном пространстве собственной безнравственности. No problems!
   А намного позже, в канун Страстной Недели, долго прикасался кулаком к виску. Да...
И вспомнил собственные строки:
– ... Отплывая в заморские дали
познавать тайну судеб «не-в-лом»,
проследи, чтоб монету кидали
так, чтоб решка ложилась орлом.
Безвременье раскрыло рогожу –
утешаю друзей, как могу,
поддаваться унынью не гоже,
но Харон на другом берегу.
   Так уж получилось, что Израиль в 96-м встретил меня не так, как хотелось бы, однако. Не по Галахе. Так что остается узкой мыслью ослаблять великие чувства, утешая себя в безвременьи :
–   Местечковые скрипки строгали Шопена,
шепелявый суфлер напевал мою роль,
в ступе воду месили: каблук и полено,
и венец окаймлял не портрет, а пароль.
   Ну, ладно бессовестной лирики, проехали…  А как относиться усредненной толпе общественности, чтобы не сказать сосайтникам, к такому феномену, как тексты, созданные Андреем Платоновым, отрывок которого из повести "Чевенгур", я привожу ниже по тексту рецензии?
«… - Ах, вы так! - сказал Пиюся и выстроил чекистов, не ожидая часа полуночи. - Коцай их, ребята! - И сам выпустил пулю из нагана в череп ближнего буржуя - Завын-Дувайло. Из головы буржуя вышел тихий пар, а затем проступило наружу волос материнское сырое вещество, похожее на свечной воск, но Дувайло не упал, а сел на свой домашний узел. - Баба, обмотай мне горло свивальником! - с терпением произнес Завын-Дувайло. - У меня там вся душа течет! – И свалился с узла на землю, обняв ее раскинутыми руками и ногами, как хозяин хозяйку. Чекисты ударили из нагана по безгласным, причастившимся вчера буржуям - и буржуи неловко и косо упали, вывертывая сальные шеи до повреждения позвонков. Каждый из них утратил силу ног еще раньше чувства раны, чтобы пуля попала в случайное место и там заросла живым мясом.
Раненый купец Щапов лежал на земле с оскудевшим телом и просил наклонившегося чекиста:
- Милый человек, дай мне подышать - не мучай меня. Позови мне женщину проститься! Либо дай поскорее руку - не уходи далеко, мне жутко одному.
Чекист хотел дать ему свою руку:
- Подержись - ты теперь свое отзвонил!
Щапов не дождался руки и ухватил себе на помощь лопух, чтобы поручить ему свою недожитую жизнь; он не освободил растения до самой потери своей тоски по женщине, с которой хотел проститься, а потом руки его сами упали, больше не нуждаясь в дружбе. Чекист понял и заволновался: с пулей внутри буржуи, как и пролетариат, хотели товарищества, а без пули - любили одно имущество.
Пиюся тронул Завын-Дувайло:
- Где у тебя душа течет - в горле? Я ее сейчас вышибу оттуда!
Пиюся взял шею Завына левой рукой, поудобней зажал ее и упер ниже затылка дуло нагана. Но шея у Завына все время чесалась, и он тер ее о суконный воротник пиджака.
- Да не чешись ты, дурной: обожди, я сейчас тебя царапну!
Дувайло еще жил и не боялся:
- А ты возьми-ка голову мою между ног да зажми, чтоб я криком закричал, а то там моя баба стоит и меня не слышит!
Пиюся дал ему кулаком в щеку, чтоб ощутить тело этого буржуя в последний раз, и Дувайло прокричал жалующимся голосом:
- Машенька, бьют!
Пиюся подождал, пока Дувайло растянет и полностью произнесет слова, а затем дважды прострелил его шею и разжал у себя во рту нагревшиеся сухие десны.
Прокофий выследил издали такое одиночное убийство и упрекнул Пиюсю:
- Коммунисты сзади не убивают, товарищ Пиюся!
Пиюся от обиды сразу нашел свой ум:
- Коммунистам, товарищ Дванов, нужен коммунизм, а не офицерское геройство!.. Вот и помалкивай, а то я тебя тоже на небо пошлю! Всякая б...дь хочет красным знаменем заткнуться - тогда у ней, дескать, пустое место сразу честью зарастет... Я тебя пулей сквозь знамя найду!
Явившийся Чепурный остановил этот разговор:
- В чем дело, скажите, пожалуйста? Буржуи на земле еще дышат, а вы коммунизм в словах ищете!
Чепурный и Пиюся пошли лично обследовать мертвых буржуев; погибшие лежали кустами - по трое, по пятеро и больше, - видимо стараясь сблизиться хоть частями тела в последние минуты взаимного расставания.
Чепурный пробовал тыльной частью руки горло буржуев, как пробуют механики температуру подшипников, и ему казалось, что все буржуи еще живы.
- Я в Дувайле добавочно из шеи душу вышиб! – сказал Пиюся.
- И правильно: душа же в горле! - вспомнил Чепурный. - Ты думаешь, почему кадеты нас за горло вешают? От того самого, чтоб душу веревкой сжечь: тогда умираешь, действительно, полностью! А то все будешь копаться: убить ведь человека трудно!
Пиюся и Чепурный прощупали всех буржуев и не убедились в их окончательной смерти: некоторые как будто вздыхали, а другие имели чуть прикрытыми глаза и притворялись, чтобы ночью уползти и продолжать жить за счет Пиюси и прочих пролетариев; тогда Чепурный и Пиюся решили дополнительно застраховать буржуев от продления жизни: они подзарядили наганы и каждому лежачему имущему человеку - в последовательном порядке – прострелили сбоку горло - через железки.
- Теперь наше дело покойнее! - отделавшись, высказался Чепурный. -- Бедней мертвеца нет пролетария на свете.
- Теперь уж прочно, - удовлетворился Пиюся. - Надо пойти красноармейцев отпустить.
Красноармейцы были отпущены, а чекисты оставлены для подготовки общей могилы бывшему буржуазному населению Чевенгура. К утренней заре чекисты отделались и свалили в яму всех мертвецов с их узелками. Жены убитых не смели подойти близко и ожидали вдалеке конца земляных работ. Когда чекисты, во избежание холма, разбросали лишнюю землю на освещенной зарею пустой площади, а затем воткнули лопаты и закурили, жены мертвых начали наступать на них изо всех улиц Чевенгура.
- Плачьте! - сказали им чекисты и пошли спать от утомления.
Жены легли на глиняные комья ровной, бесследной могилы и хотели тосковать, но за ночь они простыли, горе из них уже вытерпелось и жены мертвых не могли больше заплакать…»


   Уважаю Вашу точку зрения. Это прекрасно, что она у Вас есть!  Причем, в отличие от многих и прочих опусов и творений большинства пейсателей в сеть Ваш контент интересный, поэтому и легко читается. И, главное, можно украсть, чтобы не сказать - с****ить, прекрасную фразу "Во имя «Alt», «Shift» и святого «Esc» - «Delete»!", о чем и уведомляю автора. Все путем. Однако, высказываю свое мнение и то, как я воспринимаю окружающий мир, то к чему меня побуждали старшие.
   "Вера есть уверенность в невидимом, как бы в видимом, в желаемом и ожидаемом, как бы в настоящем" – это слова взяты мною из Катехизиса, те слова, которые я запомнил на всю оставшуюся жизнь, по этой причине считаю, что над сущностью веры не имеет смысла рассуждать. У нас несколько разные с Вами начальные постулаты в нашей логике миропонимания.  И в этом нет ничего предосудительного.
   А насчет гомосексуализма - да, эти ощущения, видимо, в нас имеют место быть. Более того, стремление мужчин к коллективной дружеской попойке – вполне реальное его (гомосексуализма) проявление.
Где-то в подсознании, как в старой кювет(н)е с фиксажем, вызревает ощущение, что сосайтников можно разделить на две неравные половины, согласно вымученному верхнему образованию, а именно: которые пишут кратко, доходчиво и обладают логикой в формализации тех самых словесных образов, которыми хотели бы поделиться, порадоваться и т.п. и которые не могли запомнить доказательства Второй Теоремы Кенига о неполноте, за что и получали в средней школе от завуча "неуд" по прилежанию (был такой предмет в 50-е прошлого столетия.


   Не поленился, перечитал диалоги. Ощущение такое, будто бы автор то ли использует записи, полученные на встроенный в мобильник диктофон, то ли редактирует бортовой журнал нелегала: как-то все суперреалистично. Однако, в силу демократической самоорганизации нашего постсоветского времени, которое мутят броуновские вихри наших доступных социальных сетей, на поверхность нашей ментальности в виде устоявшейся пены выплывают разные новоявленные правила графоманского поведения. В частности имеет место позиционировать достаточно известный портал, называемый Луркоморье — т.е. энциклопедия современной культуры, фольклора и субкультур с точки зрения интеллектуального меньшинства. Причем, начиналось все с так называемых интернет-мемов, ну и далее — везде. Новоявленный писатель сталкивается с неизведанным, не знает, что значат фразы типа «превед медвед», «а поцчему Ви спrашиваете? «десу десу десу десу», «двачую» и откуда таки пошло это «британские ученые доказали…»
   Создавать новые тексты, безусловно, не так просто, как кажется. Однако, у каждого из нас есть некая индивидуальная черта. Именно она и представляет интерес для читающего. Но, только, пожалуйста, без фанатизма.
   А что касается пиратства по большому счету, то могу посочувствовать товарищам, выращивающим любимую сакуру в горшочках, паскоку када жывеш за щьот патентов, то вадарот ище долго будет струячить...


 Нет никаких сомнений в том, что современное образование, которое получает молодежь не только в ВУЗах отдаленных уголках нашей необъятной Родины, но и в столичных университетах, как бы осуществляется без знаний школьных, начальных, базовых, о чем и свидетельствуют массовые опросы студентов, не умеющих не  только членораздельно пересказать цель простейшего задания по изучаемому предмету, но и отыскать необходимую и достаточную информацию для его решения хотя бы в том же ИНТЕРНЕТе. Информационный бум с его неисчислимыми потоками ненужными, лишними и в общем-то чуждыми сведениями обрушивается на вступающего в современное течение нашей суетливой и подчас бездумной жизни молодого человека и, как ответная реакция, создает у него некие ментальные экраны и фильтры, отчего только реклама да примитивные гэги фиксирует неокрепшая память.
   Да, безусловно, как и исчислимое множество математических  аксиом, так и конкретный и не такой уж бесконечный по своему объему набор слов, выражений, формальных  определений, стихов, строф, пословиц, афоризмов, поговорок, легенд, заповедей, сказок обязан запомнить, зазубрить, выучить ребенок: это его некий базовый активный капитал, которым он должен обмениваться и который он обязан наращивать, постоянно сверяя со старшими его цену, беспокоясь о том, не девальвировал ли он, ибо наш Язык – это весенняя степь, благоуханье, птичий гомон и пение ручейков, которые сливаются в один многочисленный оркестр…
   А уж к его величеству Слову, как к условному знаку, дающем ключ к восприятию смысла, надобно научить подростка относиться с почитанием, превеликим уважением, ибо только тогда передним откроются философские бездны и психологические глубины.
   И, конечно, прежде всего фонетика с ее звуками и звуковым строением родного языка, где
звуковые явления как элементы языковой системы, служат для воплощения слов и предложений в материальную звуковую форму, без чего общение между людьми невозможно. Представьте, как  тупые, упрямые «Б, Л, Р», злые «З, С», извивающиеся, ползучие «Ч, Ш,В» создают признаки действия, как гласные задают динамику фразы, например, подъем на вдохе: «о-е-а-ы»и падение на выдохе: падение «и-у». Да, и, вообще, представьте, как согласные отображают статику, технологию любого пейзажа, в том числе и городского.
  Ах, как было бы полезно подчинить добру детей свободных! Наверное, прекраснее, «чем волю дать рабам!»
   Ну, вот, возьмем для наглядности сказ Алексея Ремизова «Бабье лето» и добьемся того, чтобы наши детки смогли бы с удовольствием (и с выражением!) его декламировать:
   «Унес жаворонок теплое время.
Устудились озера.
Цветы, зацветая пустыми цветами, опадают ранней зарей.
Сорвана бурей верхушка елки. Завитая с корня, опустила верба вялые листья. Высохла белая береза против солнца, сухая, небелая пожелтела.
Дует ветер, надувает непогоду.
Дождь на дворе, в поле – туман.
Поломаны, протоптаны луга, уколочены зеленые, вбиты колесами, прихлыстнуты плеткой.
Скоро минует гулянье.
Стукнул последний красный денек.
Богатая осень.
Встало из-за леса солнце – не нажить такого на свете – приобсушило лужи, сгладило скучную расторопицу.
По полесью мимо избы бежит дорожка, – мхи, шурша сырым серебром среди золота, кажут дорожку.
Лес в пожаре горит и горит.
В белом на белом коне в венке из зеленой озими едет по полю Егорий и сыплет и сеет с рукава бел жемчуг.
Изунизана жемчугом озимь.
И дальше по лесу вмиг загорается красный – солнце во лбу, огненный конь, – раздает Егорий зверям наказы.
Лес в пожаре горит и горит.
И птицы не знают, не домекнуться певуньям, лететь им за море или вить новые гнезда, и водные – лебеди – падают грудью о воду, плывут:
– Вылынь, выплывь весна! – вьют волну и плывут.
Богатая осень.
Летит паутина.
Катит пенье косолапый медведь, воротит колоды – строит мохнатый на зимовье берлогу: морозами всласть пососет он до самого горлышка медовую лапу.
Собирается зайчик линять и трясется, как листик: боится лисицы.
Померкло.
Занывает полное сердце:
«Пойти постоять за ворота!»
Тихая речка тихо гонит воды.
По вечеру плавно вдоль поля тянется стая гусей, улетает в чужую сторонку.
– Счастлива дорожка!
Далеко на селе песня и гомон: свадьбу играют.
Хороша угода, хорош хмель зародился – золотой венец.
Богатая осень.
Шум, гам, – наступает грудью один на другого, топают, машут руками, вон сама по себе отчаянно вертится сорвиголова молодуха – разгарчиво лицо, кровь с молоком, вон дед под хмельком с печи сорвался…
Кипит разгонщица каша.
Валит дым столбом.
Шум, гам, песня.
А где-то за темною топью конь колотит копытом.
Скрипят ворота, грекают дверью – запирает Егорий вплоть до весны небесные ворота.
Там катается по сеням последнее времечко, последний часок, там не свое житье-бытье испроведовают, там плачут по русой косе, там воля, такой не дадут, там не можно думы раздумывать…
«Ей, глаза, почему же вы ясные, тихие, ненаглядные не источаете огненных слез?»
Мать по-темному не поступит, вернет теплое время…
Сотлело сердце чернее земли.
– Вернитесь!
И звезды вбиваются в небо, как гвозди, падают звезды».



   Просмотрел не без удовольствия, хотя, по правде сказать, достаточно бегло Ваши тексты. Ну, кое-где хотелось бы заштопать небольшие дырочки в раздвинутых занавесях бытовых сцен, обладающих хоть сколь угодно типовым городским пейзажем и, пожалуй, ввести некие лексические намеки, указывающие хоть как-то, что работает причудливый авторский ум, дающий нам, читателям, возможность возвысится над некоторыми элементами банальности произведения. Сценарий доставляет ее созидателю не только головную боль, т.к.  имеет претензию соперничать с любовным треугольником из Бермудянска, на который накладывается обывательский квадрат Малевича, превращаясь постепенно в порочный круг суеверия, именуемый метафизичностью, который у автора «Москва-Петушки» Венички Ерофеева преобразуется в трансцендентальность. В конце-концов пусть так оно и будет, хотя и это не важно. Ибо, как 14 лет назад заметил картавый немолодой пацанчик по фамилии Бродский:
 «…Когда-нибудь всем, что видишь, растопят печь,
сделают карандаш или, Бог даст, кровать.
Но землю, в которую тоже придется лечь,
тем более - одному, можно не целовать».


   И какую-такую эпитимью наложить на нераскаявшегося графомана? Заставить его по-тихому втереться в повествование, замутить языковый формат, нарушая привычную ПэТэУшную лексику с морфологией, либо надыбать новые распонятки? Но тогда такого графомана придется причислить к лику необрезанных post-модернистов.
   А куда девать низкопробную броваду по поводу самоценности целительной природы его бунтарей духа Офелии Филипповны и Яго Узала, одухотворённых своими мутными страстями на фоне изб(сп)итого романтизма? При этом хочется отметить, что абсурд, при всем при том не имеет ничего общего с бессмыслицей, т.к. она по определению одновременно и не истинна и не ложна, а абсурд все-таки несет явный смысл, хотя в своей противоречивости при прероральном усвоении доказательства путем reductio ad absurdum («приведения к самому себе») и является ложным.
   И в какой бомжатник, шепните, пожалуйста, вслух на мобилу, поместить Евгения Ильича Рахметова, стремящегося разбрасывать по сторонам каменья неправильной формы, выстраивая логичность Мироздания, отмечая негативные тенденции публики, читающей философские пассажи, как антиутопические?
   Короче, авторские потуги на элитарность всего-навсего оказываются банальной ***ргой, которая заставляет, – причем только его одного! – задуматься и, как ни странно, навсегда, дабы не способствовать более утверждению новых нетрадиционных форм, испытывая при этом очевидный разрыв с вяло текущим эмпиризмом схожих с ним авторов в досетевую эпоху.
   Здравствующего и поныне автора по-человечески жаль, даже несмотря на то, что цирковые врачи, специализирующиеся на клоунах, настойчиво боролись за его жизнь, вытаскивая из его желудка ровно 3 неравные половины груши, которые он скушал.


     Любой человек вправе подняться выше оценок добра и зла. И в самом деле, воплощение истинного достоинства подчас связывают с любым проявлением  наших помыслов, надежд и желаний,  всем тем, что доступно и угодно сущности человеческой, ну, разве что за исключением жалоб. Вот почему Ваше лирическое повествование с библейской простотой в идиллических и декоративных нотах, сфокусированных в воображении постельными штрихами, туманящими читательский взор, создает картину благополучия сегодняшней Неметчины. В основном  бюргерской, чтобы не сказать по-русски  – городской, в отличие от нашей, Рассейской,  где,  как и в антиклептоманной Чухляндии,  даже и алкоголизмом-то не страдают, потому как им исключительно наслаждаются. И то сказать, касаясь заскорузлым крылом этой щекотливой темы, что все эти оценки качества лягушатники запивают винищем, как, впрочем, и оливьевый салат, и розовую рыбу, и говядинку с продольными волокнами, а мы, москали, – так уж получается, – бормотухой, после чего полируем исключительно водчонкой! Зато, когда пить бросаем на неделе по 40 раз, то всегда удачно.
Ну, да,  ладно. Отвлекся. Naturlich.
В 96-м, в аккурат на свое 50-летие, будучи на Земле Ханаанской, когда отсутствие завтрака пополам с обедом создавало предпосылки для вкусного ужина, забежал натощак в ихнюю музейную галерею – Яд Вашем. Ну, там, конечно лампочки мигали разные, как бы отображая рано сгоревшие иудейские души в темные времена Холокоста девятьсот сороковых. А что касаемо фотографических фактов этого самого процесса, то, верите ли! – так,  висят пристенно несколько скудных щупленьких изображений формата А4, да и те – плашмя.
И почему-то вспомнился мне волосатый Самсон, прохрипевший: «Тамут нафши им плиштим!» («Смерть приму с врагами своими!»), поднявший из антикварной пыли своим гласом пятьсот луцких евреев трудового лагеря с топориками, перочинными ножичками и бутылками соляной кислоты, испивших перед неизбежной встречей с Всевышним самой обыкновенной водки. И устремились они с пением Интернационала и Гимна Союза Нерушимого на эсэсовцев и местных жандармов, дабы  отстаивать свое собственное национальное достоинство…
Кое-кто уцелел, в том числе и Шмуль Шило, со слов которого я и узнал о Луцком Восстании. А кому она эта байка нужна? Ведь израильтяне крайне неприязненно относятся к «русситам» – евреям, выходцам из бывшего Союза. А, что делает в это время самосознание наше, обобществленное, как, впрочем, и мое? А оно – типа сурка: или грызет свои ногти или спит в чужой постели. И нет ему дела до сувениров. Доставленных самовывозом. Из страны Гете, гамбургеров и Гитлера.
Вот такое вот литературно-хирургическое замешательство в день, когда Витек по фамилии  Ющенко присвоил  Степе Бандере звание Героя Украины…


   Ознакомился с миниатюрами. А поскольку не дано мне владеть таким Великолепным Словом, то евнух моей оскопленный души, без согласования с покоем нутряной мысли, так прямо и завопил:
- Слышь, начальник! Ты, эта, когда хотеть-то начнешь, а?
А еще в сердце, выстукивающем из комы  «Варшавянкой»  с момента декларирования начала  построения коммунизма в нашем отдельно взятом отечестве,  возникло отчетливое желание чуточку воскреснуть. Ну, так, ради вечности наступившей на халяву влюбленности в Хозяйку Газпромовского Дручка:
- Рюхай кость, хозяин! Профессионализм - он и в Хайфе возле Бахайского Храма профессионализм, когда товарищ с лопатой на чистокровном санските с едва уловимым тайским акцентом требует заменить носки в обутых кроссовках, обращаясь к небахаю, случайно зашедшему в прилегающий садик. Прекрасные, выверенные ссылки на известные только нам, у которых внукам за 30, ассоциации, настоенные на лимонных корочках,  дефицитных в ту пору ананасов. И, главное, насыщенный образцовой семантикой, в меру плотоядный, авторский  текст. По нашим понятия - Супер-Флю!
Но что делать с аудиторией, той самой меловозрастной, которая попала в нашу языковую среду, не подслушивая разговоры родителей в тесной 8-и метровой комнатухе коммуналки, а и в четверг, и в пятницу и, далее, по всем остановкам до школьной скамьи, начиная от телевизора и кончая PC-шным дисплеем? Проблемы-то у них не те, что были у нас в возрасте их цветения, когда обычная парчуха, хватала тебя возле станции метро со словами «у меня задержка». И почему мы всегда спрашиваем у них, кем они видят себя во взрослой жизни? Не оттого ли, что мы сами – взрослые ищем свежие  идеи для своего времяпрепровождения?
 Не давайте советы, и, вообще, аккуратнее относитесь к тем, кто хочет их дать, поскольку  совет,  это – форма ностальгии.  По будущему, в котором нас  с Вами не будет!..
Не спорю, что авторская ирония – визитная карточка современности, это – почти очевидно, однако, новое поколение почти не получает ответов на свои жизненно важные вопросы из устаревшего культурного наследия, которое, к сожалению, мы тиражируем. Честно сказать, я и сам пока смутно представляю, как НАМ необходимо поступать в таких случаях...


     Выразить свое мнение по поводу текста, т.е. "заценить" - значит сопоставить с аналогом. Предположим с собственным стихом. В твои годы я бы такого поэтического образа, типа "... Я ищу земное на мели,/Завязав свои глаза повязкой..." создать не смог, поскольку в ту сторону не глядел, а потому и не дано мне так было мироощущать. А вот такого ("...Жизнь земную тягостно влачу/В позабытом богом захолустье...) отображать не следует, поскольку это - проторенная дорожка к общему русскому поэтическому знаменателю, незаслуженному умалению своего человеческого "Я". Хотя, делая скидку на возраст, допустить можно. Но лучше не надо. Мужик должен быть мужиком: нет взаимности - сделал волевое усилие, проглотил по-тихому обиду, не ожесточаясь сердцем, и отошел в сторону. И - снова в путь. Ищите, и обрящете! Стучите, и отворят вам! (Из Нагорной проповеди I.X.) А уж ежели "просить", то наивно, как ребенок, который просит чего-нибудь вкусненького, будучи голодным...
А если сравнивать со стихотворной массой, которая имеет место быть в этом портале (демократия, сударь!), то значительно, значительно дальше от середины к тому самому верху.
У тебя есть чувство вкуса - прекрасно, и, кажется, ощущение меры, а эти два компонента чрезвычайно важны не только в поэтических изысках, но и в "нашей буче, боевой, кипучей".


     Можно же когда-нибудь в рецензии и пошутить?
В таком случае, предполагаю, что коллега Владимир Шумилов открыл клуб любителей одинаковых постфиксов (КЛОП), состоящих из суффиксов + флексий (или по-простому – окончаний). И, мне кажется, что будет справедливым, если он займет его председательское кресло. В произведении "Веселилки" их насчитывается ровно 13, по числовому значению, приближающемуся к интересной дюжине, называемой в народе чертовой. Сдается, что факт этот означает, скорее всего, степень возмущения автора падежной флективностью слов в русском языке.


     Есть комментаторы, которые хвалят всех, в силу желания нравиться или по скудоумию, или для того чтобы еще больше нравиться себе. Не важно. Но я убежден, что даже если самый отчаянный идиот оставит положительный комментарий под вашим произведением это все равно будет приятно и это воодушевляет. Такова природа человека и графомана в особенности. Таким образом, нельзя отделять графомана и комментатора, они питаются друг другом и представляют собой удивительный симбиоз, феномен, порожденный интернетом.


      Каждому особенному человеку, будь то лирический физик или станционная буфетчица, безумно влюбленная в звукоизвлекателя Дилана с литерой "Бе", шибко хочется не только греться на солнышке, когда вокруг температура воздушной среды ниже установленных в лагерных бараках славного Магадана, но и, желательно, чтобы тебе внимали. И не важно, каким-таким способом: через уста в уши либо посредством мерцающих значков на приголубевшем фоне экрана. Нонче называемом дисплеем по прозвищу - монитор.
Самое печальное заключается в том, что для меня существуют только один вид (род) птичек - врановые, к которым относятся как любимые вороны и уважаемые чайки с альбатросами. Что касается бруцелезных голубей всех, воспринимаемых человеческим глазом цветов ихнего съедобного тела, то, только с префиксом "нон". Отсюда изначальный привкус пережевывания прочитанного.
А что касаемо моего мироощупывания и предметонатыкания, то, то, простите сударыне!, - где же трепещущий сутью своей оптимизм? Где, "чеортпобъери", радость неутешительная и мечта, легше воздушных потоков, создаваемых новыми летательными движителями?
Вот почему "...вокруг меня снуёт, конечно, крылатое доверие к творчеству автора, но не такой феерической силы, как хотелось бы".


   Позадумался я, когда нужда заставила своими острыми вилами вечного пера автоматической самопишущей ручки накропать комментарий к статье товарища Салля С.А., осторожно обтекая Грань 1 (Ложь), скользя по поверхности Мёбиуса к Грани 2 (Фальшь). В загашнике у меня были спрятаны почти 13 ненормативных оборотов, используемых в разговорной русской речи, поскольку такой нынче на улице год, а у моей ручной вороны, правда,  живущей по случаю на балконе, только одно неприличное слово, и то всего-навсего из трех букв. Каких? А вы, что, не догадываетесь? Ну, конечно, слово: «Кар!»
   А если по чеснаку, то врали в послевоенные годы школьные учебники по генетическим корням физики, арифметики, чистописания, рисования, физкультуры, ботаники, физиологии, анатомии, пения, прилежания и иных беспошлинно изучаемых наук. Причем беззастенчиво, нагло, прямо в глаза. В которые на переменках заглядывал уважаемый товарищ Салль. Не привирал только учебник по генеалогической истории КПСС. И, что самое важное, создавались эти учебники не столько для обучения, сколько для воспитания в духе верности, преданности и непримиримости. Но физика, логика и марксистско-ленинская философия! Они-то уж, казалось бы... Но, нет. И они туда же! А, думаете, одноклассники товарища Салля, сидя на уроках математики, учились умножать, делить, складывать?... Ну, как бы нет. Их там умело и планомерно подвергали идеологической обработке. Вот, например, сколько интересного узнавал второгодник, решая задачи из школьного учебника, где пионеры 50-х годов прошлого столетия то и дело выходили на коммунистические субботники, прибывали на стройки коммунизма по комсомольским путевкам, а в день рождения В.И.Ленина вступали в пионеры и т.д. и т.п…
   Если быть еще честнее, то мне так и хочется спросить товарища Салля С.А., а «тебя обидел кто-нибудь? Тебе не повезло? Пойди и сделай что-нибудь кому-нибудь назло!»
   Я так полагаю, что все дело не только в образовании, но и в подаче родителями (если, конечно, таковые имелись) неких воспитательных принципов, поэтому, дорогие читатели,  помните, что бывший школьник-пятидесятник безгрешен, потому как он еще не ел в своей жизни никаких райских яблок и потому не умеет отличать добро от зла, лажи от лжи, а вранья от фальши. Ну, а если формирующегося 60 лет тому назад почти полуполовозрелого мальчика удавалось бывшим советским учителям уберечь от эдипова комплекса, то, дорогие мои, не расслабляйтесь. У него к активной старости еще проявится комплекс либо ветхозаветного Каина, либо горячо любимого с детства Павлика Морозова.

      
      Беспокойное замешательство. У меня. Оттого и стиснул зубы от концовки коммента "здорово". Комментаторша... тебе не стыдно? Это что ж за день-то такой сегодня? Понял: если так цинично гениев оценивать, то истинно, истинно говорит Гришка Перельман. И отказывается. От Премии тысячелетия. Потому что - честен.
   Эссе, по-моему мнению, с которым я могу не согласиться, написано профессионалом. С префиксом "СУПЕР". Емкое, отчетливое звучание лексических единиц, оптимальная длина логических фрагментов текста для усредненного обывательского восприятия, выверенный, неназойливый уличный сленг, причем, это - фантастично!,- фабула-то произведения достаточно избитая, но с каким сатанински чарующим вкусом подан материал, а? "...перемазано фальшивым продрогшим серебром. Воздух настроен отрицательно","...расстояние сдирало шелуху неизвестности. Рост. Плечи. Тянущаяся издали рука, убеждающая обождать","...Неистовая троица… ангелы возмездия… а где же крылья? Крылья!..."
Жаль, Веничка Ерофеев не дотянул, что там твои строчечки "... вот так и теперь небесные ангелы надо мной смеялись. Они смеялись, а бог молчал... А этих четверых я уже увидел - ОНИ подымались с последнего этажа... А когда я их увидел, сильнее всякого страха (честное слово, сильнее) было удивление: они, все четверо, подымались босые и обувь держали в руках - для чего это надо было? Чтобы не шуметь в подъезде? Или чтобы незаметнее ко мне подкрасться? Не знаю, но это было последнее, что я запомнил. То есть вот это удивление. Они даже не дали себе отдышаться - и с последней ступеньки бросились меня душить, сразу пятью или шестью руками, я, как мог, отцеплял их руки и защищал свое горло, как мог. И вот тут случилось все остальное: один из них, с самым свирепым и классическим профилем, вытащил из кармана громадное шило с деревянной рукояткой; может быть даже не шило, а отвертку или что-то еще - я не знаю. Но он приказал остальным держать мои руки, и как я не защищался, они пригвоздили меня к полу, совершенно ополоумевшего...
- Зачем - зачем?.. Зачем - зачем - зачем?.. - бормотал я...."
* * *
Спасибо, дорогой друг. Порадовал дядьку. Супер! Потому что ни одного слова не изменил бы ни накануне, ни даже позавчера, коли рецензировал.
Одно только сомнение: все-таки такой текст любителю-графоману - не под силу!
 

       Написано очень симпатично, без тупого ханжества. Тетенька технически подкована и наделена хорошим чувством слова, точнее звука. С такими фонетическими изысками много женщин умных, однако, умных мужским умом трудно воспринимать как женщин, ведь по сути – это форма гомосексуализма. Хотелось бы с этого места "... Весёлые стройные парни/Стремятся шутить промеж ног..." узнать поподробнее. И вообще, что там дальше? (только не говорите, что там, эта, яйцы мешают, или еще что).
    А, так, в целом - правильной дорогой идете, как говорил вчерашний именинник.


   Прочел Ваше эссе, определяющее мнение в отношении некоторых религиозных догматов. По-крайней мере притягивает последовательность и логика построения контента - на достаточно достойном уровне.
Я не имею морального права ни становиться Вашим сторонником, ни подвергать Вас остракизму, поскольку данная проблематика - не моя, ибо не обладаю той самой чувственностью, которая, видимо, присуще Вам.
Могу лишь рассмотреть (но не оценить!) некоторые формальные стороны Вашего креатиффа: демократия, однако.
   Такая интересная, я бы даже сказал - опциональная  фраза, а именно: если, говоря о себе от первого лица Вы "крещены по умолчанию", то почему не являетесь "верующим по умолчанию"?
   Второе. Как Вы оцениваете размерность движения посредством шагов вперед "христианства-XХI", отличного от "христианства-ХIХ" при условии, что основным постулатом любого известного института религии является неизменность во времени его основополагающих догм, которые есть совокупности, являющиеся const величинами?
   Третье. Всевышний выгнал эту сладкую парочку, т.е. Еву во главе с Адамом, исключительно за то, что они вкусили, проведя всю недетскую свою жизнь натощак, от древа Познания Добра и Зла, т.е. в отличие от всякого живого инвентаря природы, созданной этим Всевышним, впервые получили Право Выбора, а, следовательно, и поступать оптимально, к чему, собственно говоря, и призывает Христианство, в частности, - Православное.
   Четвертое. Душа (если она и существует!?), по определению не может содержать "темные" стороны, поскольку она бесцветна. Темнота, иначе  - невежество есть суть нашего подсознания, бессознательного (если верить товарищу З. Фрейду), которая, да, в нас, обыкновенных смертных (и смердящих!) присутствует.
   Пятое. Гомосексуализм. Хм. Укажите причинно-следственные связи, по которым "гомосексуалы приблизят Апокалипсис". Как определяет статистика, % гомосексуалов - величина постоянная, равная 10 от любой человеческой популяции, независимо от расы, национальности и прочих геосоциальных признаком. Безусловно, что возможны (и естественны) флуктации в ту или иную сторону в зависимости от Его Величества Гомеостазиса (равновесия), который и охраняет сущность всех процессов, протекающих во Всесенной. Пример: если увеличивается количество людей, проживающих на данной территории при определенном энергетическом потенциале, необходимом для их жизнедеятельности, то, чтобы поддержать их количество на сооответствующем уровне стихийно возникают войны, эпидемии, неурожаи, природные катаклизмы, увеличивается количество гомосексуалистов и женщин, не способных к репродукции. Так реализуется механизм этого самого гомеостазиса, который на формальном уровне описывается в "Теории больших систем" - есть такая наука.
   А религия, как балансир всех физических процессов (затрагивая и информационные аспекты) не такая, уж, и плохая составляющая нашего с Вами бытитя, ибо поучает нас, компактно проживающих и вынужденных общаться друг с другом в системе с ограниченным ресурсом (наша планета Земля), поступать ОПТИМАЛЬНО, не накладывая никаких ограничений ни на Наши мысли, ни на наши чувства.
 

   Прочел тексты. Вы сами указываете, что "... Стихи писать пусть я и не училась,/Но строчки лезут сами по себе..."
А если все-таки попробовать? Ну, поучиться творить стихи. Ведь в Ваших стихах есть что-то наивно-подкупающее, такое искренне-детское. Это ж в наше время такое великое достоинство!
В любом случае попытаюсь дать несколько элементарных советов:
   1. Не пишите стихи для себя, а творите так, чтобы их можно было бы читать публично в присутствии совершенно разных по возрасту, темпераменту и пристрастиям людей.
   2. Стих (если в целом говорить о поэзии) обязан содержать хотя бы один поэтический образ - такую текстуальную ситуацию, которая, помимо всего прочего - эзотеричности и аристократизма - может восприниматься неоднозначно.
   3. Благодаря стилевой форме можно любое банальное чувство выразить значительно прекраснее, чем оно представляется Вам.
   4. Признаком хорошего тона является четкая гармония стихов в строфе, сочетание рифм глагольных с неглагольными; начинать стих нежелательно с предлогов, частиц, местоимений, союзов; стремитесь к тому, чтобы слова в стихах согласовывались с естественным следованием лексических единиц в обычных текстах, как, впрочем,  и в речевых посылках.
   5. Ну, и, желательно, чтобы в строфах было бы как можно меньше прилагательных...


      Поэзия, которая находится на полпути между догадкой и откровением, при том, что поэт переводит некие метафизические истины на земной язык,  есть наивысший способ выражения словесности и представляет некую антропологическую цель, а  задача ее творителя есть извлечение из всех элементов, ее  составляющих,  максимум смысла. Поэтический образ предполагает законченную форму, которая легко запоминается, для чего служит рифма и метр как мнемоническое правило. В отличие от распущенности прозы, поэзия ритмически дисциплинирована.
    Необходимо отметить наличие русской поэтической традиции, которая существует более трех столетий, причем каждый поэт в своем творчестве, как правило, отталкивается от предшествующих лингвостилистических оборотов.
    И уж никто не имеет права хвататься за авторучку или садиться за клавиатуру компьютера,  пока не прочтет поэму «Гильгамеш» в переводе Николая Степановича Гумилева,  прикасаться к бумаге, не прочитав «Метаморфозы» Овидия,  «Чистилище» Вергилия, «Илиаду» и «Одиссею», приписываемую сказителю по имени Гомер, «Божественную Комедию»  Дуранте дельи Алигьери, стихи и прозу грека Константиноса Кавафиса,  англичанина Уистена Хью Одена,  наших соотечественников:  Марину Цветаеву, Осипа Мандельштама…
    Тот же, кто относится к поэзии как к рифмоплетству, совершает  величайшее преступление, причем, в первую очередь, в отношении самого себя.
     …Жизнь, которой,
Как дареной вещи, не смотрят в пасть,
обнажает зубы при каждой встрече.
От всего человека нам остается часть
речи. Часть речи вообще. Часть речи.
(И. Бродский)


   Наугад выбрал автора, ей богу, наугад! И... дух перехватило. Да, Вашему искусству изготавливать акварельный поэтический образ явно завидую. А уж про убаюКивающее звучание лексики и говорить не приходится: тонУ с головой в море фонетического удовольствия. Поражен, хотя прекрасно понимаю, что лесть - губительна.
   Мягкая аристократическая лексика, которой, как я чувствую, изъяснялись Благородные Барышни из закрытых пансионов в самом начале славного периода, поименованного Серебряным Веком, прямо так и капает из ночничка на платье. Хотя и не февраль месяц. Может быть.
   Ваше жизнечувствие и жизнепонимание воспроизводит некую трансцендентную картину толкования Сущего Мира. Какую-то иную, внеземную перспективу. Наподобие изображения человеческих фигур в виде египетских плоскостных рельефов на ограждающих конструкциях, которые явно разноцентренные, следовательно – бесперспективные: профиль лица, разворот ног, выворот плеч и грудной клетки.
   Опять же уловил несколько рифм моего любимого Игоря Северянина: "Мы живем словно в сне неразгаданном на одной из прекрасных планет.." Хотя, в отличие от названного выше автора, Вы - такой страстный оптимист - и это ПРЕКРАСНО! Быть в наш деструктивный период сосуществования таковым - величайшая редкость. Как мне думается, подобные стихи творят Настоящие Русские Барышни. Безукоризненный вкус + ко всему барышня, оказывается, неглупа. И даже весьма. Нет, не отличница по всем среднешкольным дисциплинам в закрытых воспитательных заведениях, т.к. этот эпитет с каким-то поросячьим подтекстом. Просто – умная барышня в период буйства демократии, когда в качестве наших идеологов выдвигаются все новые и новые социально значимые личности! И мысли теснятся в моей неохулиганской головушке, завершая Северянинские строки: "... много есть, чего вовсе не надо нам, а того, что нам хочется, нет!"
   Кое-что, по моему мнению, не мешало бы подработать: нет такой изысканной необходимости подгонять следование порядка слов под стихозвучание. Хотелось бы это настолько осязать, чтобы построенные фразы своими нежными обводами и филигранью приближали бы нас, читателей, к разговорно-естественной лексике улицы.


   Не стану скрывать, что некоторые поступки реальных героев получены методом "конкатенации" (логического объединения), но материал, изложенный в моем эссе «Честное пионерское» – суть ощущения моего детства. В то самое время мы слишком часто играли в войну. Возможно, что взрослые, вынесшие как в тех, так и в других лагерях то, что не могло бы вынести ни одно животное, ни один грешник невероятных размеров, попавший в горнило преисподни, слишком натурально изливали нам, мездрюшкам, свое супердушевное, пережитое... Может быть.
   11 лет назад как-то по случаю прокатился по Западной Европе. В т.ч. и по Неметчине. Вот ведь и похожи на нас чем-то ихние аборигены, да и их неподдельное стремление к порядку, воспринимаемому россиянином,  ну, что-то вроде бальзама на истерзанную в городских парадняках душу.
"Ах, вы оттуда, из России... Вы так пострадали..."
" ... и я сожалею по поводу ваших колокольчиков, висящих в разрушенном соборе (очередного святого) Николая...
   Но, бля, зачем, зачем вешать моих родственников по двое на струнах беккеровского рояля под его же звучание и чтобы больные, голодные и вшивые сыновья, племянники с раздавленными пальцами ног и племянницы с оторванными нижними ушами, от которых "... и ни слез и ни песен ничего не осталось, только ботиков детских игрушечный ряд..." все это запечатлевали своими астигматическими глазками ?!!
   В 95-м, по прошествии срока давности, простил им это все как будто. Но что делать с памятью?


   «… всякий пишущий обязан излагать свой замысел наиболее доступно, наиболее понятно, наиболее ясно и живо…» (В.И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 88). Вот почему требования к языку печати, на мой взгляд, должны быть чрезвычайно высоки.
И Вы как автор, создавая свои языковые традиции в плане жанра и соответствующей формы стилистической направленности, нам, читателям, это блестяще доказываете. Но только в целом.
   Надо отметить прекрасные, в смысле допустимости и уместности употребления,  языковые факты, как, впрочем и некоторые разговорно-речевые ошибки, которые задают атмосферу последующей текстуальной ситуации, а именно: «Колька, лохматый высокий парняга, картинно изогнувшись над ватманом двадцать четвертого формата, по памяти рисовал копию «Черного квадрата» Малевича, а Витька, «сокамерник» по общаге, сидел и привычно свирепо завидовал…» Кстати, что касается формата А24, то если автору нелениво пересчитать, то его полезная площадь составляет всего каких-то 0,059480667 кв. мм. Однако! Видимо, прикол-то как раз и заключается в том, что рассматривается стягивание пространства для творения художника Кольки в незамысловатую точку.
  Удивительно по своему фонетическому звучанию фраза «Тогда беги за пузырем и поскорей возвращайся: будешь натурщиком и Музой в написании бессмертного полотна», которая в данном произведении вписывается в современную норму литературного языка.
   Отмечается, правда, некоторые грамматико-лексические сдвиги и находки в диалогах субъектов, которые, по-моему мнению не всегда достаточно точно составлены, типа: «…В Телятникове, выступая в качестве доминирующего самца прайда, Вы охраняли свои владения и своих самок, но, завидуя городским, Вы захотели, фигурально выражаясь, влезть на их территорию. Не омрачай чело раздумьем. Просто выскажись о наболевшем...» Возможно, что у автора свое какое-то иное языковое чутье, понимание тонких смысловых и стилистических оттенков, которые недоступны рецензенту в качестве оценки, ибо по его глубокому убеждению, а отчасти и заблуждению (может быть?) «Слово, – как утверждал Максим Горький, - одежда всех фактов, которая должна быть выбрана по мерке и со вкусом».
  Существует практически у всех автором, более того, и я сам – не исключение! – размывание финальных ситуаций, понятных автору, но вызывающих у читателей некий дискомфорт: думали, что в Реме проявится какой-нибудь снегирек или телочка,  о которых в Теме было кокетливое упоминание, а в итоге – конец строки…
  И при всем при этом хочется поблагодарить, безусловно, автора и за   интригующий сюжет, и за достаточно богатый словарный запас (тезаурус), и за раскованные, плавно текущие ассоциации того самого, от Казимира, элементарные черные квадратики, которые оттеняют художественное мышление автора.


   Всегда ловлю себя на том, что излишне рациональному устройству ума собственного, всегда хочется увидеть, ощупать и даже услышать эту самую необузданную логику миропонимания, оттого-то и верование мое - декоративное. Даже несмотря на то обстоятельство, что начиная с 3-х летнего возраста, контролирующая мое времяпрепровождение баба-няня, закусив соточку сухариком и предоставив мне возможность отхлебнуть пены из пивной кружки, волокла меня к Спасо-Преображенскому Собору, в те времена единственному действующему в тогдашнем послевоенном Питере. В аккурат напротив дома А. Мурузи, где ощущал себя ребенком Ося Бродский, а наискосок, на углу Литейного и Пестеля висела табличка с фамилией Маршака С.Я., с тыльной стороны которого, на Манежном переулке, творил свои взрослые стихи для детей К.И. Чуковский, вовсе не посещавщий В.В. Маяковского в соседнем доме за углом.
   И вот, представьте себе, какой-такой свет озаряет мои ассоциативные мыслеформы, когда я читаю Ваши стихи? Акварельные тона фонетически сбалансированного, чрезвычайно плавного текста, построенного по смысловой фабуле, которая имеет элементы недосказанности, размытости, в то же время явились итогом достаточно сильного эмоционального переживания, которое Вам удается сдерживать, тем самым создавая прекрасный поэтический образ!
   Удивительно, Вы используете в одном тексте 9 шипящих согласных (в т.ч. 1- звонкую) на 40 строк, а эффекта горлового надрыва совершенно не ощущается, даже "услыШиШь" воспроизводится как-то уж успокаивающе... Как так удается Вам отображать в общем случае достаточно серьезные события таким спокойным, ласковым голосом?
   Как мне известно, на прекрасном побережье славного озерца Кинерет собирается русскоязычная молодежь (да, видимо, и не только) и так, между собой, делится вслух стихами и песнями, сработанными на теперь уже Исторической Родине, но по-русски. Есть мнение, что носители правильной русской речи, покинув в свое время СовДеп, нашинскую современную Россию тем самым чрезвычайно обеднили, однако. И начинает шествие, не без помощи LiveJournal"а, новояз. И тиражируется, нет, не развивается, а именно множится с искажениями, превращаясь в непотребную грязь, истинно русское арго - матерщина (смотри работы по этим направлениям Владимира Ивановича Даля). Отчего и возникают диссонансные звучания как в разговорной речи, так и в печатном тексте, испражняемые выпускниками словотворческих заведений для средств оболванивания народа... Ну, да, Бог с ними!
   Резюме. За последние 10-12 лет возникла ситуация, при которой разрыв между двумя слоями русского языка и их носителями как в РФ, так и в Израиле, слишком велик. К этому следует добавить чудовищные, непропорциональные истечению времени, заимствования нынешними Россиянами смысловых ориентиров (гомосексуализм, педофилия, садомазохизм и прочее) напрямую из пуританских подполий Северной Америки.


   1. На каком основании Вы считаете, что дураков слишком много, и вообще, как определить количественно такое качество как «дурак» и чем «дурость» измерить?
   2. Книгу известного индийского йога, философа и спортсмена (бегаю по его системе вот уже без малого 25 лет) Шри Чин Моя считаю чуть ли не своим Ветхим Заветом. Более того, работая над самим собой,  в том числе и по его системе, сохранил себя в своем уже не юном возрасте. А в сорок один год от роду в Питере на Традиционном Марафоне-87 после серьезной травмы занял всего-навсего 26 место...
   Хотя и не исключаю, что каждый воспринимает информацию по-своему. Мои религиозные чувства глубоко зарыты в подсознании... ну, так получилось. А вот технология медитации во внутрь себя и вовне, она мною в полной мере освоена (естественно, на своем индивидуальном уровне). В большинстве своем приносит ощутимую пользу: пробежался - нет обиды, осуществил мысленное вращение внутри своей черепной коробки ноющей боли - голова болеть перестает. В основном, конечно, фактор самовнушения, этакой "веры"...
   3. По поводу совести. Я делаю замечание не по феномену "совесть", а обозначаю способ ее возникновения. А в отношении последней фразы - да, кажется, что совести в нас, Россиянах, остается все меньше и меньше (следствие т.н. прорыва в техногенном развитии, и не из-за нашего отставания, а по причине нашей индивидуальности в некоем эфемерном "общественном менталитете").
   4. На что надобно обратить внимание: пытайтесь из буквы, слова, фразы выжимать все возможные смыслы. Почувствуете вкус сущего, а,  главное, чуть-чуть приподнимитесь над окружающими...


    Думаю, что в нашей возможной, но не вполне желательной полемике по поводу обсценной лексики (мата), т.е. грубых, порой чрезвычайно вульгарных выражений, встречающихся изредка в моих текстах, истина  не зародится, поскольку, по моему глубокому убеждению, она, как и все производное от ментальности – виртуальна.
   Отстаивая свою точку зрения на использование эмоционально-экспрессивных лексикографических реакций на неожиданные и неприятные события, происходящие с героями, а по сути с автором повествования, я, безусловно, основываюсь на разговорном жанре современных подростков, выросших в самой обыкновенной среде наших российских люмпенов, обладающих вот этим самым «двуедином динамическим стереотипом», в котором одновременно сочетается гнев и безответная любовь, разнузданная похоть и акварельная нежность, предательство и безотчетная преданность, как, впрочем и Вера в Свой Народ.
   Такие мы есть, однако…


       В целом принимаю! Правда, кое-что можно было бы и сократить. Во-первых, эффект воздействия на читающего-слушающего сильнее, и, во-вторых, некоторые неточности сами собой уходят. И, третье: хотелось бы наблюдать в Ваших сочинениях величину лексического тезауруса значительно большую, нежели размер той самой Горшины, на которой сидела капризная Андерсеновская дЕвица. Благо, "…вот так и ведется на нашем веку,/все поровну, все справедливо, /на каждого умного - по дураку,/ на каждый прилив - по отливу..." – помните, конечно, помните, строки Булата Шалвовича Окуджавы?
   Мы пишем в зависимости и от генетической предрасположенности, и воспитания, и образования, да и повыпендриваться-то перед «****ями» хочется порой. Более того, и слепо-глухо-немой ведь тоже имеет ПРАВО ощущать в этом мире дуновение ветра, запах мяты и клевера, а если он к тому же еще не безногий, то и отдирать свежий коровий навоз от своих пяток. И ЛЕВО тоже имеет...
   А не кажется ли, что существует различие между Александром Пушкиным, Сашей Черным, Шурой Балагановым и песней "Sunny"? И не только в плане идейного содержания и представительской формы. Все они хоть и разной природы человеческого гения, но прекрасны, как мне видится, по-своему, не так ли? А само понятие "Индивидуум" как эксплицируется? Ну, конечно, как наша с Вами уникальность.
   Да, мы кричим, скулим, декларируем себя, это вполне естественно: ищем себе подобных, но, но... "и снова скальд чужую песню сложит, и как свою ее произнесет..." (Б.Л. Пастернак). Но это ТОТ СКАЛЬД и по поводу ТОЙ ПЕСНИ. Образ присутствует. И наивный интим и нюансы экстравагантности.
   А почему бы не копировать Сашу Галича? Ну, самые первые его стихи, состряпанные по глухой балде в период словесной борьбы с гнусным собеседником в экспрессе Москва-Ленинград в начале 60-х прошлого столетия.
Вот ведь, известные строки, и как бы о женственной сенсуальной сущности (в синтаксисе автора) :
   "Апрельской ночью Леночка
Стояла на посту.
Красоточка-шатеночка
Стояла на посту.
Прекрасная и гордая,
Заметна за версту,
У выезда из города
Стояла на посту.
Судьба милиционерская -
Ругайся цельный день,
Хоть скромная,хоть дерзкая -
Ругайся цельный день.
Гулять бы ей с подругами
И нюхать бы сирень!
А надо с шоферюгами
Ругаться цельный день!..»
   И - НИКАКИХ лексикографических вывертов! Помните: неприлично (!) начинать строфу с СОЮЗА, ПРЕДЛОГА, ЧАСТИЦЫ и т.п. Однако. Мой гребаный тезка, днюха, которого состоялась в аккурат 06.06. сего года (Пушкин Александр Сергеевич) так нам и завещал. А еще более одержимый всеми мыслимыми рифмотворительными недугами Иосиф Бродский даже после получения Нобелевки постоянно создавал перетекание строфы от «N-1» к «N-ой» без остановок по всем станциям, где контролеры не шастают и пиво мудакам на халяву не наливают. Рифма отглагольная не должна повторяться с отглагольной же.
   Пример из его стихослагательных сочинений.
                КОНЕЦ ПРЕКРАСНОЙ ЭПОХИ
   «… То ли пулю в висок, словно в место ошибки перстом,
то ли дернуть отсюдова по морю новым Христом.
Да и как не смешать с пьяных глаз, обалдев от мороза,
паровоз с кораблем - все равно не сгоришь от стыда:
как и челн на воде, не оставит на рельсах следа
колесо паровоза…
   …Что же пишут в газетах в разделе "Из зала суда"?
Приговор приведен в исполненье. Взглянувши сюда,
обыватель узрит сквозь очки в оловянной оправе,
как лежит человек вниз лицом у кирпичной стены;
но не спит. Ибо брезговать кумполом сны
продырявленным вправе…»
       Обратили внимание на инверсную перспективу? Главные предметы изображены мельче неосновных, так называемых фоновых, что, в свою очередь, опрокидывает, благодаря фантастическому чутью автора, рациональную картину происходящего. А Вы, милостивый Государь, пробовали когда-нибудь отобразить на бумаге во всем своем объеме яичную скорлупу? Ведь соответствие точек нашего событийного четырехмерного пространства со своей вполне человеческой кривизной при отображении в линейном текстуальном поле, состоящем из последовательности буквенных символов, обязательно приводит к неоднозначности, т.е. искажению передаваемой ситуации. Однако.


       Мои побасенки с питерским акцентом – это то, что новодел не поймет, а истинный питерский обыватель Страны Советов, родившийся и долгие годы проживавший в коммунальной квартире, да к тому же получивший дополнительное воспитание во дворе-колодце, уже слышал. Надо сказать, что поводом к шутке у советского обывателя были исключительно или почти исключительно страх перед будущим, самоирония и фатализм, в то время как для истинного питерца юмористическое осмысливание действительности продолжает, пока что, оставаться характерной чертой. Недаром А. Гитлер 30 января 1939 г. в Рейхстаге, попутно заметил: «Сотрем Петербург с лица земли, и посмотрим, будут ли тогда Советы смеяться над нами». Однако, состояние угнетенности и беззащитности не свойственно новоделам, и поэтому в настоящий момент нет или почти нет надобности сочинять им на потребу подобные побасенки, а с упокоением на мусорных свалках последних бомжующих питерских мастодонтов, питерский юмор окажктся попросту невостребованным.
       Неправомерно считать, что юмор города на Неве характеризуется жестокостью («черный юмор») и откровенным злорадством, циничными насмешками и издевательством, хотя нельзя не согласиться, что ему в большей степени присущи сарказм и ирония, в том числе и так называемый нейтральный юмор с оттенками дидактики, включая и сатиру, подрывающую авторитет власти. Более того, питерские байки, благодаря своей целенаправленности и серьезности повествования, без тени улыбки, создают у читателя либо слушателя некий дополнительный комический эффект, что возможно оценивать как утонченный юмористический прием. Отличительная особенность питерской ментальности - это краткие остроумные формулировки общежитейских ситуаций, в которых предельный лаконизм достигается за счет экономии языковых средств. Вместе с тем, постепенное превращение советского общества в некий пространственный объект сатиры достигалось с течением времени за счет привнесения в него элементов иронии, что смягчало порой его саркастическую составляющую.
       Наряду со сказанным выше, в юморе Северной Столице преобладает самоирония, стилевая мягкость и душевное сочувствие, которое, между прочем, проявляется в отсутствии шуток и насмешек над телесными пороками, в игре слов, значений и созвучий, в пародировании библейского языка, а также специфических эффектах комизма, достигаемых за счет использования неуместного разговорно-хулиганского языкового стиля.
       Я же, считая себя коренным питерцем, - прадед, дед, прабабушка, любимая баба-Клава по материнской линии проживали до Катастрофы-917 в Санкт-Петербурге, - пытаюсь относиться к нашему питерскому фольклору с большой бережностью. Возможно, из чувства вины. Возможно, сознавая грустный факт: не так уж много осталось того, что можно и нужно сохранять. Попутно хотел бы отметить, что о Всевышнем и всем, что с ним связано, вообще много анекдотов. Это понятно: питерцы шутят о том, что является частью их жизни, а излишняя сакрализация и «неприкосновенность» каких-то тем – всего лишь доказательство того, что они перестали быть частью повседневной жизни и превратились в неприкосновенные (и по этой причине никому не нужные) символы. Помните, как в СССР рассказывали анекдоты от имени «армянского радио», про Вовочку или «про Петьку и Василия Иваныча»? Поэтому-то в моих побасенках встречаются традиционные вводные и финальные реплики, фигуры умолчания и, конечно же, главные герои, в качестве которых выступают помимо меня как такового, мои школьные товарищи. Ну, а если кто-то и считает, что мои побасенки обречены, то, мне думается, он неправ, поскольку, даже и не Лев вовсе...


       Во-первЫх строках, следовало бы похвалить Автора, что я и пытаюсь сделать. Как ни парадоксально, этот текст мне больше нравится тем, что он имеет четкий план построения. Более того, условно называемая рема, в которой Автор берет "шило у бабы Нюры, Клавы, Аллы..." как нельзя кстати, выражает вполне оконтуренную многозначность образа /в смысле того, чтобы проделать дыру, через которую душа бы блевала... и нашенского «шила» - С2Н5ОН неректификованного, от которого сейчас всяческая убыль в населении наблюдается/. Умело расставленные символы жесткой нецензурщины "***", "НЕХУЕВО" и "БЛЯТЬ", ну, хоть и мелковаты по использованию распространяющих от себя дополнений, однако, в целом ощущения такого легкого налета выспренного похуизма, изощренно-экзотического и маргинально-циничного, не носят. В этом и заключается правильно созданный эффект легкого намарафечивания нашей тяжелой действительности. Я долго раздумывался над фразой "А как же рубаху на груди рвать.." Употребление изнутри этого глагола означает осуществление акта обратной перистальтики непосредственно на тело, защищенное искусственным от него покрытием? Но тогда надо указать, из шелка оно, или же из батиста, штапеля, или, на самый непритязательный случай, изо льна? Все-таки, прости меня, Автор, стоит ли блевать на льняную рубаху только из-за того, что ни «сваха, ни пряха» не дают тебе высморкаться в ихнее естественное чрево, что в свою очередь мешает остудить твой пожар очередного абстинентного синдрома, т.е. похмелья? Я считаю, что ты, Автор, имеешь полное моральное право не просить, но ТРЕБОВАТЬ от этих (не исключено, паразитирующих элементов) искреннего сострадания к тебе, друг мой, в виде подношения, наполненного почти до краев, мерного именного стакана "Пшеничной Слезы". И пусть эти выпитые одним залпом 250-350 г принесут исцеление не только твоей мятущейся душе, но и смогут переломить мнение того самого... правительства (умышленно пишу с маленькой буквы, и ты понимаешь почему!), которое создает такие драконовские законы. Человек - это звучит «отрезвляюще!», как сетовал в рупор достойный глас Первой Русской Революции. Каждая купленная после 23-00 бутылка крепкого алкоголя, в т.ч. и "Пшеничной Слезы" - гвоздь в голову нашей плутократии! Будем пить ежедневно, по многу и без перерыва - пусть терпит ее голова! Вот на этой ноте си-диез я и хотел бы завершить свой сбивчивый, но вполне логически обоснованный комментарий.


   С детства мы привыкли умножать в столбик, и мы верим, что этот способ самый простой и быстрый.  Хотя нам, немногочисленным читателям, привыкшим умножать на 0, радуясь полученному результату, иногда то ли по случайной необходимости, то ли из-за прогрессирующего астигматизма, все-таки приходится пропустить предписанный аффтарский бемоль. А хуле? Ведь разматывая клубок удивительно емкого и в то же самое время колючего, глубинного астрального образа, порождающего мощный поток ассоциаций, своими липкими осязающими пальцАми пачкаешь акварельные тона лексически правильно выбранных слов, забывая про обостренный аффтарский интеллектуализм, который прорывается между строф. Однако труба зовет! Ведь, и в самом деле, совершенно не ясно, что у меня в подкорке: может корка хлеба, которую не дожевал из-за этого аффтара…
   – Пеши коммент, сцуко, – ожидает какбэ от нас, сосайтников,  аффтар. – Это мое аффтарское право. И я его имею, паскоку аз есмь для комментов и рецек, и каждый, кто не обращает на миня внимание, нарушает закон ИНЕТа. Я не для дружбы и не для мудрости пешу в ИНЕТ, а для того, чтоб укрепить вашу антелегу, и если ты нахуячишь хоть чьо-ньдь, то Модератор типа Тупой ****ы выразит тебе свое «ХЕЙ!»,  а ты, сосайтник, станешь сосайтнее здесь и сейчас. И с новыми силами будешь скакать по творениям ИНЕТа в поисках мечты, сладости,  горести и ****атых телок. Так что, пеши коммент.
   – Я не могу! – патетически восклицает типовой сосайтник. – Я пацифист и отшельник, я не могу внедрять коммент в неподготовленное аффтарское лоно.  Надо б его малехо падрачить.
   – Тогда я не сосайтник тебе, – ласково объясняет аффтар. – Я не могу быть тебе сосайтником.  Я – писуч, графоманен и ****ат, паскоку я – питательная среда для таких уебков, как ты. Так что исполняй закон ИНЕТа,  струячь коммент. И ваще, я еще ни разу на своем пути не встретил сосайтника,  существующего по законам, определенным только для него. Я привык к тому, чтобы меня комментили. А не то, нах, откушу чужие «Яйца»:
   «Многие вещи, которые кажутся нынче абсолютно само собой разумеющимися, еще совсем недавно представляли собой немалую проблему. Начну с молока. За разливным молоком ходили с трехлитровыми бидонами, эмалированными, с крышками. Эти бидоны, уже наполненные молоком, нужно было нести, как говорится, в отдельной руке. В сумку ставить его было небезопасно - опрокинется и прольется. А в транспорте вообще с этим начинались страшные проблемы. В одной руке сумка, в другой - бидон, А какой же рукой держатся за поручни? А как к выходу пробираться? Потом стали выпускать  молочные бутылки -  и литровые и полулитровые. Они затыкались фабричной картоночкой, чуть прогнутой в середине, которая тоже могла запросто отлететь. Крышки-затычки  из фольги появились много позже.  Как на огромное открытие смотрели на круглые пакеты с молоком  из провощенной бумаги, горлышко которых скреплялось крестообразной металлической скрепкой. Пирамидальные тетрапаки появились позже. Они были уже почти безопасные для транспортировки. А теперь о куриных яйцах. Их когда-то в магазинах упаковывали в обычные кулечки-фунтики. Эти фунтики в сумку класть  было  большим  риском. В магазинах яйца в длинных деревянных ящиках перекладывали древесной стружкой. Позже в магазинах появились бугорчатые  картонные упаковки-подкладки, но не компактные как сейчас, рассчитанные на десяток яиц, а те, в которые укладываются  полсотни штук.  Покупатели, бравшие яиц помногу, просили укладывать яйца не в пакет, а давать им прямо на этом подносе. Но продавщицы говорили, что это – в о з в р а т н а я тара и ее нужно вернуть поставщику. Но вот появились индивидуальные упаковки  с крышками, рассчитанные ровно на десяток яиц. И жизнь стала наконец-то налаживаться... Вот такие, пацан, шляпки носила буржуазия в наше время»
   Наконец к аффтору на цирлах подгребает Очередное Унылое Гавно со словами:
– Я весь такой насыщенно-противоречивый и внезапный и, бля, угловатый! А ты, аффтар, ну так креативен! Я отпишу тебе коммент, ешкин кот! 
   После чего вываливает многа букафф, от которых веет чистотой, свежестью и употреблением на Фасаде Этого саета...


       По поводу "Ловли верблюдов" Анной Жигаловой.
   Стилистика достойная, постперестроечная, чтобы не сказать нашинская, отображающая обычную линейную перспективу современного сосуществования-малобытия, хотя и со своим особым центром, а иногда и линией горизонта. Место имеет быть словотворчество, совпадающее по времени с боем Кремлевских Курантов во время торжественных церемоний вне Садового Кольца, причем, надо заметить, вполне удачное. Или я обладал невнимательностью при вычитывании текста, или сначала померещилось, а потом показалось, что так называемых фокальных точек, акцентов, контрапунктов, да таких, чтоб екало под ложечкой, не слишком-то много и встретил. Правда, да, да, некая творческая потенция присутствует: вот по составу абзацев чувствую. Может быть, в троллтобусе повесить писюху такого содержания, а именно: "Семучки жрать исключительно с шелухой!"
Задумка, хоть и не уникальная, однако, в тему. Нашей Рассейской действительности. Ведь, посчитали, подлецы, что до 17 литров ректификашки на душу народанаселения нашинского приходится. Так что самое время еблей заниматься. В прямом смысле.
   Вот, вспомнил, начиная с Левита, 19:18, и чуть позже, услыхав из уст I.X. увещевание: "Возлюби ближнего своего, как самого себя", потому и пришел к мысли, что практическое воплощение-то этого наследия надобно осуществлять с помошью Кама-Сутры! В аккурат сопоставляя деяния свои со словами песни нашего легендарного разведчика: "Не думайте о ебле свысока... мгновение, мгновение, мгновение…" ?


       Первые четыре абзаца читал нервно, впопыхах. Как-то не очень привлекало. И вдруг! Да это же фантастически здорово!!! "... я убью тебя косточкой от черешни... складывать из консервных банок это НЕВОЗМОЖНО длинное слово..." Самое удивительное, что последний абзац выстроен просто восхитительно. Млел. Потому как лично для меня РЕМА (это дьявольское разъяснение ЧТО и ЗАЧЕМ) давалась крайне тяжело: ну, как, скажите, перевести эфир эмоций в эти пугающие своими углами кириллические литеры?
   Вам удалось сотворить чуточку интригующий, в чем-то недостижимый и где-то неоднозначный в своей размытости поэтический образ. Видимо, ПРИШЛО СВЕРХУ.
В то же время, думается, что Ваш акт творчества был неровный и импульсивный (так всегда должно быть, ведь всякая личность - источник ошибок). Быть может, Ваш рассказ следует местами приласкать, что ли, или, попросту, пригладить. Но это лишь моя точка зрения, которая, естественно, не должна сообразовываться с Вашим мнением.


   Прекрасные находки, типа :«… явное восхищение собственным телом, грозящее со временем развиться в бытовой нарциссизм или стервозность тяжелой степени…», «… и смерть двадцати пациентов - они внезапно вытянутся на своих койках, среди детективов и апельсинов, почернеют и высохнут за один миг, а капли соединятся в большой кровяной шар, и это будет ключ ко всему, в нем будут сила, и смысл, и власть…», «… это напоминает тонкую струйку вкусного сквозняка, появившуюся в привычной духоте; нечто раздражающее и щекотное…», «…через полчаса Семен Павлович крепко спал в палате с выкрашенной в красивый сине-зеленый цвет промежностью; в операционную пришла пожилая уборщица; увидев в тазу яйцо, она перекрестилась, вывалила содержимое таза в специальный контейнер и торопливо закрыла крышку…» и «.. но Вере некогда с ним объясняться; первый удар приходится в лоб, лезвие скользит по кости и ломается, от скальпеля остается лишь хищный обломок, который Вера вторым ударом глубоко загоняет в левую глазницу Валерия Петровича..».
   И этот изумительный термин хирургов от скаль(р)пеля /с «Р» – оно как-то приятнее, особенно когда срезаешь одним ударом два кирпича!/ – "предмедикаментизация", который в моей интерпретации всегда звучит несколько короче, просто – «премедикация»…
На мой взгляд, рему хотелось бы по национальному принципу несколько акцентировать, увеличив хотя бы одной-двумя фразами.
   А вот яйцо-шар-опухоль, мне показалось, как-то напоминает символ пальмы главенствующего стихотворца, который достается бедному Иосифу Б., переходящЕй из ручонок мадам Марины Ц., втюхивающий ему ЕЕ в «Голубом сале» от гражданина В. Сорокина.
   Безусловно, использование  языковых конструкций, наполненных до краев метафорами, обогащает  текст, привнося в него элементы многозначности, которые, порой, создают новые  речевые образы. Известно, что  метафора есть средство создания образности языка при использовании переносных значений в словах, когда один объект описывается в терминах другого с соответствующим перенесением смысла. Определение впервые было дано Аристотелем. В начале ХХ века русские футуристы стремились не к правдоподобию метафоры, а к её максимальному удалению от изначального смысла, например, название поэмы В.В Маяковского – «Облако в штанах». Метафора, выступающая в качестве приёма, уводящего от действительности в годы Советской Власти,  в отечественной литературе была предана анафеме. Однако, метафора, при всем при том, постоянно оказывала и оказывает воздействие на развитие как языка, так и речи в целом.
   В целом лексическое наполнение оцениваю на «5» со средним плюсом, а что касается всяческой семантики – это не ко мне.


   Дочитал до фразы «…Когда Марина оставляла его у себя на ночь, она включала телевизор и ложилась в кровать. Глядя из-за его плеча на упитанные физиономии киногероев, она занималась с ним любовью. Только он очень скоро заподозрил: с ним ли она занималась. Однажды он попробовал погасить разлюбезный мерцающий экран, и тогда-то вышла их первая ссора. Больше он не пытался выключать телевизор…» и вспомнил, что у меня самого подобная ситуация присутствует в каком-то рассказике: «…Не успел кончить, уткнулся в живую пись Кустодиевой литографии, а там, возле купающихся наяд, два бородатых мужика в черных картузах,  вроде бы дунувших сранья,  а может быть и нет, потому что в белых рубахах, ведут – каждый свою – подводы с сеном. Сидящий мужик на левой подводе пытается найти потерянный картуз, а который в красной рубашоночке на правой – попросту пьян. И спит. Ему и невдомек, что конец – телу венец. Ну, и я, соответственно, расслабился. Вздремнул, т.е.
   А пошел по третьему верхнему кругу, поскольку вновь замаячило, но теперь нервно ударяясь о прокуренные зубы (лучше кончать с Моникой, чем начинать с Кондолизой!) , начал обозревать задний план Кустодиевщины: 5 мужиков и 14 бабцов вяжут снопы. И еще одна бабища с возу, брык … но овцы, э-э … – целы, – «О-О-о –о !!! Спасибо… кончил…», – волки сыты! А вот и пастух, и стоячая корова, и козел с четырьмя коровами лежачими, и несколько кур и 2 гуся как будто бы кого-то ждут. Видимо, господ дачников, подъезжающих вплотную, –«Стоп! Куда лезешь, сучара?!», – к … эфагуевому агрегату … в бричке…»
Видимо, это есть Наш какой-то общий мужЕской стереотип, невроз что ли (?), когда спишь с обыкновенной крашеной и некрашеной блондинкой, а думаешь о чем-то большом и чистом, типа духовного …
   Короче,  композиция – интересная, поскольку основана на ниспадающей метафоричности смыслового содержания текста. Видимо, чтобы подчеркнуть неоднозначную тенденциозность ремы (следствия, результирующей части), может быть добавить как минимум еще одну заключительную фразу?   
   Остается пожелать так держать не только продавщиц, но и всяких иных теток, которые не любят работать.


       Прочел не без любопытства. Хотя на некоторых местах не заострял внимания - виной всему нехватка времени. Все пристойно, массивно и в русле классической европейской прозы. И мягкая лексика, и никто навзрыд не плачет, да и соли на раны гнусным соседям по коммунальной квартире не сыплет. Кое-где причинно-следственная логика уступает место со-причастию. Событийному. Иногда и время носит разрывной характер: правильно, все происходит по Закону Ципфа-Кондона-Мандельбродта, целое распадется на части обратно-пропорционально размеру довесков. Все по справедливости. Но, чего-то не достает. Все-таки русская душа обладает удивительно противоречивыми комплексами, от которых все индикаторы добра и зла зашкаливают. Мне всегда хотелось бы видеть их, ну, пусть и в разных ретроспекциях, но хотелось бы. Выражая исключительно свою точку зрения. Ну, это так. Не ищите в моем "Но" подтекста ехидны – есть такое млекопитающее…


       Едва теплеющий звукоряд. Некое равновесие правильных синтагм - в постпозицию. И где-то прорываются приглушенные, до неестественности забытые всхлипывания, но обращенные, явно обращенные К НЕМУ...
Логика изложения вполне конкретна и сопоставима с чувствами даже грубого солдафона (меня, разумеется!), но, но зачем забивать свой настрой, который в целом прекрасно передается читающему, метеосводкой? Мне чудится, что это - не в тон.


            "Т-rope или с покойной ночи" (Кайлин).
   Импрешн мощностью в 90 импринтингов! Читал, даже перечитывал, И что приятно: совершенно не чувствуется двух рук - чисто сработано! Молодцы! Тетка из Предвариловки в своей рецензии тень на плетень наводит, ну, скажите ей: «Умница, возьми булку и заткни ею свою пасть!..» , - ибо какого рожна искать семантику там, где при величайших усилиях и напряжении сознательности сердцем воспринимать надобно! Помните, у Антуана де-Сент с Экзюпери в "Маленьком Принце": «... зорко одно лишь сердце. Самого главного глазами не увидишь. Пойди, взгляни еще раз на розы и ты поймешь, что твоя роза...» Так что, согласно такому восприятию, текстуха выписана по фирме. Хотя есть некоторые ляпки, типа "Ее сборник недавно переиздали, но Коля не нашел свободного рубля для памяти…Она жалеет его рифмами сумеречной лирики, плюет словами в глаза обиды." Чувствуется заговор против естественного восприятия фиктивной картины окружающего мира, которую нам по нашему языковому восприятию хотелось бы видеть. Право, надобно некий алгоритм повествования все-таки формой обволакивать.
   А. Безусловно, у каждого свое вИдение сущего. И, конечно, сквозь призму его сексуальности. И нет никакого сомнения, по-крайней мере у меня, в том, что все прочие "темнокожие жители Африканского континента", индусы, слишком шибко любимые нашими тетками представители разных "кавказских национальностей" не могут по части способности удовлетворения сучьего женского темперамента сравниться с евреями. В целом. Т.е. по большей части своей. Чистокровных евреек по Галахе у меня было не более десятка, но ни одна из них, восторгаясь своей ебливостью, и срать бы не смогла рядом, скажем, с негритянкой (!). А уж там про жителей северо-западных окраин и говорить не хочется...
   Б. Рассматривать нужно рассеченное на две с полтиной части, озаренное неким поэтическим инсайтом, сознание. Ну, конечно, ежели звезда Давида, да к тому же голубая, то зри в корень: у пацана срок на исходе, а за хорошее поведение он по звонку откинется (если, конечно, до «красной чиры на деле» не дотянет). А из Крестов небо видится и вправду блевотным... Такое ощущение в области паха, что какой-то вы****ок из евреев стимулировал мальца на ходку, а сам - устранился. С помощью Бога-мента.
   Вот ведь усопший смертный, еще тогда, в августе 1968 года, Александр Галич в «Петербургском романсе», посвященном Н. Рязанцевой, между прочим, заметит:
«…Никого еще опыт
Не спасал от беды!
О, доколе, доколе,
И, не здесь, а везде
Будут Клодтовы кони
Подчиняться узде?!»


       Я вправе ошибаться, ибо это - сущность природы человеческой, но у большинства авторов встречаются некоторые небрежности, переходящие в неточности, которые подчас задают не совсем правильную интерпретацию присущих их же творениям поэтических образов, что и вызывает очевидное отторжение перлов сетевой литертурщины у определенной категории читающих. Лично мне "послевкусие" от прочтения подобных стихов в копилку моих ощущений почти ничего не добавило, а значит, тем самым, полагаю, что автор практически не достиг цели... Поднимите руку те из Вас, кто в парадняке на корточках сношал безногую бабу? Что, никто не удостоился таким образом исполнять приказы своей плоти? Так вот:
   Челобитную пишет истец,
«Ь» прижимая неклево.
Есть у образа в слове свой вес,
у строфы же лимит и предел,
чтоб никто не ****ел,
на словечко «****ЕЦ»,
заменяя лексему «***ВО»!
   Вот так-то, дорогие ТОВАРиЩИ! Стихи у нас, у Россиян, разные. Но, что самое удивительное, ни один Народ Мира не наполняет ими бумагу в линеечку для второго класса, как мы, русскоговорящие! Везет же Россиянам с Великим и Могучим!
   И то что Вы пишете, все это свидетельствует об объединяющей нас любви. Поэтому Ваши стихи просты и прозрачны. А с возрастом, после долгих и мучительных переживаний и предательств, чувства перерастают… нет, нет, не в рассудок! Хуже: в предрассудки. И появляется свой, отличный от всех иных и других динамический стереотип. Будто вы видите окружающий мир сквозь найденную на помойке призму, мутную, да и к тому же с трещинами. Мирок, отличающийся по крайней мере от всеобщих женских стихов, в которых сквозняком порхает мечта об архаичной триаде "I love you". Вот только настигает и стигает, стихая опасность: шибко больно мужЕскую риХму и избыток согласных несут в себе Ваши творения, да и мысль за косяк заводят.


       Давеча подфартило: разглядывал «Голую пионерку» - Машу Мухину (не скульпторшу, нет!) в роли зас. ар. РФ Чулпан Хаматовой на Другой Сцене в Московском театре "Современник" и немедленно вып… - простите!, - выдавил из себя экспромт:
   - Мне оргазм пионерки по нраву:
улеглись с ней в глухую канаву,
завязал ей глаза
и **** ее за
Иисуса Христа и Варраву! (ЧАС).
  Вот Вам пример наглядной нецелесообразности человеческой бездуховности… Однако, обидно, потому как голос Мика Джагерра перекинулся с ихней столично-заморской эстрады и реверберирует в наших Питерских подвальных пабах «…не могу кончить, не могу кончить, никак не кончить!..»


       "Вдохновение" Алексия Шица.
   Быстро пробежал Ваш рассказ с настенным сюжетом без орнамента и вспомнил один анекдот. Старый.
   - Шмуль, мать твою! не трогай папу за нос...
И, вообще, нах, отойди от гроба!
   После чего, я встал, притушил Комп, отодвинул Клаву и отправился к Бениной Маме кормить репеллент в объятиях Морфея ...


   Перечитал рецензируемые стихи, напоминающие скорее всего обычные лирические песни. А поскольку смысл рецензии заключается в том, чтобы, по  возможности, показать свое субъективное мнение, которое могло бы в определенном смысле хоть как-то повлиять на твое дальнейшее в области написания подобных вещей творчество. Короче, рецензия призвана оценивать Ваш душевно-интеллектуальный продукт, а Вы мужественно, и где-то с радостью, переносить ее чтение.
   Некоторые Ваши вещи поразили своей оригинальностью, некоторые – возмутили отсутствием четко выраженного содержания, а некоторые – отдельные товарищи по цеху попросту с****или… Если бы я был Ш. Холмсом или, в крайнем случае, д-ром Ватсоном, то задал бы нериторический вопрос: «Уж не собака ли Басков так противно воет на топких болотах Ваших произведений?»
   Безусловно, прослеживается вполне определенная целеустремленность в тех трех стихах, о которых идет речь. Может быть, порой, даже одержимость: она-то чрезвычайна нужна не только при выражении своих эмоций  в ИНЕТе, но и в любом другом деле, особенно если оно тебе дорого и ты получаешь от него некое удовлетворение. А раз так, то и некоторые неудобство испытывать необходимо: я имею ввиду соблюдение наработанных нашей языковой культурой  традиций. Т.е. неплохо бы еще раз посмотреть в этом, СТИХИРушном сайте элементарные правила стихосложения и пару раз заглянуть в школьный учебник Русского Языка. А, кстати, каково Ваше отношение к математике? Можете не отвечать, ибо, наверно, такое, как и у всех.
   Также необходимо, чтобы были у Вас один или несколько кумиров и обязательно из признанных классиков (пусть даже бардов). Ну, чем не творец поэтического образа в плане шансонье  - Володя Высоцкий? Или Сашка Галич? Или такие пацаны, как Новиков, Ноговицын? А посмотрите, какие чудные строки у Трофима: «Я не помню Ленина живьем, я его застал уже холодным…»?
   В то же самое время в стихах чувствуется вполне уверенная логика подачи текста, причем, именно это Вас так сильно отличает от других товарищей, пишущих в СТИХИРе.
Ну, а образ, который поэтический (вот уж, поганое словосочетание…), так он уже как бы создан. Так что дело за самым сложным, оттачивайте мастерство, совершенствуйте стих! Удачи.


       Читали "Подснежники для Юрочки" от автора под псевдонимом Алиби? А нельзя ли Вашего достойного старичка пригласить в наш когда-то бывший стольный град Питер? Тетеньку нашу, правда, Валей величают. Но, ежели в день Св. Валентина, то с хорошего бодуна горожане тертые возрадуются!
Хотя, простите Бога ради, это эмоции. В предстоящую Вальпургиеву Ночь, что наступает в аккурат 30.04... Просто захотелось порассуждать с налетом ерничества…
   1. Если отбросить мой жизнепротестующий максимализм, то с некоторыми элементами Вашего эссе можно согласиться. Только вот хотелось бы некоторые знаки с препинаниями расставить.
По определению (российскому) интеллигентность, как, впрочем, и интеллигентный человек («молодой завклубом Илюша, сутуловатый аккордеонист, приехавший с дипломом областного техникума культуры «поднимать уровень») - это привитые поколениями и наследуемые генетически религиозные качества. Именно поэтому интеллигентный (в моем понимании) человек не может ни при каких условия (и даже в честном поединке!) убить ни себе подобного, ни себя. Не допустимо для истинно интеллигентного человека воровство (когда берешь лишнее, ненужное и вообще чужое, или «тихонько лижешь, пуская слюну, какую-нибудь горбушку, величиной с его немужскую сморщенную ладошку»), лжесвидетельствование («Танькиного ****ства не снес»), ложь во спасение, ну, и, естественно, прелюбодеяние («У них, вишь ты, Шуры-муры были»). Это основные догматы.
Но начинают работать обстоятельства, и вот тут-то и проявляются наши во всей своей полноте поведенческие функции. И создается шкала приоритетов, и нечто временное терминологически меняется с явно существующим местами и сам Господь, наблюдая, удивляется: «Надо же, се - человек!»
   2. Основное зло по всем канонам - невежество. А вот эти гнусные йоги придумали контртермин - опрощение ума, при котором Агнец Божий становится малодумным, наивным, типа "ребенка, который просит конфетку".
   3. Совесть (есть такое вымученное понятие, которое являлось когда-то истинной гордостью Русского Человека) воспитывается, надо заметить, через игровое совершение преступления и, в том числе, и исполнение всех тех желаний, описанных в Вашем эссе. Все правильно. Чтобы познать Мир Сущий, надобно ощущать его параметры: видеть красоту и ущербность окружающего, ум индивидуума и его нежелание поступать оптимально (глупость - это не отсутствие ума, это такой ум, специфический...), чистоту и грязь (Коперник утверждал, что земля - круглая, а его оппоненты, что она полна нечистот) и т.п. и т.д.
А вот уже Вам решать, в какую сторону идти: направо, налево, вверх или вниз.
Хотя можно следовать и параллельным курсом.
   4. Речь идет о понятии "интеллигентность" в нашем, ну, если хотите, православно-русском понимании, одним из безусловных признаком которого является принцип психического стереотипа - " не убий!". Но Вы, как и всякий индивидуум, как биологический факт (!) вольны поступать сообразно своим принципам. Мы говорим об интеллигентности, т.е. об идеальном в человеке. Между прочим, существуют, вернее сосуществуют такие люди среди истинных священнослужителей. Были, есть и будут.
Вы прекрасно знаете, что есть один из самых страшных грехов для христиан, а для православных, тем более, и называется он - САМОУБИВСТВО. а количество людей, подверженных суициду (не совсем корректно с точки зрения теории математических определений, если отбросить уточняющий термин "стремится"), - это есть величина бесконечно-малая...
    Наша национальная особенность, надо попутно заметить, такова, что воспитание, которое мы получили, скажем, в школе, как, впрочем, и во всех последующих социальных инстанциях, было преподнесено Нам до краев наполненным обязательным и хранимым до гробовой доски чувством ВИНЫ, вот почему хочется (подсознательно) ответить обидчику. Например: Вы живете в относительно нормальных условиях, скажем, городских, а гражданин Дери-под-Паска, обладающий большой денежкой, сравнимой с нашим Российским Бюджетом, по своим каким-то соображениям желает построить на месте Вашего жилища, некое офисное сооружение. Вы, как человек, считающий себя интеллигентным, скорее всего не начнете затевать против него какое-либо злодейство, не так ли? Просто-напросто выселят в формально идентичные условия, но не совсем приемлемые для Вас. И Вы затаите злобу. Инстинктивно.
   Помните, к чему призывала т.н. "интеллигенция" - народники в России в 19 веке? К топору! Так-то вот, милостивые государи! (Только не ловите меня на противоречии, потому-то и взял лексему в кавычки) Вот ведь и наш тиражируемый герой г-н Калоев, потерявший в авиакатастрофе жену и детей в районе Ботлихского озера, и не совсем довольный свершившимся правосудием, таки убил авиадиспетчера. Поступил, как принято на Кавказе, по закону кровной мести, но не по-христиански, формально будучи таковым. К интеллигентам причислять его никак не могу на этом основании.
   Короче, чтобы не мучиться, приходится свыкаться с понятием двойственности нашей человеческой сущности и установить внутри себя этот самый Ваш, присущий только Вам балансир психики, гомеостатический регулятор между правым и левым, верхом и низом.
   5. Смешное во все времена условно делилось на изысканное и грубое, для верхних слоев и париев. Наверняка Вам известен Венедикт Ерофеев, создавший шедевр мировой поэтической прозы конца 60-х прошлого столетия. И что? К месту употребляемая матерная атрибутика не вызывает никакого отторжения. По крайней мере у истинных интеллигентов... Честное пионерское!
   А в целом, Ваше владение словом в сочетании с предельно ясной, лаконичной и жизнеутверждающей мыслью меня поистине восхищает! Жму Вашу талантливую писательскую руку, ибо Вы отображаете в своих текстах не реальность, но некий ситуационный феномен, холодно и любопытно, без благоговения либо жалости и какого-то пафоса отдаления от общепринятых канонов. Не исключаю, что на Вашей сюжетной сцене творят законы Ньютоновской механики и Кантовского пространства, тем самым создавая картину драматической насыщенности, ибо Вы применили разные единицы измерения к действующим в них лицам и обстановке.


   Я выглянул в зарешеченное окно, из которого проглядывалась хмарь и унылая серятина. От темечка к гипоталамусу опускался пух, экспроприированный от недавно спиленного тополя возле помывочного блока. «Хренотень, коновязь, пень, адъюльтер...», - клубились в судорогах навязчивые строки Википедии.
Кто-то голосом хриплого автоответчика громко позвал меня по имени. Я обернулся. Так и есть: ****ец-то подкрался незаметно! Приперченный напускной мистикой моего себялюбия, на пороге камеры стоял какой-то потс, напоминающий неопрятного верзлоподобного ****ераса в робе из волосатой мешковины, актуальность существования которого быстро поднималась по шкале моего скепсиса.
    «Да, - пронеслось где-то рядом возле левого уха, - как еб твою мать, так еб твою мать, а как мать твою еб, так – ***! Поди ж, ты, каких только видений не порождает перловка на капустном отваре с бочковым кофием из алюминиевой кружки!?»
   «…И стал Шухов есть капусту с остатком жижи. Картошинка ему попалась на две миски одна - в Цезаревой миске. Средняя такая картошинка, мороженая, конечно, с твердинкой и подслаженная. А рыбки почти нет, изредка хребтик оголенный мелькнет. Но и каждый рыбий хребтик и плавничок надо прожевать - из них сок высосешь, сок полезный. На все то, конечно, время надо, да Шухову спешить теперь некуда, у него сегодня праздник: в обед две порции и в ужин две порции оторвал. Такого дела ради остальные дела и отставить можно…»*
                . . .
   Вот такие вот возникают удивительные ассоциации, когда мужик жрать хочет.
Кушайте на здоровье!
* Александр Солженицын. "Один день Ивана Денисовича".


       Удивительно прекрасная погода возникла в окрестностях Димкиной Инны Гурациевны. Конечно, был, как водится в Солнечном. Пробежался, насытил тело ультрафиолетом, встретился со своим школьным товарищем Андрюшей Кумаковым, который, как и я неизлечимо болен сохранением собственного моторесурса: играет без предрассудков 40 лет в футбол на пляже в Курорте.
   Смущали общественную нравственность моими виршами "Без балды", после чего народ, близкорасполагающийся от центра поперек, отправил мальчика Мишу, который живет по выходным дням в палатке на Ласковом Пляже возле однообразно растущей сосны, за местными импортными напитками в металлической упаковке. Я лишь саркастически квакал, но склонил ожидающих к проведению митинга в поддержку забытых киногероев, пока тетка одна не привязалась к моей морде лица, напоминающей ей мужа Орнеллы Мути.
   Попытался обидеться, т.к. у него, супружника Мутиного, волос на голове почти не осталось, хотя по телесной растительности мы, действительно, схожи. Согласно купленным билетам на фильм "Серафино" и исключительно для тех, кто смотрел на него. Без скидки на наши убежавшие в небытие тридцать сребренников!..
   А приехавши домой, долго ждал истечения из крана горячей воды, вот почему пришлось смотреть по ТНТ "Сomedy club". Так что теперь все знаю, даже про это: "Только вдова с уверенность может сказать, где сейчас находится ее муж".
Что касается безумного порыва от творчества, то нейдет он ко мне, и Магомет с его холмистой местностью как бы не при чем. Вот.
                Ну, разве что остается мысленно вдыхать аромат Маркизовой Лужи и тупо балдеть. От предстоящего понедельника…


       В книге про Машу Мухину, как, впрочем, и в спектакле, используется примитивная сбивчивая русская речь, насыщенная матершиной, которая пытается облагородить отдельные эпизоды жизни девочки-подростка, прошедшей Великую Отечественную в амплуа полковой шлюхи.
   Однако, если порнография возбуждает, то «Голая пионерка» вызывает совершенно иные ощущения, ну, сродни солдатскому сапогу в подреберьи. Когда геройство и страдания объединяются и создают иное смысловое поле. Благо солдат через неделю уходит в вечность, а сапог остается, почти новенький. Несношенный. Как несовершенный подвиг, когда идут в атаку с одним ружьем на 14 бойцов или месяцами давят вшей в залитых ржавой водой окопах…
       Изображать временное пространство в текстуальной среде возможно при условии обеднения соотношений соседства между композиционными элементами прозы. Таким образом, цельность передачи изображаемой формы нарушается. А между тем именно форма и составляет в совокупности с содержанием предмет писательского искусства.


   С похмела заебеню в лоб
кучерявому кучеру Сане,
чтобы мозги с утра не еб,
залезая в чужие сани.
Околесицу вместо дров
нес к огню местечковой славы,
он очко свое был готов
под ***ну отдать лукаво.
Бездну **** облизав не раз,
обещал дрын дрочить прилюдно
сучий потрох, говно, педораз,
не мужыг, бля, а так, паскуда! 
    ПРИМЕЧАНИЕ:
1. Потому что гендерные (половые) различия в психике.
1.1. Диалог превращается в 2 параллельных монолога.
1.2. Не детерминировано чувство юмора.
1.3. Хромосома "Х" повторяется в наборе дважды. Сей геометрический факт остается заверенным Главным Прозектором Сатанинского Морга.
1.4. Нет водораздела между агрессией и депрессией.
1.5. При многократном перекрытии от нормы уровня тестостерона в организме явно заниженный индекс хулиганства, импульсивности. Низкая сопротивляемость изменяющимся условиям среды.
2. Такой ум. Считает, что:
2.1. Консуматор может спиться.
2.2. Путана способна СПИДся.
2.3. Кое-где вырисовываются за ниточкой горизонта сгорбленные фигуры святого инвентаря деисусного ряда, пролезающие сквозь игольное ушко.
Вы когда-нибудь ощущали грудной голос, сопровождающий вкрадчивую жестикуляцию фригидной ханжи, которым с помощью написьников, украденных из sex-шопов, некий интимный дуэт духовных наследников Российского Лицедейства имитирует однополый садо-мазо-флирт с вкраплениями педо- и геронтофилии? Или до судорог в бычьих глазенках воспроизводит по памяти гомосексуальный акт со смачным оргазмом и истерическими корчами?
   Так вот. По-моему, для того, чтобы инсценировать современную публичную эротику нет необходимости прилюдно снимать несвежие трусы, мазать совковым маслом необрезанные волыны или вынимать вставные челюсти. Достаточно, показухи ради, посадить в эмалированный таз крутого бабца с фисярами от ушей, обернуть в полупрозрачный, плотно облегающий халат, и, как подоконничную герань, поливать некипяченой водой комнатной температуры из лейки. Вот вам и театрализованный sex, животный и с претензией на супрематизм…
   P.S.  ОНА: « ..используя в качестве отправного пункт 1.4. - в голову не беру. Или беру, но без надрыва. Жаль, что не могу обнять Вас вживую. Разумеется, литераторство свое ни во что не ценю, а как повод обняться с мужчиной, легко бы использовала, и - видит Бог - как следует.»
ОН: «Все эти три дня на пляже в Солнечном доходчиво объяснял читательской массе, что Наша Женщина не только в горящую избу зайдет, то еще и сивому мерину хвост на всем скаку отрубит... Короче, постановили: "Присудить все яблоки тетеньке под псевдонимом "Алиби", а гребаного Париса извести на мыло!»


   ... Беспокойное замешательство. У меня. Оттого и стиснул зубы от концовки коммента "здорово". Комментаторша... тебе не стыдно?
Это что ж за день-то такой сегодня?
   Понял: если так цинично гениев оценивать, то истинно, истинно говорит Гришка Перельман. И отказывается. От Премии тысячелетия. Потому что - честен.
Эссе, по-моему мнению, с которым я могу не согласиться, написано профессионалом. С префиксом "СУПЕР". Емкое, отчетливое звучание лексических единиц, оптимальная длина логических фрагментов текста для усредненного обывательского восприятия, выверенный, неназойливый уличный сленг, причем, это - фантастично!,- фабула-то произведения достаточно избитая, но с каким сатанински чарующим вкусом подан материал, а? "...перемазано фальшивым продрогшим серебром. Воздух настроен отрицательно","...расстояние сдирало шелуху неизвестности. Рост. Плечи. Тянущаяся издали рука, убеждающая обождать","...Неистовая троица… ангелы возмездия… а где же крылья? Крылья!..."
Жаль, Веничка Ерофеев не дотянул, что там твои строчечки "... вот так и теперь небесные ангелы надо мной смеялись. Они смеялись, а бог молчал... А этих четверых я уже увидел - ОНИ подымались с последнего этажа... А когда я их увидел, сильнее всякого страха (честное слово, сильнее) было удивление: они, все четверо, подымались босые и обувь держали в руках - для чего это надо было? Чтобы не шуметь в подъезде? Или чтобы незаметнее ко мне подкрасться? Не знаю, но это было последнее, что я запомнил. То есть вот это удивление. Они даже не дали себе отдышаться - и с последней ступеньки бросились меня душить, сразу пятью или шестью руками, я, как мог, отцеплял их руки и защищал свое горло, как мог. И вот тут случилось все остальное: один из них, с самым свирепым и классическим профилем, вытащил из кармана громадное шило с деревянной рукояткой; может быть даже не шило, а отвертку или что-то еще - я не знаю. Но он приказал остальным держать мои руки, и как я не защищался, они пригвоздили меня к полу, совершенно ополоумевшего...
- Зачем - зачем?.. Зачем - зачем - зачем?.. - бормотал я...."


       "И передай сыну своему" (Михаэль Верник).
Описанный случай являет собой такую удивительно пограничную, тонкую ситуацию. Как бы перетекание одного полюса в другую крайность. Честно говоря, даже не знаю как к ней относиться. Но, все-таки, хотя бы акцентировать ее не мешало б. И одно маленькое замечание.
Иудеи называют Книгу Исход по ее начальным словам – «Вот имена» или «имена», которая является Второй книгой Пятикнижия, тем самым связывая начальную историю, содержащуюся в Книге Бытия, с тем, что содержится в остальных книгах Библии. В Книге Исход в Стихах 1-19 описывается, хотя и кратко, реальное перемещение евреев из Египта через Красное Море к Синаю.
Что касается Самого Стиха, то он воспроизводится в следующей русскоязычной интерпретации «… И объяви в день тот сыну твоему, говоря: это ради того, что Господь [Бог] сделал со мною, когда я вышел из Египта».
Считаю фразу …. «И передай сыну своему..." – Ветхий Завет, Книга Исхода, Глава 13. Стих 8» неточностью. Однако! Все,- как говорили когда-то в Питере, - все путем!
   Мне иногда кажется, что по прошествии сотен, а может тысяч лет, история начинает себя осязать на анекдотах, имевших хождение в самом обычном народе: так маргиналы интерпретировали всяческие РАЗМЫШЛИЗМЫ людей более-менее образованных.
   Но это лишь мое мнение. Вот почему я пару недель тому назад вымучил эссе "Не переЧЕРТкивай 7-ку!", которое, в целом ни о чем существенном не сообщает, так, обычная перелицовка библейских фактов, хотя и создается ощущение, что Моня-Мойша-Моисей – нецельная, расколотая двойственная душа, троящаяся в мыслях о четвертовании и предчувствуя грядущее распятие...
   Не скрою, что по обыкновению на Страстную Православную Среду заглядываю на "полчасика позабавиться классикой" в Спасо-Преображенский Собор, напротив которого по ул. Пестеля жил Ося Бродский в доме Александра Мурузи. И надо сказать, что на противоположном углу Литейного проспекта проживал любимый мною с детства Самуэль Маршак, а чуть поодаль на Манежном переулке, но в 50-ти метрах от Собора, Корней Чуковский. А если прошвырнуться вдоль до следующего угла, то через 300 метров в доме № 40 по бывшей Надеждинской улице увидим мемориальный гипсовый таблоид известного горлопана и в общем-то человека незаурядного - Владимира Владимировича Маяковского....
   Короче заглянул. В Спасо-Преображенский, Стасовский. И какой-то малознакомий из Святых Пацанов речь держал: "... не берите чужого, ненужного и лишнего..." Ведь живем-то мы в системе с ограниченным ресурсом, не правда ли?


       Углубленно читал, не выбрасывая из поля зрения ни одного символа, как вдруг, случайно, обнаружил такой стих: "Прикрытого сверху доской гробовой/Бесцветного буднего хора..." Создается такое малопривычное ощущение мира не по Евклиду, к тому же воспринимаемое не по Канту. Не скрою своего волнения: ведь и я сам, много лет тому, увлеченный каким-то ведомым мне одному в этом мире чувством пытался выразить некую юношескую гармонию образа, так поразившего меня. Ну, бывает.
   Русская литература по определению деструктивна. Федор Михайлович, начиная с "Братьев Карамазовых" это доказал. Через какое-то количество лет об этом же, но на современном языковом уровне в "Одном дне зека" (первоначальное название) отрапортовал наш Нобелевский Лауреат А.И. Солженицын. Так что в Вашем деструктивном изложении нет ничего ни противоестественного, ни заслуживающего осуждения. Пусть будет так.
   Мощность Ваших внутренних переживаний - очевидна. Именно это и привлекает. Прекрасное качество. Только бы его обуздать, как хорошего арабского скакуна.
За последние три-четыре календарных месяца внезапно возникло чувство, что кто-то укусил за мочку уха. И, кажется, левого. Ответил судорожным кривляньем шейных позвонков и понял: "Попался! Вот ведь так просто, удивительно логично, без псевдоэстетических вывертов и банального эпатажа абортированной семиклассницы, некая молодая особа в пальто, с подветренной стороны, желающая полностью оголиться для ветреного поцелуя, выражает 2 мая восторг найденному трехдневному мальчику, рожденному 27 апреля, которому все-таки три месяца!"
"Почему-то путаются мысли": едва теплеющий звукоряд, некое равновесие правильных синтагм - в постпозицию. И где-то прорываются приглушенные, до неестественности забытые всхлипывания, но обращенные, явно обращенные К НЕМУ... Потрясен лаконизмом и мягкостью стиля изложения, к сожалению, мне недоступного. Подумываю о том, как с наименьшими гормональными затратами некоторые интонации повествования перенять. Если, конечно, с Вашего разрешения удастся осуществить.
   "Не идет у меня из сердца этот мальчик..."
Если говорить и серьезно и откровенно, то, мне думается, причинно-следственные монологи в Вашем опусе можно было бы изрядно сократить. Во-первых, эффект воздействия на читающего-слушающего сильнее, и, во-вторых, некоторые неточности сами собой уходят. Да, а почему города Урюпинска, моего любимого нет? А о Париже и Парижопцах ведь тоже замолвить могли бы словечко? И, третье: диалоги хотелось бы обонять более контрастными в плане лексического охвата, уйдя от общежитейщины.
   А, что, хорошая девушка Алла? С впадинками под ключицами - знать тощая, ну, нафига нам, которые на пенсии, т...акие б...абы?
Ладно. "Х…итро, с удовле…творением у…лыба-а-а…ется."
Если экран чернеет, значит он есть жидкокристаллический, о-о-о, не иначе как богатенькая, да в рабочее время!
   Ну, а "ЧТО-ЧТО-ЧТО?" - как бы и абзац где-то не за ст. "Невский Проспект", а тут, вовсе рядышком, на родной Захарьевской...
В итоге стою дурень-дураком, чешу репу.
Подходит ко мне капраз и говорит:
- Я ВАС НЕ ПОНИМАЮ. О ЧЕМ ВЫ?
   Удивительно типичная ситуация. Ну, разве что сдобренная небольшими подводными кам(у)ешками. Подкупает пронзительно-женский стиль повествования. По-человечески понравилось. Что касается литературно-эстетических вывертов, то, увольте, не имею права комментировать. Но уж и не все мужчинки такие компанутые. Из сотни-другой все-таки с десяток-то наберется; причем это самое кобелиное качество, о котором Вы так судачите, оно-то и не афишируется, потому как, на самом-то деле, живет себе такой простенький хозяйственный парнишечка, либо он женат, либо, там, одну-две подруги имеет на балансе; может и выпьет с другарями по случаю; возможно,  и на злословие его не заносит по причине неполучения аванса на трудовой вахте; родителей, соответственно, тоже почитает. Ну, не святой, а где-то между собачкой и осликом. Вот от такого-то и жди!
   Однако язык повествования удивительно ЧИСТЫЙ, как, между прочим, и Ваш взгляд на сущность нашей, в целом-то, серо-голубоватой обыденщины. Он, смею заверить Вас, прост, точен, ну, смел, что ли, но,  не беден. Ибо, что касается бедности, то с ней не сочетаются ни тонкость разума, ни знания, ни добродетель. Я, вот, насчитал с десяток прекрасных ситуационных находок. И в то же время в логике повествования присутствует некоторая размытость, что как раз и задает тексту некий элемент поэтики. И в тоже время очень бы хотелось вычитывать какие-то лично Ваши лексические особенности, ну, типа, авторских примет. Надеюсь, что со временем они появятся.


                "Cиндром Приобретённого Патриотизма. Часть 1". (Роман Спп)
   Батенька!
   "Фома Пухов не одарен чувствительностью: он на гробе жены вареную колбасу резал, проголодавшись вследствие отсутствия хозяйки.
- Естество свое берет!- заключил Пухов по этому вопросу. После погребения жены Пухов лег спать, потому что сильно исхлопотался и намаялся. Проснувшись, он захотел квасу, но квас весь вышел за время болезни жены- и нет теперь заботчика о продовольствии. Тогда Пухов закурил - для ликвидации жажды. Не успел он докурить, а уж к нему кто-то громко постучал беспрекословной рукой.
- Кто?- крикнул Пухов, разваливая тело для последнего потягивания.- Погоревать не дадут, сволочи!"
(Андрей Платонов. «Сокровенный человек»)
А,  позвольте поинтересоваться, с каким-таким видом смерти вы соотнесете ЭТУ? И без какого-такого патетического пафоса?
Вот это - наша, российская, классическая смерть...
Все прекрасно. Достаточно подробно прорисована тема. От ремы ожидалось нечто экстравагантное, но, вы, чего-то испугались, и в срочном порядке закончили текст. А вот народное выражение, украденное у В. Даля "С присвистом, через семь гробов", даже когда я его использовал в своих рассказках, то всегда на него ссылался. Ну, это - пустяки.
А в целом - понравилось. Интересная мысль "Так в чем проблема?
- Игорь Петрович не желает ехать без вас.
- А чего же он желает? – Галку начал разбирать смех.
- Он хочет, чтобы вы сюда приехали. Без вас не дает себя одеть и посадить в машину, - тяжеловес Коля чуть не плакал."
   А когда в последний раз Вы перечитывали (перелицовывали) господина Пелевина Виктора и евонную компанию?
   Если это было на прошлой неделе, то попытаюсь кое-какие строки Вам напомнить:
  (Виктор Пелевин) «Чапаев и Пустота». «…Тверской бульвар был почти таким же, как и два года назад, когда я последний раз его видел - опять был февраль, сугробы и мгла, странным образом проникавшая даже в дневной свет. На скамейках сидели те же
неподвижные старухи; вверху, над черной сеткой ветвей, серело то же небо,
похожее на ветхий, до земли провисший под тяжестью спящего Бога матрац.
Была, впрочем, и разница. Этой зимой по аллеям мела какая-то совершенно
степная метель, и попадись мне навстречу пара волков, я совершенно не
удивился бы. Бронзовый Пушкин казался чуть печальней, чем обычно - оттого,
наверно, что на груди у него висел красный фартук с надписью: "Да
здравствует первая годовщина Революции". Но никакого желания иронизировать
по поводу того, что здравствовать предлагалось годовщине, а революция была
написана через "ять", у меня не было - за последнее время я имел много
возможностей разглядеть демонический лик, который прятался за всеми этими
короткими нелепицами на красном…
- Рад, что ты еще способен смеяться, - сказал он.
- Здравствуй, Гриша, - ответил я. - Странно тебя видеть.
- Отчего же?
- Так. Странно.
- Откуда и куда? - бодро спросил он.
- Из Питера, - ответил я. - А вот куда - это я хотел бы узнать сам.
- Тогда ко мне, - сказал фон Эрнен, - я тут рядом, один во всей
квартире…
- Дело даже не в самой пьесе, - сказал он. - Если продолжить это
сравнение, раньше кто угодно мог швырнуть из зала на сцену тухлое яйцо, а
сейчас со сцены каждый день палят из нагана, а могут и бомбу кинуть. Вот и
подумай - кем сейчас лучше быть? Актером или зрителем?
Это был серьезный вопрос.
- Как бы тебе ответить, - сказал я задумчиво. - Этот твой театр слишком
уж начинается с вешалки. Ею же он, я полагаю, и кончается. А будущее, - я
ткнул пальцем вверх, - все равно за кинематографом.
Фон Эрнен хихикнул и качнул головой.
- Но ты все же подумай над моими словами, - сказал он.
- Обещаю, - ответил я.
Он налил себе водки и выпил…»
       Поскольку Ваше произведение велико по объему, а читаем мы в ИНЕТЕ крайне быстро, то сразу бросается (не обижайтесь!) небрежность стилевая. Без сомнения, сюжетную линию Вы держите, нормально, но Вам-то все известно, а Читателю - нет! Мы, народ такой, хотим все последовательно, постепенно уловить, чтобы усвоить. Поэтому тщательно все сами не только прочитывайте, но и проговаривайте.
       Я прекрасно понимаю, что без реминисценций, не говоря уж о компиляции, НЕВОЗМОЖНО сдвинуться с места. Я сам накапливаю в записной книге собственную нематершинную лексику. Это - нормальная для нас ситуация. Конечно, надо учиться, подражая и заимствуя, НО, делать это надо ОБЯЗАТЕЛЬНО лучше других и прочих, и, притом, качественнее!
       Ну, и надо выработать некоторые свои характерные лексические метки, либо смысловые, либо текстуальные, либо какие иные, чтоб Вас отличали от ДРУГИХ. Обязательно!


    1. Вот не думал, что мои изыски в "Публицистике" про отцыху русской демократии, Жаббу Д’Орк российского либерастизма, жертву карательной психиатрии, которая как ни на есть одна из секс-символов российской политики, напялившая вместо дольчика деццкий гамак с большими прорезями материализуют одну из героинь Спасовского опуса. Но, видимо, такова специфика литературного диалекта нашего писателя, чтобы ни сказать – такова словесная ткань без лексических побрякушек.
2. Ну, хорошо. Изгнал всяческие ассонансы, типа существительных  -ание, -ение; причастия –ящий, -ущий, -авший, глагольные формы одного времени. Избег, как мог нагромаждение шипящих слов. ПравЕльно.
3. А, вот, печка, от которой начинается игра воображения, так это – топор? Если так, то почему же он бездействует? Па-чи-му?! Что мешает: функционально-стилевая разновидность авторского языка или морфологическое своеобразие современного интернет-эссе?
4. Никак не могу заценить идеостиль Спаса, рассматривающий в качестве центральной категории его языковую личность , т.е. единицы языка, которые выступают в качестве характеристики поэтического мировоззрения писателя, ибо отсутствуют дальнейшие планы на будущее товарища Родиона, например, его беседа с бабой в пижмаке на борту летаки:
«Лох картину везет! У Нинки-силикон на дозу сменяю», – подумал потомственный рубщик мяса второй категории Родя-****абол, оценивая полуметровую рамку, торчащую из холщовой сумки бортпроводницы, беспечно недоливающей «Хеннеси» в надкусанный граненый стакашок…».
5. И, наконец, почему нигде в тексте нет стилистического приема, основанного на прерывистости художественного времени,  создающего систему изобразительных средств с повышенной образностью, отображающих особое художественное видение мира
и каковы эстетические задачи опуса?


                "Вербное воскресение. Из записей Анастаса."
      Не потому ли Вы двумя строчками обмолвились в сторону моего утопления Му-Му и исключительно от того, что удалось окунуться в поток Ваших Поэтических мыслеформ. Начиная с фразы "...Но это было полбеды: с вербами оказались оборваны в буквальном смысле сами verb’ы: от такой людской холодности бедняжек слов сразила простуда. Ибо сказано: слова последуют за предметом." не поверял смысл слов, но ощущал их внутриутробное омовение своего "я". Потрясен вот этой мягкостью стиля, к сожалению мне недоступного. Даже подумываю некоторые интонации повествования перенять. Если, конечно, удастся.


       Логика в изложении вполне достойная, что нечасто можно встретить у вполне маститых "журналюг" (если сопоставлять с их творениями). Только я в географии запутался: Солнечный, Песочный, Лунный и прочие города. Вот, по мне, так, существует у нас в Питере одно единственное место, причем при любой погоде - Солнечное, которое и душу очищает и придает сердцу иной, неурбанизованный ритм. Однако, современная проза требует в этих (м.б. не нужных никому из читателей!) персональных чувственных образов, всяческой лексической новоязной утвари - как в части неологизмов, так и введение новых графических элементов, типа "oIIo" - отображающих мужеской половой член, а попросту ***, либо "{}" - соответственно на новоязе - пелотку. Но это так, совет по дружбе. Есть еще иной путь: придавать общеупотребительным словам совершенно иной смысл, т.е. построить свой тезаурус соответствий известных слов, вашим новым понятиям. Правда, путь этот не всегда прост, ибо подавляющим большинством читателей - не воспринимаем.
Третьим путем советую не ходить: т.н. душевные выверты, переводимые на некую игру слов чрезвычайно непродуктивны: время теряешь много, а смысла даже самому себе в них не уловить... Короче: самое главное - не бояться прислушиваться к оппоненту, причем, злобному, именно он осуществит в Вас выбраковку ваших способностей к этому жанру прозы.
   И последнее. Не пишите так много, кому захочется, лежа в постели с молодой любовницей, которая посещает Вас только 2 (Два) раза в месяц, называемым февралем, да и притом в невисокосном году, читать такое неуклюжее и объемное произведение? Девочка с цепью и юноша Ги (без собачки) выписаны вполне прилично. Хотя фраза "человек задумался, что же ему делать дальше, куда идти", в данном контексте не годится, теряется некая колоритная канва повествования. (И по тексту далее тоже есть четыре-семь подобных недоразумений текстологических, а может шероховатостей). Отметить надо тот факт, что у Вас очень высокая сила воздействия на читающего от прочтения коротеньких, как бы ненавязчивых натуралистических эпизодов (самовозбуждение девочки, акт с этим самым чудовищем, ну, еще по тексту в разных местах). Мне кажется, что они очень сильно выписаны, прямо-таки по-женски. Но Вашего-то «Я» в них нет! Точно, точно нет. Это Вы все зачем-то и нарочно придумали...
Два плана изложения - интересно, захватывает. Прочел. Но с Красиковым, Алексом и Наташей, честно говоря, запутался. Может, читал не совсем вдумчиво.
А, вот,  финал Вы, маленько, замутили. Не уловил.

            
                "Соображения дилетанта о мышлении. Эссе"
   М-да! Такое воздушное философствование на предмет акварельной эротики. Конечно, подкупает строгий, выверенный как линия метрополитена стиль, ну, там классический антураж статики всевозможного дикорастущего природного инвентаря, сфокусированного трижды через паузы на, видимо, деревянное окошко. Глаза от чтения не устают - прекрасно! И обволакивающая грусть, типа воспоминаний, когда, будучи на выволочке, замкомпоморде (заместитель командира по морским делам) меня схватил за пуговицы и наложил устное взыскание: два наряда без перекуров - шпигаты чистить с наветренной стороны... Но, ох, как это было давно!
   А эта отупляющая эротика, смешиваясь с палубной солью тихо-тихо так ноет, ноздри раздуваются... ч-черт, да, было, все было, а годов-то уже 60 целых и с каким-то "+"-м!
   Значит пон(Д)равилось, чтобы не сказать зацепило.
   Я так полагаю, что затронутая Вами тема о доминировании мышления, как образного, так и абстрактного, может привести к неправильному пониманию Ваших литературных изысков. Лев Николаевич Толстой, как мне казалось, все-таки, подчас, мыслил весьма формально, обобщая колоссальные массивы им же переработанной информации. А толчком, видимо, служило преобладание какого-то образного видения.
   Уж больно понравились такие парадигмы:"И эта святая медлительность только способствует умножению среди людей атеистов. Порой,  даже волей-неволей возникает мысль: «А не атеист ли сам Всевышний?»" Абзац! Прямо, бальзам на душу. Удивительная находка.
   А далее был несколько разочарован. Ну, присутствует какой-то смысловой элемент неточности, переходящий, по-моему, в незаконченность...
Тема интересная. Только вот, каждый индивидуум начинает персонифицировать себя самого именно в тот момент, когда стремится активизировать свои психические возможности, не раскрытые до этого, на ДАННЫЙ МОМЕНТ времени. Мне всегда импонировала точка зрения Э.М. Ремарка (Возлюби ближнего своего): "Сомнения и терпимость - черта интеллигентного человека". Можно, конечно, поспорить, но, где-то кажется, что это – некое отражение "западной" ментальности.
В то же самое время приглушенный тембр голоса рассказчика меня очаровал. Как будто бы мы с моим "Тошей" из Ниигаты посетили какое-то кафе, где прокручивали для владельцев Toyota-Corona молодежный фильм. И подарили старые стеклоочистители, которые пришлись кстати. Логика сопричастия у японцев всегда дополняет логику причинно-следственную: видимо, вся тайна в этих непонятых иероглифах, которые постоянно вижу в салоне перед светофором. И даже 6-и конечную звезду ассоциировал с объемом крови, вытекающим из ... ну, скажем, из бензобака.
     И, естественно, тема присутствует в строго очерченном виде, а рема - ускользает.
Потому-то чего-то и не хватает. Какой-то живинки, может быть, ибо Ваша динамика рассказа почему-то кажется мне статичной.


     Ну, ты, ***ло, ****ь, тупорогое, умри, пожалуйста, нахуй. Понял, чмо ты ****ое, быдлота, начитавшаяся книг? И вообще, не засосать ли тебя в тухлый отсек? Мне, конечно, льстит тот факт, что ты, пидор гнойный, отложив свои, бля, великие дела, решили меня комментить. Отлезь, гнида! Лучше пойди-ка, да свистни в хуй. Или говна поклюй. Работай над собой, ибо мозги твои тупые как 300 залуп, а сам ты - дешевый вафлёр. Пойди к памятнику Ленина на площади, сунь руку ему в раздолбанную 01 апреля 2009 года в жопе дыру, выскреби из нее 40 (сорок) граммов голубиного помета и съешь, тщательно прожевав. Понял?
P.S. Ответственность за взрыв памятника Ленину на Финляндском вокзале в Санкт-Петербурге взяла на себя экстремистская организация под названием «Залесский летучий боевой отряд». Соответствующее заявление появилось на сайте организации. Свои мотивы они объясняют так: «Ленин и его последователи совершили преступление против человечества, не имеющее срока давности. Исходя из этого, мы считаем целесообразной ликвидацию памятников советским правителям, и, в первую очередь, памятников Ленину», пишет Утро.Ru. По словам сотрудников правоохранительных органов, эта организация нигде официально не зарегистрирована и является нелегальной, передает «Первый канал». Вчерашний взрыв прогремел рано утром. Мощность взрывного устройства составила 300 граммов тротила. Сначала памятник хотели демонтировать, но потом решили отреставрировать на месте, напоминает радио «Маяк». Напомним, эта же организация брала на себя ответственность за подрыв памятника Ленину в Рязани в ноябре 2008 года. 


    Что-то такое очень знакомое, ну, типа, гляжу в ИНЕТ, нахожу разные разности, а после, как юный Шолохов пишу, правда, не "Тихвин на Донышке", а такое славное эссе.
    Однако, "взявшись за грудь, говори что-нибудь".
Надобно Митю успокоить, а Лизаньке еще какой-такой фрейдистский сон впечатать в уста Пуришкевича, которого Гришка Распутин нехотя спихивал в холодные, но мутные воды реки Фонтанки, нашей, зараза, питерской...
    В целом - одобряю, ибо сам такой. Ну, что поделать, коли хочется с друзьями поделиться!?!


                "Сжечь"  или что?
     Просмотрел всех, по моим текстам протопавшим, и решил гадость какую-нибудь сварганить. Тем более Ваш псевдоним - "Алиби". Однако, после второй фразы начал припухать - а тетка-то словом владеет! Простой распашной стиль свободной умом женщины. Прекрасная находка, а именно: "Я возвращалась к прежним словам и признаниям, как к вестовому столбику, у которого застрял мой уставший любовник, и снова летела вперед". Надо же, помимо избранной темы еще и вкус присутствует!
   А последуха - "А потом я просто умер. Здесь тоже все просто." - Супер!!!
"Когда была алкоголицей,
смотрела - милые всё лица.
А протрезвела, вижу - боже,
ну, ****ь, вокруг меня и рожи".
    Я, конечно, понимаю, что мы все дышим одним и тем же воздухом, пьем одну и ту же воду, но, вот, как-то не получается дважды в нее войти.
Хотя бывают и компиляции. А, вот, говорят, что возникают реминисценции.
Между прочим, у Истинного автора и Аптека, и Фонарь, и даже Ночь без освещения ее луной тоже позаимствованы. Слава Богу, что не у моего тезки. А в целом, автор, не промахнись, засунь-ка!


                "Ангел с Петроградской Стороны"
  Пожалуй, это не миниатюра в формальном ее эквиваленте, а эссе. Да, суть-то не в этом. Прекрасно выражать свои реальные переживания, когда таковые происходят с тобой. Пока ты юн, чист перед Господом и наивен как младенец. Здорово, когда тебе нДравиЦЦа затрапезный бабец, подносящий клиенту. "Знаю я, у каждой бабы быть должна дыра хотя бы..."
   А если ты доставляешь радость БОМЖу, то все грехи твои и твоих потомков разом отпущены на 3,14 столетия вперед. Стилистика проста, без необоснованных ухищрений нашей доблестной российской постпозицией и псевдораспространением в предложения. И читать просто и мысли в стороны не разбегаются. Такая удивительно типичная ситуация.
   А почему бы не уменьшить количество личных местоимений, типа "я"? К стыду своему, я страдаю тем же. Хотя без этого нельзя: такова наша персонификация.
А раз так, то для некоего баланса можно заняться "индивидуальным словотворчеством", не отступая от наших русских канонов. Помнишь Щербовскую знаменитую фразизму: "Глокая куздра штеко будланула бокра и кудрячить бокренка?" Ведь нет никаких запретов, ну право же.

               
                К слову об "Евангелие Иуды"
     Истина, как она представляется в современном толковании Индивидуумом, получившим хоть сколь угодно малое и, главное, ненасильственное образование, есть поиски противоречий в их борьбе и соединение в себе самом в единое, но непротиворечивое целое. Говорить о значении религии, в частности Христианства, можно долго, упорно и по-разному. Неоспоримо: Наш Мир за 2 тысячи лет изменился, а главное, Мы – Жители и Обитатели Земли, осознаем себя личностями, носителями Искры Божьей, той самой, которую мы через ее проводника Иешуа-Iисуса получили... Конечно, гностики, как, впрочем и младохристиане переписывали свои манускрипты, что было вызвано необходимостью побудить поколения людей к познанию мира сущего через некую "виртуальную", но вполне ощутимую духовность, одним из активных свойств которой есть принятие на себя всех неточностей, ошибок, пороков и тяжких грехов Того, Чужого. Пока что, только таким способом возможно поддержание на Планете Нашей (как системе с ограниченным ресурсом) так называемого гомеостазиса или (др.-греч.) способность открытой системы сохранять постоянство своего внутреннего состояния посредством скоординированных реакций, направленных на поддержание динамического равновесия. Акт прощения прекращает процесс нарастания в геометрической прогрессии как безудержного веселия, так и потока инстинктивных порывов, эмоций и последующих действий, приводящих к насилию как над мертвым, так и живым инвентарем всего того, что исходит от Всевышнего. Это - Божественный Замысел, который воспитывается через религию и передается на генетическом уровне, но, к сожалению крайне медленно. А может быть, к счастью.
   Право же, ведь не встретите вы на своем жизненном пути мирян, обладающих исключительно добрым либо абсолютно злым нравом, нет водораздела между правым и левым направлением, как нет в современном мире сущностей, окрашенных только в белый или черный цвет. Мы, ныне здравствующие, начинаем познавать в этом мире многообразие, ясно различать цветовую гамму флоры и фауны, улавливать нюансы, оттенки, предположения.
В истории  человечества встречаются случаи  подтасовки и фальсификации фактов, высказываний, призывов, лозунгов: возьмите, например, «Конституцию Константина», благодаря которой католичество начало распространяться по Западной Европе. Или  «Протоколы сионских мудрецов», в которых излагались планы завоевания евреями мирового господства, инфильтрации в структуры управления государствами, взятия неевреев под контроль, искоренения прочих религий. Или перечитайте еще раз нашу, всеми любимую «Историю КПСС»!..
   Причем необходимо учесть, что догматы Христианства никоим образом не должны корректироваться сразу, внезапно, мгновенно, ибо это в конечном итоге приведет к разрушению Основ Западной Цивилизации. Атавизм моей совести, основанный на Четырех Евангелиях, этих четырех углах  Нового Завета, как «Черный Квадрат» Казимира Малевича, явно восстает против подобного поспешного действия. Вот почему, для подавляющего большинства свежих, юных умов, изначально ориентирующихся в Нашем Мире, как это ни прискорбно, но нужен прежний Иуда.
   И, последнее, что хотелось бы отметить, это - идея предварительного плана, некоего сговора Iисуса с Иудой. Она, как версия, позаимствована у Иосифа (Йосеф бен Матитьягу) Флавия, иудея от рождения, доблестного полководца, который в жестоком бою при осаде Иерусалима во время Иудейской войны 66-70 гг. Н.Э. остался единственным в живых из всех его защитников, после чего и перековался в новую ипостась и сделался на годы долгие счастливым верноподДанным Рима, предав свой героический народ...
   Для гностиков главным является мистическое познание Бога, самого себя  и обретение себя в нем, т.е. не Вера, но Знание как борьба с невежеством. Ибо вначале была бесконечная трансцендентная возвышенная Божественная сущность, которую нельзя адекватно описать, а формирующийся материальный мир наполнялся Божественным светом и славой, как, впрочем, и мы сами. Познавая Величайшую Тайну – наличие в нас Божественного Духа и осознавая Его, мы становимся просветленными.
   В момент нашего рождения нам дается во временное пользование в этом мире душа, которая сопоставляется с вполне конкретной звездой во Вселенной, и возвращающаяся обратно в ту же звезду в момент смерти в том случае, если мы прожили свою отмеренную жизнь праведно.
  Иисус в процессе своей земной жизни раскрывает перед учениками свою душу и являет человечеству свой духовный и Божественный мир, мир жизни и света. Для него собственная физическая смерть не представляется величайшей трагедией, а лишь выходом из абсурдности ограниченного по времени человеческого бытия, который он воспринимает с усмешкой, ибо освобождаясь от плоти, он переходит в трасцендентный мир, в котором проявляется его Божественная сущность. Именно содействие на этот акт перехода из одного состояния в другое и возлагает Иисус на своего самого лучшего,  любимого и в то же время скромного ученика – Иуду, ибо на вопрос Иисуса к ученикам  «…Тот из вас, кто крепок среди людей, пусть представится человеком совершенным и предстанет перед Моим лицом», хоть они и ответили, что «Мы крепки,  но их дух не смог осмелиться предстать перед Ним, кроме Иуды Искариота: он смог предстать Ему, и не смог посмотреть в Его глаза, но отвернулся назад…»
«– Подними свой взор и посмотри на облако, на свет внутри  него и на окружающие звезды, – говорит Иисус Иуде. – Звезда, что указывает путь, твоя звезда.
   Иуда поднял взор и увидел светоносное облако и вошел в него. Стоящие же на земле услышали голос из облака, прославляющий преображение Иуды…» (Евангелие от Иуды: По Кодексу Чакос / Пер. с коптского, под ред. Кассера Р., Мейера М., Вюрста Г.; пер. с англ. Бочкова И.А., Георгиева А.Г.; под ред. Давыдова И.П. )


    ВОПРОС: Говорят, и я с этим согласен: на самом деле клоунада дается с большим трудом даже известным мастерам этого жанра. Почему Асисяй-ревю мы считаем смешным, а выступление местечкового клоуна на рождественской вечеринке - ну, как говорят, ни в ****у, ни в Красную Армию,а ? И, вообще, каким способом создать на сцене или в жизни ситуацию, чтобы было смешно?
   ОТВЕТ: Осветить этот феномен со всех точек зрения я, даже несмотря на то, что с труппой Славы Полунина общался на протяжении 20-ти лет(!), вероятно, не смогу. Ну, кое-что в этом плане выглядит приблизительно так: прежде всего, необходима реклама, т.е. некоторая прединформация, задающая Ваше восприятие (и вообще любого зрителя как такового) на готовность не поебаться со смешной бабой, но посмеяться над поебанной. Даже если Ваша баба, т.е. соседка по общественному туалету в коммунальной квартире в нем же и удавилась после этого. Потому что Вы, запихнули ей, нет, нет, не в рот, а в ейный позавчерашний кисель, оставленный по случаю на кухонной тумбочке в прихожей, свои носки 3-х недельной носки. Естественно, нестиранные. Или, например, Вы военный пенсионер, но служили не в УВД а в ФСБ, и только вчера Вас эти самые молодые пидорасы, как бы Ваши бывшие смежники, оштрафовали на 10.000 рублей (разумеется, получили с Вас взятку, ибо кодекс о правонарушениях еще не действует), а на полковничью пенсию в 5700 рублей содержать двоих внуков, себя самого и двух еще просто так знакомых хожалочек, поверьте, трудно!), и вот Вам хочется отчаянно хотя бы завтра утром съесть обыкновенную овсянную кашу и даже с куском сливочного масла, а не маргарина, как всегда, но, ****ь, все магазины в округе испытывают последствия всеобщего иностранного кризиса, который свободно и без брюк разгуливает на Нашей Великой Родине. Вот. А тут появляется на сцене какой-то придурок и начинает изображать человека, с виду интеллигентного, которому свело живот от голода и он ищет, где бы в большом городе погадить в срочном порядке, а туалетов, даже платных, в радиусе 5 с половиной км здесь и сейчас не наблюдается. А к этому страждущему прямо на улице в довершении всего еще и с расспросами пристают, типа «согласен ли он с концепциями О.Ю. Шмидта в отношении деривационного многообразия финитных синигм, используемых при промывки визирной оси в Кремлевских Курантах?» Вот и приходится, собрав всю свою телесную мощь, сдерживая сфинктер и прочие физиологические инвентарные атрибуты, которые незамедлительно на рожон мечтают вылезти из себя самого, ну, ну, что… конечно, смеяться!
   А что еще остается делать Россиянину, если в бюллетене для голосования отменили графу "Против Всех"?

 
                «Вечный жид»
   Вот ведь Венедикт Ерофеев в своей нетленке, даже не зная, что его потом начнут перетирать и тиражировать, состряпал такой финал ("Москва-Петушки")
"...Они даже не дали себе отдышаться - и с последней ступеньки бросились меня душить, сразу пятью или шестью руками, я, как мог, отцеплял их руки и защищал свое горло, как мог. И вот тут случилось все остальное: один из них, с самым свирепым и классическим профилем, вытащил из кармана громадное шило с деревянной рукояткой; может быть даже не шило, а отвертку или что-то еще - я не знаю. Но он приказал остальным держать мои
руки, и как я не защищался, они пригвоздили меня к полу, совершенно ополоумевшего...
- Зачем - зачем?.. Зачем - зачем - зачем?.. - бормотал я.
ОНИ ВОНЗИЛИ СВОЕ ШИЛО В САМОЕ ГОРЛО...
Я не знал, что есть на свете такая боль, и скрючился от муки, густая, красная буква "ю" распласталась у меня в глазах и задрожала. И с тех пор я не приходил в сознание, и
никогда не приду."
Надо полагать, что Вы, сударь, с этим произведением незнакомы. И получился Ваш текст как-то так, спонтанно, сам собой. Короче, подозревать Вас с компиляциях, тем более в интерпретаторщине, не дай мне Бог. Ни-ни!!!
      А по существу Ваши тексты мне - бальзам на мою пока еще не совсем лысую головенку. Вполне адекватны моим литизыскам. Вот только шкала «черное-белое», как с нею-то быть, а?

          
               «Дневник странствующей Лолы. Пеппи или жесткое порно»
     Коль прочел внимательно, то уж и рецку бы не кисло отписать. С моей активной точки зрения, Вам нельзя отказать в мастерстве владения ВРЯ: несмотря на вполне приемлемую натуралистичность сцены соития (наверно про половой акт говорить неуместно, как, впрочем, и про примитивный трах в парадняке), не усмотрел какой-либо возбуждающей вульгарщины: "все правильно, все справедливо". Ибо, рассматривая перемещение События из Одной точки в Другую, мы, особи разного пола, находясь по разные стороны разделяющего нас условного презерватива, начинаем соглашаться с Величайшими Физиками ХХ столетия, констатируя, что "свойства объекта зависят от позиции наблюдателя".
       Однако,  и в моих текстах  также присутствует та же бравада мужицкая, с одной лишь оговоркой, что являет собой выверенный устойчивый образ получаемого сексуального ощущения. Типа "... На общехозяйственном столе вперемежку со стаканами валялась наша одежда серых тонов, оставшаяся беспризорной после смешанного раздевания. Праздник на нас не обижался, ибо по периметру и в центре нашей Могучей и Великой Страны глубоко в койках и вне лежала всенародная массовка, а не какая-то враждебная буржуйская сила, благо любви все плоскости покорны. Уловив в себе едва ощутимое бряцанье мошонки Iисуса Христа, я разрешился нетерпением и полез к своей даме освобождать ее угнетенную советской идеологией сексуальную способность, по-свойски облапив Ирину как абрек. Далее, сквозь отсутствующий лифчик нулевого размера, укусил за сосок и вместе с нашими общими ногами отвалился на топчан. Тем самым, придавил ее всем своим телом, получающим мало чувственной пищи, до полного касания шагреневой кожей хозяйского пола. Будучи придавленной, субретка, разгнездившись на ложе, полностью расшитая, не жалела распахивать себя наизнанку ради полезности суммы получаемого ею удовольствия. Отчего вскоре уцепилась за мой левый исток ноги, а я – за ее правую несжимаемую округлость, чтобы иметь полное мужеское право испытывать себя в качестве источника возвратно-поступательных движений. Мой уд стремился в то же время педантично осваивать каждую пядь ее внутреннего порожнего пространства, делая его безубыточным. Для утоления похоти и в ОЗНАМЕНОВАНИЕ ЗРЕЛОСТИ ТОЧКИ СБОРКИ 1/6 всемирной суши. Которая, кстати, была мне не по диаметру..." Короче-Сочи, (как говорят в LiveJournal"е) тема сисек раскрыта. Автар пеши исчо!


                «Марьяна»
   Оптимизм присутствует. И какое-то скрытое лукавство от того самого ... Лукавого! А может быть так и надо? Но где-то там, за вторым и третьим планом, эти шаловливые локальные признаки открывающегося подсознания, обволакивают чуть очерченный глобальный образ этой самой Дивы, молодой женщины, невесты русита-программиста, интригующей на протяжении 1/3 части текста своей нечувствительностью к грубому ( как и всякий алкоголь типа рома!) вкусу спиртного.
     А вот уж по поводу операции - ну так и подмывает задать вопрос: а не тяжелый ли это хирургический случай прерывания беременности? Да под общим наркозом, да так, что на операционном столе, не дождавшись окончания детоубийства и сознание быстро включилось? Значит, пациент перед нами - давным-давно привыкший к воздействию анестезии, а тут, надо полагать: либо - алкоголица, либо - наркоманка, может тот самый, Лукавый ответит?
    Ну, ладно, ладно. Это я так. Ведь всегда, когда сталкиваешься с Красотой, хочется ерничать, черт меня побери!.. Первое впечатление от текста - захватывающее. А может быть какую-такую интригу придумать, для убедительности?

               
                «Глава 1. Сон героя»
      Очарован таким нежным, по-детски непосредственным и, в то же время, тщательно выверенным слогом изложения! Честно признаться, я сам не часто при прочтении текстов проговариваю слова, особенно когда знакомлюсь с публикуемыми «демократичными» авторами ПРОЗЫ.РУ, но два Ваших рассказа (части) даже по слогам перечитывал…
В детстве мне нравилась фантастическая литература. Конечно, Жюля Верна, Александра Беляева, братьев Стругацких, Станислава Лемма, Роберта Шекли, Григория Адамова, Георгия Мартынова, Ивана Антоновича Ефремова, обожал. А героям их произведений завидовал. Помню, по прочтении «Путешествие на Кон-Тики» Жака Ив Куста и Фредерика Дюма мечтал смастерить со своими друганами плот и отправиться в далекую Финляндию по нашей Маркизовой Луже…
      Школьную, насильно впихиваемую Классику от Тургенева и моего полного темнокожего тезки в мою слабую головенку грамотными училками Языка Русского и Литературы, говорю честно: не воспринимал. Потому уже в возрасте 10 лет пытался подражать Ефремову, сочиняя для себя рассказку о том, как во сне провел несколько дней на необычном космическом корабле. И это после ознакомительно-экскурсионного полета на фанерном кукурузнике-У2 где-то на Ржевке под тогда еще Ленинградом…
Что касается лексикографических изысков, типа полноты описания одушевленных и иных действующих в Ваших текстах предметов, мастерства использования фонетических и морфологических выкрутасов современной прозы, а также синтаксиса и фразеологии, то могу лишь сослаться на субъективность всех названных параметров оценок.
Ясно, естественно для меня, у Вас, как автора, безусловно, наличествует прекрасное чувство меры и вкуса. А это, дорогой товарищ, бесценное качество!


                «Лучшая прошлогодняя шутка»
      Мы все имеем равные права в плане размещения своих литературных изысков в этом поистине демократическом Портале, даже, несмотря на их разностороннюю художественную бесценность и зашкаливающий уровень манипулирования Богатым Русским Языком. Однако, нельзя забывать о динамическом стереотипе маститых профессионалов, которые стремятся защитить достигнутые в своих текстах литературные рубежи, чтобы следом идущие не имели возможности нивелировать, т.е. умалить их творческого потенциала и интеллектуального достоинства. При этом, мой друг, общеизвестно, что всякая система оценок есть категория субъективная. По этой причине не имеет смысла спорить о вкусах и пристрастиях. Как говорил Иосиф Бродский в перерыве между своей Нобелевской Лекцией и прогулкой по историческим местам Великого Октября, «каждый дрочит, как он хочет». Одним словом: демократия.
Но, иногда, добродушное, слегка ироничное пожелание, не ущемляющее самолюбие, может послужить намеком на то самое Согласие днем. Хотя можно и вечером. А лучше в период наших питерских белых ночей. Вот почему считаю возможным выразить Это Самое несколькими строчками. Экспромтом, а именно:
Чтоб жить богато
не нужно НАТО
аристократу
и нам, патлатым.
На то нам НАТО,
дразнить ****ато
старшОго брата:
«Отдай лопату!» (ЧАС).


                «Теперь я знаю, как она выглядит... повествование»
      "...Новый день медленно, спотыкаясь на каждой минуте, брёл мимо её отца..." - какой прекрасный поэтический образ!.. И, конечно, неоднократный повтор слегка видоизмененного образа маски на лице создает зловещую, непостижимую здесь, сейчас, теперь эту жуткую картину потери, которую очень просто, типа акварельного мазка как бы переводят в иную плоскость упоминания брата в отношении глюков. А склеивает все происходящее вздымающийся парус занавески... Такой короткий, но важный штрих. И тихое, мерно-классическое повествование, без истерических надрывов, а так, по-человечески.
    Видимо Вам свойственна редкая способность - убеждать, используя при этом минимум доступных лексических средств. Это качество в наше, не самое устойчивое время существования, цену имеет высокую. Ну, разве что четверостишие темы душевный плач ремы по какому-то там патетическому созвучию разнятся, но, это так, какое-то мое, обостренно-шизоидное восприятие звуков.


                «Шаман» (Леония Берег)
        Дважды перечитал твою сказку про Ладную и Шамана. Лексический строй мне понравился чрезвычайно, ибо мне самому подобное текстоизлияние не доступно. Вот только я не понял смыслового назначения случайно или нарочно введенного персонажа по прозвищу Мила. С которой этот самый паренек отдыхал на Мальдивах.
      Безусловно, что это твое видение прекрасного, в отличие от текущей всеобщей спекуляции на тему "Кризис", излучает не только свет, который освещает выход из лабиринта наших человеческих противоречивых желаний и физиологических порывов, но и привносит некий элемент гармонии в восприятии сущего, что так необходимо именно ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС.
      P.S. Интересные описания сновидения, которые по товарищу Фрейду трактуются весьма прозрачно, а именно: "...она широко раскрыла глаза, в комнате пребывало нечто - лёгкая дымка, почти прозрачная, едва видимая витала над нею. Ладная услышала чёткий мужской голос: Я - над тобой. Спустя мгновение тот же голос сказал: Сейчас - в тебе. Женщина почувствовала, как нечто покровом опустилось на её тело и просочилось в него. Дымки пропала. И вновь дал знать о себе умиротворяющий голос: Я – то, что тебе надо. Некая сила бережно приподняла её бёдра. Ладная ощущала, что вроде бы продолжает лежать на кровати, но бёдра кровати не касались, при этом в теле не замечалось ни малейшего напряжения. Снова она услышала тот же голос: Так… хорошо…И пришли чувства - калейдоскоп восхитительных чувств. Она ощущала полное слияние с иной, родной ей сущностью. Такого акта любви в её жизни до сей ночи не было. Она стремилась к божественной диадности, она мечтала о полном слиянии с иной своей сутью и познала это таинство во всей полноте в ночь Рождества. Неистовый оргазм прокатился волной по её телу. Ладная лежала в полном расслаблении и даже не то, что не могла, не хотела дышать. Она застыла бездыханно, но прошла минута-другая и она с наслаждением вдохнула и выдохнула. Снова замерла, не дыша, снова вдохнула и задышала тихо и ровно, погружаясь в сон..."

               
    «Сказка о любви, цене и нефти»
       Что называется - КЛАССИКА! В нашем прекрасном русском стиле народного эпоса. Причем, когда сходу, моментально схватываешь текст и он тебе нравится, то к чему можно придраться? И по теме, и в жилу, да и юмор чудесный, нашинский, всенародный!
Ну, разве что кой-какой смысловой переход на наш нефтяной ресурс, что ли?.. Конечно, если по существу, то у большинства баб от шибко здорового *** особо эстетические ощущения не наблюдается, но, гиперболизация оправдана. Есть, конечно, малюсенькое такое, касательное заимствование от сказок про "1000 + одну ночь" от телки по кличке "шаху-раз-сзаду", про мужика, который просил Бога увеличить ему член. Есть такая сказка. Ну и что из этого? Реминисценции сплошь и рядом, что лишний раз доказывает нашу умственную общность всех времен и народов.


           Удивительно тонко и, как мне кажется, "возверившись" Вы воспринимаете этот самый наш мир сущностью уже совсем животного... где-то, правда, сохраняющего что-то от простого обывателя. Да и что тут говорить: с первых трех строк угадывается истинная мощь мастера! И такие взвешенные фразы, и их выделение в отдельно законченные смысловые и, в тоже время, эмоциональные кванты, которые как бы переходят от ощущения к первозданному осмыслению сущностей... Супер!
       А вот это соположение ТРЕХ ФРАЗ "Охотники наблюдали, как их добыча барахтается в сети, все надежнее запутываясь в капроне. Женщина, послужившая приманкой, неохотно содрала камуфляжные одежды. И только глубокой осенью можно посчитать ее юной и непорочной.", ну, что еще нужно для пробуждения от полудрема от 12-ти часового сидения за компом.
    Я уж и не говорю про очень акварельные неологизмы на флективном таком уровне, типа "Встопорщились плодородные и обильные ее груди."
    Очарователен финал, которым, собственно и хочется закончить эту скромную рецензию, а именно:"Но на всякий случай присела и прикрылась скрещенными руками. В тумане не различить было скрюченную ее фигуру".


       Как мне кажется, процесс написания пьес чрезвычайно сложен: то ли потому, что надо либо что-то запоминать, то ли от того, что приходится многое выдумывать, а ассоциативного материала недостаточно. Хотя имеется в виду совсем иное. Необходимо видеть того зрителя, а может быть и слушателя, для кого эта пьеса предназначена. Вот у Венички Ерофеева в "Поступи коммандора", где действие происходит в аккурат в день шабаша ведьм 30 апреля на ночь глядя в лечебнице, которая обязана лечить голову пациентов, они - эти самые пациенты-герои по очереди выпивают в той или иной пропорции разбавленный метиловый спирт, который с****или у не совсем тверезой медсестры, и потихоньку сперва слепнут, а потом отбрасывают копыта, склеивают ласты, дают дуба, играют в ящик, одевают бушлат и т.п. и т. д. Так в той самой пьесе смотрящие - самые обыкновенные наши с Вами бывшие Советские Люди. И, вполне возможно, даже с бОЛЬШОЙ бУКВЫ, кто ж их знает? А вот у Вас, я лично, этих дорогих зрителей не увидел. Хотя, Вы знаете, может не там разглядывал...
А вот уважаемые мною представители охраны общественного порядка разговаривают вполне натурально: видимо, взято с натуры. И, по всей вероятности, женской. Которая на рынке семечками торгует.


         Довольно избитая постановка, но какими красивыми галсами вы идете! Мы любим и детей и животных - это же и прекрасно и пафосно. И где-то иногда ставим себе оценку "отлично".
А вот проклятая наука утверждает, что подобные наши изыски в борьбе с противоречиями собственными происходит исключительно благодаря тому, что нас отличает (взрослых) от животных и детей присущее только Hom. Sap. наличие "системы оценки принятия решения". Вот ведь, Господь располагает и предполагает, а человек - выбирает. И выбор подсказывает нам сделать тот самый змий-искусатель, мать его, трижды дышлом крещеную в рога, копыта и дьявольский хвост... Вот ведь и всяческая там религиозная мутотень изобретена исключительно и специально, чтобы не сказать - нарочно, чтобы жил человек, руководствуясь оптимумом, да еще в условиях ограниченного ресурса, коим и является пока что для нас Земля Наша Родная, Матушка, эх!..
    И все правильно, все справедливо: главный грех во всех религиозных догматах - невежество, и пословица "много будешь знать - скоро состаришься", и детей своих обожаем и... Но почему мы, иногда будучи взрослыми, забываем, что РАЗУМОМ ВЕРУ не ПОСТИЧЬ, ибо это суть разные эманации нашего человеческого двуединого существа?
    И борьба за жизнь, во всех ее проявлениях, прекрасна и Вера в победу свою - необходима.
Короче: побеждай в любви и радости! И будь счастлив, ибо уныние - самый страшный враг человека.


   Эх, Адам! А все - из-за ребра твоего... Мало того, что сынок твой старшенький, Каин, братанчика своего единоутробного, но младшенького, Авеля, замочил насмерть, так еще этот, который Сиф, цельную поповщину с философской бодягой в те доисторические времена развел. Так,  что не зря тебя, нагого, Господь ногою с этой любительницей-послушать-что-говорит-змей выгнал на фиг из Эдема... Ну, так получилось – я-то не виноват!
Наличествует в рассказе все, что и должно присутствовать: и правильное сложение текста, заполненного точными и ясными словами, не допускающими разномысленного толкования, и краткость описания житейских коллизий, и чистота замысла. И даже отцовская печать "каплей свинца на малом предмете обихода". Но, почему-то очень поверхностно, сдержано, с большой неохотою автор делится своими внутренними ощущениями то ли обиды, что от отца никаких даров не получал, то ли что-то тайное скрывает. А нам, читателям, ну очень, очень хочется узнать, что же там творится за занавесом?


   Дочитал до этого самого эмоционального контрапункта "...Её тут же подхватили сильные руки. Несколько проворных мужских рук подняли её в воздух и перенесли на высокий камень с плоским верхом. Ленушка увидела взлетевший к небу сверкающий клинок. В следующую секунду рука девочки дрогнула и бессильно свесилась с жертвенника. От вида вспоротой детской груди Ленушке враз стало дурно. Она ещё смогла заметить фонтанчик крови и трепещущее детское сердце в высоко вскинутых руках ритуального жреца. Свет перед нею застлала золотая кромешная мгла...", и понял, что ощутить своим мужеским нутром всю мерзость происходящего, ну, никак не возможно без нашей истинно российской лексики...
   И конечно вспомнил своего полного тезку. Оценивая тот самый слой бессознательного, который именно и связан с эпизодом казни детей, как один из аспектов педофилии.
Строки «Я помню чудное…» сочинил Наш Величайший Классик и посвятил его, соответственно, А.П. Керн, после чего строки эти сделались хрестоматийными, чтобы прочно занять надлежащее место в разделе «Любовная лирика». Но вот цитата из письма Пушкина Соболевскому (или Вяземскому – не помню кому точно): «Ты ничего не пишешь мне о 2100 р., мною тебе должных, а пишешь мне о m-me Kern, которую с помощью Божьей я на днях е**л».Такое вот оно, солнце русской поэзии…
    Кстати, забавный фактик из истории. На могилу Анны Петровны в Прутне до сих пор приезжают молодожены. Кладут цветы-букетики и дают клятву верности друг другу.
А ведь Керн терпеть не могла своего мужа и изменяла ему налево и направо. Разница в возрасте у них составляла сорок лет; старенький генерал только и делал, что недобро ухмылялся в усы. Тот же самый Пушкин писал Вульфу, справляясь об Анне Петровне: «Что делает наша вавилонская блудница?» И неудивительно – у Анны Керн были романы и с царем Александром I, и с Вульфом, и с С.Л. Пушкиным (отцом нашего поэта), с Л.С. Пушкиным (братом поэта), с Веневитиновым, Никитенко и еще черт его не знает с кем. Дельвиг, вообще, называл Керн «женою №2».
   А вот Жуковский не очаровался. Потому что наш человек – воспитывал наследника престола. Ни в одном архивном документе я не имел удовольствия ознакомится с тем, как Жуковский ругается по матушке. А у Пушкина – сплошь и рядом.
      Бьюсь в стену головой в который раз. Опять
      мне эхо, как всегда, поет: «**ена мать…».
Это про две грани, плоскости, стороны и прочую формальную сущность дуальности нашей, человеческой психики. Однако!


   Мы все имеем равные права в плане размещения своих литературных изысков, даже несмотря на разную художественную ценность и уровень использования Богатого Русского Языка. Однако, профессионалы стремятся защитить достигнутые в своем творчестве рубежи, чтобы следом идущие не имели возможности нивелировать, т.е. умалить их достоинства. В то же самое время всякая система оценок всегда является субъективной. Вот почему о вкусах не спорят. Но, иногда, добродушная, слегка ироничная критика может оказаться полезной.
Вот почему считаю возможным посвятить Вам несколько строк. Экспромтом, на стихотворение "Моему Сердцу", а именно:
     Я обниму твои покусанные крики
     бездомным псом из церкви за забором:
     Джордано Бруно, еретик великий,
     представил Землю в виде мухомора.
     Тебя послушал и твои Законы.
     Кричала ты: «Живот живет же!
     Печет под сердцем хлебные батоны
     и продает их нищим подороже!» (ЧАС).


    Круто! Восхождение в Его Величеству Иосифу Бродскому "..И нам, привычным умножать на ноль... Шанс пропустить предписанный бемоль.." Какой емкий, глубинный образ, порождающий мощный поток ассоциаций! Такие акварельные тона лексически правильно выбранных слов и обостренный интеллектуализм, который прорывается между строф. Порадовали дядьку. Отлично... Вычитывается удивительное чувство меры и тонкий, поистине мужской вкус, что крайне редко встречается меж нами. Просто, ярко, такой сочный образ и ТВЕРДОЕ "Я ... среди друзей останусь здесь".
    Таких два нейтральных образа: стеклянный бокал (прилагательные "стеклянный, деревянный, оловянный" пишутся с двумя "н") и осенняя поляна; кажется, что дождик не собирается ее кропить; в голове - пух, оттого что, как ни проси у Всевышнего бабьего лета, а через пару дней намечается иней, снежная пороша, и очевидная слякоть. Ну, чем ни натюрморт? Даже присутствие только многоточия создает ощущения перехода в вечность. И завершает стих это последнее слово ... Прекрасно подобрана рифма (прилагательное-существительное, существительное-глагол). И ощущается, вполне явно ощущается настоящая мужская мощь - это прекрасное качество. И, конечно, присутствует Наше Главное Качество - Воля. Гражданская(твенная) лирика крайне сложна, ибо требует не только выверенного, захватывающего дух искусства притягивать к себе, как, впрочем, и вовлекать "на бой кровавый, святый и правый, марш, марш вперед..", но и убеждать колеблющихся, просто и ясно объясняя им, что, где, когда и как нужно крушить, ломать, уничтожать, давить и т.п. и т.д., т.е. все то, к чему нас и до сих пор призывают перелицованные большевички.
Вот почему необходимо четко отслеживать в поэтической посылке причинно-следственные связи: если жизнь бьет ключом (естественно, ни скрипичным,ни гаечным, ни кодовым, и, явно, ни от "Майбаха") через слог, да сквозь вены в бражку, то это еще не Наша с Вами Родина, не пепел испорченного алмаза, да и не косички девицы по имени Любовь.
А в том, что у Вас, сударь, все получится, может быть не сразу, но получится, я нисколько не сомневаюсь!


   Во многом разделяю Ваше мнение. Хотя по наивности своей не понял введенного Вами термина "Обман". Вполне очевидно, что человек (Жрец) обладающий какой-либо информацией, в отличие от других индивидуумов (не-Жрецов), которую можно использовать во вполне конкретных целях, может ею манипулировать и, в конечном итоге, осуществлять все свои, и в том числе, личные планы, каковы бы они не были. В таком варианте Обман, безусловно, принимаю и все 4 (четыре) пункта выдвинутого меморандума, вне всякого сомнения, справедливы. И человек будет стремиться к Богу, если обретет физическое бессмертие.
   Однако. Однако, батенька, именно Господь Бог создал Землю как систему с ограниченным ресурсом. Таки, вот, пироги с котятами...


   Перечитал стихи, напоминающие скорее всего обычные лирические песни. А поскольку смысл рецензии заключается в том, чтобы, по  возможности, показать свое субъективное мнение, которое могло бы в определенном смысле хоть как-то повлиять на твое дальнейшее в области написания подобных вещей творчество. Короче, рецензия призвана оценивать твой душевно-интеллектуальный продукт, а ты мужественно, и где-то с радостью, переносить ее чтение. Безусловно, прослеживается вполне определенная целеустремленность в тех трех стихах, о которых идет речь. Может быть, порой, даже одержимость: она-то чрезвычайно нужна не только при выражении своих эмоций в ИНЕТе, но и в любом другом деле, особенно если оно тебе дорого и ты получаешь от него некое удовлетворение. А раз так, друг дорогой, то и некоторые неудобство испытывать необходимо: я имею ввиду соблюдение наработанных нашей языковой культурой традиций. Т.е. неплохо бы еще раз посмотреть в этом, СТИХИРушном сайте элементарные правила стихосложения и пару раз заглянуть в школьный учебник Русского Языка. Да и про такого пацанчика,  как  Пифагор, забывать не следует.
   Также необходимо, чтобы был у тебя один или несколько кумиров и обязательно из признанных классиков (пусть даже бардов). Ну, чем не творец поэтического образа в плане шансонье - Володя Высоцкий? Или Сашка Галич? Или такие пацаны, как Новиков, Ноговицын? А посмотри, какие чудные строки у Трофима: «Я не помню Ленина живьем, я его застал уже холодным…»?  В то же самое время в твоих стихах чувствуется вполне уверенная логика подачи текста, причем, именно это тебя так сильно отличает от других товарищей, пишущих в СТИХИРе. Ну, а образ, который поэтический (вот,  поганое словосочетание…), так ты его сам уже как бы создал. Так что дело за самым сложным, оттачивай мастерство, совершенствуй стих!


   Понедельник и в самом деле тяжестью своей угнетает: то звонки по телефону с предложениями покупки детских музыкальных инструментов по смешным ценам, либо проектированию легких крылышек,- причем даром!- для летающих рыбок;  то просьба принять факс на мобильный телефон, то еще что-нибудь; а вот обязанность документы  подписывать собственноручно в этот холодный день календаря еще никто, кроме меня, не отменял! Но, ближе к телу, хоть и в рубашке.
   Ваш стих, как мне кажется, чрезвычайно быстро сработан под наплывом вовсе не смиренных в Страстную Неделю эмоций: видимо, сказывается интенсивное самоограничение, тем более, что "... Упущенного счастья не вернуть,
А новое ещё не время строить...". Однако, очаровательная Вы наша, ведь просто так, как не фиг делать, Вы же собираетесь "... с белого листа начать, как бы с нуля, оставив в прошлой жизни все ненастья"? Тем более, что "Лимит любви исчерпан, и потух..." но "... благодатный дождь всю скверну смоет...", хотя, мне дуется, что на его месте мог бы оказаться благодатный огонь, тем паче перед Светлым Христовым Воскресением!
Вот ведь сатрап мой, усопший в бозе лет несколько тому, Ося ибн Александр по фамилии Бродский, и исключительно по этому поводу, как-то заметил:
«… о чем с тобой
витийствовал - верней, с одной из кукол,
пересекающих полночный купол.
Теперь отбой,
и невдомек,
зачем так много черного на белом?
Гортань исходит грифелем и мелом,
и в ней - комок

не слов, не слез,
но странной мысли о победе снега -
отбросов света, падающих с неба, -
почти вопрос.
В мозгу горчит,
и за стеною в толщину страницы
вопит младенец, и в окне больницы
старик торчит.

Апрель. Страстная. Все идет к весне.
Но мир еще во льду и в белизне.
И взгляд младенца,
еще не начинавшего шагов,
не допускает таянья снегов.
Но и не деться
от той же мысли -- задом наперед --
в больнице старику в начале года:
он видит снег и знает, что умрет
до таянья его, до ледохода…»
P.S. Be happi, siete felici, serais heureux, seien sie glucklich, и, естественно, мазал тов!


   Буквально пару дней назад, перед обедом и, естественно, натощак, забежав домой на эти скромные 45 минут, впопыхах, запшщендживал шервавого одной своей по случаю знакомой; хотел – по самые помидоры, но, мать ети, ну, никак не удавалось: бабец-то моей эманацией пока не разогретый! Вот ведь эти гребаные суки от Камасутры: кому с утра, а кому и на службе всегда найдется место подвигу, невзирая на слабую упитанность в уже не юношеском теле и убедительные призывы телеведущих уверовать в его нижайшество (шрифт – «…» - 08) «финансовый кризис». Короче-Сочи. Тема пелотки – раскрыта, таким образом считаю, что автору можно поставить зачОт. Даже несмотря на то обстоятельство, что про сиськи – ни слова. Да, Бог с ними…
   Прекрасно, когда подается материал в строго дозированном количестве, как по лексическому составу, так и по фабуле: Тема – Рема. «Заезд» – «… Когда она на коленях, спиной к тебе, выгибает спинку и оттопыривает попку? В смысле, женщина. Или когда кричит? В смысле, кошка…» – исполнен блестяще, супер! Отказать автору во вкусовых качествах попросту невозможно. «…розы, факелами пламенеющие вокруг бассейна…» – нормальный обобщенный образ некоторой неудовлетворенной страсти, которая-таки реализуется в «выходе» – «А эта кошка мне: «Ещё! Ещё! Ещё! Давай ещё! Поглубже!».
Ну чего ты смотришь? С-с-сука кошка!»



                МЫ
                Оазис Отсутствия
                Здравого Смысла
                В пустыне Порядков и Догм.
                Изгои из царства
                Всеобщей Корысти
                Несут еретический долг,
                И сердце как пламя
                В простёртой ладони,
                Смыкая невидимый круг.
                И сыплется,
                Как из копилки бездонной
                Богатство из нищенских рук... (Оазис Отсутствия)

   Надо отметить, что по художественному построению перед нами – самый необычный стих. Похоже, что автор Здравого Смысла по кликухе «Оазис Отсутствия» на протяжении своей творческой жизни в рамках портала stihi.ru стремится к радикальному обновлению традиционных стихослагательных моделей в своей пустыне Порядков и Догм, будучи Изгоем из Нашего слабокапиталистического царства Всеобщей Корысти. И то сказать, время слезно-насморочных стишков с заиканием и размазыванием сопель по собственной морде лица кануло в социалистическую лету, на протяжении которой  тщательно выписывался некий поэтический фон интриги изложения псевдолюбовных событий и похождений населяющих стих героев, которые несут неоправданный временем, но еретический долг, при неспешном развертывании описания какой на то ни есть природы и их характерных поступков с типичными для них социально-психологическими конфликтами.
   Авторская новизна в процессе поэтического расчленения перспективы текстуального зрения посредством простёртой ладони, которая смыкает невидимый круг Его пламенеющего сердца характеризует собой стремление и умение передать жизнь души в ее спонтанности и спутанности, вместе с тем достигая внутренней целостности как персоны самого автора, так и всей картины мира, его окружающего, причем, как бы без ретуши. Стих наполнен ассоциативными связями, повторяющимися метафорами, отзвуками часто одних и тех же, но всякий раз по-своему воспринятых событий. Возникает сквозное внутреннее действие, и перед читателем проносится полифоническое построение,  важнейшей целью которого оказывается не столько изображение реальности, сколько воссоздание разнородных, прихотливых, часто непредсказуемых реакций на происходящее, благодаря чему  и сыплется как из бездонной копилки из нищенских рук кем-то присвоенное Богатство...


   Ваше эссе –  легкий штрих карандаша, мазок акварели. Глубоко личный, красивый. И, притом, это некий кирпич сложного чувства. Согласен,  объять необъятное не в силах человеческих. Однако, великий Иосиф Бродский в свои 27 лет создал  произведение, оставив позади всех и вся, на которое даю ссылку ->
http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7570
Обижаться на Советы нельзя: они открыли выход из черты оседлости. Так вот, Иосиф, признавая себя этническим евреем, не скрывал своего враждебного отношения к негласной политике антисемитизма, особенно в тот момент, когда его не взяли в школу подводников, ссылаясь на его картавый говор и рыжий цвет волос. По  поводу собственной религиозной принадлежности, отвечал, что вопрос этот некорректный, и скорее всего он сам себя считает кальвинистом, а значит - должен за все отвечать перед Всевышним сам. Поражает другое. Как мог юноша, которого и отец-то не всегда жаловал своим хорошим словом, юноша, который и учиться-то не мог нормально (остался в 7-м классе на второй год), юноша, который за три года поменял порядка 20-и профессий, юноша, который случайно начал писать стихи, потому что ему показалось, что ОН это может сделать лучше ДРУГОГО, не только поднял культуру сравнительно молодого (300 лет всего!) русского стихосложения на запредельную высоту, но и сделался Нобелевским Лауреатом, будучи в иной языковой среде более 15 лет!  Конечно, его склонность к выпивке, избирательное отношение к людям, некоторое высокомерие и проч., естественно, сопутствующие любому обыкновенному человеку, но стремление быть лучше, быть честнее, быть справедливее, не это ли его самое ценное качество, которым хотелось бы восторгаться?


             «Не все блондинки дуры!» (Дарья Баррэ)
   Неплохо, и, причем, весьма. Интригующая первая строфа во всех четырех стихах, что я просмотрел. Довольно ровное семантическое расстояние от входящих в стих слов, правильные синонимы, но, мне показалось, есть чуть-чуть недоработанные строчечки, типа "То кружишься от счастья,  то в слякоть грустишь...". Но, это никоим образом не умаляет цельности чувства, выраженного Вашим прекрасным текстом.
Стихи же Ваши чрезвычайно разные и по рифме, и по стилю, и по законченности. Одно ясно: Вы видите окружающий мир с разных сторон, под не каждому индивидууму данному углу зрения, а самое важное это то, что несмотря на какие-то сильные личные переживания, Вы не ожесточились сердцем. И, кажется, у вас имеется нечто свое, надязыковое ощущения себя среди людей, это – Ваша индивидуальность, которую, не дай Всевышний, ни при каком условии нельзя нивелировать.
Имеются неточности (хотя это все есть Ваше авторское право!) как в плане написания текста, так и в выборе слов-синонимов. А сила выражения чувства - огромная!


   Ах, эта питерская ментальность, замешанная на Марине, Осипе и бесконечно любимом Иосифе! Почему, ну, почему Андрей Платонов не петербуржец?
В текстах Ваших ощущается чрезвычайно удачный, хоть и незаконченный поиск невидимой на ощупь сущности через некую мистическую бессвязность нашего внутреннего питерского мира.
Такое ощущение, что Вы усвоили величайшее открытие И. Бродского: через форму своего стиха выражать внутреннюю динамику течения жизни, проявляющуюся через некую текстуальную кинематику, используя рифму для соединения несводимых понятий, в которых сущность используемого метра отображает, как правило, нарушение хода времени.
Все так...


   Умница! Заскучал я по своему терпению в плане нехотения хотеть повыпендриваться в комментах, но уж, простите, подкупили Вы меня Своим Природным Женским Умом - Супер! Такое ощущение, что воздействие стихов Ваших стимулирует мой душевный вентилятор яростно засасывать созданный Вами поэтический образ в самое сокровенное нутро и превращать их в реальные неизбежные обстоятельства! И то сказать, что находясь на полпути между догадкой и откровением, Вы переводите некие метафизические истины на земной язык, и, надо скромно заметить, Вам это удается...
Короче, если бы я был училкой по литературе, то непременно бы заполнил Ваш дневник одними десятками!
   Я как ворон, увидевший во сне кусок сыра, вот почему пишу в Ваш адрес Вторую рецензию: Вы – прелесть! Стихи понравились. Соблюдается четкая ритмическая гармония, отображенная 4-хстопным дактилем, немного прилагательных, небанальная рифма. И, конечно, присутствует некий элемент литургического чтения (истинно нашего, русского), задающего психологическую сущность мотива.
Ну, что делать, коль так получилось? Обидно, досадно... только ради Бога, не отвергайте ту немногочисленную когорту Наших Великих Поэтов, которые и сами-то были отвергнуты властью.
   Известный драматург-поэт-бард А. Галич был изгнан из всех союзов. И такую вот балладу он сработал на смерть Б. Пастернаку, любимцу Сталина, которого тоже выгнали из Союза Писателей СССР: Памяти Б.Л.Пастернака. "... правление Литературного Фонда СССР извещает о смерти писателя, члена Литфонда, Бориса Леонидовича Пастернака, последовавшей 30 мая сего года, на 71-ом году жизни, после тяжелой и продолжительной болезни, и выражает соболезнование семье покойного".
(Единственное, появившееся в газетах, вернее, в одной - "Литературной газете", - сообщение
о смерти Б.Л.Пастернака)
   Разобрали венки на веники,
На полчасика погрустнели...
Как гордимся мы, современники,
Что он умер в своей постели!
И терзали Шопена лабухи,
И торжественно шло прощанье...
Он не мылил петли в Елабуге
И с ума не сходил в Сучане!
Даже киевские письмэнники
На поминки его поспели.
Как гордимся мы, современники,
Что он умер в своей постели!..

И не то чтобы с чем-то за сорок —
Ровно семьдесят, возраст смертный.
И не просто какой-то пасынок —
Член Литфонда, усопший сметный!
Ах, осыпались лапы елочьи,
Отзвенели его метели...
До чего ж мы гордимся, сволочи,
Что он умер в своей постели!

"Мело, мело по всей земле
Во все пределы.
Свеча горела на столе,
Свеча горела..."

Нет, никакая не свеча —
Горела люстра!
Очки на морде палача
Сверкали шустро!

А зал зевал, а зал скучал —
Мели, Емеля!
Ведь не в тюрьму и не в Сучан,
Не к высшей мере!

И не к терновому венцу
Колесованьем,
А как поленом по лицу —
Голосованьем!

И кто-то, спьяну, вопрошал:
— За что? Кого там?
И кто-то жрал, и кто-то ржал
Над анекдотом...

Мы не забудем этот смех
И эту скуку!
Мы — поименно! — вспомним всех,
Кто поднял руку!..

"Гул затих. Я вышел на подмостки.
Прислонясь к дверному косяку..."

Вот и смолкли клевета и споры,
Словно взят у вечности отгул...
А над гробом встали мародёры
И несут почётный ка-ра-ул!" (Переделкино,4 декабря 1966 г.)


Рецензии