Нет на земле твоего короля

Редакция 29.05.16

© Сергей Аксу          


          
Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.
А за окном шелестят тополя:
Нет на земле твоего короля…

 «Сероглазый король»  А.Ахматова


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГЛАВА 1

Если судьба приготовила для тебя испытания, то моли ее лишь об одной поблажке — чтобы рядом в нужный момент оказался такой человек, как Славка Зайцев. Мише Тихонову, можно сказать, повезло. Когда сознание после удара немного прояснилось, он услышал откуда-то издалека хриплый Славкин голос.
— Ну, очнулся, капитан Немо?
Послышался всплеск воды, как будто кто-то зашлепал босыми ногами по мелководью. Миша, дернувшись всем телом, зашелся в кашле и с трудом приоткрыл глаза. Он почему-то лежал щекой на сыром песке, перед ним, склонившись, на корточках сидел Славка, из-за его спины выглядывали любопытные лица незнакомых черноглазых пацанят, с мокрыми висюльками чубов. Миша застонал, зажмуриваясь от лучей яркого солнца, голова раскалывалась от боли, душил непрекращающийся кашель.
— Вини-Пух, ты на хрена воды столько наглотался, жажда, что ли замучила? — продолжал ерничать Славка, хлопая ладонью его по спине. — Ладно, хватит валяться и пузыри пускать. Поднимайся, кровь надо остановить.
— Какую кровь? — пробубнил Миша, еле ворочая поцарапанным языком.
Он сделал попытку приподняться, но сильное головокружение сбило и уложило его обратно на песок.
— Нос и лоб тебе расшибло! Вон полюбуйся на свой шлем! Треснул как грецкий орех. Не выдержал. Если б не эти пацаны, не выловил бы тебя. Ты уж извини, пришлось пальцами язык вытягивать, чтобы дыхалка заработала. Скажи спасибо, булавки под рукой не оказалось, а то бы пришпилил бы его к одежде, согласно инструкции по спасению утопающих.
Мишка моргнул вместо ответа. Язык болел и, похоже, опух. Что Славка умудрился с ним сделать?
— Это ты во всем виноват, — продолжал Славка, роясь в походной аптечке. — Последний порог, последний порог! И чего я тебя только послушался? И вообще, все твоя идея, так что теперь давай-ка, сожми зубы и терпи, пока я тебе на рану спиртом плесну.
Мишка терпел. Возразить ему было нечем. Действительно, на этот раз место сплава выбирал он, и карту достал, вроде бы — назубок ее знать должен. Со Славкой таких неприятностей никогда не происходило — уж сколько раз они ходили на байдарках по горным рекам. В это лето Тихонов подбил компанию ехать на Северный Кавказ. Сначала замахнулись на маршрут по реке Белой, но потом от него отказались. Слишком рискованно, довольно высокая категория сложности, Мишка без соответствующей подготовки не смог бы участвовать, поэтому маршрут решили сменить и остановились на менее сложном маршруте, притоке Белой, реке Пшехе. Категория сложности как раз подходила для не очень опытных байдарочников. Мишке уж очень хотелось доказать, что в следующий раз его можно брать и на более сложные реки, готовился к сплаву тщательнейшим образом, но с самого начала все шло наперекосяк.
Когда подошло время похода, группа туристов-водников за неделю развалилась буквально на глазах, словно карточный домик. Пашка Лихачев попал на больничную койку с приступом острого аппендицита, а Антон Численко, главный штурман, осчастливил всех неожиданным сообщением, что не сможет составить компанию из-за натянутых отношений с женой. Решил остаться укреплять семейные узы. Поехали в итоге только Славка и Миша. Они пытались за оставшиеся дни найти кого-нибудь для сплава, но безуспешно. У всех свои дела, свои планы, свои проблемы.
— Ну и черт с ними! Поедем вдвоем! — сказал Славка. — Конечно, нарушаем технику безопасности, но не пропадать же отпуску. Когда отпуск еще летом дадут?
Собрав снаряжение, пошли за байдаркой, которую Славка хранил в гараже своего двоюродного брата. По пути напарник заскочил в магазин и появился с бутылкой шампанского.
— Надо же отметить наше отплытие! — сказал Славка, улыбаясь.
В гараже с большим трудом разыскали байдарку, которую хозяин гаража закинул в дальний угол и забросал всяким барахлом. Славка тщательно проверил комплектность, все ли на месте. Произнес вдохновенную торжественную речь по поводу будущего путешествия, откупорил бутылку и приложился, как лихой гусар к горлышку. Одуревшее от летней жары шампанское буквально взорвалось, щеки у Славки раздулись, словно мыльные пузыри. Он закашлялся, и шипящая пена полезла отовсюду, изо рта, из носа, из ушей.
— Черт побери! — ругался Славка, утирая платком мокрое липкое лицо и залитую на груди рубашку. – Что за шампанское нынче продают?
— Надеюсь, в дорогу брать не будем?
— Тихонов, не учи ученого.

В Краснодаре, куда они прилетели, неувязки продолжали преследовать их по пятам. В аэропорту умудрились сразу же попасть в историю. У каждого из них было по два груза: рюкзак и часть байдарки. Со взлетной полосы пассажиров к выходу в город подвез автомобиль с вагончиками. Немногочисленные пассажиры быстро покинули транспорт, а Миша, укрепляя свою кладь, замешкался и не успел. Пока он собирал свои вещи, автобус закрыл двери и поехал вместе с ним в сторону терминала, где ожидала партия отлетающих пассажиров. Потребовался целый час, пока Миша, наконец, выбрался и отыскал Славку, от которого услышал много «приятных» слов в свой адрес.
Был уже вечер и встал вопрос о ночевке. У Миши в Краснодаре жил знакомый турист, Володя Гладкевич, с которым он познакомился на Грушинском фестивале авторской песни под Самарой несколько лет тому назад. Он не смог дозвониться до него перед отъездом, но надеялся отыскать его дом уже на месте. Необходимо было только определиться с грузом. В камере хранения толстая недовольная приемщица встретила их злющим взглядом. Едва взглянув на снаряжение, моментально отказала принять груз. Недолго думая, Славка извлек из своего рюкзака на божий свет заветную фляжку со спиртом. После пятиминутных переговоров тет-а-тет за стеллажами с багажом проблема мигом разрешилась — тут же нашлись четыре места под их рюкзаки и упаковки с байдаркой.
Дом приятеля нашли быстро, он оказался недалеко от вокзала, через пару остановок, рядом с церковью. Володи, к сожалению, дома не оказалось. Пожилой мужчина, который открыл им дверь, сообщил, что Володя ушел в гости. Решили подождать во дворе. За пару часов томления на скамейке у подъезда Славка с Мишей из разговоров сидевших рядом бабулек узнали всю подноготную обо всех живущих в этом доме. Это был необычный дом, таких, наверное, осталось немного, со своими милыми традициями, с душевным теплом их обитателей. Мише поневоле вспомнились строки из песни Анжелики Варум:

На нашу улицу в три дома
Где все просто и знакомо на денек
Где без спроса входят в гости
Где нет зависти и злости - милый дом
Где рождение справляют
И навеки провожают всем двором…

Когда начало смеркаться, к скамейке подошла, мило воркуя, молодая парочка, девушка с высоким крепким парнем, они перебросились парой фраз с бабульками и скрылись в подъезде.
— Нет, подожди, я все-таки спрошу! — послышался голос девушки, и она вновь вышла к скамейке.
— Скажите, а вы случайно не Володю ждете? — обратилась она к нашим героям.
Миша удивленно вскинул брови.
— Да, Володю Гладкевича.
— Он знает, что вы приехали?
Миша вкратце объяснил ей, кто они такие и откуда.
Девушка всплеснула руками.
— Что же вы сразу не сказали папе? Володя вернется поздно. А вы, конечно, голодные и уставшие. Пойдемте, я вас борщом накормлю.
Они со Славкой переглянулись — вот это номер! Такого они точно не ожидали! Поднялись вслед за ней наверх, где их радушно встретили отец и мать Володи. Посидели, поговорили, обменялись впечатлениями. После ужина гостей проводили в Володину холостяцкую комнату, там они обнаружили рядом с диваном в углу целую гору туристического снаряжения. Тут были и спальные мешки, и палатки, и коврики, и ледоруб с «кошками». Ошибиться в интересах хозяина комнаты было бы невозможно.
Славка, расположившись на расстеленном на полу спальнике, сразу же ушел в «отключку». Мишка щелкнул его по носу — ноль реакции. Тихонов всегда завидовал его способности засыпать в любое время и любой обстановке. Сам он обычно, оказавшись на новом месте, как не старался, долго не мог уснуть, даже не смотря на дикую усталость. К тому же, он хотел дождаться Володю и посмотреть на его реакцию, ведь их приезд был полной неожиданностью для краснодарца.
Володя обрадовался, долго тискал Мишку в крепких объятиях, но в обморок от удивления не упал — неожиданные гости, друзья былых походов, настолько часто приезжали к нему, жителю богатых природой мест, что он уже перестал удивляться и воспринимал их появление, как очередную приятную новость.
Утром после завтрака Володя показал им город и сводил в местный турклуб, где познакомил со своими друзьями-туристами, от которых они узнали подробности предстоящего маршрута.
Мишка все поражался удивительной проницательности Володиной сестры.
— Мы еще четыре часа парились бы у подъезда, если бы она нас не вычислила!
— Ничего тут удивительного нет, — возразил, улыбнувшись, Володя. — У меня часто останавливаются друзья, туристы из других городов, так что мои родные всегда готовы оказать гостеприимство. Помню, такой случай. Еду как-то в автобусе домой с работы и гляжу, впереди меня стоит девушка с рюкзаком, в штормовке. Смотрю на нее и размышляю, интересно, куда она едет. Автобус останавливается у моего дома, девушка выходит и направляется в мой двор. У подъезда догоняю ее и спрашиваю: «Вы не к Гладкевичу?», а она кивает утвердительно. Вот так я ее и вычислил, потому что с рюкзаком и в штормовке могли идти только ко мне. Оказалось, она из Нижнего Новгорода, направлялась на Кавказ, догоняла свою группу. Друзья дали ей мой адрес, чтобы было, где остановиться.
— Так ты, оказывается, знаменитость!
— А то! — ответил Володя с серьезным видом, но потом не выдержал и рассмеялся.

В тот же день Слава и Миша уже были на месте, в станице, откуда собирались начать сплав. Выгрузили из машины свой нехитрый походный скарб. Огляделись. Никого. Словно вымерли все вокруг. Только куры топчутся, кудахчут, да гуси изредка гагочут у огромной лужи, что посреди улицы. Солнце палило просто невыносимо.
— Я пойду разведаю, вон там за кустами, кажется, река начинается. Посмотрю подходы поудобнее, — сказал Славка, напялив на глаза солнцезащитные пижонские очки. — А ты никуда ни ногой, а то еще чего доброго снаряжение аборигены сопрут.
Славка скрылся в густых зарослях, откуда доносились отзвуки горной реки. Миша лениво развалился на скамейке нога на ногу, стал созерцать окрестности. Тишина и пусто.

Славка Зайцев учился когда-то вместе с Мишей в радиотехническом техникуме, после окончания которого Миша устроился на завод в серийно-конструкторское бюро, надо было помогать матери. Славка же поступил на дневное отделение политехнического института. В силу своего свободолюбивого характера он год провалял дурака в храме науки, пропадая в походах, гоняя на мотоцикле, пока его не отчислили за целый букет несданных хвостов. Служащие военкомата уже в предвкушении потирали руки, питая надежду захомутать осенью молодого непоседу в вооруженные силы. Но не тут-то было. Славка вновь сдал на отлично вступительные экзамены и поступил на тот же факультет, с которого его несколько месяцев назад вежливо попросили. На этот раз его хватило только на первый семестр, пока в его жизни не появилась юная пассия, с которой он познакомился в одном из турпоходов. Какая уж тут учеба. Непутевого Славку снова отчислили. Весной его призвали в армию, в ВДВ. Отдав Родине должок, он вернулся домой в звании старшего сержанта и устроился на тот же завод, где работал Мишка, в тоже подразделение, в тот же отдел, и даже в ту же конструкторскую группу, где занимался разработкой печатных плат.

Протащилась мимо какая-то одинокая бабка с ведром, с любопытством уставившись на приезжего и его багаж. Так прошел почти час, Славка как сквозь землю провалился. Миша начал уже не на шутку беспокоиться. Вдруг со стороны реки донеслась песня, да не просто песня – казалось, целый хор ее исполнял, на манер кавказских боевых песен. Миша вскочил на ноги. Из кустов вынырнула жилистая фигурка Славки.
— Я уж думал, тебя местные туземцы прирезали и распевают хором ритуальную песню.
— Какие туземцы, Пух? Какой хор? Это всего лишь один мужик поет!
— Да быть не может!
— Сейчас сам убедишься!
Продравшись через колючие густые заросли, они очутились на обрывистом берегу, над поворотом реки. Внизу, на противоположном стороне, по колено в воде стоял загорелый мужчина и забрасывал сеть, при этом распевая песню, которую Миша слышал, сидя на автобусной остановке. Как ему удавалось имитировать целый мужской хор, одному богу известно, но получалось у рыболова это здорово.
— Вот, отсюда и стартуем.
— Прямо отсюда?
— Ага. С того берега, наша задача перебраться на ту сторону! Там и временный лагерь разобьем. Вон, видишь, справа трубопровод над рекой. Вот по нему и переберемся.
Высоко над бурлящим потоком висел трубопровод с приваренными к нему перильцами из железного толстого прутка. Подошли к переправе, трубопровод представлял собой две рядом расположенные трубы большого диаметра.
— Я пойду первым, разведаю, что да как, потом уж ты! — сказал Славка и, держась крепко за перильца, ступил на трубу. Когда он дошел до середины, трубы под его шагами стали раскачиваться из стороны в сторону. Амплитуда становилась все больше и больше. Зайцев временно застопорился на середине, дожидаясь, когда утихнут колебания, потом снова тронулся в путь. Добравшись до того берега, он помахал Мише рукой, мол, давай стартуй.
Миша с неудобным тюком за спиной, в котором находилась разборная байдарка, ступил на трубы. Пройдя метров двенадцать, он почувствовал, как они стали раскачиваться под его шагами. Но самое неожиданное его ждало впереди, когда он наткнулся на перемычку из железного прута, приваренного поперек, между перилами. Чтобы миновать эту преграду, надо было встать на колени и проползти под перемычкой, и таких перемычек было четыре. Миша осторожно, не делая резких движений, медленно опустился на колени. Трубы под ним ходили ходуном, норовя, словно норовистая лошадь, сбросить его; далеко внизу грозно шумела горная река. На мгновение он задержал дыхание, борясь с подступившей тошнотой, но потом все прошло. С грузом по трубам пришлось проходить дважды — переправив тюки с байдаркой, они вернулись за тяжелыми рюкзаками и прошли путь вновь.
На другом берегу раскинулся сад, деревья в нем буквально усыпало молодыми яблоками. Исследовав берег, Слава выбрал место для палатки. К ним по воде подошел рыбак, полюбопытствовал об их планах. Не одобрил.
— Надо было выше забираться, до Волчьих ворот, там и пороги выше, и поток мощнее, там прошлой весной один турист из Норильска утонул.
— Нет уж, нам и здесь неплохо, — ответил на заманчивое предложение рыбака Славка.
Ночью Миша выглянул из палатки по нужде и содрогнулся в испуге: вокруг в кромешной темноте кто-то бродил с крошечным фонариком, огоньки мелькали то там, то здесь. Потом до него дошло, что это в темноте летают светлячки.
Утром его бесцеремонно растолкал Славка. Солнце было уже высоко, пора было заняться сборкой байдарки. Пока напарник собирал дюралевый каркас, Тихонов, вложив один надувной шарик в другой, надрывая щеки и легкие, пытался надуть шары, чтобы использовать их в качестве емкостей непотопляемости в носу и в корме суденышка.
Погода стояла замечательная. Купались в горной реке прямо в одежде, которая высыхала на солнце буквально в считанные минуты. Прожили они на этом месте у порога три дня. Несколько раз Миша фотографировал, как опытный Зайцев преодолевает на байдарке буруны, ловко лавируя меж торчащими из воды «бойцами». Потом настала его очередь пронестись через гряду кипящих бурунов. Он оттащил байдарку подальше за поворот. Забрался в нее и оттолкнулся веслом от берега. Сердце бешено колотилось, он задержал дыхание и прислушался к предстоящей опасности. Байдарку несло вперед, прямо к повороту. Чтобы его не снесло на камни перед изгибом реки, он быстрыми ударами весла достиг середины потока. И тут он совершил грубейшую ошибку: сделал сильный гребок со стороны течения. Суденышко мгновенно с дикой силой выбило из-под него...
Славка с фотоаппаратом в руках в нетерпении топтался в ожидании, когда появится напарник. Но к его удивлению из-за поворота показалась перевернутая байдарка, которую несло стремительным потоком на буруны, из-за байдарки выглядывала Мишина голова в хоккейном шлеме: он плыл в спасательном жилете, держась за судно. Когда неудачник преодолевал ревущие буруны, байдарка вновь перевернулась и наполнилась водой, и ее стало буквально месить в водной стихии, словно в ступе. Славка на берегу задергался от волнения, то ли фотографировать, то ли хвататься за веревку и спасать друга. Все-таки пару кадров к радости благодарных потомков он щелкнул и бросился в воду на перехват.
Полдня они приводили в чувство свое пострадавшее суденышко, ему изрядно досталось в водовороте. Привальный брус безжалостно вывернуло, шурупы, держащие его, вырвало с мясом. Дюралевый каркас выгнулся дугой, еще бы немного и он бы переломился.
После обеда, Миша предложил еще по разу преодолеть злосчастный участок реки, но Славка тут же пресек его желание:
— Нет уж, хватит с нас приключений. А то так и до финиша не доплывем. И байдарка у нас всего одна и та еле живая.

Стартовали утром. Река несла свои талые воды, изобилуя крутыми поворотами, то ускоряя свое течение, то замедляя, то обрушиваясь мощными валами на хлипкое суденышко, то на мелководье угрожающе царапая днище байдарки подводными камнями.
Вечером сделали привал. Вытащили на высокий противоположный берег байдарку, поставили палатку, разожгли костер.
— Давай тяпнем по маленькой за боевое крещение, — предложил Славка, выуживая из рюкзака на божий свет армейскую фляжку со спиртом. Но Миша наотрез отказался, он чувствовал себя разбитым, словно весь день разгружал вагоны, даже есть не хотелось.
— Как знаешь, а я выпью. Кстати здорово помогает после трудного дня, — сказал Славка, наливая себе.
Потом с наслаждением закурил и стал рассказывать всякие байки про свои прошлые походы, про сплав по Иркуту, по Уде, по Китою, но Миша его почти не слушал. Впервые с начала затеи он ощутил беспокойство. И черт его дернуло отправиться в этот поход, ведь неспроста кем-то свыше был уготован развал их группы. Значит, не суждено. Так, нет  же, все-таки решили ехать. А если, не дай бог, случится с ними что-нибудь. Кто спасать их будет?
На следующий день состояние не улучшилось. Тупо ныла шея, от долгих маханий веслом ломило плечи и кисти рук. У Славки тоже видок был не лучше, он держался, но вчерашнюю презентабельность как водой смыло. Напахались они накануне прилично, силы не рассчитали.
Через пару часов грести стало легче, мышцы и суставы разработались, пришли в норму. Опасных участков практически не попадалось, если не считать одного коварного прижима, когда сильным течением их прижало к отвесному берегу. Миша инстинктивно попытался было упереться веслом в берег, но страшный окрик и ругань Славки вовремя остановили его.
— Ты что? Опупел что ли? Чуть из-за тебя не перевернулись, балда! — набросился на него приятель. — Кто же веслом отпихивается? Ты чуть не помог течению выбить байдарку из-под нас!
Миша обиженно молчал, хотя внутренне понимал, что чуть не стал виновником трагедии. Неожиданно река раздвоилась: одна протока, более стремительная, уходила влево в сторону берега, поросшего лесом; другая, наоборот замедлялась и огибала лес.
— Куда теперь?
— Налево, конечно, там скорость! Неужели будем выгребать, высунув языки как рабы на галерах по тихой воде! Наверняка, потоки за лесом соединяются.
Левый рукав исчезал в зарослях леса. Поток начал сужаться, скорость течения возрастала с каждой секундой. Свесившиеся с берега кусты и ветви деревьев мешали, цеплялись; приходилось от них уворачиваться, словно тореадорам на арене от рогов быка, пригибаться и отмахиваться веслом. Больше всего доставалось Мише, сидящему впереди. Кое-как они продрались сквозь преграду, и их понесло дальше. Байдарка летела как стрела, выпущенная из арбалета. Сбоку на берегу промелькнуло перекошенное от испуга лицо рыболова в соломенной шляпе, который от неожиданности чуть не свалился с походного стульчика, когда они пронеслись на космической скорости мимо. Лес кончился, потоки соединились. Скорость течения резко упала.
На третий день около полудня им попался довольно сложный участок реки. Русло перегораживали затор из унесенных рекой деревьев с торчащими во все стороны корневищами и каменистые глыбы, между которыми зияли две «бочки», два засасывающих водоворота. Оставался один путь между водоворотами по сливу, напоминающему собой узкую дорожку. Миша поднял весло, чтобы не мешать напарнику управлять суденышком. Славка филигранно справился с поставленной перед ним задачей, провел байдарку через опасный участок. Судя по карте, это и был последний порог на их маршруте. Они расслабились, бросили весла, стали глазеть по сторонам, предоставив байдарке самой плыть по течению. Слева на высоком берегу белели домики, чуть дальше была видна водонапорная башня. Откуда-то издалека доносился монотонный приближающийся шум.
— Что это? Шумит что-то, — произнес озадаченный Миша.
— Да не обращай внимания, это поезд, вот тут на карте железнодорожный мост через реку обозначен, — ответил Славка, пряча карту обратно в непромокаемый пакет. — Ты же карту изучал, что, забыл? Джамайкааа!!!! — вдруг заорал на всю Ивановскую Славка, сладко потягиваясь.
— Странно, — через некоторое время отозвался недоверчиво Миша. — Что-то поезд подозрительно долго шумит.
Вынырнув из-за поворота, они ахнули: впереди рокотал тот самый последний порог, обозначенный на карте, за который они приняли пять минут назад гряду камней и водовороты. Их ошибка прояснилась позже. Оказывается, река, подойдя к станице, снова уходила от нее, делая своего рода подкову, и вновь возвращалась к ней с другой стороны. На карте же этого не было видно, просто был отмечен порог рядом с населенным пунктом. Зайцев побелел.
— К берегу! — завопил отчаянно Славка, судорожно хватаясь за весло и пытаясь мощными гребками развернуть байдарку. Но было уже поздно. Их неумолимо несло на кипящие буруны. Миша растерялся, не зная, что предпринять.
— Суши весла!!! Не мешай мне!! — прокричал сквозь шум воды побледневший напарник, умело орудуя веслом. Обливные глыбы порога представляли собой что-то подобие шахматной доски, и чтобы пройти его требовалось не только хладнокровие и большое искусство, но и предварительное изучение опасного участка.
Байдарка лавировала между скалами-бойцами, с трудом уходя от неминуемого столкновения. Но в одном месте ее нос глубоко зарылся во вспененный бурун, и суденышко развернуло и бросило в одну из «бочек». Все вокруг кипело, Славке явно не хватало действий напарника, чтобы высвободить суденышко из плена пучины. Неожиданно байдарка вздыбилась, словно упрямый мустанг, в районе кормы что-то хрустнуло, и она завалилась на бок. Экипаж накрыло волной, ребята оказались бушующем водном хаосе. Мишу кидало из стороны в сторону как соломинку; крутя волчком, переворачивая через голову. Удары градом сыпались со всех сторон, будто по нему молотили как по наковальне. Не выдержав нагрузки, неожиданно лопнул ремешок между ног, пристегнутый к спасательному жилету. Надутый жилет всплыл на поверхность, словно пробка, закрывая обзор и мешая дышать. Миша отчаянно забарахтался, безуспешно пытаясь одной рукой стянуть жилет обратно вниз, чтобы глотнуть чуточку воздуха. Выпустив мешающее весло, он обеими руками вцепился в непокорный жилет, делая попытку усмирить его. Водника опять закрутило в бурном потоке и швырнуло на скользкую блестящую глыбу. Удар. Боль…

Замелькал яркими вспышками свет, он почувствовал тупую боль в ушах от нарастающего страшного гула. Откуда-то вдруг возникли звонкие детские голоса, только он никак не мог их разобрать. Перед глазами с неимоверной скоростью завращался причудливыми узорами калейдоскоп из разноцветных стекляшек. И тут резко вновь наступила тишина, нарушаемая глухими одиночными ударами, похожими на удары по большому оркестровому барабану. Неожиданно вновь откуда-то прорвался щебет детских голосов…
Пока Миша с помощью Славки приходил в себя, ребячьей ватаге удалось притащить покореженную байдарку, которую выбросило на отмель в метрах трехстах от порога.
— Ну и видок у тебя! Такое впечатление, что ты все двенадцать раундов мужественно продержался против Тайсона, — сказал он, осторожно обрабатывая другу раны на лице.
— Страшный?
— Да нет, не сказал бы. Квазимодо был страшнее. Не переживай, до свадьбы заживет!
— Вот тебе и поезд, — криво через силу улыбнулся разбитыми губами Миша, осторожно дотрагиваясь пальцами до марлевой повязки.
— Не говори. Дуралеи мы с тобой, Тихонов. Но ты, Пух, в рубашке родился. Второе рождение, можно сказать. Смотри, не промотай.
— Что не промотать?
— Вторую жизнь не промотай, дурень.
Мишка ничего не понял, кроме того, что ему действительно крупно повезло.


ГЛАВА 2

В магазине было шумно и тесно. В преддверии новогодних праздников за покупками ринулись даже те, кто в другие дни о такой мелочи, как внимание близким в виде милых подарков, даже не задумывается. Лихорадка покупок охватила весь город и люди, срываясь в обеденный перерыв с рабочих мест, вместо приятного занятия в виде поглощения пищи занимались суетливыми поисками подарков самого разного калибра — маленьких и больших, дорогих и чисто символических. Обстановка магазинов как нельзя лучше способствовала всеобщему настроению — повсюду красовались ярко наряженные елки, увешанные гирляндами и мерцающими огнями, играла веселая музыка и красочные коробки в подарочной обертке под елкой призывали не забывать порядочных граждан о необходимости совершения священного акта покупки.
Грузная женщина лет шестидесяти, запыхавшись и слегка одурев от духоты в переполненном супермаркете, с героическими усилиями продиралась сквозь толпу, крепко сжимая одной рукой ладонь мальчика лет пяти, а другой — большой пластиковый пакет с разноцветными коробками.
— Бабуля, а если ты подарки купила, то Дед Мороз уже к нам не придет?
— Да нет, Егорушка, просто я подумала, а вдруг он окажется занят и не успеет всем подарки найти, вот я ему и помогу — припасу на всякий случай. Но он обязательно к нам придет.
Малыш сдвинул брови, пытаясь уложить в голове мудреную бабушкину версию. Вроде бы правдиво, но что-то тут не сходилось. Если Дед Мороз все знает и такой волшебник, как он может не успеть найти всем подарки? Юный следопыт Егор так задумался, что совершенно не замечал людей вокруг и очнулся уже тогда, когда на полных парусах втемяшился головой во что-то мягкое и очень приятно пахнущее. Он поднял голову и увидел девушку в бордовой вязаной шапочке, из-под которой веером распустились густые волны каштановых волос. Из-под челки на него смотрели смеющиеся карие глаза.
— Ой, простите ради бога! — воскликнула бабушка Егора. — Егор, ну что же ты! Надо же под ноги смотреть хоть немного! Извините, девушка.
— Ничего страшного, — засмеялась обладательница чудесного запаха и бордовой шапочки. — Замечтался!
Раскрасневшаяся женщина крепче схватила Егора за руку и пошла дальше. Он еще раз оглянулся — его «жертва» весело помахала ему вслед.
«Забавный малыш», — подумала Лика. Она в который раз окинула взглядом прилавок и вздохнула. С подарками у нее сегодня не складывалось. В последнее время выбирать подарок Анатолию становилось все сложнее. Это казалось странным и нелогичным — ведь по логике вещей она должна была бы с годами узнавать вкус мужа все лучше и лучше, а на деле происходило обратное. С каждым разом ее неуверенность в выборе только росла. А вдруг ему это не нужно? А вдруг он скажет, что слишком вычурно и вообще не в его стиле? Хуже всего, если вообще ничего не скажет, но и использовать потом не станет.
Лика Рогожина любила делать подарки. Причем любила делать подарки намного больше, чем получать их. В этом была своя прелесть — придумать, выбрать, преподнести сюрприз. И раньше, еще до замужества, игра эта была чуть ли не самым приятным составляющим всех праздников. У них в семье каждый принимал в этой игре участие. Две сестренки, Лиза и Маринка, сама Лика и даже родители тщательно готовились к вручению подарков. Городок, в котором родилась и выросла Лика, был небольшим, и выбор среди товаров был достаточно небольшим. Тем интереснее было подобрать что-то индивидуальное, оригинальное, привнести что-то свое. Праздники в их семье отмечались всегда дома, с множеством гостей, играми и непременным застольем.
Лике очень хотелось бы поехать как-нибудь вновь на Новый Год к родителям, чтобы, как в былые времена, было тепло и весело. Нельзя сказать, что замужняя жизнь ее была унылой. Просто переехав с мужем в большой город, она уже не могла оставить его и уехать домой на праздники одна. А Толик ехать не хотел — здесь у него была своя семья, в которой были свои устоявшиеся традиции. И одна из них — в новогоднюю ночь праздновать всей семьей в ресторане. В этом была своя прелесть — концертная программа, шоу, не надо ничего готовить, и ничего потом убирать за гостями. Но шум музыки обычно заглушал родные голоса, а помпезная ресторанная атмосфера разбавляла тепло и уют семейной компании. Тем более что в окружении родственников Анатолия Лика никогда не ощущала себя расслабленно и комфортно.
Лика направилась к выходу. Еще раз улыбнулась, вспомнив смущенное личико сорванца Егора. У нее мог бы быть сын такого же возраста. Но не суждено. В первый же год ее замужества у нее случился выкидыш, а потом было не до этого. Окончание института, дипломная, поиски работы. Толик настойчиво уговаривал ее подождать. Как подозревала Лика, не обошлось тут без влияния «любимой» свекрови. Толик готовился к защите докторской и ребенок мог помешать молодому гению физических наук. В принципе, они были правы, и Лика это понимала и не спорила. Она молода, в двадцать семь лет нет повода торопиться рожать. Особенно, когда на носу докторская мужа. Тут надо за мужем ухаживать и создавать ему условия, а не подгузники орущему малышу менять.
Она так и вернулась домой с пустыми руками. «Придется завтра опять с работы срываться в обеденный перерыв», — с грустью подумала она. К тому же ей надо что-то и свекрови со свекром подыскать, Толик попросил сделать это за него. Она вошла в квартиру, повесила пальто в шкаф в прихожей и задержалась у зеркала. Щеки так разрумянились от мороза, словно их натерли свеклой. Она улыбнулась сама себе и прошла на кухню. Толик в обычной своей манере сидел и читал за столом, попутно жевал бутерброд с ветчиной и запивал минералкой прямо из бутылки.
— Привет. Опять кусочничаешь?
Она чмокнула его в затылок.
— Угу. Ты чего так поздно?
— На работе задержалась. Под вечер подкинули перевод и, как всегда, срочно.
— Маме нашла что-нибудь?
— Подарок? Нет. Что-то ничего в голову не приходит. Хочется оригинальное что-то подобрать, но пока — увы. Завтра еще раз попробую.
— Угу.
Толик вновь уткнулся в книгу.
— В холодильнике пирог же есть, и суп. Разогрел бы, чем бутербродами давиться.
— Угу.
Он кивнул, но она сильно сомневалась, что он услышал хоть одно слово из сказанного. Впрочем, она привыкла. Как и к тому, что если ее не было дома, он никогда даже не разогреет себе еду, не то, чтобы приготовить. Свекровь нет-нет, да пускала стрелы в адрес снохи по этому поводу. Но что же делать — у Лики была своя работа, и работа иногда требовала от нее задержаться. Кто же виноват, что Анатолий такой неприспособленный в быту? Максимум на что способен — нажать на кнопку электрического чайника и вскипятить воду для чая. Все остальное — не его прерогатива. Лика не прочь была повозиться на кухне и приготовить что-нибудь вкусненькое, но проводить у плиты двадцать четыре часа в сутки она не была готова. Да если и посмотреть на нее — на пышнотелую щекастую повариху она не тянула. Напротив — Лика обладала таким хрупким телосложением, что иногда казалось, подует ветер — и унесет ее, подхватит, как снежинку, поднимет, закружит и взмоет в небо. Ее почти прозрачная кожа резко контрастировала с темно-карими глазами и оттенялась такими же темными волосами. Веки казались даже голубоватыми, как у белокожих младенцев. Мама, бывало, называла ее хрустальной принцессой, папа все беспокоился, не больна ли она чем. Но Лика не была больна — просто хрупкость и тонкокожесть являлись частью натуры. Впечатлительность порой играла с ней дурные шутки — эмоции перехлестывали за край, и в этом море очень сложно было разобраться, где истинные чувства, а где подмена.  Наверное, именно так и случилось, когда она познакомилась с Анатолием. Она тогда училась на факультете Иностранных Языков и ее, как одну из лучших студенток, отправили переводить на конференцию физиков, организованную их институтом. Конференция была не очень больших масштабов, да и иностранных гостей раз-два и обчелся, но поддержать репутацию института было важно, и Лика старалась не упасть лицом в грязь. Там-то она и увидела Анатолия, представляющего научный доклад. Он делал это так вдохновенно, увлеченность темой буквально поглотила его и сделала в глазах Лики просто нечеловечески прекрасным. Они встретились после конференции, потом он пригласил ее помочь ему с переводом еще раз, но уже в другом городе, а потом сделал предложение. Были между этим и разговоры по телефону, конечно, и несколько встреч, и представление родителям, но все прошло на фоне такого восхищения талантом Анатолия, что Лика даже не отдавала себе отчета, в какой омут она бросается с головой.
Потом был переезд к мужу в чужой город, новое место, новая работа. Только вот с новыми друзьями как-то не складывалось. Дома все было родным, подруги — те, что еще с детства рядом были, родные — всегда поддержат и поймут. А тут — незнакомый город показался даже немного агрессивным поначалу. Не так-то легко было вписаться в новый круг. Были однокурсницы, коллеги, но никто из них не стал ей близкой подругой. Понимала ли она, что причиной тому был, среди прочего, и ее муж? Вернее сказать, ее замужняя жизнь. Новый статус — жена. Но не просто жена. От Лики ожидалось, что она подчинит мужу все свое свободное время, что все ее интересы будут направлены на него, вся ее энергия — на его рост, на их семью. Так оно и было. Но после второго года замужества ее энергия иссякла. Не физическая, душевная. Постоянно отдавая, она ощутила себя опустошенной. Шли недели, месяцы, годы, а жизнь их с Толиком не менялась. Все те же обязанности. Все те же ожидания. Только вот видеть его в роли талантливого физика ей приходилось все реже и реже, зато все чаще — в роли довольно неприспособленного мужчины, ленивого до душевных изысков, сконцентрированного по большей части на себе и совершенно искренне не понимающего — с чего это его жена стала такой молчаливой и так редко улыбается?
— Толик, а давай поедем на этот Новый Год к моим?
Он оторвался от книги, снял очки и уставился на нее, как на инопланетянина.
— А как же родители?
Изумление в его глазах граничило с испугом. Он словно оказался перед угрозой возможного конфликта, что ставило его в тупик и пугало.
— Но… Толик, милый, мы ведь с твоими каждый год вместе отмечаем, а моя мама так соскучилась, я ее уже год не видела.
— Лика… Но ты же знаешь. Мы уже пригласили семью моего руководителя, неудобно будет отказаться. Может, съездишь позже, после праздников?
— Меня не отпустят с работы. Ладно, пойду переоденусь и разогрею ужин.

Лика опустила глаза. И зачем она только спросила? Ясно ведь, что он ответит. Но маму увидеть действительно очень хотелось. И сестренок. И подруг. Просто поболтать, посидеть на уютном диване и не думать ни о чем, кроме того, как тебе хорошо. «Словно маленький ребенок!», одернула она себя. Ну да, так оно и есть. Вполне естественно — когда взрослому человеку плохо, он стремиться туда, где ему комфортнее всего. В ее семейном гнездышке ей уже было некомфортно. И не было ведь явной причины для этого, просто… Просто увлечение, возникшее на фоне ослепления талантом Анатолия, потеряло свой источник. Она могла бы стать ему отличной коллегой-ассистенткой, но роль жены требовала иных взаимоотношений, более сложных, тонких, насыщенных иными мотивами, иными словами.
Свекровь, умная женщина, почувствовала опасность еще задолго до того, как она обрела реальные очертания. У ее сына был сложный и ответственный момент в карьере, и ее обязанностью было оградить его от возможных стрессов.
— Лика, дорогая, брак — это трудное дело. Он требует от женщины больших усилий, поверь мне! Я вижу, что тебе порой нелегко, но ты должна постараться перешагнуть через некоторые моменты достойно.
— Я не понимаю, о чем вы, Елена Павловна.
— Прекрасно понимаешь, Лика. Все мы, женщины, время от времени проходим через эти трудные периоды в браке. Но только слабохарактерные люди склонны к непоправимым разрывам, они просто ленятся приложить усилия и преодолеть препятствия. Куда легче хлопнуть дверью и уйти.
Лика что-то не помнила, чтобы ее родителям приходилось прилагать такие уж неимоверные усилия для сохранения их брака. Или она просто не замечала?
— Не спеши делать выводы и принимать скоропалительные решения. Поспешность в таких делах — просто убийственна. Ты можешь потерять все, но ничего не приобрести.
А было ли, что терять? Лика задавала себе это вопрос тысячи раз, и с каждым разом находить ответ становилось все сложнее.
Хотелось домой. Хотелось к маме. Хотелось укутаться в пуховое одеяло и уснуть.
— Лика, ты идешь? Я умираю с голода!
Меньше всего хотелось идти и греть ужин, чтобы потом поглотить его в полном молчании, наблюдая, как муж продолжает поглощено читать книгу и вряд ли замечает, что вообще попадает в его желудок. Но в голове все еще звучали слова свекрови о слабохарактерных людях. Она не хотела быть слабохарактерной. Она просто хотела быть счастливой, но не понимала — а как это? Может, она уже счастлива, просто не осознает этого? А может, счастья и нет вовсе, придумали романтики, чтобы разволновать умы легковерных граждан. Нет, не может быть такого. Она видела. Она знала, какие бывают глаза у счастливых людей. Она смотрит на себя в зеркало и не видит ничего даже отдаленно напоминающего счастье.


ГЛАВА 3

В понедельник с утра Мишу Тихонова озадачил начальник отдела Евгений Михайлович Ястребов. Необходимо было срочно спаять макет опытного образца изделия, на серийный выпуск которого отдел возлагал большие надежды на будущее. Тихонов, несмотря на свои двадцать два года, уже успел заработать репутацию «золотых рук и светлой головы» в серийно-конструкторском бюро. Он учился на четвертом курсе заочного отделения политехнического института и работал на заводе в конструкторском бюро инженером. После успешного окончания техникума он пошел на завод, сколько можно здоровому парню сидеть на шее у матери, сначала он несколько месяцев проработал регулировщиком радиоаппаратуры в одном из цехов, а потом уже перешел в одну из лабораторий СКБ.
Миша давно уже привык к неожиданным заданиям начальства, и если ему поручалось спаять новый макет, ему, как правило, никто не мешал. Кроме, разве что, его непосредственного начальника, руководителя группы Федора Федоровича Белова, который имел извечную привычку весь день суетиться и мельтешить, мешая всем работать. Это был юркий маленького росточка человечек, который в силу своего холерического характера, не мог и секунды усидеть на одном месте, в голове у него ежеминутно роились и рождались интересные глобальные идеи, которыми он тут же начинал «грузить» своих подчиненных. Особенно доставалось Тихонову, как самому молодому сотруднику в лаборатории. В его обязанности входило воплощать в жизнь все гениальные наработки руководителя в жизнь, причем тут же, незамедлительно. У Федора Федоровича из-за его несобранности часто возникали с сотрудниками острые конфликты и всевозможные истории. То он нечаянно сядет на горячий паяльник, то уронит на ногу тиски, то в гараже упадет в смотровую яму, то куда-нибудь вляпается, то потеряет важную бумагу, то, уйдя домой, по рассеянности наденет чужое не по росту пальто, то отмочит еще что-нибудь... Срываясь, он во всех свалившихся на его голову бедах винил подчиненных. Но отдать должное, «котелок» у него варил замечательно, нестандартно. Руководство СКБ высоко ценило его как отличного специалиста.
Белов работал на заводе уже лет двадцать пять. Рабочий стол Федора Федоровича представлял собой уникальное зрелище, это была настоящая свалка, состоящая из обилия нужных и груды ненужных бумаг, чертежей, всяких железок, болтов, пружин, шестеренок, каких-то частей от электронных узлов и т.д. В ящике стола вообще творилось что-то невообразимое, какого только там хлама не было, одних только сломанных авторучек можно было бы вытряхнуть целый мешок. Его любимым занятием было, периодически копаться в этом бесценном для него добре. Во время ремонта лаборатории, столы некоторое время простояли в коридоре, и кто-то из чужаков видно помог ему в реализации драгоценного хлама.
— Скоты! Покрали! Хорьки! — неоднократно вопил расстроенный Федор Федорович на всю лабораторию, поминая неизвестных похитителей недобрым словом, заметив, что часть ценного барахла куда-то бесследно исчезла.

Жизнь лаборатории скрашивали четыре представительницы прекрасного пола — Любовь Николаевна, Луиза Владимировна, Ольга Викторовна и юная лаборантка Света. Любовь Николаевна была замужем за каким-то начальником в силовых структурах и вела себя всегда уверенно, намекая, что она знает такое, что им, простым смертным, недоступно и неведомо. Ольга Викторовна помимо основной работы всю себя отдавала на профсоюзном поприще, ее за глаза называли «железной леди». Узнай она об этом, ей, вероятно, такая характеристика польстила бы. Ей нравилась командовать людьми, что-то организовывать, держать все под своим неусыпным контролем и ощущать себя человеком, от которого многое зависит. Зависело от нее, на самом деле, не так уж и много, но разбор характеристик, путевки, льготы прочие атрибуты она давно прибрала к рукам. Впрочем, надо отдать ей должное, женщина она была на редкость справедливая и никого почем зря не обижала. Сплетнями интересовалась только в целях опять-таки контроля ситуации (о сотрудниках надо знать больше!) и чаще всего вставала грудью на сторону несправедливо обиженных, даже когда ее об этом не просили.
Луиза Владимировна была помоложе их, любила поболтать, пофилософствовать, и поговаривали, что она что-то даже пописывала дома на досуге, чуть ли не роман о несчастной безответной любви. Это вполне могло оказаться правдой — натура у Луизы Владимировны была охочей до разных новостей и пикантных деталей, как то, что надо для любовных романов. Самым благодарным слушателем ее была Света, невысокая пухленькая девушка с короткой стрижкой, только что окончившая среднюю школу. Света провалилась на вступительных экзаменах в институт и вынуждена была пойти работать лаборанткой на завод. Она мало, что умела делать, хоть и старалась, но толку выходило совсем немного. В лаборатории ее держали за услужливость и дружелюбность, она старалась всем угодить, а чтобы угодить Луизе Владимировне, достаточно было просто слушать внимательно ее излияния и поддакивать в нужный момент.
Иногда скучающая Света подсаживалась к Вите Алексееву, молодому сотруднику, тридцатилетнему холостяку, чья ладонь была в два раза больше Мишиной ладони. Светка от нечего делать несла, не переставая, всякую чепуху, наблюдая, как Виктор настраивает аппаратуру. Сидя рядом, непринужденно болтая ногами, она не замечала, как короткая юбка задиралась, обнажая ее пухлые колени с ямочками. Витька, естественно, постоянно натыкаясь взглядом на эти ямочки, начинал нервничать, ерзать, и ни с того ни с сего грубить.
— Да убери ты свои коленки! Мешаешь паять! — возмущенно высказывал он Свете. Та, не понимая реакции молодого человека, обиженно надув губки, возвращалась за свой стол или пересаживалась к кому-нибудь другому из сотрудников.
Миша любил подшучивать над ними.
— Свет, у Витьки глаза скоро окосеют, ты же его фокус смещаешь на 180 градусов!
— Я не понимаю, о чем ты говоришь, Тихонов!
— Вить, ты тоже не понимаешь?
— Да отстаньте вы все от меня! Ну что за люди — не дают вообще сосредоточиться!
Жизнь в отделе била ключом. У них постоянно что-то происходило. То ли сотрудники такие подобрались, то ли еще что, но у них никогда не было скучно. На этот раз намечался грандиозный шахматный турнир. В среду в конце рабочего дня все занимались подготовкой. Обставили все чинно и благородно. Освободили столы для шахмат, на доске мелом написали имена участников, словом — подготовились наисерьезнейшим образом. Главными зачинщиками и вдохновителями являлись Федор Федорович и его давний соперник, начальник соседней лаборатории, Алексей Григорьевич Емельяненко; оба заядлые игроки, любители шахматных баталий.
— Давненько я не брал в руки в шахматы! — любил повторять крылатую фразу Федор Федорович, нервно двигая фигуры и ерзая на стуле.
— Знаем, знаем, как вы плохо играете! — отзывался и долбил со всего маха по кнопке шахматных часов его соперник.
— Тронул — ходи! — изредка во время поединка раздавался возмущенный вопль Федора Федоровича.
Шахматные блиц-турниры, пятиминутки, уже давно стали неотъемлемой частью жизни отдела. Баталии устраивались, как перед рабочим днем, так и в обеденный перерыв, а иногда и после работы.
Миша сам часто не играл, но со стороны любил наблюдать за схватками маститых «гроссмейстеров». Впрочем, за ним укрепилась репутация сильного игрока. И все благодаря тому, что однажды, в обеденный перерыв из-за отсутствия игроков его пригласил сыграть «партейку» Емельяненко. Миша в теории был не силен, особых шахматных тонкостей и премудростей не знал, но сразу же озадачил своего опытного противника нестандартным мышлением. Если б красный флажок на часах у него не упал, то Емельяненко пришлось бы испить горькую чашу поражения. Уж больно плачевная у него возникла на доске ситуация. Потом Михаил как-то, здорово не напрягаясь, посадил в лужу старшего инженера Юрия Палыча Можаровского, постоянного противника Емельяненко и самого Белова. С этой поры матерые шахматисты стали с опаской относиться к молодому человеку, потому что выигрыш у него им не сулил громкой славы, а вот проигрыш, наоборот, мог оказаться несмываемым позором. Поэтому они не особо горели желанием приглашать Мишу на поединок.
На этот раз турнир должен был состояться между тремя командами, две от лабораторий, третья — чисто конструкторская. В каждую команду вошло по три человека, которые должны были делать ходы по очереди. Появились конструктора во главе с рьяным шахматистом Стасиком Новицким. Его помощниками назначили молодого специалиста Славку Зайцева и старожила отдела, всеми уважаемого, седовласого Данилу Григорьевича. Тот факт, что они эти самые шахматы, наверное, со школьной скамьи не брали в руки, никого не смутил — честь коллектива дело святое, доверили — отстаивай. Миша тоже попал в число игроков, более того, на него возлагали большие надежды, памятуя недавний успех. В команду же соседей вместе с маститыми игроками, такими как Емельяненко и Юрий Палыч, попал непонятно какими путями шебутной несерьезный Кузя, Серега Кузьмин, местный клоун по призванию. Он был на три года старше Тихонова. Окончив дневное отделение института, он уже год маялся в роли молодого специалиста и беспрестанно отчубучивал какой-нибудь финт ушами.
Бросили жребий, выпало играть конструкторам с 1-ой лабораторией, лабораторией Емельяненко. Начлаб сделал стандартный ход, Е2-Е4. Стасик ответил пешкой навстречу. Можаровский в свою очередь укрепил пешку шефа, не принимая соперников всерьез, открыв диагональ на короля. Конструктора в лице Славки сделали промежуточный ход конем. И тут у всех на глазах произошло невероятное. Кузя с торжествующим видом лихо ответил пешкой от коня, оставив этим самым диагональ на короля без защиты. Все присутствующие в ужасе схватились за голову.
— Идиот, — прошептал пораженный Емельяненко.
— Что он делает? — вырвалось у ничего непонимающего Юрия Палыча Можаровского, который хлопал глазами.
Кузя и глазом не моргнул, хотя заерзал, предчувствуя извержение вулкана.
Даниле Григорьевичу, который в древнейшей игре почти ничего не понимал, ничего не оставалось, как только вывести из укрытия ферзя и сделать мат. Мат в три хода! Так называемый «детский мат»! И кому? Команде корифеев «клетчатой доски»! В лаборатории началось невероятное. Шум стоял такой, что на него сбежались сотрудники из соседних отделов. Емельяненко, красный как рак, накинулся на Кузю чуть ли не с кулаками, Юрий Палыч вконец расстроенный ушел, громко хлопнув дверью. Конструкторов Миша и его коллеги с трудом, но одолели, а вот рассыпавшейся внезапно команде Емельяненко пришлось приписать «баранку».
— Нет, ну как ты мог, идиот, как ты мог! — орал на Кузьмина взбешенный начальник.
— Ну ладно вам, подеритесь еще! — успокаивал их Данила Григорьевич.
— Да он специально, голову даю на отсечение, специально!
— Не специально! — отнекивался Кузя. — Я предупреждал, что играю не очень хорошо.
— Не очень хорошо? Не очень хорошо??? Это же просто кретинизм, вот как это называется! Такую партию продуть! И кому?! Мат! В три хода! Никогда мне смыть такого позора.
Кузя вышмыгнул из комнаты, опасаясь дальнейшего гнева.
Больше всех победе радовались, конечно, конструктора, завоевавшие второе место, особенно веселился убеленный сединами Данила Григорьевич.

Инженер-конструктор Данила Григорьевич Тельман был местной достопримечательностью, он зимой ходил в одной рубашке, пока жена его не заставила надеть легкую курточку, чтобы не позорил ее на всю округу. Как-то на какой-то вечеринке отдела он в подпитии разоткровенничался и поведал сослуживцам о себе, о своем суровом детстве. Рассказывал, как в войну остался сиротой и совсем маленьким ребенком попал в детский дом, где ему с чьей-то легкой руки дали фамилию вождя немецкого пролетариата Эрнста Тельмана. В трудные послевоенные годы детский организм закалился в лишениях. Ему нипочем были ни сырость, ни стужа. Мишка всегда немного завидовал ему — его крепкому организму и восхищался силой духа и оптимизмом.
Так получилось, что Данила Григорьевич стал Мишиным наставником — и в силу своей специальности, и в силу того, что просто по-человечески оказался близок Мише, вызывал уважение. Миша, мало знавший своего отца, тянулся к нему, к старшему другу, к первому шел за советом, первому каялся в ошибках и хвалился успехами. От него лучше всего воспринимал критику.
— У тебя, Мишка, — как-то сказал ему Тельман, — душа нараспашку. Тебя любая милая девушка легко в себя влюбить сможет. Странно, что ты еще одиночкой ходишь.
— Только не говорите, Данила Григорьевич, что решили в свахи записаться.
— Да мне что? Лишняя головная боль нужна? Сам найдешь, не маленький.
Света, до этого усердно делающая вид, что не слушает их разговор, не выдержала и встряла.
— Да он нас, милых девушек, и не замечает даже. В упор не видит.
— Плохо стараетесь, девушки.
— Куда уж лучше, Данила Григорьевич? Может, он уже влюбился, а мы не знаем?
— Светик, обещаю, что сообщу тебе первой, когда сие великое событие произойдет в моей жизни, договорились? А пока у тебя хватает своей заботы — у Витька, вон, производительность труда понизилась. Не знаешь, почему бы это?
— Один ноль в пользу Тихонова, — заключил, улыбнувшись, Тельман. — Работать сегодня вообще кто-нибудь собирается, или как?
— Или как, — хором отозвались Света с Мишей и рассмеялись.
Миша вернулся к своему макету, принимая, как факт, что теперь придется задержаться до ночи, чтобы успеть закончить в срок.


ГЛАВА 4

Завод, на котором Лика работала переводчиком в Бюро технической информации (БТИ), был одним из крупнейших промышленных объектов в городе. Платили неплохо, хотя, если бы она устроилась работать в какое-нибудь коммерческое предприятие или фирму, она получала бы больше, но и ответственности было бы больше, задержки — чаще, что не вписывалось в ее график семейной жизни. Устроил ее на работу свекор, нашел знакомых, которые без проблем взяли девушку с хорошим владением трех языков. К тому времени Лика из юной восторженной поклонницы своего мужа-гения уже превратилась в погрустневшую, немного разочаровавшуюся молодую женщину двадцати семи лет. Работа ей нравилась, но не настолько, чтобы вдохновлять и прибавлять воодушевления. Она ответственно подходила к своим обязанностям и подкупила руководство исполнительностью и молчаливостью. В группе работали еще две женщины — Лидия Дмитриевна и Клара Наримановна. Лидия Дмитриевна была руководителем группы и обычно все новенькие приходили туда по ее рекомендации. Как правило, новенькие не задерживались подолгу — молодые выпускницы, набравшись опыта, покидали гнездышко и находили более теплое местечко. На их место приходили другие, и на этот раз Лика, сама того не ведая, заняла место ее потенциального протеже. Клара Наримановна была чуть младше Лидии Дмитриевны, работала в отделе довольно долго по той простой причине, что английский ее был не на высоте и более престижное место ей не светило.
— Лида, ну чего ты все придираешься к девочке? — спрашивала она Лидию Дмитриевну в отсутствии Лики. — Спокойная девочка, старательная. Ей бы освоиться — и все будет нормально.
— Да никогда она не освоится здесь, Клара,— Лидия Дмитриевна качнула копной подкрашенных в рыжеватый цвет волос, взбитых в пучок на затылке. — Разве не видишь, она не из тех, кто привык работать, белоручка. Только взгляни на нее.
— Да ладно тебе, просто она так выглядит, а работает не хуже других.
— Ну, тебе-то, ясное дело, она нравится. Думаешь, не вижу, как ты ей переводы на правку подсовываешь?
Клара Наримановна сверкнула черными глазами и обиженно сжала губы. Все заметила, мымра! Ну и что тут такого? Раз Лика соглашается ей помочь, почему бы не использовать новенькую?
— Ладно, Клара, не дуйся. Все мы не без греха. А эта девочка уж чересчур безгрешную из себя строит, немного раздражает даже. Знаем мы, что за душой у таких вот ангелочков. Про тихий омут и чертей — это как раз про нее.
— Почему ты так думаешь?
— Вот увидишь. Я таких за версту чую.
Лидия Дмитриевна Касаткина уже лет двадцать проживала безмужнюю жизнь матери-одиночки. В последние годы ей материально помогал сын, наконец-то устроившийся на приличную работу, а до этого она подрабатывала «левыми» переводами и репетиторством. Мужа она выгнала решительно и бесповоротно, невзирая на малолетнего сына. Причиной послужило пьянство, с которым она мириться ни за что не хотела. Жизнь никогда не осыпала Лидию Дмитриевну конфетками и золотыми монетами. Напротив, частенько подставляла и обманывала надежды, а потому у нее выработалось что-то вроде инстинкта самосохранения — она никому не доверяла и с большой настороженностью относилась ко всем людям. Особенно это проявлялось по отношению к так называемым везунчикам, которым, по ее мнению, слишком уж легко все доставалось. Лика как раз идеально вписывалась в круг везунчиков — свекор, известный  академик, муж, уже прославившийся своими научными изысканиями, составляли, по мнению Лидии Дмитриевны, залог успеха молодой и нечем не отличающейся от других девушки.
— Лика, вы сегодня успеете закончить перевод для конструкторов?
— Я постараюсь, Лидия Дмитриевна. Это очень срочно, да?
— Я бы не спрашивала, если бы не было срочно.
— Я понимаю.
Она беспомощно посмотрела на Клару Наримановну. Проверить ее перевод она сегодня уже не успеет.
— Вы вчера, Лика, с обеденного перерыва пришли на полчаса позже положенного, — продолжила нудение Лидия Дмитриевна. Она заметила молчаливый диалог между сотрудницами и взъелась еще больше.
— Но я же вечером задержалась.
— А это уже ваше личное дело. А днем попрошу соблюдать дисциплину. Или вы думаете, вам все простительно, если вас Сам порекомендовал?
Лика вспыхнула, но ничего не ответила. Возражать — себе же дороже. Только очередной шквал колкостей вызовет. Жалко, что опять в обед не успеет все покупки сделать, значит — вечером. А в обед лучше поработать. Хорошо, что она научилась не реагировать на начальницу. Люба, лаборантка из другого отдела, с самого начала предупредила Лику, что ее ожидает. И про протеже рассказала, и про порядки, которые Лика невольно нарушила.
— Она тебе еще попьет кровицы, эта мымра. Но ты молчи, она перебесится, а потом остынет, может, еще подружитесь.
Люба, ровесница Лики, работала на заводе года четыре, знала истории всех сотрудников и обладала способностью быстро находить общий язык со всеми новичками. Лику она заприметила в первый же день, пригласила вместе пообедать. Дружба с Любой существенно облегчила вхождение Лики в незнакомый коллектив, правда, никак не повлияло, если не сказать отрицательно, на отношения с Лидией Дмитриевной.
— Ты что? Обедать не идешь что ли, девушка?
Люба заглянула в отдел переводчиков и, убедившись, что никого нет, ввалилась в комнату.
— Работы очень много, а мне вечером надо пораньше уйти, — виновато улыбнулась Лика. — Иди без меня.
— Думаешь, оценят твои старания? Ну, ну! Может, принести тебе чего? Булочку или кекс?
— Спасибо, Любаш. Я просто кофе в нашем кафе выпью чуть попозже.
— Как знаешь, — протянула Люба и скрылась за дверью.
Лика еще немного поработала, встала, потянулась, взяла сумочку и направилась к двери. Широкий рукав свитера зацепился за дверную ручку, и она чуть не упала. В рукаве зияла дыра и Лика расстроено разглядывала пробивающийся сквозь нее свет. «Какой-то сегодня день странный», — подумала она.
В кафе, что расположилось на первом этаже инженерного корпуса, стоял гул, и пахло ароматным кофе и жареными сосисками. Она взяла кофе и оглянулась в поисках свободного стула. Все места были заняты. Лика, осторожно балансируя кружкой с горячим кофе, направилась к окну и устроилась на широком подоконнике. За окном сыпал мелкий снег и немного дуло из щелей. Лика обхватила горячую керамическую кружку ладонями и улыбнулась тому, как простой жест может создать иллюзию тепла.
— Прошу прощения, вы здесь не видели синюю папку?
— Что?
От неожиданности она немного расплескала кофе. Так задумалась, что не заметила, как к ней подошел молодой парень в джинсах и черном свитере. Возможно, один из сотрудников, она пока плохо запоминала лица, его лицо не казалось знакомым.
— Простите, что?
— Я здесь не оставлял синюю папку?
Парень смотрел ей прямо в глаза, не мигая. Его волнистые волосы слегка взъерошились, и это придавало ему забавный вид. Лика улыбнулась.
— Нет, не видела.
— Значит, потерял, — сокрушенно вздохнул парень. Но вместо того, чтобы уйти, он застыл на месте и еще несколько мгновений смотрел ей в глаза. Она улыбалась и не знала, как реагировать. В глазах его она видела свое отражение, и казалось, что это какой-то бесконечный лабиринт, в котором легко затеряться.
Он смущенно улыбнулся и быстрым шагом пошел прочь. Метрах в десяти его ждал худощавый сероглазый Славка Зайцев. Его Лика узнала, знаменитый байкер, конструктор из группы печатных плат, его трюки на мотоцикле стали легендами, девчонки были от него без ума, Люба не раз рассказывала Лике о его геройствах.

— Э, батенька, да на вас лица нет. Что, ошалел от красивой фемины? Ты прав, мой юный друг, есть от чего ошалеть! — в восхищении бросил Слава, прищурив глаза. — Я бы тоже не прочь познакомиться. Ты хоть спросил, как зовут?
—  Не юродствуй, Дон Жуан! — оборвал его Миша. — Лучше помоги папку найти. Шеф три шкуры спустит.
— Может кто и Дон Жуан, а у самого аж глаз дергается.
— Да у кого дергается? Что ты придумываешь?
— Я, мой юный друг, в таких делах большой специалист, так сказать, доктор сердешных наук. Так что мне можешь байки не сочинять. Запал, так и скажи.
— Славка, у тебя других дел нет? Лучше помоги мне! Может, сбегаем на второй этаж, в приемную, может там папку оставили?
— Ладно, я сам сбегаю, — проворчал Зайцев, — а ты пока в других местах посмотри.
Миша покачал головой. У Славки язык без костей и говорить он может что угодно, но на этот раз он был прав. Девушка и правда была хороша, необычайно хороша.
Миша быстро нашел причину, почему он раньше об этой девушке ничего не знал. Он сам только что вышел из отпуска, а девушка оказалась новенькой сотрудницей. Выяснить подробности ее личной жизни не составило труда — на заводе желающих поделиться подобной информацией было сколько угодно. Замужем, старше его на пять лет. Казалось бы, на этом можно было поставить точку. Но точка что-то упорно не ставилась.
Бюро технической информации находилось на том же этаже, что и их лаборатория, только на другом конце коридора. И теперь у Миши, кроме дел рабочих, было еще одно важное занятие. Он то и дело находил повод вылететь в коридор, чтобы лишний раз столкнуться с Ликой. А уж если надо было отнести что-то для перевода — он буквально выхватывал документы и несся передать их Лидии Дмитриевне, попутно бросив приветствие Лике.


ГЛАВА 5

На новогодний вечер, устроенный их подразделением за три дня до реального праздника, Лика собиралась в совершенно упадническом настроении. Пригласили всех сотрудников с семьями, но Толик заявил, что очень занят, готовится к ответственному докладу.
— Толик, но мы и так редко выходим куда-то, ну давай пойдем! Увидишь, с кем я работаю. Какие могут быть доклады перед Новым Годом?
— Лика, если ты не понимаешь, как мне это важно, то я ничего не могу сделать. Мне это намного важнее, чем какой-то там повод собраться и выпить. Неужели тебе так хочется идти в средней руки ресторанчик, да еще так далеко от дома, только ради того, чтобы потрепаться с теми, кого и так каждый день на работе видишь?
Лика замолчала. Занятость мужа вопросов не вызывала. Она уже несколько недель уходила спать одна, потому что Анатолий по полночи занимался, а утром отсыпался, благо творческий отпуск по поводу важного этапа в подготовке докторской позволял. Так они и жили — максимум час общения в день, да и то, нормальным общением это трудно было назвать.
— Как знаешь, а я пойду. Это мой коллектив, мне интересно и я обещала, — с неожиданной для себя решительностью произнесла Лика.
Толик лишь пожал плечами.
— Как хочешь.
— Ты не заедешь за мной?
— Лика, мне на это придется часа два потратить, ваш ресторан от нас в часе езды! Возьми такси.
— Одна, поздно ночью? Может, лучше у Любы переночую, она там рядом живет.
— Да, наверное, так лучше.
Толик вновь уткнулся в бумаги и напрочь отвлекся и от Лики и от ее вечеринки.

Она вошла в гудящий как улей ресторан и нерешительно остановилась в дверях. Любы еще не было, подсаживаться к Лидии Дмитриевне и весь вечер выслушивать ее нотации вовсе не хотелось. Миша, тот самый забавный парень, который постоянно искал повод пересечься с ней, смотрел на нее во все глаза и боролся с собственной застенчивостью. На его лице отражалось столько эмоций, что Лика не выдержала и улыбнулась. Он воспринял это, как сигнал к действию и вскочил со своего места.
— У нас за столиком как раз есть свободное место, если не возражаешь. Не возражаешь?
Он с мольбой заглянул в ее глаза, абсолютно безуспешно стараясь скрыть, как сильно ему хочется, чтобы она согласилась.
— Не возражаю.
Она прошла к столику, где сидели Миша, Слава, Кузьмин и Витя Алексеев с подругой Наташей.
— Чуяло мое сердце, что сегодня день совершенно особенный! — многозначительно-церемонно произнес Слава. — Я так и знал, драгоценная Лика, что сегодня мне представится прекрасный случай познакомиться с вами поближе. И потому я прошу разрешения первый танец оставить для моей скромной персоны.
Миша метнул на него такой убийственный взгляд, что если бы от взгляда можно было бы упасть, Зайцев непременно свалился бы со стула. Но Слава и бровью не повел.
— Я с удовольствием потанцую с вами, Слава, но первый танец я уже пообещала Мише.
Миша совершенно не умел притворятся. По радостной широкой улыбке и потому как он вспыхнул от смущения, всем за столом стало ясно, какой приятной неожиданностью явились для него ее слова.
— Это несправедливо, но я в меньшинстве, — вздохнул Славка, делая печальное как у Пьеро лицо. — Выпьем, что ли, за Новый год, друзья!
Лика подняла фужер с красным вином. На душе уже было вовсе не так мерзко, близость обезоруживающе искреннего в своих чувствах паренька казалась такой естественной, словно так и должно быть. Его локоть касался ее руки, и она боялась шелохнуться. Разрядил обстановку неугомонный Кузя, он всех перепугал неожиданным выстрелом из хлопушки. Цветное конфетти, юркими снежинками кружась в воздухе, облаком накрыло праздничный стол и сидящих за ним. Все ахнули.
— Серега, ну ты и додумался! — выдал Славка, с тоской заглядывая в свой фужер, в котором плавали яркие кружочки.
— Так можно и инфаркт заработать! — засмеялась, Наташа, хватаясь за сердце.
— Последний кулинарный писк этого года — новогодний салат «Аля Кузя»! — вырвалось у Миши. — Дегустировать прошу с повышенной осторожностью!
— Извините, уважаемые господа и прекрасные дамы, неудачно рассчитал траекторию! — нисколько не смущаясь, отмазался Серега Кузьмин. — Могу повторить! У меня еще одна есть!
— Ради бога, не надо! Мы это еще не съели! — живо откликнулся Славка.
— Знаете что, пойдемте танцевать! — предложила вдруг Лика и взяла Мишу за руку.
Они веселой гурьбой вклинились в пеструю сверкающую толпу танцующих. Над ними мелькали вспышки стробоскопа, взлетали извивающиеся как змейки ленточки серпантина, слепящие лучи цветных прожекторов вырисовывали на лицах, на потолке, какие-то волшебные радужные узоры. Лика не могла сдержаться и заливалась серебристым смехом, глядя, как по-разному и смешно танцуют ее новые друзья. У Миши движения больше напоминали «классику», так танцевали когда-то их родители, еще на заре появления «твиста» и «шейка»; танец Славки с непредсказуемыми смешными элементами и финтами больше напоминал собой стиль ушу, «школу пьяницы», чем современный танец; в движениях Наташи и могучего Виктора было столько откровенной восточной эротики, что оживился даже хлипкий Кузя, который делал отчаянные попытки подстроиться под их быстрый ритм, то бездарно изображая танец живота, то переходя на ламбаду. Танцы чередовались с различными шарадами, конкурсами, шутками, песнями. Вечер вели громогласный краснощекий Дед Мороз в красивой роскошной, сверкающей снежинками и звездами шубе, стучащий попадя и не попадя своим посохом, и высокая яркая Снегурочка. Чересчур накрашенная Снегурочка Лике сразу же не понравилась, уж больно та искусственно улыбалась и быстро тараторила без души, не чувствовалось в ее облике праздника зато Дед Мороз зажигал от души, сыпал шутками безостановочно.
Пока они за столиком, покатываясь от смеха, слушали анекдоты Кузьмина, который рассказывал их с такой непередаваемой свойственной только ему мимикой и дикцией, Славка умчался принимать участие в конкурсе. Вскоре он вернулся в видавшей виды шапке-ушанке почтальона Печкина, с трудом передвигая конечностями, капитально опутанный с ног до головы серпантином. В руках у него были выигранные в честной борьбе призы, а может быть, экспроприированные у зазевавшихся соперников. Маленький пушистый белый медвежонок был тут же с намеком вручен Лике, а огромный надутый зеленый крокодил Гена — Наташе. Дамы были в диком восторге от преподнесенных подарков.
— За прекрасных дам мы уже пили! Предлагаю выпить за настоящих рыцарей! — выдал Кузя, разливая вино и с ехидцей взглянув на Мишу.

Люба явилась с большим опозданием и с удивлением обнаружила счастливую Лику в веселом обществе радиоинженеров. Что-то во взгляде Лики, а может просто женское чутье, остановило ее от того, чтобы позвать Лику.
Медленная музыка закружила Лику с Мишей в танце, он держал ее за талию, словно хрупкую статуэтку, а она буквально парила, как легкая снежинка.
Они молчали. Просто не знали, о чем говорить. Наслаждались ощущением, переполнявшим их. Они протанцевали весь вечер.
Кузьмин Серега, впрочем, тоже получил свой танец, но быстро ретировался, получив под столом довольно чувствительный пинок от «рыцаря» Славки.
С грустью взглянув на часы, Лика почувствовала себя Золушкой.
— Мне пора, — тихо произнесла она.
— Я тебя провожу. Куда ты одна так поздно.
— Куда проводишь? — рассмеялась она серебристым смехом. — Я живу далеко отсюда, туда уже не доберешься. Ночевать буду у Любы, правда, она об этом еще не знает, пойду предупрежу ее, пока не убежала.
Он замолчал. Отпустить ее? Вот так вот просто отпустить, рискуя больше никогда получить такого шанса?
— А что, если…
Она ждала. Сама не знала чего, но ждала.
— Если ты пойдешь ко мне? Я здесь совсем недалеко живу.
Его взгляд обескураживал. Ни тени наигранности и флирта. Прямой, бесхитростный взгляд.
— А твои родители? Они… не будут против?
Он воодушевился. Голос зазвучал увереннее.
— Да у меня никого сейчас нет. Матушка с Катей уехала к сестре в гости. Я уже неделю один хозяйничаю.
— С Катей?
— Это сестренка моя.
Она улыбнулась.
— У меня тоже есть сестренка, даже две. Правда, они далеко.
— Скучаешь?
Она кивнула. Потом тряхнула головой, отгоняя грустные мысли.
— А знаешь что? Пошли, — после некоторого раздумья согласилась она, взяв его под руку. — Люба уже ускакала с кавалером, как я смотрю, не ночевать же мне на улице.

Пока Миша искал в карманах ключ, Лика подошла на цыпочках к двери и прислушалась. За дверью подозрительно шуршали.
— Кто это у вас там? — шепотом спросила она.
Миша рассмеялся.
— Это Марфа, наша кошка. Сейчас я тебя познакомлю с ней. Только не гладь ее, она у нас дама с характером, не любит нежностей, чужим так вообще не дает к себе прикоснуться. Может запросто покарябать.
Он повернул ключ.
— Ты проходи, не стесняйся, будь как дома.
Лика положила свою ладонь на его руку, все еще лежавшей на дверной ручке.
— Миш, только, пожалуйста, без глупостей. Договорились? Пойми меня правильно, я пришла к тебе, как к другу.
Он кивнул. Даже обиделся слегка. Могла бы и не предупреждать. Он что, похож на маньяка?
— Обещаю, что буду вести себя как джентльмен и держать себя в руках, — попытался сгладить обиду улыбкой.
Он открыл дверь, вошел и щелкнул выключателем. В ту же секунду навстречу им бросилась серая пушистая кошка с белым галстуком на груди. Она, не обращая внимания на гостью, мурлыча и подняв хвост трубой, стала тереться головой о Мишины ноги.
— Соскучилась? Загулял твой хозяин, все тебя бросили, да? — он подхватил кошку на руки.
Лика с любопытством наблюдала за ним. Ей нравилось, что Миша не скрывает своих чувств. Не гарцует перед ней эдаким мачо, не ерничает, не пытается играть не свойственные ему роли. Ей нравилась его естественность. Его прямота. В этом мальчике гармонично сочетались мужество и немного детское прямодушие. За последние годы Лика так устала от чопорности и равнодушия в отношениях, что ее душа словно согревалась около этого очага искренности.
Она скинула пальто и сапоги и нерешительно прошла в гостиную, с любопытством окидывая взглядом все вокруг.
— Пить хочешь? Может, чаю?
— А у тебя перекусить чего-нибудь найдется? — неожиданно спросила она и смущенно улыбнулась.
— Ты читаешь мои мысли! Я тоже голодный как волк. И это называется, пришли из ресторана.
— Мы слишком много танцевали, наверное. Ты же не дал мне присесть ни на минуту.
— Ничего, сейчас чего-нибудь сообразим. Хочешь, быстренько яичницу сварганю!
— Не откажусь. А сможешь?
— Обижаешь! Я же заядлый походник, и в походах такие деликатесы готовлю! Пальчики оближешь. Пока никто не жаловался на мою стряпню. Наоборот, только положительные отзывы. Я поневоле уже подумываю, а не открыть ли мне крохотный ресторанчик.
Она недоверчиво засмеялась. На повара широкоплечий, подтянутый Мишка никак не тянул. В ее представлении повар должен непременно быть упитанным коренастым мужичком с внушительным пузом.
— А кто это у вас живописью увлекается? Отец? — спросила Лика, в изумлении уставившись на стену, на которой висело около десятка профессионально выполненных картин — в основном городские пейзажи со средневековой архитектурой, и несколько портретов молодой девушки с длинными золотистыми волосами.
— Нет, отец погиб.
— Прости, я не знала.
— Любовь к походам — это у меня от него. Когда-то он учился в МИФИ и со студенческой скамьи увлекался альпинизмом. В горах и погиб. Мне тогда было восемь, а Катюшке три. Погиб во время восхождения на один из семитысячников на Памире. Группе, в которую он входил, из-за снежной бури пришлось заночевать на одном из промежуточных лагерей. От переохлаждения он заболел пневмонией, которая на такой высоте развивалась стремительно. В общем, когда его больного товарищи спустили вниз, было уже поздно…
— Ты очень скучаешь по нему, да?
Лика легонько коснулась его волос.
— Бывает. Хотя я его плохо помню. Пойду жарить глазунью, — перевел он тему.
— А эти картины рисовал мой брат Артем, — продолжил он, выглядывая из кухни. — Вернее, правильно надо говорить, писал. Картины не рисуют. Их пишут. Настоящие художники, естественно. А кто халтурит, те, естественно, малюют.
— Он что, у тебя художник?
— Да, он был профессиональным художником. Окончил Художественную Академию с отличием, мама очень гордилась им. Учился в мастерской самого Ильи Глазунова.
— А почему ты говоришь в прошедшем времени, был?
— Он умер. Два года назад. Ему было двадцать три, когда его убили. Пьяные отморозки к нему в парке пристали, денег на бутылку у них не хватало. Черепно-мозговая травма. Неделю в коме находился. Так и не пришел в себя.
Лика не знала, что сказать. Что-то слишком много преждевременных смертей отпустила судьба на семью Миши.
— Он замечательный художник. Прекрасные работы. Особенно пейзажи.
— Их он в Лондоне писал, когда ездил туда с любимой девушкой, — донеслось с кухни.
— Чувствуется, с любовью выполнены. Это ее портреты?
— Ага. Она тоже художница, художник-реставратор. Одно время в Питере работала в Русском музее. Талант, как говорится, от бога.
— Красивая.
— Была.
— Почему была? — Лика удивленно вскинула брови, повернувшись к нему. — Ты меня пугаешь! Неужели тоже умерла?
— Да, можно сказать, умерла. Пьет по-черному. У них ведь свадьба должна была через месяц состояться. А тут такое случилось. Лечили, кодировали, ничего не помогает. Жалко ее. Такая у них любовь была. Сейчас в одном из рекламных бюро дизайнером подрабатывает. Но это не надолго. Наверняка выгонят за пьянку.
— Несчастная девушка.
Миша отодвинул стекло серванта и достал из-за него небольшую цветную фотокарточку.
— Вот последняя их фотография.
На снимке были изображены смеющиеся, стоящие в обнимку, длинноволосый кудрявый парень и златовласая девушка, оба в потертых светло-синих джинсах с этюдниками через плечо. За ними виднелся Вестминстерский Мост и часть знаменитого «Биг Бена».
— Симпатичная была пара.
— Да, редкой красоты была у них любовь, — грустно сказал Миша, водворяя фото на прежнее место.
— А гжелью кто увлекается? — Лика кивнула на коллекцию гжели, которой были забиты все полки на стеллаже и в стенке.
— Это матушка ни с того ни с сего начала увлекаться всякими народными промыслами, гжелью, жостовской росписью. Бзик у нее на эти штучки, хорошо чайники не собирает, а то — кранты. У нее подружка, Раиса Ивановна, самоварами, чашками и чайниками весь дом забила до отказа, ступить уже негде. Собирается музей чаепития открыть. Одних самоваров, наверное, штук сто.
— Куда ей столько?
— Ничего не попишешь, хобби!

Мама Миши, Надежда Васильевна, была женщиной с творческими пристрастиями. Несмотря на то, что судьба ее сложилась так, что возможности учиться специально науке искусства не было, и всю жизнь она посвятила семье, детям, ее любовь к красивым вещам, изящным поделкам, тонкой ручной работе вылилась в страсть к коллекционированию. Она коллекционировала предметы народного искусства, удачные репродукции, оригиналы, когда было возможно, но больше всего ее сердце прикипело к росписи на чем угодно — на фарфоре, жести, дереве, камнях. Она настолько заразила всех этим, что любой из членов семьи или знакомых, уезжая куда-нибудь, неизменно привозили пополнение к ее коллекции. Миша планировал однажды устроить настоящую выставку ее коллекции — любой музей позавидовал бы таким редким экземплярам. А в остальном она оставалась обычной любящей матерью, прекрасно справляющейся на кухне с пирогами и безумно любящей своих детей. После потери Артема она стала как-то бережнее относится к Мише, словно инстинктивно боялась потерять продолжателя рода. Мишка отмахивался, стеснялся ее любви и заботы, но в душе обожал ее не меньше, чем она его.

— А у тебя какое хобби, если не секрет? — продолжала Лика. — Я вижу в вашей семье у всех какое-то увлечение.
— Почему у всех? У Катьки, например, ни каких. Ее ни рисовать, ни на фортепиано играть не заставишь.
Катя выросла единственной девочкой среди двух братьев. С Мишей разница у нее была в годах небольшая, и потому они частенько ругались и дрались из-за пустяков, особенно в раннем детстве. Зато с Артемом — другая история. Он являлся ее защитником, он был для нее и отцом и братом в одном лице, олицетворением мужского начала в их семье. Когда его не стало, Катя замкнулась, долгое время переживала, мать тоже переживала и не могла помочь дочери пережить тяжелый период. Потом Миша вызвал ее на долгий и открытый разговор, они поговорили и о детских обидах, и о братской любви, и о том, что теперь только они друг у друга остались, только они могут вместе преодолеть горечь утраты и облегчить матери ношу. Разговор возымел действие. И хотя Катя все еще иногда подтрунивала над братом, посмеивалась над его подругами или злоключениями в походах, все же они стали намного ближе друг другу, чем раньше. Она ничем особенно не увлекалась, в отличии от остальных членов семьи, зато тратила немало душевных сил на поддержание всеобщего настроения.
— Она у нас вроде семейного солнышка, — улыбнулся Миша.
— А ты?
— А я вроде вечного моторчика, все мне не сидится на одном месте. Турпоходы, гитара, песни, стихи — мое все.
— Интересно было бы послушать.
— Обязательно. Только вот, моя глазунья скоро превратится в черную подошву, так что сначала поедим.
Через пять минут на кухонном столе красовалась шкворчащая глазунья, помидоры и два бокала с пивом.
— За наш вечер!
— За вечер, — эхом откликнулась Лика.
Они проговорили еще около часу, пока Миша не заметил, что ее глаза буквально слипаются.
— Пора спать?
— Ты еще хотел на гитаре сыграть.
— Уже довольно поздно Соседи, как пить, разворчатся. Завтра непременно сыграю. Я постелю тебе у матери в комнате, там кровать широкая и мягкая, тебе будет хорошо. Дом у нас тихий, привидений не водится, вот только соседи иногда пошумливают. Сынок у них наркоман, бывает, такие концерты закатывает. Но ты не пугайся, я буду в соседней комнате, если что — зови.

Миша лежал в темноте, закинув руки за голову, уставившись в потолок. Спать не хотелось. Его переполнял восторг. Ощущение, что за стеной спала сама Лика, девушка его мечты, за которой он следовал по пятам столько месяцев, будоражило его мысли.
Вдруг он услышал чуть слышные приближающиеся шаги.
— Там за стенкой… кто–то стонет. Неуютно. Можно я с тобой?
Она бесшумно приподняла одеяло и юркнула в кровать, прильнув горячим телом…

О той ночи ни кто не узнает.
Тебя давно в комнате нет,
Лишь тень твоя продолжает
Порхать под дробь кастаньет.

Ночь пронесется, как птица,
Боясь нас оставить вдвоем,
Солнцем черкнув по лицам,
С отметиной в сердце моем.


ГЛАВА 6

Праздники в лаборатории проводили шумно и весело. У них даже сложилась своя традиция — за пару недель до предстоящего очередного события покупали клюкву, разминали в трехлитровой стеклянной банке и заливали спиртом. Начальник лаборатории, Лев Владимирович, был законченным трезвенником. Обычно он всех поздравлял с праздником, желал всяческих успехов и удалялся, давая коллективу возможность оттянуться по полной программе. За клюквенную настойку, как правило, отвечал ведущий инженер Ушаков. Он знал такое великое множество рецептов приготовления всевозможных диковинных настоек, что тягаться с ним никто и не пытался.
Борис Иванович Ушаков был одним из самых ценнейших сотрудников отдела, слыл настоящей ходячей энциклопедией. Эрудит он, и правда, был редкостный. Мог часами подобно Энди Таккеру распинаться на любые темы и давать ценные советы. Но была у него слабинка — любил человек заложить за воротник, посидеть в дружеской компании за теплым разговором. Раньше он работал ведущим экспертом в подразделении маркетинга. И ему частенько приходилось встречать и провожать гостей, заказчиков и партнеров по бизнесу. В его функцию входило на «дружественных симпозиумах» наводить мосты, т.е. оккупировать кого-нибудь из прибывших на встречу гостей и обрабатывать их, по ходу рекламируя продукцию предприятия и налаживая прочные деловые контакты. После проведенных конференций, семинаров, совещаний, выставок он раскладывал на столе собранный обильный урожай, горы визиток, сортируя их по какому-то только ему ведомому признаку. Но в скором времени ему пришлось оставить любимый маркетинг и перейти в лабораторию и заняться научной деятельностью. Причиной тому стали настойчивые просьбы его жены, она заметила, что муженек начинает потихоньку спиваться, усердствуя с налаживанием контактов.
Ушаков маркетинг оставил, а чуть позже вообще бросил пить. Причиной послужил грандиозный скандал, который ему устроила жена по поводу того, что он не ночевал дома. Как он не оправдывался, как не клялся, что ни говорил, она так и не поверила ни единому его слову. А случилось вот что. Как-то на уборке картошки в подшефном совхозе, куда были брошены лучшие силы отдела, он после застолья, последующего после трудового подвига, забрался на стог, где и уснул. Приехали автобусы, все погрузились и уехали в город, а про него забыли. Борис Иванович проснулся ночью от промозглой сырости, над головой на черном небе алмазами ярко поблескивали осенние звезды, вокруг — тишина. Пришлось ему добираться до дому свои ходом и на попутках, разве из деревни ночью уедешь? Вот и получилось, что дома он появился уже под утро, когда обеспокоенная жена успела обзвонить всех его коллег, милицию, больницы и морг. С тех пор он не пил, но клюквенную настойку все равно готовил для отдела регулярно, никому не доверяя сей тонкий процесс.
Ко Дню Защитника Отечества он приготовил, по его словам, совершенно божественный напиток. Уж так он рекламировал его, что у всех глаза только в сторону банки с ярко-красной жидкостью и косились. День Защитника Отечества в этом году справляли без женщин. Так уж получилось. Лаборантка Света не вовремя загрипповала, Ольга Викторовна уехала на несколько дней в гости к дочери и зятю-военному в Нижний Новгород, Любовь Николаевна отдыхала в санатории, а Луиза взяла отпуск ни с того ни с сего. Ольга Викторовна перед отъездом подошла к Мише и попросила его сделать к мужскому празднику стенгазету с поздравлением от женщин и вручить подарки, которые женщины приготовили заранее. Он ее заверил, что не подведет, что все будет «спок», как в лучших домах Лондона и Филадельфии. Пару вечеров после работы он усердно корпел над стенгазетой, вырисовывая портреты сослуживцев, подбирая стихи. Всех сотрудников лаборатории изобразил по периметру ватманского листа, а в середине нарисовал Юрку Варенникова, верхом на котором едут в колониальных пробковых шлемах Белов и Лев Владимирович. С Юрца пот градом льется, а они посиживают да плетками-семихвостками подгоняют беднягу. Витьку Алексеева, изобразил, естественно, с фирменными лыжами, улыбающимся во всю ширь круглого лица, да еще приклеил ему золотой зуб, который сделал из бронзовой фольги. Отполировал его, чтобы сверкал как золотой. Меломана Иванкина изобразил сидящим на груде кассет и замотанного с головы до ног магнитофонными лентами, себя — заваленного микросхемами… Потом под каждым шаржем разместил четверостишия, которые удалось найти после долгих копаний в поэтических сборниках. Одним словом, всем досталось «на орехи». Но особенно, Белову, для которого Миша подобрал строки о меняющем свое мнение, как перчатки, персонаже.
Утром все сгрудились у стены, где висела стенгазета. Покатывались со смеху, читая стихи, умирали над карикатурами, и только Белов был необычайно серьезен, быстро отошел от стенгазеты и деловито стал перебирать бумаги на своем столе. Миша предусмотрительно не выдал своего авторства. Со стихами, как видно, он переборщил, Белов шутки не понял, обиделся. Слава богу, все сошло с рук, ведь это было женским поздравлением. Тихонов благодарил небеса, что женщин на празднике не оказалось.
Он вышмыгнул из комнаты и помчался в курилку, где Ушаков выдавал очередной перл собравшимся во время перекура мужикам.
— Вот такая со мной история произошла, братцы. Иду я как-то с работы, по дороге со знакомой одной столкнулся, тысячу лет ее не видел. Разговорились о житье-бытье, о детях. Дошли до перекрестка, остановились, прощаемся, ей прямо, мне налево. Мимо народ с завода толпой валит. И тут она видит — божья коровка ползет у меня по воротнику рубашки, она протягивает руку и смахивает ее. И что вы думаете? Кто-то увидел и решил, что стоят влюбленные, воркуют, а знакомая якобы мне ласково поправляет ворот, прощаясь.
— Да ладно вам, Борис Иванович, — усмехнулся Славка Зайцев. — Небось, дама — ваша тайная пассия, а вы теперь выкручиваетесь! Знаем мы эти истории!
— Да ты что? То и обидно — у нас никаких отношений никогда и не было! Так, слегка знакомы, как говорится, седьмая вода на киселе. Может, от силы пару раз за год столкнемся случайно на улице и все отношения. Доброжелатели слух о нас пустили, в любовники записали, не оттереться, не отмыться ни каким «Тайдом». Ладно, я мужик, а бабе каково, на фига ей-то нужна такая слава. А старатели и до мужа, естественно, бабские сплетни донесли, нашептали на ушко. Дома разразился грандиозный скандалище. Чуть и мне не досталось.
— Что, поколотил?
— Почти. Возвращаюсь как-то вечером с работы, вдруг у подъезда ко мне подлетает ее муженек, весь красный, как кирпич, кипит как чайник, сам на бровях. Меня хвать за грудки и давай трясти как грушу. Еле отбился, слава богу, соседи помогли. Он бугай будь здоров, бицепсы как у нашего знаменитого Турчинского, не меньше. Для него перекреститься двухпудовой гирей — раз плюнуть. Хрястнет по фэйсу, и поминай, как звали. Целый час ему, бедолаге, втолковывал, что между нами ничего нет, не было и быть не может. Его тоже можно понять, такое пятно на семейных отношениях лежит. Хоть разводись, хоть вешайся, не позавидуешь мужику. И врагу не пожелал бы в его шкуре оказаться.
— Ну и дурак ее муж, — вставил Миша Тихонов. — Что он, свою жену не знает? Всякой уличной грязи верит, а ей нет, получается? На фига такой муж нужен?
— Эх, Мишка, ты еще жизни не знаешь. Иногда ревность так слепит, что весь разум затмевает.
— И все равно, вот вам он, Борис Иванович, незнакомому человеку, поверил, а ей нет, ну что за дурень?
— Ты давай женись, а потом будешь рассуждать, Мишель, — менторским тоном важно произнес Кузя, притушив сигарету. — А пока господа, пошлите дегустировать настоечку Борис Ивановича.
В лаборатории подготовка к торжеству была в полном разгаре. Юрка Варенников виртуозно резал колбасу и сыр. В отделе его за глаза называли «Человек-гора», это прозвище закрепилось за ним с легкой руки Кузи, который однажды, зайдя к ним в лабораторию, поинтересовался, куда подевался после обеда их могучий «Куинбус Флестрин». На вопрос, что это значит, Кузьмин им посоветовал повнимательнее читать мировых классиков, а в частности Джонатана Свифта «Путешествие Гулливера». Оказалось, что так лилипуты называли главного героя, что в переводе с лилипутского означало «Человек-гора».
Покончив с колбасой Куинбус Флестрин, мурлыкая под нос: «Сердце красавицы склонно к измене…», принялся старательно выуживать ложкой из банок маринованные огурчики и соленые помидоры, которые в его огромных руках казались нереально микроскопическими. Долговязый Юрка Иванкин усердно возился в углу, настраивая свою музыку, Алексеев крутился рядом с термопечью, где доходила до кондиции картошечка. К их столу присоединилась и соседняя лаборатория в полном составе с единственной своей женщиной, Мариной Александровной, которой выпала ответственная миссия отдуваться за весь женский род обеих лабораторий. Она произнесла теплый тост и за ее слова подняли рюмки с крепкой клюквенной настойкой, которую Ушаков назвал почему-то «Кальмариус». Даме, конечно, налили токайского, не рискнули делиться крепким зельем, а кое-то из присутствующих старожилов после настойки перешел на чистый спирт, запивая рассолом или минералкой. Кузя, будучи в своем репертуаре, не переставая, сыпал анекдотами и прибаутками. При этом он старался не отставать от остальных ветеранов, лихо опрокидывал рюмку за рюмкой, добравшись и до спирта. Он уже поднес рюмку ко рту, как в этот момент дверь лаборатории широко распахнулась, и в помещение вошел начальник подразделения в сопровождении зама и профорга.
— Ну что, мужики, — церемонно произнес начальник, подняв предложенную стопочку. — Разрешите поздравить вас с праздником защитников Отечества. Многие из вас уже побывали в рядах нашей доблестной армии, некоторым еще только предстоит, в любом случае каждому из вас я хочу пожелать крепкого зд…
Он запнулся, прерванный чьим-то протяжным мычанием, и удивленно оглянулся. На другом конце стола Кузя, поторопившись хлопнуть стопку с чистым спиртом, а теперь задыхался и размахивал руками в поисках заветной банки с рассолом, которую кто-то на его беду убрал в сторону. Евгений Михайлович улыбнулся, вслед за ним грянул смех остальных.
— Дайте же ему скорее воды, бедолаге нашему, — покачал головой шеф. — Короче говоря, всем трудовых свершений, счастья и благополучия вашим семьям!
Он, не поморщившись, опрокинул стопочку фирменной настойки и удалился восвояси вместе со свитой. Кузя же сидел расстроенный, красный как рак, вытирая платком навернувшиеся на глаза слезы. Вечером Миша даже позвонил ему, проведать, не спалил ли тот горло с непривычки. Но Кузя — парень крепкий, к вечеру уже и забыл о происшествии.


ГЛАВА 7

Выходной выдался холодным и дождливым. Моросил нудный мелкий дождь. Весеннее небо было затянуто серыми рваными тучами. Они встретились как всегда — под аркой между домами. Долго стояли, обнявшись. Их жизнь превратилась в череду выходных. В рабочие дни Лика по-прежнему направлялась после работы домой. Анатолий ничего не знал и даже не подозревал, у него в самом разгаре шли апробации тезисов его докторской, он настолько погрузился в эту суматоху, что, казалось, ничего не замечал вокруг. Какое-то время он возмущался, что Лика стала совершенно равнодушна к его персоне, и свекровь его накрутила, капая ежедневно, что за жена такая, совсем мужу внимания не уделяет, не помогает, занята своими никому не нужными переводами и семью совсем забросила. Лика лишь пожимала плечами. Ей было удивительно, что они только сейчас почувствовали, насколько она им чужая. Ей-то это стало ясно уже давно, просто все казалось таким размытым, нечетким, как рисунки на песке после дождя. Она не понимала, отчего ей было так грустно. И скучно. Именно скучно жить. А вот с Мишей стало все понятно. Сразу. Ее не волновали вопросы нравственности. О какой нравственности может идти речь, когда любишь? В такие моменты только любовь кажется правой. Только к ней прислушивается сердце. Толик — холодный, чужой. Миша — родной, теплый. Все просто, больше этого ей не нужны были объяснения. В начале января она сказала Анатолию, что хочет уехать к маме.
— Зачем? — удивился он.
— Но как же, ты же сам говорил, что после праздников я могу к ней съездить.
— И надолго собираешься?
— На дня три. А может, на дольше. Тебе не кажется, что мы несколько выдохлись?
— В каком смысле?
— Не знаю, как объяснить… Ты спокойно можешь прожить без меня, а я — без тебя. Мы уже давно не вместе, тебе так не кажется?
Толик сморщил лоб. Он терпеть не мог выяснять отношения. И терпеть не мог сложности в семейной жизни. Он настолько был поглощен работой, что все остальные факторы воспринимались им, как дополняющие, но никак не основные проблемы, требующие его участия. К тому же, увидев расстроенное, но в тоже время решительное лицо Лики, он вдруг испугался, что это не просто каприз, а серьезное решение.
— Лика, ну зачем ты так? Съезди на пару деньков, вернись, потом все обсудим. Ты просто соскучилась по маме, да? Поэтому и лезут в голову всякие нелогичные решения. Я не вижу никакой обоснованной базы для твоих слов.
Ее позабавило, что даже в такой ситуации он апеллировал научными выражениями. Он выглядел растерянным, озадаченным. Схватил свой спрей с сальбутамолом, прыснул, вдохнул. Он с детства страдал астмой, приступы, к счастью, случались довольно редко. Он знал о своем состоянии и всегда держал под рукой лекарство, пара вдохов — и приступ купировался, едва начавшись. Чаще всего приступы случались на нервной почве, перед важным докладом, перед испытаниями. Дома Лика видела его с баллончиком в руках крайне редко. Неужели наконец-то что-то пробило его, наконец-то он заметил, что его жена чем-то озабочена? Неужели огорчился? Даже испуг появился в глазах. Ей стало его жалко.
После возвращения от мамы разговора вновь не получилось. Анатолий попросил отсрочки — подождать до его защиты, потом что-то решать. Они превратились просто в людей, делящих одну жилплощадь. Иногда перекидывались парой слов, иногда даже ужинали вместе. Как друг Толик оказался куда более интересен, чем как муж. Когда она перестала ожидать от него внимания и нежности, она вновь увидела в нем умного, интеллигентного мужчину, всецело охваченного огнем науки.
Несмотря на негласный пакт о независимости, принятый между Ликой и Анатолием, афишировать свои отношения с Мишей она пока не решалась. Не хотелось оказаться вывалянной в грязи сплетен и ханжеских осуждений. Не хотелось ранить Толика преждевременно, не хотелось осложнять и так непростую жизнь.
— Я трусиха, да? — спрашивала она Мишу. — Я слабая, трусливая женщина, я не могу встать и громко заявить, что я люблю тебя. Я отчаянно трушу, за всех нас трушу, как оно все сложится?
— Замечательно все сложится, Лика. Я готов хоть сейчас украсть тебя у всех и объявить всему свету, как я тебя люблю.
— Знаю, милый. Но я не могу. Дай мне время. Дай мне время преодолеть страх и дождаться, когда все утрясется. Вот защитится Толик, и мы непременно все решим. Он хороший человек, не заслужил, чтобы я ему все испортила сейчас. Ты ведь понимаешь?
Миша не понимал. Но соглашался. Потому что с Ликой он не мог не согласиться. Он целовал ее в макушку и вдыхал аромат ее волос. И продолжал ждать воскресные дни, когда она убегала из дому «давать частные уроки английского языка». Погода редко баловала их. Они ждали настоящей, теплой весны, а она все не наступала, посылая вместо теплого солнышка серые дождевые тучи и холодный ветер.

— Ну, и денек выдался. Всю неделю ждешь, как праздника, а потом стоишь под дождем и не знаешь, что делать.
Миша обнял ее покрепче, защищая от мокрого ветра.
— Что делать-то будем? Куда направим свои стопы?
— Не знаю, — отозвалась Лика, ежась от холода. — Вот уж правда — не везет нам с погодой. Может кто-то там наверху против нашей любви?
— Вот еще. Пусть только попробуют!
Миша погрозил кулаком небу. Лика улыбнулась.
— Может, ты и дождь остановишь своим кулаком?
— Нет, дождь не остановлю. А вот билеты в кино можно купить. Ты как?
— Не хочется. Снова слушать, как вокруг пакетами шелестят и чипсами хрустят. Уж лучше просто посидеть под аркой и послушать дождь.
— Целый день? Не окоченеем тут? Так, — оживился он, — знаешь что, давай-ка съездим к одному моему старому приятелю. Это интереснее и намного лучше, чем заработать насморк.
Он шмыгнул носом.
— Слышишь, я уже, кажется, подхватил.
— Не велика трагедия! — засмеялась Лика. — Не смертельно.
— Тебе не смертельно, а как я теперь буду наслаждаться твоими духами? Хорошо, что я не дегустатор, а то бы полный каюк! Помню, был один старый фильм про дегустатора, духи нюхал мужик, работа такая у него была. Во время скандала нос ему одна стерва поцарапала, и он из-за этого нюх потерял. Расстроился — ужас. Прямо как я сейчас.
Лика залилась веселым смехом:
— Какой дегустатор, Миш? Какой нюх? Нюх у собак! У людей — обоняние. И дегустаторы — это те, кто пробуют, а те, кто нюхают — нюхачи.
— Ну, пусть обоняние, хотя по-моему какая разница, — пожал плечами Миша, ничуть не смутившись. — Так ты тоже этот фильм видела?
— Еще бы. Мужика того, между прочим, мой любимый литовский актер играл — Юозас Будрайтис.
— Сильно любимый? Сильно-сильно?
— Еще чего не хватало — ревнуешь?
— Кончено. Даже к дождю ревную, потому что он все время на твоих губах капли оставляет.
Лика смотрела на него и в который раз удивлялась — как в нем сочетались простота и даже наивность с такой чуткой нежностью и романтикой?
— Не волнуйся, дорогой. Я тебя и с насморком люблю и никому никогда не отдам.
Она провела рукой по его щеке.
— Ты славный. Ты такой славный, Мишка. Я тебя так люблю.
— О, хвала Всевышнему! Он услышал мою мольбу!
— Слушай, я сейчас и правда простужусь. У тебя, кажется, появилась идея? Или передумал уже?
— Айн момэнт, сударыня! Где-то у меня был его телефончик, правда, тыщу лет ему не звонил, — Миша извлек из кармана записную книжку и стал ее перелистывать.
— Ага, вот он! Сейчас мы ему звякнем из «автомата». Он наверняка дома. Кирюха не любит нигде шляться, по характеру отпетый домосед. Так у нас есть все шансы.
Выйдя на улицу, они быстрым шагом дошли до ближайшего телефона-автомата. В кабинке стоял неприятный запах мочи.
— Вот, козлы! — выругался, морщась, Миша. — Троглодиты какие-то, другого места как будто нельзя было найти! Полнейший дебилизм! Хорошо хоть, трубку не оторвали, скоты!
Лика молчала. Она не любила, когда Миша ругался. Она вообще не любила жестких выражений и агрессии. Но представить Мишу без «что в голове, то и на языке» было невозможно. И она понимала, что стоит за этим, и не сердилась.
Миша разговаривал по телефону и смотрел через окно будки на одиноко стоящую под зонтом Лику. Она казалась хрупкой и абсолютно беззащитной. Он не настаивал на афишировании их любви именно по этой причине — он боялся за нее. За то, что она не выдержит напора злобной толпы. За то, что боль окажется для нее слишком сильна. И он соглашался мотаться, как подростки, по чужим квартирам, прятаться, скрывать, любить урывками, вымаливать у судьбы счастливые моменты, лишь бы оградить ее от боли. Ему было мало дела до ее пингвина-мужа, только ради нее он был согласен ждать. Пусть сама решит, когда. Пусть сама подберет момент. Он просто будет рядом.
Он вышел и телефонной будки.
— Все в порядке! Кирилл дома! Ждет нас. Едем!
— Что, так вот просто заявимся с пустыми руками? Миша, как-то неудобно.
— Неудобно на потолке спать, а мы купим бутылочку хорошего вина, шоколадных конфет. «Кара-кум» — его слабость. Он, знаешь, такой сластена!
— Ты так хорошо его знаешь?
— Кирилла? Да с самого детства! Мировой парень, со странностями, конечно, немного. Не такой как все.
— Что имеешь в виду?
— Увидишь. Но это все не важно. Главное, друг он надежный, а остальное — чепуха.


ГЛАВА 8

Кирилл действительно жил совсем близко. Им пришлось проехать всего три остановки и они уже оказались рядом с его домом. Поднялись на второй этаж. После тихого звонка, дверь им открыл высокий щекастый увалень в очках, Кирилл. Эдакий местный Гаргантюа. Он очень обрадовался встрече, долго тискал Мишу в своих могучих объятиях, потом его представили очаровательной гостье.
— Добро пожаловать в мою скромную берлогу.
Он выглядел немного смущенным появлением красивой молодой женщины и от того его движения были еще более неуклюжими.
— Проходите в гостиную, не стойте в прихожей.
«Берлога» Кирилла представляла собой просторную трехкомнатную квартиру, окнами выходившую тихий сквер. Жил он здесь с бабушкой, родители его погибли в той самой страшной железнодорожной катастрофе 4 июня 1989 года под Уфой, когда из-за неисправности газопровода произошел взрыв. В эпицентре взрыва оказались два встречных поезда Адлер — Новосибирск и Новосибирск — Адлер. Миша заранее предупредил Лику, чтобы она не интересовалась родителями, воспоминания до сих пор были очень болезненными для Кирилла. Воспитание Кирилла легло на плечи бабушки, других родственников у него не было, кроме двоюродной  тетки где-то на Алтае.
Кирилл провел гостей в просторную комнату, где в глубоком кожаном кресле дремал здоровенный полосатый котище. Комната была похожа на настоящий маленький музей, забита до предела дореволюционной мебелью, на стенах висели в рамках старые пожелтевшие фотографии начала века, у окна двухтумбовый письменный стол с массивной резной столешницей, с бронзовым чернильным прибором в виде двух тевтонских рыцарей, книжные шкафы, ломящиеся от старых книг.
Кирилл казался слишком большим даже для этой просторной комнаты, он стоял посередине и с предвкушением разглядывал коробку «Кара кума».
Лика улыбнулась. Еще один большой мальчишка. Такой же, как Миша. Немудрено, что они друзья.
— Вы вместе учились? Миша говорил, что знает вас с детства.
Кирилл вскинул голову, и очки сползли вниз. Он смущенно поправил дужку.
— Нет, учились-то мы в разное время. Я ведь постарше Миши, учился в одном классе с его братом, Артемом. Царствие ему небесное. Мы дружили с раннего детства. Не разлей вода — это было о нас. С детского садика, в одну группу ходили.
Артем… Наверное, был такой же романтик и мечтатель, как и его братишка, как и его друг. Лика медленно передвигалась по периметру комнаты, заворожено разглядывая каждую деталь. Обстановка напоминала ей дом ее бабушки, где все старинное бережно и с любовь хранилось, и истории о каждой вещице передавались из поколения в поколение.
— У вас тут как в настоящем музее.
Кирилл расплылся в довольной улыбке.
— Это все от прадеда осталось. Он у меня в царской армии служил, после Гражданской войны преподавал в военной академии. Потом репрессировали в тридцать седьмом как врага народа. Так и сгинул бесследно в сталинских лагерях. А вещи его остались. Это еще что! Из старинных вещей было много чего интересного, да в войну прабабушка за бесценок продала, тяжело было, голодали.
Она сделала два шага и оказалась около пожелтевшей от времени фотографии бравого военного в рамке, висевшей над черным кожаным диваном.
— Вот, он — мой предок, Владимир Васильевич, — горделиво кивнул Кирилл.
Лика облокотилась на диван, чтобы поближе рассмотреть лицо человека, о котором до сих пор так много говорят неодушевленные вещи. Диван был древний, с валиками и кистями, таких уже не увидишь, только в старых фильмах. Над диваном на полочке стояла вереница белых слоников. Тех самых милых слоников, на которые когда-то давным-давно была мода, а потом их стали считать символом мещанства.
— А вы чем занимаетесь? — поинтересовалась Лика.
— Кирилл — классный фотограф, — вклинился в разговор Миша, откупоривая бутылку вина.
— Ну, уж ты скажешь, классный. Обыкновенный, как все. Ни хуже и не лучше.
— Киря, хватит прибедняться! Скромнягу из себя изображать. Кирюха — современный Бальтерманц, не меньше. Я так считаю. Лика, знаешь, сколько у него медалей со всяких фотовыставок и конкурсов? — Миша вскинул глаза на потолок. — Другим и не снилось.
— Сколько же?
— Мешок! Это я тебе без преувеличения говорю! Вот такой мешок и маленькая корзинка! — Миша развел руки.
— Очень интересно. Хотя верится с трудом.
Лика смеялась. Он напомнил ей рыбака, хвастающегося своим уловом. Только Миша хвастался уловом друга.
— Ну, Мякиш, ты чего расселся? Давай показывай свои награды и регалии! Дама просит! — накинулся на смутившегося и покрасневшего хозяина Миша.
Неожиданно из соседней комнаты послышался тихий голос.
— Кирюша! Кто к нам пришел?
— Бабушка, не волнуйся! Миша Тихонов со своей девушкой!
— Разве Ксения Карловна дома? — спросил удивленный Миша. — Что же сразу не сказал? Почему не выходит?
— Нездоровится ей.
— Я вас покину на минутку, — Миша поднялся из кресла. — Вы тут не скучайте без меня. А ты не сиди пнем, развлекай даму.
— Ксения Карловна, можно к вам заглянуть? — негромко спросил Миша, приоткрывая дверь в комнату бабушки.
— Заходи, мой дорогой, проведай старушку, — откликнулась Ксения Карловна. — Всегда рада тебя видеть, Мишенька.
Невысокая худенькая пожилая женщина лежала на высоко взбитых подушках. Седые тонкие косички были аккуратно сцеплены на затылке, на ней была голубая блузка с вышитыми цветами у ворота, оттеняющая ее бледное лицо. Рядом на тумбочке стояла кружка с чаем и баночка с вареньем. В комнате пахло корвалолом.
— Что с вами? Просто не узнаю вас, всегда такая цветущая, бодрая, а сегодня что?
— Приболела немного, Мишенька. Погода сырая. Ноги разболелись. Лежу вот, читаю. Кирюша ванночки мне с травами делает.
— Вы уж поправляйтесь, берегите себя.
— Да ничего, старость, что поделаешь. Никуда от болезней не денешься. Ничего, Мишенька, и это пройдет. Ты-то как? Рассказывай, как живешь? Как мама, Катюша?
— Все здоровы, слава Богу, спасибо. Мама вам всегда привет передает.
— А ты? Все хорошо?
Он внимательно посмотрел ей в глаза. Ксения Карловна с одного взгляда могла определить, что с ним твориться. Жизнь этих мальчишек проходила у нее на глазах, от горшков до мотоциклов, от детских слез до взрослых сердечных страданий.
— Все хорошо, Ксения Карловна. Лучше не бывает. Только вот за вас расстроился.
— Ерунда, Мишенька. Мы, старики, уже не обращаем внимания на свои болячки. Мы живем вашими радостями. Вот вижу блеск в твоих глаза — и мне уже лучше.
Она протянула руку с прозрачной кожей и погладила его. Вот и Мишенька влюбился. По-настоящему, по-мужски. Хорошо-то как.
Пока Миша общался с бабушкой, Кирилл провел Лику в свою фотолабораторию и показал коллекцию наград. Оказалось, что Миша не так уж и преувеличивал — коллекция на самом деле поражала разнообразием. Кубки, медали, статуэтки. Лика переводила взгляд с одной награды на другую, внимательно читала надписи, пытаясь представить, что стоит за каждой из наград, какая история, какие люди. За ними в фотолабораторию увязался доселе дремавший мордастый кот. Он проявлял к гостье неприкрытый интерес и не отступал ни на шаг. Бесцеремонно запрыгнул на проявочный стол, где стал прохаживаться, крутя перед гостьей пушистым хвостом, внаглую демонстрируя свои мужские достоинства. Лаборатория располагалась в довольно просторной комнате. Помимо нескольких импортных увеличителей и проявочного и монтажного столов, был еще оборудован небольшой съемочный павильон, со светильниками и мутиблицами. Доморощенный проявочный стол представлял собой какого-то сказочного монстра, состоящего из мудренных механизмов, всевозможных колесиков, проводочков, самодельной электроники, резиновых трубок… От него по верху через всю комнату к окну протянулась толстая кишка, сооруженная из пластиковых бутылок, играющая роль вытяжной вентиляции.
— Кыш, Филимон! Кыш! Кому говорю! — сердито прикрикнул на кота Кирилл, и, размахнувшись, дал ему подзатыльник. — Обнаглел в конец, полосатый. Брысь отсюда! Сейчас все на пол спихнешь! Брысь, кому сказал!
Схлопотав увесистую затрещину, обиженный кот стремглав слетел со стола и побежал в комнату Ксении Карловны жаловаться на молодого хозяина и искать утешения.
— Какой красивый кубок.
— Который?
— А вон тот, что выше остальных стоит. С ленточкой.
— А-а-а, этот. Один из самых памятных. Я получил его в фотосалоне в Макао за лучший женский портрет. Называется кубок — «Фотопринцесса».
— Достоин своего названия.
— А вот эту бронзовую медальку на биеннале в Реусе в Испании... Это самая дорогая награда, потому что самая первая.
Кирилл вдохновенно рассказывал об истории призов. Будто заново проживал моменты, связанные с ними. Лика с интересом слушала, мир фотографов, и вообще творческих людей, был незнаком ей, она привыкла к миру науки, миру исследований, испытаний, статей и диссертаций, привыкла к миру многообразия разных языков, филологии. Оказаться в мире творческого человека было интересно и захватывающе.
Спустя некоторое время к ним присоединился и Миша.
— Ну ты, брат, настоящий Кулибин, — выдал он, с любопытством рассматривая конструкцию проявочного стола. — Необходимо написать письмо великому очумельцу Андрею Санычу Бахметьеву, чтобы присвоил тебе звание «Заслуженного очумельца России».
— Голь на выдумки хитра, — отшучивался смущенный Кирилл. — Ладно, пойдемте чай пить, нечего вредными парами фотохимии дышать.
Вернулись в гостиную. Миша с Ликой, обнявшись, расположились на старинном диване под мирно шествующими слониками. Кирилл, пододвинув к ним журнальный столик, отправился на кухню заваривать чай.
— Ну как?
Миша нежно прикоснулся губами к ее виску.
— Что как?
— Лучше, чем под дождем торчать?
Она энергично кивнула. Собралась что-то сказать, но тут появился Кирилл с красивыми китайскими чашками на подносе и заварочным чайничком. Миша вскочил, принимая у него поднос.
— Хорошо, что предварительно позвонил, а то бы я «злую собаку» спустил.
— С чего это ты таким суровым стал? Кто тебе не угодил? Признавайся, Бальтерманц чертов!
— Да, замучили в конец. Повадились тут всякие бабки да тетки ходить, сектантки, черт бы их побрал, так называемые «свидетели Иеговы». Задолбали своими незваными визитами. От работы отвлекают звонками в дверь. Как-то звонят, открываю, смотрю, две тетки стоят. Спрашиваю, что вам угодно, сударыни. Говорят мне, вы, не хотите ли лучше узнать Библию и протягивают мне какие-то книжонки. Я аж закипел от гнева, у меня в лаборатории фотка одной знаменитой киноактрисы в растворе купалась, за ней приглад да пригляд нужен, а тут всякие бестии мне мозги запудривают. Ну, думаю, ладно. Будем бить врага его же оружием. Спрашиваю, мило улыбаясь, а вам, уважаемые дамы, самим-то все понятно и ясно в святом писании. Отвечают, о да. Хорошо, говорю, тогда ответьте мне вот на такой вопрос: «Кто помог Давиду пробраться в Гекхильский лагерь, где он похитил у Саула его алебарду и сосуд с водой? Чьего брата он назначил главнокомандующим своей армии?». Они и обалдели. Я им еще парочку вопросиков на засыпку. Ну и посадил их в большущую лужу, уж что-что, а Библию-то я с детства часто полистывал. Помнишь, Миш, ту самую с ятями, в кожаном футляре, что от прадеда моего еще осталась. Вижу, им уже явно не до визита, как бы побыстрее от позора ноги унести. А меня понесло, не остановишь, их не отпускаю, продолжаю ликбез в том же духе, напираю на них…
— И чем же ваша дискуссия окончилась? — полюбопытствовала Лика, пригубив терпкого вина.
— Кончилось, дорогая Лика, тем, что эти старые мымры теперь, при виде меня, шарахаются, как от прокаженного. За километр нашу квартиру обходят. Я бабуле так и сказал, если появятся снова, гони их в три шеи.
— У моих соседей, тоже аналогичная история случилась, — вставил Миша. — Четыре года назад сын у них женился. Предки-бедолаги из кожи лезли, гробились на садовом участке, торговали на рынке, чтобы молодым квартиру купить, обустроить. Фуф, наконец-то купили. Двухкомнатную. Тут и внучок у молодых появился, милое создание. А недавно встречаю тетю Полю, она вся в слезах, в шоке. Спрашиваю, что случилось, Полина Семеновна. Оказывается, молодые спутались с этими «свидетелями», обменяли свою шикарную квартиру на однокомнатную, а деньги — в секту. Представляете, вот такой сюрпризик отмочили! Папашку от такого известия, естественно, Кондратий посетил. До сих пор оправиться не может.
— Этим только слабинку покажи. В момент руку оттяпают. Главное, словно чувствуют, где у кого какое горе. Тут же начинают виться перед дверью.
— Кирилл, да черт с ними, с этими тетками. Лучше расскажи про свои приколы. Про медаль расскажи.
— Да, чего там рассказывать? Нечего особенного. Дела минувших лет.
— Давай, давай, не скромничай.
— Ладно, слушайте. Было это года два назад под Новый год. Сижу дома и вдруг в голову гениальная мысля стукнула, а не разыграть ли мне дружка своего, Володьку Королькова.
— Тот, который фотографией увлекается?
— Ну да, который частенько ко мне заглядывает. С ним мы в добрые старые времена в областной фотоклуб хаживали. Вот сижу и думаю, чтобы такое придумать, чтобы он надолго этот Новый год запомнил. И придумал. Решил ему из Испании письмо послать, будто он завоевал там, на международной выставке, медаль. Порылся в своих архивах, нашел какую-то фотографию из его коллекции, отрезал кусок от нее и на обороте написал набор испанских слов, какие попались в одном из каталогов. И в тексте указал два слова: «bronse» и «medal». Подписал: «президент Международной фотоассоциации ФИАП Фаустино Мелья». Потом вложил фотку в почтовый конверт и наклеил кубинскую марку, слово «Куба», конечно, оторвал, чтобы не смущало. Нарисовал на резинке шариковой ручкой штемпеля и отпечатал на письме. Перед Новым годом бросил послание Королькову в ящик. День жду, два жду, три жду. По нулям, адресат на письмо не реагирует. Что за черт? Я уж весь испереживался, места себе не нахожу. Празднику не рад. И вдруг поздно вечером на третий день раздается телефонный звонок, звонит Володька и возбужденным голосом заявляет, что у него срочное дело ко мне.
— Приходи, обсудим, отвечаю ему.
— А у тебя словаря испанско-русского нет?
— Нет, есть англо-русский, итальянско-русский, французско-русский. А вот испанского нет, отвечаю. А зачем тебе?
— Да тут письмо надо перевести. Ну, ничего завтра на работе переводчицу попрошу.
Через десять минут вновь звонок.
— Знаешь, у меня дома переводчик нашелся.
— Кто же.
— Жена перевела. Тут написано про бронзовую медаль.
— Володька, ну ты даешь! Поздравляю! Молодец!
Утром Корольков ко мне в офис примчался весь взмыленный, сияет как медный самовар, улыбка до ушей.
— Представляешь, я медаль на выставке в Испании получил! — вопит как оглашенный с порога.
— Какую еще медаль? — делаю вопросительную мину.
— Бронзовую!
— А, мы разве посылали в Испанию фотки? — невозмутимо спрашиваю его. — Что-то я не припомню.
— Я тоже не помню! Но, наверное, посылали, раз пришло оттуда письмо! — отвечает Корольков.
— Странно.
— Вот читай! Брон-зе ме-дал!
— Небось, всем уже растрепался на работе, что медаль завоевал?
— А то как же? Вот после обеда к переводчице схожу, пусть подробно переведет, что там написано.
А я ему и говорю:
— Вольдемар, у тебя как с чувством юмора?
— А, что?
— Мой тебе совет, не ходи к переводчице.
И тут, ошалевший от славы, Корольков, взглянув на меня, наконец-то все понял.
— Разыграл, да?
— Угу.
Корольков сник, конечно, но потом взял себя в руки.
— Спасибо, что сказал. А то представляю, как бы переводчики ржали над этой абракадаброй.
— Ты, что же, письмо только на третий день прочел?
— А мы говорит, с женой все праздничные дни дома сидели, никуда не выходили. Вот только вчера вечером спустился почту посмотреть, а там заграничный конверт.
— По шее от Королькова не получил за такую шутку? — спросил Миша.
— Наоборот, он мне был даже благодарен. Всю ночь, говорит, не спал, себя знаменитым человеком чувствовал.
— А потом мы уже с Володькой вместе подшутили над нашим председателем фотоклубом, Александром Ивушкиным. Он из себя вечно корчил эдакого крутого профи, великого фотохудожника. Написали ему письмо от председателя Федерации фотоискусства Рудольфа Крутицкого, что, мол, за выдающиеся заслуги ему присуждается высокое звание заслуженного фотохудожника России. Так он с этим письмом носился месяц, хвастаясь, всем кому ни попадя его показывая. А потом Корольков как-то и говорит: «Давай Ивушкину правительственную телеграмму пошлем».
— Какую еще правительственную? — спрашиваю.
— Настоящую правительственную, на фирменном бланке.
Оказывается, у Володькиного отца друг детства занимал какой-то большой пост в верхах, в правительстве, и на праздники имел привычку присылать правительственные телеграммы с поздравлениями. Будь то день рождения, или 23-е февраля, или Новый год. На бланке так и было написано большими буквами «правительственная». Корольков приволок одну из старых телеграмм, отодрали старый текст, отпечатали на машинке новый, вырезали полосками, наклеили на бланк. А написали следующее: «Встречайте. Проездом на Международный фотографический форум. Поезд такой-то. Крутицкий».
Санька Ивушкин, который в то время вращался при «Белом доме» в роли «придворного фотографа», пробил машину, заказал гостиницу, на крыльях помчался на вокзал. Потом всем рассказывал, что битый час бегал вокруг пассажирского состава, прошерстил все вагоны, но так председателя и не встретил. Наверное, тот не смог приехать. Мы же с Володькой чуть ли не покатывались со смеху, дело-то было первого апреля.
— И не боитесь вы так шутить? — покачала головой Лика. — За такое и поколотить могли.
Кирилла уже несло, не остановить. Вдохновленный эмоциями на Ликином лице, он сыпал историей за историей.
— Послали нас в совхоз помогать. Зашли как-то от нечего делать в правление, а там, на подоконнике, какие-то бланки лежат стопкой. Взяли, заполнили и отослали знакомому парню, который в заезде перед нами был, написали, что он должен совхозу уйму денег. Если в такой-то срок не рассчитается, его имущество будет арестовано. После совхоза встречаю жертву, спрашиваю, как наша шутка удалась. А он отвечает: «Какая еще шутка?». Я ему проясняю ситуацию. А он и говорит, что уже год не живет по тому адресу, там мать его обитает одна. Хорошо, что вовремя сказали, а то бы ее Кондратий бы точно стукнул от такого известия.
— Это жестоко.
— Не воспринимай все так близко к сердцу, Ликусь, — успокоил ее Миша. — Кирилл же самая добрая душа на свете и все это знают. Даже если он и шутит над кем-то, то не со зла, а просто ради самой шутки. На него не сердятся. Если бы ты знала, скольким людям он помог, тогда поняла бы меня.
— Хорош говорить обо мне в третьем лице, неприлично, в конце концов, — проворчал Кирилл.

За окном сгущались сумерки. Лика едва слышно вздохнула.
— Пора домой? — заглянул ей в глаза Миша.
Она кивнула.
— Пойду с Ксенией Карловной попрощаюсь.
— А можно и мне? Как-то некрасиво получается, я вроде в гости к ней в дом пришла, и даже не поздоровалась.
— Подождите, посмотрю, не спит ли она.
Кирилл поднялся с кресла и направился в комнату бабушки. Приоткрыл дверь и махнул рукой Лике.
— Заходите, не спит.
Лика нерешительно прошла вслед за Мишей. Улыбчивая женщина сразу понравилась ей. По глазам старушки можно было моментально понять, как они прожили жизнь. Есть старушки с глазами злыми и ожесточенными, есть с уставшими и печальными, есть с безразличными, а есть, как эта, со светлым и чистым взглядом, полным бесконечной доброты. Она отложила книгу, которую читала, приподнявшись на подушках, и сняла очки.
— Ксения Карловна, это Лика, — негромко произнес Миша.
— Здравствуйте, извините, что потревожили вас.
— Что вы, Лика! Я всегда рада гостям. Мишенька не так уже часто заходит к нам в последнее время, это просто замечательно, что вы пришли.
— Нам уже пора, Ксения Карловна, зашли попрощаться.
Миша нагнулся и поцеловал ее. Она прижала его голову к себе.
— Береги ее, — шепнула она.
Когда они вышли из ее комнаты, Миша сиял, словно получил благословение от самого важного в его жизни человека.


ГЛАВА 9

Весна набирала обороты, и все теплее становилось на улице. Очередные выходные пролетели так же быстро, как и все дни, проводимые Мишей с Ликой. И это воскресение прошло. Они медленно шли по тротуару, направляясь к автобусной остановке. Они не торопились. А куда торопиться? Лике вовсе не улыбалось возвращаться домой в атмосферу полного отчуждения и молчания. Анатолий стал часто задерживаться и ночевать у родителей, которые жили близко к его работе. А может, и не у родителей. Лика, если и задавалась таким вопросом, долго на нем не концентрировалась. Ей даже подспудно хотелось бы, что на полный разрыв пошел именно Анатолий. Так было бы легче. Но он на разрыв не шел. Он настаивал на сохранении брака. Зачем? Она так и не могла понять. Ради репутации? Ради матери? Ради чего? Защиту отложили на начало осени. Толик открыл новый метод апробации своего изобретения и непременно хотел включить результаты в свою окончательную работу. Любой другой защитился бы поскорее и занимался наукой дальше, но Толик решил представить свою работу, как настоящее открытие, а не диссертацию для галочки, и потому шел наперекор всем разумным советам.
Защита докторской была главным рубежом, преодоления которого Лика ждала с нетерпением. Ведь она согласилась не подавать на развод до защиты, не предполагала, что все так затянется. Иногда ей закрадывалась мысль, что Толик специально оттягивает, не хочет никаких решительных мер. Зачем ему жена, не принадлежащая ему ни душой, ни телом? Хотя, о теле он еще не знал. Наверняка слухи дошли и до его ушей. Напрямую он никогда не спрашивал. Но и в спальню к ней не заходил.
Воскресные встречи становилось все мучительнее закачивать. Лика шла и искоса поглядывала на Мишу. Тоже, видать, нелегко ему все это дается.
Еще утром был такой веселый, что аж искрился. Она еще спросила, в чем причина веселья.
— Да вот связался вчера со Славкой, — улыбался Миша. — Подшутить решили с ним над одним знакомым парнем, моим бывшим одноклассником, Валеркой Герасимовым. Я на завод пошел работать, а Валерка после института на военную службу подался в ФСБ. Так вот, сидим мы вчера вечером у меня, кассеты гоняем, а тут звонок. Является Валерка собственной персоной, уже слегка поддатый. Говорит, что скучные такие, давайте, я домой сгоняю, банку домашнего вина притараню. Отвечаем живо, мы не против, дуй за винишком, продегустируем. Он умчался. Сидим ждем, час ждем, второй, третий…. Одним словом не дождались. Оказалось, он домой пришел и спать завалился, про нас забыл.
И Славка предложил, что за такие дела надо бы молодого лейтенантика наказать. Подумали и решили ему гневное письмо написать и приложить к нему майорский погон без звезды. Этот замурзанный погон «с пушками» у меня еще с детства неизвестно откуда в барахле с инструментами завалялся. Одним словом, написали письмо и вместе с погоном отправили ему бандеролькой. Вот почитай, чего наваяли, — Миша протянул Лике копию письма.

г. N-бург
июль 1998
12-ое число

Милостивый государь!
В России следуют правилам чести так же строго, как и везде.
Господин Хорунжий, Вы, соизволили сыграть с нами, особами, приближенными к государю-императору, злую шутку. Подобные оскорбления в высшем свете смываются только кровью. Но, учитывая Вашу молодость, Вашу преданность нашему общему делу, Ваши неоценимые военные заслуги перед фатерландом, Ваше усердие на службе, мы, благодаря нашему благородству, нордическому характеру и высокому человеколюбию, с зубовным скрежетом в сердцах прощаем Вам, как говорят французы «фо па» (гнусную выходку). И сменяем свой жуткий, но справедливый гнев на милость.
Мы не будем швырять лайковую перчатку Вам в лицо, т.к. Вы его потеряли; мы не будем на рассвете ждать Вас с секундантами у Гнилого оврага, так как Вы можете подхватить насморк; мы не будем с Вашего фамильного герба срывать рыцарские регалии, т.к. это займет слишком много драгоценного времени.
В назидание на будущее, дабы Вы не заставляли страдать благородных кавалеров в ожидании домашнего бургундского, Вам присваивается внеочередное звание майора мортирных войск со снятием золотой звезды.

С отменным почтением и преданностью честь имеем быть Вашего высокоблагородия покорнейшими слугами

Кавалер орденов Св.Варфоломея, героя-мученика Св.Кондратия и Егория III степени, шевалье Мишель де Тихонье

Штаб-офицер драгунского полка его Императорского величества, барон Слав фон Зайцми.

— Ну, как тебе?
— Вот вы неугомонные. И хватает же у Славки времени на такую чепуху.
— И не говори. Но ведь юморной, зараза, и фантазия у него — на десятерых хватит.
— И что думаешь — этот ваш Валера среагирует на письмо?
— Одно знаю точно — запомнит надолго.
Лика прижалась к его плечу. Удается же ему жить, не загружая голову чересчур сложными лабиринтами переживаний. Он живет жизнь такой, какой она приходит каждый день. Он радуется шутке так же, как радуется хорошей погоде. Он еще такой ребенок, и тем больше щемящей нежности к нему расцветало в ее душе.
— А как твой английский? Хоть один урок прошел из того учебника, что я тебе дала?
— Ну-у-у…
— Что ну-у-у? Не открывал даже?
— Понимаешь… Всякие там, паст пёфик, паст индэфенит, какой-то континиус! Голову сломаешь!
— Да, налицо богатейшие познания английского языка.
Она запрокинула голову и прищурилась на солнце. Укоряет его, а самой не настолько ведь и важно — знает он английский или нет. Что изменится в нем, как в человеке, от этого знания? Расширит свои горизонты, да, но для нее, для женщины по имени Лика, тепло его тела не зависит от того, сколько слов он выучил за неделю. Он принадлежал ей, она ему. И они оба — яркому солнцу, слепящему ей глаза.
— Ну, что я виноват, что ли, — пытался оправдываться Мишка. — Ну не получается у меня, не запоминаю я этих времен и прочих там, неправильных глаголов.
— Захотел бы, выучил. Лень — матушка. Что можно еще сказать.
— Зато я в технике здорово рублю. Лучше меня в отделе никто в электрических схемах не разбирается, если, конечно, не брать в расчет Федора Федоровича. А ради тебя не то, что инглиш, китайский выучу и буду тебе перед сном цитировать «великого кормчего» или Конфуция.
— Ну, и болтун же ты, Мишка! Лучше скажи, что мы сегодня делаем?
— Сегодня едем ко мне! Территория свободна!
С вопроса «куда пойдем» начиналась каждая их воскресная встреча. Иногда Мишины друзья выручали и давали ему ключи, если уезжали куда-нибудь, иногда его квартира пустовала, если мать с сестрой отлучались. Но так случалось далеко не всегда, и порой им приходилось просто шататься по городу или сидеть в парке, прижавшись друг к другу и томясь от обуревавших эмоций. Сегодня, можно сказать, выпал счастливый день. Лика не сетовала и не злилась, когда пойти было некуда — что же поделаешь, если их любви приходится переживать не самый легкий путь. Но если можно было расслабиться и прижаться к его телу, не оглядываясь на прохожих, не думая о мнении посторонних любопытных, если можно было впустить в себя такое долгожданное тепло и замереть от счастья, разомлев в его руках, если можно было поддаться счастью уединения, то тут Лика не скрывала радости.
Они направлялись к его дому, перекидываясь шутками, не замечая никого вокруг. Неожиданно к ним наперерез бросился подвыпивший, с растрепанной светло-рыжей шевелюрой мужчина в треснувших очках. Вид у него был совершенно расхристанный. Помятая физиономия при этом излучала  счастье.
— Аа, Миша! Здарова! — пьяный полез к Мише с пылкими объятиями. — Только ты меня понимаешь, Миша. Представляешь, я снова маму сегодня во сне видел. Вот так прямо, как тебя. Бедную нашу маму… Она плакала. И Пашку, братишку…
— Дядь Лень, может на сегодня уже хватит? Идите домой, а то еще чего доброго опять в милицию попадете.
— Миша, я тебя, знаешь, за что люблю? Ну, вот скажи, знаешь? Знаешь за что?
— Ну, за что, дядь Лень?
— Ты мировой парень, вот! Настоящий друг! Прости меня, распоследнего алкаша! Да, я такой-растакой, пью как последняя скотина. Думаешь, мне самому непротивно? Еще как противно! Но их не вернешь! Понимаешь? Не вернешь…
— Лика, подожди, я сейчас переговорю, — Миша с пьяньчугой отошли к небольшому фонтанчику, который украшал сквер недалеко от его дома. Лика присела на край скамейки рядом с дородной пожилой женщиной в летней шляпе, которая держала на руках крохотную дрожащую собачку с большими выпуклыми глазами. Женщина внимательно разглядывала Лику. Лика же, ежась под ее взглядом, гадала, почему незнакомке так интересна ее особа.
Общение Миши с растрепанным мужиком затянулось. Наконец, после долгих прощаний со знакомым, Миша вернулся и присел рядом.
— Кто это?
— Наш сосед напротив. Дядя Леня, Северцев, физик.
— Что ему от тебя надо?
— Чего надо? Выпить!
— Алкаш, да?
— Да, можно сказать, что да. Темный алкаш. А ведь был замечательным физиком, на него возлагали большие надежды, мог бы стать известным ученым. Но судьба, видишь, как распорядилась. Они с братом-близнецом учились на физмате, когда началась война в Афганистане. Пашка у них, мне мама рассказывала, вообще шебутной был, вечно в какие-то истории попадал. Вдруг ни с того ни с сего из-за девчонки, из-за какой-то там шалавы, бросил учебу на втором курсе и загремел в армию, попал в Афган. А через некоторое время, представляешь,  привозят его оттуда в «цинке». Тетя Даша в слезы, у отца — обширный инфаркт. Была замечательная крепкая семья, и на тебе! А через пару месяцев неожиданно приходит письмо из Ташкента, из госпиталя. Жив! Оказывается, тяжело ранен. Весь заштопанный, в коме находился долгое время. А по ошибке останки другого парня в «цинке» привезли, похоронили, который подорвался с ним на фугасе. Вернулся израненный домой, отца нет — умер, мать от выплаканных слез вся больная. И сломалось что-то в нем, будто пружина в часовом механизме, раньше был веселым улыбчивым парнем, а вернулся злым, агрессивным, с угрюмым мертвым взглядом. И понеслось — пьянки, драки с мордобитием, ночевки в милиции. Тетя Даша не вынесла постоянных переживаний, умерла. А через полгода и Паша отправился вслед за несчастной матерью, утонул пьяным в озере. Вот и остался дядя Толя из всей дружной семьи на свете один. Тоже запил, покатился под откос. Кандидатскую диссертацию по-пьяни в автобусе потерял; жена не выдержала, ушла, слава богу, детей у них не было, меньше покалеченных судеб. Из университета с кафедры выперли, все промотал, опустился, дальше уж некуда.
— Он на бомжа похож, если честно.
— Вот-вот! А ведь веришь — он по себе человек душевный, беззлобный, умница, каких поискать. Помогал мне в институт готовиться. Репетитор из него классный, к нему многие из абитуриентов и студентов-двоечников ходили. А сейчас ничего не делает, стреляет только тугрики на дешевенький портвейн. Ну, посуди, ну как ему не дать? Конченный бедный человек, для него вся жизнь осталась в прошлом.
— Жалко его, — вздохнула Лика. — Неужели о нем некому позаботиться?
— Кому алкоголик нужен?
Она не ответила. Грустно все это, что скажешь. Миша встал.
— Пошли? Украли у нас наши драгоценные минуты, уж извини.
— Пошли. Ты молодец, что ему помогаешь. Большинство пожимают плечами, корчат мину отвращения и проходят мимо.
— Да ерунда все это. Пойдем, Ликуся, нас ждет великолепное вино, припрятанное специально для тебя!
— Нас ждет кое-то получше, чем вино.
Он заглянул в ее озорные глаза, схватил ее за руку и они побежали, как подростки, шлепая по мелким лужицам, все еще подсыхающим после ночного дождичка.


ГЛАВА 10

Для Лики всегда оставалось загадкой, почему Мишино тело имеет над ней такую сильную, притягательную и странную власть. Она не могла сказать, что страсть, секс, являлись основным столпом в их отношениях. Они не рвали друг на друге одежды, не бросались, как изголодавшиеся животные. Ничего такого не было. Была нежность. Бесконечная нежность. Он раздевал ее и любовался ее изгибами, осторожно, словно боясь спугнуть, касался ее тела, целовал. Она поначалу смущалась. Она не привыкла, чтобы ее так разглядывали. Миша научил ее наслаждаться этим. Постепенно она стала растворяться в этом процессе, закрывала глаза и впитывала в себя каждое прикосновение. Сердце билось все чаще и чаще, ее белая прозрачная кожа покрывалась бархатными росинками пота. Его руки словно гипнотизировали, превращали ее в мягкий податливый пластилин. Иногда она перехватывала инициативу, и тогда принималась исследовать его тело, его губы. Она понимала теперь, что такое растворяться друг в друге. Она могла поклясться, что сливалась с ним в единое целое. В такие моменты она не ощущала себя отдельно от него, не ощущала себя Ликой, женщиной, человеком. Она ощущала себя частью невесомости. Но в невесомости этой они были вместе, вместе ним, навсегда, неотделимы.
Она открывала глаза и видела перед собой любимое смеющееся лицо.
— С возвращением? — спрашивал он.
— С возвращением, — едва слышно вздыхала она.
И они возвращались к реальности. Пили вино, перекусывали, смотрели телевизор, едва ли понимая, о чем говорят с экрана. Смотрели на часы и медленно одевались, нехотя, оттягивая момент. Иногда она до конца дня ощущала, что в голове ее все еще туманно. Какая-то часть ее сознания еще летала в неведомых далях, устремляясь за горизонт. Она отдавалась вся, без остатка. И он знал это, чувствовал, и от этого ощущения он любил ее еще больше. И еще больше не хотел отпускать.
Они допили вино и не спеша одевались. В дверь постучались.
— Твои вернулись? — тревожно спросила Лика.
— Да не должны вроде так рано, — пробормотал Миша, натянул рубашку и пошел открывать дверь. На пороге стояла мать соседа Кеши, Валентина Арсентьевна.
— Опять бузит? — сочувственно спросил Миша.
— Беда с ним, Миша, не знаю, что и делать.

Кешка в 96-ом вернулся с чеченской войны. Каким-то неведомым чудом остался в живых, один из тех немногих, кого бросили на произвол судьбы в Грозном, том самом Грозном, что в августе 1996 без единого выстрела сдали боевикам. Что интересно, за месяц упорных боев в чеченской столице он не получил ни одного ранения, если не считать пустяковых царапин от осколков и кирпичной крошки. То ли молитвы матери помогли, то ли кто-то свыше отвел от него ненасытную смертушку, что безжалостно косила без разбору находившихся рядом его боевых товарищей.
Вернувшись из пекла, он буквально слетел с катушек. Пацана словно подменили. После увиденного там у него случались постоянные срывы, глюки, истерики. Он прочно подсел на наркоту. Сначала баловался «травкой», потом подсел на опианты. Работы постоянной у него не было, а денег на зелье не хватало. Вот и стал он потихоньку тащить все из дому, что плохо лежало. Сначала всякое мелочишко, потом дошло до постельного белья, одежды, пока предки не заметили пропажу. Пришлось собрать все более-менее ценное и отнести на хранение к соседям, чтобы сынок не спустил барыгам.
В этот вечер Кешка выкинул очередной номер. Возвращаясь домой в приличном подпитии, он в подъезде увидел двух пацанов лет двенадцати, уединившихся покурить. Он разговорился с ними и пригласил мальчишек к себе домой послушать песни Виктора Цоя. Мать, открыв ему дверь и увидев его гостей, поинтересовалась, что это за дети, зачем он их привел домой. На что поддатый Кешка ей заявил, что мальчики будут жить теперь у них, что это его друзья. Ни какие уговоры не помогали, Кешка на прием не работал. Мужа дома не было.
— Поговори с ним, Мишенька. Может, тебя послушает? Меня не слышит вообще, как об стену горох.
Миша вернулся к Лике.
— Сейчас приду, соседа утихомирю. Не скучай, я мигом.

Кешка устроился за секретером и посасывал из пластиковой бутылки пиво. На нем красовалась тельняшка, одетая наоборот. На кушетке перед музыкальным центром сидели два пацана и слушали диск с песнями Цоя.
— Привет, Кеша. Мать говорит, что ты дискотеку открыл, вот пришел полюбопытствовать.
— Ну что за народ, эти женщины. Им одно говоришь, а они все равно свое гнут, — начал возмущаться Иннокентий, вставая навстречу и мотуляясь из стороны в сторону. — Ребята захотели послушать Цоя.
— Уже поздно, их, наверное, дома ждут, — вклинилась в разговор мать, выглядывая из-за спины Миши.
— Никто их не ждет, они будут жить здесь, — закатывая глаза, бубнил пьяный Кеха. — Не будем им мешать.
Разговор перешел в гостиную.
— Откуда ты их привел? Родители, может быть, волнуются и ищут их, — начал было Миша.
— Понимаешь, дорогой мой Мишель, пацаны не хотят служить в армии.
— Почему не хотят?
— А я с ними беседу провел. Они не будут служить в такой армии! Никто теперь не будет служить! — счастливо улыбаясь, поведал пьяный.
— Кто же защищать страну станет? — спросила Кешкина мать.
— Никто! Пусть они защищают! — отрезал Кешка и показал пальцем вверх. — А пацаны не будут!
Пока мать отвлекала сына разговором, Миша вновь заглянул в комнату вояки, где притихшие подростки продолжали слушать Цоя.
— Так, парни, уже поздно, давайте живо по домам! Сами видите, он невменяемый!
Пацаны поднялись. Но тут в комнату ввалился Кешка, почувствовав недоброе.
— Куда? Назад! Сидеть! Никуда не пойдете! Будете жить здесь! — Кешка заслонил им дорогу.
Пацаны вновь послушно уселись на кушетку.
Миша прошел в гостиную, где продолжала причитать тетя Валя.
— Миша, что же делать, с этим обормотом? Ведь так и под статью может попасть.
— Валентина Арсентьевна, да не спорьте с ним, послушают музыку и отпустит он их.
— И сон его не берет, дурака, и пива еще притащил с собой. Как бы мальчишек не напоил.
— Еще чего! Никакого пива, пусть музыку слушают, — заявил Кешка, вновь появляясь в проеме.
— Кеша, отпусти мальчиков, — начала умолять тетя Валя. — Опять неприятности наживешь.
— Они не будут служить! Запомните это! Это я вам говорю! Они не будут служить в этой армии!
— Зачем ты удерживаешь пацанов? Хочешь, в снова милицию угодить? — пытался урезонить соседа Миша.
— Они будут жить со мной. Я их буду воспитывать, — продолжал разглагольствовать пьяный, плюхаясь в кресло.
Миша сделал знак тете Вале молчать, не спорить. Кешка откинулся на спинку кресла, все еще пытался что-то говорить, но уже с трудом ворочал языком. Его несвязная речь стала перемежаться паузами, а осоловелые глаза сужаться, через несколько минут он мирно засопел, уронив коротко стриженную голову на руку.
— Слава богу, уснул, — вздохнула с облегчением бедная женщина.
— Ну все, можете пацанов отпускать, а я пошел.
— Храни тебя Господь, Мишенька! Всегда ты нам помогаешь, — она всхлипнула.
— Будет вам, тетя Валя, мы же соседи.

Они подошли к автобусной остановке, и Лика всматривалась в даль. День подошел к концу. Жизнь подошла к концу. Следующая начнется в следующее воскресение. Так и жили — урывками. Сколько это еще будет продолжаться. Тело будет неделю изнывать от одиночества, каждый очередной унылый вечер будет казаться бесконечным ожиданием, отдаляющим новую встречу. На работе они старались, как можно меньше общаться. Но кота в мешке не утаишь, и сплетни, злобные сплетни изнывающих от плоскости собственной личной жизни сотрудниц, уже поползли по заводу, проникая из комнаты в комнату, обрастая домыслами, извращая все, что только можно извратить. Она ощущала на себе косые взгляды, она слышала, как шептались за ее спиной. С каждым днем проводить целый день в угнетающей атмосфере становилось все сложнее.
Миша обнял ее за плечи.
— Слушай, всего семь часов! Мне надо сегодня к Кириллу еще заехать, хочешь со мной? Он будет рад.
Она грустно покачала головой.
— Мне далеко ехать, Миш. Давай в следующий раз. Кирилл, кстати, обещал меня сфотографировать. Говорит, у меня идеальная фигура. Льстит, конечно, но все равно приятно.
— В каком же это виде, позвольте вас, сударыня, спросить, вы собрались сниматься?
— В обнаженном.
— Так и знал. Предчувствовал просто. Узнаю Кирилла. Он всем предлагает ню. Просто поражаюсь. Странный вы все-таки народ, женщины. И почему вам так нравится фотографироваться обнаженными? Хлебом вас не корми, только дай покрасоваться нагишом. Ну, вот скажи, что в этом интересного?
— А что тут плохого, Миш?
— Да, ничего тут плохого, конечно, нет. Кирилл замечательный фотохудожник, как говорится от бога. Не всякий мастер может так снимать обнаженную натуру, как он.
— Женское тело, ведь это так красиво. Признайся? Разве тебе самому не приятно смотреть на красивое женское тело?
— На твое — да.
— Да ладно, скажешь тоже. На любое приятно!
— Лика, никто и не спорит, что красиво. Только я ревную.
— Глупыш, он же твой друг.
— Прекрасно это сознаю, но все равно бешусь от одной лишь мысли, что кто-то будет на тебя смотреть и любоваться сокровенными изгибами твоего тела.
— Не говори глупостей. Ты что, забыл, как я тебя люблю?
Она встала на цыпочки и чмокнула его в висок.
— Мой автобус едет. Пока?
— Пока, любимая.
Он помог ей взойти на подножку автобуса и еще долго стоял на пустынной остановке, глядя вслед.


ГЛАВА 11

На следующий день Миша пришел на работу раньше обычного. Еще никого не было, кроме охранников, но дверь в соседнюю лабораторию была почему-то открыта настежь. В помещении ярко горел свет, кто-то монотонно бубнил из дальнего угла из-за груды приборов. Заглянул. Ба! Да это Юрий Палыч. Склонился над учебником английского языка и бормочет, бормочет — новые слова пытается запомнить. Оказалось, Юрий Палыч на спор проиграл Белову в шахматы. И теперь должен за это выучить английский язык. Если он не выучит «инглиш» за три месяца, то год обязуется не брать в руки шахматы. А такое испытание для Можаровского было смерти подобно. Поэтому он приходит каждый день раньше всех и до начала рабочего дня усиленно долбит иностранный.
— Я к вам скоро присоединюсь! — сообщил ему Миша, вспомнив свое обещание Лике одолеть иностранный.
— Давай, веселее будет.

День начался с «разбора полетов». Тихонову влетело за то, что он не закончил свой макет, хотя макет был готов и еще два дня назад он отдал его Свете, чтобы та подготовила сопроводительную документацию. Света, как выяснилось, не успела все закончить, проболтала с Луизой и подружками с соседних отделов, и теперь влетело Мише, как ответственному за работу.
— Ты бы хоть предупредила, что макет не сдан, Светок. Я бы знал, что говорить, а так стоял, как столб, и не знал, что и сказать, — подошел Тихонов к ней после пятиминутки.
Света пожала плечами.
— Ну, извини. Меня так загрузили бумагами, за вами всеми не угонишься. Витя тут тоже подсунул работку, потом ты, как мне успеть?
— Ооо! Тогда нет вопросов, — Тихонов щелкнул пальцами. — Тогда все ясно! Мне с Витьком в борьбе за приоритетность не сравняться. Его пылкие взгляды вне всякой конкуренции. Особенно, когда рядом Света.
Витя кинул в Тихонова комок смятой бумаги. Светка вспыхнула. Луиза Владимировна неожиданно вступилась за свою младшую подругу.
— Ты бы, Тихонов, лучше за своими взглядами следил.
Миша недоуменно повернул голову в ее сторону.
— Не понял?
— Да, да. Понимать тут многого не надо. Сам-то куда смотришь? Уж точно не в свой огород.
— А в чей, Луиза Владимировна, разрешите уточнить?
— Известно, в чей.
— Тихонов, тебя вызывают к начальству, — окликнул его Федор Федорович, вешая телефонную трубку. При этом он весьма выразительно посмотрел на Луизу Владимировну, и та ретировалась. Миша пожал плечами и вышел из комнаты, решив вернуться к разговору позже, однако дела так замотали его, что он быстро забыл об этом.
Когда сидели и пили чай в обед, в лабораторию заглянул Данила Григорьевич, присев рядом с Мишей, все пытался начать разговор о чем-то, но потом замолкал, думая о своем или не зная с какой стороны начать щекотливую тему. Миша даже спросил, хорошо ли он себя чувствует, настолько странным и озабоченным он показался ему.
— У меня-то все нормально, а вот ты, Михаил…
— А что я? Кто уже чего накапал?
— Да никто не накапал. Ты вот что, ты после работы задержись, разговор у меня к тебе серьезный есть.
— Не вопрос, Данила Григорьевич.
К ним на минутку заглянула жена Белова — Изабелла, посмеялась на очередной выходкой Кузи, хотя ни капельки не удивилась. Изабелла работала в соседнем отделе конструктором. Была маленького росточка, с короткой аккуратной стрижкой, в отличие от мужа была очень тихой, спокойной женщиной с милой детской улыбкой. Она всегда находила минутку узнать, как у кого идут дела, ее любили и ни у кого не вызывали раздражение ее частые визиты. Она действовала успокаивающе на своего крайне импульсивного мужа. И в случае, если он бушевал чересчур шумно, за ней тихонько посылали кого-нибудь, и через пару минут шум стихал. Впрочем, ее спокойная улыбка действовала умиротворяюще не только на Белова, но и на всех мужчин лаборатории. Вот и на этот раз шум и гвалт притих с ее появлением. Миша обратил внимание, что она как-то слишком уж пристально посмотрела на него и перекинулась тихими словами с Данилой Григорьевичем. Тот кивнул и что-то ответил ей, было видно, что ему не очень приятна обсуждаемая тема.

Тихонов с нетерпением ждал вечера и разговора с Тельманом. О чем будет беседа, он догадывался. В комнату заглянул Кузя, заметив его напряжение и блуждающий взгляд, решил внести свою лепту.
— Мишка!
— Ну, чего тебе? — недовольно откликнулся Тихонов, оборачиваясь к маячившему над душой Кузьмину, в руках которого была черная тушь.
— Пух, смотри, я сейчас фокус покажу!
— Ну, чего там еще? Показывай быстрей! А то, мне некогда!
Кузя отвинтил крышечку и поставил открытый пузырек с тушью на стол. Извлек из кармана халата полиэтиленовый пакетик с сухим льдом. Сухой лед использовался при климатических испытаниях электронных блоков, его температура была ниже минус шестидесяти градусов. Куски льда приносили из заводской лаборатории в ящике или мешке, потом высыпали их в пенал из пенопласта и в нем морозили несколько часов электронные блоки, испытывая их на морозостойкость. Кузя вытряхнул небольшой кусочек льда в пузырек с тушью и отошел за спину товарища, довольный эффектом. Миша опешил. Подобного эффекта Миша отродясь не видел. Тушь закипела, забурлила, буквально на глазах и полезла наружу в виде грозди винограда, при этом образующиеся многочисленные черные пузыри лопались, а брызги разлетались в разные стороны.
— Серега, ну ты идиот! — только и успел кинуть Миша, резко отпрянув в сторону, спасая свой белый халат.
— Что у вас тут? — поинтересовался подошедший Федор Федорович, который из-за своего вечного любопытства тут же угодил под обстрел лопающихся пузырей. Черные пятна веером расползались по халату, превращая его в пятнистого ягуара.
— Чтоб ноги твоей в нашей лаборатории не было! — гневно заорал, выйдя из себя, Белов. — Великовозрастный балбес! Охламон!
Кузьмин накрыл пузырек с тушью крышкой, при этом изрядно перепачкав ладони, и быстренько выскочил за дверь.
Вечером Миша до последнего сидел за работой.
— Домой не собираетесь? — спросил Белов, борясь с непослушными пуговицами пальто.
— Еще немного задержусь, Данила Григорьевич обещал посмотреть, что у меня выходит. Хочу закончить сегодня.
— А-а, ну-ну, давайте, только до утра не сидите, хлопчики.
Лаборатория опустела. Миша орудовал паяльником, ожидая, когда Тельман сам начнет разговор. Тот распахнул окно и закурил.
— Ты меня знаешь, Мишка. Я человек слова и дела, до бабских сплетен не охотник. Но тут такое дело, тут, понимаешь, такое дело…
Тельман мучительно подбирал слова. И почему именно на него возложили эту миссию? Заботливых много, а разговаривать с Тихоновым никто не взялся. А тема уже давно муссируется, от одного другому, особенно стараются женщины. Если бы ему это Луиза сказал, он бы плюнул и внимания не обратил. Но тут — Изабелла. Изабелла врать не будет, и муру всякую передавать не станет.
Миша выпрямился. Он давно понял, о чем пойдет речь. Внутренне напрягся, готовясь к обороне.
— Миш, это насчет Лики. Может и враки все это, тебе лучше знать, но девчонка-то хорошая, жалко ее.
— Почему жалко?
— Ведь замучают бабы наши. В грязи вываляют, глазом не моргнув. Чего доброго, мужу ее донесут. Жизнь ведь поломают, понимаешь?
— Понимаю. А может ломать нечего, нет у нее никакой жизни с мужем.
— А это уже вопрос другой, личный, так сказать. Она об этом не говорит, никто ничего не знает, а как имя доброе вывалять в пакости — так на это охотников много. И ты тут не посторонний. Другое дело — разведись она. Никто бы не пикнул. Но так… — Тельман неодобрительно покачал головой. — Не дело, парень, не дело это.
Миша тяжело дышал, будто пробежал десять километров. Он знал, что однажды их отношения все-таки станут достоянием публики. Но так скоро? И кто уже пронюхал? Интересно, знает ли Лика? Если и знает, слова ему не скажет. Будет страдать в одиночку, молча, гордо запрокинув голову, но ему не станет жаловаться.
— Данила Григорьевич, я за эту девушку жизнь отдать готов. Пускай говорят, плевать я хотел. Она разведется, рано или поздно. Просто время нужно. Мы поженимся, все это вопрос времени. А рты сплетникам буду лично закрывать.
— И как? Как закрывать собираешься? Ходить из отдела в отдел и затыкать? Нет, не дело это. Ты ее младше, она замужем, ну что вы придумали? Молодежь, жизни не знаете. А если завтра разбежитесь, тебе ничего, а за ней шлейф будет еще ого-го сколько тянуться.
— Да никуда мы не разбежимся. Говорю же, люблю я ее.
— Да хоть сто раз люби, но хочешь ей добра — побереги ее. Если разводиться она вздумала — подождите до развода. Ну чего сейчас всем глаза мозолить?
«А кому мы мозолим», — подумал Тихонов. Не сказал ничего. Нечего было отвечать. — Не понимают люди в любви ничего, что им объяснять?»
— Ну, как знаешь, Михаил, — вздохнул Тельман. — Мое дело предупредить, твое — сделать выводы.
— Пошлите домой, Данила Григорьевич. Поздно уже.
— Не хочешь, значит, продолжать?
Тельман прищурился и неожиданно улыбнулся.
— Любовь, как и все хорошее, защищать надо. Просто так ничего не дается. Ты молодец, что так держишь оборону. Но о ней — подумай. Ей может быть куда хуже. Хорошая она девушка, если хочешь знать мое мнение.
— Спасибо, Данила Григорьевич.
Миша тоже улыбнулся.
На душе было тяжко. Прав Тельман, ох как прав. Лике еще не один месяц придется разговоры эти выносить. А бабы на заводе языкастые, мимо пройти не дадут. И ведь конец двадцатого века на дворе, а все туда же — кто с кем, замужем, разведена, мораль и честь чужие блюдут, о своей думают в последнюю очередь. Мишу переполняла злость. Он не знал, как защитить Лику. Он готов был кричать на каждом перекрестке, как сильно он ее любит. Но это не поможет. Он сжал кулаки. И все же… Все же посмей кто обидеть Лику, он спуску не даст.


ГЛАВА 12

На остановке он с удивлением обнаружил Лику. Она стояла, словно никуда не торопилась, и время от времени оглядывалась в сторону завода. Заметила его, улыбнулась.
— Ты чего здесь? Уже поздно!
— Ждала тебя. Я заглянула перед уходом, ты о чем-то с Тельманом разговаривал, нахмурился. Что-то случилось? Ты выглядишь расстроенным.
Он ласково смотрела на него, как на больного, нуждающегося в уходе. Миша не умел скрывать свои эмоции. На его лице можно было прочесть все его мысли, словно по книге. Что же так расстроило его?
— Да нет, так, по работе.
Он замялся перед тем, как ответить. Он не знал, стоит ли ей говорить. Он страшно злился на всех злопыхателей, но расстраивать ее этими сплетнями не хотелось. Знала ли она о разговорах за ее спиной? Успели ли достать ее бабские языки?
— И все же ты сильно огорчен, — медленно произнесла она. — Надеюсь, это не из-за меня?
— Почему ты так решила?
— Не знаю, — пожала она плечами. — Просто подумалось.
— Не бери в голову. Ерунда. Давай я тебя до дому провожу? Поздно уже.
— А давай лучше сходим куда-нибудь, просто пошатаемся по городу.
Она видела, что ему необходимо ее присутствие. Женская интуиция подсказывала ей, что вместе они смогут облегчить его состояние, что бы там ни случилось.
— А как же дома?
— Скажу, что была на дне рождения подруги. Да и какая разница, ему уже давно все равно, что происходит в моей жизни.
— А знаешь что? Пошли к Кириллу, хочешь? Он сегодня меня ждал, хотел что-то показать, к выставке готовится. Пойдем?
Лика улыбнулась.
— Давай! Я в его бабушку просто влюбилась, такая замечательная женщина!
— Кирюха тоже замечательный, только, пожалуйста, не влюбляйся в него.
Они оба весело рассмеялись. Миша прижал Лику к себе, забыв об осторожности, о том, что они еще рядом с заводом, о том, что любопытные сослуживцы еще не все разошлись по домам. Ему было хорошо и легко от ее тепла, запах ее волос действовал на него, как гормон счастья.

Кирилл расплылся в радостной улыбке при виде Лики.
— Мог бы и предупредить! Я бы подготовился к визиту, — кинул он Мише.
— Толстовку, что ли, погладил бы?
— Да что Вы, не стоит беспокойства, — смутилась Лика.
— Мы уже давно на «ты» и не надо этих церемонностей. Проходите и побыстрее. Бабушка будет очень рада, только и разговоров о Лике.
— Это после вашей фотосессии а-ля ню? — буркнул Миша.
— Слушай, ты, будешь ерунду пороть, шею сверну. Как будто ты не знаешь, как я работаю.
Ксения Карловна и впрямь была рада. Она поднялась им навстречу и долго держала их руки в своих ладонях.
— Миша, ты должен почаще приходить к нам с Ликой. Такую девушку нельзя держать от нас вдали!
— Вы очень добры ко мне, Ксения Карловна. И совсем меня смутили.
— Кирилл, накрывай на стол. Сначала поужинаем, а потом уж займетесь делами.
Лика помогла молодому хозяину принести тарелки и нарезать хлеб. Посыпали дымящуюся картошку чесноком с зеленью, нарезали ветчины, принесли ледяной водочки. Лика храбро выпила стопочку, потому что пили за здоровье Ксении Карловны, и она не могла отказаться. А после ужина Кирилл увел Мишу в свою лабораторию, сказал, что будет обсуждать чисто технические вопросы, и Лика с ними умрет от скуки.
— Лучше вы тут с бабулей пообщайтесь, она так любит с тобой поговорить.

— Ты чего такой пришибленный сегодня? — спросил Кирилл, ткнув Мишу в бок, когда они зашли в фотолабораторию.
— Да нет, тебе показалось.
— Не гони. Не слепой. Я же вижу.
— Да на работе, достали, придурки.
— Чем?
Тихонов вздохнул да и выложил все другу. Тот выслушал очень внимательно, а потом похлопал его по спине.
— Да-а, дела. Но ты не дрейфь, по большому счету — все это ерунда. Лика держится молодцом, я же вижу, она гораздо сильнее, чем ты можешь подумать.
— Да ей уйти надо поскорее от своего хмыря, а она все тянет, благородной хочет быть, совестливой, а в итоге сама же страдает.
— Ты ее не торопи, Мишка. Знаешь, если она так по отношению к другим поступает, то и тебя не предаст. Представь, если бы она, как последняя стерва себя повела по отношению к мужу, что бы сказал?
— Сказал бы, что так ему и надо.
— А вот это зря. Послушай меня, не порть ей нервы, сам тебе шею сверну, если узнаю, что обижаешь ее.
— Да о чем ты говоришь, Кирюха? Я же, наоборот, хочу ее защитить от этих придурков, что языками чешут как помелом, они же ей все нервы попортят.
— Да пройдет это все, протрепятся и перестанут, надоест им перемалывать ваши кости. Ты, главное, ее береги и поддерживай, остальное все разрулится.

Ксения Карловна ушла заваривать чай. Лика присела на диван и заметила на журнальном столике старый потрепанный альбом с фотографиями. Осторожно стала его листать. Выцветшие снимки незнакомых ей людей, напряженные выражения лиц, характерные для снимков тех лет, красивые женщины с тонкими бровями и высоко зачесанными волосами, сдержанные лица мужчин, другая эпоха, другое время…
— Этот бравый военный — мой свекор, — мельком взглянув через плечо Лики, заметила Ксения Карловна, расставляя на скатерти чайные чашки.
— А рядом, красивый поручик, его младший брат Александр, они тогда служили в Добровольческой армии и вместе с Врангелем покинули Крым. Оба оказались в Турции на полуострове Галлиполи, где провели около года в тяжелейших условиях. Потом свекор не выдержал и вернулся в Россию вслед за своим командиром, генералом Слащевым. Был такой генерал, прославившийся своей жестокостью по отношению к красным. Вот после долгих раздумий на чужбине мой свекор и Слащев вернулись на Родину и стали преподавать в школе комсостава «Выстрел». Слащева потом убил какой-то еврей, вроде бы отомстил за смерть своих родных. А Александр перебрался во Францию, жил в Каннах, в Париже, очень тосковал по родине, а спустя какое-то время застрелился. Ему было всего 24 года. Похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев де Буа рядом с Успенской церквью. Где-то еще снимочек довоенный был с его могилкой, передал вернувшийся из эмиграции его товарищ.
— А это уже мой отец.
— Со шпорами, — восхищенно заметила Лика. — Ксения Карловна, он в кавалерии служил?
— В Первой конной, у Буденного. Не подумайте, нет, он не был лихим рубакой, Он же пенсне носил. Пользовался огромным уважением у сослуживцев.
— Интересным мужчиной был Ваш отец, — сказала Лика, переворачивая страницу. — А это кто с ним? Наверное, ваша мама?
— Нет, это ее сестра Шура. А вот это, с короткой стрижкой после тифа, это мама. От нее весь наш род такой выносливый, ничего нам не страшно, никакие беды нас не берут. Мама нам всем тонус задала, показала, как надо жить…


ГЛАВА 13

Письма моему правнуку

Наверное, когда ты вырастешь, ты спросишь, зачем твоя прабабушка все это писала? Ответ прост. Ты еще совсем малыш, а я старею и не знаю, доживу ли того дня, когда ты сможешь понять, когда тебе будет интересно, как же все начиналось. Наступит день, и ты узнаешь все о судьбе своего отца и матери, у тебя возникнет много вопросов, ты узнаешь много нового. Но я хочу сказать тебе уже сейчас, как сильно мы все тебя любим. И что я хочу тебе, как моему любимому правнуку, передать историю нашей семьи. Лучше меня это никто не сделает. Ты — часть этой семьи, никогда об этом, пожалуйста, не забывай.
Так сложилось, что в нашей семье всегда все было непросто. Много выпадало невзгод, но мы несли свою ношу с гордо поднятой головой, не жаловались и преодолевали все невзгоды. Твоя судьба тоже непроста, с самого начала у тебя в жизни сложилось не так, как планировалось, не так, как могло бы быть. Но я уверена, ты сможешь взглянуть на все разумно и с благодарностью принять свою судьбу.
Впрочем, начну с самого начала, с моей мамы. Мама моя, твоя прапрабабушка, настоящая казачка, родом из станицы Ильинской, славилась своими роскошными косами. Мать ее умерла рано и заботу о детях взяла сестра отца Марина, строгая женщина, нелюдимая, волосы всегда туго обвязаны черным платком, косы спрятаны, ни один волосок не выбьется. Не очень-то ее любили в станице, но в одном отказать не могли — умела Марина вязать такие пуховые платки, какие другим и не снились. Была в станице такая традиция — помимо сельского хозяйства женщины обязательно еще и рукоделием занимались, вязали пуховые платки. Платки эти славились в самом Оренбурге, куда их возили продавать. Всех девочек с раннего детства приучали к вязанию, к подростковому возрасту невесты-на-выданье уже могли похвалиться своим умением. Лень не приветствовалась, но на детство скидка все же делалась — родители, хочешь не хочешь, а считались с тем, что дети не могут равняться на старших. Все, кроме тетки Марины. Марина и сама была нелюдимой, и девчонок своих на улицу не пускала. Нечего, говорила, играть там, все впустую время тратить. Лучше делом заняться. В шесть лет Полина с сестрой Шурой уже со спицами сидели. Тетка Марина следила строго. Вроде бы сама занята вязанием, спицы так и мелькают в ловких руках, а сама — зырк в сторону девчонок, если увидит, что отвлеклись, протянет спицы и давай колоть их руки.
Маме больше всего на свете хотелось иметь куклу, но куклы не было, и надежды, что купят, тоже. Бывало, свернет мама какой-нибудь лоскут в виде куклы и сидит, баюкает на руках этот сверток. Тетка, если увидит ее за игрой, начинает ругать и спицами вязальными тыкать. Мама не плакала, губы подожмет, насупится, в угол сядет и молчит, пока тетка вновь за спицы не посадит. Жизнь стало легче, когда отец Полины привел в дом мачеху. Мачеха была женщиной доброй, ласковой, девочек любила, и они, наконец, почувствовали, что такое детство — игры, пироги в доме, смех. Однако труды тетки Марины не канули в небытие. Мама со временем стала отличной рукодельницей, ее платки покупали через перстень, чем и славятся настоящие оренбургские платки. Когда ей исполнилось семнадцать лет, стали ее сватать, но мама наотрез отказалась от незнакомого жениха. А дело все было в том, что полюбила она красивого казака Василия. Василия Дмитриева воспитывала только бабушка, отец у него погиб в русско-японскую, а мать убежала с каким-то офицером. Парень он был прямолинейный, неизбалованный, к маме прикипел всем сердцем. За него и вышла замуж, жили они хорошо, дружно. Мама родила двоих сыновей и дочь. Начавшаяся Гражданская война перевернула судьбы многих людей. Василий ушел на войну и не вернулся, семья мамы таяла на глазах. Разруха, голодные годы, болезни, эпидемии сделали свое дело. Сначала заболели мальчики, их лихорадило почти неделю, исхудали, сил совсем не осталось, врачебной помощи в станице не было, лекарств достать неоткуда, вокруг лишь нужда и голод. Мама своими руками зарубила собаку, никому ничего не сказала, втихую сварила мясо, чтобы накормить детей. Но мера эта помогла лишь на очень короткое время. Мальчишки так и не справились с хворью, умерли оба, а вскоре за ними не стало и бабушки Василия. Станица переходила из рук в руки воюющих; то к красным, то к белым. Мама с сестрой Шурой переждали какое-то время, а потом решили все бросить и бежать в город. Такая безысходность господствовала везде, что казалось, хуже не будет нигде.
В город таких, как они, понаехало немереное количество, нужно было искать приют и работу. Поначалу работали с Шурой, где придется, любому куску хлеба были рады. Ночевали, где получится, а утром вновь отправлялись на поиски любого приработка. Дочку Таню маме временно пришлось поместить в приют. Думала, как только заработают на что-то существенное, как только угол постоянный появится, так ребенка заберет. Они с Шурой навещали девочку в приюте каждую неделю, а сами, не унывая, искали работу и пристанище. Танюша, добрая и ласковая девочка, казалось, все понимала и никогда не жаловалась. Когда мама приходила к ней на свидание, она доставала из кармана платья маленький кусочек сахара и говорила, что берегла этот кусочек, чтобы угостить маму.
Через несколько месяцев маме с тетей Шурой повезло — они устроились прислугой в дом к известному купцу Сафонову. Он имел пекарню и небольшой ресторанчик, платил хорошо и позволял прислуге жить в пристройке. Мама решила на той же неделе забрать дочь, и на выходные помчалась с Шурой в приют. Дежурная сестра все искала в журнале фамилию и никак не могла найти. Мама следила, как та водила пальцем по многочисленным строчкам журнала, а у самой замерло сердце. Потом дежурная подняла голову и бесстрастным голосом сказала, что девочки нет, что она умерла от тифа и находится в сарае, куда складывают умерших детей. Когда сестры подбежали к сараю, и сторож открыл им дверь, они увидели страшную картину — там лежали штабелями голенькие тельца погибших детей, стриженные, исхудавшие, похожие друг на друга. Мама взяла себя в руки и принялась разбирать эти трупики и искать своего ребенка. Она оказалась в самом низу, по маленьким сережкам в ушках смогли опознать ее среди груды тел. Однако хоронить ей дочку не отдали, боялись распространения инфекции, согласно указу хоронить их надо было в общем специально отведенном месте. Так мама потеряла всю свою семью. Осталась только сестра Шура, с которой они продолжали пробиваться сквозь жуткие дни.
Вскоре и тетя Шура уехала. Как-то ей попалось на глаза объявление, что в Среднюю Азию требуются работники на хлопок. Тетя Шура решилась ехать в Фергану с несколькими женщинами. Мама же осталась одна в чужом городе, наедине со своим горем. Работа у купца Сафонова казалась настоящим везением, просветом в ее жизни. Она старалась, как могла, и ее работой были довольны. Но везение длилось не долго, через несколько месяцев наступили черные дни и для Сафоновых, отобрали и ларьки, и ресторанчик, и пекарню, хозяина выслали, и он бесследно исчез. Больше мама о нем никогда не слышала. Жена Сафонова осталась, ее пожалели из-за троих маленьких детей и оставили ей дом. Однако она совершенно упала духом от пережитого и долгое время не могла прийти в себя. В итоге на плечи бедной мамы упали все заботы — о доме, о детях, и даже о пропитании. Мама нашла выход — понемногу пекла разные изделия и продавала, а еще часть дома сдала под квартиры. Этих денег хватало на весьма скромное существование, но они к этому быстро привыкли.
Уже точно и не припомню, в каком году это произошло, когда эшелон военных возвращался из Средней Азии, где они участвовали в боевых действиях. На станции тогда выгрузили раненых и больных, разместили их по больницам и квартирам. Так и случилось, что иностранный доброволец Карл Людвиг Тальберг очутился в небольшом русском городе с диагнозом «тропическая лихорадка», где ему пришлось долгое время лечиться, а в итоге пришлось и уволиться из Красной Армии. В поисках квартиры после госпиталя судьба привела его в дом Сафоновых, где снял он крошечную комнатку. Пожитков у него было лишь кожаный саквояж да чугунная маленькая сковорода, а потому и самого маленького угла ему хватало.
Спросишь, почему твой прапрадед не вернулся на родину, где остались мать с двумя сестрами? Не знаю, наверное, политическая обстановка не позволила. Сейчас уже трудно сказать. В любом случае, судьба распорядилась благосклонно, он встретил женщину, которая выстрадала право на жизнь и на маленькое счастье. Это была моя мама.
Помню, долго в туалетном столике лежало папино письмо, написанное очень мелким почерком, зелеными чернилами. Я тайком пробовала читать, но потом отказалась от этой затеи, а жаль — письмо было о его симпатии и чувствах к ней. Жаль, что не сохранилось оно, такое нежное, искреннее, жаль, что много утеряно и уничтожено фотографий, долго хранившихся в большом кожаном портфеле, это память, которую я бы с радостью передала тебе. Жаль, что ты не сможешь прочесть о таких сильных чувствах, потому что это помогло бы тебе лучше понять твою маму.


ГЛАВА 14

Мишкиному возмущению не было предела. Он гневно смотрел на шахматную доску и прикидывал, кто мог здесь поработать. Он отлучился всего лишь на час в Центральную заводскую лабораторию, оставив недоигранной партию с Герой, вернулся — а на доске полный бардак.
Гера, Лисицкий Георгий Иванович, инженер лет тридцати четырех. Работяга, каких поискать. Умница и скромняга, говорили о нем на заводе. Он был из категории тех тружеников, на которых, как правило, всегда все ездят, потому что они усидчивы и безотказны. Отличался он феноменальной памятью — стоило ему один раз услышать, он тут же запоминал, словно магнитофон, и легко мог впоследствии дословно все воспроизвести. Худощавый с арийским носом похожий на «ганса», успешно окончив институт, он приехал в их город на радиозавод по направлению из Питера. Думал на пару-другую лет. Оказалось навсегда. Как часто бывает, временное оказалось самым постоянным. Встретил здесь свою любовь, женился, обзавелся детьми. Страстно любил шахматы, рыбалку, ковыряться с женой в саду. Скромный, открытый и отзывчивый, он быстро снискал уважение и симпатии сотрудников. Гера был из разряда чудаков, ярым последователем учения Порфирия Ивановича Иванова. В любое время года по утрам и вечерам он под любопытными взглядами многочисленных соседей появлялся на лужайке рядом с детской песочницей, неся два ведра с холодной водой. Стоя босыми ногами на пяточке, который уже покрылся ледком, он обливался. При этом от его тела облаком поднимался пар. Что интересно, капли воды на раскрасневшейся коже тут же испарялись. Поблагодарив громко вслух природу за подаренное здоровье, он брал ведра в руки и спокойненько шлепал к родному подъезду.
Когда дел был не так уж много, он и Миша от скуки поигрывали в рабочее время в шахматы. В лаборатории находился огромный ящик из пенопласта типа пенала с задвигающейся крышкой. В нем периодически проводили климатические испытания электронных блоков, засыпая в него сухой лед. Пристроив внутрь ящика шахматную доску и выдвинув наполовину крышку, сотрудники частенько коротали время за игрой. Когда кто-нибудь из посторонних или начальства входил в комнату, они просто-напросто задвигали крышку и вели непринужденную деловую беседу. А потом спокойно доигрывали. Но на этот раз за Мишу уже явно доиграли.
— Ну? И кто здесь хозяйничал? — возмущенно спросил Миша, оглядев окружающих. — Кто тут руку приложил? Кузя-хорек что ли тут опять отирался?
— Не поверишь. Шеф.
— Какой еще шеф?
— Наш шеф. Евгений Михайлович.
— А он откуда узнал, что мы играем?
— Пришел, помотался по лаборатории, поглазел по углам, спросил, почему пыль не вытираем, потом от нечего делать крышку сдвинул. Смотрит — шахматы. Давай, говорит, сыграем. Ну и стал за тебя доигрывать. Влепил мне мат через пять минут. Вот так-то.
— М…да, кончилась лафа, — грустно протянул Миша. — Поиграли…
Неожиданно в комнату влетел, как метеор, дерганый Федор Федорович, подсел к Тихонову, подсунул ему клочок миллиметровки с нарисованной электрической схемой. Схемка представляла собой генератор, излучающий определенную частоту, при которой комары, если не дохли тут же тысячами, то в испуге разлетались подальше, в разные стороны. Для рыболовов и туристов вещь прямо незаменимая. Пришлось Мише покорпеть над его идеей пару часов. Не дав ему закончить паять эту схему, вновь примчался «Федя» с еще одной глобальной идеей. Вид у него был возбужденный, черные глаза лихорадочно блестели, ширинка была нараспашку. Похоже «ценная мысля» осенила его в туалете, когда он топтался перед писсуаром.
— Миша, спаял? — с ходу бросил он.
— Не все еще, чуть-чуть осталось, Федор Федорович. Через минут пять-семь будет готова.
— Бросай ее ко всем чертям собачим, потом доделаешь! Давай листок, я тебе сейчас другую схемку набросаю!
— Извините, Федор Федорович, но для начала  ширинку застегните.
— А черт! Забыл! Женщин нет? — смутившись, он оглянулся по сторонам. — Спасибо, что заметил!
Присев рядом, он быстренько накидал новую «гениальную» схему.
— Федор Федорович, не успеем. Уже вечер скоро. Не до утра же сидеть!
— Ну, хоть начнем. Ты пока подумай, а мне надо к конструкторам заглянуть.
Миша скорчил недовольную гримасу. Уже который день он задерживается и не видит Лику. Обычно перед уходом он забегал к ней, на остановке, слившись с толпой, подходил и стоял рядом с ней, пока не появлялся ее автобус. Извержение идейного вулкана Белова было совсем некстати.
Около пяти вечера к ним вновь заглянул Кузя, в руке на этот раз у него был карандаш, в торец которого была глубоко, намертво, воткнута большая канцелярская кнопка. Он устроился рядом с Мишей. Тихонов не отрывал головы от схемы, игнорируя Кузю. Обычно его визиты не заканчивались ничем, кроме проблем. Кузя высидел молча ровно полминуты.
— Спорим, не сможешь вытащить кнопку двумя пальцами.
— Серега, вали-ка подальше. Не видишь, некогда мне всякой ерундой заниматься. Кстати, что у тебя с лицом?
— После вчерашнего в себя никак не приду. Морда опухла, глаза продрать не могу.
— Оно и видно. Только не от этого опухла.
— А от чего же?
— От наглости, дорогой.
— Ну, уж скажешь.
Кузя, нисколько не обидевшись, направил свои стопы к плечистому Витьку, который, сгорбившись, корпел над кальками и исправлял допущенные Светкой ошибки.
— Я не смогу? — добродушно рассмеялся Витя. — Да я тебя самого в бараний рог могу согнуть, не то, что какую-то кнопку вытащить!
Уцепив кнопку за шляпку пальцами, он с силой потянул ее, и она, освободившись из карандашного плена, развернулась и пребольно впилась в большой палец спасителя.
Витя взвыл от дикой боли и поклялся убить «подлого» Кузю, но тот с воплем «Эксперимент удался!» уже уносился по коридору.
У Вити на Кузю давно уже зуб наточен был. Виктор во всем подразделении славился своими спортивными достижениями. Он был заядлым лыжником и каждую зиму ставил перед собой задачу: пробежать за сезон 5000 километров. Любимой темой обсуждения всегда были лыжи. Хлебом его не корми, только дай о лыжах, о спортивных соревнованиях или о лыжной мази поговорить. Частенько его можно было встретить в выходной день на лыжне в одной футболке, обтягивающей его могучий торс и бицепсы. Как-то зимой, в разгар зимних соревнований на День здоровья, Кузя, одетый в белый овчинный полушубок и валенки, слегка поддатый для куражу, неуемно вертелся, мешаясь под ногами у спортсменов, и в итоге умудрился нечаянно наступить на лыжу Виктора. Раздался хруст и Виктор, как и остальные свидетели происшествия, с ужасом увидели, как лыжа разломилась на две части. За этими лыжами Витя специально ездил в командировку за три девять земель и очень гордился ценным для него приобретением. Ожидали, что День Здоровья для Кузи закончится, как минимум, переломом носа, но тот отделался легко — звонкой затрещиной.
Кузя затрещину запомнил, и ответ не заставил долго себя ждать. Спустя несколько дней он весело сообщил Мише, что придумал «классную хохму».
— Обхохочетесь все тут, Мишель. Я такое классное объявленице сочинил. Теперь Витька задолбают звонками. Слушай, чего выдумал: «В связи с уходом из большого спорта продам фирменные лыжи «Кнайдингер». Звонить до 17.00. Спросить Виктора Алексеева».
В обеденный перерыв Кузя прикнопил листок с номером телефона на доску объявлений перед проходной предприятия. Через час телефонный аппарат в лаборатории Белова раскалился, словно утюг, от многочисленных звонков желающих приобрести фирменные лыжи. Виктор, красный как рак, чертыхался и грозился вышибить Кузе мозги и при первом же удобном случае. Дальше слов угрозы его не шли, и Кузя, зная это, время от времени вновь доставал плечистого крепыша своими проделками.

Миша посмотрел на часы. Большая стрелка приближалась к пяти, и он стремглав побежал к Лике. В группе переводчиков его встретили две пары любопытных глаз — Лидия Дмитриевна и Клара Наримановна уставились на него, как на объект изучения. Лики на месте не было.
— Случилось что? — елейным голосом спросила Лидия Дмитриевна, окидывая взглядом расстроенного инженера.
«И ведь прекрасно знает, зачем зашел», — с раздражением подумал Миша.
— А что это вы сегодня в неполном составе? — постарался он улыбнуться.
— Если по работе, то мы и так справимся, — ответила Лидия Дмитриевна тем же елейным голоском. — А если по другим вопросам, так говори прямо, что надо.
— Лика обещала закончить для меня один очень важный перевод.
— Да ну? Что-то я об этом ничего не знаю, как же это я пропустила ваш заказ, молодой человек.
— Да это не по работе, так, по дружбе попросил.
— А-а-а, по дружбе, — протянула она, покачивая головой. — Не знаю, как в вашем отделе, но у нас в рабочее время дружескими переводами не занимаются. Придется тебе до завтра дожидаться.
— А сегодня что? Ее нет?
— Заболела. Отпросилась и ушла пораньше, — сжалилась Клара Наримановна. И тут же опустила глаза — начальница бросила в ее сторону насмешливый взгляд.
Как только Миша вышел, Лидия Дмитриевна достала пудреницу и стала поправлять макияж.
— Я смотрю, ты прямо к этой Рогожиной, как к дочери родной.
— Жалко мальчишку, переживает.
— Жалко, да только не из-за переживаний его, а из-за того, что эта тихоня охмурила его, а теперь играет, как с ручной обезьянкой.
— Ну почему играет?
— Ой! А то я не вижу? Он на задних лапках перед ней бегает, суетится, провожает каждый день, да и в воскресение я их как-то вдвоем видела. Что ее муж, спрашивается, об этом думает?
Клара промолчала. Какая разница, что думает ее муж? Какое им дело вообще? Мало ли женщин, у которых есть любовники? У нее самой было пару раз. Так, интрижка, прошло-проехало, никто и не заметил. И что теперь, вешаться? Это просто Лидия Дмитриевна уже забыла, что такое мужчина рядом, потому и бесится, завидует.
— То-то, молчишь! — продолжила Касаткина. — И правильно. Сказать тут нечего, только руками разводить осталось. А ты не верила мне, помнишь, говорила, что ангел, а не девочка, к нам пришла? Вот тебе и ангел. Вертихвостка. Даже девочки из его лаборатории говорят, как он очень изменился. Сам не свой ходит.
— Так мальчишка еще, от любви голову потерял.
— Ну и любил бы свободных девушек, а не замужних, мало, что ли, вокруг? Та же Света у них в отделе — хорошенькая, неглупая.
— Да ну, скажете тоже, Лидия Дмитриевна. Светка тупая, как пробка.
— Зато попорядочнее будет, — не сдавалась Касаткина. — Эх, Клара, я людей знаю, можешь мне поверить. Девица наша еще накличет беду на Тихонова. Помяни мои слова.


ГЛАВА 15

Миша долго мучился, позвонить или нет. Он никогда не звонил к ней домой. Она сама выбирала время и звонила ему. За все время их знакомства она никогда не болела так, чтобы отпрашиваться с работы. Перед уходом он все же набрал ее номер телефона. Ответил мужской голос. Миша положил трубку. Метался около телефона минут десять, не зная, что делать. Потом побежал за Любой. Люба единственная, с кем сблизилась Лика. Насколько она была осведомлена об их отношениях, он не знал. Лика никогда не рассказывала. Зная стремление Лики к уединенности, можно было предположить, что подробности Любе неизвестны. Но зная любопытство и наблюдательность Любы, можно было предположить, что ничего не прошло для нее незамеченным.
Люба уже застегивала пуговицы на плаще.
— Любаш, срочное дело есть!
— Ты чего, Тихонов? Домой не идешь?
— Говорю же, дело есть. Выйди на минутку.
Люба поправила шарфик на шее и, кокетливо улыбнувшись, вышла с ним в коридор.
— Ну что там у тебя? Где горит?
— Ты Лику сегодня видела?
— Видела с утра, а что?
— А потом?
— Потом — нет. Да в чем дело?
— Говорят, она заболела и отпросилась.
— А ты уже испереживался весь, а, Тихонов?
— Люб, позвони, а? Как друга прошу. Узнай, что случилось. Я не могу, ты же понимаешь.
Люба собралась было пошутить по этому поводу, но увидев совершенно несчастные глаза Миши, смилостивилась.
— Хорошо, пойдем. Из проходной позвоню.
— Нет, лучше от нас. Наши все уже ушли, пусто в комнате.
— Не даешь ты мне спокойной жизни, Тихонов. Подожди, сумку захвачу.

Банальный грипп буквально сбил Лику с ног. Голова болела дня два, но в этот день боли стали нестерпимые, ее знобило, и во всем теле ощущалась такая слабость, сил не было даже сидеть за рабочим столом. Она с трудом доплелась до остановки и поехала домой на такси. Дома никого не было. Пусто. Тихо. Словно и не живет в этом доме никто. Даже остатками былого тепла не пахнет. Одиночество. Оно завладело этим домом уже давно, сначала подкралось незаметно, потом заняло каждый угол, каждый квадратный сантиметр. Вместо семьи в этом доме теперь жили два одиноких человека. Тикали часы, тихо гудел холодильник. Вот и все признаки жизни.
Лика скинула туфли в прихожей, включила чайник и свалилась на диван. Укрылась с головой теплым пледом. Думала, что уснет, но вместо этого в голове жужжали разные мысли, усиливая боль. Что у нее за жизнь? Говорят же люди о стакане воды перед смертью, и ведь правы. Она ощущала себя совершенно, абсолютно, до крика одинокой. Раньше она позвонила бы Толику, он приехал бы за ней на работу и привез домой. Несмотря на его сдержанность в отношениях, в те дни, когда ей было действительно плохо, Толик не бросал ее одну. Сейчас она чувствовала, что уже себя не вправе просить его о помощи. И еще не вправе обращаться к Мише. Он был занят в последние дни, она редко видела его. В выходные он носил ее на руках, она была королевой, самой любимой и обожаемой на Земле. А потом… Жизнь от выходных до выходных давалась все тяжелее. А что делать между выходными? Кому она нужна до следующей субботы? Толик уже смирился с ее отстраненностью, он не пытался даже поддерживать видимость семьи. И его можно было понять. Во всем, кроме одного — зачем он до сих пор держит ее? Почему не скажет — иди на все четыре стороны? Почему каждый раз, когда она заводит разговор об уходе, он культивирует в ней чувство вины? Продлевает агонию. И пока она живет с Толиком, она не могла полностью отдать себя любви, Мише. Старомодно, да. Ровесницы не поняли бы ее. А вот родители, скорее всего, очень огорчатся, если узнают о ее двойной жизни.
На работе тетки эти не давали вздохнуть просто. Как прошли выходные? А как муж поживает? Когда детей планируете? До всего им было дело. Абсолютно до всего. Ну почему? Ее, например, ничуть не трогала одинокая жизнь Касаткиной, зачем же это нервной и ехидной женщине лезть в ее жизнь? Топтать там своими полными ногами, нажимать на самые болевые точки?
— Послушай, Лика, дорогая, ты там…эээ…осторожнее будь, — сказала ей недавно Клара Наримановна.
— В каком смысле?
— Ты все понимаешь, девочка. У нас на заводе бабы злые на язык, косточки перемелют, и не узнаешь то, что останется.
— Да что я им сделала?
— Что, что. Сама знаешь, что. Зачем на виду у всех? Зачем глаза мозолите? Делай с мужиками что хочешь, но народ не дразни, понимаешь?
— Да я не…
Лика аж задохнулась от возмущения и обиды. Ее сравняли с обычной потаскушкой, с гулящей девкой, ради забавы играющей с мужчинами. Неужели они не понимают? Неужели это не видно каждому, кто знает ее и Мишу, что это настоящее?
— Я все понимаю и не осуждаю, я тебе друг. Но баб наших не дразни. У нас тут треть баб в одиночках ходят, а тут ты, замужем, как у Христа за пазухой живешь, да еще и свободных мужиков занимаешь. Не простят тебе, Лика.
— Да не так все! Как же вы все не понимаете? У нас все по-другому!
Она расплакалась и выбежала из комнаты. Как девочка маленькая. Не смогла даже объяснить толком, что все не так, что все по-другому. Слова, мысли, все спуталось. Клара больше к этому вопросу не возвращалась, но Касаткина… И дня не проходило, чтобы она не язвила что-нибудь по поводу Миши. Мишка еще, тоже кадр, каждый час заходил к ней, притворяясь, что по делу. Между прочим, руки касался в коридоре, если мимо пройдет. Между прочим, конфеты оставит на столе, якобы для всех сотрудниц принес. Но кто поверит ему, если все и так судачат о них, как о любовниках? Когда она приходила домой, хотелось поскорее забраться под душ и смыть с себя всю грязь, что пытались налепить на нее.
Ее колотил озноб. Мишка, Мишка… Куда мы несемся с тобой, бедовые головы? Что мне делать со своей любовью? Никто никогда не поймет меня, все осудят. Даже родители —  и те вряд ли поймут. А уж что скажет свекровь, когда узнает истинную причину, и подумать страшно. Скажешь, какое мне дело до свекрови? Никакого, конечно. Но ее язык — как радио планеты, она постарается, чтобы все меня осудили. Больно жить, когда тебя считают обманщицей и потаскушкой. Больно жить, когда твою любовь топчут ногами. Сама виновата. Да, сама, не можешь найти силы уйти от мужа, оставить к черту чувство вины, наплевать на докторские, на порядочность, на чьи-то нервы. Просто уйти. Но не может. Значит, кого винить? Себя и только себя.
Она забыла о чае, который так и не заварила. Она забыла обо всем и провалилась в сон. Когда Анатолий пришел домой, он обнаружил Лику на диване, она откинула плед, разрумянилась и, казалось, крепко спала. По привычке, сложившейся с недавних пор, он прошел мимо, вытащил из холодильника копченую лососину, отрезал ломоть хлеба. Потом еще раз подошел к Лике. Она была необычно румяной, тяжело дышала. Толик осторожно потрогал ее лоб. Она приоткрыла глаза.
— Ты? Привет.
— Ты вся горишь.
— Проклятый грипп.
— Ты выпила лекарства? Там у нас были какие-то порошки в пакетиках. Как раз от температуры и головной боли, кажется.
— Не успела, уснула.
— Сейчас принесу.
Он размешивал в кружке кипяток с лимонного цвета порошком и думал, как нормально все у них могло бы быть, если бы Лика не отдалилась от него. Что не так? Что не так, как раньше? Почему ей стало так тесно в их доме, так невыносимо? Она же проводит здесь время, как долг исполняет, нечто необходимое, но чуждое ей. Что-то он упустил, какой-то момент упустил, но теперь уже и не вспомнишь.
Она взяла из его рук горячую кружку и стала пить маленькими глоточками.
— Может, еще что-нибудь надо? Врача позвать?
— Нет, спасибо. Отлежусь пару дней. Спасибо тебе, Толик.
Он смутился. Переступил с ноги на ногу и пошел жевать лососину, время от времени прислушиваясь, не зовет ли она. Она не звала его. Казалось, его доброта — это доброта взаймы, она недостойна этого. Тогда, когда она желала его внимания больше всего на свете, он не замечал ее присутствия. Теперь это казалось странным, необычным. Ее тело больше не принадлежало ему, как и сердце. Его прикосновения отталкивали. Ей так давно уже было холодно рядом с ним, что порыв теплого ветерка казался иллюзией, миражом. Она знала, что мираж исчезнет, как только она придет в себя. Ей захотелось плакать.
Раздался телефонный звонок. Она слышала, что Толик поднял трубку, сказал «Алло, слушаю!», но разговора не состоялось. Миша, подумала она. Почему, сама не знала. Очень хотелось, чтобы это был Миша. Очень хотелось услышать его голос, но не было сил встать. Через некоторое время звонок раздался вновь, и она слышала, как Толик объяснял кому-то, что Лика больна. Неужели Миша решился поговорить с ним? Ей вдруг стало страшно. Миша на самом деле много раз уже порывался объясниться с Толиком, но Лика не давала ему этого делать и даже взяла обещание не поднимать эту тему с ее пока еще мужем.
— Мы сами все утрясем. Осталось совсем немного. Не осложняй ситуацию, милый.
— Но если он узнает обо мне, он не станет держать тебя! Ты же страдаешь из-за этого, дай нам поговорить по-мужски.
— Не надо. Вы такие разные. Вы не поймете друг друга. И он никогда не поймет меня.
— Ну и что? Какая разница?
— Большая, Миша. Я не хочу причинять лишней боли, я хочу сделать все по-человечески, порядочно.

Она зажмурилась и представила, что вот сейчас Толик зайдет в комнату и спросит, кто такой Миша. А она не будет знать, что ответить. Она будет чувствовать себя преступницей, хотя единственное ее преступление состояло в ее любви. Ну почему она такая слабая? Почему не может рубить узел одним махом?
Толик действительно зашел, увидел ее закрытые глаза и вышел. Хорошо, что не стал тревожить из-за звонка Любы, подумал он. Лика стала совсем чужая, он почти не слышит ее голоса. Она даже не знает, что он сегодня представлен к награде за свое изобретение. Ей, скорее всего, неинтересно. И не до этого. Чем она живет? Он отгонял от себя мрачные, въедливые мысли, не обращал внимания на намеки мамы. У него была цель — наука, и он старался сосредоточить все свои усилия на этом. Скоро он станет признанным ученым и, возможно, Лика передумает. Возможно, она увидит, что все не так плохо. Впрочем, даже если она уйдет потом, он не станет ее держать. Не станет ломать ей жизнь. Но не сейчас — сейчас у него так много важных дел, тратить силы на решение семейных проблем было бы преступлением. Уж лучше закрыть глаза и делать вид, что ничего не замечаешь. Она согласилась жить с ним под одной крышей — и хорошо. Пока хорошо. Пока его это устраивало.


ГЛАВА 16

Утром она проснулась от телефонного звонка. Противогриппозный порошок, которым напоил ее Толик, содержал в составе легкое снотворное, и она проспала крепким сном на том же диване, где и уснула, даже не слышала, как Толик ушел на работу. Звонок оглушил ее, и спросонья она слегка растерялась — где она, сколько времени, почему солнце так ярко светит, она опоздала на работу? Резко вскочила. Легкая, тупая боль в затылке напомнила о болезни. Телефон настойчиво звенел.
— Алло? Привет, Любаша.
Голос хрипел, горло нещадно жгло.
— Совсем разболелась?
— И не говори. Все тело ломит. Сегодня чуть получше, может, до завтра уже оклемаюсь.
— И не думай! Тебя послушать — так тебе еще неделю валяться. Без тебя завод не рухнет, а здоровье дороже.
— Спасибо тебе, что беспокоишься. Я слышала, как ты вчера звонила, сил не было подойти.
В трубке зазвенел Любашин смех.
— Я, конечно, хорошая девушка, но все же звонки — не моя заслуга. Я вчера и не знала, что ты ушла рано. Твой рыцарь мне новость принес.
Лика улыбнулась. Какой же он милый и смешной, ее мальчик! Строго следует запрету не звонить домой, но находит пути узнать о ней.
— У меня тут еще новость. Ты вообще можешь говорить?
— Могу. Толик ушел, я одна. Представь, вчера он даже мне лекарство дал, неожиданная забота.
— Хм, это хорошо, — Люба слегка замялась. — Значит, можешь говорить? Тогда пусть он сам тебе скажет
— Кто он?
Трубку уже выхватил Тихонов.
— Лика? Ликуся? Что случилось? Что, совсем плохо, да? Может, привести что-то? Лекарства, фрукты, малину? Ты скажи, я передам.
— Спасибо. Но я в порядке. Обычный грипп. Пару дней — и пройдет. До субботы обещаю выздороветь, Малыш.
— Обещаешь?
Надо же, даже не стал спорить. Обычно он яростно сопротивлялся, когда она его называла Малышом. И хотя Малыш был на две головы ее выше и в два раза шире в плечах, он все равно был для нее малышом — своей чистотой, своим прямодушием. При этом она вовсе не думала, что он инфантилен или наивен. Наоборот, в житейских ситуациях он был куда более приспособлен, чем многие более старшие ее знакомые, но все то хорошее, что может пронести человек с детства во взрослую жизнь, Миша сумел сохранить.
— Обещаю, Малыш. Ради нашей с тобой встречи я сумею одолеть любую болезнь.
— А я тебе сюрприз приготовил.
Да же по его голосу можно было догадаться, как сияет при этом его лицо.
— Какой сюрприз? Что ты еще придумал, а, Мишка?
— Подойди к окну.
— У меня все тело ломит, а ты меня заставляешь вставать!
— Подойди, подойди, иначе не увидишь.
— К какому окну?
— То, которое во двор выходит.
— Ну, хорошо, подожди.
Лика, ойкая, встала с дивана и, придерживая одной рукой телефон, другой трубку у уха, подошла к окну. Внизу играли дети под неусыпным надзором бабушек и нянь, стояли машины вдоль тротуара. Ничего необычного, все также как и раньше.
— Подошла. Куда смотреть?
— Ничего нового не видишь?
— Нет, не вижу! Не томи! Что я должна увидеть-то?
— Внимательней смотри! На соседний дом посмотри, тот, что слева. Видишь?
Ей пришлось приоткрыть окно и перегнуться, чтобы увидеть торцевую стену соседнего дома. Она чуть не выпала из окна от увиденного. На торце соседней пятиэтажки, на самом верху была видна надпись, выведенная огромными красными буквами: «Я люблю тебя, Лика!». И рядом — совершенно по-детски нарисованы цветочек и солнце.
— Сумасшедший… — прошептала она. — Мишка, ты сумасшедший! А если бы сорвался?
— Ну, ведь не сорвался же, как видишь! Спроси у Любаши — стою тут целый и невредимый.
— Как же тебе удалось туда забраться?
— Славка страховал, он же у нас великий дока по альпинизму.
— Значит, вы оба сумасшедшие. Мишка, я тебя умоляю не делать больше таких глупостей.
— Тебе не нравится?
Нотки обиды в его голосе рассмешили ее.
— Нравится, Мика, очень, только я не хочу ради минутного «нравится» тобой рисковать. Договорились?
— Посмотрим, — пробурчал он. — К тебе, когда еще можно будет позвонить?
— Не знаю, Миш. Я сама тебе вечером позвоню, если смогу. Не грусти, скоро увидимся, скалолаз ты мой ненаглядный!
Она еще раз посмотрела на надпись на стене. Господи, как трогательно все это, в самом деле. Сердце сжалось от нежности. Разве так бывает? Разве так еще бывает в этом мире? Ей хотелось закричать на весь двор — вот, смотрите, все смотрите наверх, это он, мой Малыш, он это для меня, для меня одной! Крик какой-то из соседок отвлек ее. Она вновь посмотрела вниз. Никто не смотрел наверх, никто не замечал чуда, произошедшего у них под боком. Даже если и заметят — это будет лишь лишним поводом посплетничать! Они видят друг друга каждый день и думают. Что знают жизнь каждого вдоль и поперек. Они не умеют читать по глазам. Они забыли, что такое прислушиваться к сердцу. Для них важна только видимая часть жизни. Почему она так о них судит? Она и сама не знала. Ожесточилась, скорее всего, за годы, проведенные под их пристальными взглядами. А теперь есть повод возмутиться и осудить ее, позавидовать и не понять. Впрочем, подумала Лика, мало кто догадается, что надпись предназначена ей, скорее подумают на подростков. А вероятность того, что Анатолий разглядывает стены соседних домов, так мала, что об этом Лика даже не беспокоилась. Ее мысли вновь вернулись к Мише. Придумал же! И еще сопротивляется, когда его Малышом называют. Самый настоящий Малыш! И Славка молодец, ничего не скажешь. Впрочем, для Славки как раз очень даже характерно подобное безумство.
Скрежет ключа в двери заставил ее отскочить от окна. Толик вернулся? Не похоже. Обычно он не пробует открывать верхний замок, знает. Что они им не пользуются. Дверь тихо приоткрыли, зашли и остановились, прислушались. Потом в дверях появилась свекровь, оглядывающая комнату, словно ищейка.
— Добрый день, Елена Павловна! Неожиданный визит. Анатолий не сказал вам, что пойдет на работу?
— Привет, Лика. Сказал, сказал, еще сказал, что ты дома, приболела, а я как раз мимо проходила. Думаю, дай, загляну, навещу.
Врет. Врет, и глазом не моргнет. Нет у нее здесь никаких дел. И Лику она никогда не навещала, а уж тем более в последнее время. Они практически не виделись. Толик уже не требовал от Лики посещать все их семейные мероприятия, а домой к ним свекровь приходила крайне редко, хватало и того, что Толик у них бывал, чуть ли не ежедневно.
— Спасибо, что зашли, Елена Павловна. Боюсь заразить вас, вы уж, пожалуйста, меня не целуйте. Может, чаю поставить?
— Нет, Ликочка, ты ложись, и так слабая, видно даже, как у тебя голова кружится.
Лика едва заметно пожала плечами и легла на диван. Было как-то неудобно ничего не делать в присутствии свекрови, но раз уж пришли навещать ее больную, она может насладиться своим положением.
— Как дома? Все нормально? — спросила она из вежливости. — Я слышала, вас недавно затопило?
— Да, было немного. Уже все исправили. А ты как? Не передумала?
Лика слегка опешила. Она не была готова к такому разговору.
— Что?
— Портить жизнь себе и мужу.
— Простите?
— Ты умная девочка, Лика. Ты все прекрасно понимаешь. Замуж тебя никто насильно не отдавал, ты вышла по любви, надеюсь, так что же происходит? Или у тебя были изначально другие мотивы?
— Мне неприятны ваши намеки, Елена Павловна. И я не думаю, что вы подобрали подходящий момент для такого разговора.
Вот так хорошо, надо остановить ее, пока не разошлась совсем.
— Ты права, мне надо было еще раньше поговорить с тобой. Потому что ты мучаешь Анатолия, он сейчас на пороге крупного открытия, его уже наградили орденом за ту часть, что он опубликовал, он должен сконцентрироваться, бросить все силы на науку, а ты — ты должна ему помогать. А вместо этого он должен переживать, что у тебя какой-то душевный кризис и ты вымещаешь его на Анатолии.
— Елена Павловна, о своей роли в этом доме я слышу с самого начала нашего замужества, вам не стоило еще раз упоминать об этом. А в наши с Толиком отношения попрошу не вмешиваться, мы сами разберемся.
Лика даже удивилась твердости своего тона. Раньше она всегда несколько тушевалась перед свекровью, потакала ее настроению, не решалась перечить. Но и свекровь никогда не заходила так далеко.
— Ты-то разберешься. А Анатолий — пострадает.
— Почему пострадает? Что за семья у нас такая, где каждый своей жизнь живет?
— То должна поддерживать его. Тем более, он, в отличии от тебя, совершенно не настроен на развод.
У Лики брови поползли вверх. Вот это новость! Это хуже, чем она предполагала. Тогда они из нее уж точно во всем виноватую сделают.
— Это он вам сказал?
— Да, к тому же я не слепая. Он намерен сохранить семью. Тебе бы побольше разумности в этом вопросе, возможно, поняла бы, что совершаешь ошибку.
— Я вольна распоряжаться своей жизнью.
— Кто же спорит? Только распоряжайся ею так, чтобы не портить репутацию порядочных людей.
Лика побледнела. Пошли прямые выпады. Так недалеко и до полоскания грязного белья опуститься.
— Думаешь, до нас не доходят слухи о твоем нелицеприятном поведении? — продолжала свекровь. — Это все очень печально, Лика. Очень печально.
Менторский тон и осуждение в глазах холеной женщины, не видящей ничего, кроме своих интересов, окончательно вывели Лику из себя.
— Да какое право…
— Полное право, дорогая. Полное право имею. Это не только тебя касается. Наша семья всегда слыла порядочной, уважаемой, а теперь мне людям стыдно в глаза смотреть.
— Так ведь проще простого решить эту проблему. Я уйду — и все.
— Нет, не уйдешь. Мой сын мне дороже твоих глупостей. Я могу закрыть на это глаза, лишь бы он был счастлив и спокоен. Я не допущу…
Лика вскинула руки, словно защищаясь от ее слов. Господи, ну что она несет? Ее ничем не прошибешь.
— Я неважно себя чувствую, Елена Павловна, и думаю, Вам лучше уйти.
— Не очень-то вежливо с твоей стороны. Впрочем, чего же еще ждать. Ты права, мне лучше уйти. Но разбить жизнь моему сын в такой ответственный момент я тебе не дам. Так и знай!
— И что вы сделаете?
— Все. Я сделаю все!
Она выразительно посмотрела на нее и демонстративно вышла.

В этот же вечер Лика сообщила Толику, что уходит от него. Толик ничего не ответил, ушел к себе в кабинет. А через десять минут она услышала знакомое свистящее дыхание. Открыв дверь, обнаружила его беспомощно размахивающим руками, с синим лицом. Рядом валялся баллончик с сальбутамолом. Лика схватила спрей и попыталась впрыснуть мужу в рот, но тот зашелся в приступе астмы и начал синеть.
Скорая приехала быстро, Толика госпитализировали. Поставили капельницы, стабилизировали. Лика вызвала свекровь. Врач сказал им. Что у Толика ухудшение, потому что раньше он никогда не развивал приступы такой интенсивности и длительности.
— Не было никаких провоцирующих факторов?
Лика замялась. Мотнула головой. Свекровь яростно следила за ее мимикой.
— Надо ограничить нагрузку на работе и избегать стрессовых ситуаций, иначе ремиссии будет трудно добиться.
Врач вышел. Лика стояла спиной к Елене Павловне, и спину жгло от ее взгляда.
— Что ты ему сказала? — прошипела свекровь.
Лика пожала плечами.
— Убить его решила?
— Елена Павловна, вы прекрасно знаете, что это не так.
Она отвернулась и почувствовала, как ее схватили за руку.
— Лика, как мать, как женщина, я тебя умоляю — дай Анатолию завершить его открытие, дай ему защититься, а потом поступай, как знаешь. Я обещаю тебе, что потом я сама поговорю с Толиком, чтобы все решить мирно. Забудь все, что я тебе говорила. Я помогу тебе, я ускорю развод, если понадобиться, но не сейчас, прошу тебя. Потерпи пару месяцев, умоляю тебя, Лика!
Лика удивленно смотрела, как ее неприступная, высокомерная свекровь унижается перед ней, как в ее глазах выступили слезы. Через открытую дверь было видно, как спит Толик на больничной кровати, увешанный капельницами и кислородными трубочками. Да что происходит? Зачем же так? Это жестоко. Несправедливо. Она всхлипнула и выбежала из отделения.

В итоге пришлось проваляться дома еще два дня, как и предполагала Люба. Мало того, что болело горло, и постоянно гудела голова, так еще положение осложнялось тем, что Толик тоже отлеживался дома, а свекровь чуть не ночевала у них. Усердно ухаживала за сыном, и даже за Ликой пыталась присмотреть. Привела свою домработницу, чтобы та готовила им и убирала квартиру. Как-то заглянул и свекор. Сергей Вениаминович сделал вид, что не знает ни о каких проблемах между Ликой и Толиком, привез корзину фруктов и чаевничал у них на кухне, как ни в  чем не бывало. Елена Павловна сидела со скорбным видом у кровати сына и держала руку на его лбу. И хотя Толик пришел в себя и свободно мог передвигаться, она велела ему лежать и набираться сил. Лика старалась не выходить из комнаты, поменьше сталкиваться ней. Дождалась момента, когда свекровь ушла, а муж еще не спал. Тихо зашла к нему в комнату. Толик поднял на нее глаза. В них читались удивление и настороженность. Он приподнялся на локте.
— Что-то случилось?
— Нет. Я хочу с тобой поговорить.
Он молчал.
— До твоей защиты я не буду возвращаться к той теме. Ты понимаешь, о чем я.
Понимает или нет? Конечно, понимает. Дернулся, как будто кто-то больно сжал его за горло.
— Ты пообещаешь не вмешиваться в мою жизнь, дашь мне разобраться, что к чему, а я обещаю не торопить события.
Он сглотнул.
— Ты остаешься?
— Да. Пока остаюсь. Только не трави мне душу. Ты должен понимать, что это не решение проблемы, это вынужденное затишье.
— Я понимаю.
— Не вмешивай никого. Даже маму, прошу тебя.
— Это нереально, ты же понимаешь.
— Да, — кивнула она, — но все же поговори с ней.
— Хорошо.
— Значит, так и решим пока. Спокойной ночи.

На следующий день Анатолий заперся с матерью и долго говорил с ней. Она вышла с заплаканными глазами, но Лике ничего не сказала. Так и мелькала по квартире, решая между делом миллион проблем по телефону. Тетю на операцию положить, подруге посоветовать, где лучше кредит брать, брату помочь лицензию получить на частный бизнес. Лику разговорами не доставала. Лика постоянно ловила на себе ее взгляд, чуть ли не заискивающий. Ей казалось странным ее поведение, неестественным. Она ощущала себя очень неуютно и как только температура спала, побежала на работу.
На завод пришла пораньше, задержалась у проходной. Мишу заметила издалека, радостно вздохнула.
— Ты? Наконец-то.
Он схватил ее за руку, и так они и стояли, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза и улыбались, как дети. Мимо проходили заводчане, задевали их, здоровались, окликали, но они ничего не слышали. Потом она разжала ладонь.
— Пятница, — прошептала она.
— Что?
— Сегодня пятница. Завтра увидимся?
— Ты еще спрашиваешь? Я так соскучился.
— Я тоже.
— У тебя синяки под глазами.
— После болезни.
— Ты похудела.
— Мне идет?
— Нет. Ты совсем прозрачная.
— Это же хорошо. Не загораживаю свет.
— Это плохо. Так ты исчезнешь, и что я буду делать?
— Голова кружится. Пойдем?
— Ты еще не выздоровела. Зачем выскочила из постели?
— Тебя увидеть.
— Завтра я тебя вылечу.
— Тогда до завтра.
— Нет. Я еще загляну сегодня.
Она не стала говорить, что он опять раздразнит гусынь из их бюро. Пусть хоть один их них любит без оглядки на окружающих. В конце концов, разве это проблемы? Это все пройдет, они и забудут, как переживали по этому поводу. Это все мелочи. Главное — они есть друг у друга.


ГЛАВА 17

Письма моему правнуку.

Мама с моим отцом были очень счастливы. Родилась я, жизнь на какое-то время вошла в колею и не приносила серьезных потрясений. А потом началась война. Война все перевернула в нашей жизни. Наступили совершенно другие дни, полные тревоги, тяжелой работы, ожидания вестей. Нас эвакуировали в Казахстан и меня направили помогать воспитателям в детский дом, что находился на улице Нариманова, названной в честь советского партийного деятеля, как это было принято у нас в стране. Детский дом представлял собой большое одноэтажное здание с дворовыми постройками — кухней, изолятором, кладовой. Невеселое это было место. Сюда привозили детей 5-ти лет и старше из детского приемника, потерявшихся или осиротевших.
Внешне все выглядело благополучно — чистые комнаты, кроватки заправленные бельем, комната для игр, были даже цветы и какие-то игрушки. Поначалу мне очень понравилось, казалось, мы делаем такое благородное дело. В группах было по пятьдесят-шестьдесят человек, дети спали по двое, а если маленькие, то и по трое на кроватках. Потом я стала замечать, как скудно кормят детей, и это тех детей, что поступали в уже сильно истощенном состоянии, а многие к тому же были больны разными заболеваниями. Голод — это страшное явление. Бедные дети постоянно крутились у кухни, ожидая, когда тетя-повар, пышнотелая, румяная тетка с золотыми зубами, сверкающими при улыбке, выйдет на крыльцо и позвонит в колокольчик. Время обеда! Дети бросались в столовую, обгоняя друг друга, чтобы быстро усесться за столики и ждать, когда им будут разносить еду в глиняных мисках и кружках из-под консервных банок.
Тебе, слава Богу, незнакомо чувство голода. Тебе трудно представить, как бережно дети в детском доме держали кусок хлеба. Не дай Бог, упала крошка со стола, все бросались найти и завладеть ею. Бывало, некоторые хитрили, выжидали, когда все съедят свою норму и будут с завистью наблюдать за тем, у кого еще остался хлеб. Хитрец отщипывал маленькими кусочками, смаковал, дразнил рядом сидящих, которые не отводили голодных глаз от «счастливчика».
В один из жарких сухих летних месяцев, присущих казахстанскому климату, мы расширили нашу семью. В то лето особо остро встала проблема с водой. Ее не хватало, водопровода не было, воду привозил рабочий хромоногий кореец, который весь день на коляске с бочкой возил воду с городской колонки. Дети ходили грязными, на умывание воды не хватало. За состоянием дел в детском доме, конечно, следили соответствующие органы, и когда ожидалась очередная проверка или комиссия, тогда начиналась срочная подготовка — детей купали в одном большом котле в пристройке, до тех пор, пока вода не превращалась грязную жижу, потом им выдавали из кладовой, где работала полька Соня, одежду: девочкам — платья, мальчикам — рубашки, всем носочки и обувь.
К моменту проверки все было «на высоте», комиссия обходила комнаты, удовлетворенная чистотой, обедом чуть сытнее обычного, и уезжала. В красном уголке появлялась грамота с благодарностью заведующей детским домом. Комиссия уезжала, детей раздевали, все сдавали в кладовку до следующей проверки. Дети продолжали голодать. Детдом стоял на окраине города, и прогулки в город для детей были большими событиями. Но самым трудным было пройти мимо раскинувшихся за городом огородами, откуда люди несли овощи. Дети кричали, выпрашивая морковку или чего-нибудь еще, заглядывали женщинам в корзину. Мне всегда было ужасно стыдно, что наши дети такие голодные, это было жутко неправильно, даже в такое тяжелое время.
В одном из помещений напротив дома находился изолятор, старое деревянное здание с высоким крыльцом в несколько ступеней. В изоляторе лежали больные дети. Окна были занавешены простынями от палящего солнца, но масса мух проникала внутрь и жужжала в темноте, находя свои жертвы, облепляя глаза и губы спящих ребятишек. Чем болели дети, вряд ли кто знал. Был у нас фельдшер, грузный усатый, немолодой мужчина, уставший от жизни и равнодушный ко всему. Когда я привела к нему из своей группы мальчика, у которого резко отекло все тело, фельдшер ткнул его во вздутый живот и произнес: «Меньше есть надо!». Мальчика все же поместили в изолятор, но не лечили, и через несколько дней он умер.
Тяжело больным детям назначали «усиленное питание» — кружку простокваши. Как сейчас помню, на крыльце кухни стоит сдобная повариха, сверкая золотозубой улыбкой, и кричит в сторону изолятора через весь двор: «Простокваша!» Оттуда выползает на коленях девочка в длинной белой рубахе, в костлявой ручонке держит жестяную кружку, чтобы ей налили простокваши. Сил у нее нет, впалые глазенки, бритая головка еле держится на тонкой шее, как на ниточке, а голос поварихи ее торопит: «Давай! Давай быстрее, Фатима!». У девочки не было сил ползти, она путалась в длинной рубахе, но старалась протянуть руку. Мы подняли ее, ослабшую, и уже ничего не ожидающую, тень смерти уже витала над ней. Ночью ее не стало.
Зачем я тебе все это описываю? Что бы ты вместе со мной ощутил благодарность тому, что твое поколение это миновало.
Каждое утро после завтрака сюда приходила дочь поварихи — красивая девушка с длинными черными косами и тюбетейкой на голове. Приносила сумку, набивала ее продуктами, которые отнимались у детей, и уходила домой. Все эти эпизоды воспринимались окружающими, как нормальное явление, возмущаться, жаловаться было некому, все боялись и знали, что надо терпеть и ждать окончания войны. Все списывалось за ее счет, и малодушие, и жестокость, и воровство.
Как-то утром во время завтрака я разносила детям норму хлеба с маслом. В группу привели двух новеньких мальчиков. Посадить было их некуда. Тогда сняли цветок со столика и их посадили за этот стол. Когда я принесла им хлеб и положила возле каждого по кусочку, а сама вернулась за другими порциями, один из мальчиков подбежал ко мне, схватил мою руку и стал ее целовать, я с трудом высвободила ее, обняла его, а у самой стоял комок в горле. Отнесла его на место, а он только смотрел на этот кусочек, не решаясь дотронуться до него.
Заведующая детдомом разрешала воспитателям на выходной брать кого-нибудь из детей в гости. Сама она тоже брала девочку из старшей группы, но вовсе не из гуманных целей, девочка у нее дома была как прислуга, мыла, убирала, в огороде работала. Ко мне же в группе все время прижималась одна девчушка, симпатичная девочка, новенькая. Говорили, что ее привез на подводе с района какой-то мужчина с деревянным протезом, якобы с ней были два брата, постарше ее. По рассказам воспитателей, дети-сироты якобы откуда-то прибыли в деревню и жили там, где попало, пока было тепло, люди подкармливали их, чем могли, а потом девочку один мужик отвез в город и сдал в детский приемник, а оттуда ее определили в детдом. Имя девочки, настоящее или придуманное, уже не узнаешь, было Лида, а фамилия неизвестна, других сведений и вовсе никаких не было.
Когда у нее самой выпытывали, кто она да откуда, Лида рассказывала, что мама в поезде умерла, ее сняли с поезда, а детей отправили дальше. Было то правдой или ее фантазиями — никто не знал. Лида не отходила от меня, куда бы я ни шла, она — за мной. Ей было тогда всего четыре года. Я тоже привязалась к ней, стала часто рассказывать о ней родителям, попросила их позволить пригласить ее в выходной день. Так я в один из выходных привела я ее к нам в дом. У меня оставались еще кое-какие игрушки, куклы, книжки, Лида, увидев все это, буквально замерла от восхищения. Она была очень тихая и грустная, так и хотелось обнять ее, приласкать, пожалеть. В понедельник утром надо было идти на работу, я стала собирать Лиду, говорю, что пойдем назад к детям. Она упала на пол и забила ногами, стала кричать, что не пойдет туда. С ней случилась настоящая истерика, ни в какую не хотела с места двинуться, рыдала в голос. С трудом уговорили ее, и с тяжелым сердцем я ее привела назад в детский дом.
Вечером дома вместе обсудили случай с Лидой, и мама сказала, что мы возьмем ее в нашу семью. Но тут начались споры. С нами жила сестра мамы, тетя Шура, которая работала портнихой в артели «Образец», ей хоть и жалко было девочку, но она сказала, что у маминого брата такая большая семья, почему оттуда не взять кого-то из детей, они тоже страдают, ведь если узнают, что чужого ребенка взяли, когда родные в нищете прозябают, будут очень обижаться. Это было правдой, мамин брат, Василий, с женой Дарьей, красивой женщиной, жили в то время в Оренбургской области в станице Ильинской и было у них восемь детей, не считая тех, которые умерли. Но двоим из его детей наша семья и так много помогла, определила на учебу, помогла встать на ноги. И потому решили мы, что все же возьмем Лиду. В Гороно разрешили оформить так называемый патронат, но с тем условием, что нас будут постоянно проверять и продлевать срок, если все будет нормально. Я даже не знала тогда, как важно было это событие для моей мамы, потерявшей троих детей. Тогда я еще не знала, сколько пришлось пережить маме. Она жила с этой раной в сердце долгие годы, не жалуясь никому, отдавая себя заботам о других. Двое племянников, дети того самого брата, жили у нас, и мамина сестра тоже. Она вернулась из Ферганы, и папа определил ее на курсы кройки и шитья, заставил учиться в вечерней школе. Так она у нас и осталась до конца. Замуж не вышла, но была для меня преданной няней, а когда у нас стала жить Лида, то и ради нее готова была на все.
Лида стала членом нашей семьи. Несколько лет была под опекунством, приходили проверять из Гороно. Помню, сразу по талонам ей выдали валенки, ну а остальную одежду, конечно, шили сами. Тетя Шура шила, мама вязала, так и росла она в нашем доме до последних дней мамы, папа-то умер в 1947 году, умер внезапно, никогда не болев до этого. Утром к нему пришел человек насчет очков, он занялся им. Заказчик ушел, папа отправился в комнату, прилег отдохнуть и скончался во сне. Никому не жаловался, никому ничего не сказал. Лида прибежала ко мне на работу, я в то время работала секретарем в Военной прокуратуре. Это было 8 апреля 1947 года. Внезапная смерть отца ошеломила всех нас, мы потеряли такую опору, такого советчика, такого защитника, что передать это словами невозможно. Мы долго не могли опомниться от этого удара.
И опять-таки помогла нам выстоять мама. Сильная женщина, пережившая в жизни столько утрат, она сказала нам, чтобы мы не чувствовали себя несчастными, потому что завистники теперь думают, что папы нет, значит, у нас все рухнет, не сможем жить, содержать дом, сломаемся. А мы не должны падать духом, не должны сдаваться обстоятельствам. И мы выстояли, благодаря маме, ее трудолюбию, ее стойкости и строгости, замешанной на заботе о других и памяти обо всех, кого пришлось потерять. И мы выросли, впитав в себя умение быть оптимистами и не бояться проблем. Мы выросли, будучи воспитанными на добре, на готовности позаботиться о других. Родители внушили нам чувство долга перед другими, чувство обязанности помочь тем, кто в беде. Теперь ты понимаешь, откуда взялись истоки истории твоего появления в нашей семье?


ГЛАВА 18

Тихонов, насвистывая что-то себе под нос, приводил в порядок документы на столе. Недавний переполох в отделе по поводу пропажи Беловым секретных документов послужил всем сотрудникам хорошим уроком. Перерыли тогда буквально все, Федор Федорович уже потерял надежду и собирался идти сдаваться высокому начальству, но тут его осенило, что в последний раз он с этими документами заходил в соседнюю лабораторию к Емельяненко. Помчался к нему, в итоге обнаружили документы у того в сейфе. Белов умудрился забыть их на столе, а Емельяненко, собираясь на обед, сгреб со стола стопку своих документов и запер их в сейф. Среди документов оказалась забытая папка Белова. Пропажу Белов обнаружил за пару часов до окончания рабочего дня, и сотрудникам отдела пришлось за эти два часа перевернуть все вверх дном в лаборатории, обыскать каждый уголок. О своем визите к Емельяненко он вспомнил в последний момент. После этого случая Миша и остальные сотрудники поневоле стали бояться и за свои секретные бумаги, потому что вечно несобранный и рассеянный Белов мог впопыхах запросто утащить и чужие.
Федор Федорович, сосредоточено читавший талмуд инструкций, со стороны напоминал усидчивого школьника. Миша ждал, когда же шеф покинет свое задумчивое состояние, порожденное перенесенным стрессом и родит новую идею. Белов не заставил себя долго ждать. Он открыл сейф и извлек один из последних электронных блоков и передал Тихонову, дав указание разобрать его. Миша, сгорая от скуки, не стал долго раскачиваться и тут же принялся за работу. Спустя час Белов вернулся от начальника отдела в приподнятом настроении, пожурил слегка лаборантку Свету за ошибки, допущенные в извещении об изменении, потом увлеченно рисовал какие-то каракули на миллиметровке за рабочим столом, поднимая порой голову и уставившись куда-то в пространство. Вдруг его что-то осенило, он стремительно вскочил и, открыв сейф, долго рылся в нем, чертыхаясь. Потом он замер как охотничья гончая, увидевшая дичь, и даже побледнел слегка. Подошел к Мише и тихо спросил, не начал ли тот разборку.
— Можно сказать почти закончил, Федор Федорович, — отрапортовал Тихонов, не поднимая головы. — Осталось только конденсаторы выпаять, да несколько микросхем.
— Миша, это конец! — воскликнул обреченным голосом Белов и тяжело плюхнулся на стул рядом с ним.
— Не понял вас, Федор Федорович!
— Нам конец! Мы не тот блок разобрали! Понимаешь? Не тот! Я, старый дурак, утром перепутал блоки, а ты поспешил!
Миша возмутился. Ничего себе, поспешил! А он-то тут вообще причем? Кто приказ отдал?
— Что же теперь делать?
— Что делать? Что делать? Сливать воду! Шеф меня теперь прибьет!
— А Тихонов причем тут? — вставил Тельман, который заглянул в лабораторию проверить кальки. — Ему сказали, он делает.
— А то я без посторонних этого не знаю! — раздраженно сорвался Федор Федорович.
Расстроенный Белов убежал к начальству каяться. Получив от руководства капитальную «вздрючку», он, вконец расстроенный, вернулся в лабораторию. ЦУ начальства было следующим: разбиться в лепешку, но чтобы блок сегодня же к вечеру был возрожден из пепла.
Миша выдал кривую улыбку. Он думал на обед Лику утащить куда-нибудь подальше от завода, посидеть в тишине, поговорить, а теперь придется весь день без перерыва пахать на «папу Карло». Делать нечего, он наклонился над столом и принялся за работу. При разборке некоторые радиодетали были повреждены, Белов обзванивал начальников цехов, знакомых специалистов, носился по всему заводу, ища недостающие компоненты для сборки экстренного блока. Миша воспользовался его отлучкой и вышел покурить и заодно навестить Лику.
Она сидела, укутавшись в шаль, хотя погода стояла теплая, и бойко стучала по клавиатуре, набирая перевод. Заметила Мишу, подняла голову и улыбнулась.
— Привет.
— Всем мое почтение, — громко бросил Миша, не сводя глаз с Лики. — Как работа идет?
— Нормально. Немного глаза болят, пожалуй, сегодня мне не стоит задерживаться слишком долго.
Он подмигнул и улыбнулся ей. Потом повернулся к Касаткиной.
— А как перевод описания наших последних схем, Лидия Дмитриевна? Продвигается?
— Вас за ваш корявый язык надо в топку выбросить. Или на курсы русского языка к Розенталю отправить, — скривилась Лидия Дмитриевна. — Кто текст составлял?
— Это к нашим милым дамам, наше дело — золотые руки, а не красивые слова. Ладно, побегу, а то Белов, наверное, уже тревогу поднял, что меня долго нет.
Миша повернулся и вышел. За спиной раздался веселый смех. Лика выбежала вслед за ним.
— Мишка, погоди! Что это у тебя? И давно ты Карлсоном работаешь?
Тихонов оглянулся. На хлястике халата болтался пластмассовый пропеллер от блока питания. Он с трудом отцепил его, хотел было выругаться, но увидел смеющиеся лицо Лики, улыбнулся.
— Пошел Кузю прибивать.
— Думаешь, он?
— А кому еще нечего делать, кроме как такой ерундой заниматься?
— Кстати, что он недавно такого вытворил? Что-то серьезное должно быть. Была утром в приемной, видела, как его к «главному» на ковер потащили.
— А, так это еще вчера, пока ты болела. Просто главного не было на месте, экзекуцию на сегодня перенесли.
— А за что?
Миша покрутил пальцем у виска.
— Представляешь, что учудил на сей раз? Прислали нам трех сопливых пацанов, практикантов из техникума. Особо важной работы мы им, конечно, не поручаем, а то нарубят дров, потом не расхлебаешь. Используем на побегушках, да что-нибудь несложное даем попаять, блочок ерундовый какой-нибудь настроить. Ну, они и слоняются от безделья по коридору. И вот стоят вчера около приборной кладовой, базарят, а тут Кузя откуда не возьмись: «Вы чего стоите, парни, дурака валяете? Видите, приборы, списанные у стены стоят, берите отвертки и откручивайте, кому что нужно!». Ну, ребята, недолго размышляя, вооружились инструментами и давай потрошить аппаратуру. Кто лампочки снимает, кто ручки отвинчивает, кто, что-то посерьезнее внутри облюбовал. А приборы специально в коридор выставили, чтобы в КИП на периодическую поверку отвезти.
— Да ты что? — Лика прыснула. — И кто их засек?
— Заведующий кладовой, хромой Петрович. Как раз мимо ковылял. Увидел и обомлел от такой наглости. Как завопит: «Что вы тут вытворяете, вандалы?», а пацаны спокойненько отвечают: «Разбираем, как видите, приборы-то списанные». Тут и выяснилось, что, дескать, какой-то кучерявый проходил мимо и сказал, что можно их курочить, так как они давно списаны. Ну, тут Кузю, естественно, за жабры взяли и к стеночке приперли. Так, говоришь, к главному сегодня поволокли?
— Сама видела.
— И поделом. Может, успокоится, наконец, шут гороховый.
— Да ладно тебе. С ним веселее. Ты на обед пойдешь?
— Хотел, даже тебя хотел забрать отсюда, но не могу. Срочное дело.
Она пожала плечами.
— Ничего. У нас с тобой целые выходные.
— Два дня?
Она кивнула.
— Ты уйдешь на два дня? — переспросил он.
— Мне же обещано лечение, хочу вылечиться до конца. Так что думай, куда будешь меня госпитализировать.
Он еле сдерживал себя, чтобы не обнять ее. Она стояла совсем близко, нотки в ее голосе звучали так волнующе, что он готов был бы все бросить сейчас ради того, что умчаться с ней подальше от посторонних глаз. У него на лбу проступили капельки пота. Лика едва заметным движением коснулась его руки.
— Пока, Карлсончик, лети на рабочее место. Увидимся.
Лика с мечтательным видом вернулась на свое рабочее место. Даже не заметила переглядываний Касаткиной и Клары Наримановны. Ее мысли занимал Мишка, завтрашняя встреча с ним. Эти мысли вызывали у нее улыбку. Но вскоре в приятные мечты вклинились мысли о Толике, о его астме, о свекрови. Она не думала, что Толик настолько серьезно может расстроиться. Уже много месяцев она пребывала в уверенности, что ему по большому счету все равно, уйдет Лика или останется, его заботило лишь душевное спокойствие на момент защиты, но не более того. С чего вдруг она расстроился? А свекровь — тоже номер выдала. Как-то у них не заладились отношения с самого начала. Вернее, нет, поначалу ей нравился восторг невестки по отношению к ее сыну. Но постепенно все явственнее стали проявляться нотки снобизма, прозрачнее становились ее намеки на провинциальность Лики, хотя Ликины родители были интеллигенцией в третьем поколении, это, по всей видимости, мало волновало Елену Павловну. Но, тем не менее, она все же снисходительно относилась к невестке до тех пор, пока восторг Лики не пошел по убывающей. Тогда уж на поверхность всплыла полная неприязнь.
Лика вспомнила ее угрозы. О чем она вообще говорит? Допустим, она знает о ее отношениях с Мишей, мало ли найдется желающих донести. Насколько реальны ее угрозы? Да и что она может сделать? Испортить Мише карьеру? Да ему еще и портить нечего, только начал. К тому же он не страдал болезненной манией славы, в отличии от Анатолия. Тогда что она намерена сделать? Возможно, это было сказано просто в порыве злости. Теперь, после того, как надменная свекровь умоляла Лику не уходить, скорее всего, опасаться нечего. Единственная угроза состояла в том, что свекровь не простит Лике тех минут унижения, что ей пришлось пережить. Никогда не простит.
— Лика, вы, по всей видимости, еще не пришли в себя окончательно.
— Что?
Лика встрепенулась и непонимающим взглядом посмотрела на Касаткину.
— Не работаете совсем, говорю. Все мечтаете о чем-то.
— Голова еще кружится, вы правы.
— Опять домой собрались отпроситься?
— Нет, досижу уж, не так долго осталось. Да и работы много.
— Да уж, лаборатория Белова завалила нас работой. Словно только и ищут повод заглянуть к нам в отдел.
Лика поджала губы. Ну что за корова! Вот не может промолчать. Обязательно должна съязвить.
— Наверное, вы, Лидия Дмитриевна, их начальнику приглянулись, — выпалила она, прикусив язык от своих слов.
Клара не сдержалась и прыснула. Касаткина вспыхнула.
— Мне-то привязанности женатых мужчин ни к чему. Я так считаю — если уж имеешь семью, так и веди себя достойно.
— Сердцу не прикажешь, — тихо возразила Лика, словно защищаясь.
— Еще как прикажешь. А коли не можешь приказать — так извольте сначала брак завершить, а потом новые шашни начинать. Вот я, к примеру, как только поняла, что муж мой мне не пара, так сразу и превратила его в бывшего мужа. И точка. И не крутила никому мозги.
— Молодец вы, Лидия Дмитриевна, — вздохнула Лика.
Что с ней спорить? Она, похоже, и не знала никогда, что такое любовь. И не чувствовала, как можно глупости совершать, потеряв голову. И не знает терзаний, когда чувство порядочности и долга кладут на весы в противовес любви. Весы качаются, с каждым разом все больнее задевая сердце.

Тихонов направился искать Кузю. Из лаборатории Емельяненко гремела музыка. Что они там, опупели все что ли? Сто процентов, Юрка Иванкин чудит.
Соседней лаборатории поручили работу над одним очень важным проектом и для усиления в нее перевели часть «головастых» сотрудников из других отделов. В их число попал и молодой специалист Иванкин. Юрка слыл заядлым меломаном, с пеленок воспитанным на музыке битлов. Его отец, битломан со стажем, со студенческих лет занимался коллекционированием записей и пластинок. Побывав как-то у Иванкина дома, Миша был ошарашен, в полном смысле слова: все книжные стеллажи и шкафы в квартире забиты под завязку штабелями виниловых пластинок, коробками с магнитофонными бабинами, кассетами, лазерными дисками, рекламными плакатами. Особенно поражала полная коллекция пластинок «Битлз», ее Юркиному папашке удалось собрать, идя на всяческие жертвы, от которых жена была не в восторге. Семейному бюджету наносился непоправимый урон. Помимо всего этого еще полно всякого добра пылилось на антресолях, на шкафах, под кроватью. Тут были и древний граммофон, и тройка патефонов, и целая коллекция старых катушечных магнитофонов, и акустические колонки, и усилители, и микрофоны. Любая антикварная лавка могла бы позавидовать такой коллекции.
Миша, оказавшись, в лаборатории, чуть не оглох от воплей Роллинг Стоунс, несущихся из радиовещательного приемника, стоящего на сейфе. Старенький магнитофон был запрятан под столом у Юрки, провода от него, аккуратненько  пришпиленные вдоль стены, скрытно вели к динамику приемника.
— Вы еще не оглохли? — попытался перекричать грохот, несущийся из динамика, Миша.
— Ничего ты не понимаешь! Это же Мик Джаггер, Роллинги!
— Мне твои Роллинги по барабану! У тебя что, ничего более мелодичного нет?
В стену настойчиво постучали, и в комнату спустя минуту стремительно влетел начальник лаборатории.
— Неужели нельзя потише сделать? — возмущенно воскликнул Емельяненко и направился к приемнику. Какое-то время он безуспешно крутил ручку, пытаясь убавить громкость, а потом, развернув корпус, крепко выругался. Оторвал подсоединенные провода и угрожающим взглядом окинул родную вотчину.
— Кто это у нас такой умник? Иванкин, ты?
— Больше не повториться, — скороговоркой произнес Юрка, уткнувшись в экран осциллографа.
— Одни бездельники у меня в лаборатории собрались. Из-за одного к начальству вызывают, другой тут танцульки устраивает. Вот лишу всех премии. Будете знать!
Он махнул рукой и вышел.
— Все. Приплыли. Конец музыке.
Юрка с обреченным видом принялся аккуратно сворачивать провода.
— Не надо было на всю катушку-то включать, балда! — подлил масла в огонь Кузя, с беззаботной физиономией вращаясь на офисном кресле.
— Ёкэлэмэнэ, — расстроено протянул долговязый Юрка. — Накрылась наша дискотека.
— Ёпэрэсэтэ! — сочувственно добавил Миша. — А ты Кузя, у меня сейчас летать будешь.
— Где?
— Под потолком! Вот на этом самом пропеллере. Узнаешь? Твоя работа?
— Ой, Тихонов, еще тебя не хватало, на нашу голову. Ну, что вы все за дубы такие, шуток совсем не понимаете!
— Доиграешься ты, Кузя, ох доиграешься однажды. Особенно когда шеф твоих шуток не поймет и вышвырнет тебя под зад с завода.
— А я что? Что я такого сделал?
— Совсем ничего. Ангел просто во плоти.
Миша щелкнул его по лбу и пошел восвояси. Доделывать блок. За час до окончания рабочего дня блок был восстановлен, когда его проверили на работоспособность, оказалось, что его технические характеристики на порядок лучше, чем у старого образца. Федор Федорович ликовал, приплясывая от радости за спиной молодого инженера. Тельман качал головой и довольный хлопал Мишу по плечу.


ГЛАВА 19

«Лечиться» Миша увез Лику за город. Набрали полный рюкзак всякой снеди, захватили бутылку вина для Лики и пиво для Миши, и поехали на электричке на природу. Погода стояла теплая, дул приятный ветерок, Миша выбрал место для пикника, расстегнул молнию на спальнике и расстелил его словно ковер на траве. Они улеглись, растянувшись, наслаждаясь пением птиц.
— Если замерзнешь, скажи. Вернемся.
— Нет, джинсы плотные, не замерзну. Мне сегодня намного лучше. Голова уже не кружится, и горло не болит. Слушай, я сегодня не завтракала. Что там у тебя так вкусно пахнет!
— Ага! Проголодалась?
Он откинул клапан рюкзака. Было заметно, что он накидал туда все, что попалось под руку в ближайшем магазине. Копченная рыбка, шпроты, сыр, охотничьи колбаски, черный хлеб, помидоры, соль и связка бананов.
— Ты на целую ораву продуктов набрал.
— Думаешь, не съедим? Плохо ты знаешь мой аппетит.
— Да ты лопнешь!
— Я? Никогда. Спроси мою матушку. Сколько ни приготовит — все съем. Я едок благодарный. Так что ты настраивайся — когда будешь для меня готовить, готовь сразу целую кастрюлю.
— Учту, — засмеялась Лика. — Но сегодня ты меня кормишь, как я понимаю.
— Это закон. На природе поварит всегда мужчина. Жаль, что здесь мангала нет. В следующий раз поедем к Кириллу на дачу. Там можно шашлычки замутить. Я такие шашлыки умею делать — закачаешься!
— У меня уже слюнки текут. Дай поесть!
Она схватила колбаску и с аппетитом откусила ее. Миша расплылся в улыбке.
— Давай-ка я вино откупорю, красное вино — лучшее лекарство. Его даже морякам-подводникам дают.
— Вино с копченой колбасой? Я, пожалуй, лучше пивка выпью.
— Э, нет. Можешь плюнуть на свое гурманство сегодня. Пиво холодное, а у тебя горло больное. Так что пей вино и не спорь. Вообще-то, красное вино больным дамам рекомендуется пить горячим. Давай на костре подогреем.
Она кивнула. Откинулась на спину, жуя колбаску и, раскинув руки, подставила лицо солнечным бликам. Жмурилась от удовольствия. По руке пробежал бойкий мураш. Где-то жужжали пчелы и стрекотали кузнечики. Лика ни о чем не думала, растворилась в покое. Хорошо так лежать и ни о чем не думать. Как будто нет проблем в жизни. И ничто не терзает сердце. И можно просто любить и не бояться этого. Ветви качались над ней, шелестя музыку леса, лаская слух. Лика мысленно качалась на волнах этой музыки, было легко и светло на душе, как никогда.
Миша перелил из горячей кружки теплое рубиновое вино в бокал и откупорил себе банку с пивом.
— Чему ты так улыбаешься, котенок?
— Всему, — промурлыкала она, открыв глаза. — Тебе, солнышку.
— Тебе точно не холодно?
Он наклонился и поцеловал ее в лоб. Лоб был прохладный, сухой.
— Из дома без проблем выбралась?
Она кивнула и посмотрела на него. Сейчас он продолжит тему о доме. А ей так не хочется ее обсуждать.
— Моя надпись еще красуется на стене?
— Да кто же ее сотрет? Таких сумасшедших, как вы со Славкой, среди наших соседей нет.
— А муж не видел?
— Не знаю. Скорее всего, нет. Ничего не сказал.
— А я бы хотел, чтобы увидел.
— Зачем?
— Чтобы не осталось больше непоняток. Я все рвался с ним поговорить, но потом подумал, что ты расстроишься. А тебя я меньше всего на свете хотел бы расстроить.
— Ты пока так ничего и не решила?
Как и предполагалось. Он задает вопросы, на которые больно отвечать. Но имеет право знать ответы. Это она не имеет права так терзать его, она жестока. Все считают ее жестокой. А как быть не жестокой, когда как не реши, все равно будут пострадавшие?
— Миш, а ты вот все про меня, а твои как? Твоя мама разве рада будет, что ты живешь с неразведенной женщиной, старше тебя на пять лет к тому же? Ты об этом не думал?
— А причем моя матушка? — Миша искренне удивился. — Да ей-то что? Она всегда говорит — женись, женись! Ей главное, что я сделал выбор, думаешь, станет спорить? Да ни за что.
— Это тебе так кажется. Ты ведь с ней не говорил обо мне.
— Да она знает. Ну, про мужа, допустим, не говорил, но остальное знает. Так что зря ты. Решение теперь только за тобой. Ты должна решить.
— Я пыталась, Миш. Сказала Толику, что ухожу.
— Правда? Сказала? И что?
Он сел и выпрямился. Глаза заблестели.
— А ничего, Миш. С ним такой приступ астмы приключился, что пришлось в больницу ехать. Чуть не задохнулся.
Сник. Понял, к чему она ведет.
— И что ты?
— Поехала с ним. Пообещала ему все же дождаться осени, когда он защитится. Иначе он не выдержит двойной нагрузки — развод, защита. Его астма доконает тогда.
— Он манипулирует тобой. Он все время будет находить предлог не отпускать тебя. Ты что, не понимаешь? Он просто не хочет тебя отпускать?
Она отвернулась.
— Лика, милая, котенок, так не может продолжаться долго. Ты должна что-то решить.
— До осени. Только до осени, Миш. Он хороший человек, я не могу с ним по-свински поступить, пойми меня. Это мне же рикошетом вернется. Нельзя людей обижать, надо по-хорошему, мирно…
— Но тебе все равно придется это сделать! Как ты себе представляешь свой уход?
— К тому времени он привыкнет. И это будет не так больно.
— Чушь! Фигня все это, Лика. Ты обманываешь себя.
Он вскочил на ноги и стал расхаживать вокруг. В голове не укладывалось. Семейка ее мужа нашла теперь предлог — его болезнь, и теперь будут этим манипулировать, зная натуру Лики. Она жалостливая, совестливая, она пойдет у них на поводу.
Она вновь прикрыла глаза. Только на этот раз не улыбалась.
— Лика, не обижайся.
Он вновь присел рядом с ней.
— Просто мне надоело ждать. Я хочу видеть тебя каждый день рядом со мной. Хочу засыпать с тобой, просыпаться с тобой. И я… я ужасно тебя ревную к нему.
— К Толику? Да ты что? Мы с ним давным-давно просто делим квартиру, ничего более у нас нет.
— У тебя, может, и нет. А у него есть, раз не хочет тебя отпускать. Переезжай ко мне, живи у меня.
— Где? Вас там и без меня много. Осенью я уйду от него, обещаю. Мы снимем квартиру, мы что-нибудь придумаем.
— Котенок, до осени еще так далеко. Я не могу ждать.
— Совсем-совсем?
Она ласково потрепала его по щеке и поцеловала.
— Совсем не сможешь?
Он прильнул  к ее губам, свежим, прохладным. Как можно ставить ультиматумы женщине с такими губами? Как можно заставлять что-то делать женщину, которую так любишь?
— Я люблю тебя, — произнес он одними губами.
Она прижала его голову к груди. Сердце билось часто-часто. Забери меня, лес, вместе с моей любовью. Раствори меня, избавь от проблем. Подскажи верное решение. Не дай поранить мою любовь.

В город они вернулись электричкой уже поздним вечером. Стояли, обнявшись, на автобусной остановке, на вокзальной площади. Неожиданно послышался нарастающий гул, похожий на рокот прибоя. В конце улицы из-за поворота показалась кавалькада на ревущих на всю округу мотоциклах. Рокеры ехали медленно в два ряда. Возглавлял их рыжий бородатый детина с торчащими космами из-под рогатой немецкой каски с надписью «На Берлин!», величаво восседавший на «харлее», на нем, несмотря на теплый вечер, была одета старая серая офицерская шинель без хлястика. Многие ездоки были экипированы в кожаные штаны и безрукавки, на которых в готическом стиле были намалеваны надписи и рисунки. Процессия на мотоциклах грозно проследовала мимо людей, столпившихся на остановке, через вокзальную площадь и двинулась дальше в сторону телецентра.
— Уроды, — вырвалось у Миши. — Все не наиграются. Насмотрелись фильмов про «ангелов ада».
— Ну, почему уроды? — возразила Лика. — Это реалии жизни. В штатах до сих пор фестивали рокеров устраивают, со всей Америки байкеры съезжаются на своих мотоциклах, хотя многие из них уже давно дедушки.
— А у нас свой дедушка, этот патлатый придурок в каске.
— Да не обращай внимания. Уже поздно. Мне пора возвращаться. Я завтра тоже могу приехать. Ты сможешь?
— Я бы вообще не расставался.
Она улыбнулась.
— Завтра жди меня. Я подъеду к одиннадцати.
— Я спрошу у Славки, может, у него квартира будет свободна. Или выпровожу его на полдня.
— Славку жалко выпроваживать, но идея хороша!
— Увидимся.
— До завтра!

По пути домой Миша вновь наткнулся на байкеров. Они нагло заняли все полосы на дороге, загородив проезд остальному транспорту. Тихонов вспомнил о том, что Славка говорил ему о местных байкерах и об этом Рыжем, в частности. У Зайцева было несколько стычек с ними, он нарушал иерархию, установленную среди наездников железных коней. Единственное, почему его терпели, это виртуозная езда на мотоцикле, такие финты, которые он выделывал, больше никому не были под силу. На днях Славка подрулил к заправке, остановился перед красным щитом с пожарными инструментами. Залил бензин, вылил в горловину бака стакан масла. Стал закрывать крышку. За спиной раздался шорох шин, урчание моторов и отрывистый свист. Фьють! Славка оглянулся. За спиной маячили Рыжий и четверо его рокеров, подъехавших в кожаных безрукавках и черных банданах.
— Эй, Заяц! Разговор есть, подь сюда! — бесцеремонно позвал Славку обладатель немецкой каски.
— Ну, чего надо?
— Это наша заправка, — рокер криво усмехнулся. — Отстегивай тугрики, да поживее, Кролик.
— Сейчас отстегну, разбежался! — отрезал Славка.
— Ты что, сопля паршивая, не понимаешь, по чьей территории мотаешься. Сейчас тебя живо просветим!
— Кишка тонка!
— Чего? — опешил Рыжий.
— Да ты еще и глухой к тому же?
— Ну-ка, ребята наваляйте этому мудиле!
Парни, ухмыляясь, заглушили двигатели и двинулись к непокорному мотоциклисту. Один из них ухватился за хромированную спинку заднего сидения.
— Сдай назад, Плешивый! — Славка мгновенно выхватил из-под безрукавки небольшие нунчаки. Они были сделаны не из дерева, а из металлических трубок, наполненных дробью, и соединялись меж собой цепью. Боевое оружие, со свистом рассекая воздух, замелькало вокруг Славки, не давая приблизиться врагам. Не раздумывая, Славка больно ткнул ими в лицо ближнего байкера, вынудив отпустить багажник. Второму удар попал по руке с кастетом, нападавший взвыл как ужаленный и скрючился, зажимая пострадавшую руку между ног. Зайцев, подскочив к побледневшему Рыжему, со всего маха обрушил нунчаку на фонарь «харлея». Стеклянные брызги, словно слезы, блеснув на солнце, веером разлетелись во все стороны. Остальные отпрянули от него как от чумного.
Славка в упор взглянул в лицо Рыжему и, развернувшись, спокойно направился к своему мотоциклу. Его никто не преследовал. Он плюхнулся в седло и резко крутанул рукоятку газа, мотоцикл с ревом сорвался с места.
Потом он рассказал о стычке Тихонову.
— Давай, я ребят наших соберу, поговорим с ними по-хорошему, чтобы отстали от тебя, — предложил Миша.
— Не надо, сам управлюсь.
— Ну, смотри. Я этих хорьков знаю, не отвяжутся. Ты в одиночку против целой банды — силы неравные.
— Не боись, Мишка. Они меня теперь сами боятся. Боятся — значит уважают. Не думаю, что еще раз решатся тронуть.
Но Миша все-таки переживал за друга. У Славки голова отчаянная, бедовая. Он не боится идти на рожон, если считает себя правым. А для этих уродов нет ничего святого. Надо все-таки поговорить со Славкой еще раз, настроить его не вмешиваться или привлечь пацанов на помощь.

Так получилось, что из друзей Миши только двое оказались близко вовлечены в его отношения с Ликой. Кирилл, не раз принимавший их у себя, и Славка, одалживающий им квартиру время от времени. Оба ни слова не говорили о положении Лики, оба принимали ее только за то, что Миша любил ее. Хотя, сама Лика им тоже нравилась, иначе стали бы потворствовать.
— Ты молодец, нашел ее, держи, — сказал ему как-то Славка. — Мы все придурки, рискуем своей башкой, лезем в самые опасные места, а все почему — знаешь? Потому не ради кого жалеть себя, не ради кого беречь свои шкуры. Они никому, кроме нас, не нужны. А у тебя теперь есть ради кого.
— И что ты хочешь сказать?
— Что в байдарочный поход в опасные места я теперь тебя не возьму. Пока не пройдешь нормальную подготовку. Мне Лика не простит, если ты свою дурную башку разобьешь по моей вине.
— Значит, летом я с вами не поеду?
— Посмотрим. Успеешь подготовиться — поедешь. А так, как в прошлый раз, ни за что! Последний порог, надеюсь, еще не забыл?
— Не забыл. Шрам, вон, до сих пор на лбу красуется.
— Скажи спасибо, Пух, что только шрамом отделался. А могло бы быть хуже. И не узнала бы никогда Лика о твоем существовании. Сечешь?
Тихонов не очень-то и огорчился, что его не возьмут. Уезжать от Лики не хотелось. Да и сессия приближалась. Славка, к тому же, был прав. Он уже не чувствовал себя вправе принимать необдуманные решения. Теперь он отвечал не только за себя. Плевать на мужа Лики, на штампик в ее паспорте. Все это мелочи. Он в ответе за нее.


ГЛАВА 20

Письма моему правнуку

А теперь я напишу тебе, мой милый, о любви. Ее так много и так мало в нашей жизни. Но она — основа основ. Банальные истины, скажешь ты? Да, банальные, но от этого не менее истины. В судьбе каждого человека есть место любви, не забывай об этом.
Еще когда я училась в школе, среди наших спортсменов в школе выделялся Колька Глущенко. Был он небольшого роста, с кудрявыми волосами, старше меня на два года. Коля выделывал на турнике такие трюки, что все смотрели, как завороженные на его всевозможные сальто. В испуге ждали, что вот-вот упадет, сорвется, но он никогда не падал, все получалось ловко и отлажено. Колька прославился далеко за пределами школы, им гордился весь район. Нам, девчонкам, он нравился, но мы в те времена были стеснительными, с мальчиками поодиночке не дружили, это осуждалось. Веселились только в компании девчонок и мальчишек, не раскрывая тайны своих симпатий.
Время шло, мы взрослели, я грезила по ночам о Колиных глазах, но никто об этом не знал, а о разговоре с ним я и не мечтала. Разве такой парень обратит внимание на пигалицу вроде меня? Однажды в нашу калитку постучали, пошел открывать папа. Вернувшись в дом, отец позвал меня и говорит: «К тебе гости!»
Я вышла и обомлела — у калитки стоял Колька. Смущенно поздоровался и предложил мне пойти в кино. Как поступить, я не знала, смутилась и побежала в дом спросить разрешения. Лицо мое горело, пока объясняла домашним, что за парень, откуда, с чего вдруг пришел. Мама внимательно посмотрела мне в глаза, видимо, все прочла в них, улыбнулась и разрешила пойти. Помню, пошли мы в кино в клуб железнодорожников. Шли молча, ни он, ни я не знали о чем говорить. Не вспомню уже название фильма, но помню только, что журнал к фильму был о горном воске. Колька спросил тогда, что это такое? Я ответила, что не знаю. Вот такое было первое свидание. Больше он не приглашал меня, не приходил к нам домой. Я ходила жутко расстроенная, не знала, что и думать. Девчонки в таком возрасте все в трагедию превращают. Думала, не понравилась я ему, все испортила своим молчанием на свидании. Много мыслей в голову лезло, не давая мне спать. А Колька делал вид, что и не ходили мы с ним в кино никогда.
А потом его родителей послали в другой район работать, а Колька остался со старенькой бабушкой жить. Бабушка готовить не могла, за ней требовался уход, и мама, как всегда, взяла на себя заботу о ней. Часто посылала к ним домой еду, если испечет что-нибудь, обязательно отрежет кусок и меня пошлет отнести. А я и рада была — лишний повод увидеть Колю. Потом мама стала его приглашать к нам, сначала это были редкие визиты, но у нас было хорошо, уютно, вкусно, Колька привык, стал частым гостем. Я уже осмелела, разговаривала с ним, не стояла столбом, как при первой встрече.
Началась война и вместе с ней призывы на фронт. Колю призвали вместе с соседом, Вовкой Рояновым. Сначала их увезли на военную подготовку, и мы не знали, где они, что с ними. Писем не было, но я не переживала, знала, что они пока в тылу, им ничего не грозит. И как-то в августе к нам прибежала незнакомая девчонка, босиком, запыхавшаяся, отдышаться не может, протягивает грязную ручонку, в ней бумажка смятая с нашим адресом. На ней написано: «Тетя, мы проездом на фронт, приходите на станцию. Коля». Мы с мамой растерялись, не знаем, за что взяться. Мама быстро набрала яиц, что-то было из печенного, завернула все в газету и сунула мне в руки. Сама же побежала к Рояновым сказать Вовкиной матери, чтобы та бежала на вокзал. Я не стала ее ждать, побежала на станцию. Около вокзала меня мама нагнала. Прибежали, а на вокзале нет никакого поезда. Стали всех спрашивать, нам сказали, что где-то там, на путях, вроде бы какой-то военный эшелон стоит. Мы с мамой бегом по шпалам, по шлаку помчались искать эшелон, бежали долго, пока вдали от вокзала обнаружили его. Там действительно, стоял длинный эшелон, а рядом бродили вдоль товарных вагонов солдатики, одетые в форму не по росту, в обмотках на ногах, худые и встревоженные. Стали искать, расспрашивать, не знает ли кто Колю Глущенко, а он сам нас нашел. Грязный, потный, загорелый, с облупленным от солнца носом. Я молчу как истукан, на глазах слезы, в горле — комок. Раздалась команда: «По вагонам!». Он на маму глянул да вдруг как возьми и обними меня крепко, к себе прижал на мгновение и отпустил. А мама только всхлипнула и потрепала его по голове. Колька, не отпуская моей руки, сказал маме: «Напишите моим, я уж не успею с ними свидеться». Потом обнял маму, она поцеловала его, береги себя, сказала, бога вспомнила, а я все стояла, как неживая. Эшелон ушел, мы вернулись домой. И я стала ждать писем. Они приходили редко, но я была рада каждой весточке. Сама же писала каждый день, и ждала, ждала, ждала.
Когда эвакуировались в Казахстан, я ему подробно адрес написала, но надежды, что увидимся до конца войны, не было никакой. Но судьба распорядилась иначе. В декабре 44-го его отправили в отпуск в связи с ранением. Вместо того, чтобы поехать к родителям, Колька приехал в Казахстан, разыскал нас и явился с букетом хвойных веток. Я к тому времени уже насмотрелась на смерть и несчастья, знала, как дорога каждая минута в нашей жизни, знала, что не упущу ни секунды своего счастья. Когда увидела его, идущего по дороге, слегка прихрамывая, вглядываясь в дома вдоль улицы, я сказала себе, что ни за что не отпущу его, не сказав, как я его люблю. Он возмужал, вытянулся, на гимнастерке у него красовался орден Красной Звезды. Он тоже успел увидеть такое, что все условности мирной жизни свело на нет, важными и ценными были только чувства, и возможность побыть вместе с любимым человеком. Пробыл он у нас всего неделю. Конечно, мы не успели пожениться официально, но это было не главное. Главное, мы успели вырвать у судьбы и у войны эти несколько дней нашей любви. Несколько самых счастливых дней в моей жизни. Успели до того, как он погиб, не дожив всего несколько недель до Победы.


ГЛАВА 21

Летняя сессия закружила Мишу в цейтноте. Справку на ученический отпуск ему в деканате не дали по причине числившегося за ним должка — нескольких несданных хвостов, курсовика и пары лабораторных работ. Пришлось днем ходить на завод, а по ночам заниматься. Но времени все равно катастрофически не хватало. Выходные он решил полностью посвятить подготовке к экзамену. Пришлось даже отказаться от встречи с Ликой, благо, она все правильно поняла и даже предложила переписать ему конспекты лекций, если понадобится. Он обложился книгами и конспектами. Дома было тихо, никто не мешал, мать с Катей уехали на дачу, оставив ему полный холодильник еды. Неожиданно за стеной у соседей раздался грохот, и об стену что-то разбилось. Марфа, мирно дремавшая на кушетке рядом с хозяином, в испуге подскочила, распушив хвост.
— Черт бы вас побрал! — выругался Миша, вздрогнув и сморщившись. — Послал же господь соседей! Житья спокойного от них нет.
В стену опять что-то со звоном влетело.
— Опять Кешка куролесит, твою мать!
Взбешенный Миша отбросил тетрадь с конспектами и стремительно вскочил с кушетки, напялив на босу ногу шлепанцы, отправился к соседям выяснять отношения. Стучать в дверь не стал, она была приоткрыта. Вошел, огляделся. Посреди прихожки на полу валялись, словно брошенные рыцарские латы, две ноги, два протеза. Пьяные голоса и бабские всхлипы доносились со стороны кухни. Заглянул туда, там коромыслом стоял сигаретный дым, и сидели крепко поддатые Кешкины друзья. В углу у окна, на диванчике, свесив всклокоченную русую голову на грудь, дремал Васька Конопатин, однокашник хозяина. На стене над ним расплылось пятно и темнели потеки, от разбитых со всего маха о нее бутылок.
Самого Кешки на кухне не было. За столом на табуретках восседали безногий Саша Афганец и Антон Назаренко, Кешкин сослуживец. Со стороны казалось, что Саша поджал под себя ноги, так обычно любят сидеть за высоким столом маленькие дети. Антошка был пьян, как говорится, «в сопли». Он осоловевшими глазами уставился в стол, зажав давно потухший бычок в зубах, и горько рыдал навзрыд, как баба. Саша же, крепко вцепившись могучей пятерней ему в рубаху, буквально намотанную на кулак, и склонив к собеседнику лобастую бритую голову, что-то настойчиво пытался ему втолковать.
— Остается в скинхеды податься, — вырвалось у плачущего Антона.
— Да я тебя сам первым же урою, понял? — крепко грохнул кулаком по столу, багровея, Саша.
Посреди стола среди окурков, разрезанных луковиц, кильки и ломтей бородинского хлеба красовалась наполовину опустошенная трехлитровая банка с солеными огурцами. Похоже, новым заготовкам подошло время дегустации.
Антошка когда-то служил в разведвзводе в оперативной бригаде вместе с Кешкой, поговаривали, что он побывал в плену у «чехов», что его там насиловали. После возвращения оттуда «крышу» ему однозначно сорвало, напившись, он начинал куролесить, по поводу и без повода встревал в драки. Не дай бог, если на его пути попадалась личность «кавказской национальности». Пиши, пропало. После бесчисленных потасовок с проломленной головой он уже дважды попадал в реанимацию.
Саша был самым старшим из компании, ему довелось хлебнуть горечи выше крыши, служил десантником в Афгане, где подорвался на мине.
Из всей компании не служил только Васька с третьего подъезда, он учился в медицинском на хирурга и жил с больной матерью, тетей Тоней. У нее несколько лет назад случился инсульт в результате гибели старшего сына Николая. Он был морским офицером, служил на Северном флоте. Когда начались трудные времена и военным начали задерживать зарплату, он, как и другие офицеры, вынужден был переехать с семьей с берега на боевой корабль. Из-за вечной нехватки денег, из-за неустроенности быта, стали возникать частые скандалы и ссоры с молодой женой. Та, не выдержав, забрала ребенка и укатила на Смоленщину к теще. Через месяц сослуживцы обнаружили Николая застрелившимся во время дежурства. Васька долгое время вынужден был ухаживать за прикованной к кровати матерью, насмотревшись на ее страдания, твердо решил поступать в медицинский.
На вошедшего Михаила никто не обратил никакого внимания, словно он пребывал в другом измерении. Миша неодобрительно оглядел компанию. Вот нахрюкались, бедолаги. Совсем уже «хорошие». Где же Кеха? Уж, не за водкой ли побежал? Так ведь и квартиру по-пьяни спалить могут. Он вышел проверить другие комнаты. Кешка оказался в гостиной. В полосатом засаленном тельнике, в одном носке, он устроился на диване, согнувшись в три погибели. К большому пальцу обнаженной ноги был привязан конец натянутого шнурка, другой конец перетягивал левую руку над локтем. В дрожащей руке был зажат шприц, которым он тщетно пытался попасть в вену. Сгиб руки от постоянных инъекций превратился в сплошной синяк. Кешка поднял на вошедшего мутные глаза и криво усмехнулся пухлыми губами.
— Что, воспитывать пришел? Ну-ну, давай! Давай, давай, воспитывай!
Миша присел рядом с ним на корточки. Если бы не знал его предысторию, врезал бы хорошенько по сопатке. А так — жаль было парня. Отнимешь сейчас дозу — только хуже сделаешь. Сделав укол, Кешка с облегчением освободил руку от удавки и откинулся с блаженной улыбкой на подушки дивана, прикрыв глаза.
— Кеха, давайте, завязывайте! Забирай друганов, и валите куда-нибудь! Хватит погромы в доме устраивать, весь подъезд на уши поставили. И Антохе больше не наливайте, он парень с придурью, когда-нибудь нарвется на приключение, или пырнет ножом кого-нибудь, или голову ему открутят. Вечно ввязывается по пьянке в драки. Вон, в Ваську бутылкой запустил.
— Ладно, Миш, не волнуйся. Сейчас, через пяток минут свалим, за гаражи пойдем.
— Да мне плевать, куда вы пойдете, хоть к черту на кулички катитесь! Покоя от вас никому нет. Если нормально посидеть и выпить не можете, на хрен собираться вместе? Где предки-то?
— На дачу укатили.
— Вот вместо того, чтобы пьянствовать, лучше отцу с матерью помог бы. Будете уходить, приберите за собой. Насвинячили тут.
— Отстань, а, — простонал Кешка. — Тоже мне, Макаренко выискался.
Через полчаса на лестничной площадке хлопнула дверь, раздались громкие возбужденные голоса, и пьяная компания выкатилась во двор. Миша подошел к открытому окну, отдернул тюлевую штору. Четверка, медленно брела в сторону гаражного кооператива, подстраиваясь под Сашин шаг. Могучая высокая фигура его, опираясь на трость, старательно вкалачивала протезы в землю. Сашка вызывал у Миши огромное уважение. Пережить такое — и не сдаться, это настоящий героизм.
Рота десантников, в которой служил Саша, под Пули-Хумри при зачистке кишлака попала в засаду душманов и была обстреляна из гранатометов. При разрыве гранаты молодому солдату оторвало ногу. Товарищи наложили на ногу, как могли, жгут, и попытались вытащить его вместе с другими ранеными из-под шквального огня моджахедов. Но когда они пробирались под прикрытием «Шилки» вдоль дувала, санинструктор Вовка Кабанов, по прозвищу Кабанчик, наступил на мину. Взрыв! Вовку в куски! Остальных накрыло крепко осколками, Саше тоже досталось, теперь уже в уцелевшую ногу.
Очнулся он только в госпитальном модуле, когда медсестра мокрой губкой смывала ему с лица запекшуюся кровь, гарь и песок. Сильно болела нога, нестерпимо, так, что хотелось кричать.
— Сестричка, укол сделай, нога болит, жуть, терпеть мочи нет!
— Которая нога?
— Левая.
Она отвернулась. Левой ноги у него уже давно не было, оторвало по колено, обрубок был перетянут жгутом из солдатского ремня. Ему не решились снять его до отправки в госпиталь, боялись кровотечения.
— А вторая нога, вторая не болит? Чувствуешь ее вообще?
— Нет, ничего не чувствую. А что с ней? Тоже зацепило?
Медсестра кивнула. Бедный мальчик. Если бы он мог видеть, как его зацепило. Вместо ноги — сплошное месиво. Что там осталось от костей, от мышц, осталось ли что-то вообще, только хирург сможет сказать.
— Мы тебя сейчас немного отмоем и на операционный стол. Хирург уже ждет тебя.
— Хирург? — Саша нахмурил выгоревшие на солнце брови. — Так серьезно, да, сестричка? Ты не стесняйся, говори, как есть. Я же солдат.
— Серьезно, — тихо ответила она и повезла его на каталке в предоперационную.
Хирург, невысокий мужчина, совершенно лысый, но с внушительными усами, поправил очки и произнес только одно слово.
— Наркоз.
Ему было все ясно. Он повидал на своем веку не одну раздробленную ногу, не один обрубок с черной запекшейся кровью на конце. Саше сделали укол, и он уснул. А когда проснулся, увидел перед собой лицо того же хирурга.
— Проснулся, голубчик? Теперь можно и познакомиться. Олег Степаныч — я, кромсал тебя, как мог, но много не смог, к сожалению.
— Ноги целы? — прохрипел Саша.
— Врать не буду. Ты парень крепкий, справишься. Одной ноги нет. Тебе ее еще на поле боя оторвало. Вторую я думал тоже отрезать, но инфекции пока сильной нет, попробую тебя на антибиотиках да на спицах Илизарова вытащить.
— На каких спицах?
— У тебя от костей там одни осколки. Мы их соединили, воссоздали первоначальный вид, теперь будем молиться, чтобы срослось и не инфицировалось. Если так оно и будет — уедешь домой с ногой.
— А если нет?
— А «если нет» я и обсуждать не хочу. Борись, понял меня? Процесс пойдет долгий и муторный, настройся на победу, заставь себя пережить все это. Понял, Сашок? Ну и молоток.
Олег Степаныч похлопал его по щеке и пошел к другим больным.

Около года Саша провел на больничной койке. Перенес около десяти операций. Олег Степаныч не обманул — процесс оказался ужасно долгим и болезненным. Сращение шло плохо, его перевели в специализированный Центр Ортопедии и Травматологии. Несколько раз начиналось нагноение, раны дренировали, открывали, закрывали, и так до бесконечности. Пока силы организма не истощились, и инфекция взяла свое. Ногу он потерял.
Поначалу ударился в депрессию. Но ненадолго. Помыкался, помыкался по службам социальной помощи, по родным, знакомым, и понял, что в этой жизни никто не поможет, кроме самого себя. Главное, взять себя в руки, трезво оценить ситуацию и не сдаваться. Так и сделал. Поступил на юридический факультет, с отличием окончил, устроился на работу, женился, детьми обзавелся — и кто скажет, что он инвалид? Куда больше инвалидов среди таких, как Кеша, душевных инвалидов. А душевная инвалидность — она куда страшнее физической. С ней жить труднее.

Миша смотрел им вслед и думал о том, что никому не пожелает перенести того, что пришлось вынести этим ребятам. Один, как Сашка, справится. А другой, вроде Кеши, сдаются без боя. И Васька туда же, неоперившийся птенец еще, а уже голову в дерьмо всякое сует. Васька в жеваной рубахе плелся позади всех, чуть отстав. В одной руке у него был пакет с трехлитровой банкой огурцов, в другой — недопитая бутылка водки.
Друзья расположились за гаражным блоком на траве. Чуть поодаль от них на лавочке под тощими березками несколько подростков играли на гитаре.
Пустили стакан с водкой по кругу.
— Эй, парни! «Ты туда не ходи, ты сюда ходи. А то снег башка попадет!» — подозвал подростков крылатой фразой из популярного фильма Васька. — Дайте гитару, песни посбацать! Сигаретами угостим!
Подростки переглянулись и несмело подошли к пьяной компании.
— Давай ее сюда, родимую, — потянулся за инструментом Назаренко.
— Ну-ка, Антош, давай чего-нибудь наше, — попросил Кешка, лежа на спине, уставившись отрешенным взглядом в небесную высь.
Антон уверено забренчал на гитаре и хриплым голосом затянул песню Виктора Цоя:

Группа крови — на рукаве,
Мой порядковый номер — на рукаве,
Пожелай мне удачи в бою, пожелай мне:
Не остаться в этой траве,
Не остаться в этой траве.
Пожелай мне удачи, пожелай мне…

— Аа-аа! — Антошка с размаху треснул чужую гитару о землю. Дека треснула, гриф отломился и повис на спутанных струнах. Слезы вновь рекой полились по его лицу, и он затрясся от рыданий.
— Гады! Предатели! Политики еб….ые!
— Антон! Антоха, е… твою мать! Смотри на меня! Антон!! — настойчиво затряс его за плечи Саша.
— Может ему врезать, чтоб успокоился! — посоветовал расслабленный Кешка.
— Я те сейчас сам врежу! — зло отозвался десантник.
— Не бзди, пацаны! Я вам свою гитару отдам, еще лучше, — успокаивал Васька расстроенных подростков. — Со звукоснимателем.
Мальчишки испуганно жались к гаражам. Антон уткнулся головой в грудь Саши и всхлипывал.


ГЛАВА 22

Такси мчало Лику с Мишей на выставку Кирилла. Мчало — это громко сказано, потому что на самом деле машина то и дело замедляла ход из-за неумелых водителей на дорогах.
— Лика, как ты думаешь, что Кириллу подарить на день рождения?
— Не знаю. Ты же его друг. Должен знать его пристрастия.
— А ты женщина. И тебе виднее, что любят мужчины.
— Вот уж нет. Тут ты ошибаешься. Женщины обычно дарят что-нибудь красивое, парфюм, например, или галстуки. А вам мужикам, это, как потом оказывается, вовсе и не нужно. Вам подавай какие-нибудь удочки или железяки.
— Это верно! Я бы за набор инструментов полцарства отдал. Кстати, насчет галстука. Это идея! Хотя, черт его знает. Ты не смотри, что Кирюха в заштопанной толстовке по квартире бродит, он на самом деле знаешь какой франт? Одевается, как денди лондонский. Просто ты его все время дома видишь, а посмотрела бы в другой ситуации — не узнала бы. Уверен, что сегодня он тебя приятно удивит.
На открытие выставки Лика и Миша в итоге все-таки опоздали из-за пробки, возникшей по дороге: какой-то новый русский на своем крутом «Ландровере» на перекрестке не уступил дорогу «шестерке». Шестерка втемяшилась в зад «Ландровера», скукожив свой передок, и в итоге, пока суть да дело, пришлось приостановить движение. Потом они по пути забежали в универмаг в цветочный отдел купить цветы. Пока молоденькая девушка оформляла им букет, они обратили внимание на маленькую девочку лет трех, которая, настойчиво дергая мать и отца за одежду, жалобно канючила:
— Родители, ну, пожалуйста, я вас умоляю!
Лика и Миша, переглянувшись, прыснули от смеха.
Когда они поднялись на второй этаж городской филармонии, где в выставочном зале должна была пройти презентация фотовыставки Кирилла, телевизионщики уже вовсю снимали главного виновника торжества, которого со всех сторон облепили поклонницы и друзья. Выставка была специально приурочена ко дню рождения Кирилла. Юбиляр был на высоте, при бабочке, в шикарном смокинге.
— Ну, ты даешь, маэстро. Вырядился, как Де Ниро на вручении Оскара, — шепнул Миша на ухо другу. — Даю голову на отсечение — все девчонки твои.
— Не болтай глупости. Отвали, — отмахнулся Кирилл, вновь с улыбкой оборачиваясь к своим поклонницам.
— Кирилл, а когда вы снимали вот этот сюжет, вашей натурщице не было холодно по колено в снегу? — настойчиво осаждала фотохудожника высокая красивая блондинка в роскошном модном платье.
— А кто ее знает. Натурщицы всегда от меня шарахаются, либо в глубокий сугроб, либо на дерево норовят залезть, — отшучивался юбиляр.
— Скажите, Кирилл, — прогундосил невысокий парень в очках, — я вот битый час смотрю на эту фотографию и не пойму, что в ней такого особенного. Ну, обыкновенный забор, как забор. В чем изюминка? Что тут художественного? Может, я чего-нибудь не понимаю?
— А вы внимательно приглядитесь, видите, по верху забора тянется тонюсенькая блестящая проволочка, вот это и есть изюминка.
— Ааа…, — многозначительно протянул озадаченный ценитель искусства.
Другой любитель фотографии принялся критиковать Кирилла за «зерно» на снимке, но маэстро тут же пресек выпад в сторону его творений.
— Я, дорогой батенька, целый год посвятил, чтобы его добиться в своих снимках, а вы меня ругаете.
Присутствующих больше всего привлекала левая стена зала, на которой экспонировались работы, посвященные обнаженной натуре. Миша пораженный замер перед парой фотографий, расположенных в центре. Он узнал в натурщице Лику. Ничто не указывало на нее прямо, лица не было видно, но он сразу узнал линию бедер, выхваченную лучом света, нежную округлую грудь со вздернутым соском. На одной фотографии Лика стояла, полуобернувшись в полумраке, черты лица спрятаны в тени, волосы гладко зачесаны назад, в согнутой руке длинный тонкий мундштук с сигаретой, от которой причудливой волной поднимался дым. На другой на Лике была широкополая шляпа с вуалью, полностью скрывающая лицо, на обнаженной шее притягивало взгляд изумительной работы ожерелье из сплетенных в старинном стиле узоров.
Лика наблюдала за сменой выражения лица Миши. Он боролся с ревностью, но мужественно старался не поддаться на ее провокацию. Она тихонько сжала его ладонь.
— Это искусство. Ничего более.
— Я готов убить все эти жадные глаза, пожирающие тебя на этой фотографии.
— Они не меня пожирают, а красоту снимка. Ты же понимаешь.
— И все равно, — упрямо тряхнул он головой. — Не хочу тебя ни с кем делить. Даже на фотографии.
— А как насчет таланта друга? Не оценишь?
— Куплю у него права на эти фотографии и дело с концом. Обвешу ими свои комнаты и буду единолично любоваться. Вот так.
— За это я тебя и люблю.
— За что?
— За искренность.

День рождения Кирилла справляли на следующий день на даче. На крыльце веранды играла магнитола. Стол был накрыт на лужайке под высокими рябинами, усыпанными оранжевыми гроздями ягод. Кирилл пригласил Лику составить ему пару в ламбаде. Несмотря на свой вес, Кирилл двигался легко и довольно быстро. Миша и остальные хохотали над ним, потому что со слухом у Кирилла явно было не в порядке, тут не слон наступил на ухо, а скорее динозавр из юрского периода, и двигался он не в такт, умудряясь наступать Лике на ноги. В итоге Лика, смеясь, высвободилась, и предоставила ему арену для единоличного выступления.
— А сейчас — соло! На сцене несравненный мастер восточного танца, великий Кирюх-бей! — воскликнул Миша и включил турецкую музыку.
Кирилл, нисколечко не смутившись, принялся исполнять танец живота, оголившись по пояс. На плече у него красовалась татуировка, симпатичный якорь на фоне спасательного круга. Такой татуировке позавидовал бы самый просоленный штормовыми ветрами «сороковых» морской волк. Когда-то в детстве ему искусно наколол по его просьбе Мишин брат, Артем. За этот рисунок Кириллу батя устроил такую взбучку, что запомнилось надолго — врезал по батонам по полной программе. Артему тоже тогда здорово досталось от матери за воплощение художественной идеи. Но все же через несколько лет Кирилл уговорил его сделать еще одну татуировку — на этот раз на груди. Так что ему было чем похвастаться, сняв рубаху.
На запах шашлыков заявились бродячие собаки Ксении Карловны. Старушка представила гостям своих питомцев. Самого большого черного пса звали Кавалер. У него была дружелюбная физиономия, густая черная шерсть как у медведя, и он никого не боялся, в отличие от других псин, которые прятались от шумной компании по кустам. Улыбчивый веселый Кавалер неотступно следовал по пятам за хозяйкой, виляя хвостом и уставившись на нее влюбленными треугольными глазами. Видно в прошлой жизни он был весельчаком.
— Мне кажется, он все понимает. Только сказать не может, — сказала Лика, наблюдая за огромным ласковым псом.
— Может на самом деле существует переселение душ, — добавил Миша. — Помните, как у Высоцкого в песне: «Может, этот гражданин был раньше добрым псом».
— Не люблю садовые участки, — сказал Кирилл, надевая рубашку. — Такое чувство, словно голый среди одетых, мимо  люди прутся с остановки, глазеют на тебя, расхристанного, на твои жалкие приватизированные шесть соток. В деревне намного лучше.
— Да ладно тебе, все лучше, чем квартира. Где ты еще такие шашлыки забацаешь?
Над шашлыками, никого не подпуская, колдовал закадычный друг Кирилла, небезызвестный фотограф Володька Корольков. Он считал себя великим знатоком кавказской кухни. Утверждал, что женщин к приготовлению мяса на пушечный выстрел подпускать нельзя. Они все испортят. От мангала шел дурманящий запах мяса, Володька то и дело сбрызгивал мясо вином, и обмахивая куском картона, раззадоривая угли. Корольков был под стать Кириллу, такой же круглый, только пониже ростом, и несмотря на молодой возраст, с вдохновенной блестящей лысиной. Когда над его лысиной шутили, он всегда объяснял собеседнику, что лысина — это предмет гордости мужчин.
— Вот спросите у женщин, они вам скажут, чем знамениты лысые мужики!
— Ну и чем же?
— Так я вам и сказал! Узнаете, захотите, еще наголо побреетесь, чтобы лысину имитировать.
— Хорош тебе гормонами похваляться. Шашлык давай! Голодные мы!
Кирилл попытался перевернуть шампур с нанизанными кубиками сочного мяса.
— Убери руки от святого. Все испортишь и скажешь — так и было. Не издевайся над моим божественным шашлыком. О! В нашем полку прибыло!
За забором раздался оглушительный рев мотоцикла: на пикник прикатил Славка, да не один, а с девушкой. В проеме калитки сначала появились цветы, а потом уже Зайцев в своем репертуаре — светло-голубые потертые джинсы с прорехами выше колен и выцветшая джинсовая безрукавка, одетая прямо на загорелое мускулистое тело, бандана на голове и кожаные перчатки с обрезанными пальцами… Невысокий парень, худощавый, с открытым добрым взглядом темно-серых глаз нравился Лике. Была в нем какая-то настоящая мужская красота, характер, сила.
Славка снял черные очки, галантно поклонился, улыбнувшись открытой приветливой обезоруживающей улыбкой. В руках у него были астры — огромный букет астр, который еле поместился в руках у Кирилла.
— Бабуля, держи букет твоих любимых, — сказал Кирилл, поднимаясь на веранду и вываливая прямо на колени Ксении Карловне охапку цветов.
— Так ведь это твой день рождения, цветы — тебе.
— Еще чего! — закричал снизу Славка. — Такому обормоту, Ксения Карловна, цветы ни к чему, этот букет — для вас и только для вас!
Ксения Карловна улыбнулась, пригладив лепестки астр.
— Лика, милая, будь добра, помоги поставить их в вазу с водой.
На веранде вновь возник сияющий Кирилл, на этот раз с девушкой.
— Бабуля, Лика, знакомьтесь! Это — Наташа! Девушка нашего славного байкера!
Женщины кивнули друг другу и улыбнулись.
— Наташик, не стесняйся! — продолжал Кирилл. — Будь, как дома! Тут все свои, бояться не кого! Вот держи ножик, вот еще одна доска, вот зелень, огурчики! Вперед!
Наташа послушно взяла нож и спустилась вниз помогать накрывать на стол.
— Что же это ты гостью сразу впрягаешь в работу, — засмеялась Лика.— Не так уж часто Славка к нам девушек приводит, мог бы и поучтивее быть.
— Ничего, ничего, пусть привыкает. Мы люди простые, у нас другие не приживаются. Пусть покажет Славке, какая из нее хозяйка.
— Ты так говоришь, словно он уже на ней женится!
— А вдруг? Кто знает.
— Не знаю, как Славе, но тебе точно жениться нужно, Кирюша, — заметила Ксения Карловна. — Вот умру, ведь пропадешь без меня. Кто будет заботиться о тебе?
— Кому я нужен, такой нескладный увалень, толстый как боров, — отмахнулся Кирилл.
— Ну, не скажи, ты очень интересный человек, — оживилась Лика. — Очень многим женщинам нравятся именно такие, большие, могучие, добрые.
— Ну да, слышали мы эти сказочки! Женщинам нравятся шустряки, вроде Мишки вон, или ходячие бицепсы.
— А вот Наташе Ростовой Безухов понравился.
— Ну да, тот еще пример. Герой ее романа погиб, так она нашла себе утешение.
— Слишком примитивное объяснение. Я уверена, найдется сотня женщин, готовых ради такого, как ты, на все.
— К примеру, Аннушка с пятого этажа, — вставила, хитро прищурившись, Ксения Карловна.
— Бабуль, причем тут Аннушка? — пробурчал под нос, густо покраснев, внук.
— А притом, Кирюша, она ведь давно влюблена в тебя. Еще когда ты в школе учился, все у подъезда тебя караулила и из окна выглядывала.
— Бабуля, давай, лучше о другом. Расскажи, как ты с дедом…
— Ну-ка, ну-ка! Что там еще за соседка с пятого? — живо заинтересовался Миша, взлетевший по ступенькам с банкой пива в руке. — Давай, колись, толстяк! Что еще за тайны от друга!
— Да, молоденькая девчонка, пигалица, начиталась любовных романов, вбила себе в голову, что влюбилась и проходу не дает.
— Вот видишь, что подтверждает мою правоту, — победоносно воскликнула Лика.
— Ты всегда права, ты еще не заметила?
Миша поцеловал ее и вручил запотевшую банку пива.
— Стол готов! Хватит болтать и спускайтесь все вниз.

За круглым столом все гости едва поместились. Табуреты пришлось поставить очень близко, так, что гости касались друг друга локтями. Кирилл сидел рядом с Ликой и постоянно извинялся, неловко задевая ее. Мишка опасливо отодвинул от него все бокалы.
— Эх, сейчас бы водочки, запотевшей из холодильничка! — выдал Корольков, поглядывая на Кирилла.
— Это с вашим-то размером печени, батенька? — пресек поползновения друга именник.
— Эх, сейчас бы слоновьи ножки, запеченные в горячем песке Сахары! — мечтательно закатив глаза, вновь произнес Корольков.
— А как же мамины вареники? — спросила с ехидцей жена фотографа Оксана.
— Мда, признаюсь, тещины вареники с вишней — это святое! — откликнулся Володька, ничуть не смутившись. — У моих украинских родственничков традиция. В середине лета на выходные на берегу Днепра собираются все многочисленные родственники: братья, сестры, дети, внуки, племянники Оксанкиного деда. Больше ста человек. Парадом, конечно, командует ее могучий всеми уважаемый дед. Устанавливают на кострах несколько больших котлов, и начинается гулянка с горилкой.
— Куда же без горилки? — засмеялась Оксана. — А помнишь, как твоего отца искупали в реке одетым?
— Представляете, обычай у хохлов такой есть: свата, отца жениха, булькают в речку. Мой папашка приехал на свадьбу, ничего не подозревая. Его под локотки и к речке. Раскачали и бросили в воду при всем параде. Он чуть коньки не отдал от такого гостеприимства.
— Ничего, откачали.
— Веселые родственнички! — прищелкнул языком Зайцев. — Давайте выпьем, что ли, за наши семьи? Настоящие и будущие.
Он покосился на Наташу, та смущенно покраснела.
— Дзинь! За семьи!
— А теперь за виновника торжества!
— Дзинь! За Кирилла!
— И за прекрасную хозяйку, Ксению Карловну!
— За Ксению Карловну!
Корольков несколько раз сменил тарелки с горячим шашлыком. Уплетали шашлык за обе щеки — мясной сок тек по локтям, нежное мясо не оставило никого равнодушным.
— Умеет же готовить, зараза! — произнес Кирилл с полным ртом.
— За повара! — поднял бокал Миша.
Тосты не заканчивались. Тарелки постепенно опустели и женщины стали потихоньку убирать их со стола, очищая пространство для торта и чая. Славка поднялся в дом и вынес оттуда гитару.
— Мишка, не сачкуй, держи гитару!
— Может потом, а?
— Давай, давай, не скромничай!
— И что же вам спеть?
— Что-нибудь душевное, — мечтательно протянула Оксана, прильнув головой к плечу мужа.
Под лиричные песни веселье поутихло, даже Корольков, развалившись в плетенном кресле, замечтался. Славка все шептался о чем-то с Наташей, девушка тихо смеялась и прикрывала рот рукой.
— Чем ты там мозги девушке компостируешь, Зайцев? — спросил Тихонов, отложив гитару в сторону и бросив в него ломтиком огурца.
— Да рассказываю про наши соревнования в армии.
— Так я и поверил!
Обычно Славка не очень любил рассказывать об армии. Ему, ярому жизнелюбу, было нелегко переносить там все тяготы солдатской службы, с постоянными ограничениями в свободе, с махровой «дедовщиной», царившей в их части. Он был заядлым туристом, еще школьником исходил вдоль и поперек весь Кавказ. Был перворазрядником по самбо, увлекался прыжками с парашютом. Это в какой-то мере как-то скрасило два года тяжелой службы: приходилось частенько на всевозможных соревнованиях защищать честь полка. После возвращения на «гражданку» он буквально упивался свалившейся на него долгожданной свободой. И главной страстью его был мотоцикл, на котором он носился как угорелый.
— Миша, а тебе когда в армию? — спросил Володя, воспользовавшись паузой.
— Года через два, думаю. Обычно дают доучится, а мне еще два курса до окончания. А потом — с приветом на два года, пишите письма, шлите телеграммы. Но до этого еще дожить надо.
— Два года, так долго! — воскликнула Лика.
Она никогда не задумывалась над тем, что однажды Миша пойдет в армию. Ей это просто не приходило в голову. Целых два года — это же вечность!
— Лика, ты чего это решила грустить по поводу того, что еще не наступило? — Тихонов притянул ее к себе и крепок обнял. — Ерунда, пролетят, не заметишь. Давай о чем-нибудь другом поговорим.
— Ерунда, это точно. Говорю, как специалист. Посмотри на Оксану — мы еще до армии поженились. Ничего, ждала, как миленькая.
— Попробуй тебя не жди, по десять писем в день посылал, такого забудешь! — хохотнула Оксана.
— Турист, а ты почему не пьешь? — накинулся на Славку Кирилл.
— Я за рулем.
— Вот что, дорогой Славчик, никаких мне сегодня рулей! Ночевать будете здесь! Понял?! Если не понял, проколю колеса у твоего драндулета! Наташик, присмотри за ним, чтобы не увиливал! Итак, последний раз спрашиваю, у всех налито?!
Лика улыбнулась, но легкая тень тревоги так и не сошла с ее лица.


ГЛАВА 23

Рабочая неделя, как и лето, перевалила за середину. При плотной загрузке время летело быстро. Еще два дня и опять выходные. Еще два дня, и новая встреча с Ликой. Впрочем, встречи их стали более частыми. Лика все меньше и меньше тревожилась за своего мужа и более свободно позволяла себе отлучки из дому. У Миши мать с сестрой частенько ночевали на даче, а потому квартира распахивала для влюбленных свои объятия. Защита Ликиного мужа была назначена на начало сентября и Лика твердо обещала Мише, что сразу после защиты она собирает вещи и уходит. Они уже присматривались к ценам на квартиры и прикидывали, как они управятся со своим бюджетом. Даже на заводе обстановка изменилась. Перестав скрытничать и прятаться по углам, Лика с Мишей уже не вызывали такое обилие злобных сплетен, скорее, большинство весьма благосклонно относились к их отношениям. Волна осуждения спала, только несколько самых яростных поборников нравственности, вроде Касаткиной, все еще злобно шипели им в след, но мало кто уже поддерживал их запал.
На заводе стояла та полуленивая обстановка, какая характерна для любого предприятия летом. Половина сотрудников разбежалась по отпускам, остальная половина маялась от жары и желания поменяться местами с первой половиной. Летом в лаборатории, расположенной на солнечной стороне, стояла невыносимая духота. В дальнем углу из-за груды приборов выглядывала лоснящаяся упитанная физиономия Юрки Варенникова. Он со своей могучей комплекцией очень тяжело переносил знойную летнюю погоду. Чтобы как-то облегчить свои страдания Юрка придумал такую вещь. За его спиной из стены торчали краники со сжатым воздухом, он напялил на штуцера краников полихлорвиниловые тонкие трубки, которые засунул себе в брючины. Когда он приоткрывал краники, трубки под действием сжатого воздуха начинали извиваться как змеи в его штанинах, обдувая вспотевшие полные ноги. Со стороны это было довольно прелюбопытное зрелище, казалось, что нижняя часть его тела существует как бы сама по себе. Все оценили его выдумку, но попробовать на себе не решились.
Миша, разобрав бумаги на своем столе, отнес альбомы с чертежами в архив и на обратном пути заглянул в соседнюю лабораторию. В ней царила гробовая тишина, все сидели, уткнувшись в приборы, по своим углам. Только скучающий Серега Кузьмин сладко позевывал и сонно пялился в окно. Увидев Тихонова, он тут же оживился как паук, к которому в раскинутые сети попала долгожданная добыча.
— Мишель, иди быстрей сюда! Давно тебя разыскиваю! Вот, просили тебе важную записку передать! — и он извлек из нагрудного кармана белого халата записку, сложенную в узкий пакетик.
— Кто просил?
— Секрет! — заулыбался загадочно Кузя.
«Лика!» — промелькнуло у Тихонова в голове. Он протянул руку, взял сложенную бумажку из рук весело смотрящего Кузи и стал ее разворачивать. И вдруг в бумажке что-то живое зашевелилось и затрепыхалось. От неожиданности Миша выронил записку, из которой выскочила согнутая алюминиевая проволочка с резинкой и насаженной на нее пуговицей. По мере того, как распаковывали бумажный пакетик, пуговица начинала раскручиваться на резинке, производя ошеломляющий эффект на клиента.
Кучерявый Кузя заржал от удовольствия, что его прикол удался. Миша чертыхнулся и бросил «конструкцию» в Кузю.
— Никак не уймешься? Мало тебе шеф недавно всыпал?
— А что я? Сам виноват!
Миша подумал, что Емельяненко вряд ли согласился бы с Кузей. Последней каплей, переполнившая терпение начальника лаборатории, стала последняя выходка Кузьмина. Проходя мимо молодого инженера, начальник обратил внимание, что на лабораторном столе лежит список с фамилиями членов лаборатории, а рядом кусок желтого пластилина. Алексей Григорьевич машинально взял в ладонь пластилин и стал его разминать, при этом интересуясь:
— У кого-то день рождения? Кому собираем?
И тут он почувствовал и увидел, как между пальцев потекли фиолетовые чернила. Сияющий как медный таз, Кузя, торжествуя, шариковой ручкой внес в список еще одну фамилию: «Емельяненко». Крепко выругавшись, пострадавший, направляющийся на важную встречу с начальством завода, отправился в туалет мыть руки с мылом. А на следующий день устроил так, что Кузин прибор оказался бракованным, за что Кузе влетел выговор.
— Кузя, если ты скоро вылетишь с работы, я не удивлюсь. Ты уже столько очков заработал своими шуточками, на всю жизнь хватит.
— Я же не виноват, что народ у нас шуток не понимает! Прямо сообщество жирафов, честное слово!

День перевалил за половину, Миша в том же ленивом темпе дорабатывал рабочие часы. От нечего делать задумался, глядя в окно, о своих планах на вечер.
— Михаил Сергеевич, Вы, чем сейчас заняты? — поинтересовался Федор Федорович, не выдержавший вселенской несправедливости, что кто-то в его отделе так откровенно бездельничает.
— Думаю.
— Вы, наверное, голубчик, решили, что в Японии живете? — поинтересовался Белов.
— А причем тут Япония, Федор Федорович?
— Спрашивает, причем тут Япония? — фыркнул начальник. — Да притом, дорогой батенька. Там в компаниях есть категория сотрудников, которых называют мадохивадзоку, что переводится как «смотрящие в окно». Только к вам, дорогой, это ну никак не может относиться. Молоды Вы еще слишком, чтобы торчать у окна.
— Не мадохивадзоку, а мадонивадзоку, — поправил, выглядывая из-за приборов, «ходячая энциклопедия», Борис Иванович.
— Какая разница, пусть будет мадонивадзоку, — отозвался Белов.
— Интересно, что это за сотруднички такие, которые вместо работы пялятся в окно? — удивился Юрка Варенников.
— Это, Юрий Иванович, так называемые ветераны компаний, которые отдали лучшие годы и силы для процветания компании. И им после многолетней безупречной службы по статусу разрешается ничего не делать и пялиться, как ты говоришь, целыми днями в окно, и, кстати, могут молодых специалистов послать купить сигареты или принести чашечку кофе. И молодые не обижаются, потому что знают, что когда-нибудь и они будут вот также стоять и смотреть из окна.
— О, Юрка, не сбегаешь за сигаретами? — оживился Миша. — А то последнюю скурил.
— Еще чего? Если я на два года меньше тебя здесь работаю, так ты себя уже мадонивадце возомнил?
— Да не манонивадце, а мадонивадзоку, — поправил вновь Ушаков.
— Да хоть мандариноку, лишь бы кто за сигаретами сходил! Ну сходи, Юр, ну что тебе стоит? Я угощаю.
Ушаков пошарил в карманах и обнаружил, что его пачка тоже пуста.
— На правах заслуженного мадонивадзоку я присоединяюсь к самозванцу Тихонову и убедительно прошу тебя, Юрий, сходить за сигаретами.
Варенников, вздохнув, взял деньги и пошел вниз.
— Хорошая система, — проговорил ему вслед Белов. — Мы должны серьезно подумать об обмене опытом с японцами.

Рабочий день таки подползал к своему завершению. После работы Миша должен был встретиться с Ликой, он договорился с хозяйкой одной из квартир, что они подъедут после семи посмотреть на ее «двушку» на окраине, за удобоваримую цену и в приличном состоянии. Он уже начал прибирать бумаги на столе, и тут совершенно некстати Федор Федорович в конце рабочего дня вспомнил, что они не отнесли в цех измерительный прибор, который брали под расписку только на полдня.
— Тихонов, хочешь не хочешь, а прибор надо отнести в цех. Бегом!
Миша посмотрел на часы. Без пяти шесть. В цех и обратно — не меньше получаса. Как пить дать, опоздает на встречу с Ликой. Это, ну никак не входило в планы Михаила, он опаздывал на встречу с любимой. Он не на шутку расстроился.
— А где вы раньше были?! — зло огрызнулся он, повысив голос на шефа.
Белов от неожиданности даже присел, открыв рот, не зная, что ответить.
— Извините, Федор Федорович, — поспокойнее добавил Миша. — Просто я опаздываю на важную встречу. Позарез надо успеть.
— Отнесешь прибор, и иди, — пробурчал Белов и хлопнул дверью.
Фраза, брошенная Мишей Белову в порыве отчаяния, позже стала в отделе крылатой.
— Как говорит Тихонов, а где вы раньше были? — задавал частенько вопрос Белов, устраивая кому-нибудь разгон.
А в тот вечер Тихонов, матерясь, поплелся вдвоем с Витькой Алексеевым тащить тяжеленный прибор вниз. Когда он вышел к автобусной остановке, Лика терпеливо ждала его, но вот хозяйка квартиры уехала, не дождавшись.
— Да ладно, еще раз позвоним ей.
Лика заглянула в глаза расстроенному Мише.
— Это ведь не последний наш вечер.
— Но вопрос с квартирой надо решать, Лика. Нам надо где-то жить.
— Найдем уголок, не переживай ты так из-за этого. Еще не начал семейную жизнь, а уже из-за каждого бытового пустяка так расстраиваешься.
— Ничего себе, пустячок! Жить негде, а она — пустяк.
— Ну, хочешь, я с тобой у твоих поживу какое-то время?
— Еще чего. У нас и на нас троих еле места хватает. Нет, я свою любимую девушку в такую тесноту не собираюсь приводить. Лоб расшибу, но найду нам жилье.
— Не надо ничего расшибать, Малыш. Найдем мы квартиру и без жертв. Сегодня же я позвоню хозяйке этой квартиры и договорюсь на завтрашний вечер, идет?
— Надеюсь, Белов не придумает какую-нибудь очередную подлянку под конец рабочего дня.

На следующий день смотреть квартиру Лика поехала одна. Мише пришлось вновь задержаться — снова в цехе регулировщики аппаратуры умудрились сорвать сроки. И было уже далеко за восемь, когда он наконец-то отложил в сторону последний из настроенных блоков. Миша выключил свет, закрыл лабораторию и направился в проходную. Там он наткнулся на Геру Лисицкого, которого заботливо поддерживал под руку Славка. Походка у Геры была странная, двигался он словно робот, расставив широко ноги, создавалось впечатление, будто он полные штаны наложил и боится сделать шаг.
— Вы чего, словно гомики, обнимаетесь? — засмеялся Миша. — Поддали на работе?
— Мишка, помоги! Понимаешь, Герке поясницу прострелило.
— То-то, я гляжу, он как-то странно передвигается.
— Сроду такого со мной еще не случалось, — пожаловался, морщась от дикой боли, Лисицкий.
Миша подошел и подставил плечо опереться.
— Как тебя угораздило-то? Что-нибудь тяжеленное поднял?
— Какое там. Поспорили мы с ним, — стал рассказывать, как ни в чем не бывало, Славка. — Я ему говорю, ты, Гера — слабак, каких поискать. Спорим, и ста раз не присядешь. А он с дуру стал демонстрировать свою выносливость, ну и… После шестидесяти приседаний у него и вступило… Вот, тащу его домой, самостоятельно-то передвигаться не может.
— Ну, вы и учудили! Нет, ну Славка кого угодно на слабо возьмет, это известный факт, но ты-то, Гера, куда смотрел? Нашел, кого слушать!
— Это все чепуха, Мишель! — простонал Лисицкий. — Главное, что Емельяненко еще не знает. А узнает, представляешь, что будет?
— Он с нас живьем шкуру спустит, скальп в один миг сдерет, — мрачно произнес Зайцев.
— С чего бы это?
— Да с того! В конце рабочего дня из цеха звонили. Вопят благим матом. Там полный завал. Типовые испытания накрылись. Гера-то должен завтра с утра в цехе быть, разгребать всю эту кашу. А теперь…
— А теперь разгребать будешь ты, Зайцев! — прошипел Гера.
Миша усадил Геру на такси, а его домой подбросил Славка на своем мотоцикле. Правда, Миша сто раз пожалел о том, что сел, потому что тот, по своему обыкновению, выкидывал по дороге такие трюки, что Миша уже думал, до дому живым не доедет.
Поздно вечером позвонила Лика и сообщила, что квартира ей понравилась.
— Она сказала, что с сентября, если мы внесем залог сейчас, квартира будет в нашем распоряжении. Там, конечно, надо слегка прибраться и кое-что подкрасить, но в общем — очень мило!
Ликин голос звучал счастливо.
— Представляешь, Мишка, мы уже можем завозить туда кое-какие вещи. Наша квартира!
— А почему с сентября?
— А до этого у нее племянница приезжает, поступать будет в университет. Если поступит — переедет в общежитие, нет — уедет обратно домой.
Казалось невероятным, что их планы скоро осуществятся. Миша окинул взглядом свою комнату. Что-то можно взять отсюда, кое-что придется купить. Лика говорила, что ничего не станет забирать из квартиры мужа, и правильно. Надо будет мать попросить помочь перебрать все вещи дома и отобрать, что им не нужно здесь, а может пригодиться на съемной квартире. Мать все время говорила, чтобы они жили здесь, у нее, но Миша твердо решил, что не станет этого делать. Лика нравилась матери и с Катькой у них сложились неплохие отношения, но дружить — одно, а жить одной коммуной — другое. Ничего хорошего из этого не выйдет. Конечно, финансы не дадут разбежаться на первых порах, ну ничего, дело наживное. Главное — они будут вместе и очень скоро.

Закон параллельных миров гарантирует, что без проблем человеку существовать долго не суждено. Закон этот был открыт Кузьминым после его второго рождения. Как-то в помещение с выпученными глазами стремительно влетел белый как смерть, начальник соседней лаборатории Емельяненко.
— Что случилось, Алексей Григорьевич? — вскочил встревоженный Белов.
— Нет, я так больше не могу! Что хотите со мной делайте, я так больше не могу! Он меня до тюрьмы доведет!
— Да, в чем же дело?
Сотрудники отдела развернулись к Емельяненко.
— Алексей Григорьевич, объясните!
— Кто?
— Кто? Кто? Кузьмин! Черт его дери!
— Чего он там еще отчубучил?
— Двести двадцать вольт перекусил бокорезами! Вот чего! Вы это можете себе представить?
— Что с ним?
— Живой?
— Куда он денется?
— Крепко стукнуло парня?
— Слава богу, нет! Того идиота ничего не берет! Видит бог, я сам ему настучу! Так настучу! На всю жизнь запомнит!
Оказалось, решили в соседней лаборатории сделать косметический ремонт, вытащили мебель и сейфы из помещения в длинный коридор. И начальник перед тем, как будут строители штукатурить и красить ободранные стены, поручил Кузе оборвать всю старую телефонную проводку. Кузя, недолго думая, вооружился бокорезами, стал щелкать все провода подряд, которые ему попадались на пути. Так он добрался до сетевого кабеля. Тут-то и бабахнуло, отразившись громогласным эхом на всю пустую комнату, в которой находились только Емельяненко и Кузьмин. Емельяненко в это время, поглощенный работой, что-то писал в рабочей тетради за единственным оставшимся в комнате столом. Когда Кузя перекусил провод, находящийся под напряжением, начальник чуть не подскочил до потолка от прогремевшего выстрела. Кромки бокорезов оплавились. Кузя не то, что не пострадал, он даже не успел испугаться. Осоловелыми глазами он удивленно пялился на закопченный изуродованный инструмент, вертя его в руках.
После этого случая Кузя сообщил Мише, что сделал открытие.
— Мишка, я открыл Закон Параллельных миров!
— Что еще за закон такой?
— Понимаешь. Я долго над этим размышлял и пришел к выводу, что параллельные миры существуют независимо от человека и действуют, создавая для него проблемы на протяжении всей его жизни с разной интенсивностью.
— Любопытно, — отозвался Миша, особо не проявляя интереса к изысканиям своего коллеги.
— Я даже вывел теорему.
— Ну-ка, ну-ка, давай выкладывай, чего ты там открыл.
— Вот слушай! Если в какой-либо момент времени у человека нет проблем, значит в этот момент времени в параллельном мире для него уже создана хоть одна проблема.

Очень скоро Закон Кузьмина проявился в жизни Миши во всей красе. Проведя выходные за заботами обустройства нового жилья, к вечеру воскресения Миша ощущал себя совершенно уставшим, но абсолютно счастливым человеком. Словно перед свадьбой или не менее важным событием. Было около полуночи, когда его разбудил телефонный звонок. Разбился Славка Зайцев. На мотоцикле, за городом. Свидетелей происшествия не нашли. Заметили его тело несколько часов спустя, когда помочь уже было невозможно. Разбился на такой трассе, где не было ни крутых виражей, ни каких-либо других серьезных препятствий. Такой ас, как Зайцев, не мог разбиться на ровном месте в абсолютно трезвом состоянии. Но доказать это казалось невозможным.
На похороны Миша пошел вместе с Ликой. Кирилл был в отъезде, на открытии персональной выставки в Розарио, в Аргентине. Миша смотрел на Славку, лежащего в гробу, и вспоминал, как много они вместе пережили. Их совместные походы в горы. Сплав на байдарках. Ночные костры, и песни под гитару. Он крепко сжимал Ликину руку. Она плакала. Неужели он погиб? Этот сероглазый общительный парень, совсем еще мальчик. Почему такая несправедливость? Перед глазами у Лики стояла площадка летнего кафе, от которой на ревущем мотоцикле на одном заднем колесе уносится от них прочь улыбчивый бесшабашный Славка.
— Я обязательно найду, кто это сделал, — повторял Миша, как загипнотизированный. — Я даже знаю, кто это, и я докажу, обязательно докажу это. Славка, я обещаю тебе, я их найду, я им головы оторву.
Лика склонила голову ему на плечо. Вокруг все рыдали. Ей казалось, что ее сердце вот-вот разорвется от такого обилия горя. И ей стало страшно за Мишу. Если он ввяжется в борьбу с байкерами, кто его защитит?
Однако наказать убийц Миша не успел. Через неделю после смерти Славы он получил повестку. Его призывали на службу в армии.

Конец первой части романа

Продолжение романа на https://www.amazon.de/dp/B01GSEA4I4/  или на


Рецензии
Интересно произведение.
С удовольствие прочитаю продолжение.
С уважением, Виктор

Виктор Кутырь   20.02.2010 11:42     Заявить о нарушении