Острова. Ч. 4. Вот так здрасти!

                В половине  четвёртого все  уже на ногах. Но чего нам это  стоило? С закрытыми глазами, словно лунатики, переносим вещи в тамбур. Поезд стоит  всего минуту, и за это время  надо не только вещи выгрузить, но и самим успеть выскочить. Петрович и курсанты тоже с нами. Помогают. За окном уже светло. Впрочем, в привычном понимании темно  и не было – Севера. Белые ночи. Но всё равно, ничего не видно – туман. Лишь иногда  размытые силуэты деревьев проступают сквозь молочную пелену. Все в ожидании. Света открывает дверь вагона, а Жека поднимает прикрывающую ступени металлическую крышку. Муха  напряглась, и тянет Саню к выходу. Наконец, поезд останавливается.  Ничего не видно. Тишина. Что это - станция или так, техническая остановка? По времени  должна  быть станция. А если нет? Света спускается на ступеньку и, держась за поручни, зависает над полотном, пытаясь заглянуть вперёд. Бесполезно. Рельсы в этом месте круто заворачивают влево, и уже следующий вагон теряется за поворотом.  Что делать? Стоим, как завороженные. Ступор. Жека не выдерживает. Он подныривает под руку Светы и   спрыгивает на землю.  Отбежав на несколько шагов в сторону, прикладывает обе ладони ко лбу и, прищурившись,  внимательно вглядывается  вдаль - туда, где по всем расчётам должна быть станция. Вдруг он  резко оборачивается и с криком “быстрее,  выгружаемся“ бросается  к  вагону. Ну, слава богу, определились. Саня, Тёма  и Муха выскакивают из вагона. Передав поводок Тёме, Саня  встаёт рядом с Жекой у лестницы.  Мы с Юрой остаёмся наверху и, выстроившись с Петровичем и курсантами в конвейер, начинаем быстро передавать вещи вниз.  Не успеваем выгрузить и половины, как поезд трогается. Юра хватает первый попавшийся рюкзак и  спрыгивает на насыпь. Я  выбрасываю баул с продуктами и тоже спускаюсь. Бегу рядом со ступеньками и на ходу приземляю  вылетающие из вагона вещи. Последней  ребята выгружают байдарку. Я уже не успеваю за поездом, и курсанты мягко кладут её вдоль полотна. Ну, кажется, всё. Успели. Петрович с ребятами стоят  на ступеньках и машут нам на прощанье. Света над ними семафорит флажком.  Кричим и машем  в ответ. Спасибо ребятам,  выручили. Что бы мы без них делали?               
                Теперь осталось добраться до машины, а там, считай, рукой подать. Жека уходит вперёд к станции, чтобы предупредить водителя, а мы устраиваем короткий отдых перед очередным авралом. Но отдохнуть, толком не удаётся. Тучи голодных северных комаров не дают расслабиться. Несмотря на утренний холод, комар лютует. Хорошо хоть гнуса нет, а то бы совсем зажрали. Тёма достаёт из рюкзака аэрозоль  и усердно поливает себя. Пробуем тоже.  На время это спасает. Но лишь на время. Плотное облако комаров зависает над нами, в ожидании момента, когда  ослабнет запах и можно будет снова ринуться в атаку. Уже через несколько минут самые отчаянные  бросаются на штурм. Гибнут, но прокладывают путь остальным. Камикадзе. Однако, изучать на себе поведение комаров не входит в наши планы. Надо двигать.  Встаём. Пора. Жеку  решили не дожидаться. Присоединится по ходу. Не потеряется. Вокруг ни дорог, ни тропинок. Можно только по шпалам. Тележки наши совершенно бесполезны -  лишняя поклажа. Приходится - всё на себе. Нагружаемся под завязку, проходим метров сорок, оставляем вещи и возвращаемся за новой партией. И так по два – три раза. Туман потихоньку рассеивается. Заканчиваем уже  третью ходку, а признаков жизни  – никаких. Да и Жека куда-то запропастился. Странно это. Какое-то напряжение повисает в  воздухе. Все таскают молча, боясь вслух высказать жуткую догадку. Наконец, из-за поворота появляется Жека. Ну и видок! И так-то невелик, а тут совсем скукожился - голова опущена, руки, как плети. Завидев Жеку, Юра сбрасывает рюкзак и решительным шагом спешит навстречу. Весь  напыжился, морда красная, кулаки сжаты. Не к добру это! Так и до драки недалеко. Только этого нам ещё не хватало. На всякий случай подтягиваюсь тоже - надо подстраховать.  Боковым зрением, справа,  замечаю фигуру Сани. Он, похоже, тоже почуял неладное. Так-то легче. Вдвоём может и  справимся. Важно от Юрика не отстать, чтобы не дать ему перевести конфликт в физическую стадию. Итак, все дружно мчимся к месту встречи. Все, кроме Тёмы и Мухи, конечно. Они давно миновали Жеку и уверенно продвигаются дальше. Тёма во всю глотку горланит: “На границе тучи ходят хмуро, край суровый тишиной объят….” Они с Мухой в боевом наряде. Обходят пограничную полосу. Что им до наших   проблем, когда границу защищать надо. Молодец Тёма! Вот с кого пример надо брать. В любом положении находит свою прелесть - не унывает. Не то, что некоторые.
                - Ну,  и где твоя трёпаная станция? – не выдерживает  Юра, когда между ним и Жекой  остаются ещё  метров пятнадцать.  Это хорошо,  что не выдержал. Пока сойдутся, пар то, глядишь, и выйдет. Сказать по правде, я  больше всего боялся, что Юра  не станет тратить время на разговоры, а - молча, и - в глаз. А теперь  может и  обойдётся ещё. Однако, вот  когда  ночь  эта сумасшедшая  Юре аукается. Значит, нервы  всё-таки, не  железные. Разрядка была нужна. А тут – вот вам и случай.
                Жека, как черепаха, ещё больше втягивает голову в плечи и бормочет, не поднимая глаз:
                - Промахнулся я, мужики.  Сосну сломанную за пожарную вышку принял. Но
здесь уже недалеко. Вон за тем поворотом станция должна быть, я помню, - лучше бы он
 этого не говорил.  Ни за тем, ни за следующим поворотом,  станции, естественно,  не
 оказалось.  Но выяснится это только после, а пока…. А пока мы без какого–либо сочувствия наблюдаем за словесной экзекуцией – Юра последними словами поливает Жеку.  Наконец,  Саня не выдерживает:
                - Ладно, мужики, что сделано, то сделано. Казнить  Жеку будем после, а сейчас спешить надо – машина ждёт, - Саня пытается шуткой смягчить ситуацию и отчасти это ему удаётся. Да и то ведь - экзекуция затянулась, а какой от неё толк: время не вернёшь,  и поезд не догонишь.
                Мы возвращаемся к вещам и снова впрягаемся в работу. Поначалу дело спорится. Все поддались на Женькины посулы и таскают с энтузиазмом. Даже Тёма подключился. Помощь, конечно, не велика, но всё - лишние руки. А он ещё и Муху приобщил. То спиннинг ей в зубы сунет, то сумку. В общем, все при деле.
                Постепенно туман рассеивается. Солнце уже над лесом. Припекает. Комары отступили, но их место заняли слепни. Жрут гады. Особенно, когда руки заняты. Хорошо Мухе. У неё хоть хвост есть, а тут – как без рук.
                Часа два ишачим без перерыва. Молча. А чего говорить? Итак всё ясно. Единственно кто не может успокоиться, так это Юра. Проходя мимо Жеки, он взрывается:
                - Нет, Жека, ты всё-таки урод. Всё через жопу. И как тебя Наталья столько лет  терпела? Правильно она от тебя свинтила.
                - Ну это, положим, не твоего ума дело. Я же в твои дела не лезу – и ты не суйся, - Жека тоже начинает заводиться. Юру чего-то действительно понесло – это уже перебор. Я пытаюсь остановить наезд:
                - Да ладно, Юр. Ну что ты на него накинулся? Ну ошибся человек. С кем не бывает? Проехали уже. Хватит,– но моё вмешательство только добавляет масла в огонь:
                - Да чего ты, Серый, его защищаешь? Это ведь не ошибка. Это у него характер такой. Всё через жопу. И ладно бы сам страдал. Так ведь и других подставляет. Сам подумай –  нам ведь теперь не только до станции, но и до моря непонятно как добираться. Уйдёт ведь машина – не будет ждать. И связи, как назло, нет,  - он безнадёжно крутит в руках мобильник.
                Подходит Саня.
                - Ладно, мужики, разберёмся, когда доберёмся. А сейчас неплохо бы перекусить.  Под ложечкой уже сосёт.
                Располагаемся прямо на рельсах. С водой проблема. Хорошо хоть Тёма перед выходом бутылку набрал. Когда наш импровизированный завтрак подходит к концу,  Муха вдруг заходится  в отчаянном лае. 
                - Поезд идёт, - кричит Тёма, отрывая ухо от рельса. Молодец. Он, видимо,  сразу догадался, что Муха разбрехалась, почувствовав вибрацию. И мгновенно приник головой к рельсам, чтобы проверить.
                Быстро освобождаем рельсы от вещей. Неожиданно, вместо поезда из-за поворота появляется дрезина. На ней двое. Когда подъезжают, выясняется, что они за нами. Оказывается, Петрович успел на станции добежать до машины и предупредить водителя о наших злоключениях. Ну а тот уже уговорил путейцев за нами сгонять. Всё-таки мир – не без добрых людей. Живём братцы! Загружаемся и - в путь! Остаток дня проходит без приключений. Если не считать, конечно, двухчасовой гонки на машине по вдрызг разбитой дороге, а потом ещё - на катере, по волнам. Но по сравнению с тем, что нам пришлось испытать – это лёгкая прогулка.
                И вот, с опозданием на несколько часов мы, наконец, на месте. Подходим по полной воде, и потому выгрузиться удаётся почти к самой избе. Это хорошо – натаскались уже. Погода изменилась. Тяжёлые, свинцовые тучи заволокли всё небо. Заметно похолодало. Моросит. Здесь всё быстро - от знойного лета до промозглой осени – один шаг. В течение часа всё может поменяться. И это тоже – Севера. Но есть и в этом какая-то прелесть. Не соскучишься. Быстро разгружаемся и переносим вещи под навес. Кэп тоже помогает. Но от предложения перекусить отказывается наотрез - торопится. Отлив начался – можно на камни сесть и тогда кукуй до утра. Прощаемся. Катер отчаливает. Дружно машем напоследок. Ну, всё. Одни. Надо переносить вещи в избу и распаковываться. Но лень. Хочется немного расслабиться,  отдохнуть. Спешить то уже некуда. Приехали. Разбредаемся кто куда.  Перебираемся с Саней на противоположную, скалистую часть острова. Муха тоже с нами. Благо недалеко – только подняться и спуститься. Рядом то оно рядом, но тут всё по-другому. Если на нашей стороне хотя бы тихо,  то на этой - настоящая буря. Всё-таки место для избы выбрано грамотно – практически, при любом ветре  тихо - скалы защищают.
                Сильный северо-западный ветер пронизывает насквозь, рвёт капюшон,  валит с ног – еле держимся. Волны с рокотом разбиваются о скалы и откатывают назад. Насколько хватает глаз всё в белых барашках.   А там, вдалеке,  вообще мрак – небо сливается с морем, образуя одну тёмно-серую полосу. И всё равно здорово. Стихия! Муха, не обращая внимания на дождь, носится по скалам, обнюхивая все закоулки. Свободу почувствовала. На Птичьем, который в сотне метров от нас, - пусто. Только на краю, расправив крылья, примостилась головой к ветру какая-то большая птица. Проветривается. Да ещё в небе неподвижно зависли два баклана. Купаются в воздушных потоках.  А вообще-то обычно здесь гвалт стоит.  Пернатых полно. Они тут потомство высиживают. Не знаю уж, что их на этом острове привлекает - маленький, скудный. На всём острове несколько хилых  деревцев, а остальное –   голые скалы да мох. А может, как раз это и привлекает?  Остров то для жизни почти непригоден. А стало быть, и врагов  мало. Ну, разве что вплавь кто доберётся. Но наибольшую опасность представляет всё-таки человек. Находятся ещё любители птичьими яйцами поживиться. За  Птичьим, там вдалеке,- тёмная береговая полоса. Это Великий - большой остров – заповедник, который тянется на несколько километров.
                Неожиданно, слева на горизонте тучи расходятся, и в образовавшуюся щель медленно вплывает алый диск закатного солнца. И сразу становится тихо. Дождь прекращается, цвет воды из чёрного превращается в синий, а на небе - прямо над головой, появляется  радуга. Сначала, правда, она едва заметна, но с каждой минутой проявляется всё ярче и ярче. И вот уже пёстрое коромысло охватывает весь небосвод. Один конец дуги уходит за Великий - туда к Кольскому, а другой заканчивается где-то сзади – на материке. Красота! Уходить не хочется. Но пора. Спать тоже надо. Да и не ужинали ещё.
                Возвращаемся, разбираемся, устраиваемся. Ну а потом – праздник, естественно. Добрались же! Ложимся далеко за полночь. Сытые, пьяные, довольные. Тёма, правда, уже давно отрубился. Устал пацан. А мы – всё никак не можем расстаться. Да и непривычно как-то - светло, как днём. Солнце, правда, ненадолго скрылось за горизонтом, но не успевают потухнуть последние всполохи заката, как рядом уже загораются первые лучи новой зари. Очень непривычно – закат встречается с зарёй. Ощущение времени совсем пропало. Да и не только времени. Вообще ощущения  странные.  Будто на другую планету перенеслись. Ладно бы первый раз сюда попали, тогда бы понятно было. А то ведь сколько лет уже ездим. Кажется, всё знаем, каждый закоулок, каждый камушек. А привыкнуть, всё равно, не можем. Есть во всём этом какой-то магнетизм, скрытая энергия.  И в этих поросших мхом скалах, и в наполненном запахом хвои и йода воздухе, и в холодной прозрачной  воде. Во всём. А в эту ночь я во сне вообще летал. Такого с детства не было.  А тут на тебе - полетел.  Не очень, правда, быстро. И не очень высоко.  Но, летал.
                Проснулся я около шести.  Значит, проспал не более трёх часов. Но, странное дело, -  вялости никакой. И усталость, как рукой. Удивительно. Сашки на месте  нет.  Наверное, с Мухой где-то бродят. Беру полотенце и, стараясь не шуметь, выхожу из избы. Солнце  ещё не вышло из-за  горы,  но верхушки деревьев уже в золоте. Поднимаюсь по лестнице наверх и, пройдя небольшой плоский участок острова, спускаюсь по тропинке  на противоположный берег.  Здесь уже всё залито  ласковыми утренними лучами. Саня с Мухой тоже тут. Греются на скалке. Полный штиль – ни ветерка. В бирюзовой глади воды, как в зеркале, отражаются прибрежные скалы и деревья. Утята, выстроившись клином, переплывают  с нашего острова на Птичий. Наверное, Муха спугнула. А на Птичьем жизнь  кипит вовсю: одни взлетают, другие садятся, молодняк у берега тусуется. И галдят на все голоса. Экая всё- таки благодать! Саня, будто подслушав мои мысли,  кричит сверху:
                - Серёга, слышь! Как тебе всё это?– он делает широкий жест рукой, как бы разворачивая передо мной панораму. - Ляпота! Хорошо бы погодка постояла – погрелись бы, покупались.  И чтоб без приключений – продолжает он.
                -  Это точно. Надо бы, наконец, фортуне угомониться. Поиздевалась уже, хватит, – кричу в ответ.
                Эх, зря я это! Не надо было судьбу искушать. Как показали дальнейшие события, она ещё не все сюрпризы нам преподнесла. Оставила ещё на закуску. Но об этом дальше.


Рецензии
Саша! Часто раньше бывал на Севере.В командировках.Пишете, вернее, рассказываете так, что снова захотелось побывать в Норильске, Билибино, Певеке.Спасибо.

Вадим Егоров   30.04.2014 22:21     Заявить о нарушении
Да, тянут. И что кажется в них такого? А вот поди ж ты. Однажды побывав, влюбляешься навсегда. Спасибо, Вадим. С уважением, А.Хаз.

Александр Хаз   06.05.2014 19:05   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.