Он вспоминает

"Любимцы богов умирают молодыми"

/Тит Макций Плавт  250 - 184г. до нашей эры/


         Эта заметка относится к тому периоду, когда мы жили на северном Кавказе, в Краснодарском крае, на хуторе Ильич. Это было летом  в 1960 году. Вокруг хутора возвышались горы, покрытые травой и редкими кустиками.
         Мы и братья Чиндаковы, Коля и Лёнька, перекинув через плечи белые полотенца, возносили маленький гробик на высокую гору, на которой почему-то не росло ни одно дерево. Там, на вершине, находилось хуторское кладбище. В гробике лежал очень маленький мальчик. Кажется ему не было и года. Гора была крутая, но мы уверенно поднимались шаг за шагом наверх. Мать ребёнка и ещё какая-то женщина, обе в чёрном,  молча взбирались по крутизне впереди нас.  На холмистой вершине горы мы поставили гробик перед выкопанной могилкой. Мальчику  дали «на дорогу» трёхкопеечную монету. Он "держал" её в кулачке и, чувствовалось, что этого было достаточно. Не было грехов за этой душой. Затем женщина посыпала немного пшеницы прямо на него. Одно зёрнышко попало почти на глазик. Но мальчик не заморгал, не сощурился, а чистыми голубыми глазами смотрел в синее высокое небо.
          Место захоронения было рядом с  его родным домом возле горной речушки Кувы. Отсюда, с горы, он всегда теперь будет "видеть" и весь хутор, и свой дом, в котором он так мало был и  маму, которая будет любить его всегда.
          Потом нас, четверых пацанов, мама этого мальчика пригласила к себе помянуть сына. Все ребята сидели в комнате за столом в обыкновенном хуторском домике, но я был под впечатлением этих похорон и не мог кушать  кашу и пить кисель. «Он будет тебя вспоминать, — говорила женщина, — обязательно выпей кисель и съешь кашу. Он будет сердиться. Надо помянуть». Несмотря на эти уговоры, я встал из-за стола и убежал домой. 
         Я пишу эти строки и прикидываю, как это было давно. Мне кажется,  этот маленький мальчик вспоминает меня, но не сердится, это точно, потому что я достаю это из нашего детства с какой-то  теплотой и тихой грустью и чувствую, что он не обижается на меня. Дай Бог ему вечный покой.

 февраль 1978 г.


Рецензии
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.