И такое бывает

Светало. Тропка напоминает узкий канальчик, наполненный водою. Такие, обычно, на огородах делают, в день полива, чтобы напоить картофельные грядки, другую зелень. Но здесь не поле, а болото, и идешь не по каналу, а по тропке, вытоптанной такими же как я, рыбаками да охотниками…  Нахоженная, местами глубокая – выше колена, и как бы не набрать в сапоги этой холодной жижи, стараешься идти на полшага левее или правее, по кочкам, поросшим кустарником голубики. Но понимаешь, что это не выход, так быстрее устаешь, и в очередной раз, провалившись во мху, с трудом вытаскивая ногу и, упираясь на весло, пытаешься отдышаться.

Ладно, шел бы пустым, а так на плечах рюкзак со снастями, да второй - с лодкой резиновой, в руках удочки, весла, да, как говорят у нас, язык на плече. Вот жизнь, а? И что тянет людей сюда? Озеро-то, ну лужа в болоте, по диаметру с километр. А вот рыбное. Хотя, когда как, весною сюда не пройти, болото напоминает океан, все в воде после таянья снегов и льда. Летом, никакой аникамарин не поможет – мошки с комаром столько, что толком, даже, и не вздохнуть – подавишься. А вот осенью.

А вот осенью душа радуется. На прошлой неделе мужики говорят язь шел, за килограмм. А одному пара горбачей попало, окунищи, другого слова и не скажешь, килограмма по два. Везет же людям, а?   

А какая здесь клюква, ух, с вишню, не меньше. А после утреннего морозца по вкусу будет как чернослив. Да, ягодные здесь места. Вон, на кочку наступаешь, и плакать хочется, такую ягоду давишь. Ух!  А как любит, говорят, здесь попастись мишка. К счастью не встречал, но, говорят, что видели его здесь не раз. Кого-то даже порвал в прошлом году. Только бы не сейчас его встретить, что ни говори, прошлый год был дождливым, ягоды в тайге полно, да кедровой шишки, можно и в болото не ходить, а на любой поляне нажироваться. А вот этот год другой, летом ни одной капли с пролетающих туч, так и не дождались. Одни пожары, все высушило.

А здесь для ягоды рай, как и для рыбы, озеро, скорее, омут болотный, с десяток ручьев через него проходит – Вый, Вой, Малый  Вой, Большой Вой, Ах. Все и не пересчитать.
А вот группы людей мишка побаивается, поэтому сейчас нечего бояться. Нас трое.

Все, я устал, пот рекой течет по спине, по животу, и попадает в глаза, и щиплет, щиплет их. Надо остановиться, отдышаться и подождать ребят. Блин, и где же они? Ну почему отстали, а? Блин, ну кто так делает? Ведь еще чуть-чуть и утренний клев закончится!

Ну, хватит, нужно скинуть с себя лодку. Вот так. И еще рюкзак. О, какое блаженство, руки как крылья, легкие стали, только взмахни ими и – поднимешься. Было бы так, а?  А может скинуть с себя и ватник, да остаться в куртке? Точно, ни одного облачка, а за леском как солнышко разрумянилось, вот-вот поднимется и согреет. Глубокий вздох свежего воздуха придает сил. Вскидываю на себя рюкзак, лодку, а теперь ватник. Нет, постой, постой, его лучше здесь оставить, вот хотя бы на этой березке.

Смотри, а, специально, небось для этого растет здесь, вон как болото ее скрутило в три погибели, да обернуло вокруг себя. И ростом не выше человека. О, молодец, на нее хоть сам залезай, выдержит. Осталось только ватник развернуть, пусть просушится, а возвращусь, в рюкзак его затолкаю.

Все, все, хватит, стоять, а то, распалился видишь ли, мужики опаздывают. Это, значит, так им рыбалка нужна, еще, наверное, по стопке решили пропустить. Ну и пусть. Рыбаки, называется! 

…Вот он долгожданный берег, с небольшим бугорком. Здорово, все придумано для человека,  осталось, разве что лодку собрать и накачать. А какая красота вокруг, озеро чистое, легкий бриз по воде играет, и рыбаков не видно. Значит я первый! Вот это да!

Лодку спускаю на воду, легкие волны пошли от нее,  делаю веслами несколько гребков и, руки зачесались, так хочется собрать удочку и тут же начать лов. Эх, только потерпи. Оттолкнувшись от берега начинаю уплывать от солнца, к тому заколдованному  ручью впадающему в озеро - Вою. Только бы побыстрее туда добраться, пока ребята где-то вошкаются, а то... И слов не нахожу…

Вот и сужение, а вот за тем мыском и то место заколдованное. Стоп, стоп, теперь можно не торопиться, а начать со спиннинга, вот с этим легким зеленым твистером – и под бережок его. Так. И глубина здесь небольшая, у травы часто окунь стоит, щука. Точно! Вот, опа! Сильный удар по воде и какая-то рыбина начинает вовсю сопротивляться, аж лодку заводила. Здорово!

Начинаю подтягивать добычу к себе. Смотри ка, как леска разрезает воду, словно нож по маслу, хоть бы удилище выдержало! Так, хорошо вовремя собрал подсак. Ну, посмотрим, кто же там попался? И… изумлению нет предела, в подсаке запутался огромный язище! Килограмма на два! Аж дух перехватило, вот это рыбина! Бывает же а!?  А может он и все три весит! Опускаю рыбину в рюкзак и заталкиваю его под сиденье, чтобы не дать рыбине поднять шума в лодке, и продолжаю свой путь.

Да, видно здорово всех пугнул здесь язь, хоть бы шурагайка подцепилась какая нибудь. Но ничего, рыбалка только начинается.

…Жирный огородный червяк опутал весь крючок, и поднимаю поплавок метра на полтора. Угадал, перышко до середины опустилось в воду и замерло. Тишина.

Разбираю второе удилище, отпускаю катушку, выставляю поплавок, насаживаю червя, и закидываю удочку с другого края лодки. Все, теперь нужно терпение и – тишина.

Легкий ветерок начинает обдувать взмокшее лицо, шею, благодать. Наполняю крышку термоса живительной влагой – горячим чаем с брусникой и смородиновым листом. Делаю первый глоток, одно наслаждение. Еще глоток, и вдруг, долгожданная поклевка, да, блин, и некогда отряхнуться от чая попавшего на лицо, руки, расстегнутую куртку. Ох ты...
Хорошо, вовремя  схватил удочку под катушку и подсек, одной рукой с рыбиной не справиться и, откинув на середину лодки крышку термоса, начинаю бороться с озерной хозяйкой. Только бы не пошла под лодку, а то все, обрыв. Но, пока везет, уходит левее, начинаю работать катушкой, поднимая из водной глубины рыбину. Вот она, нет – вот он, это настоящий горбач, окунь не меньше килограмма. Главное не торопиться, так, главное не торопиться, так, а потихонечку, вот-вот, где же ты мой подсачик? Ага, вот он, нащупал его и потихонечку опускаю в воду, так, завожу, завожу, есть! Есть! Фу-у, отдышаться не могу, вот это удача!

А какой он красавец, темный, ГОРБАЧЬ! Вот это да, и мысли в голову не лезут, руки сами по себе вытаскивают из под сиденья рюкзак и опускают окуня к язю. Блин, эх, успел таки своими колючками полоснуть по руке. Немножко разрезал кожу. Ничего, до свадьбы заживет!
И только успел надеть нового червя на крючок, забросить удочку, как почувствовал мощный удар древка удилища по колену, что справа. Вот это удача! Начинаю подтягивать к себе новое чудище, а по-другому и не скажешь, на лесных реках рыбка с ладошку, не больше, а здесь – чудище. Кто же на этот раз?  Удилище согнулось, что пугает меня не меньше – выдержит ли, не сломалось бы, но, начинаю понимать, что так эту рыбину не вытащить, и начинаю конец удилища протаскивать дальше и дальше от себя. То же неправильно, ых,  рыбина видно, только этого и ждала, зашла под лодку, и потянула в сторону, вот-вот сорвет лодку с коряги.   

Что же это за рыба? Язь? Точно язь, а может и окунь, вот кабан, а? Ну ничего, сейчас  чуть-чуть поднимем  конец удилища, так! Во, а теперь катушечкой подтянем, так!  И – еще! Ага, вот и полегче стало, еще-еще, так. Ага, а вот и он, этот исполин. Что это? Так-так, ну еще чуть-чуть, у какая пасть огромная, а мы теперь тебя немножко приподнимем. Так!
Ну вот, и рывок уже не такой сильный, устала рыбина. Еще рывок, главное бы удержать. Та-ак, а теперь аккуратненько его заведем в подсачек. Та-ак, вот ты и поймана. Нет, поймана, а пойман, вот это язище!

Его темно-серебристая чешуя заиграла на солнечных лучах. Вот это удача! Килограмма на три, а может и четыре. Вот это рыбина. 

Пот течет со лба не меньше чем час-полтора назад, когда шел по болоту. А может и не ручьями, а реками, волосы мокрые, словно в озере окунулся. Вот это удача!

Осматриваюсь по сторонам, на озере еще никого нет. Хм, полдесятого, что могло остановить Юрку с Мишкой, трудно сказать. Рыбаки заядлые, почти каждый выходной срываются со мной на рыбалку. И не просто так, по сто грамм принять, поболтать, а рыбаки редкие, по лунному календарю, по числам, точно знают, когда, где и какая рыба будет идти, и на что. Даже грузило на весах подбирают, поплавки, и почти не ошибаются. И прав был Юрка, сегодня универсальный день, даже ветка клевать будет. И что же их удержало, а?

Пять минут тишины, видно стая отошла, напугана. Ладно, хватит, нужно передохнуть и попить чаю, а то в горле совсем пересохло. Нащупываю в кульке  термос, но что-то мешает его вытащить. А, же мешок с подкормкой: варенный горох с перловкой. Крупа дождинками крошится по воде. Так, хватит.

Покой на озере. Бриз легкий-легкий. А вода как запарила. Красота, как молоко только надоенное. Здорово. Слышно как весло трется об корягу. Такой шум окунь любит. И – тишина. Ну ничего, килограмм шесть в сумке уже есть! Шесть, а может и все восемь. Приеду домой, положу каждую рыбину у метра и сфотографирую, да мужики взбесятся на работе. Ничего, я теперь им всем нос утру!

И вот наконец-то дернулся поплавок, так легонечко, кто-то пробует на вкус червя. А может, какая-нибудь рыбка, проплывая рядом, задела леску плавником иль хвостом и – заиграл поплавок. Вань, сколько раз я тебе напоминаю, что нельзя говорить «рыбка», а то как так скажешь, такую мелочь и получишь. Нужно говорить… Стоп, поплавка нет. Подсекаем, та-ак, вот, что-то зацепилось, та-ак, та-ак, тю ты, я ж говорил «рыбка», вот и получил ее. На крючке бьется небольшой матросик. Ё-кэ-лэ-мэ-нэ! Нет, такого окунька лучше выпустить, а то все испорти.
...И другой поплавок заходил: поднялся, упал на поверхность воды и… есть. А это уже не «рыбка», а «рыбина». Поплавок так и не удается  вывести на поверхность воды, какая-то неведомая сила утаскивает леску все глубже и глубже, затягивая за собой и конец удилища и… Удочка, буквально, пружиною выскакивает из воды и сантиметров сорок оборванной лески болтается на конце удилища. …Без поплавка. Удружила!

Ну, ничего не поделаешь. Рукою ищу коробку с мормышками и крючками, и начинаю делать удочку. Солнце уже значительно поднялось, пригревает. Правильно, что не потащил на себе ватник, а оставил его на болота, а то он здесь, в лодке, мне бы только мешал.

…И опять долгожданная поклевка. На этот раз язь поменьше, с килограмм. С килограмм! Ничего себе, нужно радоваться такой добыче, а тут прямо обиду высказываешь. Вот же. Да такого на той же Эсске, бывает, сутки выжидаешь, и ничего. А тут – «за килограмм», только не заплакать бы от обиды за мелочь такую. Ну, болтун!
А вот и поклевочка на новую удочку. Вон как забегал по легкой волне поплавок-боченок, это, точно, мелочь. Точно, окушок грамм на триста. И что с ним делать? Нет, хватит рыбой разбрасываться, без него и уха не уха. Да и жаркое, сладкая ты моя рыбонька, из тебя получится прекрасное.

Все, кончился крупняк, начинает брать мелочевка – сорожка откуда-то появилась, и продохнуть не дает: только забрасываешь удочку, тут же поклевка, ее даже в сумку не успеваю складывать. Блин, даже окуньку не дает взять. Хоть и крупноватая, грамм по триста-четыреста, но не ее хочется ловить, а язя. Где же он сейчас может стоять?

Ага, может вон у того островка из водорослей? Как он здесь смог образоваться? Наверное островок при ветре отцепился и пристал здесь. Скорее всего так и есть. Подплываю к нему, но не тыкаюсь в водоросли, а начинаю кидать рядом с ними твистер. Тишина, меняю его на белую блесну, и пробрасываю чуть подальше. И вот он долгожданный рывок, легкая борьба и в сумку - шурагайка, с пол кило. Тоже удача. После третьего заброса, чувствую как что-то зацепил, но сдвинуть не удается, видно блесна зацепилась за какое-нибудь корневище.

Что делать? Резать? Другого выхода нет, и тут же чувствую сильный толчок и катушка затрещала, отпуская лесу… Здорово, что же это такое? Секунд через пять удержал катушку, рыба не сопротивляется. Делаю сильный рывок на себя. Есть. Есть! Ух, какая силища сопротивляется мне, только бы не дать ей свободы! Начинаю уводить удилище за себя, и в мгновение, опуская его назад, подтягиваю рыбину катушкой. Второй толчок спиннинга к себе, и опять, подтягиваю катушкой. И – опять…

Что же там зацепил, не крокодила ли? Ага, вот еще немножко рыбина поддалась, та-ак, та-ак, во, пошла-пошла. Пошла!

О таком язе-язище, не менее шести-семи килограммов, я даже и не слышал. И если бы на спиннинге вчера не сменил тонкую леску на толстую, то навряд ли бы смог даже увидеть этого красавца. Но удача, сегодня мой день, и эта огромнейшая рыбина лежит на дне лодки, открывая свой огромный рот. Смотрел бы на нее и смотрел. Но, где я? На рыбалке, а о книге рекордов думать еще рано.

Та-ак, сколько это у нас времени. Ага, 15:25. Ой, 15:25? Вот это да, и начинаю осматривать озеро. Так, вон кто-то отплыл со стороны кедровника. Интересно, кто же это мог туда добраться? Зимника, то еще нет, а по болотам до этого места, с километра четыре нужно шлепать, да и трясина там коварная. Может мужики тропку знают какую? Так машиной даже до верблюжки все равно не добраться. С другой стороны тоже болото, километров на пять. Вот дают, а, нужно расспросить.

Во, а те даже плывут ко мне. Да, неплохо, а вот, где же делись мои друзья? Вот в чем вопрос. Неужели что-то случилось? Тогда нужно сворачиваться, да назад плыть.

Волнение как всегда, в таких диких местах, берет над всеми чувствами верх. Сначала капельками стучит по затылку, легонечко, оборачиваешься во все стороны, а – никого. Потом каплями все больше и больше, ускоряя темп своих ударов на подсознание, а потом градом как влупит! Вот и сейчас все подходит к такому же состоянию, душа не на месте. Ладно, подожду тех рыбаков, и собираться начну, может что-то и подскажут.

О-о, да там не одна лодка, а две. Все, метров двести осталось между нами. Так, хватит их ждать, это долго, поплыву к ним навстречу. Раз, раз, так нужно еще быстрее, раз-два-три, раз-два-три-четыре… О-о, да это же Юрка с Мишкой. Вот это да!

- Ну, Ванька, еле ушли, - кричит Юрка.

- От кого?

- От медведя, прямо за тобой шел.

- Да вы что? Как это так?

- А вот так, дорогой, - перебил Юрку Мишка. – Мы от тебя отстали метров на пятьсот. Правда, там еще около ручья перекурили. Потом через выруб вышли на болото, с километр прошли, а там медведь прямо на тропке.

- Ну, - чувствую, что коленки и руки от волнения у меня  начинают подрагивать, как буд-то в ожидании, что этот мишка сейчас появится здесь. Только бы этого не было.

- А что ну, - взрывается Юрка. – «Ну», назад бежать, да? А тебя ему оставить?

- И-и, - только и нашел что сказать я.

- Вот тебе и «и»! – нервничает Михаил. – Пошли по окружной, через Малый Вой, час назад только на берег вышли. Кричим тебе, а ты молчишь, глотку из-за тебя сорвал, так что проставляться будешь.

- Ха, дурака нашел, - опять накручиваю товарищу нервы. - Так правду что ли, говоришь. Не видел я никакого косолапого-то?

- А что, мы, дураки, что ли, болото обходить?

- Да уж.

- Что-нибудь поймал?

- Да так пару язей, - а все дрожь унять свою не могу. Какие тут язи, ноги бы унести с болота. А тут язи. Но успокоиться так и не смог, ждал, пока мужики не собьют оскомину, не натаскают с ведро сорожки, да окунька. А Юрке даже пара окуней килограммовых досталась, а у меня хоть одна бы поклевка прошла. Ничего, словно в пустую ванну удочку забрасываю.

В шесть вечера подплыли к бугорку-островку, собрали лодки, рюкзаки и пошли назад к машине. Торопились, даже лодки не стали просушивать, а так, засунули их в мешки, вскинули на себя вместе с уловом и пошли.

А на душе тяжесть, словно я виноват, что мишка их пугнул. Дай Бог только сейчас не встретить. Но успокаиваю себя, наш же трое, навряд ли он набросится на нас.
Мужики быстро набрали ход, а я, еле поспевал за ними, иногда даже кричал, чтобы подождали. И вот оно:

- Медведь, - вскрикнул, идущий впереди, Юрка. – Блин, что делать?

Я сделал несколько шагов в сторону и посмотрел туда, куда показывает он.

- Да это не медведь, - успокоил я своих товарищей. - Это мой ватник на кустарнике висит.

- Что-о! – рыкнул медведем Юрка и повернулся ко мне. Ой, лучше бы не смотреть на него, столько в нем злости было. – Миха, ты слышал? Это Ванькина куртка. О-о, блин, - и как истерично засмеется, за ним - и Мишка.

И только сейчас до меня дошло, что с ними утром произошло: мой ватник приняли за медведя.

Вот такое бывает.   


Рецензии
Не хватает у меня на рыбалку терпения, а может не была в ваших местах. Так азартно написали, что самой захотелось порыбачить. Здорово напугались мужики фуфайки! С уважением и улыбкой.

Татьяна Чуноярочка   10.06.2015 15:26     Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.