Сто баксов

Рассказ занял ПЕРВОЕ место в конкурсе "Лауреат".    


До весеннего женского праздника оставалось всего несколько дней. Настроение у всех было соответственно приподнятое. Вот  только,  пожалуй,  Татьяна Ивановна, старая и  больная женщина, одиноко проживающая в крохотной комнатке  большой коммуналки в Центре города, не радовалась приближению весны. Как-то она не рассчитала  в этом месяце и не уложилась в свою маленькую пенсию. Вероятно, неожиданная квитанция за оплату коммунальных услуг очень подорвала скромный бюджет старушки. Тем более, что она была напечатана на угрожающе розового цвета бланке, а это значит - долговая. Татьяна Ивановна видела по телевизору, как после получения  такого извещения через очень короткое время приезжают злые люди в форме и выселяют должников на окраину в страшные дома, где живут одни алкоголики и наркоманы. Их, алкоголиков, она не боялась,- сколько перевидала на своём веку, живя  более пятидесяти лет в одной и той же  коммунальной квартире. Она боялась стыда. Бедная старая женщина не могла найти себе места от волнения. Что делать? И наконец-то все-таки решилась.
     Раньше, когда ещё не гоняла милиция, она имела свой маленький  «бизнес»: продавала связанные  ею кружевные салфеточки в подземном переходе. Стояла в длинной шеренге стихийных разнокалиберных продавцов. Из местных, то есть москвичек, она была одна, остальные «коробейники» - все  приезжие, но это был сплочённый интернациональный коллектив. Дружили, помогали друг другу выживать, имели своих «смотрящих», которые, стоя наверху на улице, отслеживали приближение милицейского патруля и давали знать торгующим внизу, что пора «делать ноги».  Все рассыпались в разные стороны, словно горох, растворялись среди толпы. Товару мало, несколько салфеточек она ловко и быстро прятала  у себя под старым пальто. И, взяв в руки видавшую виды авоську, вливалась в поток прохожих. Честно говоря, эти салфетки никому не были нужны. Но люди стыдились такой нищенской жизни старой женщины, которая  не могла допустить и мысли просто просить милостыню. Она пыталась «заработать» деньги доступным ей способом. Сердобольные прохожие делали вид, что покупают  эти трогательные изделия, а в действительности просто подавали милостыню. Цену мастерица назначала очень скромную и всячески пресекала попытки покупателей не брать сдачу.
     Несколько лет назад, перед самым Рождеством, шла  бойкая торговля. Изделия Татьяна Ивановна заготовила заранее и количеством больше, зная, что перед праздником всегда торговля хорошая. С самого Нового года почти без отдыха работала крючком, вывязывая ажур из простых ниток.  В этот день словно почувствовала, что надо взять с собой весь «товар».  Действительно, начало было удачным, сразу продала аж две салфетки, а потом продавцы по цепочке сообщили, что в местном отделении милиции сегодня вечером будет собрание, значит, что патруль не приедет, их никто гонять не будет. Все успокоились, торговля шла на славу. Вдруг от толпы отделился парень и подошел прямо к Татьяне Ивановне. Окинув её взглядом, не глядя на товар, спросил:
- Сколько стоит?
Она назвала цену и дрожащими руками стала расправлять изделие, чтобы показать товар во всей  красе, понимая, что парню вряд ли нужна салфетка,  он не покупатель. Но, к её удивлению, он осторожно взял накрахмаленное до хруста кружево, спросил:
- А ещё есть?
- Да, да, - запинаясь, ответила старая женщина.
- Сколько штук?
- Четыре.
- Беру все,- и с этими словами вытащил банкноту и протянул ей. Татьяна Ивановна сказала, что у неё не будет такой большой сдачи.
- Сдачи не надо.
- Что Вы, как можно!
Парень улыбнулся: поколение Ангелов, копейки лишней не возьмут,  даже стараться искушать их бесполезно. Гранит. Он пошарил по карманам, вытащил завалявшуюся купюру и передал ей. Забрав салфетки,  исчез.
Татьяна Ивановна, необыкновенно довольная собой, с рождественской радостью в душе раньше времени оказалась дома. Ей не терпелось посчитать деньги, которые она заработала за день. Такой  большой  выручки у  неё ещё никогда не было!  Захватив кошелёк и удобно расположившись за столом, предвкушая радостное занятие,она всё никак не могла заставить себя открыть его. Медлила, оттягивая это давно забытое чувство, чувство радости. Наконец, открыв кошелек, вытряхнула всё его небольшое содержимое на стол.  Вот кучка скомканных бумажек. Она любовно начала брать по одной банкноте и, разглаживая каждую, укладывала в стопочку. Когда все деньги закончились, на столе обнаружилась незнакомая бумажка, аккуратно сложенная в несколько раз. Татьяна Ивановна осторожно развернула её. Она поняла, что это иностранные деньги, но что с ними  делать и как они попали к ней? Промучившись весь вечер, решила, что лучше всего показать денежку соседу Саиду, который занимался торговлей.
- Саид, скажи, пожалуйста, что это за деньги?
- Соседка, как можно не знать этого? Это - сто баксов.
- А это сколько нашими деньгами будет?
- Три тысячи, бабуля.
У Татьяны Ивановны перехватило дыхание от услышанного.
- А что теперь с ними делать-то?
Саид посмотрел на неё, как на маленького и несмышленого ребенка.
- Всё! Что хочешь, то и делай. Хочешь в сбербанке меняй, хочешь у Саида поменяй. А лучше, слушай, на «чёрный» день оставь! Курс туда-сюда вырастет - больше денег дадут.
Татьяна Ивановна не спала всю ночь. Всё вспоминала, как могли попасть к ней эти «баксы». И поняла, что это тот парень, который купил  все салфетки, как-то умудрился сунуть ей эту купюру. Она еле дождалась следующего дня, решив, что он нечаянно передал ей деньги и сегодня непременно вернется за ними. Татьяна Ивановна ждала его целый месяц и ещё месяц. Когда же  поняла, что парень уже не придёт, она, помолившись, спрятала банкноту за икону, как сказал Саид, на «чёрный» день.
     Вот,  похоже, он и настал этот день. Сильно волнуясь, она пришла в сберкассу, называя так по старинке сбербанк. Здесь она бывает каждый месяц, аккуратно оплачивая присылаемые квитанции,  и видела в конце зала отгороженное стеклом помещение, где меняют деньги разные люди. Теперь она должна была подойти и превратить доллары в спасительные и так нужные ей сейчас рубли. Специально выждав, когда около окошечка никого не стало, Татьяна Ивановна, смущаясь, протянула купюру и сказала:
-  Здравствуйте. Пожалуйста, поменяйте мне доллары на наши деньги.
За стеклом сидела приветливая и миловидная девушка. Она подняла глаза и оценивающе посмотрела на старушку. Взяла в руки купюру, посмотрела на неё, потом снова на старушку и, слегка наклонившись к окошку, тихо, шёпотом сказала:
- Бабушка,  я, конечно,  могу вызвать милицию, но я этого не буду делать. Ваши деньги фальшивые, а за это сажают в тюрьму.
У Татьяны Ивановны сильно кольнуло в сердце, она никак не могла подумать, что такое может случиться.
- Бабуль, ты иди потихонечку отсюда, пока никто не заметил, а я никому не скажу, а баксы уничтожу.
- Спасибо, доченька! Спасибо…
И на ватных ногах она еле вышла на улицу. Не хватало воздуха. С горем пополам  дошла до дома. Не раздеваясь, взяла со стола страшную долговую квитанцию и бессильно опустилась на диван.
     При закрытии банка Елена, которая работала в обменнике, позвонила своему кавалеру и сказала:
- Сегодня гуляем, приглашаю тебя в бар.
- У нас же денег нет.
- Уже есть, - весело ответила довольная Елена, крутя в руке стодолларовую купюру старушки.

     На следующий день соседи по коммуналке нашли Татьяну Ивановну мертвой, сидящей на старом диване и сжимающей в руке розовую долговую квитанцию. На что проворная соседка сказала, показывая на бланк:
- Это фальшивка. Кто-то  разбросал их по всем почтовым ящикам в надежде на лохов.


Рецензии
Хорошо у Вас..., только больно грустно...

Александр Блейхман 2   15.06.2019 14:44     Заявить о нарушении
Согласна, веселого мало.

Анна Эккель   16.06.2019 21:54   Заявить о нарушении
На это произведение написано 119 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.