Ухожу... пока не поздно. Глава 9

Глава Девятая

Больше всего бесит моя слабость. Тупость.
Ведь не было, не было повода… что-то надумывать, привязываться.
Н-но… увы.
Жду, жду эту проклятую среду, как какой-то праздник. Хотя и шанс того, что ОН -придет,… слишком мал, если, вообще, этот шанс, существует.

Иду, бреду. Едва ногти на руках не сгрызаю от нервов. Придет – не придет. Полное безумие.
Рита, Рита. По-моему, ты что-то заигралась… и начинает пахнуть жаренным.

БОГ МОЙ! Стоит! Стоит его автомобиль у входа.
( а на часах еще только  без десяти девять!)

Ждет. ЖДЕТ с самого утра!

Делаю вид равнодушной.
Странные мы, женщины, или, вообще, все люди, – но, едва счастье запрыгало мячиком в моем сердечке, как тут же змея-обида выползла из недр памяти.

Вот, вот она – душит уже меня.

Гордо задрала нос – и шагаю мимо, делая вид, что не заметила.

- Амэли! – выскочил, выскочил наружу.

Не оборачиваюсь.

- Амэли! – вмиг подлетел и схватил за руку. Резкий разворот.

Пять красивых красных роз… уставились на меня своими алыми глазищами, умоляя простить.
Удивленно замерла я, не дыша.

- Здравствуй, - тихо, нежно прошептал и протянул букет.
(короткая пауза – несмело забрала цветы,
вдруг вновь заговорил, затараторил)
- Прости, срочные дела в Неаполе. Телефона я же твоего не знаю. Вот, и не смог ничего объяснить.

(словно обязан был?)
- Спасибо, - едва слышно прошептала (шок стал отпускать поводья, рассудок - снова соображать).

- Ты как? Что нового произошло?

(и снова, как дурочка, молчу, не знаю что ответить – право, теперь мне стыдно за свое поведение)

Зазвенели цепи. Рыкнули ворота.

Несмело обернулась на звук.
(а цветы невинно прижимаю к сердцу, едва дышу)

- Амэли, - вдруг позвал; голос испуганно дрогнул, - что-то случилось?

- Д-да нет, - замялась, запнулась в словах (на мгновение опустила взгляд в пол) – Просто, не ожидала… Вас встретить.

(немного помолчал, проглатывая неловкость)
- Так что? Может, пойдем уже? – словно проснулся, отозвался, мило улыбаясь, и невольно махнул рукой в сторону кладбища. Поздороваемся со старыми друзьями, да приступим к рисованию?

(невольно дрогнули мои брови от удивления)

- Д-да, конечно, - заикнулась, как дурочка,
И тут же торопливо пошагала вперед.


***

- А можно попросить один чистый лист и карандаш? Если несложно.
- Да,  Да, конечно, - (удивленно скривилась),  вырвала из альбома лист, достала из сумки запасной карандаш и протянула все это Аско. Ехидно улыбнулась. – Творить потянуло?

- Да вот соблазнила меня, – (шутливо прикрыл веки и по-детски, глупо заулыбался) – Каюсь.

***
Не знаю, что там пытался вычудить Асканио, но его вечная ухмылка на губах… не на шутку  настораживала.

- Вы там ангела рисуете, или клоуна?
- Ангела, - задумчиво прошептал, - так и не отрываясь взглядом от своей работы и на мгновение.

- А мне покажете?

- Как будет готовый.

(наигранно надулась)
- А на мои рисунки смотрели… еще до финишного штриха.

- Просто, если я сейчас покажу, весь интерес - пропадет. Вся красота.

(шутливо закатила под лоб глаза и тут же отвернулась, пряча свою работу)
- Тогда и я не покажу.

- А я уже видел, - ехидно заулыбался и прищурил глаза (бросил короткий взгляд, дабы насладиться моей реакцией – своей победой, и вновь назад, на бумагу).

Состроила злобную гримасу в ответ.
Ну-ну.

***
- И как? Долго еще ждать?

- Еще пару штриш-ш-шков, - протянул слова. – Вот.

Смело протянул мне (белой стороной вверх).
Интрига?

(я шутливо замигала бровью)

- Фа-Фааа! И Вуаля!

Нет. Сначала был шок. НО потом, потом… дикий хохот вырвался из меня наружу.

- Спасибо. Спасибо. И, я так понимаю, это страшное чудовище с пухлыми щеками и большими глазами – я?

- Что? – вдруг наигранно ужаснулся. – Чес-слово, я не хотел сто процентного сходства! Я рисовал – карикатуру. Само оно вышло… так подлинно.

Злобно (едва сдерживая смех) стиснула зубы.
Еще мгновение – и вдруг расхохотался он в ответ на мои кривляния.

- Ах, так? Значит, я такая чудовищная? – игриво зарычала и тут же, не сдерживая себя, стала бить  альбомом Асканио по плечу. – Получи, получи!
(дико захохотал и откинулся в сторону, пытаясь руками прикрыться, защититься от ударов)
А я – метелю, метелю своего «врага», «обидчика», так что уже и запыхалась.

Вдруг резко дернулся навстречу, -  поймал, схватил меня за плечи  и тут же притянул к себе (руки мои невольно уткнулись в его грудь, разделяя нас хоть на какое-то расстояние… приличия)

Смущенно замерла. Жар с дикой скоростью прильнул к щекам, тут же заливая меня пунцовой краской.
Едва дышу, тяжело сглатываю слюну.

Глаза в глаза.

С его губ давно уже исчезла улыбка.
Вдруг осторожно, аккуратно прибрал волосы с моего лица…
и нежно коснулся тыльной стороной ладони…
к щеке…
вдоль скул… и замер на губах.

Секунда, секунда безумия… сладкого – и пристыжено оторвался.

И снова взглядом в глаза.
- Ты… очень красивая.

(тяжело сглотнула; взволнованная, смущенная, робко улыбнулась и тут же отвела взгляд в сторону)
… а сердце трепещет, дергается, как взбешенная птица. Мечется в груди, выискивая, где укрыться.

Оторвался, выпустил меня из своих объятий.
Немного отстранился, подался назад, давая мне больше свободы.
Отодвинулась (пристыжено) и я.
Молчу.

Не знаю, не знаю, что ответить. Что сказать.

- Амэли, - вдруг отозвался.

- Да, - спешно, словно хватая воздух.

- А что ты в воскресенье делаешь?

- Я?

- Да.

(тяжело сглотнула, глупые попытки соображать быстро и верно)
Глубокий отрезвляющий вдох.

- Да ничего особенного. До пяти… свободна.

- Да? – оживленно, радостно вскрикнул и тут же обернулся ко мне лицом.

- Да, - несмело закивала головой и бросила ответный взгляд в его сторону.

- Поехали со мной в Феррару?

(невольно вздернула бровями; удивленная, ошарашенная, … молчу – слова застряли где-то еще на уровне далеких мыслей; часто заморгала, пытаясь прогнать непонимание и сомнения)

- Просто, - тут же опомнился (попытка оправдаться?) – я в это воскресенье еду в Феррару по делам. А сейчас там как раз проходит выставка работ знаменитого художника Гарофало [4]. Может, слышала?

- Д-да, конечно, слышала.
- Вот я и  подумал, что захочешь съездить со мной. Сходили бы, посмотрели. А вечером – бы по городу прогулялись, побродили… Правда, до пяти вечера мы все равно не успеем вернуться. … хотя бы один день свободный.

(долгая, очень долгая пауза – меряю все за и против: Феррара? увидеть Феррару, да еще и побывать на выставке работ самого Бенвенуто Тизи – это не просто супер, а предел моих мечтаний. Но самое главное - провести целый день… с Аско!
ну, же… решайся, Рита! решайся!
и плевать, что будет после…
уговорю Милу выйти вместо меня, а я потом в среду, с утра, ее смену - я возьму)
Глубокий вдох – и долой крики циника.

- До Феррары долго ехать?

- Чуть больше пяти часов на авто, - глаза вмиг вспыхнули надеждой. Оживился. Счастливо заулыбался.

Доверяю ли я настолько Аско, что соглашусь ехать с ним, одним, невесть знает куда?

(тяжелый вздох)

- Да. Хорошо. Когда выезжаем?
- В субботу вечером.

- В субботу? – нервно скривилась. – Я,… я буду занята до полночи.

- Что же. Ничего, как только освободишься  – можем сразу и ехать. Говори адрес – я заеду за тобой.

- Домой? – нервно дернулась (не хватало еще, чтобы он увидел в каких трущобах я снимаю квартиру). - Давай так, где-нибудь условимся, и я подойду.
- Почему?
- Да я сразу с работы и поеду.
- Так я и на работу могу заехать – мне то что?

(черт!)

(глубокий вдох – и придумываю новые отговорки)

- Давай здесь, напротив входа в метро.
- Зачем ты будешь по ночи бегать где попало? Я заеду и заберу.
- Н-нет, не надо. Давай так.

(удивленно вскинул бровями)
- Хорошо, – (тяжелая пауза) -  Телефон? Можно твой номер взять? Если что, то я смогу тебе перезвонить.
(и тут же нырнул в карман по сотовый)

- У меня нет мобильного.
- Нет? – удивленно замер.

- Не люблю я телефоны – они сковывают свободу.  Да и вести зачастую удручающие, чем… - (нервно скривилась).

- Ясно, - мило улыбнулся Аско (и тут же положил телефон назад). – Тогда на чем остановились. Ровно в полночь я буду ждать тебя на Пирамиде?

- Двенадцать пятнадцать. Где-то так.
- Хорошо, - радушно усмехнулся.

(неловкая пауза…)

- Так что там с твоим Ангелом? Покажешь?

- Ты же видел.


(игриво замигал бровями)
-  Показывай уже, давай, - и шаловливо вырвал у меня рисунок.

- Ты мог порвать его! – обижено надула губы.

- Я – аккуратный, - и коварно заулыбался.


_________________
[4]- Бенвенуто Тизи, прозвище Гарофало (итал.Benvenuto Tisi Garofalo, настоящее имя Benvenuto da Tisi) (1481, Феррара — 6 сентября 1559, там же) — итальянский художник. Своё прозвище художник получил по гвоздике на своём гербе.


Рецензии