Маршал Г. К. Жуков в памяти народной

Вступление и рассказ первый.

«ПОПЬЕМ ЧАЮ ПОД ЛИПАМИ»

Когда приходит 9 мая – волнующий и незабываемый всенародный праздник, по-особому воспринимаешь его символы: Вечный огонь на могиле Неизвестного солдата и памятник четырежды Герою Советского Союза Маршалу Советского Союза Г.К.Жукову на коне. Один из них – знак вечной скорби о 26-ти миллионах погибших от рук немецко-фашистских захватчиков, второй – радость и гордость победителей, отстоявших свободу и независимость нашей Родины такой безмерной ценой.
Оглядываясь в прошлое, мы понимаем, что под руководством партии коммунистов и Верховного Главнокомандующего И.В.Сталина Победу одержал великий многонациональный советский народ, доблестные солдаты Красной армии и талантливые полководцы, самоотверженные труженики тыла. Все эти слагаемые как бы слились в образе Георгия Константиновича Жукова, недаром от имени Советского Союза он подписал акт о безоговорочной капитуляции фашистской Германии, принимал в Москве на Красной площади на белом коне Парад победы 24 июня 1945 года.
«Если говорить о роли личности в истории в применении к Жукову, - писал К.М.Симонов, - то имя его связано в народной памяти и со спасением Ленинграда, и со спасением Москвы. И истоки этой памяти уходят в саму войну, в 1941 год, в живое, тогдашнее сознание современников. Этим объясняется непоколебимость их памяти перед лицом разных событий последующего времени».
И наши современники согласны с этой оценкой и от чистого сердца могут сказать: «Жуков – это мир, жизнь, весна, Победа! Жуков – это наше всё!»
Кажется невероятным, что в мирной жизни завистники, стоящие у власти, понижали Г.К.Жукова в должности, умаляли его военные заслуги, а последние 17 лет до конца жизни он находился в явной опале. Выезжать за пределы своей дачи в Сосновке ему разрешалось на короткое время под присмотром властей.
В мрачную полосу жизни Георгия Константиновича Жукова укрепились его связи с земляками из родного Угодского Завода, ныне Жуковского района Калужской области. Несколько раз приезжали к нему руководители района, журналисты, представители культуры, чтобы поздравить народного Маршала со знаменательными датами в жизни страны или его личной жизни, поддержать в трудные минуты жизни. Стоит отметить, что первой в гостях у знаменитого земляка побывала директор районного дома культуры, позже заведующая районным отделом культуры заслуженный работник культуры России Н.Г.Щевелева, ныне покойная. Она пригласила Георгия Константиновича приехать в дом культуры на встречу с жителями села, он пообещал.

Г.К.Жуков в село Угодский Завод приехал неожиданно. По рассказам очевидцев и случайных участников встречи мне удалось восстановить это историческое событие.
Жарким днем 14 июня 1964 года, часу в 11-ом утра, в доме культуры появилась группа незнакомых людей. Находившиеся там парни и девчата, участники художественной самодеятельности, не обратили на них особого внимания. Они так любили свой новый дом культуры, что были готовы в нем дневать и ночевать, проводить репетиции и ставить концерты. Пионервожатая Угодско-Заводской средней школы Татьяна Якушкина заметила, что двое были в военной форме, один - в светлом костюме из льняной материи и в пиджаке с коротким рукавом. Позже выяснилось: так был одет Г.К.Жуков.
Зато техничка В.К.Кулешова, которая находилась на втором этаже и сидела на диване, познакомилась с гостями и отвечала на все их вопросы.
- Хороший у вас дом культуры! – сказал военный.
- Хороший! – подтвердила Варвара Константиновна. – Спасибо Жукову, это он построил. А Жукова нет, сняли, так и крышу починить некому, течет.
- А вы Жукова видели?
- Только на фотографии.
- Ну, вот он перед вами, - и ей показали на человека в штатском.
- Господи, как похож! – произнесла она.
Москвичи прошлись с нею по всему зданию. Задержались у стенда: «Герои Советского Союза – наши земляки». Среди них: четырежды Герой Советского Союза Г.К.Жуков, комиссар партизанского отряда, казненный фашистами, М.А.Гурьянов, А.Л.Приказчиков, Н.В.Пысин, К.П.Платонов, С.Ф.Романов, И.В.Степанов, Е.П.Савельев, Н.Ф.Химушин. Наверное, Маршалу было приятно узнать, что его родной район взрастил большую плеяду Героев Великой Отечественной войны! Он спросил, где находится деревня Жуково, где родился С.Ф.Романов. Оказалось, она расположена в сторону Тарутино. Затем Г.К.Жуков заинтересовался, где находится портрет, который он подарил землякам.
– Висел в музее, а теперь его сняли», - объяснила землячка.
Другого ответа опальному полководцу было трудно и ожидать. Зато он приятно удивился тому, что на своем месте стоял его бронзовый бюст работы знаменитого скульптора Е.Вучетича, установленный 30 декабря 1953 года.
О приезде прославленного земляка знали немногие, потому что райцентр находился в Малоярославце. А.М.Бородко, работавшая мастером в Угодско-Заводском Доме быта, рассказала, что им сообщили о приезде Жукова за неделю вперед. Бытовики провели уборку в сквере и на прилегающей улице.
В день приезда Г.К.Жукова работа у швей, парикмахеров, сапожников не очень ладилась, они без конца выглядывали в окна, выходившие на сквер. Начальство ворчало: может, напрасно люди отрываются от работы, ведь он и раньше собирался побывать на родине. Теперь дождались! А.М.Бородко увидела пять или шесть правительственных машин и с мужем Арсентием, закройщиком одежды, сразу побежали в сквер. Бросила свою «стеклянную» палатку приемщица посуды З.И.Тимонина. Встретиться с Маршалом успели ветераны войны В.И.Жуков, П.Д.Прохоров и другие. Задержалась у памятника работник торговли Л.П.Горячева, которая шла с маленькой дочерью в магазин за хлебом. Молодой цыган Коля, развозивший почту на лошади, вовремя оказался среди других. Появилась баба Маня в темном платке, завязанном под подбородком, совсем как у матери Георгия Константиновича Устиньи Артемьевны. Случайно оказался здесь бывший райкомовский работник А.И.Казёнкин. Народ все прибывал, толпилось много старых и молодых.
За Г.К.Жуковым неотступно следовал мужчина в темных очках, говорили, что это зять. Были и военные чины. Всей свиты насчитали до 15 человек.
Высокому гостю не подносили цветы, не говорили приветственных речей, но общение простых людей с выходцем из народа, поднявшегося до высот мировой славы, прибавляла теплоты, сердечности, предельной откровенности. Всё это напоминало, словно сын приехал к себе домой, где все ему несказанно рады.
Каждому подходившему сельчанину Георгий Константинович пожимал руку, с некоторыми обнимался и вступал в дружескую беседу
- Спасибо тебе, сынок! Говорят, это ты нас от немцев освободил, – благодарили старушки.
Георгий Константинович сказал, когда ему сообщили о захвате немцами Угодского Завода, в нем всё закипело. Он дал слово никуда не уходить, пока не освободит родные места и все Подмосковье.
- Мы вас ждали раньше, а вы не приехали. Куда пропали, о вас долго ничего не было слышно? Почему к вам несправедливости? – сыпались вопросы один за другим.
- Я болел, - ответил Георгий Константинович. – А пострадал потому, что хотел людям сделать хорошую жизнь, но был не понят властями.
Постепенно пропадала скованность в общении. К Жукову в объятия попал А.А.Мошканов, сапожник из Дома быта. Оказалось, в молодые годы вместе служили в кавалерийском полку.
- А помнишь село, где мы ночевали две ночи и нас мешочниками обозвали? – спросил Алексей Афанасьевич
- Помню, - смеясь, ответил его знаменитый друг.
- Стареем, стареем, Георгий Константинович, - сказал одноногий инвалид с костылем.
- Кто стареет? – возразил Г.К.Жуков и как бы в подтверждение сказанному показал сверстнику свою семилетнюю дочь Машу, стоявшую рядом с матерью Галиной Александровной.
Мужчина в темных очках стал торопить Жукова с отъездом. Начали прощаться.
- Я доволен земляками. В своей книге опишу родные места и всегда буду к вам приезжать, пока жив. А сейчас давайте сфотографируемся у памятника, пока он еще стоит. – С этими словами Георгий Константинович сел на нижнюю ступеньку постамента. Впереди него присела дочка, с белыми бантами в косичках. В первом ряду стояли дети. Тесно прижимались к своему любимому Маршалу ветераны войны, а сзади разместились и остальные.
Фотографов оказалось несколько, приезжих и угодских, но все любители, за качество не ручались, да и фотографировать много не разрешали. Позже снимки в дом культуры принесла двоюродная сестра Георгия Константиновича А.М.Пилихина, проживавшая в деревне Черная Грязь.
Попрощавшись с угодчанами, высокий гость направился в деревню Стрелковка, где родился, где до прихода немцев жила его мать Устинья Артемьевна. Теперь за плечами ее сына тяжелые военные испытания, большая жизнь, но что-то теплое всколыхнулось в душе при виде маленькой деревни, реки Протвы, Михалевых гор, где Егорка бегал босиком за ягодами, за грибами, ловил рыбу.
Я разговаривала с одной лишь участницей того памятного события, работницей Протвинской прачечной В.С.Соколовой. Валентине в ту пору исполнилось 19 лет, работала дояркой. Было жарко. Она находилась на лужайке в тени трех старых лип, на месте которых теперь установлен памятник Г.К.Жукову.
В те годы стрелковские жители асфальта на дороге не видели, тем более в диковинку была легковушка, подъехавшая к месту, где прежде стоял дом Жуковых. Стал быстро собираться народ. Разместились на бревнах, которые предназначались для избы-читальни, строившейся по инициативе Георгия Константиновича. Уже заложили фундамент, срубили несколько венцов, но дело не довели до конца.
Как со своими родными, близкими здоровался Георгий Константинович с односельчанами, узнавал ровесников или похожих на них их детей. Об Анастасии Крючковой сказал, что она была его невестой.
- Это Медяк, - отозвался он о старшей сестре Валентины Надежде (Н.С.Ухабовой), очень похожей на своего отца Сергея Медякова.
Однофамилец Андрей Николаевич Жуков пригласил гостя домой попить чайку, но тот отказался, сказал, что спешит к сестре в Чёрную Грязь. Напоследок добавил:
- Приеду в другой раз со своим самоваром. Тогда всей деревней попьем чаю под липами.
К сожалению, он больше не приезжал. В воспоминаниях народа остался с неповторимой Жуковской улыбкой, освещающей все лицо, хорошим, добрым, простым, несмотря на свою мировую известность. А родная земля, подарившая ему этот талант, словно влила в него новые силы для продолжения работы над «Воспоминаниями и размышлениями». Первое издание книги появилось в 1969 году и стало наиболее полной и самой объективной книгой о Великой Отечественной войне.
30 ноября 1996 года.

НА ХАЛХИН-ГОЛЕ ВЫРУЧИЛ ЗЕМЛЯКА

В 20-е годы в селе Угодский Завод на улице Коммунистической, напротив крахмального завода, самым крайним был дом Морозовых, мимо него костинские и стрелковские жители проходили всегда, наведываясь в райцентр.
В семье Морозовых было восемь дочерей, одна красивее другой, а пели, как соловьи. Немало к ним заглядывало парней побалагурить, время весело провести. Младший брат Саша, парнишка лет восьми, приметил одного, необыкновенного. На голове буденовка, шинель до пят, сапоги со шпорами. Со службы он приезжал к матери на побывку. От станции Обнинское, как все в ту пору, ходил напрямик пешком до Угодского, это почти 13 километров. Когда до родного дома оставалось два с половиной километра, он и заходил к Морозовым – отдыхал, узнавал местные новости. Девчата смеялись и называли его Жоржиком. Продолжая отпуск, он снова приходил в знакомый дом, неизменно в военной форме, со своим дружком по прозвищу Колотырный. Кто-нибудь из них говорил: «Мальчик, вынеси водички попить». Пить они не очень хотели, это был предлог, чтобы войти в дом к девчатам.
Прошло лет 13, потерялся след того парня в буденовке, а единственный сын Фомы Морозова окончил Рязанское общевойсковое училище и в 1939 году сразу после выпускного вечера был направлен оказывать интернациональную помощь дружественной Монголии, на которую напала Япония. В сражении у реки Халхин-Гол 27 августа был ранен, но поле боя не покинул и еще два дня вел за собой пулеметный взвод, пока не выполнил поставленную боевую задачу.
В 1940 году они стояли на зимних квартирах в городе Ундурхан, там в клубе командующий Г.К. Жуков вручил А.Ф.Морозову орден Красной Звезды. Вскоре лейтенант получил отпуск на родину.
В Угодском Заводе его встречали как героя, приглашали в клубы, рассматривали орден. О приезде военного из Монголии узнала Устинья Артемьевна Жукова, пришла к Морозовым и попросила Сашу лично передать письмо ее сыну Георгию, чтобы дошло поскорее и не затерялось в пути. Тут он догадался, что командующий – его земляк, тот парень в буденовке, которого он поил водой.
Отпускник пообещал матери доставить письмо, но в дороге заболел малярией и сошел с поезда на пограничной станции Борзя, а письмо опустил в почтовый ящик. Было недалеко, очевидно, письмо дошло до адресата. А через некоторое время ему пришлось обратиться к командующему с личной просьбой.
В начале лета 1940 года старший лейтенант А.Ф.Морозов командовал авторотой, обеспечивал войска продовольствием, обмундированием и всем необходимым. Однажды 15 трехтонных машин перевозили кусковой сахар из города Баян-Тюмень, который хранился в сырой часовне. Развозили по всем частям, дорога протянулась на 1000 километров. И хотя мешки были крепкие, двойные, без нарушения их обшивки, к концу пути из отправленных 45 тонн недосчитались около 500 килограммов. Подал командиру полка рапорт, объяснил, что сахар высушили знойные монгольские степи, но ответ был один: плати 8 тысяч рублей. Где их взять, если получал в месяц 650 рублей, не садиться же в тюрьму?
- Пиши рапорт земляку в Улан- Батор, - посоветовали друзья, которым он рассказал о встрече с Г.К.Жуковым в Угодском Заводе несколько лет назад.
Хотя и земляк, но в армии четкая субординация, думал, не будет ли хуже, и все-таки решился. В рапорте изложил суть дела, объяснил, что хищения не было. В конце подписался: «Ваш земляк старший лейтенант Морозов».
Рапорт вернулся к командиру полка с резолюцией Г.К.Жукова: «Недостачу списать. В происшедшем разобраться». И списали.
Не испугался Георгий Константинович ответственности, взял ее на себя, не допустил, чтобы пострадал невиновный. Александр Фомич и на склоне лет преисполнен чувства благодарности за то, что Г.К.Жуков выручил земляка, спас от возможной тюрьмы.

ЛЕЧИЛСЯ В БОЕВЫХ УСЛОВИЯХ

В октябре 1941 года, когда немцы рвались к Москве, студенты пятого курса 1-го Московского медицинского института были выпущены врачами досрочно. Прасковья Семеновна Гончарук, по мужу Кубланова, получила направление на работу в специализированный госпиталь, который входил в состав действующей армии.
В конце июня 1943 года у них был проконсультирован высокими специалистами Г.К.Жуков, который во время подготовки Курской битвы на Брянском направлении попал под минометный огонь и был контужен при разрыве мины вместе с офицером по особым поручениям Н.Х.Бедовым.
По всем показаниям лечение должно было проводиться стационарно, но обстановка требовала пребывания Георгия Константиновича в войсках, оно проводилось амбулаторно и было поручено Прасковье Семеновне.
Ей из-за секретности не сообщили место нахождения больного. За ней в госпиталь прислали машину и отвезли на аэродром, где ее ожидал трехместный самолет типа «Як». Летели низко, чтобы не сбили. Позже летала на «дугласе»
Лечение маршала проводилось во время его пребывания на передовых позициях: в войсках Воронежского, Степного, 1-го и 2-го Белорусских фронтов. В последний раз врач вылетала в польский город Хелм. Помощь оказалась эффективной, слух восстановился.
По совету главного редактора первого издания книги Маршала Г.К.Жукова «Воспоминания и размышления» Анны Давыдовны Миркиной, я встретилась с П.С. Кублановой у нее на квартире в Москве, Прасковья Семеновна поделилась воспоминаниями о своей необычной врачебной практике во время войны.
В первый раз она, молодой доктор, очень волновалась при встрече с прославленным уже тогда полководцем. Хотя в госпитале вылечила немало больных, считала, что опыта недостаточно. Ее пациент оказался отличным психологом, каким-нибудь вопросом снимал возникающую скованность. Однажды поинтересовался, действительно ли кисломолочные палочки, попросту простокваша, помогают заживлять гнойные раны. Тогда не хватало лекарств, прибегали к народным методам лечения. Ее ответ был утвердительным.
По словам Прасковьи Семеновны, Георгий Константинович отличался скромностью, большим тактом, вел себя дисциплинированно, без капризов, был терпелив во время процедур, в любой ситуации оставался человечным.
П.С.Кубланова имела возможность видеть Г.К.Жукова в его нелегкой и ответственной работе.
В июне 1944 года началась операция «Багратион» по освобождению Белоруссии. 5 июня Г.К.Жуков выезжает на 1-й Белорусский фронт в качестве представителя Ставки с расширенными полномочиями. Ему поучено координировать также действиями и 2-го Белорусского фронта. П.С.Кубланова предположила, что она присутствовала при начале наступательной операции. 22 июня 1944 года Г.К.Жуков находился в 3-ей армии генерала А.В.Горбатова в районе Жлобина – Рогачева. Георгий Константинович позволил женщинам, работавшим в штабе, присутствовать при начале исторической операции на наблюдательном пункте, который был замаскирован под сосну. Вот дальнейший рассказ врача:
- Сверим часы, - сказал Георгий Константинович, – все посмотрели на часы и стали ждать начала артподготовки.
Вдруг появилось море шаров – больших и малых. Потом Георгий Константинович сказал, что Батов (или Горбатов – точно не вспомню) задержался на три секунды. Счет велся на секунды! Продолжалось это минут 10-12. Слышу разговоры: «Сейчас немцы начнут бить по верхушкам, нужно скорее уходить». Георгий Константинович сказал: «Пропустите вперед женщин», позже спустился сам.
Мы с медсестрой сидели в его двухкомнатной землянке и через перегородку услышали донесение, что танки начали взрываться, значит, была не распознана какая-то линия вражеской обороны. Г.К.Жуков произнес два слова: «Добавить авиации».
П.С.Кубланова привела еще один значительный эпизод. Штаб представителя Ставки командующего фронтом Г.К.Жукова располагался в четырех-пяти вагонах, для чего строили подъездные пути в низине, между склонами. Однажды ночью они спали, состав тронулся в путь. То место она не помнит, возможно, под Харьковом. Утром она выглянула в окно, ее поразило огромное поле, сплошь усеянное трупами. Их еще не успели убрать, то были жертвы войны, навязанной СССР фашистской Германией. Специальный поезд вез командующего фронтом маршала Г.К.Жукова на передовые позиции - в войска, в армии, полки, батальоны изучать обстановку, помогать войскам, координировать их действия, чтобы Красная Армия более стремительно изгоняла немецких захватчиков с родной земли.
5-9 мая 1995 г.


МАРШАЛЬСКИЕ МОЗОЛИ

Живет человек и не знает, что где-то рядом он может встретить клад. Пусть не тот, что в окованном сундуке или в глиняном горшке – золотые, серебряные монеты, камни-самоцветы. Порой драгоценной находкой бывает неожиданная, интересная, мало кому известная новость. Именно так произошло со мной.
Однажды пришла в музей Маршала Г.К.Жукова. Тогда это была ничем не примечательная небольшая деревенская изба, в ней всего три комнаты с экспонатами. Богато представлена история края, начиная с предметов древнего поселения Огубского городища до наших дней.
Наибольший интерес у посетителей вызывал зал, посвященный Маршалу Г.К.Жукову. В центре экспозиции великолепный бронзовый бюст полководца работы Е.Вучетича, семейные фотографии Георгия Константиновича, его матери Устиньи Артемьевны, книга Г. К.Жукова «Воспоминания и размышления», изданная на 19 языках народов мира в 30 странах. Различные документы рассказывали о боевом пути знаменитого советского полководца
Мы, журналисты, любили приходить в музей, где всегда посетители, от которых можно получить какую-нибудь информацию для районной газеты. Да и приятно встречаться со смотрителем Валентиной Федоровной Урожаевой и техничкой Марией Ивановной Канакиной, одна из них до ухода на пенсию работала учительницей начальных классов, вторая – бухгалтером, обе обходительные, разговорчивые, неравнодушные к делам музея. Ежедневно общаясь с экскурсантами, они получали от них немало интересных сведений, которыми делились с газетчиками.
В тот день, когда я пришла в тихий, спокойный, уютный очаг культуры, Валентина Федоровна и Мария Ивановна сидели у телефона за столом, предметом их особой бдительности был пулемет, на который уже случались покушения. Старушки потихоньку разговаривали.
Единственный посетитель, пожилой мужчина в поношенном демисезонном пальто из дорогой ткани, долго находился в зале Жукова. Он внимательно осматривал экспонаты, читал подписи к ним, что-то выискивая. Наконец, подошел к смотрительницам и спросил:
- Почему у вас нет карты-схемы штурма Берлина? Это наиболее важная операция.
- Имеется, но помещение маленькое, негде повесить. Будет новый музей, приезжайте, посмотрите, - объяснила Валентина Федоровна.
Чувствовалось, что человек задал вопрос не случайно: он имел какое-то отношение к этому событию. Предчувствие не обмануло. Когда познакомились, мужчина оказался с интересной биографией, а его память хранила достоверные эпизоды, которые с ним происходили в жизни ина войне.
Это был Умахан Аббасович Халилов, главный хирург Белоканской районной больницы Азербайджана, невысокого роста, подвижный, эмоциональный. Аварец по национальности, не закончив десятый класс, в январе 1943 года юный джигит ушел на войну защищать от немецко-фашистских захватчиков нашу общую Родину – С.С.С.Р.. Воевал на 1-ом Белорусском фронте в 5-ой ударной армии в составе 1 стрелкового батальона санинструктором. Был награжден орденом Красной Звезды, медалями.
В год 40-летия Победы в журнале «Огонек» было напечатано фото Е.Халдея: в Берлине у Бранденбургских ворот 2 мая 1945 года на танке выступает с речью полковник, вокруг него солдаты. Те, кто узнал себя, приглашались в Берлин. В числе девяти советских гостей оказался и У.А.Халилов. Он рассказал, что немцы встретили их радушно, присвоили звание «Почетный гражданин Берлина».
В Жуковском районе Умахан Аббасович не новичок, он каждый год приезжал на родину маршала Г.К.Жукова, где его дочь Ш.У.Халилова работает врачом
- Знаем, знаем вашу дочь, - заулыбались смотрительницы - Она пользуется уважением в коллективе, больные хорошо о ней отзываются.
Не только отцовская любовь заставляла пожилого человека приезжать за тысячу километров, но и большой интерес к личности Г.К.Жукова. Он любил пройти пешком полтора километра по берегу реки Протва от поселка Протва, где жила дочь, до известной всему миру деревни Стрелковка, где родился величайший полководец ХХ века. Оглядывая местность, ветеран сделал вывод, что стратегическое мышление маршала Г.К.Жукова, связано с его родной землей: где есть лес, река, поля, луга, пригорки, овраги – все это чаще всего встречалось на войне.
Когда У.А.Халилов узнал о строительстве нового музея его любимого полководца Г.К.Жукова, обещал в очередной приезд лично передать всю свою пенсию в фонд строительства, но скоропостижно умер 2 декабря 1993 года. Светлая ему память и благодарность за воспоминания о Маршале Победы Г.К.Жукове.
Казалось бы, что может рассказать санинструктор о маршале, между ними огромная дистанция, на войне у каждого свои функции? Однако, Умахан Аббасович на этот счет имеет свое мнение и доказывает фактами.
Умахан Аббасович в самом начале своего интервью поразил меня фразой, в которой содержалась образность и мудрость, свойственная кавказским людям:
- Жуков питал солдат верой в победу. Он не начинал ни одной операции, пока не убеждался в ее подготовленности. А потому изучал местность предстоящих боев, выезжал в дивизии, полки и шел смотреть выбранную наугад любую точку: окоп, траншею. Особенно беспокоился, чтобы солдаты хорошо себя обезопасили, чтобы меньше было потерь. Перед наступлением на Сандомирский плацдарм на Варшавском направлении командующий 1-ым Белорусским фронтом Г.К.Жуков побывал с проверкой в 1 батальоне
– С чем пойдете в бой? Покажите, что у вас в санитарной сумке? - спросил командующий фронтом у рядового санинструктора. Увидев перевязочные материалы и дезинфицирующие средства, сказал:
- Спасибо, доктор.
Он знал, что на поле боя первыми идут к раненым санитары, за что их называли маленькими докторами.
- Служу Советскому Союзу! – отрапортовал юный боец.
Вторая встреча произошла перед решающим штурмом Берлина на Одере, в городе-крепости Кюстрин. После взятия город был пустынный, вместо зданий груды развалин, через которые трудно пройти. У.А.Халилов находился в санитарно-эпидемиологической разведке. Санитары-разведчики в числе первых вошли в город, брали пробы воды, оставшихся в подвалах продуктов питания – не отравлены ли. Донесения о проверках носили в штабы. При выполнении задания разведчик заметил маленькую легковушку. Из нее вышел Г.К.Жуков в сопровождении генералов Берзарина, Телегина и командира их дивизии. Почему они передвигались среди развалин, можно было только предполагать. В начале февраля успешно завершилась Висло-Одерская операция. До Берлина оставалось 70-80 километров. Скорее всего, на западном берегу Одера командующий 1-м Белорусским фронтом маршал Г.К.Жуков выбирал наилучший плацдарм для нанесения главного удара по столице немецкого рейха. Когда командующий подошел к месту расположения штаба, Халилов уловил обрывок фразы, сказанной Г.К Жуковым сопровождавшим:
- Возьмем Берлин, а тогда…
Георгия Константиновича беспокоила боль в ноге, он нуждался в помощи специалиста. Единственным медработником поблизости оказался санинструктор. Сняли с ноги сапог, между пальцами оказалась мозоль, которую вдобавок ушиб при осмотре развалин. Санитар наложил смягчающую повязку, забинтовал ногу, в ответ услышал:
- Спасибо, доктор.
 Халилов был рад, что оказал помощь самому командующему фронтом, которого в этот раз хорошо запомнил. Это был невысокий, плотного телосложения человек в плащ-накидке. Он вспотел, поэтому лицо, шею и даже голову вытирал носовым платком. Умахан Аббасович с уважением подумал:
-Это не просто маршал, а маршал-солдат, который, как и мы, рядовые, так же потеет и натирает мозоли.
Последний раз У.А.Халилов видел прославленного полководца в первый день мира - 9 мая 1945 года после подписания им в Карлсхорсте акта о безоговорочной капитуляции Германии. В историческом здании должен был располагаться штаб 5-ой ударной армии, куда Халилов нес медицинское донесение, но пришел рано, делегации только разъезжались. Тут он и увидел проезжавшего мимо в машине в белом кителе Г.К.Жукова.
Полководческая деятельность Г.К.Жукова, казалось бы, расписана по дням и часам, но, оказывается, есть еще белые пятна вроде тех, о которых поведал ветеран. Это лишний раз подтверждает, насколько прославленный полководец был близок к братьям по оружию – рядовым воинам. Отсюда становится ясно, как он своим присутствием на переднем крае наступления «питал солдат верой в победу».
 С легкой руки маршала Г.К.Жукова, маленький доктор стал большим доктором. После войны У. А.Халилов окончил медицинский институт и всю жизнь работал главным хирургом Белоканской районной больницы Азербайджана. Его дочь Ш.У.Халилова продолжает семейную династию врачей.

«СЫНКИ, ОТКУДА РОДОМ?»

Много несправедливостей выпало на долю Маршала Советского Союза Г.К. Жукова при его жизни. Недруги не успокаиваются и спустя почти сорок лет после его кончины, всё отыскивают какие-то каверзы и с радостью преподносят свои псевдо открытия современникам. Однако в отечественной и мировой истории Г.К.Жуков давно остался как величайший полководец ХХ века.
Излюбленный выпад пишущих и говорящих авторов  - Жуков не жалел солдат, для него они были как «пушечное мясо», важнее была победа любой ценой. Возникает простой вопрос:  с кем бы он продолжал войну, если потери для него не имели значения?
 Эту «пугающую утку» опровергают сами солдаты, для которых он – любимый маршал-солдат, которого многие видели в лицо на передовых позициях. Как любящий и заботливый отец Георгий Константинович называл молодых солдат «сынками», благословляя их в бой. Не так ли и великий А.В.Суворов говорил, что для него солдат дороже его самого?
В подтверждение сказанного приведу отрывок из воспоминаний 80-тилетнего ветерана из города Жукова, записанный в феврале 1995 года.
Петр Гордеевич Малявин прошел всю войну от первого до последнего дня. На Крымском полуострове в воде озера Сиваш держал длительную оборону, когда на голом пространстве  их систематически бомбили по 40-60 немецких самолетов. При наступлении наших войск был ранен. Вернулся в строй после соответствующей подготовки кавалеристом в звании старшина. Воевал в 60-ом гвардейском полку в составе 3 Украинского фронта, с которым дошел до Берлина.
О роли конницы в Великой Отечественной войне мы знаем меньше, чем о родах других войск, но она значительна.  Петр Гордеевич спокойно, без пафоса, рассказал о некоторых эпизодах своего боевого пути.
После военной разведки конница молниеносно прорывала самое слабое место противника. За ней шли танки, за ними пехота. Тем временем кавалеристы оставляли животных коноводам, брали в руки противотанковые ружья, настраивали станковый пулемет, который возили на тачанке, и помогали пехоте.
В памяти ветерана особенно запечатлелись два волнующих события: встреча с Г.К.Жуковым и с союзниками.
Очевидно, перед Берлинской операцией командующий 1 Белорусским фронтом маршал Г.К.Жуков делал смотр войскам. Одна или две дивизии 3-го Украинского фронта всех родов войск были выстроены «колесом» в чистом поле, занимавшем площадь 20 гектаров. Петр Гордеевич всегда находился в первом эскадроне, в первой роте, в первом отделении, что помогло ему близко увидеть полководца. Вот его дальнейший рассказ:
- Со стороны леса, километра за два от нас, показались две темные точки, оказалось, это Жуков с ординарцем верхом на гнедых лошадях. Георгий Константинович спрыгнул на землю, лошадь увели. Он был в кителе. Подошел к нам с левой стороны, громко со всеми поздоровался. Спрашивал: «Сынки, откуда родом?» Я сказал, что рязанский. Другие отвечали на вопросы, у кого есть отец, мать. Одному сделал замечание: «Ремешочек можно подтянуть потуже». Подкупала его простота, отеческая забота. Общение с Жуковым, который находился рядом с нами, поднимало боевой дух.
… После смотра Петру Гордеевичу довелось участвовать в Берлинской наступательной операции. Он оказался в районе речки, которую нужно было «перепрыгнуть».
- Немец бьет, люди гибнут, лошади без седоков бегают и страшно ржут. Сели в засаду. Дали два выстрела – проверить, есть ли немецкие танки. Ответа не последовало. Галопом через речку. Там лесок, лошадей сдали, залегли, ждем команду. 25 апреля 1945 года  меня ранило второй раз.
Вторая зарубка памяти – встреча с американцами, которая проходила в полдень на центральной площади города Магдебург.
- Они с фотоаппаратами, а мы в грязных шинелях, правда, побрились и подшили белые воротнички. Была обида, что союзники долго не открывали второй фронт, все ждали, на чьей стороне будет перевес. Основную тяжесть войны вынесли советские солдаты. Но все равно радовались, обнимались, жали руки – они живы, мы живы!
В  рассказе ветерана Великой Отечественной войны Петра Гордеевича Малявина нечего ни убавить, ни прибавить, он ясен без комментариев.

«Я ЭТИХ ПАРАДОВ НАСМОТРЕЛСЯ…».

- Хочу вспомнить маршала Г.К.Жукова без политики. Его я увидел в 1957 году в Венгрии, куда нас направили из Закарпатского Военного округа на помощь братскому народу в борьбе с внутренней реакцией, подогреваемой извне. К слову сказать, по сравнению с нами, народ там жил богато, волнения произошли не из-за плохой жизни, так мы тогда считали..
Наша часть стояла в поселке Хаймашкер. Первое время жили в пустовавшей крепости вместе офицерами. Когда к ним приехали жены,  наш полк перешел в стоявшие рядом бараки. После известной «заварухи» в спокойной обстановке проходили наши солдатские будни: стрельбы, занятия строевой подготовкой и так далее. Требования были очень серьезные, командиры – фронтовики Великой Отечественной войны, не раз ходившие в атаку, передавали нам свой боевой опыт, мы добивались успехов.   
Однажды с проверкой приехал маршал Советского Союза министр обороны СССР Г.К. Жуков, до нас он побывал в другой части. К его приезду плац был устелен красной  рудой. Особенно драили трибуну, которая была сильно обезображена: ее отмывали с хлоркой, сбрызгивали духами, обтянули красным бархатом, установили микрофоны.
Стояла солнечная жаркая погода. На плацу офицеры выстроили полк по родам войск. Я был дежурным по батальону, но так хотелось увидеть Жукова, что я ушел из казармы на плац, решил, лучше отсидеть на «губе», чем пропустить историческое событие. Впереди все было занято, устроился сзади, для лучшего обзора под ноги положил валявшиеся кирпичи.
Жуков появился не с центрального входа в крепость, а со стороны. Он был первый, за ним свита генералов. Подойдя к строю, внимательно рассматривал каждую колонну и тихим голосом говорил: «Здравствуйте, товарищи!» Ему отвечали: «Здравия желаем, маршал Советского Союза!» Причем без репетиции, настолько были вышколены.
Обойдя все колонны, Георгий Константинович подошел к женщинам, которые стояли толпой. Он остановился, улыбнулся, почесал за ухом и сказал: «Здравствуйте, товарищи женщины!» Они дружно ответили: «Здравия желаем, маршал Советского Союза!» Он хитро улыбнулся и спросил: «Как вам живется, женщины?» Те хором: «Хорошо!» Жуков показал на строй и сказал: «С такими героями жить вам хорошо!».
Потом повернулся ко всему строю, посмотрел внимательно, развернулся и пошел к трибуне. При подходе к трибуне караул отдал ему рапорт и честь. По ступенькам он взошел на трибуну, стал напротив микрофонов, еще раз осмотрел строй и тихим голосом произнес: «Всему личному составу боевая тревога!»
Несмотря на тихий голос, громкоговорители разнесли приказ по всему периметру крепости. Не успел он договорить фразу, мгновение – и никого нет в строю, все побежали по местам, в крепость за личным оружием. Со стоянок так быстро выехали автомобили, танки, бронетранспортеры, как будто их там не было, - все направились в район сосредоточения. Не было суеты, толкотни, настолько были натренированы. Мы на бронетранспортере (я был помощником командира взвода). Надо отметить, быстро ехать было нельзя, чтобы при таком скоплении техники не допустить аварии. Однако все выполнили норматив, и с разным интервалом прибыли в заданный район. Когда подъехали, Жуков и генералы были уже  там.
Мы сошли со своего бронетранспортера. Командиры хотели всех построить шеренгой вдоль лесной поляны, но все перли  вперед, чтобы увидеть Жукова. Он сказал, пусть сами становятся. А сзади все напирали, Жуков оказался в центре небольшого круга. Танкисты, артиллеристы выдвинули пушки и уселись верхом на их стволах.
Когда всё успокоилось, Г.К.Жуков сказал более громким голосом, чем на трибуне:
- Не хотел я там с вами перед микрофонами говорить, парадов я уже насмотрелся. Я с вами решил говорить при оружии.
Затем он произнес небольшую речь, в которой объяснил, почему мы находимся в Венгрии. Обратил особое внимание на то, чтобы враг не застал нашу страну врасплох, как в 1941 году.
В заключение Георгий Константинович сказал:
- Такую тревогу я впервые увидел в своей жизни. Так и должно быть: труба заиграла тревогу, солдат стоит перед командиром и говорит: «Куда ехать, кого бить?».
Закончив речь, Маршал спросил у личного состава, как служится? Все дружно ответили: «Хорошо!»
- А кормят как?
Молчат все. Но Жуков был хороший психолог: «А то мне в соседнем подразделении сказали, что плохо».
Против него стоял низкорослый солдат, весь увешанный амуницией, из-за которой его самого едва разглядишь, смотрит в глаза Жукову, заявляет: «Плохо, маршал Советского Союза». Тут и всех, как прорвало, закричали: «Плохо!»
Георгий Константинович уточняет: «Может, вам фронтовые 100 грамм не выдают? Так это я запретил».
- Нет, - прозвучало в ответ.
- Ладно, сегодня проверю.
После этого все разъехались. Мы пошли обедать. Солдатская столовая – это длинные столы и к ним скамейки человек на десять. Заходит Жуков со свитой, проходит по залу, всем хочется посмотреть на прославленного полководца вблизи, но неудобно, шею слегка поворачиваем. Жуков подходит к одному столу и говорит солдату: «Подвиньтесь, пожалуйста! Наливайте первое». Принесли первое. Он отхлебнул и сказал: «Это есть невозможно». В самом деле, в миске несколько блесток жира, гнилая капуста и два-три кусочка картошки. На второе подали перловую кашу с кусочком мяса. Попробовал и говорит: «Это еще можно немного съесть». Спрашивает солдат - они отвечают: «Невозможно есть, капустой гнилой задавили. Так сегодня получше -  обед праздничный, вместо воды компот». Жуков встал со скамейки: «Кто начальник по тылу?» Перед ним вытянулся подполковник Бевзюк. Георгий Константинович задает ему вопрос: «Вы знаете, что по уставу, если солдатам не нравится одна пища, ее заменяют другой?»
- Знаю, так не получается», - оправдывался начальник по тылу.
Жуков снова обращается к нему: «А почему у вас сегодня праздничный обед?»
- Я считал ваш приезд праздником», - объясняет тыловик.
Последнее, что сказал Г.К.Жуков: «Быть бы тебе, полковник, майором, но у меня праздничное настроение: очень понравилась ваша тревога.
От нас министр обороны СССР маршал Советского Союза Г.К.Жуков отправился с дружественными визитами в Албанию, в Индию. Как известно, по возвращении из-за границы его освободили с должности министра обороны, началась опала властей.
В нашей части после отъезда Г.К.Жукова был праздник: примерно два месяца нас кормили макаронами и гусятиной. Когда Георгия Константиновича сняли с его поста, у нас все пошло по-старому. С начальником по тылу получилось нечто похожее; сначала у него сняли одну звездочку, а потом вернули.
Человек, рожденный не для парадов, а для защиты Отечества, был строг, но справедлив, он мерил людей своей меркой и знал, кого и за что награждать. Всему личному составу части он объявил благодарность за хорошо проведенную боевую тревогу.

Записано со слов участника событий Виталия Борисовича.

…НЕ ЗАРАСТЕТ НАРОДНАЯ ТРОПА
Маршал Советского Союза Г.К.Жуков почти все послевоенные годы находился в опале у властей. Особенно тяжкой она была после 1957 года: без разрешения свыше он не мог выезжать за пределы своей дачи, его имя замалчивалось или упоминалось формально даже в праздники и юбилеи великих сражений, одержанных под его руководством. Вопреки стараниям всемогущих завистников предать забвению имя Г.К.Жукова и возвысить свою роль в войне, маршал Г.К.Жуков в памяти народной остался    звездой первой величины среди других знаменитых маршалов, которого во всем мире называют величайшим полководцем ХХ столетия.
В годы официального полу-запрета имени Г.К.Жукова, народная инициатива нашла свой выход. Поклониться земле, родившей спасителя Москвы, Ленинграда и России приезжали и приезжают тысячи людей со всех концов страны. Особенно многолюдно становится на улицах небольшого города Жуков (бывшего села Угодский Завод) в День Победы 9 Мая и 1 декабря в день рождения знаменитого земляка четырежды Героя Советского Союза маршала Георгия Константиновича Жукова. В лучах утреннего солнца улицы розовеют от флагов, вывешенных у многих частных домов, звучит музыка. В эти дни горожане встречают гостей - соратников Г.К. Жукова, ветеранов войны. Их воспоминания помогают сохранить в летописи страны реальный  образ маршала Г.К.Жукова - полководца и человека, опровергая россказни некоторых псевдо - историков. Звучит колокол музея Г.К.Жукова и его солдат (музей построен на добровольные пожертвования населения, с помощью государства в год 50-летия Великой нашей Победы). Удары колокола разносятся окрест,  словно защищая  имя достойнейшего  Сына  России Георгия  Константиновича Жукова от наветов прошлого и настоящего.

На снимке братья по оружию у памятника Г.К.Жукову на открытии скульптурно-мемориального комплекса в деревне Стрелковка.
Фото Виталия Борисовича Сеника.


Рецензии
Лариса-Коршуниха,спасибо за рассказы о памяти народной Г.К.Жукову.
Прекрасно изложены воспоминания.
С уважением,

Альбина Билык   08.04.2019 15:24     Заявить о нарушении
Альбина, большое спасибо за отзыв!
С уважением, Лариса

Коршуниха62   08.04.2019 16:17   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.