Ухожу... пока не поздно. Глава 20

Глава Двадцатая

***
Эта авария,
в ту злосчастную ночь… Феррары,
ливень, скользкая дорога, непроглядная пелена перед глазами, и самоуверенный водитель…
изменили всю мою жизнь.
Но я приняла. ПРИНЯЛА ВСЕ ЭТО!!!
ПРИНЯЛА!!!

И даже нашла выход…

А теперь? А ТЕПЕРЬ ЧТО?

Анализы, подготовка, беседы.
Новый ад, которого, казалось у меня уже не будет – сама же отказалась.
Но… нет.
Нужно снова поднимать руки – и жить.

Зачем? Ради чего?

И снова обещания. И снова – клятвы.
Снова путами обязанностей окутывают, обматывают меня – лишая свободы.

Зачем? Зачем я пошла на это? Зачем согласилась?


В его объятиях – мир иной? В его объятиях – сказка?

Но гордость, гордость и страх держат меня в ежовых рукавицах.
Да и сам Аско – исправно исполняет данное мне слово.

Я слышу, слышу (не раз уже улавливала), что он где-то рядом, там,  в коридоре, за дверями…
С врачами беседует, предлагает что-то, спорит, отстаивает свое.
Воюет, сражается за меня – но ни на шаг к предмету спора не подходит.
Ни слова, ни полслова.

Избегает, словно уже… его нет в моем мире.

***
Операция. Наркоз. Повязка.
Белое, легкое, воздушное полотно на глазах, приклеенное мертвым пластырем к коже.

Еще немного, еще немного предстоит мне подождать – прежде чем окончательно узнаю, что будет дальше.


И снова слышу его голос где-то там, вдалеке.
Снова спорит о чем-то с доктором.

Мой Асканио…


***
Страшнее всего было… открыть глаза – и увидеть, увидеть, что ЕГО больше… нет.

Белый свет, колкими лучиками,  ужалил меня в зеницы.
Испуганно зажмурилась, снова прячась в покровительную, заботливую, материнскую темноту.

- Ну, же. Рита. Открывай глазки! – радостно запищала медсестра.

А я боюсь. Боюсь, мне страшно.

Не слышу его голоса.
Не слышу – может, просто… молчит?
Рядом, но молчит?

И снова попытка пустить в свой чулан суетный мир.
И снова испуганно сжалась, прячась во тьму.
Как испуганный котенок, приученный к вечному (но зато безопасному) подвалу, я мечусь на пороге, дергаюсь, то за дверь – то снова назад, в погреб.
Боюсь…

Третья попытка –
… размытые силуэты.

Дрожу, дрожу.
А слезы, слезы текут по щекам, разжигая эмоции.
Счастливые, еще счастливые слезы –
я думаю, он здесь.

Взмахи ресниц, мучения век – и картинка становиться четче.

НЕТ. НЕТ его...

Врач, медсестра…
… и исправно исполненное обещание.

Ушел.

Одна.

Навеки.


Рецензии