Черский. Глава 3

– Уважаемые пассажиры! Объявляется посадка на рейс Я-1, Якутск-Батагай-Чокурдах-Черский. Повторяю – объявляется посадка на рейс Я-1, Якутск-Батагай-Чокурдах-Черский. Пассажиров просим пройти на посадку.
                Аэропорт Якутска бурлил сутолокой регистраций и посадок первых, утренних рейсов – бывалые пассажиры уверенно шли мимо мраморных колон на первом этаже к своим стойкам регистрации и посадочным выходам, новички же терялись в суете аэровокзала и спрашивали всех подряд: куда им идти. Порт жил обычной жизнью.
                К выходу на посадку, на рейс Я-1 подошел невысокий, худощавый, молодой человек, одетый в строгий костюм, в расстёгнутом плаще, с небольшим чемоданом и букетом ярко-алых роз. Его никто не провожал, но он явно кого-то ждал, постоянно вглядываясь в людской муравейник и посматривая на наручные часы, но так никого и не дождавшись, зашел в накопитель.
                Как только он скрылся в накопителе, в центре зала ожидания, из-за мраморной колонны, вышла пожилая, но еще очень красивая женщина, которая украдкой до этого следила за пассажиром с букетом роз. Постояв немного у колонны, она пошла к справочному бюро. Узнав, что рейс Я-1 вылетает без задержки, поспешила в почтовое отделение и минут пять говорила по межгороду с Ленинградом. После этого вышла на привокзальную площадь, прошла на стоянку автомашин и села в поджидавшую её старенькую легковушку.
               
                ***
                В большой комнате старого, бревенчатого дома, на немодной, железной кровати лежала полная старуха, которая тяжело и сипло дышала, на тумбочке возле кровати стояли склянки с разными лекарствами. В окошко светили первые утренние лучи, которые играли в пятнашки узором белой кружевной шторы. Скрипнула дверь и в проёме появилась незнакомка из аэропорта.
– Ну? Ты его видела?
– Да, он и впрямь был с букетом алых роз, но он улетел, я следила за ним до посадки.
– Как он тебе?
– Если честно, то совсем не похож на них, а тем более на нас, он типичный русский.
– Это неважно, моя девочка, он один из них и именно его род начинал всегда петь первым, просто он никогда не был на земле своего рода.
– Мама, но это же не его земля, и не его род!
– Доченька, я не знаю, как уж так получилось, но они одного корня, у них одни боги и их защищает один древний тотем.
– Волк? Медведь? Птица?
– Я не знаю, что обозначает их древний тотем, он секретный и очень сильный.
– Но ты же жила среди них!
– Да, жила, и три года была в работницах у шаманки, но она отправляла меня в равноденствие погостить к родне, я тогда радовалась, а теперь понимаю, что она просто убирала лишние глаза, от самого главного.
– Ты уверена, что он сможет там запеть и забрать их с собой?
– Я слышала, что они раньше пели, но сейчас их стало слишком мало, и живут они не в старых местах, но через 10 лет на их землю должна прийти тьма, тогда и решится, кто из нас останется.
– Кто-то опять должен уйти?
– Да, после прошлой тьмы ушли кереки. Мы просто должны спасти свой род от жертвы, которую всегда берёт большая тьма.
– Она всегда забирает какой-то род?
– Да. После большой тьмы всегда кто-то уходит насовсем с этой земли, а теперь уходи, мне надо отдохнуть.

                ***
– Уважаемые пассажиры! Мы рады видеть Вас на борту самолёта АН-24, Объединённого Колымо-Индигирского авиаотряда, командир экипажа Богдан Василий Антонович.  Наш самолёт совершает рейс по маршруту Якутск – Батагай – Чокурдах – Черский, время в пути до Батагая два часа десять минут. Прошу Вас привести спинки кресел в исходное положение и пристегнуть привязные ремни.
                Стюардесса, пошла вдоль ряда кресел, помогая пассажирам подготовиться к взлёту. Увидев букет роз в руках у молодого человека, предложила помочь ему положить букет на верхнюю полку, и на вопрос о полном времени полёта до Черского ошарашила пассажира шестью с половиной часами, на что он невольно присвистнул, и она улыбаясь заметила, что в Черском два часа разницы с Якутском, и отошла от озадаченного пассажира.
                Рейс был обычным, Батагай встретил пассажиров-транзитников тучами комарья на полосе и замечательным буфетом в маленьком, деревянном, аэропорту. В Чокурдахе, несмотря на конец июня, дул пронзительный ветер и моросил мелкий дождь, но в Чокурдахе на борт самолёта уже поднялись пограничники, которые тщательно проверяли документы. В Черском же слепило солнце и после проверки пограничным нарядом паспортов, уставшие от полёта пассажиры с улыбками выходили на лётное поле.
               
                ***

http://www.proza.ru/2010/03/18/788


Рецензии
Как бы хорошо, но если убрать лишнее, что не помешает сюжету, то будет ещё лучше! Иначе говоря: "Краткость - сестра таланта!"

С уваженим, Александр Зима!

Alex Zima   21.10.2012 11:05     Заявить о нарушении
Вы это мне говорите? Афоризмологу? ))))
А давайте начало и конец?)))) Всё равно ведь наши победят?))))
Нет, Алекс, низя короче, ибо и так уже сжато всё в пружинку -- это журнальный вариант романа. Почему? А кому, кроме технаря интересны голые схемы и каркасы?
Вы пишите анекдоты, я афоризмы, и в этих жанрах лаконизм необходим, а роман, это другое. Здесь много действующих лиц, их не обозначишь Герой А и Герой Б, им надо дать характеристику, т.е. сделать максимально узнаваемыми. Роман об Арктике и её людях, значит надо дать почувствовать читателю, что такое Арктика, чем северяне отличаются от материковского люда.

Екатерина Звягинцева   21.10.2012 14:18   Заявить о нарушении
А правда ведь. в Прибалтике говорили: "У вас в Союзе..., а у нас в Латвии...". А на Камчатке (на Чукотке не был, не знаю) говорят "На материк поехал..." ; "... На материке был...".

Анатолий Иванович   07.10.2015 22:48   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.