Братка

               
           В бревенчатом сарае, пристроенном к дому, на старом соломенном матрасе, сидел девятилетний мальчуган – Лёшка. Одет он был в светло-серую, затёртую до дыр, отцовскую рубашку; подпоясанную верёвочкой. Закатанные по локоть рукава, небрежно пришиты нитками. Рядом, в полинявшем  платьице, с грустными карими глазками, примостилась худенькая темноволосая девочка – сестрёнка Маша. Ей всего лишь четыре годика. В их взглядах не было ни озорства ни присущей детям беззаботности. Они сидели молча. Возможно, думали о погибшем в начале войны отце, или о матери, ушедшей в мир иной год спустя.
          Дети жили у тёти – младшей сестре их отца; ютились в одной тесной комнатке. Ночами, Лёшка долго не мог уснуть, ворочался на скрипучем топчане. Тётку вроде бы тоже что-то беспокоило и лишало сна. Она зачастую упрекала племянника.
– А ну, прекрати вертеться, иначе вон в сенях будешь спать, – предупреждала она. Затем наступили тёплые весенние дни, и тётка переселила мальчишку жить в сарай. Домашней живности там не было; пол глиняный; одно маленькое окно. В уголке валялся ненужный домашний хлам и рядом деревянный сундук с изношенной одеждой.
          Мальчик, погружённый в свои мысли, вздрогнул от неожиданно появившегося в дверном проёме тёткиного силуэта. Следом за тёткой, неуверенно вошли уже немолодые люди – муж с женой. Своих детей у них не было. Они часто приходили, после того как дети остались сиротами; уговаривали тётку, отдать им Машу. Время было тяжёлое и тётка согласилась.
– Забирайте, а то вон какая худая и слабая, не выживет. – с чувством некоторой вины, сказала тётка. У Маши мгновенно изменилось выражение лица, в глазах застыл страх. Она вцепилась обеими ручонками в брата, прижалась к нему и молчит. После ухода матери, девочка очень редко разговаривала. Лёшка  почувствовал как заколотилось её сердечко.
– Думаете легко мне одной, вас двоих кормить и одевать. Отдам я её, так будет лучше для нас всех! – оправдывалась тётка.
            Из тёмного сарайчика, сквозь запылённое окно, Лёшка виновато наблюдал, как уводили сестру. Будущая мать тянула девочку за руку. Маша всеми силами упиралась босыми ногами в землю. Глазки полные страха и боли искали защиты.
– Братка, братка! – позвала она на помощь. Сестра называла так Лёшку, как только научилась говорить. Она помнила слова матери.
 – Это твой братка,– ласково говорила она.
             Девочку взяли на руки и не торопясь уносили. Потеряв всякую надежду, Маша словно упала в бездну отчаяния. Она уже не оборачивалась в сторону теткиного дома. Горечь обиды тяжелыми слезинками скатывалась по её щекам.
          Лёшка знал тех людей, в доме которых будет жить сестра и уже на следующий день увидел её на улице, в хорошем сарафанчике и обуви. Чувствуя свою вину, он с робостью подошёл к ней. Девочка насупилась и отвернулась не произнося ни слова. Брат понимал, что на этом свете роднее сестры у него никого не осталось, но на тот момент он также как и тётя, счёл, что в другой семье ей будет лучше; хотя бы  потому что ей не придётся страдать от недостатка пищи. Лёшка хотел успокоить сестру, сказать, что будет навещать каждый день, но чувств своих не смог выразить словами. Когда он уходил, Маша по-прежнему стояла опустив голову.
          Спустя ровно неделю, возвращаясь с очередного поиска пищи, мальчик увидел сестру, на улице, снова около их дома. Она тихо стояла у калитки, не решаясь войти в дом, опять босая, в своем стареньком платьице. Никто не объяснил почему её вернули. В догадках терялась тётка. Возможно за неделю, девочка не проронила ни одного слова, и те люди подумали, что девочка никогда уже не будет разговаривать? У Лёшки были свои мысли по этому поводу.
– Наверное еды стало жалко, – думал он. Потому что о пище он думал всегда, её постоянно не хватало. Тётка варила картошку раз в день, но не досыта. Каждый день дети ходили за щавелем, благо его хватало. Иногда помогали с пищей соседи, но это было очень редко. Как-то раз соседка, увидев мальчишку, дала ему кружку с козьим молоком. Осторожно ступая, чтобы ни капли не пролить, Лёшка представлял как будет радоваться сестра. Он зашёл к себе в сарай, на сундук поставил кружку с молоком. Уже хотел идти, позвать сестру, но, от предвкушения пересохло в горле и пацан не сдержался, рука потянулась за кружкой и он отпил глоток, а потом ещё и ещё. Маша всегда приходила к брату если он был дома, на этот раз, она вошла когда Лёшка стоял с пустой кружкой в руке. Девочка долго смотрела на кружку, и не стала подходить к нему, как делала это обычно. Она сникла, глаза затуманились слезами; она молча вышла. Мальчишка сразу же направился в лес, но, сколько бы не искал, ягод или грибов найти не удалось. Затем он свернул на полевую дорогу ведущую к машинно - тракторной  станции ,,МТС’’, на этой же территории находился небольшой склад зерновых продуктов. Не успел Лёшка подойти к складу, как вдруг появился сторож – старичок с ружьём.
– Стой стрелять буду! – скомандовал он беззлобно. Мальчишка оторопел, но убегать не стал.
– Можно я зёрнышки около склада пособираю?
Утомлённым взглядом смотрел он на сторожа.
– Подожди здесь, я сейчас принесу тебе что-нибудь, – сказал старичок и быстро исчез. Возник он так же скоро с горстью сухого гороха.
– У тебя карман есть? – вкрадчивым шёпотом спросил он у мальчика. Лёшка отрицательно помотал головой.
– Тогда держи в руках, – он высыпал горошины в Лёшкины ладони.
Крепко зажав горошины в двух кулачках, мальчишка убежал, а дома, на керосинке отварил его в воде и накормил сестру.
Лёшка стал часто наведывался к складу, но сторож предупредил:
– Не ходи так часто, меня могут в тюрьму за это посадить.
Однажды мальчишка был у сторожа вместе с сестрой, он угостил их кусочком макухи, а когда дети возвращались домой, кучка игравших на улице мальчишек, увидев их, стали переговариваться. Заводилой сговора был Петька; он старше Лёшки да и выше на голову; он давно затаил злобу из-за ссоры родителей. Отец Петьки не пошёл воевать на фронт. В деревне говорили, будто он ездил в город и каким-то образом справку раздобыл, что больной; а отец Лёшки побил его за это.
          Почувствовав недоброе, дети стали убегать, сестра отставала, и тогда брат посадил её себе на спину. Пацаны пустились в погоню и быстро догоняли. Второпях Лёшка отдал кусочек макухи сестре.
– Съешь быстрее, а то заберут, – поспешно сказал он; затем почувствовал толчок в спину и не удержавшись на ногах, рухнул на  пыльную дорогу. Сестра упала рядом и невольно вскрикнула. Петька стукнул её по щеке, твердый кусочек макухи выпал изо рта на землю. Обидчик тут же подобрал его и сунул себе в карман.
– Сволочи вы все, – с обидой выкрикнул Лёшка.
– А Ты Петька последняя сволочь.
– Это кто сволочь? – возмутился Петька приближаясь к пацану. Он готовился ударить его, но не успел. Набрав пыль в кулачок, Лёшка кинул в лицо обидчику. Петька невольно зажмурился и заорал изо всех сил, вытирая глаза ладошками. Мальчишка снова набрал пыль в кулачки, но другие, из тех кто преследовал, сбили его с ног. Барахтаясь на дороге, детвора подняла облако пыли.
– Не бейте моего братку! – вдруг закричала Маша; со слезами она стала помогать брату, и только тогда мальчишки перестали его бить.
          Пацаны уходили, а брат с сестрой отряхнулись от пыли и взявшись за руки направились домой. Спустя некоторое время Маша заболела, она слабела на глазах. Когда ходили за щавелем, половину пути Лёшка нёс сестрёнку за спиной. Затем она не стала выходить на улицу. Брат приходил к ней в комнату, садился рядом и по обыкновению они держались за руки. Ни знахарки ни врача в деревне не было. Тётка надеялась что девочка скоро поправится. Лёшка часто уходил то на луг то в лес, на поиски пищи. Щавель, истощённый организм Маши уже не принимал, брат приносил иногда ягоду сестрёнке, но недостаточно; ведь все люди тогда ходили в лес, обрывая всё съедобное. Маша часто падала в обморок, а через несколько дней девочки не стало.
          Прошла жизнь, а чувство вины не покидало Алексея. Он часто думал: – Если бы тогда, отдал сестрёнке, ту самую кружку с молоком, то наверное, она осталась бы жива?

       


Рецензии
"Почему же у некоторых, столько глупой необъяснимой жестокости". Ваши рассказы, Виктор, за душу берут, цепляют. Спасибо Вам. С ув. Татьяна.

Татъяна Жант   05.05.2012 10:48     Заявить о нарушении
На это произведение написано 29 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.