Мишкин Новый год

               
               
                Грустите вы, слушая крик обезьяны.
                А знаете ли, как плачет ребенок,
                Покинутый на холодном ветру?
                БАСЕ.
               
 Вечером под Новый год шестилетний Мишка сбежал от злой тетки Ираиды. Когда  он мыл на кухне тарелки, одна из них вдруг выскользнула из его маленьких рук, со звоном упала на пол и разбилась на мелкие осколочки. Тетка взвизгнула, схватила дяди Борин ремень и начала хлестать Мишку по спине, по рукам, по плечам. Мальчик закричал, пытаясь увернуться от жгучих ударов. На кухню явился вечно пьяный дядя Боря, отобрал у Ираиды ремень и сказал, ехидно похохатывая:
-  Да ладно тебе... Спина-то  заживет. А вот если мы его без Нового года, без елки оставим  – это для пацана больнее будет. Он же не вырастет нисколечко. Хе-хе!  Двенадцать часов пробьет, а праздника в доме нету. Значит, время для парня навсегда остановится, и вечно ему жить на земле сопливым малявкой-шестилеткой.
Дядя Боря от души рассмеялся, глядя в наполненные ужасом  Мишкины глаза. А потом он вместе с тетей Ираидой ушел к знакомым в гости, заперев мальчишку одного в пустой квартире. Мишка лег на диван, уткнулся лицом в подушку и заплакал. Он-то мечтал, что скоро вырастет, станет сильным и большим, уйдет от противной тетки  и будет жить самостоятельно. А теперь что же – навсегда оставаться малышом, которого каждый может обидеть, обругать, толкнуть? Тетка, наверно, нарочно не поставила  в квартире елку, чтобы навредить ему, Мишке. Или просто не было у нее денег на покупку. Потому что все денежки она пропивала вместе со своими знакомыми, а теперь вот – с дядей Борей. Еды у нее тоже было мало, и Мишка довольствовался тем, что оставалось после очередной попойки.

А какой замечательный Новый год выдался у Мишки прошлой зимой, когда еще был жив папа, а мама не называлась «пропавшей без вести». Мамочка у него была молодая, веселая, красивая. Она читала ему книжки  с нарядными картинками, рассказывала сказки про Ивана- царевича, учила компьютерным играм. А папа покупал сыну замечательные игрушки – машинки, которыми можно было управлять, железную дорогу с маленьким паровозиком, целое семейство мягких смешных обезьянок. Под Новый год мама с папой приносили домой  огромную живую елку до потолка. Вместе с елкой в дом прилетал запах леса, сказки и зимы. Они наряжали ее все вместе, смеялись и веселились. Вот какой это был праздник… раньше…

Осенью в Мишкину  семью пришла беда. Мальчику всегда не нравилось, что его папу называли «новым русским». Какой же он «новый», если уже старый: старше мамы на 15 лет. Он имел два магазина и ларек в центре города. Сначала сгорел ларек, а потом домой привезли отца… совсем  неживого. Говорили, что он погиб при какой-то разборке. Мама из молодой, красивой  женщины сразу же превратилась в старуху с потухшими глазами. Она перестала замечать сына  и все что-то бормотала или выла, протяжно и жалобно, будто волчица в лесу. Мишке казалось, что она сошла с ума. А потом мамочка пропала. Надела осеннее пальто, беретик, ушла из дома и не вернулась. Мишка ждал ее и день, и второй, и третий. Но мама не появлялась. Мальчишка съел все, что оставалось в холодильнике, а потом пошел к соседям и рассказал, что мама куда-то подевалась. Те вызвали милицию. Милиционеры долго расспрашивали Мишку, а потом сказали, что маму будут искать, и отвезли мальчика к злой тетке Ираиде. Мамочка никогда к ней не ходила, говорила, что старшая сестра – непутевая пьяница. И вот у этой-то ужасной тетки  мальчик жил уже целую осень и кусочек зимы. Он понемножку начал забывать о том, какое это было счастье – знать, что ты любимый сынок  мамы и папы. Теперь он  стал ничьим, и некому было его пожалеть. Только по ночам, во сне,   мама часто приходила к нему, гладила по голове и шептала: «Мишенька, жди, я к тебе вернусь».

Лежа на диване, Мишка вспомнил, как в прошлом году мама водила его на центральную площадь посмотреть на удивительную ледяную крепость и покататься с горок. Там, рядом с пожарной каланчой, стояла огромная елка, вся увешанная игрушками и гирляндами. Наверное, ее опять привезли туда? Значит, Мишке просто-напросто надо  убежать из теткиного дома  и отправиться в центр города – на поиски елки. Хоть дверь и заперта, но есть форточка, в которую он, конечно же, пролезет. А от окошка до земли  рукой подать. Мишка нашел свою нарядную курточку, вязаную шапочку, рукавички, пропихнул их в форточку, а затем полез сам. Тонкий и гибкий, он легко выскользнул наружу  и вприпрыжку побежал со двора  к заветной лесной красавице-елке.
Площадь встретила мальчишку разноцветными огнями иллюминации, веселыми блестками бенгальских огней и хлопаньем петард. Ох, сколько здесь было народу. На фоне черного зимнего неба  горела-переливалась самая  замечательная елка в мире!  Она ведь была волшебная и стояла здесь  для того, чтобы помочь Мишке  вырасти. Мальчишка зачарованно ходил вокруг нее  и все не мог налюбоваться на бегущие по хвое сияющие огоньки. Потом Мишка стремглав побежал к ледяной крепости и начал кататься с горки вместе с другими ребятами. Он был счастлив! Праздник подхватил его, закружил, заставил забыть о печалях. Но только на время. Мишкины глаза остановились на  нарядных белых фургончиках, торгующих всякими сладостями  - пирожными,  коржиками, кексами.  Как здорово было бы сейчас попробовать что-нибудь вкусненькое. Мальчик вдруг понял, что очень голоден. Только ведь без денег пирожное ему не дадут. А что если попросить денежку  у кого-нибудь из этих веселых, нарядных людей? Однажды Мишка видел, как у церкви стояла оборванная девочка, закутанная в платок, держала ладошку лодочкой и жалобно просила: «Помогите сиротке». Люди сыпали ей в горсть копейки и серебряные рубли. Только ей, наверное, было стыдно попрошайничать?  А может  и ничего?
Голод не давал Мишке покоя, мысли о еде становились неотвязными, нестерпимыми. Мальчик решился, встал у ледяной крепости, снял рукавичку, вытянул худенькую руку  и тоненьким-тоненьким голосом  стал говорить проходящим мимо взрослым: «Помогите сиротке!» Но никто не обращал внимания на маленького мальчишку, одиноко стоящего с протянутой рукой. Все были заняты своими, праздничными делами. Вдруг рядом с ним остановилась солидная пара: женщина в дорогой шубе и важный господин в длинном черном пальто.
- И не совестно тебе, мальчик? – спросила дама, скривив губы в презрительной улыбке. – Должен бы знать, что беспризорники и бедные сиротки  не щеголяют в таких дорогих, нарядных курточках, как у тебя. Куда, интересно, смотрят твои родители? Уж если ты сейчас попрошайничаешь, то потом, наверное, пойдешь воровать ради денег?   
Мишка так и не понял, в чем обвиняет его эта строгая тетя, но на всякий случай сказал, честно глядя ей в глаза:
- Но у меня и правда папа умер, а мама пропала без вести…
- Хватит врать! – рявкнул мужчина, взял даму под руку и повел прочь. Они не оглянулись.
Растерянный и обескураженный Мишка решил, однако, продолжить свое малоприятное занятие. Мимо пробегала стайка девчонок лет шестнадцати, очень веселых и очень красивых. Мальчик протянул им навстречу руку  и пискнул жалобно: «Помогите сиротке!» Девчонки окружили Мишку, засмеялись, а одна из них, в белой шапочке, как у Снегурочки, наклонилась к нему и сказала весело:
- Ты маленький, а хитренький. Наверно, мама денег на сладости не дала? Нашалил, обидел ее, она и рассердилась? Так ведь? Да не мотай головой и глазенками не моргай. Мы в праздничный вечер добрые. Хотим, чтобы всем вокруг было хорошо. На вот тебе денежку, беги к лотку, купи себе, что понравится. С Новым годом!
И в Мишкиной руке заблестела  десятирублевая  монетка, показавшаяся мальчишке самым желанным новогодним подарком.
- Спасибо! – крикнул он им вслед.
Девочки затерялись в толпе, а Мишка, прежде чем купить себе еды, решил еще раз полюбоваться на блестящую монетку. Он разжал кулак, и в это время кто-то  хлопнул снизу по его руке. Денежка подскочила вверх, серебряной звездочкой упала на снег, и высокий мальчишка лет пятнадцати наступил на нее, а потом поднял и положил в карман. Еще двое больших мальчишек, стоящих рядом с обидчиком, недобро рассмеялись.
- Видел я, как ты милостинку просил, - сказал парень, ухмыляясь. – Хорошо у тебя получается. Думаю, ты и для нас денег насбираешь. Нам как раз на пиво не хватает. Только курточка у тебя неподходящая – на нищего ты в ней не похож. Снимай, отдашь нам на хранение. Может, вернем, если много денег  для нас заработаешь.
И парни с гоготом начали сдирать с Мишки куртку. Он пытался  вырваться, но разве справишься с такими сильными, злыми и нахальными.
- А ну-ка отпустите его! – вдруг услышал Мишка решительный мужской голос. – Верните куртку и брысь отсюда, чтобы я больше вас здесь не видел!
Подростки сунули куртку Мишке и живо куда-то подевались. Кого это они так испугались, интересно? Мишка поднял глаза и увидел высокого, широкоплечего, совсем взрослого парня. Силушки и удали у него, конечно же, было много, как у Ильи Муромца, про которого когда-то читала мама. Рядом с парнем стояла девушка в короткой шубке и улыбалась Мишке.
- Что с тобой приключилось, расскажи? – ласково спросила она.
Мишка вдруг заплакал и начал бессвязно бормотать, пытаясь объяснить хоть что-то, но, видно, плохо у него получалось.
- Ну, не плачь,- сказал парень, потрепав его по щеке.- Бывает, что мальчишки теряются. Давай поищем твою маму.
Саша и Марина - так звали парня и девушку- взяли Мишку за руки и повели вокруг крепости, потом к елке, потом в сквер. Купили по пути пирожков с капустой – для себя и для мальчика. И все бы хорошо, только вот мама никак не находилась: откуда ей было здесь взяться? Марина заметила, как Мишка жадно уминает пирожки, и сказала Саше:
- Смотри, какой он голодный. Давай возьмем его с собой в общежитие. Скоро двенадцать, все наши уже собираются. Он хоть поест как следует. А утром отведем его в милицию, там разберутся.

В студенческом общежитии было весело. Посреди небольшой комнаты стоял стол, на котором  красовалось много вкусной еды. Почетное место занимала огромная сковородка, а на ней аппетитно шкворчала жареная  картошка с колбасой. Студенты восседали на старых стульях и сдвинутых койках, смеялись, смотрели черно-белый телевизор и ждали боя курантов. Потом все встали, подняли стаканы и кружки  с каким-то вином, а Мишка – пластмассовую чашечку с газировкой. Прокричали: «С Новым годом! С новым счастьем!» - и звонко чокнулись.
Мишке было очень хорошо здесь, а главное, - он наконец наелся  досыта. Студенты долго веселились, шумели, пели песни, а потом потихоньку начали разбредаться кто куда. Саша  и Марина сели рядышком и стали целоваться. Парень махнул рукой Мишке и попросил:
- Слушай, будь другом, погуляй немножко в коридоре, там и комната  для самоподготовки есть…
Мишка вышел в коридор, тихонечко закрыв за собой дверь. Кругом было пусто. Он решил не мешать Саше и Марине. Когда мама с папой целовались, они тоже не любили, чтобы кто-то был рядом. Мишка спустился по лестнице, прошел мимо задремавшего вахтера и очутился на улице. Там светились фонари, но небо уже не казалось темным: приближался рассвет. Предутренняя площадь была почти пуста. Лишь под старым заиндевелым деревом  в сквере стояла женщина, прекрасная и воздушная, словно Снежная  королева, припорошенная метелью. Она была очень похожа на маму…
- Мама,- потрясенно прошептал Мишка и двинулся к женщине, боясь, что сказка сейчас исчезнет, растает, превратится в снежную пелену. И действительно, женщина, не замечая Мишки, вдруг низко опустила голову и тихо побрела куда-то, а снег заметал, укрывал ее. Она ускользала. Мишка побежал. Хотел крикнуть громко-громко, на всю пустынную площадь: «Мамочка! Мама!» Но голос почему-то сорвался. Мишка закашлялся, захрипел, всхлипнул. Стало страшно: а вдруг он не догонит ее? Но все-таки догнал! Дернул за полу пальто и робко спросил: «Ты мама?»
Женщина повернулась к нему. И он увидел равнодушное, словно мертвое лицо с тусклыми, пустыми глазами. Но это было родное лицо!
У Мишки вдруг прорезался голос. Он обхватил женщину руками и закричал, пронзительно, со слезами и надеждой:
- Ма-а-ма! Я тебя нашел! Это же я, твой Мишка!
И будто дрогнуло что-то в мертвом лице незнакомки, словно проснулись, ожили ее глаза. В них вспыхнуло что-то похожее на узнавание, удивление, свет! Она подхватила его на руки, начала целовать в щеки, в лоб, в нос, приговаривая сбивчиво и нежно:
- Сыночек мой! Здравствуй! Ты и правда меня нашел! И я нашла тебя! Не плачь. Ведь сегодня праздник -  Новый год. Время чудес - для тебя и для меня!

               
 


Рецензии