Рокоссовский

Моя бабушка Евдокия Ивановна долгое время жила в Брянской области, на самой границе с Белоруссией. Там, где сходятся в одной точке три братских славянских республики. В моём детстве никто о границах не задумывался и соседей по национальностям не делил. После смерти дедушки она предпочла жить там одна и ни в какую не соглашалась переезжать к нам в город.
- Что я там не видела?! - отмахивалась она от многочисленных приглашений.
На момент моего полового созревания ей перевалило за семьдесят лет, но она держала небольшое хозяйство и 30 соток земли. В земле, конечно же, росла картошка. И вот однажды в конце лета пришло время копать кормилицу.
- Мы приедем помочь тебе, - отец позвонил ей накануне.
У бабушки, как у ветерана войны и единственного на много деревень врача был телефон, невиданное чудо для того времени.
- Не нужно! - она не любила, когда её жалели.
- Ты не хочешь увидеть сына и внука? - схитрил отец.
- Я уже пошла печь пироги…
На следующий день мы приехали к ней после обеда. Бабушка накормила нас вкуснейшим борщом и пирогами с белыми грибами.
- Когда же будем копать картошку?! - спросил сытый сын, демонстрируя горячее желание помочь.
- С утра пораньше встанем, - ответила она, - и за работу!
Вечером мы обсудили с ней последние новости и уселись смотреть киноэпопею «Освобождение». Я заметил, что бабушка оживлялась, когда на экране возникал актер, игравший Рокоссовского.
- Какой красавец! - в очередной раз всплеснула она натруженными руками.
После этих слов я стал смотреть фильм внимательней, каждому подростку хочется научиться нравиться женщинам.
- Что в нём такого особенного?! - заинтересовался я.
Показывали заседание Ставки Верховного Главнокомандующего. Разрабатывалась операция по освобождению Белоруссии под кодовым названием «Багратион». Присутствовал Сталин, все видные военные Советского Союза. Детали операции докладывал начальник Генерального штаба Василевский. После доклада Сталин спросил:
- Товарищи, все согласны с предложенным планом операции? - Верховный выдержал знаменитую паузу. - Или у кого-то есть возражения...
- Нет, план великолепный! - дружно ответили все.
Вдруг встаёт статный Константин Рокоссовский и говорит:
- Разрешите товарищ Сталин?
- Говорите Константин Константинович.
- Я категорически не поддерживаю предложенный план лобового удара.
- Почему?
- Немцы ждут нас именно в этом месте, и выполнение его приведёт к неоправданным потерям. Мой штаб разработал другой план наступления. Разрешите доложить?
Выдержав зловещую паузу, Сталин даёт разрешение. Рокоссовский чётко и ясно излагает своё предложение. Он предложил через непроходимые болота белорусского Полесья зайти в тыл группировке немцев двумя сходящимися ударами и окружить её.
- Мы утопим войска в болотах! - в комнате раздаются возражения присутствующих, что это невозможно и всё такое...
- Чушь!
Сталин, пыхтя трубкой, обращается к говорившему:
- Товарищ Рокоссовский, Вы хорошо обдумали своё предложение?
- Да, товарищ Сталин. 
- Тогда выйдете в приёмную и подумайте ещё, - приказал Верховный и пыхнул трубкой. - Хорошенько подумайте...
Каждый из присутствующих на совещании внутренне сжался. Все знали крутой нрав хозяина страны. Перечить ему было крайне опасно для жизни. Константин Константинович решительно выходит. За столом происходит бурное обсуждение. Через пять минут тот возвращается.
- Подумали, товарищ Рокоссовский? - вкрадчиво, как хищный зверь спросил Главнокомандующий.
- Я настаиваю на своём плане! - твёрдо отвечает потенциальный смертник.
- Настойчивость командующего фронтом, - сказал Сталин, - доказывает, что организация наступления тщательно продумана. А это надёжная гарантия успеха.
На экране возникли другие кадры, а я всё никак не мог забыть мужественного лица генерала, рискнувшего перечить самому Сталину.
- А я ведь когда-то танцевала с ним! - неожиданно громко сказала бабушка.
- Со Сталиным?! - чрезвычайно изумился отец.
- С Рокоссовским.
- А почему раньше никогда не рассказывала? 
- Твой отец был очень ревнив…
Остаток вечера она посвятила своим волнующим воспоминаниям.
- Первое, что вспомню, когда буду умирать, это как танцевала с ним! - с непонятным волнением сказала она.
Мы с отцом словно перенеслись в то светлое время, сразу после великой Победы. Из её немного сумбурного рассказа мы поняли, что случился этот танец на банкете в честь очередного юбилея, где присутствовал легендарный военачальник. Бабушка была необыкновенно красивой женщиной, и он, ценитель всего прекрасного, охотно пригласил её на тур вальса:
- Разрешите пригласить?! 
- Я боюсь упасть! - честно призналась бабушка, которая тогда часто недоедала.
- Не стыдно сто раз упасть - стыдно раз не подняться! - возразил он.
Их танец, как всё действительно красивое, был воздушным и мимолётным. Словно бабочка-однодневка, всего на один день вылупившаяся из кокона небытия, промелькнула хрупкой прелестью своих крыльев по прокуренной комнате их жизней.
- Слово предоставляется Маршалу Рокоссовскому! - голос крепко выпившего тамады тонул в неистовых аплодисментах. - Просим, Константин Константинович, просим...
- Ура! - задохнулся зал.
Маршала извинившись перед бабушкой за прерванное удовольствие, ушёл произносить дежурный тост. Она осталась одна, посередине опустевшей комнаты. Потом он танцевал с другими женщинами, затем срочно уехал.
- Больше всего в жизни я жалею, что мы не дотанцевали... - призналась она в конце рассказа.
- Пора спать, - сказал отец, которого не так сильно вдохновил этот случай.
- Ой, я совсем заболталась! - встрепенулась бабушка и бросилась готовить наши постели.
Утром мы позавтракали и приступили к уборке щедрого урожая. К обеду городские помощники выкопали примерно четверть запланированного, натёрли руки и сильно обгорели на солнце. У нас с отцом начали болеть спины, ноги и все остальные части тела.
- Прилягте в тенёчке, - пожалела нас бабушка.
Мы с удовольствием последовали её совету и вырубились до ужина. Бабушка сама докопала всё остальное, истопила нам баньку, приготовила сытный ужин.
- Мужики же всё-таки, - приговаривала она, натирая сметаной наши обгорелые места.
Пока мы ужинали, она задала корму курам, корове и свиньям. Затем собрала выкопанную картошку под навес и присела на лавочку. Мы тоже едва выползли на улицу.
- Что-то в спине заныло, - призналась она.
- Ещё бы! - присвистнул донельзя уставший отец.
- Ой, не могу я работать как раньше, - расстроилась бабушку, - видимо старость подходит…
На следующий день мы уехали домой, но я поневоле заинтересовался героем её многолетнего вдохновения. Я специально сходил в городскую библиотеку и узнал, что Константин Константинович Рокоссовский был поляком по рождению, русским военачальник по призванию. Дворянин по происхождению, он участвовал в Первой мировой войне. Отличился в гражданскую. После «дела Тухачевского» был репрессирован и сослан в ГУЛАГ. Перед началом Великой Отечественной войны спешно амнистирован. Начинал воевать с должности командира дивизии, закончил войну маршалом, командовавшим Парадом Победы.
- Настоящий герой! - понял я.
Кроме исторических изысканий я увлёкся военным делом и вскоре попал в неприятную ситуацию. У нас в школе преподавателем военного дела работал полковник в отставке, с характерным прозвищем Лось. Он носил фамилию Лосев и обладал целым рядом забавных привычек. В частности, пользовался не учительской уборной, а ходил на второй этаж в детский туалет, специально оборудованный миниатюрными унитазами.
- Что его так тянет туда?! - удивлялись все ученики.
- Возможно, срабатывает что-то подсознательное...
В ту пору все наши классы - с пятого по седьмой - были охвачены лихорадкой магниевых бомб. Ежедневно, различные по тяжести и масштабам разрушений взрывы сотрясали школу…
- Кого поймаю с поличным, - грозил директор, - оторву руки!
Так что мы испытывали двойную вероятность потерять верхние конечности, но это нас не останавливало. Юные террористы демонстрировали неисчерпаемую фантазию в разработках взрывных устройств самых различных систем. В результате открытия магниевых залежей на соседней свалке, производство было поставлено на поток.
- Бабахнет, как на войне! - пообещал мне Ванька Селин, демонстрируя очередную разработку.
Местом проведения испытаний мы единодушно избрали помещение детского туалета на 2 этаже. Один из моих приятелей стоял «на шухере», другой поджигал заряд и бросал в туалет, чтобы все могли посмотреть, как оттуда с криками выбегала перепуганная малышня.
- Вот будет умора! - настраивался Ванька.
Когда фитиль был зажжён, и рука метателя уже замахнулась, я распахнул дверь и неожиданно увидел Лося, который безмятежно расстегивал галифе. Но ничего исправить было нельзя. Бомба полетела по заданной траектории. Последовала ослепительная вспышка, грохот, дым, невыносимый запах.
- Спасите! - из туалета выскочил опалённый военрук, и, придерживая мокрые брюки, перебежками направился в направлении учительской.
Когда он вбегал в кабинет директора, то сумел выкрикнуть одно лишь:
- Фашисты!
Директор выстроил все классы потенциальных взрывников и попытался выяснить, кто совершил этот вонючий теракт.
- Полковник Лосев служил в 50-х годах в Корее! - громко разорялся он. - Сбивал американские бомбардировщики. Пережил не один авианалёт, а вы, негодники, его так опозорили…
- Судьба тебя настигнет и 30 лет спустя, - тихо сказал Ванька, - причём в школьном туалете!
- В жизни никогда не знаешь, где найдёшь, а где потеряешь! - согласился я.
Пока не утих грандиозный скандал, вызванный нашей выходкой, отец отправил меня к бабушке. Потирая руками свои горевшие мягкие места, я быстро согласился. Бабушка встретила меня, как любимого внука, тем более что у нас теперь была общая тема для разговоров.
- Я многое узнал о маршале Рокоссовском! - сказал я ей в первый же вечер и выложил всю накопленную информацию. 
- Какой мужчина! - вспомнила впечатлительная бабушка. - Смотрела на него, а сердце в груди останавливалось...
Она рассказала, о чём они разговаривали во время танца. Проведённая маршалом Рокоссовским операция по освобождению Белоруссии стала одной из самых блестящих в истории войны. Войска фронта под его командованием после успешной операции вышли к границам его родины. Быстро освободив часть территории Польши, подошли к столице.
- Что же вы наделали? - он в отчаянии от осознания неминуемой катастрофы крепко сжал кулаки. - Немцы сравняют с землёй старинный город...
Закаменевший маршал стоял на берегу Вислы и смотрел на раскинувшийся перед ним прекрасный город. Перед ним лежала красавица Варшава, в которой шли ожесточённые бои восставших поляков с немецкими войсками.
- Почему не дождались наших войск? - польское правительство в изгнании, базирующееся в Лондоне, решило освободить столицу своей страны без помощи войск коммунистов.
Оттуда был отдан поспешный приказ, и началось неподготовленное восстание. Тысячи польских патриотов полегли в бесперспективной бойне с войсками вермахта. Сталин, оскорблённый таким поведением союзникам, приказал не вмешиваться.
- Пускай поляки разбираются сами, - бросил злопамятный главнокомандующий. - Посмотрим, как у них получится...
Рокоссовский смотрел на пылающую Варшаву и плакал от собственного бессилия. За спиной у него стояла самая боеспособная военная группировка в мире, а он ничего не мог сделать. Через день после подавления немцами Варшавского восстания, советские войска с боем вошли в мёртвый город…
- Зачем же так наказывать целый народ? - спросила она в конце рассказа.
- Я не знаю! - честно ответил я.
- Ладно, пошли спать. 
На следующий день по телевизору объявили о смерти Брежнева. В день похорон Леонида Ильича я сидел дома у бабушки и с интересом смотрел по телевизору траурную церемонию. Она постоянно вздыхала от душивших её чувств. Когда с грохотом опустили в могилу гроб с державным телом, она вздохнула особенно шумно и произнесла:
- Какие у Лёлика были брови!
- Так он тебе тоже нравился? - удивился я.
- Да, - ответила бабушка, - но не так как Рокоссовский. О нём ходило множество слухов и анекдотов.
Он удобнее устроилась на диване и поделилась со мной одной историей. Ближе к концу войны между военачальниками победителей началась под ковёрная борьба. Каждому хотелось быть на виду, участвовать в неизбежно победных операциях. В ход шли любые средства. Как-то раз на приём к Сталину напросился генерал-полковник Мехлис. После протокольных приветствий он сказал:
- Товарищ Сталин, что будем делать с Маршалом Рокоссовским?
- А что с ним делать?
- Больше нельзя терпеть его преступное поведение...
- В чём дело?
- Он неправильно понимает доверие партии, - произнёс Лев Захарович. - Позорит, можно сказать...
- Ведь товарищ Рокоссовский воюет, - удивился Иосиф Виссарионович. - Хорошо воюет!
- Коммунист Рокоссовский ведёт себя аморально! - праведный гнев заместителя Председателя Совета Народных Комиссаров СССР был почти искренен. - В своём штабе он, почти открыто, содержит пять любовниц. Секретаря, медсестру, связистку и других. Завёл, понимаешь гарем... С этим нужно что-то делать товарищ Сталин.
Мехлис сделал паузу, надеясь на немедленную реакцию принципиального руководителя партии. Генералиссимус, молча, курил неизменную трубку.
- Так что всё-таки будем делать с товарищем Рокоссовским? - предвидя карательные меры, спросил с тайной надеждой провокатор.
- Что будем делать? - со знаменитым акцентом произнёс Сталин. - Завидовать будем!
Мы одновременно засмеялись и после этого вечера часто разговаривали о знаменитом Маршале. К тому времени я знал, что герой наших разговоров после войны умудрился побывать военным министром Польской Народной Республики и умер в почёте и уважении сограждан.
- Старайся во всём походить на него! - часто советовала мне бабушка. - Как он танцевал!
- А я не умею…
- Я тебя научу! - пообещала она.
Вскоре бабушка действительно научила своего неловкого и застенчивого внука свободно танцевать вальс.
- Вот теперь ты похож на него! - одобрила она мои старания.
Женщина, по-настоящему любившая мужа и родившая ему четверых прекрасных детей, вспоминала единственный танец с Маршалом до конца своих дней. Я тоже получил кое-что. Моё умение красиво танцевать очень помогало на протяжении всей суматошной жизни. Особенно в отношениях с женщинами... Поэтому я иногда думаю с благодарностью:
- Действительно, чтобы увидеть радугу - нужно пережить дождь… Огромное спасибо Маршалу Рокоссовскому!
 
 


Рецензии
Великий, по истине "солдатский" и "народный" полководец.Храбрый солдат - два Георгия и две медали "За храбрость" в Мировую войну 1914-18 годов. А ещё честный и беспринципный человек - несмотря на 2,5 года тюрьмы и сломанные рёбра, уважал Сталина:сказал Хрущу - «Никита Сергеевич, товарищ Сталин для меня святой!» и всё...отставка.

Маршал Победы....

Андрей Чаузов   22.04.2018 17:14     Заявить о нарушении
Спасибо!

Владимир Шатов   22.04.2018 18:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 39 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.