Красота

               
               
На втором курсе академии появилось свободное время. Не так уж много, но выпадало. И, конечно, тут же возник вопрос: а куда его,  досуг,  деть?  Ну и… кто во что и кто с кем.  А на меня налетел  известный на всё Монино фотофанатик Лёва:
 «При центральном доме журналистов открыт факультативный курс фоторепортажа.   Давай!»  Мне – туда? Что-то не очень. Ну, а Лёва –  горячий осетин (точнее, не горячий, а «вечно раскалённый», не умеющий увлечься чем-нибудь вмеру) стал регулярно мотаться в Москву на этот факультатив. И после каждого посещения  ЦДЖ  ахи, вздохи и рассказы о том, что там… В том числе, массу лестных эпитетов он клеил Лидии Павловне Дыко, кандидату искусствоведения, члену редколлегии журнала «Советское фото», ведущей курса композиция. Уж такой она знаток, такой...  да и просто красивая женщина. Очень! Ну, композиция – основа всего,  это – не техника обработки плёнки, и соблазнился я  на «композицию»  в  ЦДЖ.
Примчались заранее; народищу – тьма. Еле втиснулись,  с трудом  добыли сидячие места; в проходах и то люди стоят. Ждём. Вокруг только и перешёптываются: «Лидия Павловна…», «Лидия Павл…», «Дыко…» Ну, что ж там за заморская красавица? Лёва толкает меня в бок: «Увидишь!»  Все в томительно-влюблённом ожидании. Наконец, открылась дверь.  Мгновенно наступила мёртвая тишина – сурдокамера, а не зал с несколькими сотнями журналистов (а  эта публика  за словом в карман не полезет).
        На кафедру поднялось  что-то  маленькое, плюгавенькое, отдалённо напоминающее женщину. Я опешил, не поверил – так это «что-то» контрастировало с теми восторженными ахами и охами в адрес красавицы,  в которую были влюблены все, поголовно вся шумная журналистская не слишком скромная, видавшая многое и  разных всяких,  братия.
        Но стоило только Лидии Павловне  заговорить…
        «Когда на глади полотна художник ночь изображает, хоть луч на ней он оставляет, чтоб эта ночь была видна, – писал Лопе-де-Вега», и демонстрирует контрольную работу кого-то из слушателей. Зал восторженно орёт: «Запечатано!» -- всё черно. Удовлетворённо она откладывает первую из большой кипы фоторабот – зал её понял.
        И так каждую из массы тщательно подготовленных фотографий, она доходчиво, умно анализировала,  комментируя и сопровождая почти каждую цитатами классиков.   Зал ревел, восторгаясь её красноречием, шутливо издеваясь над коллегами. В едином  порыве  с  залом  я  и не  заметил,  как по уши влюбился в эту умную,  блистающую знаниями и юмором красивейшую женщину.

Этот назидательный  урок я вспоминаю уже много десятков лет и, когда заходит речь о чьей-то красоте, у меня сразу же возникает вопрос:  «А что там, внутри этой обаятельной оболочки?»  Несомненно, пословицы и поговорки – истинно неисчерпаемый кладезь народной мудрости – всегда правы: «Встречают по одёжке – провожают по уму».

Вспоминаются и многие другие случаи. Вот один из них.
Жила  когда-то рядом соседка.  Не  часто можно встретить женщину такой красоты. И телом, и лицом привлекательна, цвет кожи чудесен, пышные ухоженные волосы. Одета всегда аккуратно, модно, броско. Казалось бы,  что  нужно  ещё?  Но стоило  только  даме заговорить, как сразу становилось очевидным, что «король-то голый», то есть   «в ней ничего нет». И интерес к красавице тут же пропадал.

«Красота, -- говорила героиня Ф.Г.Раневской, -- страшная сила», но  (добавим мы)  всё-таки  «вкус  не  в  форме  бокала,  а  в  его содержимом». 


Рецензии
"что есть такое красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?"

А в Вашу Лидию Павловну и я уже почти влюбилась

С признательностью,

Наталья Караева   06.05.2018 12:42     Заявить о нарушении
Спасибо, Наталья!
Здоровья и успехов! ИВ.

Игорь Теряев 2   06.05.2018 19:45   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.