С В А Т

     Заболел сват. Дети привезли его из деревни в наш город, поселили в своём доме, ухаживают за ним. Это нормально. Так и должно быть. Но что-то исподволь тревожит меня. Что-то необъяснимо тонкое, жалостливое, родное и, в то же время непоправимое…
     Не виделись мы с ним лет пятнадцать, не меньше. Когда-то крепкий мужик, сильно исхудал, по-стариковски усох. Что и говорить – семь десятков лет за плечами. Смерть сына сильно подкосила отца. И глаза… В них появилась некая обречённость, покорность Судьбе. Старость. Она сломила, нет, тихо высосала силы у такого некогда весёлого, неунывающего оптимиста, как он.
     У старых деревьев лист мельче. У людей шаг короче, улыбки сдержанней. Задумчивость переходящая в молчаливость. Но, ведь, молчат и вековые скалы, хотя им есть что сказать. И всё же они молчат. Время приносит с собой новые события. Вероятно старики не хотят смешивать «старые семена» с «новыми», уже не надеясь на высокий процент всхожести. А может уже не надеются на то, что их хотя бы выслушают? Просто греются в лучах заботы детей, доживая Богом отпущенный срок?
     Думаю: вместе с жизнью теплится и надежда.
     - Вряд ли мы ещё свидимся, - так просто, как о деле решённом и неотвратимом, сказал на прощанье сват.
     Не нашлось у меня веских слов, чтоб разубедить его в этом. Хотя очень хотелось, если не его, то саму себя. Но, увы, годы не отмотаешь назад. Остаётся только, как бы украдкой подглядывать в щёлочку своих воспоминаний. Но и это занятие не всегда приносит успокоение. Скорее – наоборот…

                21 февраля 2007 года


Рецензии