Чётки

     Потрясший меня случай произошёл со мною вчера, то есть 27 апреля 2008 года, в день Пасхи. Сразу скажу: я не приукрасила и не сгустила краски. Расскажу, как было.
     Религиозным фанатиком меня назвать никак нельзя, ярым безбожником – тем более. Обычный человек, в котором намешано всего понемногу. Вот только зависти во мне нет. К этому вопросу я подхожу очень даже спокойно. Бывает, увижу какую-то занятную вещицу, краем торопливой мысли отмечу её достоинства и, вслед за этим, как волна заравнивающая следы на песке, прокатится мысль и опять схлынет. Взамен оставит отрезвляющий вывод: «Моё время ещё не подошло такое иметь» или «Это не для меня». И в следующую минуту уже думаю о чём-то другом. Выпрашивать или искать пути для того, чтоб заполучить эту вещицу - да Боже упаси! Это не в моём характере. Даже у самых близких, родных мне людей я никогда не осмеливаюсь попросить. Считаю: если у них есть возможность сделать мне такой подарок, то они сделают это по своей воле…
     На «страстной неделе», когда текущие дела у людей верующих строго расписаны по дням, у меня же получилось с точностью до наоборот. В «чистый четверг» заняться уборкой в доме не получилось. В этот день уж больно хорошо мне писалось. А если какая-то работа сама в руки просится, то, по моему глубокому убеждению – так Богу угодно. Пробовала, и не раз, сделать всё по-своему. Только в итоге оказывалось, что ни та, ни другая работы оставались недоделанными.
     Пятницу и первую половину субботнего дня я потратила на мытьё окон и прямо таки «вылизывание» квартиры. Мне-то что, живу одна, по этой самой причине стряпнёй занимаюсь редко. Всё, что полагается собрать на стол к Светлому Воскресению, просто купила в магазине и на этом успокоилась. И только утром вспомнила, что яйца у меня не крашены, и вымыться, как полагается перед праздником, я тоже не успела. Утешая себя тем, что «никому от этого хуже не станет, если я проделаю эту работу сегодня», стала  под душ. Вымылась. Яйца сварила. В тарелочку сложила поминальники усопшим предкам своим. Достала с книжной полки запылившийся «Молитвослов», стала перед иконой и, с трудом выговаривая редко произносимые слова, стала читать вслух начиная с первой страницы. Переминаясь с ноги на ногу, перелистывала прочитанные страницы и ловила себя на мысли, что вряд ли стану умнее и чище перед Богом, прочитай я хоть до конца эту книжицу. Скорее моё усердие будет расценено, как притворство. Вспомнилась недавно просмотренная телепередача. У одного священнослужителя спросили: «Обязательно ли поститься?» На что он ответил: «Ешьте что хотите, только не ешьте друг друга». На мой взгляд, очень умные слова. Улыбнулась я своим мыслям и «Молитвослов» водворила на прежнее место.
     После выпитого чая, засобиралась к внуку. Многие люди в этот праздничный день спешили в церковь, а мы отправились в лес. По моему глубокому убеждению, лес – это самое чистое место на Земле. А там, где большое скопление людей, вряд ли обходится без греха. Душой же можно отдохнуть только на природе.
     Но, была и другая причина. Саше, внуку моему, скоро семнадцать лет. В этом возрасте гулять с бабушкой редко кто отважится. Однако нам всё ещё интересно вдвоём. Менять свои привычки пока ещё не спешим. По этой самой причине решили идти гулять воскресным утром, когда его сверстники ещё отсыпаются.
     В девять утра я уже была в городе и стояла на пороге квартиры моего сына, а следовательно и внука. А ещё через несколько минут мы бодро шагали по выметенным к празднику дорожкам и городским улицам. Вышли к речушке Байкал и, по правую сторону берега, пошли в сторону леса. Странный в этом месте треск лопающегося стекла слышался вдоль всего русла реки. Это под напором воды трескался лёд. Льдины и впрямь были не толще оконного стекла. Льдины дыбились, зависали на ветках деревьев, растущих прямо в воде. Мутная вода сама по себе издавала звук ринувшегося в атаку войска, обозлённого, жаждущего расправы.
     Деревья голые. Снег не везде ещё растаял. В иных местах дорожка льдом покрыта. Рознилась и река, то делилась на два рукава и становилась тише и спокойнее, то как слоёный пирог, желтоватая вода была над и подо льдом. Становилось очевидным то, что когда солнце поднимется выше, прогреет землю, то и вода прибудет. А пока самые красивые места Саша фотографировал. Моей же задачей было – обнаружить эти «самые» места.
     К полудню ветер усилился. В фотоаппарате подсели батарейки. Решено было отправиться в обратный путь. Возле моста, где берёт начало улица Горького, на обочине, вокруг выступающего колодца, цвели одуванчики. Заглядевшись на маленькие «солнышки», я чуть было не наступила на чётки. Не большие, коричневато-бурого цвета и такого же цвета крестиком. Не трудно было догадаться, что обронил их человек православный. Перешагнуть через крестик было выше моих сил. Я подняла чётки, обтёрла их от дорожной пыли. Оглянулась, посмотрела по сторонам, но спросить «чья пропажа?» было не у кого. Некоторое время постояла в замешательстве, ровно до того момента, когда пришла в голову мысль: неспроста в Светлый день Пасхи я нашла эти чётки. В следующую минуту я уже была уверена, что это и есть Божий подарок.
     Дома подержала чётки под струёй холодной воды, потом решила спрыснуть их Святой водой. Достала пластиковую бутылку, в которой ещё с Крещения хранилась Святая вода, и попыталась отвернуть крышку. Но, как не старалась, крышка оставалась неподвижной. Расстроившись, села на табурет и задумалась.
     «До сих пор всё шло хорошо. Видимо именно теперь я что-то сделала не так. Но, что?..»
     В какой-то момент мне стыдно стало. «Я достала из тумбочки кухонного стола Святую воду так же обыденно, будто подсолнечное масло для поджарки лука…»
     По старой привычке я некоторое время посидела молча, прислушиваясь к самой себе. Если мысль, как «родной» ключ, войдёт в замок моей души и провернёт механизм без скрипа и скрежета, и изнутри не отзовётся болью и тревогой, то это и будет истинно верным решением. Кровь равносильными толчками, словно тиканье часов, ритмично отзывалась в висках. Буханье стало привычным настолько, что сгладилось в сознании, и я перестала его слышать. Вместо него, откуда-то издалека, послышался колокольный звон.
     «Не может этого быть! Наш посёлок от города далеко… Но, я слышу звон колоколов. Чётко слышу. Может, это моё воображение разыгралось?.. А, собственно, какая разница?.. Когда звонят колокола, нужно хотя бы лоб перекрестить…» - подумала я и трижды перекрестилась. Дважды попыталась вслух прочитать по памяти молитву «Отче наш», и видимо от волнения, путалась, останавливалась на пол пути.  Упрекала себя в забывчивости и в том, что редко обращаюсь с молитвой к Богу. Наконец, чётко, с выражением и сердечным трепетом, уже стоя, прочитала молитву. Теперь трудно объяснить, но вчера, само собой так получилось, что я, как верующие целуют икону, с душевным трепетом поцеловала бутылку со Святой водой. Только теперь, дрожащими руками попыталась отвинтить крышку. Крышка провернулась на удивление легко. В ту минуту мне показалось, что даже малый ребёнок смог бы справиться с этой работой.
     «Если б я решилась рассказать кому-то об этом случае, то, не все, но многие сказали бы: специально придумала. «Эти писаки ещё не такое придумают ради красного словца…» Но в том-то и дело, что это на самом деле произошло со мной. Я сама себе свидетель и никому и ничего не собираюсь доказывать… - наливая из бутылки Воду себе в горсть и смачивая чётки, думала я. – На душе тихо и спокойно – благостно. А впрочем – это всего лишь «тайный знак Судьбы». Если я его приму с радостью – Он и принесёт мне радость. А если – нет, то… Не буду думать о плохом. Сегодня Светлое Воскресенье. Весь мир радуется. И я, неразумное дитя природы, тоже радуюсь Божьему подарку…»
     «Что же мне с ними делать? – растерянно задаю сама себе вопрос. – Были бы это бусы, тогда другое дело. Чётки – это нечто другое. Предаваясь размышлению, некоторые люди меряют шагами комнату. Иные чешут затылок, непроизвольно рисуют какие-то завитушки на случайной бумажке. По телевизору видела, как некоторые богатые люди, чтобы предать себе важный вид и создать хорошее впечатление, разговаривая, перебирают костяшки чёток…»
     Сажусь на диван. Не глядя, на ощупь  пробую перемещать гладенькие шарики. Нет. Всё внимание притягивает этот новый для меня предмет. Мысли путаются.
     «Нет-нет. Чтобы собрать мысли и попытаться из них выстроить нечто, надо, по меньшей мере, расслабиться. Уподобиться воде, заполняющей все трещинки. Какое там! Такое впечатление, словно по луже проехал грузовик. Нужно время, чтоб вода вернулась в свои берега, успокоилась. Только спокойная вода может заменить зеркало…»
     Ложусь на диван. Закрываю глаза, расслабляю мышцы. Мне тепло и уютно. Время плывёт надо мной, как лёгкий туман над рекой. Где-то на грани сна и яви, из дальней дали, может быть из самого моего детства, как лепестки из давно облетевших вишен, долетают мамины слова: «Если не знаешь, что с этим делать, отложи в сторону. Придёт другое время, принесёт и решение…»
     В эту минуту будто кто-то невидимый толкнул меня. Я открыла глаза. А в ушах, затихающим шелестом всё ещё звучал мамин голос.
     «Что может быть лучше маминого совета? Пожалуй я так и сделаю… А всё-таки, неспроста Боженька меня таким необычным подарком одарил… Что-то дальше будет…»

                28 апреля 2008 года.
    


Рецензии
Удивительно легко и по доброму течёт Слово Ваше, уважаемая Анна Васильевна.
Вы правы, надо-то самую малость - уметь слушать себя и Того, кто с тобою...

*

с пожеланиями Добра, Здоровья
и тихой житейской Радости,

Дм :-)

Дм Пьюэ   07.12.2013 18:57     Заявить о нарушении
Как же хорошо Вами сказано "тихой житейской радости"! Тихо, по-доброму жить надо - вот слова мудрого человека. Большое Вам сердечное СПАСИБО!!!
Здоровья Вам дорогой мой человек!!!!!!!!!

Анна Боднарук   08.12.2013 00:46   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.