Шмулензон, сват Штольца

 
Иван  Иванович Штольц, врач по образованию, в молодые годы долго выбирал себе  невесту. Являясь чистокровным немцем, был слишком требовательным к своим избранницам. Классическая формула для женщин Германии прошлого века, сводилась к трём «к»: „Kinder“, „Kuche“, „Kirche“ -  дети, кухня, церковь.

Вот к такой, или приблизительно  такой формуле и стремился доктор Штольц. Девушка должна была быть образована, хозяйственна, по возможности красива и главное условие – в будущем - хорошая  мать. Естественно, найти такой идеал быстро не получилось, да в принципе, куда спешить. Жену выбирают одну и на всю жизнь! И нашёл. Пышненькую, сероглазую, отменную хозяюшку.

Мария, супруга Штольца, в скором времени, с разницей в два года,  родила двух чудных девочек – Анну и Элизабет.
Иван Иванович тайно мечтал о сыне, представляя его в будущем обязательно  военным врачом… Но родились девочки и старшая стала, как отец, хирургом, а младшая обрела профессию – фармацевт.

Пришло время дочерям выходить замуж. Первой, как ни странно, пошла под венец младшая, Элизабет – шикарная свадьба, венчание, кукла на машине, море цветов и подарков, свадебное путешествие в Коктебель. Всё как положено, всё как должно быть…

Старшая же, Анна, разрушила все планы заботливого папеньки. Приехав к своим родителям в село Ивановку для знакомства с будущим зятем, Анна и представить себе не могла, что у отца будет такая реакция!

Когда жених с невестой появились на пороге дома, глаз опытного хирурга оценил всё молниеносно, а сам он чуть не лишился чувств… Будущий зять, на голову ниже своей избранницы, был лысоват, чёрные курчавые волосы обрамляли, как нимб затылок, типичный «еврейский шнобель» и с пышной растительностью на груди, которая пучком торчала из расстёгнутой рубашки.

Портрет впечатляющий! Если добавить, что будущий зять имел ещё и фамилию «Шмулензон», то всё ранее описанное, становится понятным.

- Шмулензон Лев Борисович! - представился жених, картавя на единственной букве "р" в трёх словах приветствия.   

От всего увиденного Штольц чуть не получил инфаркт!

- Доченька, – уединившись на летней веранде, заботливый отец спросил Анну, – ты случайно не беременна? Быть может в этом кроется главная причина твоего замужества?

- Нет, папа. Ещё рано. Сначала – карьера, а потом подумаем и о наследниках. А ты, кстати, знаешь, сколько девушек на факультете, моему Шмулензончику глазки строили?

«У них, вероятней всего косоглазие!» - ворчал отец. И сколько ни охал, как долго ни ахал Штольц, вопрос был решён – дочь Анна выходит замуж. Но прежде чем сыграть свадьбу, необходимо выполнить классический ритуал – знакомство со сватами…

***
Семейство Шмулензон  жило на берегу Чёрного моря, в небольшом  курортном посёлке Каролина - Бугаз, что находится в Одесской области Украины. «Бугас» - в переводе с турецкого означает «сыпучий песок», а Каролина – имя Польской графини Собаньской, родственницы Оноре де Бальзака и хорошей приятельницы А.С.Пушкина.

Штольц так не хотел ехать, да ещё на две недели…  Дочь Анна предупредила:

- А раньше вас с мамой Лёвины  родители и не отпустят! У них там хорошо – просторный дом, море, фрукты, вино. Вот увидишь, тебе и уезжать не захочется!
- Твои слова, да Богу в уши.

Как только дед  Шмулензона Бориса Семёновича, построил тогда ещё небольшой домик на берегу Чёрного моря, так сразу и перевёз свою большую родню,   жившую в пригороде Киева.

- Море кормит. А рыбы в море – на всех хватит!

Сколько рыбы перечистила бабушка за всю свою долгую жизнь, не подсчитать… Тонну, да  ещё  и не одну! Борис Семёнович, рано потерявший отца во время войны, был воспитан мамой. Еврейской мамой. Вейз мир! Первый персик – Борюсечке, горячий пирожок – любимому мальчику…

Жену Борис подбирал тоже под стать своей маме: громкоголосую, энергичную, умелую. Работая шофёром на туристическом автобусе, он как то повредил ноготь на пальце ноги, идти к врачу было некогда, вот он и заглянул в педикюрный кабинет ближайшей парикмахерской. И встретил там свою будущую любовь – Софочку. Он и представить себе не мог, в каких местах можно познакомиться с будущей женой!

Нежные ручки девушки, а потом и всё остальное, так понравились Борису, что он буквально через месяц повёл знакомить её со своей мамой. И, естественно, получил благословение на брак. Вот, от Бориса и Софьи получился будущий зять Штольца – Шмулензон Лев Борисович.

У Лёвы ещё была старшая сестра Белла, но она жила в Москве, крепко «стояла» в столичном мегаполисе и лишь на школьные  каникулы отправляла своего сына Яна к родителям на всё лето.

- Кому Ян, а кому и Яша! - ворчал Борис Семёнович.

Десятилетний мальчик, воспитанный интеллигентными родителями, успешно учившийся в элитарной гимназии Москвы, за первую же неделю пребывания у бабы с дедом, «сбрасывал» всю напыщенность, которую впитал за целый год в столице, и приобретал в этой украинско-еврейской атмосфере, совершенно новые для него нотки образования…

Борис Семёнович  увидев, что его Яшенька читает Пушкина, позвал супругу:
- Софочка, ты посмотри - лето, море, а наш красавец, чтоб он был здоров, читает Пушкина! Это он в меня…

- Боря, не болтай ерундой! Ты в своё время из всех книжек, прочёл только «Сберегательную»!

- Яшенька, - не унимался дед - это тебе задали на лето? Что, выучить наизусть? Так ты знаешь, как сделай, золотой ты мой, чтобы легче было запомнить стих, по памяти запиши его в тетрадку. Так будет легче запомнить. Я, например, всегда на трассе записывал номер ГАИшника, чтобы хорошо запомнить – кому уже заплатил.   Срабатывало без проблем!

Через час, держа в руках тетрадку, исписанную рукой любимого внука - поэма Пушкина "Руслан и Людмила", Борис Семёнович прочитал: «И днём и ночью кот учёный, всё ходит поц, и пи кругом»…

- Софа, ты послушай, шо написал наш умник!
- Ничего особенного – мальчик не там поставил запятую! - защищала своего единственного внука бабушка.
- Нет, ты посмотри, - Борис расцвёл в улыбке – парень, обитающий в России,  знает это слово из трёх букв! Мой внук, живущий в двадцать первом веке, не забыл свой родной язык!

***
В вагоне поезда Иван Иванович всю дорогу спал. Взяв отдельное купе, вместе с дочерью и будущим зятем, Штольц лишь пару раз поднимался со своей полки, чтобы покушать и привести себя в порядок. Радовало одно – целые сутки можно было бездельничать… Что-то подобное было у него в 1959 году, когда сломав ногу, он отлёживался дома.

Семья Шмулензонов встретила гостей радушно. Шикарно накрытый стол ломился от таких блюд, о которых  доктор  даже и не слышал: муфлета, кугол, хоменташен, мацебрай… Славно потрудилась  хозяюшка на кухне!
Сердце Штольца потихоньку начало оттаивать.

Утром все отправились на море. День выдался жарким и за разговорами, да ещё с вином, закусками, день пролетел быстро. Естественно, Иван Иванович обгорел! Весь следующий день, обмазанный кефиром, он бездельничал – осматривал поросят в сарае, гулял по огромному тенистому саду, посмотрел как растут арбузы на огороде.
      
- Борис Семёнович, а если я пройду по этой дорожке, то попаду в вашу теплицу? 
- Дорогой сват, даже если вы и не пройдёте по этой дорожке – теплица будет стоять именно там! 

«Энциклопедия афоризмов» - отметил Штольц, но вслух ничего не сказал.

Софочка, хлопоча по хозяйству, умудрялась как Гай Юлий Цезарь, выполнять одновременно бесчисленное количество дел – на плите варился куриный бульон с фасолью, поднялось тесто для пончиков, в огороде нужно было сорвать огурчиков для  салата, а на веранде, блаженствуя в тёплой воде, отмачивала ноги для предстоящего педикюра, очередная клиентка…

- Софочка, пора? Я сижу уже целый час!
- Кларочка, у вас же мозоли, пусть они отмокнут, чтоб они совсем отвалились! Я имею ввиду мозоли.

- Кстати, Софа, я вчера была у дочери в Одессе и там встретила Сару, бывшую вашу соседку – с мужем. Идут, нарядные! Я и спрашиваю у неё: «У вашего мужа, Сарочка, новый костюм?» И знаете, что она мне ответила? «Нет, это мой новый муж!»

Шмулензон решил показать свату - знаменитый Одесский «Привоз»! Штольц с удовольствием согласился, он много о нем слышал, но никогда там не был. «Привоз» поразил гостя своим размахом. Такого изобилия продуктов в своей Ивановке, доктор никогда не видел! Мясные ряды с копчёными балыками, грудинками, рульками, салом...

Молочные ряды – жирный творог, сметана, ряженка, сыры сулугуни, брынза… И всё это великолепие продавцы давали пробовать – совершенно бесплатно! А бочки с квашеной капустой, мочеными яблоками, солёные огурцы, помидоры, арбузы… Прилавки со свежей рыбой, мясом, птицей…

- А чем  вы кормили свою курочку? - обратился Борис Семёнович к молоденькой продавщице. 
- А вам зачем?
- Хочу так же похудеть!
 
Гость аж вспотел прогуливаясь вдоль прилавков!
- Борис  Семёныч, давайте я что то куплю на обед, а то мы только пробуем и пробуем...
- Дорогой мой сват, поход на «Привоз» - это ритуал! Сюда ходят гулять, дышать этим воздухом, встречаться со знакомыми и  опять идти пробовать.

Пролетела неделя. Штольц в гостях поправился на пять кг. Да и не мудрено – за семь дней пребывания у Шмулензонов, он уже знал - чем отличается борщ "Украинский" от борща "Московского", в рецепт которого входит копчёная грудинка!

- Нет, так больше нельзя! - решил гость и стал по утрам совершать пробежки. Каждое утро его встречала собака хозяев, живущая во дворе. Вот так вдвоём, они и бегали.

- А почему ваш пёс как то странно рычит, не «р-р-р», а «г-г-г». Картавит! - спросил Иван Иваныч.
- Ну, есть же выраженье: с кем поведёшься…

За два дня до отъезда, Шмулензон приготовил гостю подарок: экскурсию в знаменитые шабские винные подвалы.
В 6 км от Каролины – Бугас расположено село Шабо, знаменитое своими коллекционными винами.
Штольц зашёл в эти винные подвалы своими ногами, а вот как его оттуда вынесли,  не помнил!
На следующее утро получил от Бориса Семёновича «комплимент».

- Тоже мне доктор! Ты шо, совсем пить не умеешь? Они уже перешли на «ты».
- Да понимаешь, вино такое сладенькое, холодненькое, как компот, я пью, а тут раз – и свет отключили!

Целый день провёл «приболевший» доктор в саду на раскладушке, как «тяжелобольному», еду ему приносили в постель…

А вечером собрались родственники и соседи, чтобы проводить дорогих гостей и выпить "на посошок". Стол так же ломился от вкусных блюд, все пили знаменитый «шмулензонский самогон»,  но доктор ни пить, ни есть уже не мог... только смотрел на  родственников с любовью и признательностью.

А когда запели «Подмосковные вечера», с буквой «г» вместо «р», Иван Иваныч прослезился… Он уже, так и да, не хотел уезжать из этого гостеприимного дома своих новых родственников.

***
Сидя в вагоне поезда, который мчался обратно в его Ивановку, в купе, где не видно было даже окна – так Шмулензоны затоварила подарками и провизией на дорогу дорогих гостей, Иван Иванович Штольц, когда его зять вышел покурить, сказал дочери:

- Ты своим профурсеткам надень чёрные очки!
- Кому, пап?
- Подружкам своим…
- А зачем моим подружкам – чёрные очки?
- Чтобы они нашему Лёвочке не строили глазки! А то я им как хирург, лично, сделаю искусственное косоглазие…


 


Рецензии
Вот так, через желудок, и меняются идеологические установки. Ловко Шмулензоны покорили Штольца. Сюжет хорош и язык яркий, сочный. Читал и вспомнил Одессу с Николаевым.
Жму зелёную -

Саша Егоров   14.10.2019 18:43     Заявить о нарушении
На это произведение написано 88 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.