ЛАРА

ЛАРА
История одной пожилой дворняги

- Ну почему Рита всегда выполняет то, что обещает? – грустно думала Альма, лёжа на газоне рядом со своей любимой берёзой. Каких-то пару недель назад она сказала, что подумывает взять ещё одну собаку, потому что котов, видите ли, двое, а собак только одна, отчего и появилась эта идея восстановить равновесие. Ещё - как поняла Альма из того же разговора - Рита почему-то боялась, что Альма по примеру котов начнёт, чего доброго, мяукать вместо лая.

- Глупости какие, – ворчала тогда она себе под нос, – мяукать! Когда это собаки мяукали! Что-то она мне странное говорит!

Но оказалось всё именно так, как Рита и говорила, не в смысле, мяуканья, конечно, а в смысле ещё одной собаки. Когда в эту пятницу Альма как всегда  выбежала встречать свою любимую машину, то как только открылась дверь, она первым делом с, мягко сказать, удивлением увидела выпрыгивающую собаку неопределённого цвета и вида. Сначала она шарахнулась от неё и от машины, подумав, что обозналась – так нет же!! Следом за собакой показалась Рита и Оля, которые тут же наперебой начали говорить Альме, что привезли ей подружку. «Подружка» тем временем металась из стороны в сторону, постоянно приседая по малой нужде и тяжело дыша.

- Лара! Лара – позвала Рита, – иди сюда, знакомиться будешь!
Вместо этого Лара залегла в траве неподалёку и не думала слушаться.
- Невежливая какая! – возмутилась Альма и подтвердила призыв своих хозяев.
- Эй, Лара, слушаться надо! – крикнула она ей.
- Подожди, отдышаться дай! – неожиданно ответила та и несколько тяжеловато встала из травы.
- Ну и как тебе, Альма, твоя новая компаньонка? – услышала Альма голос не спешившего в этот раз погладить её Димы и завиляла хвостом.
- Лара! Лара! – снова услышала она, но на этот раз призыв подойти исходил от Васина.
- Что ж они все к ней обращаются-то! – забеспокоилась Альма, – всё Лара да Лара, как будто других здесь нет!
Лара тем временем подошла к Рите и неуверенно села рядом.
- Вот ещё! – возмутилась Альма и крикнула, бросившись к Рите, – эй, это моё место!
- Тише! Тише! Альма! – стала уговаривать её Рита. – Теперь Лара будет жить у нас, и вы будете дружить, ты же умная у нас девочка, правда, примешь Ларку в свою команду?
Альма озадачено посмотрела на Риту.
- При чём здесь ум? – не поняла она. – Ум – это чтобы думать, в этом её ещё давно убедил Маркиз, а дружба – это вместе время проводить и разговаривать, – это она и без Маркиза поняла, когда появился Серый – вот с ним у неё сложилась настоящая дружба.
- Где тут у вас попить можно, не могу больше! – подала голос Лара.
- У колодца вон таз стоит, видишь, – в непривычно суровой манере ответила она.
Лара тут же бросилась в указанном направлении и начала шумно лакать воду.
- Ну натерпелась! – засмеялся Васин, – намучили собаку!
- Сань, четыре часа по пробкам выезжали, ужас! – сами не хуже неё намучались! – ответил Дима и намекнул, что пора бы и в дом сумки заносить. А Рита добавила, что Лару до них ещё два часа везли в багажнике, а потом два часа ждали, пока рабочий день закончится.
Лара тем временем, утолив жажду, начала изучать Альмины окрестности.
- Это всё твоё что ли? – спросила она после тщательного вынюхивания.
- Моё! – ответила Альма, но разговора решила не продолжать.
- А я где буду? – снова спросила она.
- Не знаю, – как можно нейтральнее ответила Альма.
- Рита сказала, что с ней, – неуверенно продолжила Лара.
- А вот уж дудки! – разнервничалась Альма, – Рита моя хозяйка, слышишь, моя! И Оля тоже! – добавила она решительно.

В ответ Лара подбежала к Рите и всем видом показала, что с Альмой не согласна. Альму это вывело из себя и, забыв о приличиях, она с криком «Моя Рита! Моя Оля! Мой Дима! Мой Васин!» набросилась на Лару с целью преподать ей хороший урок правил поведения на её территории.

- Девочки! Девочки! Ну-ка прекратили ссориться! – вмешалась Рита. - Альмуся! – продолжила она, – ты же у нас хорошая собака, умница, не сердись! Ларе дом нужен также, как и тебе, как Серому, ну, согласна ведь, да!?

Серый оказался веским аргументом. Альма вдруг вспомнила, как он у них появился, как возмущался Маркиз, как она сама его уговаривала проявить терпение, и поняла, что ей придётся следовать своим же собственным советам. Только почему-то в случае с Серым ситуация обидной совершенно не казалась, а вот Лара задела её за живое. Получается, что теперь ей придётся всем с ней делиться – и вниманием хозяев, и диваном и, наверное, даже обедом! Это открытие вывело её из равновесия, ей хотелось рвать и метать. Никогда ещё ей не было так невыносимо неприятно и пакостно. Хотелось эту Лару хорошенько покусать, но поскольку она прекрасно знала, что делать этого нельзя, то, чтобы успокоиться, пошла отдышаться от обид на газон под берёзу, где они, бывало, ещё сидели с её самой главной Хозякой.
- Нууу, Рита! Расстроила собаку! – донёсся до неё Димин голос.
- Ничего-ничего! Ещё так подружатся – водой не разольёшь, увидишь! раздался в ответ голос Васина.
- Что там ещё случилось! – услышала Альма мчавшегося в ней Маркиза, – что за сыр-бор? Чего насупилась?
В ответ Альма только вздохнула и положила голову на лапы.
- Эй, Альма, слышишь, не пугай меня! Что случилось! Говори скорее! – настаивал Маркиз.
- Да собака у нас новая! – вот что, – выпалила она.
- Ну дела! – опешил Маркиз. – А Рита-то с Олей что думают?
- Так они её и привезли! – с досадой ответила она.
- С ума сошли! Точно с ума сошли! – диагностировал Маркиз.
- Прям вот так по доброй воле и привезли? – решил на всякий случай уточнить он.
- Ну я не знаю, по доброй там воле или нет, но привезли сами с ними в машине.
- С ума сошли! – не нашёл других слов Маркиз.
Какое-то время он посидел молча рядом, а потом, быстро смирившись с новостью, стал расспрашивать Альму о подробностях.
- Большая она или нет? Лает громко? Что сама-то говорит хоть?– пытался выяснить он.
- А чего это ты так заинтересовался? – с подозрением спросила Альма.
- Так я знать хочу, всё-таки на нашей территории жить будет.
- А почему ты так решил? – забеспокоилась она.
- Ха, ты что Риту не знаешь, что ли! – Собаке нужен дом! – передразнил он её. – Тебе жалко что ли? Так ведь сказала, да? Так ведь?
- А ты что, слышал что ли? – удивилась Альма.
 Слышал! – с чувством удовлетворения ответил Маркиз. – Только не в этот раз, а когда про Серого мне говорили – Серому нужен дом, Маркиз! Подвинься, мол! Ты, между прочим, тогда на стороне Риты была.

Альма вздохнула, – Серый ведь кот, старый, несчастный, а тут Лара эта как резиновый мяч скачет. Уже воду из нашего таза пила.
Фуууу, – сморщился Маркиз, – в миску ко мне случайно не лазила?
- Она в наш дом ещё не заходила.
- А где она сейчас? – поинтересовался он.
- В новом доме.
- Так это же отлично, Альма! – обрадовался он, – наши-то миски в старом доме, и твой матрас, и мой диван – все это в старом доме! А в новом пусть себе обитает, нам что, жалко что ли!
- А Рита? А Оля? А Дима? – грустно поинтересовалась Альма.
- А Васин? – подначил её Маркиз.
Альма обижено отвернулась.
- Брось ты, Альма, расстраиваться, – миролюбиво продолжил он, – ну Рита, ну Оля, ну и что? Это ж не мой любимый сухой корм! Их на нас на всех хватит! Меня, может, хоть тискать меньше будут. Да и тебя щёткой драть тоже. А мы всё равно главнее.
- Как это? – не совсем поняла его Альма.
- Ну главнее и всё тут! – чего непонятного-то? По-нашему всё тут — так, как мы хотим – я и ты. И обед нам первым, и ужин! А Лара пусть себе ждет своей очереди. Так что всё просто, Альма, не расстраивайся, а я пойду Серого поищу, обрадую его – тут Маркиз как-то странно хихикнул – новой собакой!

Как только Маркиз скрылся из виду, Альма расслабилась. Ситуация для неё была, мягко говоря, непривычная. Ей казалось, что она на какое-то время стала Маркизом что ли, если, конечно, так можно было выразиться. Обычно ей нравилось всё, что делали её хозяева, Маркиз же, напротив, часто бывал многим недоволен. То корма ему вовремя не подсыпят свежего, то вообще не то привезут, и понимать ещё его при этом не хотят и говорят, что, мол, зажрался он ... А Альма, наоборот, с радостью принимала всё, что исходило и от Риты, и от Оли, и от Димы, и от Васина. И ей никогда не было ни за что обидно или досадно, и она никогда ни на что не ворчала и искренне считала, что Маркиз в таких ситуациях был неправ. И вот – нате вам! Какая-то всего навсего Лара – и Альма сама себя не узнаёт! «Ну точно, вылитый Маркиз!» — подумала она и испугалась, вспомнив Ритины опасения насчёт возможности замяукать.
- А вдруг и правда замяукаю? – пронеслось у неё в голове. – Ведь думаю уже почти, как он!
Неизвестно до чего бы в этот раз додумалась бы Альма, если б не появившийся как всегда незаметно Серый.
- Альма! – услышала она взволнованный голос Серого и вздрогнула.
- Ты чего так кричишь??
- Это ты мне не отвечаешь, –  встревоженным голосом ответил ей Серый. – Зову-зову тебя, а ты лежишь, как будто тебя нет, и молчишь.
- Как это меня нет?? – заволновалась она. – Я есть!
- Как будто, – я сказал, Альма, как будто, понимаешь.
- Не понимаю, – честно призналась она, – не понимаю, как это можно как будто не быть, когда я есть.
- Ну раз ты есть, то почему тогда не реагируешь на мои вопросы?
- Я просто не слышала, Серый! А ты что, подумал, что меня нет что ли?
- Как будто нет, – с досадой поправил её он. Это когда ты что-то знакомое видишь, но оно не такое, каким должно быть. Вот ты, например, лежала и ничего вокруг не видела и не слышала. Я с тобой говорил, а ты никак не реагировала – как мне это назвать?
- Аааа, – облегчённо протянула Альма – а я-то испугалась, что со мной что-то начало происходить, чего сама не вижу.
-Так, – решительно сказал Серый, – давай всё-таки расскажи, что такое происходит, а то чувствую, что-то произошло, пока я на тот конец деревни ходил.
Альма в ответ шумно втянула в себя воздух и застыла в нерешительности.
- Давай-давай – подбодрил её Серый.
- Слушай, а я нормально говорю, а? – неожиданно для себя вдруг выпалила она.
- Как всегда, – ответил ей он и как-то странно при этом посмотрел.
- И никого тебе не напоминаю при этом? – ещё раз уточнила она.
Серый посмотрел на неё в упор и ничего не сказал.
- Мяя-мяяя-мяяя, – с натугой произнесла она и вопросительно посмотрела на своего собеседника.
-Мя-мя – что? – переспросил он.
- Мя-мя, у нас собака новая на территории, вот что!
При слове собака Серый вздрогнул и спросил, знают ли об этом хозяева.
- Так это они её и привезли, Серый! – с чувством ответила Альма.
- Ааа! Так это её мя-мя зовут?
- Нет, Лара.
- А что же тогда мя-мя?
- Какое мя-мя? – искренне удивилась Альма.
- Альма! – почти что возмутился Серый, – приди в себя! Ты мне сама это мя-мя втолковывала только что!
- А тебе это ничего не напомнило? – с надеждой в голосе уточнила она, – ничего-ничего?
Серый вопросительно посмотрел в ответ.
- Ну в смысле это я мяукаю?!
- Ты!!! – по-настоящему рассмеялся он, – мяукаешь??? Ха-ха-ха-ха-ха! Ну Альма! Ну рассмешила!
А что, – возмутилась она, – и мяукнуть у меня не может получиться что ли?
- Неее-еет, с трудом выговаривая слова, продолжал смеяться он, – для этого надо, по меньшей мере, быть котом, ну уж никак не собакой!
А по большей мере? – на всякий случай уточнила она.
А по большей и подавно котом! – наконец-то отсмеялся Серый и добавил, – фуу, давно я так не веселился!
Альма неожиданно для себя приняла обиженный вид и замолчала.
- Ладно тебе, – примирительно изрёк Серый, – лучше расскажи поподробнее про новую собаку.
- Да нечего мне и сказать-то. Выскочила из машины, уписала все вокруг, а потом долго-долго пила из нашего таза. Потом, – тут Альма решила не рассказывать о том, как она с ней пару раз пыталась поругаться, – потом её забрали в новый дом.
- И всё?! – удивился Серый. – А как выглядит-то хотя бы?
- Как собака, – ответила она и услышала голос приближавшегося в ним Маркиза.
- Как маленькая собака или как большая?
- Да какая вам разница! – вырвалось у неё, – всё равно придется с ней территорию делить. И не важно большая или маленькая.
- Ну наконец-то! – раздался голос Маркиза, – наконец-то, Альма, и ты начнёшь делиться, а то живешь и не знаешь, что это такое.
Серый выразительно на него посмотрел, но ничего не сказал.
- А что, – продолжил тему он, – я что-то не так говорю что ли? Вот я – делюсь с Серым, правда?

Не дождавшись ответа и не смутившись, он сам себе и ответил: «Правда. И заметьте, – при этом от посмотрел сначала на Альму, а потом на Серого, – совершенно от этого не расстраиваюсь. Надо – так надо.
Альма отказывалась верить своим ушам – кто бы это говорил! Вот так его послушать, так прямо образец добродетели, с которого надо брать пример. Как будто не было ни воплей по поводу миски, ни нападений на Серого сзади, чтобы уж наверняка отомстить ему за съеденную порцию. Как будто он сразу с распростертыми объятиями принял Серого и уступил ему свой диван!

«Образец добродетели» тем временем неспешно прогуливался по двору с распушённым хвостом, всем своим видом указывая Альме на то, как надо себя вести. И в тот момент, когда она обдумывала, в какой бы форме напомнить Маркизу о его проделках в адрес Серого, когда тот у них только появился, дверь нового дома вдруг распахнулась и из неё пулей выскочила Лара и тут же подбежала к Альме.
Маркиз с Серым в ту же секунду взлетели на Альмину берёзу и взирали на них с безопасной высоты.

- Что это у вас тут так котов много? – удивилась Лара.
- Что это за разговоры такие! – возмутился с дерева Маркиз. – Котов много не бывает! И запомни – здесь хозяин я. Я!
- А чего тогда на дерево взобрался? – без намёка на признание Маркиза хозяином спросила Лара.
- Да это ты его напугала! – с неприязнью вмешалась Альма. – Бегаешь, как будто за тобой кто-то гонится!
- Неправда! – миролюбиво ответила она. – Я всегда так бегаю и по-другому просто не умею.
- Вот-вот, – проворчал с дерева Маркиз. – Ты меня пугаешь, и я, чтобы тебе нос и глаза не расцарапать залез на дерево, а то меня же потом и будут ругать.
- Ладно, слезай, не боюсь я тебя, – ответила Лара и добавила, – там, где я раньше жила вообще четыре кота было, и – никто никому ничего не выцарапал.
- А чего ж ты тогда сюда приехала? – как можно нейтральнее спросила её Альма.
- Маша сказала – беда случилась.
- Что такое «беда»? – переспросила Альма.
- Честно – не знаю. Только вот Хозяин мой ушёл.
- Как это ушёл? – заволновалась Альма, тут же вспомнив свою Хозяйку, как она тоже однажды ушла и больше после этого не возвращалась.
Лара замялась с ответом.
- Слушай, – предложила ей Альма, – пойдём в моё укромное место – расскажешь, мне это интересно.

Лара с охотой согласилась, и Альма вскоре узнала, как она ещё совсем недавно жила со своим Хозяином, с Тошей и четырьмя котами в небольшом домике недалеко от очень шумного города. Потом что-то случилось и к ним приехала большая и тоже шумная машина и забрала Хозяина. Пока его не было к ним приходила соседка Маша и их кормила. Иногда Маша с ними разговаривала, и Лара из её слов поняла, что Хозяин заболел. Как-то раз, когда Лара поджидала своего Хозяина на его кровати, он пришел к ним сам и всё время немного так улыбался и всё хотел что-то Ларе сказать, но она его совершенно почему-то не понимала. Ей показалось, что он ей пытается сказать, что ей надо подождать, но у него не получалось ничего объяснить.

- Хозяин! Хозяин! Чего надо подождать?? – выспрашивала у него Лара, а он в ответ только смотрел на неё, а потом так резко повернулся и пошёл.

- Хозяин! Хозяин! – кричала она, но он не поворачивался и продолжал идти, как будто больше её не слышал. Тогда она решила что есть мочи бежать за ним, бежать во что бы то ни стало, но у неё ничего не получалось. Она тщетно пыталась встать, но задние лапы её не слушались. Она продолжала бороться, но у неё ничего не выходило, а задние лапы перестали ей подчиняться совершенно. В это время к ним пришла Маша их кормить и стала её везде искать. Отчаившись встать, Лара изо всех сил гавкнула, но у неё почему-то получился только тихий выдох, который Маша всё равно услышала. Когда она подошла к ней, то почему-то очень испугалась и всё время теребила её за задние лапы, приговаривая: «Ларка, Ларка, ну что это такое, неужели тебя парализовало?? Боже мой!» Лара изо всех сил старалась дать ей знать, что Хозяин был только что здесь, что он ещё не успел далеко уйти, что его надо догнать, его надо задержать, что он ещё не всё сказал. Но Маша её не понимала и только приговаривала «Что же теперь делать?» Лара не сдавалась и продолжала её убеждать дальше – беги, Маша, беги, останови его! Ты успеешь! Но Маша совершенно не так её понимала. Тогда Лара стала лизать ей руки и умолять понять её. А Маша в ответ только расплакалась, продолжая её гладить. Через некоторое время, так ничего и не поняв, она ушла, а Лара стала собирать все силы, чтобы всё-таки встать и бежать за Хозяином. Когда у неё получилось подняться на ноги, было уже темно, и сил у неё почти не оставалось. С трудом она спустилась на первый этаж и вышла во двор. Хозяина уже не было нигде видно. Она вздохнула и молча легла у входа в дом и не помнит, как уснула. Ей снился очень хороший сон. Она видела своего Хозяина, он ей улыбался и гладил её, но уже ничего не хотел ей сказать. Но этого ей уже было не нужно, потому что от его прикосновений, которых она почему-то совершенно не чувствовала, а только видела, ей стало так хорошо, как никогда ещё не было. Она поняла, что любит своего Хозяина и всё вокруг так, как ещё никогда ей не удавалось, и от этого ей было так хорошо, что больше ничего нужно и не было. Когда она проснулась, то увидела, что всё вокруг изменилось и, как ей показалось, стало думать и чувствовать также, как и она. Утром снова пришла Маша и очень удивилась, увидев Лару во дворе.
А потом ... потом началось что-то странное. Лара видела, что Маша иногда плачет, приходили разные люди, но очень быстро уходили, и так очень долго. Приехала какая-то машина и забрала Тошку. Забрали одного из четырёх котов. Через некоторое время убежал кот Рыжик, которого она любила больше всех остальных. А как-то раз приехали и за ней. Странные люди. Всё время её жалели, и привезли в маленькую квартиру, где жила совершенно жуткая кошка. Сколько кошек в своей жизни Лара ни встречала, но чтобы такая ... Она постоянно на неё нападала и сильно расцарапала ей нос и морду. Ларе пришлось целый день лежать у порога, после чего её снова погрузили в машину и привезли обратно к Маше. Маша выглядела очень расстроенной. Так она прожила в доме Хозяина до наступления тепла. Хозяин больше не появлялся, Маша приходила раз в день, и казалось, что так теперь будет всегда. Но сегодня утром она вновь погрузила её в машину и куда-то повезла. Ехали они долго, а Маша ей всё время говорила, что теперь она будет жить в хорошей семье, что ей надо подружиться с большой собакой и двумя котами, что её в новой семье никто больше обижать не будет.

- Наверное, это мы – большая собака и два кота, – в задумчивости сказала Альма.
- Наверное, – миролюбиво подтвердила её догадку Лара.
- Слушай, а с твоим Хозяном – что это было? Ты не знаешь? – осторожно спросила Альма.
- Нет, только я не понимаю, почему он ушёл и не вернулся, но я знаю, что так бывает.
- Откуда ты знаешь? – с надеждой спросила Альма.
- Ниоткуда. Просто знаю и всё. Само собой как-то, понимаешь, – извиняющимся тоном попыталась объяснить Лара.

Чтобы объяснить свой интерес, Альма рассказала Ларе о том, что она тоже жила со своей Хозяйкой и что та тоже как-то ушла от них и больше не вернулась. Почему так произошло, Альма не смогла узнать, сколько ни старалась. «Но это уже давно было, сейчас я просто помню её и всё, а раньше успокоиться не могла», – делилась своими самыми сокровенными мыслями Альма.

- Ты не сердись, Альма, что меня привезли, слышишь, – вдруг переменила тему разговора Лара, – я не буду есть из твоей миски, я вообще могу много не есть, не бойся.
Альме вдруг стало стыдно за своё недавнее поведение и мысли.
- Я не боюсь, – грустно сказала она, – только иногда веду себя как-то не так. Хочу сказать одно, а получается другое, но это пройдёт, ты просто не обращай внимания, ладно!
Казалось, они могли бы ещё разговаривать целую вечность, но тут дверь нового дома распахнулась, и все услышали Ритин голос: «Эй, собачки! Девочки! Познакомились? Пойдём погуляем!»

На этот призыв Альма пулей вылетела из своего укрытия в кустах, за ней тут же поспешила и Лара. Начинался новый период в их жизни, о чём они обе, пожалуй, совершенно не думали.



Изрядно намучавшись в пробках, Маша приехала домой только вечером, когда стемнело. Машину в гараж она загонять не стала, а быстро прошла в дом, стараясь не смотреть на соседний участок.
- Ну как, всё в порядке? – спросила поджидавшая её на кухне мама.
- Да, мам, люди хорошие, мне кажется, что в этот раз всё сложится удачно.
- Ну дай-то Бог, – только и сказала Анастасия Дмитриевна, а Маша молча налила себе чаю и также молча вышла из кухни и прошла в свою комнату. Мыслей в голове не было никаких, а во всём теле чувствовалась усталость. Она механически включила телевизор, механически пощелкала пультом и остановилась на наобум выбранной программе. Группа сидевших в студии людей что-то громко обсуждала. Было ясно, что они все друг с другом не согласны, и каждый хочет отстоять свою точку зрения. Маша невесело хмыкнула – мне бы ваши проблемы! Уже год помимо основной работы она ещё работала и в качестве зооволонтёра на ветеринарной станции. Чего только она не насмотрелась за этот год, каких только судеб, как звериных, так и человеческих не узнала! И чем больше она узнавала, тем грустнее ей становилось и начинало казаться, что это животные живут по человеческим законам, в то время как люди больше предпочитают законы звериные, иначе она не могла объяснить поступки большинства из тех, с кем ей удалось столкнуться по роду её деятельности. Вздохнув, Маша выключила телевизор, глотнула чаю и вышла на кухню. Анастасия Дмитриевна всё ещё была там.
- Мам, а Рика с Ваксой на ночь выпускала? – спросила она.
- А как же, дочка, выпускала, конечно. За ворота с ними выходила, пока тебя ждала. Хорошо, ещё отец во вторую смену, а то бы нервничал тут вместе с нами.
- А чего нервничать-то? – удивилась Маша. Я человек взрослый, да и отъехала-то на каких-то километров шестьдесят от дома.
Анастасия Дмитриевна улыбнулась: «Старею я, видно, беспокоиться много стала. Во так вот, Машуня. Людям чего-то доверять перестала, всё подвох чуется везде, и уже не справиться мне, вот и переживаю по любому поводу».
- Да, мам, не старость это, а время такое. Плюс телевизор поменьше смотри, они там специалисты по плохим новостям да дешёвым сериалам. Лучше вон с собаками выходи почаще, больше пользы будет.

- Да ты знаешь, жалко мне Ваксу таскать-то, прыгает на трёх лапах за нами, успеть старается, люди оглядываются, сама знаешь.
При упоминании Ваксы Маша почему-то улыбнулась, хотя на первый взгляд поводов для улыбок вид этой собаки давать был не должен. Ваксу, как, впрочем, и Рика Маша привела домой с ветеринарной станции – и того и другого должны были усыпить. Одного по просьбе его хозяев, другую – из-за безвыходности. Рик был откровенно старой рыжей дворняжкой с плохим запахом их рта, подсеповатым и бестолковым. Его привели во второй день Машиного волонтёрства и оставили вместе с необходимой суммой на укол и сопутствующие расходы. Маша, не раздумывая, взяла его себе. Ветврач посмотрела на неё в тот раз как-то по-особому, но от комментариев воздержалась. Вакса появилась несколько позже, её привезли какие-то сердобольные люди, подобрав едва живую на обочине дороги. Эта собака поразила их всем тем, что пыталась вилять тощим хвостиком каждому, кто к ней подходил. Её доброжелательность и воля в жизни были настолько поразительны, что, не сговариваясь, было решено попытаться её спасти. Попытка удалась, и когда собака пошла на поправку, Маша уговорила родителей разрешить ей взять ещё одну собаку.
- Скажи спасибо, что живём в своём доме, – ворчал отец, а то никаких собак и духу бы не было!
- Ладно, – сказала после небольшой паузы Маша, – пойду просто на улице постою, а то после пробок и духоты до сих пор кажется, что воздуха не хватает.

Тихий вечер подействовал на неё умиротворяюще, в воздухе иногда проплывали какие-то едва уловимые ароматы, вдалеке заливались соловьи, которых пытались заглушить лягушки своими бескомпромиссными трелями. Маша неторопливо обошла дом и подошла к вольеру с собаками, которые бесконечно ей обрадовались и немедленно стали соревноваться в выражении чувств, щедро делясь с ней своим радостным восприятием всей окружающей жизни.

От вольера Маше хорошо был виден соседний участок, где стоял маленький неказистый домик и такой же, как и на Машиной территории, вольер, который в отличие от её вольера был пуст. Сердце снова сжалось. В то, что уже никогда не придётся перекинуться шутками с соседом Алексеем, поверить было невозможно, но непривычная тишина без Ларкиных постоянных поскуливаний всё расставляла по своим местам. «Боже! Ведь завтра уже сорок дней будет!» – вспомнила Маша и тут же расстроилась – даже в церковь не сходила … До чего ж суетная жизнь!»
Маша подошла к забору и облокотилась на него, медленно обводя взглядом весь участок, на котором каждый куст мог рассказать свою историю о ещё недавно бурлившей здесь жизни, порядок которой определял хозяин участка Алексей, четыре его кота и две собаки. И вот прошло каких-то сорок дней, а жизнь так изменилась. Ещё месяц назад ей казалось, что с навалившимися проблемами не справиться, а теперь почти все хвостатые обитатели пристроены. Остались только две кошки, которые уже почти перебрались к Маше, но о чём ещё никто кроме Маши не догадывался. «Даа, сорок дней …» – снова пришло ей в голову. Невозможно было сказать, много это или мало. Этот период вместил в себя столько событий, что выпадал из общего хода времени. Вспоминать эти события, правда, не хотелось. Вся Машина деятельность в это время была направлена на то, чтобы, по сути, довершить разрушение прежнего мира его обитателей. Первым вслед за Алексеем пропал кот Рыжик. Маша вскоре увидела то, что от него осталась, недалеко от тропинки в кустах, куда водила Рика с Ваксой. По всей видимости Рыжик отправился на поиски хозяина не успел убежать от собак. О своей находке она предпочла никому не говорить. Потом приехавшие на 9 дней родственники из Белоруссии забрали Тошку, которого когда-то и подарили своему племяннику. Лара осталась одна и постоянно скулила. Тогда Маша решила начать давать объявления о пристройстве оставшихся, предварительно опросив знакомых. Дело продвигалось туго, если отсутствие какой-либо реакции на все её объявления можно было назвать продвижением. Маша уже устала проверять свои объявления на разных форумах и электронную почту в надежде получить ответ, когда поступил первый звонок. Интересовались Ларой, и после подробных рассказов пообещали приехать на следующий день и действительно приехали. Всё сложилось настолько удачно, что Маша почувствовала какое-то смутное недоверие ко всему развитию событий. Когда, наконец, все её волнения ушли, ей позвонили новые Ларкины хозяева, и сказали, что, в общем, они приносят свои извинения, но … На следующий день Ларка снова надрывно грустно поскуливала в пустом вольере. Сердце у Маши дрогнуло, и она решила отпустить её гулять по всему участку, предварительно открыв дом и заперев, как следует, калитку. От отца же она получила строгое предупреждение, чтоб больше никаких других собак на их территории.



- Рит! Кто это у Вас по участку бегает?! – раздался голос соседки Наташи.
- Ааа! Наташа! Привет! – обрадовалась Рита, подошла к забору и начала обстоятельный рассказ о новой собаке. Наташа внимательно слушала, слегка улыбалась и довольно кивала головой.

- Молодцы какие! – подытожила она услышанное и начала свою историю о недавно появившейся в их семье персидской кошке Миранде, сначала, правда, позвав развалившегося на солнышке Маркиза – ей, Маркизя! Иди тоже послушай, это тебе интересно будет.

Маркиз в знак сомнения приподнял хвост и повёл ухом. Рита же с Наташей поняли его по-своему и засмеялись – Ладно, слушай историю оттуда.

- Слушай, Рит, а что Димка так легко согласился на ещё одну собаку? – вернулась к новой теме Наташа после своего рассказа. – Мой бы, наверное, запретил мне. Он против кошки-то возражал, я его почти месяц убалтывала.
- Ты же знаешь Димку, – засмеялась Рита. – Ну, повопил малость, а когда я ему рассказала о последнем комментарии к объявлению о Ларке, он тут же сдался.
- Какой комментарий? Ты мне ничего не говорила.
- Да говорить, Наташ, особо не о чем. Написал один товарищ, что, мол, кому в наше время нужны дворняжки, да ещё старые!
- Ну конечно! – возмутилась Наташа.
- Вот-вот. Тут Димка и сдался, сказал, что он предпочитает жить в другом времени, не в том, в котором этот комментатор обосновался. А для этого, как оказалось, нужно совершить поступок. Вот этот поступок теперь у нас и будет рассекать по участку!

- Хорошо сделали, – снова сказала после некоторого молчания Наташа и добавила, – живём в мирное время, а всё равно, сколько вокруг несчастья. Я ни про животных, ни про детей спокойно ни читать, ни слушать не могу.
- А старики? – добавила Рита и вдруг серьёзно сказала, – мы и о детях думали, Наташ, да не выходит. Без работы тут же окажемся за чертой бедности, а так – все дни на этой работе, какое усыновление!

Наташа в знак понимания только кивала головой.
Затянувшуюся паузу нарушила подошедшая Оля, и разговор вернулся к прежней теме, и неизвестно, сколько бы ещё они проговорили, если бы не появившийся Дима, который тут же начал интересоваться обедом. Наташа, посмотрев на часы, ойкнула, засмеялась и заторопилась в дом, сказав, что за интересным разговором совершенно не замечаешь время. Рита с Олей неспешно пошли к себе, на ходу распределяя обязанности. А Маркиз остался лежать на солнышке, недоумевая, что этим людям неймётся – всё что-то им надо, постоянно что-то сами делают и друг другу занятия выдумывают.

А Серый в это время сидел, щурившись на солнце, за воротами, раздумывая, в какую сторону податься. С тех пор, как его приняли в дом, прошло уже прилично времени, но всё равно, отправляясь каждый раз на прогулку, он испытывал приподнятое чувство от того, что ему было куда возвращаться, это придавало его жизни новый смысл.

Собаки же были заняты своими делами. Окончательно успокоившись, Альма не без удовольствия вводила Лару в курс происходящего и знакомила её с новыми для неё с порядками и окрестностями, и через каких-то пару недель после появления на новом месте она уже не чувствовала себя чужой. Больше всего Лару поначалу почему-то беспокоил часто кукарекавший, и – как ей казалось, совершенно не по делу – петух через пару домов от них и соседские гуси, гоготавшие иногда так, что хотелось на всякий случай хорошенько полаять. Помимо этого, на другом конце деревни было несколько лошадей и собака Лорд, и вот эта компания действовала не только на Альму и Лару, но и всех окрестных собак магически – как только лошадей выводили из стойла и вели через деревню в поле, все собаки без исключения поднимали такой лай, что Лорд после бесплодных попыток урезонить их рассорился со всеми.

- Знаешь, - сказала как-то Лара Альме, а мне у вас так понравилось, что не хотела бы я никуда отсюда уезжать, если, конечно, мой Хозяин не вернётся.
- А отсюда и не надо уезжать, - забеспокоилась Альма, - я уже давно никуда не уезжаю, как Маркиз и как Васин. Оля к нам вот переехала. Только Дима с Ритой почему-то всё никак не решатся. Альма немного подумала и начала излагать Ларе свой взгляд на их семью.

Лара слушала и её охватывало лёгкое удивление, как быстро она почувствовала себя почти что дома в совершенно незнакомом ей совсем недавно месте, но это не вызывало в ней никакого недоумения или беспокойства, напротив, казалось, что именно так и должно было быть. Так нарушенная было непредвиденными и совершенно непонятными обстоятельствами жизнь вновь пошла своим чередом как для Лары, так и для всех обитателей большого участка.


Рецензии
Наблюдать за животными очень интересно и забавно. А вот писать о них для меня трудно.
Замечательно написали.
Жму на зеленую.

Галина Санорова   17.05.2018 14:06     Заявить о нарушении
Большое спасибо за отклик!
Отклики на рассказы о животных - бесценны!

С уважением

Лидия Курчина   17.05.2018 15:39   Заявить о нарушении
На это произведение написана 21 рецензия, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.