Такие вот пироги

               
     Дедушка приехал в гости летом.
–Ты помнишь меня? – строго спросил он старшую внучку. Галка  дедушку не помнила, помнила только, что когда-то, давным-давно, они с бабушкой ходили  к нему в школу. Дедушка был там  самым главным, он был директором. Они шли  по узенькой тропинке, а с двух сторон росли травы и цветы.  Трава была   высокой, выше Галкиной головы,  и она шла по такому коридору, и цветы были такие душистые.  Это они так гуляли с бабушкой и, заодно, носили дедушке обед.  В школе было прохладно и пахло краской. И, если громко крикнуть, кто-то крикнет в ответ. Все классы были открыты, и в каждом   была печка, потому что зимой в Забайкалье очень холодно Печки Галка помнила, высокую траву,запахи помнила, бабушку, а деда – нет.
–Ну что ты хочешь, папа, семь лет прошло, ей же  тогда и трёх лет не было…
 Что-то было не так в дедушке, а что- девочка  не понимала. Как-то двигался он странно, опирался на палочку, но спину держал прямо, очень прямо. И вставал, и садился трудно, и кряхтел при этом.
  Это был мамин папа, но Галке казалось, что мама совсем не радуется приезду дедушки.  Они  жили  в коммунальной квартире, в их комнате стояла кровать мамина-папина, круглый стол, накрытый скатертью с бахромой,  над ним висел  оранжевый абажур, вокруг стола стояли стулья, ещё была этажерка с книгами и два кресла-кровати. На  ночь их раздвигали, на кресло-кроватях спали они с сестрёнкой.
–Ты что, правда не помнишь дедушку? –грустно спросила мама, укладывая их спать. – И я вижу, дедушка тебе не понравился?
Галка промолчала. Не понравился: странный, не слушает, когда ты ему отвечаешь, молчит,что-то всё думает.
– Сегодня вы поспите с Машей вместе, ничего, потерпите, а завтра возьмём у тёти  Клавы раскладушку для дедушки, будете спать на своих местах.
 Мама выключила свет и ушла на кухню. За окном горел фонарь,  и было в комнате  светло.  Они повозились, стягивая одеяло друг с друга, похихикали и заснули.
      Ночью Галка проснулась от холода  и от непонятных звуков: кто-то рядом рычал, стонал, а ещё в комнате чем-то пахло ужасным, чужим. Сестрёнка завернулась в одеяло с головой, пришлось  с силой вытаскивать одеяло из под неё. Фонарь на ветру раскачивался, и тени на стене и на полу двигались. Галка вспомнила: к ним приехал дедушка, спит на соседнем, машкином  кресле. Она  пыталась разглядеть,  но так ничего и не поняла, там лежало что-то маленькое.  Галка собралась лечь,   но  вдруг срочно понадобилось в туалет. Села, хотела найти тапки,  и вдруг замерла от ужаса: рядом с её креслом, прямо перед ней стояли Ноги, настоящие огромные ноги. В ботинках.   Ноги  и больше ничего. Они  поблёскивали,  и как-будто шевелились, и двигались на неё.  Затошнило.Почему-то всегда от страха её тошнило. Галка беспомощно всхлипнула и вползла под одеяло, натянула его на голову и как-то сразу всё закончилось.
Проснулась утром, во всю светило солнце.  В комнате никого не было, из кухни доносились голоса, звон посуды, там завтракали.  Вошла мама, сморщилась:
– Фу, какая духота!
Открыла окно, и свежий сосновый воздух заполнил комнату.
 – Вставай,  засоня,  сейчас позавтракаете и поведёте дедушку в Дом офицеров, пойдёте в кино на 10 часов, «Судьба барабанщика». Вам ещё билеты купить надо.
 Кино! Вот здорово!  Галка собралась встать, но почувствовала, что встать просто так она не может, рубашка была мокрая и холодная, и прилипла к спине.  Сейчас-сейчас  это увидит мама. А  мама  уже стянула с неё одеяло.
– Быстрей-быстрей, опоздаете, – и... увидела.
– Здассте! Это ещё что за географические новости!– возмутилась она. Этого нам только не хватало! Ты что, не могла встать и сходить в туалет! Быстро в ванную! Позорище! Здоровая девица! Это что ж творится?  Никогда такого не было!
Галка  сама не могла понять, как это  случилось. Она спала…    И вдруг  вспомнила: Ноги! Огромные ноги в ботинках!  Они стояли вот здесь, рядом с креслом!  Рассказать об этом маме она не могла.  Снова затошнило.  Наверное, она позеленела, потому что мама, подавая ей чистое бельё, увидела, что дочке плохо.
– Ладно, – уже спокойным голосом сказала она, – бывает, это вы вчера вечером лимонад пили. А теперь быстро мыться и – за стол! 
  С дедушкой оказалось не так уж плохо.  В Доме офицеров они посмотрели  фильм «Судьба барабанщика», хороший фильм про мальчика Серёжу, у которого случилась беда, только мешала пятилетняя Машка– весь фильм шелестела фантиками, да дедушка отчего-то всё время сморкался в свой носовой платок. Потом  они зашли  в библиотеку и дедушка набрал книг на мамину карточку столько, что Галка подумала, что он будет жить у них долго-долго, много лет, пока не прочитает все эти толстые книги. Потом они сидели на скамейке в парке возле ГДО  и ели мороженое в хрустящих вафельных стаканчиках, и не лизали, а прямо откусывали, и никто на них не ругался, что заболит горло,  и никуда они не торопились.  Когда пришли домой,уже был готов праздничный обед и на третье мама испекла пирог с черникой.    Обедали  не на кухне, как всегда, а за круглым столом в комнате, потому что было воскресенье и потому что у них теперь был  дедушка. Ему очень нравилось, как мама готовит, особенно понравился  пирог  с черникой.
     После обеда  тихий час. Это значит, надо спать, так было заведено. Снова разложили кресла, Сестричка сразу засопела, уснула.  Дедушка с папой ушли курить на лестницу, мама на кухне мыла посуду. Галка не могла так быстро заснуть.   Вошёл дедушка, сел на  кресло, снял рубашку и стал отстёгивать какие-то ремешки. Отстёгивал, отстёгивал  и вдруг сделал то, от чего Галке снова стало плохо. Он крякнул и разделился пополам, на две части – ноги остались стоять на полу, дед  вытащил из них  обрубочки-розовые синеватые с белыми рубчиками,завёрнутые в грязные тряпки портянки (вот чем так воняло ночью). Галка вспомнила давнишний разговор мамы с папой, она подслушала нечаянно, они   разговаривали про деда, про то, что он "потерял ноги".   Где потерял? Потерял, а теперь вот нашёл? Сейчас было светло,  но всё равно страшно.  Галка открыла рот и не могла отвести глаз от  синеватых обрубочков. А дед, взглянул на внучку, сказал:  «такие вот пироги», усмехнулся, закинул культи  на постель и накрылся простынёй.
   Пройдёт много лет и Галка узнает, как дед потерял ноги. Очень просто: он был директором школы и, кроме математики, вёл ещё у старшеклассников Конституцию СССР, был такой предмет в школе. Проверяя письменную работу учеников, пропустил ошибку и поставил "отлично", а ошибка оказалась "политической". И, как «враг народа», дед попал в лагерь, работал на лесоповале.
  Ноги он отморозил. Там такие в Забайкалье лютые морозы.


Рецензии
А я деда потом в женский туалет повела, я помню, как меня ругали. я написала тебе поздравления на почту!

Мария Кравченко 2   27.12.2013 14:18     Заявить о нарушении
А я,помню,Маша, что дома не ругали, а смеялись, дед смешно рассказывал,как дамы встрепенулись, увидев его в туалете.Спасибо тебе за поздравление, сегодня Алиса звонила,поздравила, потом разговаривала с бабушкой. Обнимаю. Галя

Галина Степанова   27.12.2013 18:03   Заявить о нарушении
На это произведение написано 8 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.