Баня

Главы из книги "Тайна старого дома или страна грёз"


           - Завтра суббота, будем топить баню, - говорит дед. - Только учтите, в баню не ходят после двенадцати часов ночи в полнолуние. Первым должен пойти париться тот, кто её истопит.

            По комнате разливается запах душистого чая. Пахнет мёдом, чабрецом, душицей, мятой. Каждый наливает себе чай по душе, пробует варенье, которое сварила бабушка Агриппина. Она сидит совсем близко к камину. У неё в руках мелькают спицы. Уже готовы новые тапочки. Она их дарит всем, кто приезжает в гости.

           - Старые люди считают, что в каждой бане живет свой банник, - продолжает дед. - Он живет за печкой и следит, чтобы в бане был порядок и наказывает тех, кто его нарушает. Он всё равно, что в доме домовой. Как ему угодить? Когда моешься, о плохом лучше не думать. Есть такое поверье: сколько бы человек не собирались в баню, всем нужно успеть помыться в три захода.

А тот, кто пойдет в четвертую очередь - или ошпарится, или к печке прикоснётся, или мыло потеряет. Ведь в бане мы не только тело моем, но и очищаемся духовно. Даже если не задумываемся об этом. Не зря христианский обряд крещения связан с омовением в воде. Вся скверна, от которой мы в бане избавляемся, там и остается.

Поэтому всякая нечисть баню и любит, но голову только ночью поднимает до первых петухов. Стоит ли её тревожить? Поэтому старики утверждают, на том месте, где баня стояла нельзя строить дом. Как и там где был пожар.

            Егор слушает деда и мечтает о венике.
            - Баня - ценность интернациональная, вневременная, - продолжает дед. - Слово «баня» греческого происхождения. Означает оно «изгонять боль и грусть». А разве не разгоняет? - улыбается дед.

           Егор уходит спать к себе в комнату. Бабушка желает всем спокойной ночи и тоже уходит к себе. Дед идет проверить, закрыты ли все окна и двери. Он знает, молодежь может сидеть в гостиной до утра.

           Сегодня суббота - банный дань. На улице выпал первый снег. В этом году рано. Он скоро растает. Ещё вчера тянулась длинными нитями в воздухе серебристая паутина - на тебе - снег!
           Весь мир кажется сказочным. Лишь местами на полях из-под снега мелькает заштрихованная зелень. Егор с дедушкой идут в лес за пихтой. Он постелет её в баньке на пол, и вся она пропахнет лесом.
 
          Вдруг впереди в неподвижном белом царстве замигали огоньки. Они подходят ближе и видят заалевшую рябину. Тонкая рябинка – она раньше других почувствовала приближение снега и вся окрасилась в осенний цвет. С хрустким шорохом опадают последние ягоды, уцелевшие от стаи дроздов.
В этом году рябины и черемухи очень много. Есть чем полакомиться птицам, трудная их ждет пора. Печально светятся на белом снегу яркие ягоды. Холода настоящего ещё нет, и снег не серебрится.

          Хмурое небо в лохматых тучах, лишь кое-где видна бледная просинь. На берегах бело и оттого река кажется тёмной, неприветливой. Здесь на угоре её хорошо видно. Тени деревьев в ней не отражаются, как раньше.

           Последние стаи тронулись в путь, летят низко над водой. Садятся на маленькие островки, прячут головы под крыло. Снег начинает таять, на глазах оголяется земля. С деревьев падает густая громкая капель. Весь лес заполнен шорохом и треском. Холодная нерадостная капель.

           - Что это! - вскрикивает Егор, - зеленые звезды!?
           Перед ними огромные зелёные звезды. Такие звёзды можно увидеть только в лесу и только после того, как выпадет первый снег. Ещё такие звёзды Егор видел в морозный ясный день на окне. Сказочные звёзды папоротника, только на окне они белые и чуть меньше. А здесь! Здесь они раскидистые, зелёные, пахучие.

           - Дедушка, нарисуй их. Они такие красивые, - просит Егор.
           - Нарисую Егор. Они и мне нравятся, лесная сказка. Рос папоротник развалистым кустом. Пал на резные листья первый снег, пригнул листья к земле, получились зубчатые, огромные звёзды. Звёзды волшебного таинственного папоротника.

           - Говорят если найти цвет папоротника и взять его в руку – станешь невидимым, и всё задуманное сбудется.
           - Трудно найти цвет папоротника, очень трудно. Папоротник цветет лишь в легендах. Ещё никто и никогда его не находил. Теперь глянь на эти зелёные звёзды. Каких только чудес в лесу не бывает.

           Егор и дед ломают мягкие пихтовые лапы и складывают их в корзинку. Довольные они возвращаются домой.
            В доме все давно уже проснулись. Кто-то совсем не спал. Сегодня у бабушки на кухне много помощников. Все рады первому снегу. Уже успели поиграть в снежки, и перед домом красуется смешная снежная баба. В гостиной пылает камин. Савва играет на пианино. На нем белая рубашка, на шее изумительный темно-зеленый бант.

Егор знает, бабушка открыла два своих сундука, и вся молодежь одета по моде начала ХIХ века. Они выглядят такими нарядными и необычными. Говорят тихо, хотя на улице кричали во всю силу своих голосовых связок. Молодежь решает завтракать на кухне за большим круглым столом.

           Хозяин стола – сверкающий старинный самовар – начищен до блеска. Его утром рано разжег дед. Теперь он красуется на столе. Сверху вокруг трубы белеют яйца. Таких вкусных яиц Егор мог отведать только у бабушки.

           Девушки приготовили омлет, пожарили оставшиеся грибы. Бабушка напекла шанежки с картошкой. На фарфоровом блюде лежат красные помидоры. Это последние, сорванные еще в сентябре. Они доспели в ящиках под столом. Егор знает, что на этом блюде стоит клеймо «фабрика Кузнецова». Старинный фарфор. Осталось совсем немного чашек и блюдец. Сегодня они все красуются на столе. В маленьких вазочках с маленькими ложечками ароматное варенье и мед.

           Сразу после завтрака дедушка идет топить баню. Это целое искусство баню истопить. Сырой промозглый осенний денёк. Дед любит в такую погоду париться в бане. У него заранее заготовлены березовые полешки. Дух от таких дров – свежий, лесовой, чуть стылый. Ещё в баню не пошел, а, сколько приятного для души. Поленья аккуратно сложены под лавкой у каменки. Дед всегда волнуется, когда разжигает каменку. Он любит огонь.

           Лавки вымыты до блеска. Теперь можно и затопить. Поленья в каменке он клал, как и все кладут, но внизу паз оставлял для бересты, а потом поджигал. Это самый волнующий момент - когда разгорается огонь. Ох, и замечательный момент! Дед приседает на корточки перед каменкой и неотрывно смотрит, как огонь сначала маленький несмелый, чуть трепетный, становится все больше, захватывает всю каменку, полыхает и гудит.

          Плавно загибаясь кверху, повалил дым. Когда в каменке накопится больше жару, дыму станет меньше. Самое время подбросить ещё дров, не на угли уже, но и не тесно. Огню простор нужен. Лучше всего чтобы горело вольно, во всех углах сразу. Скоро в бане накалится всё – стены, полок, лавки. Потом и не притронешься. Дед накидал на пол еловых лап, такой будет от них аромат, такой лесной дух!

          Дед топил баню не суетясь, с делом, с толком, с расстановкой, Он выбирает веник заранее. Загадка про веник есть «В поле, в покате, в каменной палате сидит молодец играет в щелкунец. Всех перебил и царю не спустил».

          Егор ожидает деда в предбаннике и вспоминает свою, самую первую с ним баню. Ему было четыре года. Весна набрала полную силу. Цвели яблони. Был субботний день. Егор приехал с мамой в старый дом. Дедушка топил баню.

           - Ну что Егорка, пойдешь со мной париться? - спрашивает он внука.
           - Пойду деда.
           Он ещё ни разу не парился в дедовой бане. С дедом он готов пойти куда угодно.

Банный жар - густой, ошеломляющий, необычный - потряс его. Все тело размякло. По щекам и по спине катился пот. Увядшее от жары сознание заставило выдохнуть все обиды и рассмеяться. Он тогда глотал воздух, словно конфету и весь наполнился душистым запахом трав и берёзового веника. Дед долго тёр его мочалкой, обливая дряблой водой. Потом дед сдает на каменку. Каменка грохочет как пушка.

Сухой, калёный пар прижал Егора к полу. Дед положил его на полок и стал охаживать веником. Было нестерпимо жарко, и Егор не выдержал – заревел. Он ревел на всю баню, а дед парил и приговаривал:- «расти мужичок, не будь с ноготок, баней закаляйся, силы набирайся».

           Потом ещё раз с головы до ног облил дряблой водой, пахнувшей мятой и хвоей приговаривая, как положено: «с гуся вода, с мальца худоба», Освежил лицо внучка холодяночкой, промыл глаза, стал вытирать и приговаривать:- «Вот и все! Будет реветь-то! А то услышат сороки-вороны и унесут тебя к себе в гнездо, такого чистого, распаренного и пригожего».

           Егор выходит из бани. Такая тишина вокруг. Он медленно идет в дом в большом махровом полотенце и дедовой куртке. Пьянея от густого яблоневого запаха со всех сторон обступившего его, Егор останавливается и смотрит на дом. В окно ему улыбается бабушка и зовет его. Он вспоминает, как дед охаживал его веником. За что думает он, за что он его так и слезы вновь застилают ему глаза. Он ревет.

          - Что с тобой! Егорушка-скворушка? Кто обидел тебя? Уж не вороны ли? Такого чистого и пригожего?
          - Дед в бане бил меня веником.
          - Глупенький мальчик, - улыбается она ему, одевая во все чистое, - так это дед парил тебя. На то она и баня, чтобы париться.

     Теперь, когда Егору уже двенадцать лет, смешным кажется тот случай и слезы, и обиды. Такими желанными становятся банные вечера.


Рецензии
Здравствуйте!
Так в баню захотелось! Чтоб мыло дектярное, как Бабушка учила, чтоб кожа гладкой и чистой была, веник дубовый и веточки мелиссы для аромата! И потом босиком на снежок! Красота!
Спасибо Вам!

Валентина Хрипунова   07.04.2019 11:34     Заявить о нарушении
Чтоб мыло дектярное, как Бабушка учила, чтоб кожа гладкой и чистой была, веник березовы и веточки мелиссы для аромата! И потом босиком на снежок! Красота! Блаженство!

Галина Польняк   10.04.2019 08:47   Заявить о нарушении
На это произведение написано 46 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.