Королевские династии Руси

КОРОЛЕВСКИЕ ДИНАСТИИ РУСИ (редакция 10 июля 2014 г.)

1. Венгерские короли

Как указывает проф. Я.Д. Исаевич, титул короля Руси не обязательно должен свидетельствовать о коронации, поскольку западноевропейские источники фиксируют признание статуса королевства за государством, а не за отдельными личностями [Исаевич Я.Д. Галицко-Волынское княжество в конце XIII – начале XIV в. // Древнейшие государства на территории СССР. Материалы и исследования. 1987 г. – М., 1988. – С.73].
По данным венгерских источников, король Бела ІІІ (1172-1196 гг.) в грамоте одной из церковных канцелярий от 2 мая 1189 г.  провозглашался «славным королем Венгрии, Далмации, Рамы и Галиции» (gloriossimi regis Ungariae, Dalmatiae, Ramaeque et Galaciae), где присутствует написание страны именно Galacia, а не традиционное для ХІІ в. Galicia или Gallicia. Также существует документ еще 1124 г., где присутствует формула «король Венгрии, Далмации, Хорватии, Галиции и Болгарии» [Головко О.Б. Корона Данила Галицького: Волинь і Галичина в державно-політичному розвитку Центрально-Східної Європи раннього та класичного середньовіччя. – К.: Стилос. 2006. – С.202, 387]. Как известно, в это время в Галиче княжил сын венгерского короля королевич Андрей (Эндрэ).
После смерти великого князя Киевского и князя Галицко-Волынского Романа Мстиславича его жена Анна, дочь византийского императора Исаака ІІ Ангела (1185-1195, ум. 1204) и Маргариты-Марии, дочери короля Галиции Белы ІІІ [Майоров О. О происхождении второй жены Романа Мстиславича: дочь императора Исаака ІІ в Галицко-Волінской Руси // Карпати: людина, етнос, цивілізація. – Івано-Франківськ: Плай, 2010. – Вип. 2. – С.41-51; Войтович Л. Король Данило Романович: загадки та дискусії // Terra cossacorum: студії з давньої і нової історії України: Наук. зб. на пошану докт.іст.наук., проф. В. Степанкова. – К.: Інститут історії України НАНУ, 2007–  С. 383-403] и племянница венгерского короля Андрея (Эндре) II Арпада, вместе с малолетними детьми укрылась в Венгрии. Венгерский король Андрей и краковский князь Лешек, как опекуны детей князя Романа, договариваются между собой о разделе Галичины. Уже 24 января 1206 г. Андрей ІІ титулирует себя королем Галиции и Владимерии (Galiciae Lodomeriaeque).
Для укрепления своей позиции в Галичине и Приднестровье венгерский король Андрей ІІ в1211 г. передал владения в Трансильвании Тевтонскому ордену, который после потери Палестины пребывал в Венеции. Границы земель ордена достигали земель бродников. Но очень скоро от этой идеи венгерский король отказался. Как он писал, рыцари были подобны «мыши в сумке, змее за пазухой», и угрожали не расширить, а сузить границы королевства.
Но также следует согласится с мнением, что у венгров отпала надобность в тентонских рыцарях после того, как в 1214 г. на встрече в Спише Андрей Арпад и Лешек Белый согласились на женитьбу трехлетней дочери Лешка Саломеи с шестилетним сыном Андрея Коломаном, который с титулом короля должен получить Галич (Rex Galitiae), а Лешко должен был получить северное Побужье (Берестейскую землю и северную часть Червенской земли).
Затем венгерский король обратился с просьбой к папе римскому Иннокентию III прислать корону, а церемонию коронации должен был осуществить архиепископ Гранский и венгерский примас, обещая за это унию Галиции с Римским престолом. Коломан несколько раз терял галицкий трон, но и возвращал его себе, будучи королем Галиции и Володомерии, соответственно, в 1214-1218, 1219 и 1227 гг. В документах 1219-1221 гг. королевой Галичины (Regina Galitiae) именуется его жена Соломея, дочь Лешка [Полєк В. Коронація і корона Данила Галицького: Думки і спостереження не-історика. — івано-Франківськ: Нова зоря, 1998. — С.24-25].
Таким образом, королями Галиции титулировались венгры Андрей (Эндре) II (1205-1235) и его сын Коломан (Калман) (1215-1222).
Также в зарубежных источниках есть упоминания о королях на Руси того времени. Например, прибалтийский хронист Генрих Латвийский под 1217/1218 гг. замечает, что великий король Новгорода Мстислав (Mislawe) (т.е. Мстислав Мстиславович Удалой) находился в военном походе против короля Венгрии, готовясь вступить в сражение за Галицкое королевство (Galitiae), оставив в Новгороде вместо себя нового короля  [Генрих Латвийский. История Ливонии. – М.,1936. – С.185 (кн.ХХІ,2)]. В 1219 г. Даниил Романович взял за жену Анну, дочь Мстислава Удалого, будучи посажен на княжеский престол партией Судислава, патрона бывшего короля Галиции Коломана.



2. Короли Галиции, Руси.

В 1204 г., по сообщению Радзивилловской летописи, легат римского папы Иннокентия III убеждал галицко-волынского князя Романа Мстиславича принять католичество и в дар за это получить от рук папы королевский титул. В ответ на это князь достал из ножен меч и гордо заявил, что надеется только на силу своего меча и не нуждается в защите со стороны папы. На следующий год Роман Мстиславович гибнет, ввязавшись во всеевропейскую борьбу Гвельфов и Гиббелингов, а бояре садят на галицкий престол его четырехлетнего сына Даниила-Ивана.
Как известно, болгарский царь Калоян Асень (убитый в 1207 г.)  принял от рук папы римского корону и болгарская церковь пребывала в унии с Римом. Следующий болгарский царь-король Борил еще более укрепил связь с Римом: пошел на организацию собора 11 февраля 1211 г. На нем была осуждена ересь богомилов (близких к альбигойцам, с которыми воевал папа Иннокентий ІІІ) и установил тогда же выгодный союз с Латинской империей и Венгрией.
В начале сентября 1211 г. в Галиче «бояре володимьрьстии и галичкыи и Вячеславъ Володимерьскый и вси бояре володимерьстии и галичкыи и воеводы угорьскыя и посадиша князя Данила на столе отца своего великаго князя Романа во церькви святея Богородица приснодевица Марія» [ПСРЛ. – Т.2. – Стб.727].   Галицкий летописец сообщает, что в 1214 г. по инициативе Пакослава король Лешко передает волынский город Владимир Романовичам: «Светом же Пакославлим Лестько посла ко Александрови, рекый: «Дай Володимерь Романовичема Данилови и Василькови» [ПСРЛ. – Т.2.– Стб.731]. Но правление Даниила в Галиче до 1238 г. не было стабильно, иногда он терял престол, но собственно с 1230 г. формально юридически становится правителем Галицкой земли, а к осени 1238 г. к его княжеству присоединяются все ранее отпавшие земли. Тогда, как указывает Галицко-Волынская летопись,  «Данило же вниде во град свой и прииде ко пречисте святей Богородици, и прия стол отца своего, и обличи победу, и постави на Немечьскых вратех хоруговь свою» [ПСРЛ. – Т.2.– Стб.778].
В сентябре 1235 г.  умер венгерский король Андрей ІІ, а в ноябре 1235 г. в Секешвароше состоялся акт интронизации его сына Белы IV. Венгерская хроника сообщает об активном участии в этой коронации Даниила Романовича: «Король Бела, сын его (Андрея II), был коронован во время первого праздника в предверии октябрьских ид в кафедральном соборе блаженного Петра Альбы, который он сам освящал ранее. Герцог Коломан, его брат, торжественно нес возле короля его меч, Даниил, щедрый герцог рутенов, вел впереди торжественно лошадь (короля)» [Chronici Hungarici compositio saeculi XIV // Scriptores Rerum Hungaricorum. Ed. E.Szentpetery. – V.1.– Budapestini, 1937. – P.467]. Утверждать, что Даниил пребывал в вассальной зависимости от венгров нет оснований. Ведь он в даной церемонии действует как дядя короля, ведь еще в 1205 г. был усыновлен предыдущим королем: «…приял бо бе Данила како милога сына своего…» [ПСРЛ. – Т.2. – С. 717].
В конце лета 1245 г. галицко-волынские войска разгромили под Ярославом объединенные силы Польши и Венгрии, пытавшиеся посадить на галицкий престол черниговского княжича Ростислава Михайловича, сына Михаила Всеволодовича. Именно Михаил Всеволодович в 1235 г. изгнал на короткое время Даниила Романовича из Галича (добился поддержки как от Конрада Мазовецкого и Белы IV, так и епископов Галича и Перемышля), а затем, удачно заняв Киев, оставил в Галиче своего сына Ростислава, которого в 1239 г. с помощью татар и изгнал Даниил, а Михаил Всеволодович, объединивший ранее в одно государство Галицкую, Киевскую и Черниговскую Руси, погиб мученической смертью в Орде. В одной из венгерских грамот, описывающих это сражение под Ярославом, Даниил назван как «король Руси» (rex Ruthenorum), а его соперник Ростислав – как «князь Галиции» (dux Galliciae). Очевидно этот факт обусловлен перенесением Даниилом своей резиденции из Галича в волынский Холм (на север от Белза и Червена).
Но еще в феврале 1227 года отправлено послание от папы Гонория III «ко всем царям Руссии» (Universis regibus Russiae) с сообщением о посылке легата для утверждения их в католической вере, если они признают свои ошибки и готовы будут от них отречься. В 1231 году папа Григорий IX пишет Георгию, «преславному царю Руссии» (имеется в виду Юрий Всеволодович, великий князь Владимирский), увещание, чтобы и он «отказался от греческих и русинских обычаев, спас свою душу и ввел у себя христианство по латинскому обряду».
В феврале-марте 1246 г. где-то на Дону, возвращаясь из Орды, князь Даниил Романович встретился с послом папы Иннокентия IV Плано де Карпини и получил предложение папы принять корону в обмен на унию. Правда несколько ранее Даниил не принял эти же дары от рук епископа Веренского Якова Браганца и папского легата аббата Опизо, мотивируя нежеланием усложнять отношения с татарами. Еще раз это предложение было обсуждено Даниилом и Васильком Романовичами по возвращении посольства Карпини из Орды и летом 1247 г. русские князья отсылают к папе своего посла. В 1246 г. папа Иннокентий IV издал три буллы, в которых называет Даниила Романовича «русским королем» и принимает его державу под протекцию св. Петра и свою и угрожает Божьим гневом и своим всем врагам Даниила. Представителем папы в Галич был направлен прусский архиепископ Альберт, но вскоре Даниил выдворяет посла «без чести». Переговоры между Галичиной и Римом восстанавливаются через четыре года по содействию венгерского короля Белы IV, который намеривался выдать замуж свою дочь Констанцию за сына Даниила Льва. Интересно, что свою дочь Даниил в 1250 г. выдал замуж за владимиро-суздальского князя Андрея Ярославича, брата Александра Невского. Сопровождавший невесту и венчавший митрополит Кирилл создал в Суздальской земле запасной форпост для Романовичей – Галич Мерский. В 1252 г. сын Даниила Шварно женился на наследнице престола Австрийского престола Гертруде, что открывало для него перспективу борьбы за австрийское наследство.
Второй раз встретившись с послами папы, Даниил уже принял корону и титул из рук того же аббата Опизо («Сыну, приими от нас венечь королевьства»), находясь в 1253 г. в волынском городе Дорогичине, после уговоров матери Анны и польских князей Болеслава Стыдливого и Семовита, сына Конрата, и бояр. Но принял венец короля не только от «стола святаго Петра», но и «от всих епископов своих».
Краковский архиепископ Прандота выступил против идеи коронации, боясь, что Даниил попытается захватить всю Польшу (как ранее он захватил Люблинскую землю).
Видимо, не последнюю роль в решении Даниила сыграло то, что в  том же 1253 г. (или в 1251 г.) литовский великий князь и князь Аукшайтии Миндовг (убит в 1263 г.) из рода Китаврасов, принявший ранее католичество,  также получил от папы римского Иннокентия IV королевскую корону и был возведен на престол в Новогрудке. Правда затем в 1260 г. он возвратился в язычество.
Кроме того, именно в 1253 г. папа римский Иннокентий IV издал буллу, в которой призвал всех христиан Польши, Чехии, Моравии, Сербии, Поморья и других стран совершить Крестовый поход против монголов. «Помощь имети ти от папы», – уверил Даниила папский легат аббат Опизо. Буллу папы с призывом идти в Крестовый поход получил даже Александр Невский.
Также на чешский престол в 1253 г. после смерти отца взошёл Пржемысл Оттокар II (Primislaus Otokarus), второй сын чешского короля Вацлава I и Кунигунды Гогенштауфен, внучки императора Фридриха I Барбароссы. Воспользовавшись установлением мира с Венгрией, король в 1254 г. предпринял по предложению папы римского крестовый поход на язычников Пруссии. Во время похода в январе 1255 г. Оттокар и великий магистр Тевтонского ордена Поппо фон Остерна заложили орденскую крепость Кёнигсберг (Кралевец) в нижнем течении реки Преголи (на месте гибели святого Войтеха-Адальберта). В крестовом походе принимали участие и галицко-волынские рыцари. В 1253-1255 гг. Даниил Романович с сыновьями в союзе с краковским князем Болеславом Стыдливым и мазовецким князем Земовитом подчинили и вырезали прусское племя ятвягов, захватив их главный город. именуемый в летописи «Раем».
Но в своей внешнеполитической деятельности Даниил Галицкий ориентировался на византийскую Никейскую империю, которой тогда правил Феодор II. С 1256 г. он изменил политику на сближение с Римом и прекратил переговоры об унии с Римом. В булле «Inter alia que» папы Александра IV, датированной 13 февраля 1257 г., понтифик горько упрекает короля Даниила в нарушении клятвы верности Римской церкви, «неуважении к благодати», «пренебрежении религией»,  что в итоге было определено как «отступничество от Иисуса Христа». Последнее прямо указывает на отказ находившихся под влиянием никейской патриархии принимать римский догмат о «филиокве»: «… мыдолжны заботиться, чтобы вместе с распространением христианской веры по миру шире почитался Сын Предвечного бога-отца многочисленными слугами Божьими». В датируемых также 13 февраля 1257 г. буллах папы к оломоуцкому и вроцлавскому епископам тот обязывает их применить к королю Даниилу принуждение церковным судом, отклонив апелляцию к прежним посланиям папы и воспользоваться против Даниила помощью светской власти. Под последним, вероятно, имеется ввиду венгерский король, так как в одной из редакций буллы «Inter alia que» он называется «вассалом венгерского короля» (“ut Danielem regem Russiae (rubrae ac regni Hungariae vasallum) ad promisa servanda censuris ecclesiastics cogant”). Однако, находясь в противостоянии с чешским королем Пржемыслом II Оттокаром из-за Штирии венгерский король Бела IV желал видеть в галичанах союзников. В битве 12 июля 1260 г. у селения Крессенбрунн (на границе Австрии с Венгрией) Оттокар одержал полную победу над соединенными войсками Стефана, сына Белы, сыновей Даниила, краковского князя Болеслава Стыдливого и других племен (команов, венгров, славян, сикулов, вадахов, бесерменов, исмаилитов, болгарских схизматиков, боснийских еретиков) [Майоров А.В. Первая уния с Римом // Вопросы истории. – 2012. – №4. – С.33-52].
В булле к любуцкому епископу от 11 февраля 1257 г. понтифик поддержал церковную юрисдикцию этого епископа в отношении русских земель. Возобновление латинской юрисдикции означало фактическое прекращение унии с Римом, так как ранее, согласно решений Четвертого Латеранского собора, если иерархи греческого обряда признавали верховную власть папы, то латинская иерархия была десь излишней. В конце-концов, еще в одной булле от 1257 г. папа Александр IV предоставил крестоносцам, которые воюют против татар и русинов, отпущение грехов так же, как и тем, что идут походом в Пруссию и Ливонию.
Король Даниил Романович умер в 1264 г. Его похоронили в Холме, бывшем тогда столицей королевства, в Соборе св. Богородицы [Головко О. Доба короля Данила в науці, мистецтві, літературі. – Львів, 2008. – С.143-165 // http://www.haidamaka.org.ua/0211.html].
В дальнейшем сын Даниила Лев І, однако, упоминается в документах только как князь и вновь королем назван лишь внук Даниила Юрий І Львович (1292-1315 гг.), на печатях которого есть надписи по-латыни «король Руси (вариант: Галиции)» и «князь Владимерии», а также его изображения западноевропейского образца и  со скипетром в руке. Хронист Ян Длугош говорит о том, что папа римский Климент (1305-1314 гг.) обращался к королю русинов хранить единство с Римской Церковью.
Видимо, титул короля Лев І не принял из-за того, что был верным вассалом новообразованного на Дунае и Причерноморье монгольского  улуса Ногая, в то время, как Юрий I Львович удачно добился самостоятельности после гибели Ногая и в условиях междуусобицы его наследников (сыном Джуке и внуком Кара-Кишеком) и даже получил добро от Константинополя на открытие в 1303 г. Галицкой митрополии.


3. Судьба короны короля Даниила Галицкого.

Традиционно считается, что корона Галиции (Руси) была переделана в 1767 г. в митру греко-католических епископов в Перемышле. Именно ранее в Перемышльском кафедральном соборе Святого Иоанна Крестителя и хранилась корона. В 1915 г., во время захвата города русскими, епископ К. Чехович был замучен, а после его гибели тайник с митрой под престолом святого Архангела Михаила открыли русским захватчикам архидиякон собора москвофил Зубрицкий и его зять Рейнарович.
В 1922 г. на заседании Лиги Наций в Женеве член украинской репрезентации каноник Гриник обратился к советской делегации с требованием возвратить в Перемышль корону Даниила. Через три месяца при содействии Красного Креста каноник Гриник прибыл в Москву, где ему была передана корона, но без крестика, с вырванным диамантом величиной с орех, была оборвана парча. Епископ Иосафат Коциловский (1917-1947) передал корону на реставрацию в мастерскую ордена отцов-василиян в Чехословакии, затем она возвратилась в Перемышль. В 1928 г. она была сфотографирована и упоминается при коронации чудотворной иконы Божьей Матери в Самборе. В 1942 г. корона была передана на хранение в Ватиканский музей с помощью итальянских капелланов.
[Полєк В. Коронація і корона Данила Галицького: Думки і спостереження не-історика. — Івано-Франківськ: Нова зоря, 1998. — 47 с.; Вірний М. Доля корони Данила Галицького // Наука і суспільство. — К., 1969. — №8. — С.41-43; Гавришків Б. Німецько-австрійські вчені про славнозвісних українців // Німецькі колонії Галичини. — Львів, 1996. — С.165-169; Головецький В. Де корона Данила Галицького // Західна Україна. — 1991. — 15-21 вересн.; Головко О. Київська Русь і папський Рим // Людина і світ. — 1988. — №3. — С.33-37; Де є корона короля Данила? // Монархія і Україна. — 1991. — Кн.2. — С.61-63; Коваль І. Корона Данила Галицького // Галичина. — 1990. — 4 липн.; Котляр М. Примарна корона Данила Галицького // Жовтень. — 1987. — №7. — С.103-111; Крамар Є. Про дату коронування й корону Данила Галицького // Наша культура. — Варшава, 1978. — №9. — С.6-7; Кульчицький В. Данило Галицький і доля його корони // Наше слово. — Варшава, 1983. — 4 вересн.; Пастух Р. Корона Данила Галицького // За вільну Україну. — 1991. — 8 червн.].

4. Династия Ярополка Изяславича.

Киевский князь Изяслав-Дмитрий Ярославич (21.03.1054 – 14.09.1068; 04.1069 – 22.03.1073; 15.07.1077 – 3.10.1078 гг.) был женат на Гертруде, сестре польского короля Казимира. Будучи изган из Киева, Изяслав укрылся в Польше, куда прибыл со «скарбом большим». Польский король Болеслав (умер 1189 г.), женатый на его дочери Евдокии Изяславне (умерла 1189 г.), однако, не только не предоставил тестю помощь, но и отобрал большинство сокровищницы, желая использовать её в войне с чехами, и изгнал Изяслава, а с его врагами, Святославом и Всеволодом, составил античешский союз.
Изяслав тогда обратился за помощью к германскому императору Генриху IV и прибыл к нему в Майнц. Хроника Ламберта Герсфельдского упоминает, что в январе 1075 г. к императору Генриху прибыл «король русский Димитрий». Враги Изяслава успели его опередить, прислав в Германию золото, серебро и сокровищ столько, как отметил германский хронист, что никто не помнил, чтобы такое богатство ввозилось в Рейх. Ценности эти Германии пришлись в пору и Изяслав вновь вынужден был бежать после смерти своего покровителя – сербо-лужицкого маркграфа Дедо фон Веттина (1046-1075), на дочери жены которого от первого брака Кунегунде и женили сына Изяслава Ярополка. Впервые Ярополк упоминается в 1071 году, когда он победил Всеслава Полоцкого у Голотическа, но Всеслав удержал за собой Полоцк.
Принял изгоя враг Генриха IV папа Григорий VII (1073-1085), но не дал аудиенцию ему лично, но его сыну Ярополку-Петру-Гавриилу Изяславичу (1075-22.11.1086 гг.). Ценой обещания признать первенство Рима, а Русь — леном святого Петра Ярополк получает буллу, согласно которой власть в Киеве должна принадлежать Изяславу и его сыну Ярополку (булла от 17.04.1075 г.). Через три дня после написания этой буллы папа обратился к польскому королю Болеславу, в котором порицал его за грабёж Изяслава. В личном послании к Изяславу и его жене папа Григорий VII именует их «Димитрий, король Руси, и королева, жена его» и сообщает, что передает «управление Вашим королевством как частьи владений св. Петра» их сыну Ярополку.
Вскоре папа венчает Ярополка-Петра на королевство Русское, о чем свидетельствуют и изображения на миниатюрах в Трирском псалтыре. На одной из них изображен апостол Петр с ключами, справа от него две фигуры — женская и мужская, в дорогих порфирных одеждах с коронами на головах. Над мужской фигурой надпись «Ярополк», а женщина не названа по имени (вероятно, его жена Кунегунда-Ирина). Возле ног Петра лежит в молящей позе вторая женская фигура в княжеской одежде, с надписью: «Мать Ярополка» (т.е. жена Изяслава-Петра Гертруда-Олисава, дочь польского короля Мешко II).
На другой миниатюре изображен Иисус, венчающий коронами молодую пару. За мужской фигурой стоит святой Петр. а за женской — святая Ирина. Не удивительно, ведь христианское имя Ярополка — Петр, а его жены — Ирина.
Летом 1077 г. с помощью польских войск Изяслав-Дмитрий возвратил себе Киев, но в октябре 1078 г. был убит в Нежине (тогда — Нежатина Нива). Погребен в мраморной раке Десятинной церкви. Власть захватил его брат Всеволод Ярославич.
Русский король Ярополк-Петр и его брат Святослав стали править во Владимир-Волынском, Пинске и Турове (отсюда закрепление за территорией этого города — «Владимирии / Лодомерии» — статуса королевства и дельнейшая коронация Даниила Галицкого именно на её территории – в Дорогочине). В 1084 году Ростиславичи выгнали Ярополка из Владимира, но Всеволод послал на них Владимира Мономаха, который и вернул Ярополку Владимир. В 1085 году, недовольный тем, что Всеволод передал Дорогобуж Давыду Игоревичу, Ярополк выступил против Киева. Всеволод послал на него Владимира Мономаха, и Ярополк, оставив в Луцке мать и жену, бежал в Польшу. Луцк сдался Мономаху, который захватил здесь семью Ярополка и все имущество, а во Владимире посадил Давыда Игоревича. В 1086 году Ярополк вернулся из Польши, добившись ее военной или дипломатической поддержки, заключил мир с Владимиром Всеволодовичем и снова сел во Владимире-Волынском.
Убит король Ярополк-Петр 22 ноября (5 декабря) 1087 г. во время похода на Звенигород неким «проклятым Нерядцем», когда король лежал на санях, тот с коня саблей пронзил его.  Погребен король Ярополк-Петр в патрональной церкви св. Петра в монастыре св. Димитрия Солунского в присутствии митрополита киевского Иоанна ІІ Продрома. После смерти мужа Кунегунда-Ирина с дочерью уезжает в Саксонию, где еще дважды выходит замуж: за графа Куно фон Бейхлынгена (умер в 1103 г.) и Випрехта фон Гройтзш (умер 1124 г. ). Последний раз Кунегунда-Ирина упоминается в 1117 г.
Святополк-Михаил Изяславич (8.11.1050 – 16.04.1113), брат короля Ярополка-Петра. Был князем полоцким (1070-1071), новгородским (1078-1088), туровским (1088-1093) и великим князем киевским (24.04.1093-16.04.1113). Летописец описывает его высоким, сухим, с черными прямыми волосами, длинной бородой и острым зрением, любителем читать книги и многое помнить, но со слабым здоровьем, не склонным к питию алкоголя, прощающим проступки, но при этом серебролюбывым и скупым. К заслугам этого князя относятся успешные походы против половцев, проведение княжеских съездов (сеймов, снемов) в Любече (1097) и Витичеве (1100), которые решали междукняжеские противоречия. Женами князя были дочь половецкого хана Тугоркана (ум. 1103) и с 1104 г. византийская принцесса Ирина-Варвара Комнен (сыновья от которой — Брячислав и Изяслав — были туровскими князями). Сыном от наложницы был Мстислав Святополкович (1097-1099), князь волынский. Дочь Анна Святополковна была выдана замуж за черниговского (затем луцкого) князя Святослава Давидовича, затем монаха Киево-Печерской лавры и канонизированного как Микола Святоша. Вторая дочь Збислава Святополковна была выдана в 1103 г. замуж за польского короля Болеслава ІІІ Кривоустого и разрешение на этот брак близких родственников давал сам папа Пасхалий ІІ. От этого брака родился краковский и силезский князь Владислав (1105-1159). Третья дочь Предслава Святопоковна была выдана замуж за венгерского герцога Алмоша и их сын занял в 1131 г. венгерский престол как Бела II.
Следующими королями Руси «по праву крови и территории» (от Ярополка-Петра Изяславича) были:
1.1. Ярослав Ярополкович, князь Луцка и Бреста (1086 – 11 августа 1102).
1.2. Вячеслав Ярополкович (умер 1105), князь Туровский.
1.3. Анастасия Ярополковна (1074-1159), ставшая в 1090 году женой одного из сыновей Всеслава Полоцкого — Глеба Минского, внук которого Владимир (Вольдемар, Володша) Володаревич был князем в Полоцке в 1186-1215 гг. и в «Хронике Ливонии» Генриха Латвийского именуется «великим королем»  (лат. magnus rex). В начале своего правления Владимир дал разрешение прибывшему в Полоцк вместе с немецкими купцами монаху-католику Мейнхарду проповедовать в подвластной Полоцку земле язычников-ливов, которые жили в низовьях реки Западная Двина. В 1191 году Мейнхард стал епископом Ливонии. А в 1202 году в Ливонии был образован Орден меченосцев, которому епископ Риги уступил треть своих владений. Стремясь вернуть себе контроль над ливами, в 1203 году князь Владимир вторгся в Ливонию, где захватил замок Икскюль, заставив платить ему дань. Однако вскоре ему пришлось столкнуться с сопротивлением рыцарей ордена, из-за которого ему не удалось захватить замок Гольм. В1206 году епископ Риги Альбрехт фон Буксгевден попытался заключить с Владимиром мир, но эта попытка успехом не увенчалась. Летом того же года Владимир осадил Ригу, но взять город так и не смог. В результате Владимир потерял Ливонию, которая перешла под контроль епископа. Стремясь получить её обратно, Владимир в 1215 году стал готовится к новой войне против епископа, но во время приготовлений неожиданно умер.
 В немецких хрониках есть сообщение о ещё одной дочери Ярополка (1076-после 1091), вышедшей замуж за тюрингского графа Гюнтера, основателя династии Швацбургов. От этого брака родился граф Сиццо.
2.1. Юрий Ярославич (? - 1102 - ?).
2.2. Вячеслав Ярославич (?-1127-?).
3.1. Глеб-Михаил Юрьевич, князь Туровский и Дубровицкий (умер 17 марта 1195), погребен в Киеве в Михайловской церкви.
Его сын Александр Глебович, князь Дубровицкий, зять киевского великого князя Мстислава Романовича, погиб в битве на реке Калке 1.06.1223 г. и у него были сын, внук и правнук — Глеб Александрович (1223-1240), Иван Глебович (1240-1290) и Владимир Иванович (1290-1292-?), степанские князья в Дубровицком уделе.
3.2. Иван Юрьевич Туровский (?-1168-1170-?).
3.3. Святополк Юрьевич, князь Туровский (?-1162 -?) (не путать сo Святополком Юрьевичем, князем Туровским в 1184 г., правнуком Святослава Изяславича!).
3.4. Ярослав Юрьевич, князь Пинский (?-1183-1190-?).
3.5. Ярополк Юрьевич, князь Пинский (?-1190-?).
4.1. Владимир Святополкович, князь Пинский (?-1206-1228)
4.2. Ростислав Святополкович (3.3), князь Пинский (?– 1228-1232-?).
5.1. Михаил Ростиславич (или Владимирович), князь Пинский (?-1247-1258-?).
6.1. Юрий (Гургий,  Эрдень, Гендрус, Арус) Михайлович (или Владимирович) Черторыйский (упом. 1262-1290), князь Пинский, зять литовского князя Куковойта (по Феодосию Софоновичу "Хроника из летописей древних"), сын или двоюродный  брат Михаила Ростиславича (5.1). Король Миндовг сделал его полоцким князем. Погиб в борьбе с князем Довмонтом.
7.1. Гинвил Гендрусович.  От него, якобы, происходят князья Гедройцы (Война, Гогул, Ягайло), а от сына Гурды —  Ямонтовичи-Подберезские,  от его внука Юрага, сына Гурды, —   Гедройцы-Юрага, и все  впервые упомянутые в 1399 г. Его можно отождествить с присутствующим в помянике Супральского монастыря безымянным (Ярослав?) сыном Юрия Владимировича (?-1289-1290-?), женой которого была Мария, дочь Романа Даниловича.
7.2. Ринголт Гендрусович (?-1260-?; «князь литовский и русский»). Его можно отождествить с упомянутым в помянике Супральского монастыря Василием (вместе с женой Василисой), сыном Ярослава Юрьевича (Гинвила Гендрусовича) Пинского.
7.3. Витин (Витень, Вичень, Викинт) Арусович (?-1283-1315). Якобы за данными П. Дюсбурга имел титул короля. Избран великим князем на съезде литовских князей.
8.1. Гедемин-Прокопий Витинович Колюн (1315-1329). По данным документов крестоносцев он — не сын, а брат Витина, организовавший его убийство. В некоторых документах назван «королем литовцев и русских». Погиб во время осады замка Баербург и погребен по языческому обряду (хотя принимал и католичество, и православие). Гедиминас (Гедимин) — gedauti "тосковать", mintis "мысль" — «Стремящийся мыслить».
8.2. Свалеготе Витинович, упомянут только в документах крестоносцев.
9.1. Любарт-Дмитрий Гедеминович, князь Галицко-Волынский (1340 – 4.08.1384). Любартас, от li;vis «прекращение» (liauti «прекратить»), barti «ругать», в древности – «бороться».
9.2. Кейстут Гедеминович (1345-1382), сыновья: Бутав-Генрих (Henricus dux Lithuanie или даже гех Litwinorum упоминается при дворе императора  Карла IV; Бутаутас — «Народный»), Товтивил-Конрад (новогрудский князь, умер 1390), Александр-Витовт-Вигант (великий князь литовский, 1392-1430; Витаутас — «Видимый народом»; его мать – жрица Бируте из Паланги, утоплена Ягайлом в реке в Бресте),  Зигмунт (великий князь литовский, 1432-1440; Жигимонтас — «Богатый походами», аналог имени «Ярополк»), дочь София (жена московского и владимиро-суздальского князя Василия Дмитриевича и мать московского князя Василия Темного).
9.3. Ольгерд (Альгирдас)-Дмитрий Гедиминович (1329-1377). Альгирдас (Ольгерд) — alga "вознаграждение", girdas "слух, известие" (gird;ti "слышать").
10.1 Владимир Ольгердович Киевский (от княжны Юлианы Витебской; отец Олелька-Олександровича Слуцкого, 1443-1455 и дед Семена Олельковича Слуцкого, 1455-1470).
10.2 Ягайло-Владислав Ольгердович (1377 – 1 июня 1434; от княжны Юлианы Витебской; женился на Софье Гольшанской, дочери Владимира Ольгердовича (10.1), отец королей Владислава V (1434-144) и Казимира IV (1447-1492), дед королей Яна Альбрехта (1492-1501), Александра (1501-1506, Сигизмунда І (1507-1548), прадед короля Сигизмунда ІІ (1549-1572) и королевы Анны, жены Стефана Батория Трансильванского (1576-1586)). Йогайла (Ягайло, Ягелло) — joti "ехать верхом", gailas устар. "сильный" (galia "сила", gali;nas "силачь") — «Сильный всадник».
10.3 Бутав-Дмитрий Ольгердович Старший Трубецкой, князь Брянский (1327-12 августа 1399; от княжны Марии Тверской; его братья — Скиригайло (1386-1397), Корибут-Дмитрий (умер 1405), Борис, Вигунт, Коричел, Наримунт, Лянгвил, Любарт, Андрей, Ягайло; братья только по отцу Ольгерду — Владимир (10.1), Федор-Мануил (10.4), Андрей Вигунт Трубчевский, Иван Зездевит Подольский, Симеон Линегвенет Мстиславский, Константин Черторыйский).
10.4. Федор-Мануил Любартович (1351-1.06.1431), великий князь волынский (1383-1390), князь сиверский (1393-1405), жидачивский (1405 — 1431), волынский (1431).
10.5. Бутав-Генрих Кейстутович (умер после 1380), в 1365 г. бежал к крестоносцам, принял крещение, пытался штурмовать Вильнюс.
11.1. Дмитрий-Сангушко-Иоаким Федорович  (умер 1455),  князь луцкий (1431 — 1433), ратненский и каширский (1433-1455). Родоначальник князей Сангушков.
11.2. Федор Корибутович (умер 1442), князь Несвизский (Несвич в Луцком повете), кременецкий, подольский, в письме Свидригайла (в действительности, автор – войт с Братяну) к великому магистру Ордена от 8.02.1432 г. назван «подольским старостой». Основал Винницу, Збараж и Вишневец. По версии М. Грушевского [Грушевський М.С. Історія України-Руси. Т. 4. — К., 1993. — С. 479-480, 510-516] и Н. Яковенко [Яковенко М.Н. Українська шляхта з кінця XIV до середини XVII ст. (Волинь і Центральна Україна).-К., 1993. — С. 299-303] — родоначальник князей Вишневецких и Збаражских: Василь Федорович Несвицкий (умер до 1463) — Василь Васильевич Несвицкий (умер 1474) — Михаил Васильевич Вишневецкий-Збаражский (умер 1517) —  Иван Михайлович Вишневецкий (умер 1542) — Дмитрий-Байда Вишневецкий (умер 1563; князь белевский, 1557-1559; господарь Молдовы, 1563; староста каневский и черкасский; атаман Войска Запорожского; 1551-1557,1559-1563); его двоюродный брат Михаил Александрович Вишневецкий (умер, 1584; староста каневский и черкасский, 1559-1580; любецкий, 1584; каштелян брацлавский, 1580-1581; киевский, 1581-1584) —  Михаил-Корибут Михайлович Вишневецкий (умер 1615; князь вишневецкий, 1594-1614; староста овруцкий,1603-1615; женат на Раине Иеремиевне Могиле) — Иеремия-Михаил-Корибут Вишневецкий (1612-1651; князь вишневецкий и лубенский, 1615-1651; староста гадяцкий, 1634-1651; воевода русский, 1634-1651; женат на Гризельде-Констанции Замойской, внучке коронного гетмана Яна Замойского). Сын Иеремии Михаил Вишневецкий, после отречения от престола Яна Казимира в 1669 г., четыре года был королем Речи Посполитой.

По всей линии прямым наследником королевской династии Ярополка-Петра Изяславича оказываются ныне здравствующие Трубецкие с родовым гербом "Погонь".

Живут они ныне в Эстонии.

Тыну Янович Трубецкой (T;nu Trubetsky; род. 24 апреля 1963) — композитор, музыкант, лидер известной в Эстонии рок-группы «Веннасконд». В 2011 г. Тину Трубецкой (T;nu Trubetski) провозгласил  создании новой политической партии – Партии свободы (Vabaduspartei). Ранее он находился в рядах Эстонской партии зеленых, а также в Центрисской партии. Ныне он заявил, что его главное желание – сделать так, чтобы политика исчезла. В момент создания в партию записалось около 100 граждан.


* 18
Pierre Troubetzkoy 1864-1936
Paolo Troubetzkoy 1866-1938
Pawel Trubecki 1879-1941

* 19
Nikolai Sergejewitsch Trubetzkoy 1890-1938
Yury Nolden 1902-1974
Wladzimir Waloc Trubetsky 1915-1997

* 20
Leili Trubecka 1937-2006
Jan Trubecki 1938

* 21
Wladimir Troubetzkoy 1942
T;nu Trubetsky 1963
Toomas Trubetsky 1967

* 22
Reginleif Trubetsky 1989
T;nu Trubetsky JR 1990
Madeleine Angelique Trubetsky 1993
Edyta Ingrida Trubetsky 2005
Tom Claude Trubetsky 2006


 

 
5. Династия Галицких узурпаторов Ростиславичей и переход власти к Мстиславичам, Любартовичам и Анжуйской династии.

5.1. Ростиславичи.

Ярополка-Петра Изяславича, короля Руси со столицей во Владимире-Волынском, изгнал из столицы его родственник, фактически узурпатор, перемышльский князь Рюрик-Михаил Ростиславович (1084-1092), сын тьмутараканского князя Ростислава-Михаила (1038 – 3.11. 1067), сына новгородского князя Владимира Ярославича (1020-1052) и внука Ярослава Мудрого (ум. 1054). Рюрик Ростиславич был женат на Ланке (Илоне) Белеевне, венгерской принцессе.
Съезд князей в Любиче в 1097 г. признал земли между Сяном и Днестром за наследниками Ростиславичей — уже упомянутым Рюриком Ростиславичем Перемышльским (1087-1092), Володарем-Иваном Ростиславичем Звенигородским (1092-1125; выдал своих дочерей замуж: в 1104 г. Ирину – за сына византийского императора Алексея Комнена Исаака, других – за сыновей Владимира Мономаха Ярополка и Романа, ставших волынскими князями и этим укрепив союз галицких князей с Мономаховичами) и Васильком Ростиславичем Теребовлянским (1092-1124; ослеплением единственный получил воздаяние за узурпацию и покушение на власть венценосного короля Руси; его сын Иван Васильевич упоминается как князь Галича под 1141 г.). Пятитысячное войско Василька Ростиславича, упомянутое как «горцы», приняло участие вместе с ромеями и половцами в окончательном разгроме печенегов 29.04. 1091 г. на берегу р. Марицы возле крепости Хирины (императрица Анна Комнина упоминает эту битву как необычное истребление целого народа вместе с детьми и женщинами). Часть пленных была уведена в Галичину и поселена в районе нынешнего с. Печенижин. В 1097 г. летописец сообщает, что владимирский князь Давид Игоревич предупреждает туровского князя Святослава Изяславича о том, что его волости (Пинск, Туров, Берестя) намерен захватить теребовлянский князь Василько Ростиславич.
Володарь-Иван Ростиславич, князь Звенигородский (1092-1125). Свою дочь Ирину выдал замуж в 1104 г. за сына византийского императора Алексея Комнена Исаака. Греческие источники называют их детьми императора Андроника I Комнена (1183-1185) и четырех дочерей – Марию, Анну, Евдокию и Елену (Ольгу). Последняя стала женой Юрия Владимировича (Мономаховича) Долгорукого.
Других дочерей Володарь Ростиславич также выдал за сыновей Владимира Мономаха – Ярополка и Романа, ставших волынскими князями и этим укрепив союз галицких князей с Мономаховичами.
Далее династия узурпаторов обосновалась в Галиче.
Владимирко Володаревич (1125-1153), воевал, как князь Звенигорода, с родным братом Ростиславом Володаревичем и его сыном Иваном Ростиславичем, князьями Перемышля, и сыновьями Василька Ростиславича — Игорем-Иваном Галицким (ум. 1141 г.) и Ростиславом-Григорием Теребовлянским (умер между 1127/1134 гг.). В 1150-х гг. Владимирко Володаревич упоминается византийским хронистом Иоанном Киннамом как союзник императора Мануила І. Объединил все земли Ростиславичей как единоличный правитель и установил столицу, впротивовес Владимир-Волынскому, в Галиче в 1141 г., но в 1144 г. признал себя вассалом киевского князя. В 1117 г. женился на дочери венгерского короля Кальмана (Коломана).
Известна грамота Ивана Ростиславича (сына Ростислава-Григория Васильковича) от 20.05.1134 г. месемврийским купцам, где он титулируется как «князь Бирладский от стола Галицкого» и среди его владений упоминаются Малый Галич (Галац), Бирлад и Текуч. Вероятно, после смерти его отца Ростислава-Григория Васильковича Теребовлянское княжество присоединил к себе брат умершего галицкий князь Игорь-Иван Василькович, из-за чего Иван Ростиславович стал его вассалом (как князь Звенигорода, городища возле села Бильче-Золотое Борщевского района).
Галицкий князь Ярослав Владимирович Осмомысл (1153-1.10.1187), женат на Ольге, дочери Юрия Владимировича (Мономаховича) Долгорукого. (в 1173 г. возвратилась во Владимир-на-Клязьме и ушла в монастырь под именем Евфросинии и в 1182 г. погребена в Успенском соборе во Владимире). Поддерживал претендентом на византийский престол Андроника Комнена, сына Исаака Комнена и Ирины Володаровны, который в 1164 г. прятался в Галичине от родного брата василевса Мануила І. Позже, в память о пребывании в Галичине, Андроник построил в Константиополе особую палату возле храма Сорока Мучеников, стены которой, по рассказам Никиты Хониата, были рассписаны сценами охоты Андроника в «земле тавроскифов». Сам Андроник «по внешнему виду … от природы был всегда страшен, имел взгляд дикий и лукавый, так что этими, думаю, чертами обнаруживались все душевные его движения».
В 1165 г. (по Иоанну Киннаму) василевс направлянет Ярославу «следующее [послание]: «Мы не уподобимся тебе в недружелюбии, которое ты без всякой нужды явил по отношению к нам, когда пренебрёг словами и договорами, в которых ты клялся прежде. Я ставлю [тебя] перед лицом [твоего] бесчестия, [поскольку] ты сам рискуешь оказаться совершенно обесчещенным. Знай, что ты отдаёшь замуж свою дочь за короля пеонцев (венгров — М.Ю.) — человека злонравного и ужасно ненадёжного в помыслах, ибо он никогда и никак не внимал ни праву, ни истине. А человеку, чуждому как естеству, так и законам, я считаю, легко сделать всё, во что бы он ни был вовлечён. Итак, да не женится Стефан (Иштван III — М.Ю.) на твоей дочери! Да не совершит по отношению к ней ничего имеющего законные [основания]! Если же женится, то будет с ней связан не более чем как с распутницей. Ибо тот, кто так погрешил по отношению к вашей державе, не постыдившись недавно данные клятвы обратить в шутку, — подумай, как бесчеловечно он поступит по отношению к тебе!» [Бибиков М.В. Византийский историк Иоанн Киннам о Руси и народах Восточной Европыю : Тексты, перевод, комментарии / Под ред. В.Т.Пашуто. – М., 1977. – С.66-67]. Поскольку не древнерусские, ни средневековые венгерские источники не содержат упоминания о заключении брака между Иштваном III и дочерью Ярослава Осмомысла, можно предположить, что византийское давление на Галич расстроило наметившийся военный союз Венгрии и Галича. Несколькими строчками ниже, после передачи текста послания Мануила Ярославу Владимировичу, Иоанн Киннам сообщает о том, что «архонт Тавроскифии» киевский князь Ростислав Мстиславич сам стал союзником в войне против Стефана, решение о чём подтвердил клятвами. Так Византия начала создавать коалицию против Иштвана III, в которую вошли император Фридрих Барбаросса, король чехии и герцог Австрии. Несмотря на впечатляющие успехи византийской дипломатии, венгерский король Иштван III смог призвать на войну с империей «также скифов с тавроскифами (половцев и русских)» и «вернулся к ним, кроме того, со всем войском и династ чехов (король Владислав II)». К сожалению Иоанн Киннам не уточняет, какие конкретно русские дружины пришли на помощь Иштвану III, других же свидетельств источников об этой войне у нас нет. Кампания 1165 г. закончилась для Византии взятием города Зевгмина (Землина) и последующей оккупацией венгерских владений в Сербии. Следующий, 1166 г., стал годом окончательного распада венгерско-галицкого союза. К моменту начала венгеро-византийской войны 1165-1167 гг. на Руси обнаружились две «партии»: Ярослава Осмомысла, поддерживавшего венгров, и Андрея Боголюбского, принявшего сторону Византии. Одной из причин этого была открытая неприязнь Ярослава к своей законной жене Ольге Юрьевне — сестре тогдашнего владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского, которую он променял на любовницу Настасью. Для закрепления своего независимого положения на Руси Ярослав не оставлял своих намерений породниться с Иштваном III, однако австрийский герцог Генрих Язомирготт, выполнявший посредническую миссию в деле примирения германского императора с византийским, возвращаясь с переговоров с византийцами, «когда оказался в Пеонии (Венгрии), склонил Стефана, прогнавшего тавроскифянку (дочь Ярослава Осмомысла), жениться на своей дочери-девице. Так и случилось» [Киннам Иоанн. Краткое обозрение царствования Иоанна и Мануила Комнинов / Перев. под ред. В.Н. Карпова // Византийские историки, переведенные с греческого при С. Перербургской Духовной Академии. – СПб.: В типографии Григория Трусова, 1859. – http://lib.rus.ec/b/26931/read, см. также: http://krotov.info/acts/12/2/kinnam_0.htm].
О князе автор «Слова о пълку Игореве» сказал: «Галичкы Осмомысле Ярославе! Высоко седиши на своемъ златокованнемъ столе, подперъ горы Угорскыи своими железными плъки, заступивъ королеви путь, затворивъ Дунаю ворота, меча бремены чрезъ облаки, суды рядя по Дуная. Грозы твоя по землямъ текутъ, отворяеши Киеву врата, стреляеши съ отня злата стола салтани за землями...».
Князь Галицкий в византийских документах титулируется как hypospondos. Конфронтация между Галичиной и Русью началась после гибели Андроника Комнина (1185 г.) и прихода к власти династии Ангелов, что реализовалось в поддержке Русью восстания болгар во главе с Петром и Асенем.
Будучи против византийско-венгерского союза, Ярослав Осмомысл и вместе с чешским королем признает себя вассалом императора Фридриха Барбароссы. О чем сообщает немецкий хронист Оттон Фрейзенгерский: “Ubi rex Boenorum qendam de regulis Ruthenorum suae praesentiaeobtulit, eisque illum ditionisubiecit”.
Похоронен Ярослав Осмомысл в притворе Успенского собора в Галиче, саркофаг ныне хранится в Ивано-Франковском краеведческом музее, а останки хранятся в крипте Собора св. Юрия во Львове.
Первое упоминание в летописи Успенского собора (храм Святой Богородицы), связано с захоронением в нем в 1187 г. князя Ярослава Осмомисла. Другие письменные источники рассказывают о короновании в нем венгерского королевича Коломана на короля Галичины в 1215 г. Точной даты возведения и разрушения Успенского собора нет. Фундамент собора имеет размеры 32,5х37,5 м., что на полтора метра по ширине и длине меньше самого большого киевского храма Святой Софии. По богатству убранства и размерам он не уступал ни одной самой выдающейся святыне того времени. Фундамент собора состоит преимущественно из грубо обработанных блоков, стены — из тесаных блоков алебастра и известняка. Множественные находки архитектурных деталей и скульптурного декора дают нам представление о виде величественного собора. Входы в храм украшали порталы, во внешнем декоре применялись зубчатые фризы, полуколонны с капителями, карнизы. Внутренняя часть собора также была украшена парадно и продуманно. Пол Успенского собора был вымощен плитами из алебастра и песчаника в сочетании с керамическими плитками, украшенными рельефными изображениями растений и фантастических животных.
Судя по фрагментам штукатурки и следам фресок, храм внутри имел росписи. Большинство ученых придерживаются мнения, что собор был построен во время правления Ярослава Осмомысла до 1157 г. Древние соборные рукописи, которые сохранились до наших дней — Евангелие 1144 г. и Евангелие 1164 г. — доказывают, что при соборе существовала библиотека и мастерская для переписывания книг. В этот комплекс входила и «школа Осьмомисла», о которой упоминают древнерусские летописцы. В последний раз летописец вспоминает храм в 1254 г., а в письменных источниках он фигурирует еще в начале ХІV в. В 1586 г. потомок галицкого боярского рода Марко Шумлянский построил новую церковь Успения Пресвятой Богородицы. Для постройки он использовал каменные блоки от разрушенного Успенского собора, находящегося неподалеку. Как память о строительстве, над хорами в церкви сохранился замурованный камень с гербовым знаком. В 1702 г. церковь была отстроена из белого камня в стиле ренессанс. Реставрацию вел Иосиф Шумлянский, который не только отреставрировал церковь, но и построил вокруг нее новые оборонные укрепления, возвел кирпичные стены, угловые башни и въездные ворота.Интересно, что во время восстановления храма Иосиф Шумлянский нашел надмогильную плиту над гробом своего славного предка, основателя Успенской церкви. Она установлена в 1991 г., близ центрального входа к святыне. В годы первой мировой войны во время артиллерийского обстрела русскими была разрушена крыша и купол. После войны крышу заменили, но первозданная форма была утрачена. В таком виде церковь простояла до 2001 года, когда начали ее реставрацию, после которой святыня стала такой, как в 1914 году. Интересно, что в процессе реставрации были найдены многочисленные фрагменты стенных конструкций Успенского собора ХІІ в., элементы каменного декора храма, фрагменты фресковой росписи. Замечательным украшением церкви является иконостас, который выполнил выдающийся мастер украинской живописи начала ХХ в. Антон Манастирский, а также — Крилоская Чудотворная Икона Божьей Матери.
Перед смертью Ярослав Осмомысл собрал в Галиче видных бояр, которые согласились и целовали крест на передачу галицкого престола внебрачному сыну Олегу, а законному сыну Владимиру Ярославичу был определен Перемышль.
Дочь Ярослава Осмомысла была выдана замуж за князя Мстислава Ростиславича, отца Мстислава Мстиславича Удатного.
Галицкий князь Олег-Мстислав Ярославич (Осмомыслич) (1188), сын дочери попа Настасьи Чагровны, сожженной боярами (вероятно, из сел Чагрив и Насташине между городами Галич и Рогатын). Был изгнан боярами, «преступившими крестное целование», но с помощью войск польского короля Казимира Справедливого вновь посажен на престол Галича. Попал в плен в Овруче к тестю Романа Мстиславича Удатного Рюрику Ростиславичу и вскоре был отравлен.
Галицкий князь Владимир-Даниил Ярославич (Осмомыслич) (1187-1188, 1190-1199), сын Ольги Юрьевны Долгорукой,  был вместе со своими двумя сыновьями в плену в венгерском замке на Дунае (в то время именно там впервые записали знаменитую «Песню о Нибелунгах»). В Галиче в это время сидел на престоле Андрей, сын венгерского короля Белы III, назвавший себя в 1189 г. королем Галичины. Но в 1189 г. Владимир Ярославич как союзник Фридриха Барбароссы, польского князя Казимира Справедливого и Всеволода Юрьевича Долгорукого, возвратился в Галич и был восстановлен на престоле (по легенде, он разрезал шатер на башне и, сделав канат, спустился с неё и бежал). После гибели своего патрона Фридриха І Барбароссы он признал патроном суздальского князя Всеволода Юрьевича. Владимир Ярославич – брат Евфросинии Ярославны, жены новгород-сиверского князя Игоря Святославича. Именно высокообразованный Владимир основательно считается автором "Слова о полку Игореве" и "Моления Даниила Заточника" (когда Владимир скитался по Руси, ищя защиты у суздальского князя Всеволода Юрьевича, смоленского князя Давида Ростиславича, туровского князя Святослава Юрьевича, дорогобужского князя Ингваря Ярославича, владимир-волынского князя Романа Мстиславича). "Пьянство нечистота", в котором обвиняли галичане Владимира, — это введение князем рыцарских застолий на манер западноевропейских, а "отымание жен и дочек" — это рыцарский культ служения «даме сердца».
Владимир Ярославич был женат с 1167 г. на Болеславе, дочери черниговского князя Святослава Всеволодовича, который вскоре стал великим князем киевским и «золотое слово» которого он прославил в своём «Слове о полку…». После её смерти с дочерью попа имел еще двух сыновей — Василько Владимировича и Владимира-Ивана Владимировича (последний упоминается как галицкий претендент в Венгрии в 1218 г.).
Галицкий князь Василько Владимирович (умер после 1218 г.), которого отец в 1187 г. женил на Феодоре, дочери Романа Мстиславича Волынского.
Сын Ивана Берладника князь Ростислав, живший при дворе смоленского князя Давида Ростиславича, в 1188/1189 гг. рассматривался как претендент на галицкий престол. Однако венграм удалось его пленить и отравить. Византийский историк Иоанн Киннам сообщает о том, что «некий Владислав (т.е. Ростислав), один из династов в Тавроскифской стране, с детьми, женой и всеми своими людьми добровольно перешёл к ромеям. Ему была отдана земля у Истра (Дуная), которую некогда василевс дал пришедшему Василику, сыну Георгия, который среди филархов (князей) Тавроскифской страны обладал старшинством».
Родная сестра Владимира Ярославича и жена новгород-сиверского князя Игоря Святославича Евфросиния Ярославна оставалась единственной законной наследницей («по кужелю») Ростиславичей. В 1205 г. её сыновья Владимир-Пётр (1173-1212 гг.), Роман (погиб 1211 г.), Святослав-Андриан (1177-1211 гг.), Ростислав (погиб 1211 г.), Олег-Павел (погиб 1205 г.) в составе коалиции черниговских князей Ольговичей и киевского князя Рюрика Ростилавича изгнали из Галича малолетних сыновей Романа Мстиславича. В Галиче сел Владимир Игоревич, в Звенигороде – Роман Игоревич, во Владимире-Волынском – Святослав Игоревич. Однако неудовлетворенный своим положением Роман Игоревич в 1209 г. призвал венгров и Владимир вынужден был бежать в Путивль. Однако венгры во главе с палатином Бенедиктом Бором предали – захватили  Романа Игоревича моющимся в бане и увели в Венгрию.
Также призванные белзским князем Александром Всеволодовичем, сыном брата Романа Мстиславича, поляки изгнали из Владимира-Волынского Святослава Игоревича, а Василька Романовича с его матерью посадили княжить в Белзе (Даниил в то время находился при венгерском дворе).
Часть галичан призвала на помощь от венгров восточноволынского пересопницкого князя Мстислава Ярославича Немого (ум. 1225 г.), но, после его победы над венграми, не впустила его в Галич. Согласно легенде его встретил знатный боярин Илья Щепанович, вывел на гору возле Галича и с издевкой сказал: «Княже, уже еси на Галицини могиле поседел, тако и в Галиче княжил еси».
Роману Игоревичу удалось бежать из венгерского плена и Игоревичи вернули себе земли (кроме Владимира-Волынского). Владимир сел в Галиче, Роман в Звенигороде, Святослав в Перемышле, Изязлав Владимирович получил Теребовлю, а Всеволод Владимирович был отправлен «во Угры ко королеви с дары». Однако венгры решили делать ставку на Романовичей и женили Даниила на венгерской принцессе. Игоревичи истребили знатных бояр, среди которых – Илья Щепанович и Юрий Витанович. Но другие во главе с Володиславом Кормильчичем бежали в Венрию, откуда возвратились в составе мощной венгерской армии во главе с палатином Потом (былинный Михайло Потык), которая и разбила Игоровичей  в начале сентября 1210 г.  Через год, в сентябре 1211 г. галичане потребовали от победителей выдать им плененных Игоревичей Романа, Святослава и Ростислава, подвергли их избиению и повесили. В этом самосуде обвинили мать князя Даниила Анну, что якобы она «хотяще бо княжити сама» и изгнали её к сыну Владимиру в Белз. Однако венгерский король не поверил в этот оговор и прислал рыцарей захватить бояр. Часть из них откупилась, но другая призвала снова пересомницкого князя Мстислава Ярославича Немого, который и занял в 1212 г. Галич, но вскоре был изгнан венграми. Наместником венгерского короля стал боярин Володислав Кормильчич.
При этом живыми оставались внуки Евфросинии Ярославны – Всеволод-Симеон Романович и Изяслав-Филипп Владимирович (1186-1223).


5.2. Мстиславичи.

Волынский князь Роман-Борис Мстиславич (1188 – 19.06.1205),
был также князем в Новгороде (1168-1170) и Галиче (1188). Он – сын Мстислава Изяславича (князь Курский до 1146, Переяславский в 1146-1149, Дорогобужский в 1150, Переяславский в 1151-1154, Луцкий в 1155, Владимиро-Волынский в 1157, великий князь Киевский в 1167-1169) и внук некой «абазинской княжны» и Изяслава Мстиславича (князь Владимиро-Волынский с 1136, Переяславский с 1143, великий князь Киевский в 1146-1149, 1151-1154), сына Мстислава Владимировича (Мономаховича) (1076-1132).
Мать Романа Мстиславича — Агнета, сестра польского короля Казимира Справедливого.
Роман-Борис Мстиславич был женат на Предславе, дочери Рюрика Ростиславича.
Вторая жена Романа Мстиславича – Анна (на её могиле во Владимире-Волынском внук Мстислав Данилович в 1289 г. строит каплицу, освятив её именами Иоакима и Анны). Как установил Л. Войтович, она была византийской принцессой, дочерью императора Исаака ІІ Ангела (ум. 1204) и его жены Маргариты-Марии, дочери венгерского короля Белы III (второй её брак – с вождем крестоносцев Бонифацием, маркграфом Монферрата, которому в удел попали Фессалоники). Учитывая греческое происхождение жены, становятся понятными нехарактерные для Рюриковичей греческие имена детей и внуков (Даниил, Саломея, Ираклий, Лев). Вероятно, что знаменитая византийская икона XII в. Матери Божьей Ченстоховской была святыней Романовичей, привезенной принцессой Анной (и похищена из Белза князем Владиславом Опольским). Также гербом Холма был двуглавый орел, т.е. византийский императорский символ.
Тесть Романа Исаак Ангел правил в 1185-1195 гг., его летом 1203 г. сверг и ослепил родной брат Алексей III. Исаак с помощью германских крестоносцев осадил Константинополь. Алексей III бежал, императорами были провозглашены слепой Исаак и его сын Алексей IV. За этим стояли Филипп Швабский и Роман Галицкий. Но крестоносцы стали грабить город и сожгли чуть не половину его. Итак, именно по просьбе Исаака Ангела был организован Четвертый крестовый поход на Константинополь, и поход этот совершили гибеллины вопреки воле папы, отлучившего Филиппа Швабского от церкви. В январе 1204 г. в ходе восстания горожан Алексей III и Исаак II Ангелы погибли. Императорм был объявлен Алексей V Дука, но уже через полтора месяца гибеллины взяли и разрушили дотла Константинополь. Алексей V просил помощи у Алексея III, но тот его ослепил. Тогда он побежал к крестоносным гибеллинам, и те его просто убили в отместку за Исаака II и Алексея IV. В результате гибеллины получили Латинскую империю. Гвельфы решили их ослабить и нанести удар по Филиппу Швабскому. На помощь ему выдвинулся Роман, и гвельфы-поляки убили его по дороге.
Собственно родная сестра жены Романа Мстиславича Анны-Елены Ирина, дочь византийского императора Исаака ІІ Ангела, была замужем за германским императором Филиппом IV Гогенштауфеном. Другая сестра была замужем за Леопольдом Бабенбергом. Ландграф Тюрингии Герман, один из сторонников Гогенштауфенов, столицей которых был Эрфурт, был союзником Романа Мстиславича в поддержке венгерского короля Андрея против Имре.
Роман Мстиславич — отец Феодоры, жены Василька, сына Владимира Ярославича (Осмомыслича). Роман Мстиславич стал князем в Галиче в 1188 г., но вскоре венгерский король Бела ІІІ изгнал Романа из Галича и его также предал во Владимире-Волынском брат Всеволод. Вместе с Ростиславом Рюриковичем, братом своей жены, и воеводой Славной Борисовичем он попытался отбить Галичину. Но под Плеснеском был разбит и бежал к своим дядьям – польскому королю Казимиру и великопольскому князю Мешку Старому. Вскоре он возвратился к тестю, который дал ему на княжение Торческ с населявшими округу «черными клобуками», а затем отбил для него Владимир-Волынский. В 1199 г. Роман объединил Галицкое и Волынское княжества, сбросив с галицкого престола двоих сыновей Владимира Ярославича, рожденных от "попадьи". Летописец называет Романа "самодержцем и царем в Русской земле" (Летопись по Ипатскому списку. СПб., 1871, с.535). Для противостояния своему бывшему тестью, киевскому великому князю Рюрику Ростиславичу, с которым после 1195 г. пребывал в ссоре, призвал на галицкие земли для поселения множество торков-«черных клобуков» (села Клубивци, Торки, Печенежин и др. т.н. «татарские села»). В 1201 г. его мощная галицко-тюркская армия овладела Подольскими воротами Киева и изгнала в Овруч Рюрика Ростиславича, поддерживаемого черниговскими князьями Ольговичами. Позже он постриг бывшего тестя, его жену и дочь в монахи, а сыновей Ростислава и Владимира взял в заложники. В согласии с суздальским князем Всеволодом  Великое Гнездо Роман посадил на киевский престол Ингваря Ярославича, который фактически выполнял роль князя-наместника Романа.
Убит Роман Мстиславич 19 июня 1205 г. в бою под Завихостом, попытавшись противостоять своим племянникам Казимировичам – сандомирскому князю Лешку и мазовецкому Конраду – в их войне против краковского князя Владислава. Похоронен во Владимире-Волынском. В поминальнике (синодике) бенедектинского монастыря св. Петра в Эрфурте засвидетельствована запись: «XIII Kal. Julii Romanus, Rex Ruthenorum, hic dedit nobis XXX marcas» («В 13 календы июля (19 июня) Роман, король Руси, который дал нам 30 марок (7 кг серебра)») [Войтович Л.В. Тевтонский орден в политике Галицко-Волынского княжества // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana = Петербургские славянские и балканские исследования.  – 2010.  – № 2 (8).  – С. 3-16. – В 1909 году церковь святого Пантелеймона в Галиче была обследована исследователем Пеленским. Он нашел на ее фасадах многочисленные надписи XIII-XVII вв. Одна из них касается ХIII в. и указывает на время постройки церкви. Эта надпись находиться на южном фасаде церкви, около третьего пилястра на высоте 1,5 м. от земли. Текст надписи состоит из 8 строк, выцарапанных на каменном блоке острым предметом. Расшифровав его, Пеленский сделал вывод, что основателем храма был галицко-волынский владыка Роман Мстиславич, который в честь своего деда, киевского князя Изяслава, христианское имя которого Пантелеймон, построил эту церковь. Храм Святого Пантелеймона, монументальная церковь с образцами изысканной белокаменной резьбы и многочисленными рисунками на стенах. Он располагался в центре хорошо укрепленного городища, возможно, монастыря. После подчинения Галичины. Польшей, церковь была освящена заново в кафедральный собор латинского католического архиепископа. Тогда она получила название костел Святого Станислава. Это название церковь носила вплоть до 1912 г. Первое письменное упоминание о храме Святого Станислава датируется 1367 г. Летописи упоминают костел в 1532 г., 1552 г., 1557 г. Причиной такого запустения было то, что в первой половине ХV в. центр архиепископства перенесли из Галича во Львов. Однако дважды в год — 8 мая (день Святого Станислава) и 9 августа (день Святого Пантелеймона) — здесь велись богослужения. С 1598 г. начинается новая страница в истории церкви. Согласно рескрипту короля Сигизмунда III от 05.05.1595 г. костел Святого Станислава был передан монастырю францисканцев с разрешением отреставрировать его и построить при нем свой монастырь.
Восстановление храма и строительство монастыря началось в 1598 г. Костел уже был отстроен вместе с монастырем в 1611 г. Церковь частично изменила свой внешний вид и превратилась в базилику в стиле барокко. На осе главного входа в храм была возведена колокольня. Новый монастырский комплекс пообносили валами правильной квадратной формы, в результате чего он стал неприступной крепостью. Во время похода на Галич турков в 1676 г. она была частично разрушена. Больше вреда церкви нанес пожар 1802 г., во время которого сгорел костел, монастырь и много ценных документов. Однако наибольшее разрушение нанесла Первая мировая война. Во время пушечного обстрела русскими в 1915 г. был почти полностью уничтожен западный портал, кроме двух капителей левых колонн, разрушены западный фасад, крыша, интерьер, пострадал верх колокольни. После реставрации, которая закончилась в 1926 г., церковь приобрела почти свой предыдущий вид, за исключением сигнатуры. Не отреставрированным остался и главный портал. Во время этой реставрации в интерьере храма со стен сняли штукатурку и отслонили тесаный камень. Тогда же были обнаружены следы фресковой живописи (возможно, XVII в.). Визит в Галич (14 апреля в 1991 г.) кардинала УГКЦ Мирослава-Иоанна Любачивского дал могучий толчок к возрождению древнерусской святыни. Сразу после реставрации 1998 года церковь было освящена в греко-католический храм.
Дочь Романа от первого брака (с Предславой) Саломея стала женой поморского князя Святополка (1220-1266 гг.). В 1201 г. от второго брака, с княжной Анной, у него рождается сын Даниил, а в 1203 г. – сын Василий (Василько).
Король Руси Даниил-Иван Романович Галицкий (1205-1264 гг., с перерывами, но окончательно — с 1238 г.). Был посажен в пятилетнем возрасте на престол галицкими боярами, но после того, как к Галичу подошли войска бывшего тестя его отца Рюрика Ростиславича, черниговских Ольговичей и половцев, с матерью и братом бежал к венгерскому королю Андрею ІІ, который, согласно с договором с его отцом, становился его патроном. В 1210 г. Даниил Романович был венчан на галицкий престол в Успенском соборе.  В 1240 г. присоединил к своему государству Киев и посадил там наместника воеводу Дмитрия Ейковича, который прославился обороной Киева от монголо-татар в 1242 г. В 1245 г. хан Батый подтверждает суверенные права своего вассала Даниила на киевский престол.
С 1246 г. папа римский Иннокентий IV называет Даниила и его брата Василька королями, а в 1253 г. Даниил в Дорогочине, бывшей столице крестоносцев, разбитых Даниилом, принимает титул короля Руси и князя Володимирии.
Похоронен король Даниил в церкви Пресвятой Богородицы в Холме, который ранее сделал своей столицей (Danielis imperio totius Russiae otitus. Rex fuit, honorem regium habuit, aeternumque in Russia suis reliquit).
Даниил Романович был с 1219 г. женат на Анне, дочери трипольского (в Киевкой земле), затем торческого и новгородского князя Мстислава Мстиславича Удатного, который был сыном дочери Ярослава Осмомысла. Этим он объединил линии Ростиславичей и Романовичей.
Сыновьями Даниила были Ираклий (1223-1240), Лев, Роман (женат в 1252 г. в замке Гимберг под Веной на Гертруде Бабенберг, племяннице австрийского герцога Фридриха ІІ Воинственного), Мстислав и Шварно.
Дочерьми Даниила – Переяслава, жена польского князя Земовита, сына Конрада Мазовецкого, неизвестная по имени жена суздальского князя Андрея Ярославича (в 1250 г. киевский митрополит Кирилл благословил их брак), брата Александра Невского, и София, жена немецкого графа Гюнтера VIII  Кефенбургского (или Генриха V Бланкенбург-Шварцбурга).
Князь владимирский Василько Романович (1205-1269). Долгое время был князем в Белзе. Похоронен в церкви Пресвятой Богородицы во Владимире-Волынском.
Князь Галицкий (королем в документах не титулируется) Лев I Данилович (1270-1301), женат на Констанции, дочери венгерского короля Белы IV. Их дети – Юрий, Святослав, Анастасия. Завидуя, что литовский князь Войшелк, сын короля Миндовга, передал литовское княжество Шварну Даниловичу, подло зарезал принявшего иночество Войшелка в Михайловском монастыре во Владимире-Волынском. Столицей своего государства сделал Львов. Лев І Данилович пребывал в союзе с золотоордынским ханом Ногаем, с помощью войск которого присоединил к своему государству Закарпатье и Люблинскую землю.  Гибель Ногая в битве с войском Токты 15 сентября 1300 г. в Низовье Южного Буга (местность Каканлык) имела негативные последствия для Галицко-Волынской Руси. В возрасте 70-ти лет, в 1299 г. посетил чешский город Брно, затем был в золотоординском войске Токты как заложник, приняв монашеский сан и передав правление своему сыну Юрию.
Сестра жены Льва Даниловича Констанции Анна  была замужем за Ростиславом Михайловичем, бывшем в 1235 г. галицким князем, и матерью Кунегунды, жены чешского короля Пржемысла ІІ Отокара (убит в августе 1278 г. в битве с войсками Рудольфа Габсбурга, оставив малолетнего сына Вацлава ІІ), а брат Констанции –  венгерский король Стефан V, а его сын – Владислав IV (убит в июне 1290 г.) и дочь Мария,  жена короля Сицилии Карла Мартелла и мать Карла Роберта Анжуйского.
Соправителем Льва І Даниловича был Роман Данилович, а его сын Василько Слонимский был «воеводой» при Владимире-Иване Васильковиче.
Во Владимире-Волынском сидел Владимир-Иван Василькович (ум. 10.12.1288, умер от гангрены из-за неправильного лечения раны, полученной в бою; погребен  в церкви Успения Пресвятой Богородицы во Владимире; позже тело было эксгумировано и обнаружено нетленным, при нем свершались чудеса).
В 1288 г. Мстислав Данилович объединил Западную и Восточную Волынь. Также известны сын Мстислава Даниловича Даниил Мстиславич, внук Владимир Данилович и внучка (без имени). Владимир Данилович находился при венгерском дворе Карла Роберта Анжуйского и рассматривался как законный претендент на галицкий престол. В Дубницкой хронеке под 1338 г. он упоминается под венгерским прозвищем «Льотка».  Правда, в некоторых литовско-белорусских летописях сообщается, что в литовско-волынской войне в 1315 г. погиб некий князь Владимир, которым считают другого сына Мстислава Даниловича.
Король Галиции и князь Владимерии Юрий-Георгий І Львович (1301-1308) столицей королевства сделал именно Владимир-Волынский. Титулы на печати: «Sigilum Domini Georgii regis Russiae» (аверс), «Sigilum Domini georgii principis Ladimiriae» (реверс). Крестным отцом его был Войшелк Миндовгович. По некоторым данным, получил королевскую корону от рук папы римского Бонифация  III, а папа Климент V (1305-1314) призывает «короля русинов» приступить к послушанию римской церкви и к союзу с ней (в чем Юрий Львович отказывает папским легатам). Король Юрий добился от константинопольского патриарха создания в 1303 г. Галицкой митрополии (с включением к ней Галицкой, Владимирской, Холмской, Перемышльской, Луцкой и Туровской епархий) и избраниия митрополитом Нифонта (существовала до 1347 г., восстановлена в 1370-1401 гг. ). Принял у себя в 1302 г. разбитого чешским королем Вацлавом II польского князя Владислава Локетка, а в 1304-1306 гг. войсками оказал тому помощь в возвращении Сандомира и Кракова.
Сначала король Юрий I был женат с 1282 г. на Ксении (умерла в 1286 г.), дочери тверского князя Ярослава Ярославича (1203-1272), а с 1287 г. – на Евфимии, (1265-1308) дочери куявского князя Казимира І Конрадовича Пяста (1211-1267) и сестре польского короля Владислава Локетка. Ушла в католический монастырь кларисок в Старом Сонче. Сын от первой жены трехлетний Михаил умер в один год с матерью. Дети от второй жены – Мария, Анастасия, Михаил, Андрей, Лев.
В 1301 г. дочь Мария Юрьевна была выдана замуж за сохачевского и черского князя Тройдена ІІ Болеславича Пяста.
Анастасия Юрьевна (1303 – 1364) была в 1320 г. выдана замуж за второго сына великого тверского и владимирского князя, Александра Михайловича (1301-1339). Их первенец, сын Лев (названный в честь своего прадеда по матери, князя Льва Даниловича Галицкого), родился в том же 1320 году.
А за два года перед этим, в 1318-ом году, в Орде по приказанию Узбек-хана был казнён свёкор Анастасии, отец её мужа, великий князь тверской и владимирский Михаил Ярославич (1271-1318). Его гибель была результатом борьбы тверского княжеского дома с московским  – в лице московского князя Юрия Даниловича (1281-1325), занимавшего ярко выраженную проордынскую позицию, за великокняжеский ярлык. В свете этих событий значение брака второго сына убитого по наущению Москвы тверского князя и галицко-волынской княжны приобретает дополнительное значение. В 1325 году муж Анастасии Александр Михайлович вместе со своим старшим братом Дмитрием Михайловичем Грозные Очи (1299-1326), который стал после гибели их отца великим князем тверским и владимирским, приехали в Орду для того, чтобы Узбек-хан решил их очередной спор с московским князем Юрием Даниловичем. Столкнувшись лицом к лицу с виновником смерти своего отца, князь Дмитрий зарубил его на месте и стал ждать ханского суда. Решение хана было вполне ожидаемо – через 9 месяцев князь Дмитрий был казнён в Орде, как и его отец. После гибели князя Дмитрия великим князем тверским и владимирским в 1326 году, примерно в 25 лет, стал муж Анастасии. Ярлык на великокняжеское княжение хан Узбек, казнивший его отца и брата, тоже отдал князю Александру Михайловичу. Уже на следующий год, в 1327 году, в Твери вспыхнуло восстание против татар. Предыстория его такова: в конце лета того года в Тверь с большой свитой приехал ханский посол Шевкал (он же Чолхан или Щелкан), двоюродный брат хана Узбека. Он поселился в княжеском дворце, выгнав оттуда Александра с семьёй, после чего «сотворил великое гонение на христиан – насилие, грабёж, избиение и поругание». Согласно летописному рассказу, тверичи обращались к своему князю, предлагая расправиться с татарами, но тот уговаривал их «терпеть». Однако, восстание всё равно вспыхнуло. Его причиной послужила попытка татар из свиты Чолхана отнять кобылу у некоего дьякона Дудко. Возмущённый народ вступился за дьякона, после чего кинулся громить татар по всему городу. Чолхан со свитой пытался защищаться в своей резиденции, княжеском дворце – и был сожжён заживо вместе с дворцом; были перебиты все татары, находившиеся в Твери, включая «бесермен»-ордынских купцов. Князь Александр Михайлович, хоть и пытался предотвратить такое развитие событий, однако, и никаких мер для подавления восстания не предпринял. Московский князь Иван Данилович Калита (ок.1283-1340), младший брат и наследник убитого в Орде Дмитрием Тверским в 1325 году князя московского Юрия Даниловича, немедленно воспользовался создавшейся ситуацией. Хан Узбек отправил его с карательной миссией в Тверь, поставив во главе 50-тысячного войска. К этому войску присоединились ещё силы князя Александра Васильевича Суздальского. Видя, что Иван Калита приближается к Твери, Александр Михайлович с семьёй уехал во Псков. Историк Николай Карамзин так описывает действия карателей под руководством русских князей на территории «провинившегося» княжества: «Началось бедствие. Тверь, Кашин, Торжок были взяты, опустошены со всеми пригородами; жители истреблены огнем и мечем, другие отведены в неволю. Самые Новогородцы едва спаслися от хищности Моголов, дав их послам 1000 рублей и щедро одарив всех воевод Узбековых…». По итогам этого похода князь Александр Суздальский стал князем владимирским, получив ярлык на великое княжение, Иван Калита стал князем новгородским, а тверским князем стал младший брат изгнанника, деверь Анастасии, князь Константин Михайлович (1306-1345), так как еще после трагической гибели своего отца он женился на единственной дочери его убийцы, княжне Софье Юрьевне Московской. В свою очередь, его тестя в 1325 году убил в Орде его старший брат, Дмитрий Грозные Очи, – за смерть их отца. Брата-мстителя в 1326 году там же, в Орде, за это казнили (не без помощи дяди его жены). Однако, всю свою жизнь князь Константин проводил промосковскую политику, послушно следуя за Иваном Калитой. Княгиня Анастасия прожила с мужем и детьми во Пскове 10 лет. Однако, московский князь Иван Калита и хан Узбек не могли смириться с тем, что виновный в их глазах князь, пусть и изгнанный из своего княжества, не понёс никакого более серьёзного наказания за восстание в Твери. К Александру Михайловичу неоднократно приезжали послы – как из Москвы, так из Орды, с требованием явиться на ханский суд. Но сын и брат уже казнённых в Орде князей не особенно спешил исполнить эти требования. Тогда Калита попросил митрополита Киевского и всея Руси (который  постоянно жил в Москве) Феогноста проклясть и отлучить от церкви князя Александра и весь Псков, если они не исполнят требование князя и хана. Что и было исполнено. Князь Александр Михайлович оставил Псков (его жена и дети  остались в городе) и уехал в Литву. Через полтора года, он, впрочем, вернулся к своей семье (после того, как митрополит Феогност снял анафему со Пскова). В Пскове князю Александру Михайловичу Тверскому ничего не угрожало, и он мог бы спокойно княжить в этом городе до самой смерти. Но у него было пять сыновей (шестой умер младенцем), которые в том случае, если их отец скончается изгнанником, остались бы изгоями без наследства, не имеющими прав на княжеские уделы. Поэтому в 1336 году, когда подрос старший сын Фёдор (ему было тогда около 11-12 лет), он отправил его своим послом в Орду – узнать, нельзя ли как-то умилостивить хана и вернуться на своё законное княжение в Тверь. Фёдор вернулся к отцу из Орды с татарским послом, и с хорошими вестями: хан прощал мужа Анастасии. Теперь Александру Михайловичу надо было лично явиться в Орду, что он и сделал. Хан Узбек вернул ему тверское княжение, и в 1337 году изгнанник с семьёй вернулся в Тверь. Но агрессивная политика московских князей, стремящихся к великокняжескому ярлыку, не позволяла им смириться с любым усилением тверского княжеского дома, традиционного главенствующего тогда среди Рюриковичей. Примерно в 1338 году князь Василий Ярославский обратился к тверскому князю за помощью и защитой против самовластия своего тестя, московского князя Ивана Калиты, незаконно захватывающего принадлежащие ему земли. От экспансии Москвы страдали все соседние с ней княжества, и поэтому Александр Михайлович откликнулся на просьбу ярославского князя. В 1339 году хан Узбек вызвал тверского и ярославского князей к себе в Орду для того, чтобы выслушать их претензии к московскому князю. Ивану Калите каким-то образом стало известно об этой угрозе для него, и он решил упредить удар. Вместе с двумя своими сыновьями Симеоном и Иваном он поехал к Узбеку вперёд князей, и полностью овладел его доверием. Московский князь очернил тверского перед ханом, описав его как убеждённого противника татар. Повторное приглашение хана Узбека в Орду (с обещанием больших милостей) насторожило Александра Михайловича, и он снова послал сначала к хану своего старшего сына Фёдора. Однако, после третьего «приглашения» был вынужден отправиться в Орду сам – вместе с князьями Василием Ярославским и Романом Белозерским. Тверской князь провёл в Орде месяц, ожидая решения своей участи. Его вместе с сыном Фёдором (которому тогда было около 14-16 лет) казнили вскоре после приезда в Орду сыновей Ивана Калиты Симеона (ему было тогда около 22 лет) и Ивана (примерно 13 лет). После объявления о предстоящей казни сын и наследник тверского князя, юный княжич Фёдор, проклял старшего сына и наследника  московского князя, княжича Симеона. И это проклятие сбылось – Симеон не оставил после себя наследника, все шесть его сыновей умерли в младенческом возрасте, московским князем после смерти Симеона в 1353 году стал его младший брат Иван. Согласно летописи, тверскому князю и его сыну не просто отрубили головы, но и «розняли их по составам». Их растерзанные тела были привезены во Владимир, где их отпел митрополит Феогност, а затем погребены в Твери. Впоследствии Александр Михайлович и его сын Фёдор были канонизированы Православной церковью в лике Святых Мучеников. После гибели главного противника Иван Калита распространил свое влияние на всё тверское княжество, в котором снова стал править младший брат казнённого князя, родственник Калиты Константин Михайлович. Тогда же тверичи в знак своего повиновения отослали в Москву большой соборный колокол. Княгиня Анастасия Юрьевна осталась после смерти мужа вдовой примерно в 38 лет, с шестью малолетними детьми на руках (четырьмя сыновьями и двумя дочерьми), старшему из которых, Всеволоду, было всего 11 лет. Ничего не известно о жизни дочери короля Руси вплоть до 1345 года, когда в Твери умер её деверь, князь Константин Михайлович. Согласно «лествичному праву», на тверское княжение должен был взойти последний оставшийся в живых младший брат казнённого князя Александра Михайловича, дядя её детей, Василий Михайлович (1304-1368). Однако, сыновья Анастасии, хоть и были ещё очень юны, сделали не без помощи своей матери соответствующие выводы из гибели своего отца и старшего брата в Орде. Поэтому её старший, 17-летний сын Всеволод сразу после смерти одного своего дядюшки быстро «обскакал» другого, получив ярлык на тверское княжение непосредственно от хана Джанибека. Для того, чтобы её сын наверняка получил отцовскую Тверь, княгиня Анастасия в том же 1345 году выдала одну из двух своих дочерей, Марию, замуж за убийцу своего мужа и старшего сына – московского князя Симеона Гордого (1317-1353). Причём выдала даже без церковного благословения – митрополит Феогност отказывался первое время благословить этот брак (предыдущую, вторую по счёту жену Симеон вскоре после свадьбы отправил обратно к отцу, а про развод тогда в Москве никто не слышал), и супруги жили не венчанными. Московский князь на тот момент был бездетным вдовцом (первую свою жену и двоих сыновей от неё он похоронил), и поэтому для него скорое рождение наследника было насущной проблемой. Симеон Московский поддержал кандидатуру своего новоиспечённого зятя на тверское княжение, и Всеволод стал тверским князем в 1346 году, в 18 лет. А его сестра Мария, выданная замуж за убийцу своего отца и брата, попала таким образом под предсмертное проклятие Фёдора. Она родила своему мужу четырёх сыновей, но ни один из них не прожил больше четырёх лет. Сама Мария пережила мужа почти на полстолетия – на 46 лет, не дожив одного года до XV века (она скончалась в 1399 году). Гораздо интереснее (и счастливее) сложилась судьба второй дочери княгини Анастасии Тверской, внучки короля Руси Юрия I Львовича, Ульяны (Иулиании) (ок.1325-1399). Как и её старшая сестра, они была выдала замуж за вдовца, который был старше неё почти на 30 лет, в 1349 году. В браке с великим князем литовским Ольгердом Гедиминовичем (1296-1377) она родила 16 детей, в том числе и знаменитого Ягайло (ок.1362-1434) – великого князя литовского, с 1386 года - короля польского под именем Владислав II Ягелло, основателя польской королевской династии Ягеллонов, которые правили объединённой Польшей и Литвой до 1572 года. Происхождение его прабабушки Евфимии Куявской Пяст (ок. 1265-1308), от предыдущей польской королевской династии, Пястов, основателей польского государства, значительно усилило его положение в качестве монарха после смерти жены, Ядвиги, в 1399 году (королём Польши Ягайло стал в результате своего брака с польской королевой).
Именно Анастасия Юрьевна, княжна Галицко-Волынская – прабабка абсолютно всех Ягеллонов, через свою дочь Ульяну (Иулианию), жену Ольгерда Гедеминовича, «влила» в эту династию аристократическую, настоящую «голубую» королевскую и императорскую кровь своих высокородных предков. Точная дата смерти Галицко-Волынской княжны Анастасии (княгини Тверской) неизвестна, она умерла в 1364-65 годах от чумы, уничтожившей значительную часть тверского княжеского дома. От эпидемии этой болезни в то же время скончались и трое из её четырёх сыновей – князья Всеволод, Андрей и Владимир.
Сестра Юрия Даниловича Анастасия была выдана замуж за добжинского князя Земовита.
Король Галиции и Владимерии Андрей Юрьевич (1308-1323), княжил во Владимире-Волынском. В документе от 27.08.1320 г. титулирует себя только Владимирским князем.
Король Галиции и Владимерии Лев ІІ Юрьевич (1308-1323). Княжил в Галиче. Оба упоминаются в документе об отношениях с Тевтонским орденом (9 августа 1316 г.) как «Andreas et Leo, Dei gratia duces totius Terrae Russuae, Galiciae et Ladimiriae». В письме польского короля Владислава Локетка к папе римскому Иоанну ХХІІ от 21.05.1323 г. сообщается о том, что оба короля-схизматика Юрьевичи, которые были «непобедимым щитом» (scutum inexpugnabile) против татар, уже мертвы («ушли с этого мира», decesserunt ex hac luce). Швейцарский хронист Иоганн Винтертурский в 1340 г. указывает, что «татарский хан недавно пред нынешним временем определил русинам двух нечестивых достаточно ответственных королей, но когда русины поочередно их извели с этого мира отравой, назначил им латинского христианина».
Первым браком Лев II был женат на безымянной дочери смоленского, рязанского и муромского князя Романа Глебовича (по линии сына Ярослава Мудрого Святослава), женатого на дочери великого князя киевского Святослава Всеволодовича (персонаж «Слова о полку Игореве», где называется «великим» и «грозным», воспевается его победа над Кобяком; важные эпизоды «Слова» — Золотое слово Святослава, рассказ о вещем сне князя). Затем Лев ІІ Юрьевич был женат на сестре (без имени) Агнессы, жены австрийского герцога Отто ІІІ. Это дало основания её братьям глоговским князьям Генриху ІІ и Яну претендовать в 1323 г. на Галицко-Волынское наследие, в чем их поддерживал и папа римский.
Король Галиции и Владимерии Владимир Львович (1323-1325, ум. 1340), сын дочери муромского князя Романа Глебовича. По польским хроникам известно, что в Галиче Владимир Львович правил лишь номинально. Вместо него королевством управлял боярский совет, во главе с боярином Дмитрием Детьком (ум. 1349), именовавшим себя «старостой Русской земли», хотя в «Записках Феогноста» (1330 г.) и в надписи на колоколе из Львовского Собора св. Юрия он назван князем.
Король Галиции и Владимерии Юрий ІІ Болеслав (иногда — Казимир) Тройденович Мазовецкий  (1325- 21.03.1340).  Он — сын мазовецкого князя Тройдена ІІ Пяста и Марии, дочери Юрия-Георгия І Львовича. Женат с 1331 г. на дочери литовского великого князя Гедимина Офке-Евфимии. Польский хронист Янко с Чернкова указывает, что Болеслав-Юрий унаследовал княжество Русь от своего дядька по матери (avunculo suo in ducatum russie successerat). В 1334 г. он титулируется как “Nos Georgis Dei gratia dux Russiae”, “Georgius Dei gratia dux Terrae Russiae, Galiciae et Ladimere”, “Georgius, ex dono Dei natus dux et dominus Russiae”, в 1335 г. именует себя "Божьей Милостью урожденный князь всей Малой Руси" (“Dei gratia natus dux totius Russae Minoris”), а в 1339 г. — "князь и дидыч королевства Руси" («Boleslaum II Trojden de Masovia natus dux et dominus Russiae»).
Как указывает Л.В. Войтович, Юрий-Болеслав Тройденович проводил активную самостоятельную политику в интересах своего края. В 1334 г. даровал городу Владимиру-Волынскому, а в 1339 г. — Санку (Сянок) Магдебургское право. В числе его сановников упоминаются волохи-воеводы Елизар Молданович и Борис Кратул Усилив свое положение союзом с Литвой в 1331 г., он нормализировал отношения и с Золотой Ордой. Принятием титула «Божей милостью рожденный князь всей Малой Руси» он подчеркнул отказ галицко-волынских государей от претензий на остальную Русь, находящуюся и далее в зависимости от Орды. «Малая Русь» здесь обозначает ту часть Руси, которая уже не была подвластна монголам [Войтович Л.В. Тевтонский орден в политике Галицко-Волынского княжества // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana = Петербургские славянские и балканские исследования.  – 2010.  – № 2 (8).  – С. 3-16. – 11 февраля 1334 г. Юрий-Болеслав подтвердил союз с Тевтонским орденом, антипольская направленность которого очевидна, пригласил в Галичину и Волынь много немецких и чешских колонистов. 20 октября 1335 г. князь Юрий-Болеслав Тройденович поспешил снова подтвердить союз с великим магистром Теодориком фон Альденбургом на «вечные времена». Галицко-волынского князя толкали к активным действиям именно польско-венгерские переговоры в Вышеграде. В 1337 г. он вместе с ордынцами напал на Люблинскую землю и 12 дней держал Люблин в осаде, которая была снята только из-за гибели предводителя союзных татар  [Войтович Л.В. Тевтонский орден в политике Галицко-Волынского княжества // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana = Петербургские славянские и балканские исследования.  – 2010.  – № 2 (8).  – С. 3-16. – Тогда польский король сделал попытку поддержать другого претендента на галицко-волынский трон. 29 июня 1338 г. в Вышеград прибыл «Лотко, князь руский» (в Дубницкой хронике: «Lothka dux Rutenorum»). Это был князь Владислав Земовитович, сын добжинского князя Земовита І и Анастасии Львовны, которого польская сторона готова была поддержать как противовес Юрию-Болеславу Тройденовичу. Был пущен слух, согласно с Краковской кафедральной хроникой и данными хрониста Иоганна Винтертурского, что  перейдя из католичества в православие,  Юрий ІІ Болеслав все равно «пытается изменить право и веру» русинов. Поддавшись навету, бояры-заговорщики отравили  Юрия-Болеслава Тройденовича во Владимире-Волынском в 1340 г. Польский король среагировал молниеносным походом на Львов, что определенным образом объясняет причины, которые подталкивали галицко-волынского князя к военному союзу с Тевтонским  орденом против Польши.
В географическом трактате «Книга знаний всех стран», написанном испанским францисканцем в 1350 г., сообщается, что «королевство Львов» состоит из пяти земель: Львова, Владимира, Пинска, Киева и Сивера. В 1356 г. сам город Львов получил также Магдебургское право.
Автор латинской поэмы "Camoenae Borysthenides" (1620; считается им Ян Домбровский герба Телец) последнего киевского князя Станислава, изгнанного Гедимином, считает наследником (cujus posteritas) короля Льва Даниловича. В этой поэме именуются Русь Северная – Russia Borealis, Русь Южная – Russia Australis.

5.3. Кориатовичи
Безымянная дочь галицкого короля Владимира Львовича (род. ок. 1310) была замужем за литовским князем Кориатом Гедиминовичем.
Михаил (Миколай)-Кориат Гедиминович (ум. 1360 г.) был сыном владимирской княжны Еввы (Евны) Ивановны (ок.1293-1344?). "Encyklopedyja Powszechna" (Warszawa, 1863) называет её дочерью князя Ивана Всеволодовича. Среди князей владимирских, которые могли быть по времени жизни отцами Еввы, лишь двое носили имя Иван. Один – Иван Дмитриевич, удельный князь Переяславский во Владимирском княжестве и сын Дмитрия Александровича, великого князя Владимирского. Он был женат с 1291, но в летописях написано, что он умер, чад не имея. Другой – Иван Михайлович  (ок.1265-1315), удельный князь Стародубский во Владимирском княжестве, внук Ивана Всеволодовича (р.8.04.1198 – после 1263; может быть того самого, о котором идет речь в "Encyklopedyja Powszechna") и правнук Всеволода Юрьевича Великое Гнездо (1154-1212). У Ивана Михайловича Стародубского известен сын Фёдор Благоверный (убит в Орде в 1330). Вполне возможно, что у Ивана Михайловича могла быть и дочь Евва, тем более, что время её жизни совпадает со временем жизни Фёдора Благоверного.
Другими сыновьями Еввы и Гедимина были Любарт и Явнут.
В 1349 г. по заданию великого князя Ольгерда Кориат Гедеминович ездил в Золотую Орду с посольством, но был там схвачен и выдан московскому князю Симеону Гордому. Вместе с ним в плен попали Симеон, князь Свислочский, и боярин Айкша. Через некоторое время великий князь Ольгерд с помощью богатых даров выкупил его из московского плена и в 1350 г. Кориат возвращается в Новогрудок.
Детьми Кориата и безымянной Владимировны были Константин, Юрий, Александр, Фёдор, Лев, Иван, участвовавшие на стороне Ольгерда в битве на Синих Водах в 1363 году. За помощь они получили от Ольгерда  Подолию. Также есть сведения о Глебе и Семёне, погибших вбитве на реке Ворксла в 1399 году.
Другой сын Корията-Михаила Гедиминовича – Дмитрий Корятович (в русских хрониках известен как воевода Боброк Волынский) был женат на сестре великого князя московского Дмитрия Донского. После этого Юрий Победоносец, родовой герб Кориатовичей, становится гербом Московских князей и Москвы, а сын Дмитрия Донского – князь Василий начинает чеканить монеты с изображением святого Юрия на коне с копьем (копьем) – отсюда и произошло название «копейка». От Дмитрия-Боброка происходит в России княжесский род Волынских.
Александр Кориатович  (ум. 1380 года) участвовал в войнах за галицко-волынское наследство на стороне короля польского Казимира III. В 1366 году за действия против своего дяди Любарта Александр получил Владимир-Волынский. Всего спустя четыре года после смерти Казимира Любарт отвоевал Владимир. В 1377 г. вместе с братом Борисом стал вассалом венгерского короля.
Юрий Кориатович (ум. 1387) сначала помогал брату Александру, но был отравлен вскоре после того, как принял приглашение стать  господарём  Молдавии.
Константин-Коригайло (Альгирдайтис) Кориатович (ум. 1388/1392) стал  основателем княжеского рода Чарторыйских. Возглавляя одну из дружин, участник битвы  Ольгерда с золотоордынским войском на Синих Водах в 1363 году. Победа в этой битве над войсками ханов Подольского и Крымского улусов Хаджибея и Кутла-Буги позволила Кориатовичам получить во владение Малое Подолье, которое перешло к Константину Кориатовичу. Вместе с Брацлавщиной, которой уже владел Константин, оно образовало  Подольское княжество, где Константин стал первым князем. Константин также был князем черниговским и северским, стал непосредственно вассалом великого князя литовского. После 1362 года Константин Кориатович держал столицу в Смотриче. Летописец отметил, что Подольская земля (Малое Подолье), сильно разорённая баскаками и атаманами, пребывала в состоянии упадка, многие города пришлось строить заново. Во времена правления князя Константина Кориатовича (1380 — до 1388/1392) в Подольском княжестве чеканилась собственная монета, известная из исторических источников как серебряный «подольский полугрошик». Он имел следующий вид: на аверсе – Юрий Победоносец, на реверсе – герб венгерских королей из династии Анжу.  На ранних монетах была надпись на латыни: «Константин князь, помещик и хозяин Смотричана», более поздних – «Константин князь, помещик и хозяин Подолья» (MONETA CONSTANTINI / + DVCIS H(EREDIS EТ) DOMINI DE SMOTRIC (PODOLIA)).
Заинтересованный в присоединении Подолья, польский король Казимир III, согласно Супральской, Слуцкой и другим летописям, в 1344 году предложил подольскому князю Константину Кориатовичу заключить брак со своей дочерью Кунегундой. Однако Константин не захотел переходить из православия в католическую веру и переговоры закончились безрезультатно. Летописец специально отметил верность князя Константина Кориатовича православию, так как другие Кориатовичи не были такими твердыми. Агрессия короля Казимира III в августе-ноябре 1349 года закончилась захватом Галицкой земли и большей части Волыни. Чтобы не потерять своего княжества, Константин Кориатович присягнул польскому королю. Константин после заключения Кревской унии в 1385 году перебрался в Венгрию, где и скончался.
У князя Константина было три сына: Глеб Константинович Чарторыйский — князь северский, погиб при защите Вильно в 1399 г., Григорий Константинович Чарторыйский, Василий Константинович Чарторыйский (ум. 1416). Именно Василий Константинович получил в удел город Старый Чарторыйск с окрестностями (на реке Стыр) на Волыни и первым стал именоваться князем Чарторыйским, передав этот титул своим потомкам.
Сыном Константина Кориатовича был князь Михаил Константинович, имевший уделы в Галицкой земле, а в 1452 г. в его владении утверждена вчастности, Буремля и другие земли на Волыни, данные ранее Свидригайлом ему и его деде Василию Кориатовичу. От Михаила Константиновича происходит род Курцевичей.
Федор Кориатович (ум. 1414 г.) наследовал от отца Норогрудок и после смерти всех братьев около 1389 года стал правителем всей Подолии. Известна его уникальная монета – денарий с изображением личного княжеского знака Федора – двойного креста с рассеченными концами, который произрастает из фигуры, похожей на букву «М». На другой стороне монеты Федора под короной изображены две готические буквы: «С» и «О», которые большинство исследователей связывают с чеканкой монеты в Каменце – «Camenec» латиницей. Изменение политики после Кревской унии 1385 года заставила его вступить в коалицию с киевским князем Владимиром Ольгердовичем,   северским  князем  Корибутом Ольгердовичем, витебским князем Свидригайло Ольгердовичем и господарем Молдавии Романом I Мушатом.   Молдавско-подольские войска были в 1393 году побеждены в сражении войсками Витовта,  Федор Кориатович  был пленен, а затем содержался некоторое время в темнице города Вильнюса, откуда ему удалось бежать, выказав при этом необыкновенные хитрость и смекалку. Однажды, когда князь уже совсем пал духом и смирился со своей участью, к нему неожиданно пришла помощь. Глубоко преданный Корятовичу верный его слуга сумел каким-то способом проникнуть в темницу, где томился узник. Князь поменялся с ним одеждой, и многократно рискуя жизнью, ухитрился, не обратив на себя внимания, пройти весь путь от дверей камеры до ворот тюрьмы. На улице его уже ждали оседланные лошади, а в соседнем с городом лесу, – жена, слуги и небольшой отряд дружинников, которые отказались покинуть своего повелителя. Федор Корятович отправился в соседнюю Венгрию к своему старому союзнику и родственнику, – королю Сигизмунду Люксембургскому. Тот гостеприимно принял изгнанника, но военной помощи оказать ему не смог, так как сам был занят непрекращающейся борьбой с баронской вольницей. Вместо этого король Сигизмунд предложил в обмен на право на Подолию Федору Корятовичу остаться в его стране навсегда, в качестве вассала венгерской короны. Князь Федор принял это предложение и в 1396 году получил в ленное владение жупы Берег и Шарош, а затем – Мукачевскую и Маковецкую доминии (области) Закарпатья вместе с городом и мощным замком. С 1401 года в замке, получившем название «Паланок», появляются новые стены, башни и жилые помещения, соединенные между собой сложной системой переходов, среди которых был и, так называемый, «коридор смерти». Сохранившийся и поныне, он представляет собой довольно длинный проход между двумя комнатами, причем в потолке проделано множество небольших отверстий. Когда неприятельские солдаты врывались в этот коридор, на них внезапно проливался настоящий душ из расплавленного свинца. На тот случай, если замок подвергнется длительной осаде, князь приказал выдолбить в скале под Старой башней (донжоном) колодец, который обеспечивал бы защитников крепости водой. Это удивительное по тем временам гидротехническое сооружение сохранилось в первозданном виде и по сей день. Глубина колодца достигает 85 метров, с диаметром верхней части в 2,5 метра. В его стенах до глубины 71 метр была выдолблена винтовая лестница шириной полтора метра с 24 ступенями, а почти у самого дна устроены два запасных резервуара-хранилища для воды. Воду из колодца поднимали с помощью ворота с двумя ведрами, – когда одно из них поднималось наверх, другое опускалось вниз. Словом, это было чудом тогдашней техники.
Как верному вассалу короля Сигизмунда, князю Федору Корятовичу пришлось вести долгую и трудную борьбу с мелкими местными феодалами, – рыцарями-разбойниками, во главе с Брындой Татошем («Жеребцом») из «Черного замка», не признававшими ничьей власти и беззастенчиво грабившими купцов и местное население. Также в 1412-1413 гг. князь Федор Кориатович вместе с бароном Перени прогнал с Королева сыновей Драга, внуков воеводы Саса, которые также терроризировали местное населеие. Те бежали в Польшу.
На Чернечьей горе близ Мукачева возник довольно крупный по тем временам Свято-Николаевский монастырь, и князь Федор Корятович вместе со своей женой Ольгой (ум. 1418), дочерью Стефана II Котроманича, бана Боснии,  приложили немало усилий для его укрепления. Даровав обители богатые земельные угодья, герой нашего повествования создал тем самым, как бы островок православия, посреди окружающих Мукачево католических областей. В стенах обители не только велась хроника и переписывались книги, но и создана была обширная библиотека, где монахи собирали редкие инкунабулы. Кроме того, здесь действовала школа, которая поддерживала связи с балканскими и восточноевропейскими центрами православия. Жена князя Ольга выстроила женский монастырь на Сорочинской горе, выше селы Подгоряны. Этот монастырь был разрушен в XVI веке. Фёдор Корьятович умер в 1414 году и был похоронен в соборе облагодетельствованного им Мукачевского монастыря. Его жена Ольга умерла в 1416 году.
Обе дочери Федора Кориатовича вышли за венгерских магнатов: Мария — за Емериха Марцали, Анна — за палатина Гарая. Живых сыновей у них к тому времени не было и владения отошли назад к королевскому домену. В 1633 году  Мукачевский замок приобрёл трансильванский князь Дьердь І Ракоци с правом наследования. Князья династии Ракоци превратили замок в столицу своего княжества и владели им до 1711 года.
Сыном Федора Корятовича был Жедевид-Иван Фёдорович, за которого в 1393 году ручался брянский князь Глеб Дмитриевич. Другим сыном в некоторых документах упоминается Владимир Фёдорович, который сидел в молдавских селах Чорсэчеуць, Владимирэуць и Букурэуць, которые затем Роман І переутвердил сыну Владимира – витязю Ионашу в 1393 г.

5.4. Любартовичи.

Дидыч королевства Руси Любарт-Дмитрий Гедиминович (1340-4.08.1384), сын русской княжны Еввы Ивановны, принял все волынские земли под свой патронат (после оккупации Галичины в 1340 г. польским королем Казимиром ІІІ Владиславовичем Пястом, женатом на дочери Гедемина Анне-Алдоне) как муж Агриппины-Буши (Богуславы), дочери Льва ІІ Юрьевича (по другим данным — в 1331 г. женат на Анне, дочери Андрея Юрьевича), от которого получил еще в 1325 г. княжение в Восточной Волыни. Но в 1349 г. уступил Волынь Казимиру. В 1350 г. при поддержке великих князей литовского Кейстута и московского Симеона Гордого  (женатого на дочери Гедемина Айгусте-Анастасии) вернул себе Волынь и вторгся в Галичину и женился на Ольге-Агафье, дочери ростовского князя Константина Васильевича. В Луцке построил знаменитую крепость («замок Любарта»). Титулы: князь луцкий (1323-1324, 1340-1383), любарский (восточноволынский) (1323-1340), великий князь волинский (1340-1383), галицкий (1340-1349, 1353-1354, 1376-1377). В 1347 г. в письме константинопольского патриарха назван «владыкой Галичины и Володимерии».
Имел сыновей Лазаря-Романа, Семена и Ивана, умерших после 1386 г.
Князь Федор Любартович (ок.1351 — после 1.06.1431) — великий князь волынский (1383-1390), князь сиверский (1393-1405), жидачивский (1405-1431), волынский (1431). На основании записи в Киево-Печерском именнике (зап. 213), найденом А. Петрушевичем,  допускают, что его крестным именем было Мануил.
От Любарта происходят род Сангушков: 
Князь Дмитрий Любартович (1370?-1449), кн. Луцкий, Сангушко.
Князь Михаил Любартович.
Княжна Агриппина Любартовна.
Княжна Анастасия Любартовна.
У князя Дмитрия Любартовича было трое детей:
Князь Александр Дмитриевич, от которого пошли князья Сангушко.
Князь Фёдор Дмитриевич (1400-?), кн. Луцкий и Владимирский;
Князь Михаил Дмитриевич (?-1495), кн. ковельский и каширский. Был женат на кн. Дубровицкой. От этого князя пошли князья Сангушки-Ковельские и Сангушки-Каширские.
Князь Василий Ковельский (?-?). Сын князя Михаила Дмитриевича.
Князь Григорий (?-?). Сын князя Василия Михайловича Ковельского.
Князь Юрий (?-?). Сын князя Григория Васильевича Ковельского.
Князь Симеон (?-1638). Сын князя Юрия Григорьевича Ковельского.
Князь Казимир (?-1655). Сын князя Симеона Юрьевича Ковельского.


5.6. Анжуйская династия.
В 1370 г. на польский престол взошел венгерский король Лайош (Людвик) V Анжуйский под именем короля Людовика І как сын Елизаветы Владиславны, сестры последнего представителя династии Пястов Казимира III Владиславича. Его отцом был Карл Роберт из неаполитанской ветви Анжуйской династии. Сделав столицей своего государства бывшую столицу Атиллы город Буду, он присоединил к Венгрии Далмацию, Неаполь, разгромил Венецию и Болгарию и отсоединил от Польши Червонную Русь (Галицию и Владимерию), также присоединив её к Венгрии. Таким образом пределы соединённых владений Людовика I простирались от Балкан до Балтийского моря и от Чёрного моря до Адриатического. Людовик I издал ряд законоположений как о правах короны, так и о правах подданных; последним он оставил местное самоуправление; за дворянами обеспечил обладание поместьями; много сделал для крестьян, заменив работы на помещиков натуральной повинностью в количестве 1/9 крестьянского дохода с земли; заботился о благосостоянии городов, наделяя их привилегиями, дарил им леса и земли, окружал стенами и украшал зданиями.
Людовик І Анжуйский (1370-1382) сначала принял титул «короля Галиции», но затем, в ходе войны с Любартом, изменил титул на «короля Галиции и Лодомерии». Венгерские короли сохранили этот титул и от них он перешел к австрийским императорам. 
В 1372-1379 и 1385-1387 гг. правителем Галичины был князь Владислав Опольский как вассал короля Венгрии. Он был правнуком белзского князя Всеволода Мстиславича и своим титулом «Господарь русской земли, вечный дидыч и самодержец» и чеканкой собственной монеты подчеркивал суверенитет Галичины.
Людовик Великий был дважды женат (на Марии Люксембургской, а после её скорой кончины — на Елизавете Боснийской), но не имел сыновей. От Елизаветы он имел трёх дочерей — Екатерину, Марию и Ядвигу. Стараясь сохранить целость государства, король объявил единственной наследницей свою старшую дочь Марию (1371-1395), бывшую замужем за Сигизмундом І, сыном императора Карла IV Люксембургского и Елизаветы Померанской, правнучки польского короля Казимира ІІІ Владиславича. Польские вельможи согласились на съезде в Альтсоле (23 июля 1382 г.) передать польскую корону Марии и будущему супругу последней Сигизмунду Люксембургскому, бранденбургскому маркграфу. Но вслед за смертью Людовика I в 1382 г. началась борьба за власть, и огромная Анжуйская монархия распалась: Ядвига (1371-1399), с помощью местной шляхты (т.н. «конфедерации») узурпировала королевский трон Польши (и даже титуловалась не «королева», а «король» –rex), а Мария  осталась королевой Венгрии. 
После женитьбы Ядвиги с литовским князем Ягайлом в 1387 г. объединенная польско-литовская армия совершила интервенцию в Галичину и обложила Галич. В ходе переговоров рыцарь-воевода Бенедикт сдал город в обмен на подтверждение своих прав на поместья в Галичине. Тогда же под вассальную зависимость от Польши попали и молдавские господари.
В 1387 г. Венгрия не признала анексии Галицкой земли Польшей, поскольку польский король Казимир ІІІ признал права Анжуйской династии на Галицию по договору 1350 г. и это же подтверждено в польско-венгерских соглашениях 1412, 1415 и 1423 гг., где указывалось на то, что решение данного вопроса отнесено на более позднее время.
После смерти королевы Венгрии Марии по завещанию престол всей Анжуйской династии перешел к  её мужу Сигизмунду І, который для утверждения своих притязаний основал «Орден Дракона», возглавил войну против гуситов в виде пяти крестовых походов. Дочь Сигизмунда Елизавета Люксембургская (1409-1442), в 1421 г. вышла замуж за герцога Австрии  и маркграфа Моравии Альбрехта Габсбурга (1397-1439), который был избран императором Альбрехтом V (1404-1439), вследствии чего власть в Священной Римской империи до 1806 г. (кроме краткого периода в 1742-1745) перешла к Габсбургам, а Венгрия, Чехия, Германия и Австрия оказались объединены под одной династией, а Сербия признала себя её вассалом.
Дочь Альбрехта Елизавета Габсбург (1436-1505) стала в 1454 г. женой польского короля Казимира IV, сына Ягайло-Владислава II (бывшего мужа узурпаторши Ядвиги) и Софии. Казимиру IV и Елизавете Габсбург затем наследовали королевский трон их сыновья Ян Альбрехт (1459-1501), Александр (1501-1506) и Сигизмунд І (1506-1548). Другой их сын Владислав (1456-1516) под именем Уласло II стал королем Чехии и Венгрии (с 1471 и 1490 соответственно).


1. Баран В., Томенчук Б. Що таїть «Галичина могила»? : розкопки Крилосського городища // Літопис Червоної Калини. – 1994. –  №1-3. – С.16-19.
2. Брати Галичі / Упоряд. Б.П. Галюк. – Ужгород : Ярославль, 1987. – 124 с.
3. Габорак М. алич. Звідки ж така назва? // Обрії. – 1996. – №1. – С.52-54; Світ молоді. – 1990. – 15, 18 грудня.
4. Гаврилів Б., Деркач І., Кафарський В. Давній Галич в памятках культури : історико-краєзнавче дослідження в ілюстраціях. – Івано-Франківськ : Нова зоря, 1999. – 152 с.
5. Галицько-Волинська держава ХІІ-XIV ст. : збірник наукових праць / Упоряд. О.С. Кучерук. – Львів : світ, 2002. – Кн.1. – 128 с.
6. Галицько-Волинська держава : передумови виникнення, історія, культура, традиції : тези допоідей та повідомлень. Галич, 19-21 серпня 1993 р. – Львів : ІУК НАНУ, 1993. – 134 с.
7. Галицько-Волинський літопис / Відп. за випуск, автор вступ. і упоряд. Р.М. Федорів. – Львів : Червона калина, 1994. – 254 с.
8. Галич і Галицька земля в державотворчих процесах України  (матеріали Міжнародної ювілейної наукової конференції) / Гол. ред. кол. В.І. Кононенко. – Івано-Франківськ – Галич, 1998. – 349 с.
9. Галич і Галицька земля : збірник наукових праць / Ред.кол. : П.П. Толочко, В.Д. Баран та ін. – Київ – Галич : НЗ «Давній Галич», 1998. –  147 с.
10. Галич і Галицька земля в державотворчих процесах України : матеріали міжнародної наукової конференції до 1110-річчя першої письмової згадки про Галич, Галич. 10-11 жовтня 2008 року / Ред.кол. : О. Береговський, Л. Бойко, В. дідух, І. Драбчук, Т. Тріщ. –  Галич : ІВВ НЗ «Давній Галич», 2008. – 214 с.
11. Галич і Галицька земля в українському державотворенні (до 1110-річчя Галича і 800-річчя Галицько-Волинського князівства / Гол. ред. кол. В.І. Кононенко. – Івано-Франківськ : Плай, 1999. – 188 с.
12. Галичина та Волинь у добу Середньовіччя : до 800-річчя з дня народження Данила Галицького / Відп.ред. Я. Ісаєвич. – Львів : Інститут українознавства ім. І. Крип’якевича НАНУ, 2001. – 252 с.
13. Грабовецький В. Коли виник Галич? // Прикарпатська правда. – 1988. – 27 січня.
14. Грицак П. Галицько-Волинська держава. – Нью-Йорк : НТШ; Обнова, 1958. – 176 с.
15. Пушик С. Дохристиянський Галич : з «Бусової книги» // Галичина. – 1994. – 19, 20, 22, 26 жовтн., 1, 5, 8, 9, 10. 11, 12, 15 лист.
16. Пушик С. Де був Галицький княждвір // Жовтень. – 1987. – №10. – С.135-136.
17. Ткачівський М., Коваль І. Галич і українське відродження. – Галич. 1991. – 35 с.


Рецензии
Написано много, но всё не о том, что вынесено в заглавие, ибо ясно, что вы не считаете, что именно Россия - это и есть Русь.

Но истина ничуть не страдает от того, если кто-либо ее не признает.

"Волхвы не боятся могучих владык, А княжеский дар им не нужен;
Правдив и свободен их вещий язык И с волей небесною дружен..."
А. С. Пушкин.

Историки излагают исторические факты, либо доказывают с их помощью идеологические концепции. Между тем древние летописи и документы минувшего сохранили для нас свидетельства пророчеств и откровений, - волхвов, провидцев, астрологов. Философы и историки, как и богословские книги, лишь упоминают о них. А между тем эти необычные свидетельства, быть может, самое увлекательное и убедительное доказательство небесных истоков Земных дел. Разумные существа, подобные современному человеку, и созданные ими первые поселения и развитые сообщества появились на Земле, как минимум 500 миллионов лет назад.
Индийские источники повествуют, что на нашей Земле уже было 24 цивилизации. Кроме этого утверждается, что Солнечная система сейчас переживает 1002-й полный цикл своего развития и мы находимся не многим дальше его середины.
Древнейшее упоминание истории о ругах можно найти и в "Житие" Отгона Бамбергского (1062-1139), крестителя приморских славян, устанавливая с несомненностью, что племя ругов носило также название "русинов" (рутенов) и страна их называлась "Русиния" (Рутения), или Русь.
Отметим также, что германские хроники называли княгиню Ольгу "регина ругорум", а не "регина руссорум", показывая тем, бесспорно, что отождествление ругов и руссов существовало еще в Х веке.
278 - первое упоминание в истории вождя Русса. "Хорошо знаю, что известно многим, но не всем, как некогда из этой крапинской местности, по исчислению Петра Кодицилюса и многих других, в 278 году, ушел очень знатный вельможа Чех с братьями своими Лехом и Руссом, а равно со всеми своими приятелями и родом, из-за того, что они не могли уже переносить те великие нападки и притеснения, которые делали им римляне, а особенно начальник римских войск Аврелий, который охранял Иллирию вооруженной рукой и настолько притеснял его род, что Чех со своими поднял против него восстание и вывел его из числа живых. И вследствие этого, боясь могучей руки римлян, покинул Крапину, свое отечество. Целых 14 лет служил он с Салманином, с сыном Цирципана, в то время правителя и будущего вождя богемского народа...
И лишь по смерти Салманарова сына, называемого Турко, который после отца своего вступил в управление народом и погиб в бою против имп. Константина, Чех принял на себя царствование". / Прокоп Слобода /
Так начинается легенда о начале чешского народа и государства. Как назывались чехи до начала царствования Чеха, мы не знаем.
Вероятно богемы.
Согласно приведенной легенде, братья Чеха также возглавляли два государства - Лехию, т. е. Польшу, и Русию, дав им свои имена.
К данным этим не следует относиться сверхкритически, ибо понимать надо вовсе не то, что разумеют теперь под именем Польша или Россия.
Речь идет о небольшой территории на стыке Чехии, Польши и Закарпатской Руси, где первоначально осели указанные братья. Легенда вовсе не видит в Чехе, Лехе и Русе родоначальников, названные лица лишь возглавили племена, которые до того существовали уже века.
320 - римский император Константин I Великий вручил папе Сильвестру I дарственную, в которой объявил, что отдаёт на вечные времена светскую власть над всеми землями Западной Римской империи Ватикану. Есть утверждение, что, дескать, дарственная Константина Великого самая настоящая подделка.
Озвучил вышесказанное итальянский исследователь, ревностный католик Лоренцо Валле. Спрашивается, зачем нужно было католику разоблачать папу Николо I в том, что по его приказу в конце VIII века была сфабрикована эта фальшивка?
Или ему захотелось быть поджаренным на медленном огне? Как говорили римляне - ищите кому выгодно.
325 - в городе Никее на Первом Вселенском Соборе, названном Никейским, произошла окончательная фальсификация учения Иисуса Христа. Последователей этого нового учения истинные последователи Христа назвали "николаитами". Николаитами были названы последователи епископа Николая Мирликийского, называемого впоследствии «чудотворцем», который возглавлял свою фракцию.
Главными представителями николаитов были также и Александр Александрийский с дьяконом Афанасием. Они называли Иисуса из Назарета сущным с Богом, желая этим сказать, что он другая личность или особа той же самой божественной сущности, несмотря на то, что сам Иисус утверждал: «Бога не видел никто никогда...»; «Отец мой более меня»; «Я не сам от себя пришёл, но Он послал меня»; «Моё учение - не моё, но пославшего меня». Однако они оставляли в силе и старый библейский тезис, что «божество» едино, то есть не распадается на индивидуальности, как человечество.
Из соединения этих двух, непримиримых друг с другом представлений, с прибавлением к ним на равных правах еще Святого Вдохновения или духа, произошло толкование Ведического учения о Святой Троице.
Николаитам противостояло объединение «ариан», представителями которого были Арий, Евсевий Кесарийский и Евсевий Никомедийский. Ариане руководствовались в своих представлениях об Иисусе взглядами христиан I века и утверждали, что он есть переходное существо между богом и человеком. Они называли его подобосущным богу. Справедливые обвинения Ария вывели из равновесия епископа Николая Мирликийского, и вместо разъяснений он ответил Арию ударом по лицу.
Вот так описывается в «Житиях Святых» нападение Николая-чудотворца на Ария со слов Иоанна Студийского: «Божественной ревностью Николай, как второй Илия, разжегся, посреди собора дерзнул Ария не только словом, но и делом посрамить, ударив его в ланиту. Чего ради святые отцы вознегодовали, и за это дерзкое дело отняли у него архиерейские отличия». Но, несмотря на это, ему были возвращены, через малый срок, все его «отличия». На соборе же произошли шум и смятение.
Николая выгнали вон, и после него главным защитником единосущности Иисуса с богом оказался простой диакон Александрийского епископа – Афанасий, сделавшийся впоследствии епископом в той же Александрии. После многих бурных сцен собор решил окончательно признать Иисуса второй личностью божества. Ариане были преданы проклятию, и император Константин признал своей государственной церковью фракцию николаитов.

350 - покорение Новгорода готами. Во времена переселения венетов на Ильмень и Ловать опустело несколько славянских городов близ Балтийского поморья, слывших под названием «Градек», а впоследствии прозванных Старыми Городами (Старград – ныне Stargard). Это доказывает, что город, построенный cлавянами на Ильмене, назван Новым Градом для отличия от оставленного ими, и потому прозванного тогда же Старым Градом. Нет сомнения, что Новгород был построен при самом начале переселения cлавян на Ильмень, и его возникновение должно относиться к тому же времени, то есть к 216 году до н. э. Из этого следует, что Новгород был построен за 1078 лет до призвания варягов.
В Лаврентьевской летописи, если читать по оригиналу, а не по «уточненному» тексту, сказано: «И от техъ прозвася Руская земля ноугородьци ти суть людье ноугородьци от рода варяжьска преже бо беша словени», т е жители Словенска.
Таким образом род варяжский изначально был славянским, и варяги вместе с новгородцами говорили на русском языке!
375 - умер князь Герман, называемый также Германарих, объединивший полабские племена, жившие по Лабе (Эльбе), дав начало германскому племени.
395 - прекратила своё существование, как единое государство Римская империя.
После принятия Константином Великим христианства, и переноса столицы в греческий Константинополь (324), Римская империя в том виде, в каком она была, стала больше не нужна.
Она была разделена на Западную Римскую империю и на Восточную Римскую империю.
В 476 году восточные земли стали называть Византийской империей.
Удивительно, Рим погиб, но уцелел Ватикан. Обычно во всех войнах, прежде всего, уничтожаются храмы и Боги противника. Откуда у римского папы взялось такое могущество, что ему подчинились готские, вандальские и даже гуннские монархи? С подарками, Ватикан отправляет навстречу Аттиле главу римской христианской церкви, и Римский Папа отговаривает Аттилу от похода на Рим. Интересно, какие он мог привести аргументы, если гуннский правитель повернул свои войска назад в Панонию?


Юрий Казаков   25.03.2019 07:58     Заявить о нарушении

- А империя Карла Великого, основанная в Галлии франками еще в V веке, была создана для того, чтобы довести до логического конца начатое империей Римской – завершить христианизацию громадной зарейнской равнины.
Той территории, где расселились народы – наследники лужицкой культуры: племена лютичей, сербов-лужичан, племена ободритов и роды поморян. - Союзниками западных славян во времена Франкской империи были племена огерманенных саксов.
Вот на них и обрушился Карл Великий со своей армией.
Главной задачей императора было во чтобы то ни стало крестить саксов, лангобардов и маркоманов, чтобы в будущем создать из них армию завоевания славянских территорий.
Так началась многовековая война христианского запада с ведическим северо-востоком.
Закончилась она только в 1168 году взятием последнего ведического города на острове Рюген - Арконы.
368 - был убит (распят) готами князь Бус Белояр с 70-ю родичами-воеводами, после чего перестала существовать Русколань со столицей Кияр Антский, расколовшись на Киевскую Русь и Антию.
"мы должны сплотиться с иными и сотворить Державу Великую. Мы должны возродить Русколань нашу с Голуни, с ее тремястами городами и селами. Там дым огнищ дубовых наших, и Перун, и земля наша. И птица Матерь-Сва поет о Дне Том, и ожидаем ее во времена, когда Коло Сварожье повернется к нам, и времена те за Птицей-Сва придут к нам" / Влесова книга /
Когда гунны узнали об этом, они гнали своих коней и днем и ночью.
В устье Днепра две армии Словена и Баламбера снова сошлись с готским союзом. В жесточайшей борьбе, в течение двух дней, шло сражение. Готы были сломлены, Амар Винитар погиб, и готы были выброшены за Дунай.
Закончился благодатный период Трояновых веков, длившийся 1500 лет, когда славяне управлялись вождями из рода Орея и его сыновей Кия, Щеха, Хорива, называемых в народе «Троян-царём», потому что они правили «триумвиратом», откуда и «века Трояновы». "И так мы пятнадцять веков управлялись Вечем... Но то благо ympaтили из-за хазар после веков Трояна".

После смерти, Бусу был поставлен памятник на берегу реки Этоко, о чем свидетельствуют Иордан, Книга Велеса и древние кавказские легенды и сказания. Действительно, подобный памятник существует, он был перевезен с Кавказа и в данный момент хранится в запасниках Исторического Музея. Примечательно, что на монументе имеется надпись славянской руникой, которую расшифровывают как поминальные слова князю Бусу Белояру. Под надписью стоит дата - 368 год, 21 марта.

420 - примерное время появления рода русов во главе с Кием в районе приднепровья, на будущей киевщине, после набега на Царьград.

"...сь (сей) Кый княжаше в роде своемь и приходивъшю ему к цесарю, которого не свемы, нъ гькмо о семь свемы, якоже сказають, яко велику чьсть приял есть от цесаря, при котором приходив цесари. Идуще же ему опять, приде к Дунаеви и възлюби место и съруби градок мал. И хотяше сести с родъмь своимь. И не даша ему ту близь живущии еже и доныне наричюгъ дунайци “городище Кыевьць." / Синопсис /

Из выше приведенного видно, что Кий совершил набег на Царьград и византийский император был вынужден оказать ему «почет», т.е. откупиться деньгами, как это случалось неоднократно с византийскими императорами в отношении «варваров».

На обратном пути Кию понравилось одно место на Дунае и он срубил «городок мал». Чтобы срубить городок, надо иметь достаточно людей и средств. Наконец, он "хотяше сести с родъмь своимь", значит, дело шло не о переселении его семейства, а о переселении рода.

Совершенно очевидно, что он хотел твердой ногой стать на Дунае. Однако его намерение было угадано местными жителями и они (очевидно силой) не дали ему осуществить своего намерения, хотя городище уже было создано. "Не ведяще же неции рекоша: Кий есть был перевозник; но есть тако: бе бо у Кии тогда был перевозник со оноа страны Днепра, сего ради нарицаху его перевозника. Аще бы был Кий перевозник, не бы ходил к Царюграду с силою ратью; но сей Кий княжаше в роде своем и ратоваше многи страны; таже с Констаньтиноградским царем миром и братьский живляше, и велию честь приймаше от него и от всех. Идущу же ему и з вой, на Болгары ходив, и прииде к Дунаю, и възлюби место и създа град, хотя тамо сести с роды своими, и не даша ему тамо живущеи, всегда рати сотворяюще; градшце же то и доныне нарицается тамо живущиими Дунайци Киевець. Таже на Воложскиа и Камскиа Болгары ходив и победи и возвратився прииде в свой град Киев, и ту живот свой сконча; и брата его Щок и Хорив и сестра их Лыбедь ту скончашася." / Никоновская летопись /

Из этого отрывка видно, что летопись определенно говорит о походе Кия на болгар и что городище «Киевець» был предметом борьбы, и неоднократной.

Очевидно, тяготение киевских славян к Дунаю было давним и походы Светослава были естественным продолжением этой тенденции.

Интересно также отметить, что у летописца, оказывается, было много сведений о Кие: он знал, что Кий воевал с разными странами, и между ними он называет болгар дунайских, затем волжских и камских, - значит, это был не мелкий племенной князек, а представитель государства, интересы которого простирались от Дуная и до Камы.

Иначе говоря, мы имеем перед собой ту же Киевскую Русь, приблизительно в том же объеме, что и во времена Аскольда.
Имена этих 3-х братьев упоминаются в "Песнях птицы Гамаюн" как сынов Орея, внуков Даждьбога.

До сих пор в Киеве под Крещатиком сохранилась речка, носящая имя Лыбедь. Речка была убрана в подземный коллектор только в XIX веке, т к в некоторых источниках упоминается, что «на Крещатике тонули люди и кони».

456 - в Голуни состоялся конный съезд, на котором великими князьями избраны Щек и Хорив, а верховным воеводой – Лыбедь, годом позже совершивший поход на Цареград и вернувшийся с большой данью и необходимым для Руси межгосударственным договором.
На том же конном съезде было решено переименовать торгово-ремесленный центр на Непре («не пря»,т е «мирная река») Бусовград в Киев.

Имя Буса было известно автору «Слова о полку Игореве», вспоминавшему «время Бусово».

Столицей державы оставалась Голунь, подступы к которой на Руси охраняли три крепости: там, где сейчас село Межирич, стоял самый мощный Родэнь, к нему тогда доходил весенний разлив Днепра, выше по течению Роси на месте теперешнего Корсунь-Шевченковского – Росин и далее, как щит Голуни – девятивратная крепость Градиж, нынешний Богуслав. / А.С. Иванченко /

Очень интересно указание, имеющееся в "Влесовой книге": по-видимому был момент, когда два славянских племени отошли из области Киева на запад и осели до карпатских гор: "отошел Хорев и Шех от остальных и сели до карпатских гор и там иные города создали, иных имели соплеменников, иное имели великое богатство..." Хорев - хорваты, Щек - по-видимому чехи. Упоминается и Кий: "и се кые умре за триденсете ляты владыщете ны и по семе бящ лебедян..."; перевод: "и вот кий умер, тридцать лет владея нами; и за ним был лебедян...". Лебедян - лицо не известное в истории, но греческие источники сохранили имя "воеводы Лебедя" в северном причерноморье и название его государства "Лебедия". Был ли Лебедян сыном Лебедя или это одно и то же лицо, сказать трудно. Далее говориться, что Лебедян, он же Славер, княжил 20 лет, потом был Верен из Великограда (20 лет), и потом Сережень (10 лет).

В те времена, как пишет "Велесова книга", князья избирались, и лишь потом стали передавать власть по наследству.

Упоминается не раз город Голунь, или Голынь, о котором наша история ничего не ведает. Название невольно наводит на мысль, что употребляемый также много раз термин "колунь" является одним и тем же.

И, возможно, выражение "Русколунь" объясняется, как Русь Колуни. А это, в свою очередь, совпадает с измененным (чаромутным) иностранцами словом "Роксолань".
"Хрвать берияй све воя толь ина щесть ищеху, селенше з русева а тако з не оделенция земе, а з нихма утворе русколане, кии бо усендесе о кыеве...", т. е.: "Хорват (племя хорватов) взял своих сынов тогда, ища иную часть (землю), поселился с Русью... и с ними утворил Руськолань, которые осели у Киева".



Юрий Казаков   25.03.2019 08:11   Заявить о нарушении
"Древнейшее упоминание истории о ругах можно найти и в "Житие" Отгона Бамбергского (1062-1139), крестителя приморских славян, устанавливая с несомненностью, что племя ругов носило также название "русинов" (рутенов) и страна их называлась "Русиния" (Рутения), или Русь."
Не Отгон, а Оттон. Вы списали текст с сайта vechnoe_mist-1a.html, оставив ту же описку. Вы приводите фальсифицированную версию происхождения племени ругов, т.к. игнорируете сообщения Тацита, Птолемея и Иордана об этом племени, входящем в группу германских племен. Славяне появляются на территории ругов не раньше 7 в., когда германские племена покинули эти места в процессе ВПН.

"278 - первое упоминание в истории вождя Русса. "Хорошо знаю, что известно многим, но не всем, как некогда из этой крапинской местности, по исчислению Петра Кодицилюса и многих других, в 278 году, ушел очень знатный вельможа Чех с братьями своими Лехом и Руссом, а равно со всеми своими приятелями и родом, из-за того, что они не могли уже переносить те великие нападки и притеснения, которые делали им римляне, а особенно начальник римских войск Аврелий, который охранял Иллирию вооруженной рукой и настолько притеснял его род, что Чех со своими поднял против него восстание и вывел его из числа живых.
И лишь по смерти Салманарова сына, называемого Турко, который после отца своего вступил в управление народом и погиб в бою против имп. Константина, Чех принял на себя царствование". / Прокоп Слобода /
Так начинается легенда о начале чешского народа и государства. Как назывались чехи до начала царствования Чеха, мы не знаем."
Снова копирование текста с указанного выше сайта. Своих слов нет? Приведенная легенда выдумана францисканцем Прокопом Слободою (18 век) и подхвачена Алоисом Ирасеком в 19 в. в идеологических целях. В преданиях западных славян есть легенды о братьях или вождях Чехе и Ляхе, но никакого Руса нигде нет. Кто такой Петр Кондицилюс и что он там "исчислял", одному Богу известно. Продолжайте врать, пожалуйста, пользуясь незнанием истории Древнего мира и Средневековья, характерным для нынешней молодежи и среднего поколения.

Алексей Аксельрод   25.03.2019 09:43   Заявить о нарушении
==вы не считаете, что именно Россия - это и есть Русь.==
Как Мексика (Новая Испания) не есть Испания, так и Московия (Россия) не есть Русь.

Олег Гуцуляк   29.03.2019 23:37   Заявить о нарушении
А вы, видимо, уверены, что нынешняя Украина, и есть наследница той Киевской Руси?

Юрий Казаков   30.03.2019 07:20   Заявить о нарушении
Да, как Италия - наследница Рима.

Олег Гуцуляк   30.03.2019 20:32   Заявить о нарушении
Наследник Рима - лишь Ватикан, а итальянцы не пишут и не говорят на языке латыни, Русь же Киевская, вовсе не Украина, на Руси люди говорили и писали на русском языке, а вовсе не на польском или украинском.
- А кто и когда украинский язык придумал, ты должен сам лучше меня.

Юрий Казаков   31.03.2019 09:22   Заявить о нарушении
Лингвоним «русский язык» соотносится с древним этнонимом и топонимом «Русь». В силу ряда исторических изменений (c появлением форм на -о- и удвоением -сс-) сложились современные названия языка, народа и государства: «русский язык», «русские», «Россия».

В разное время наряду с названием «русский» были употребительны такие лингвонимы, как «российский» и «великорусский».
Первый был образован от греческого названия Руси — «Россия», второй возник от хоронима «Великороссия».
Название «российский язык» появилось в XVII веке и получило широкое распространение в XVIII веке, его использовал, в частности, М. В. Ломоносов («Российская грамматика»).
В первой половине XIX века этот лингвоним архаизировался и перешёл в разряд лексических историзмов.
Название «великорусский» (или «великоросский») появилось в связи со сложившимся противопоставлением Малой, Белой и Великой Руси и чаще всего использовалось для того, чтобы обозначить не национальный или литературный язык, а диалектную речь великорусов.
В начале XX века термин «великорусский» вышел из активного употребления.

Юрий Казаков   31.03.2019 09:31   Заявить о нарушении
В истории русского языка выделяются три основных периода:

древнерусский,
старорусский,
период национального языка.

Юрий Казаков   31.03.2019 09:36   Заявить о нарушении
Началом древнерусского периода принято считать процесс обособления восточных славян из общеславянского единства и появление первых восточнославянских языковых черт (VI—VII века).
Основная часть этого периода (IX—XIV века) приходится на эпоху формирования, развития и распада древнерусского языка, сложившегося на базе восточных праславянских диалектов.

Для древнерусского периода была характерна культурно-языковая ситуация диглоссии, при которой язык письменности (церковнославянский), воспринимаемый русскими как наддиалектная стандартизированная разновидность родного языка, сосуществовал с языком повседневного общения (собственно древнерусским).
Несмотря на то, что оба идиома в Древнерусском государстве охватывали разные сферы функционирования, они активно взаимодействовали друг с другом — в живой древнерусский язык проникали особенности книжного церковнославянского языка древнерусской литературы, а церковнославянский язык усваивал восточнославянские языковые элементы (что положило начало формированию его особой местной разновидности — древнерусского извода).

В отличие от церковнославянского, древнерусский язык представлен меньшим числом памятников — в основном это частные письма на бересте (из Новгорода, Смоленска, Звенигорода-Галичского и других городов) и отчасти документы юридического и делового характера.
Кроме того, проникновение различных элементов наддиалектного древнерусского языка отмечается в созданных на Руси церковнославянских литературных памятниках, включая старейшие Новгородский кодекс (1-я четверть XI века), Остромирово Евангелие (1056 / 1057 годы) и другие.

Древнерусские памятники написаны кириллицей, тексты на глаголице пока не найдены.

На всём протяжении древнерусского исторического периода на будущей великорусской территории, с одной стороны, происходит сближение языковых особенностей древненовгородского и остальных диалектов Северо-Восточной Руси, с другой стороны — формируются языковые различия, отдаляющие север и северо-восток Руси от запада и юго-запада.
К XIV веку процесс образования языковых особенностей усиливается в результате обособления северо-восточных территорий Руси, находившихся под властью Московского княжества, и западных и юго-западных территорий, бывших в составе Великого княжества Литовского и Польши. К XIV—XV векам древнерусский язык распался на три отдельных восточнославянских языка.

Юрий Казаков   31.03.2019 09:40   Заявить о нарушении