Глава одиннадцатая. Десерт дело тонкое

(мой взвод)

В общем, по составу десерта каких разногласий у народа не было. Дыни и гранаты.
Но вот где их достать?

Шахский сад, как поставщик десерта к праздничному столу юбиляра, отпадал. Сразу, окончательно и бесповоротно. Бахчи во дворце не было. А то, что ещё оставалось висеть на деревьях, имело такой жалкий и непрезентабельный вид, от которого даже самый зверский аппетит улетучивался в момент.

За дынями и гранатами надо было выбираться за пределы шахского дворца.
Легко сказать, тяжело сделать.

Шахский дворец, сад, бассейн и все наши армейские постройки, начиная от блиндажей и заканчивая кухней, находились внутри четырёхугольника крепостных стен, по углам которых стояли сторожевые башни. Правда, одна из них, ближняя к Кабульскому шоссе, имела довольно плачевный вид, поэтому возле неё был оборудован выносной пост. Но состояние остальных трех старушек ещё позволяло использовать их по прямому назначению - для организации и несения круглосуточной караульной службы.

Нашего взвода разведки это практически не касалось. Практически. А фактически на несение караульной службы нас задействовали лишь в исключительных случаях. Только ночью. Когда под покровом темноты на переговоры с начальником оперативной части приходили или главари душманских формирований, или наши люди из их рядов. Разведчики в стане врагов. Всем видеть их лица было необязательно. В этих случаях с определенного поста полностью снимался весь наряд. А чтобы свято место пустым не было, на их место заступали мы. Бывало это достаточно регулярно, так что к концу службы и подлинные, и поддельные душманы знали многих из нас по имени.

При желании выбраться за крепостной периметр было можно. Но ни дыни, ни гранаты прямо у стены не росли. Зато в небольшом отдалении от них стоял первый ряд колючей проволоки. За ним – минное поле и второй ряд колючки.

Минное поле было усилено так называемой «путанкой» - мелкой, но очень прочной, свитой в спираль проволочкой, имеющей очень неприятное свойство. Чем сильнее и резче дергается человек или какая живность, стараясь высвободиться из недружественных объятий этого малозаметного, но по сути – непроходимого препятствия, тем сильнее он в нем запутывается. Ещё на китайке приходилось наблюдать, как изюбрь спокойно сносил своими рожищами два ряда колючки. И хоть бы чихнул. Но если попадал в эту мелкую паутину… Запутывался в ней так, что другого выхода, как пристрелить зверя, чтобы не мучался, - не оставалось.

И это ещё не всё. На столбах, помимо колючей проволоки, были установлены противопехотные осколочные мины направленного поражения. МОН-50. А это… Ещё та дурища. Оператор с пульта управления может привести её в действие в любой момент. Шевельнулось ночью где что-то подозрительное… Бах. И мало не покажется. Шарики или ролики, которыми начинена мина, при её взрыве разлетаются в направлении предполагаемого супостата на дальность до двухсот метров. И высота сектора поражения на этом, предельном, расстоянии может быть от пятнадцати сантиметров до четырёх метров. А ширина – около пятидесяти. Потому и МОН-50. И если вдруг ты оказываешься в этом секторе… Ну, все шарики-ролики - твои. 

На операции как-то. Сарбозы раздолбаи. Шли, развернувшись в цепочку. Шли, шли и напоролись на нашу МОН-200. Так и легли, все пятнадцать, одним рядком.
А нам, чтобы улики этого разгильдяйства скрыть, приказ – рассредоточить тела погибших. В разные стороны от места подрыва.

Грузим… Под пулями грузим труп, а он по броне, как сопля, стекает. И не от крови, нет. Её-то как раз, на удивление, и немного. Но впечатление такое, что тело – гуттаперчевое. И ни одной целой косточки в нём. Оно и телом-то остаётся только благодаря сапогам и остаткам формы. А так… Течёт просто. Натурально стекает. Только-только запихаешь его по одной стороне на бэтэр, оно тут же, по другой, - вниз. К колёсам. Ловите…

По уму, их советнику надо было за такое дело вставить. По самые помидоры! Только к концу операции… Ему самому обе ноги оторвало. Был бы помоложе…  Да только кто, когда и где видел молодых полковников? Вот сердце у него и не выдержало такого количества обезболивающих. К концу операции и вставлять было уже некому.

Так что достать к праздничному столу десерт, который, ничего не подозревая, рос себе спокойно за всеми этими рядами колючей проволоки, минными полями и «путанками», было делом не только трудным, но и опасным. Можно сказать невыполнимым.

Но на то он и взвод разведки, чтобы посрамить, преодолеть и невыполнимое сделать выполненным. Было бы желание. А его было… Хоть отбавляй.

Тем более – осень. Дехкане – на уборке урожая. Душманы – там же. Мешать срамить и преодолевать вроде бы никто из врагов не должен. Так почему бы и не попробовать?

Мы и решили уважить именинника. Достать ему десерт. Правда, и он… В стороне стоять не согласился. Можно даже сказать – совсем наоборот. Взял бразды правления в свои руки.

Как так? Подготовка к собственному дню рождения и без него? Да не бывать такому. Никогда!

И нацелились мы первым делом на дыни. С ними чуть легче обстояло.
*************
На фото: "Шахский дворец, сад, бассейн и все наши армейские постройки находились внутри четырёхугольника крепостных стен. В небольшом отдалении от них стоял первый ряд колючей проволоки. За ним – минное поле и второй ряд колючки"...

Продолжение - http://www.proza.ru/2010/05/17/307


Рецензии
Охот пуще неволи, так ведь говорят. Разве только по молодости.

Михаил Бортников   29.06.2018 19:12     Заявить о нарушении
:-) Это точно. Каких только глупостев не совершаешь по молодости. Хотя тогда, когда их совершаешь, вернее, когда совершал, они почему-то глупостями не казались. Наверное, потому, что сами ещё были довольно глупые.:)

Константин Кучер   30.06.2018 20:26   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.