Могила. Глава 6

             Долго идти не пришлось, могила хоть и спряталась за кусты стланника, но находилась на небольшом взгорочке над берегом, с реки её видно не было, однозначно, она была очень старая. Вместо креста стояла полуистлевшая чурка, вся седая от времени, над ней когда-то было сделано что-то наподобие крыши – две плахи сделанные домиком, но без гвоздей. В чурке были выточены выемки, куда вставлялись уступы на внутренней стороне плах, но от старости они съехали и стояли по бокам чурки – их края уже давно вросли в мох, а сами они обросли лишаями. Кое-где по периметру могилки ещё сохранились останки ограды, но в основном всё уже давно развалилось и заросло мхом.
– Палыч, вы здесь пока, а я пробегусь рядышком по кустам? Вдруг она здесь не одна?
– Иди, Володя, а я пока эту осмотрю.

             Володя отошёл от могилы буквально на десять метров и остановился у лиственницы, внимательно разглядывая что-то среди её корней.
– Сергей Палыч! Подойдите сюда на минуточку!
– Что ты тут увидел? – Спросил старший, подходя к нему.
– А вот, полюбуйтесь!
– Что? Не вижу ничего.
– Следы, Палыч, хорошие и чёткие следы, и абсолютно свежие. Кто-то за нами наблюдал, но к нам не вышел, а наблюдал долго, не менее получаса.
– Почему ты так решил?
– Так два окурка, не за пять же минут он скурил две сигареты? Значит, стоял и наблюдал за нами, пока мы сохатого разделывали, отсюда-то хорошо наш лагерь видать, а самого не видно было из-за стланика и деревьев, но не подошёл, значит, не хотел, чтоб мы его увидели. Кто бы это мог быть? Без собаки, значит не охотник, но с ружьём, вон след от приклада у дерева, в хвое.
– Ну, ты и следопыт, Володя…
– Так я же не только стрелковым спортом занимался, но и туризмом увлекался, ходил в походы, там нас старший учил следы читать, у нас группу вёл бывший таёжник.
– И что ты думаешь по этому поводу?
– Ничего хорошего. Осторожнее надо быть, а ещё лучше собакой обзавестись, пусть даже глупой и бестолковой – какая бы она не была, а услышит приближение любого гостя к нашему лагерю. Надо было какую-нибудь собачонку бродячую в посёлке прикормить, жаль, не додумался вовремя.
– Володь, кто бы это мог быть?
– Не знаю, но точно не егерь и не пограничник, те бы обязательно подошли проверить документы, здесь же погранзона, а мы чужие. Этот мужик сам не рад случайным встречам, но он местный – ушёл в сторону посёлка, и ориентируется хорошо, видать он в этих местах часто бывает.
– А это-то ты с чего взял?
– Цепочка следов ровная – дорогу знает.
– Странно это всё, но давай займёмся делом, осмотри всё вокруг, вдруг ещё захоронения есть, а я подниму мох над изгородью, посмотрю его толщину и прикину примерный возраст захоронения. Через час возвращайся ко мне. Ружьё из рук не выпускай. Мужик-то большой?
– Не маленький, Сергей Павлович, след не меньше 43 размера, значит, скорее всего, не из местных, местные-то, сам видел – в основном мелкие, да и чего им прятаться? Это их земля.
– Ну, может быть браконьер?
– Палыч, не смеши, а мы с тобой лицензию на отстрел лося имеем?
– Нет, чего не имеем, того не имеем, но и лося нет, а холодильник наш ещё найти надо! Так что какой лось? Ничего не знаем, ничего не видели, а мясо в магазине купили.– И посмеиваясь, Палыч пошёл к могиле.

***

– Родом я из Ленинграда, но отец мой из лопарей, а по маме я из ненцев – одним словом, северянин.
– Лопари, это Кольский полуостров?
– Да, а ненцы с Таймыра.
– А по вам не скажешь, внешне вы не очень похожи.
– Так во мне помимо арктических кровей есть и кровь викингов и новгородцев.
– Да, не сиделось вашим предкам на одном месте! – И Евдокия Петровна улыбнулась.
– А родители ваши сейчас где живут?
– Родители погибли в экспедиции, они геологами были и попали в сель.
– Извините, Ванечка, я не хотела вас расстраивать.
– Что вы, Евдокия Петровна, это же судьба, от неё не убежишь.

              Обед пролетел незаметно, и Светлана заспешила на работу, но пообещала вечером обязательно прийти на ужин, а заботливая хозяйка уговорила постояльца поспать пару часиков с дороги.

***

              Палыч с упоением отдался своей работе, он поддевал вверх пласты мха в поисках останков истлевшей изгороди, потом срезал их и аккуратно складывал за периметр захоронения. Он так увлёкся этим занятием, что не услышал вначале жужжания моторки, а потом шагов за спиной, и вздрогнул от звуков незнакомого голоса.
– Здравствуйте, что это вы тут делаете? Документы не хотите показать?
Сергей Павлович не спеша встал и повернулся лицом в сторону говорящего. Перед ним стоял мужчина средних лет, плотный, невысокого роста и какой-то средней внешности, одетый в чёрную спецовку, в резиновых сапогах.
– А вы собственно кто? Представьтесь, пожалуйста, а потом уж и мой черёд придёт.
– Участковый Алексин! – И мужчина, хищно улыбнувшись, сверкнул золотыми зубами.
– Руководитель поискового отряда Приленской археологической экспедиции Сергей Павлович Кистенёв, со мной ещё участник экспедиции Михалёв.
Палыч порывшись в штормовке, достал документы, бережно завёрнутые в целлофановый пакет, и дал их участковому.
– А где Михалёв?
– Володя проверяет местность поблизости.
– Зачем?
– А вдруг поблизости ещё могилы есть?
– И вы будете их разрывать?
– Только если они имеют историческую ценность.
– А как вы это можете определить?
– По возрасту могилы.
– А это как?
– Видите, сколько мха наросло на обломках оградки этой могилы? А вы знаете, с какой скоростью растёт мох в этом климате?
– Ладно, Сергей Павлович, некогда мне, я тут не случайно, вроде бы в этом районе выстрелы были слышны утром, вы ни чего не слышали?
– Слышал рано утром, но не понял где. Случилось чего?
– Не знаю, звонок был в райотдел, что на Пантелеихе, браконьеры стрельбу устроили. Если что случиться, то в деревне, которая стоит выше по течению есть рация. – Сказал он, отдавая пакет с документами, которые внимательно прочитал.
– А что может случиться?
– Вам виднее, вы наука, а вообще-то не очень-то местные эти места жалуют, но от них ничего, кроме «нечистое» не услышишь.
– Простите, а кто же тогда в деревне живёт, если места нечистые?
– В основном потомки казаков-первопроходцев, там и совхоз когда-то был, но отселили их потом в Анюйск, на Чукотку. Старики живут, что-то типа дач.
– Спасибо, до свидания.

             Как только участковый скрылся, из-за кустов вышел Володя с ружьём в руках. Он, оказывается, издалека заметил чужака и держал его на мушке всё это время.
– Кто это был?
– Участковый.
– Что ему было надо?
– Уже кто-то позвонил в райотдел по поводу выстрела, вот и ищут того, кто стрелял.
– А точно позвонили?
– Точно, т.к. ближе всего от нас деревня в верховьях речушки, а там только рация, значит, позвонил скорее всего тот, кто наблюдал за нами. Ты был прав, когда сказал, что он дорогу хорошо знает.
– Палыч, это значит, что у него тут свои дела, а мы ему мешаем. Осторожнее надо быть, это, наверное, только начало…

***

http://www.proza.ru/2011/01/28/1372


Рецензии
Прочитал штук семь частей этого романа.
Увлекает.
Потома-ка ешшо забегу.

Владимир Эйснер   26.01.2014 15:31     Заявить о нарушении
Если будет интересно, то скиньте мне письмо через почту автора и я Вам отправлю все невыложеные здесь главы.

Екатерина Звягинцева   26.01.2014 15:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.